Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции: Культурное наследие Тульского края - файл 1.doc


Лекции: Культурное наследие Тульского края
скачать (383.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc384kb.16.11.2011 10:44скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

  1   2   3   4
Реклама MarketGid:
Загрузка...

Курс «Культурное наследие Тульского края»

ЛЕКЦИИ

Лекция 1


Определения культуры и аспекты ее рассмотрения.

Дефиниций понятия "культура" достаточно много. Вот как определяют данный термин авторы соответствующей статьи в "Философском словаре" (1983): "Культура (от лат. cultura - возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание) - специфический способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, представленный в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений, в духовных ценностях, в совокупности отношений людей к природе, между собой и к самим себе." Определение громоздкое, сложное, но достаточно емкое, охватывающее широкий диапазон практик употребления термина.

От античной традиции идет понимание культуры как осмысленного воздействия человека на неорганизованную стихию, как на противопоставленный бесструктурному Хаосу гармонически структурированный Космос. Культура в этом значении сближается с термином "цивилизация", употребляемым по отношению к преображенной воспитанием природе.

В значительной мере степень удаленности от природы клали в основу оценки цивилизованности этносов и французские просветители 18 века - опираясь именно на этот подход они сопоставляли культуры разных наций и искали критерии для ценностного ранжирования их. Но уже Ж.Ж. Руссо выступил с критикой такого понимания культуры. Народы, находившиеся на патриархальной ступени развития, по его мнению, сохранили простоту и чистоту нравов - великие ценности, утраченные испорченными и морально развращенными "культурными нациями".

Предпринятая Руссо критика культуры (отождествляемой с цивилизацией) была не только продолжена, но и усилена. Под пером Фридриха Ницше она была доведена до полного отрицания ценности культуры. Ницше постулировал "природную антикультурность человека" и любую культуру воспринимал как средство подавления и порабощения человека.

Обращает на себя внимание тесная взаимосвязь культуры и морали. Подробному анализу этого вопроса посвящена книга выдающегося гуманиста ХХ века швейцарского мыслителя и музыканта Альберта Швейцера "Культура и этика". Этическая (моральная) наполненность культуры позволяет воспринимать ее как специфическую этическую ценность. Какой этикой будет наполнен данный национальный, классовый и культурный комплекс, такова будет и нравственная ценность его. А комплексы эти могут быть весьма различны - вспомним, в сколь разнообразных воплощениях рассматривается культура как способ организации и развития человеческой жизнедеятельности.

Один из ракурсов изучения культуры - национальный. Национальные культуры - факт, требующий внимательного изучения и сохранения. В предстоящих лекциях на основе рассказа об истории культуры Тульского края мы постараемся дать какое-то представление о развитии культуры русской нации. Определенное внимание будет при этом уделено взаимодействию культур (национальных и сословных), как необходимому условию развития каждой из них и человеческой культуры в целом.

Человеческая жизнедеятельность развивается в двух сферах - материальной и духовной. Отталкиваясь от этого факта, культуру иногда тоже делят на материальную и духовную. Особое место в нашем рассказе будет обращено на материальную культуру, поскольку с достижениями именно в этой сфере традиционно связывается слава туляков. Наибольшее внимание будет уделено при этом трем областям практической деятельности человека: строительству, металлургии и металлообработки.

Особый аспект вопроса - экологический. Этическая цельность мировоззрения, достигаемая органическим слиянием этики и культуры (необходимого, по мысли Швейцера, условия прогресса), с неизбежностью предполагает экологизацию культуры. Носители культуры, пропитанной "благоговением перед жизнью", не отравит реку и не устроит в церкви склад, не иссушат море и не запашут кладбище, где похоронены отцы и деды, Экология природы неотделима от экологии культуры - это две стороны одной медали. Обратим внимание: выражение "экология культуры", введенное Д.С. Лихачевым всего лет десять назад, сегодня органично вросло в русский язык и русскую общественную мысль. Едва ли могло быть иначе: очутившись перед пропастью, человечество претерпевает духовную перестройку в плане тотальной экологизации мышления.

На примере истории Тульского края мы постараемся проследить основные процессы, развивавшиеся и развивающиеся в русской культуре. При этом наше внимание преимущественно будет сосредоточено на отдельных точках географической карты Тульской области, точках, наиболее рельефно соединивших в своей истории черты общие и особенные. Как правило, они (эти местности) и изучены лучше других.

Традиция изучения тульских древностей насчитывает около двух столетий и представлена именами крупного этнографа и историка И.П. Сахарова, уроженца, жителя Тулы и воспитанника Тульской духовной семинарии, историков И.Ф. Афремова и Н.Ф. Андреева, археолога Н.И. Троицкого, основателя первого в Туле общедоступного музея (Епархиального древлехранилища, впоследствии Палаты древностей), исследователей генеалогии М.Т. Яблочкова и В.И. Чернопятова, замечательного историка древнерусского искусства кн. Ю.А. Олсуфьева, погибшего в сталинских лагерях, разделившего его судьбу археолога М. Дружинина, наконец, патриарха тульского краеведения профессора В.Н. Ашуркова. Надеюсь, хотя бы некоторые из моих слушателей обратятся со временем к их трудам непосредственно.

 
^

Лекция 2

ТУЛЬСКИЙ КРАЙ в I - начале II тыс. н.э.


Балтские племена. Славяне.

Археология, археологические памятники, их изучение и охрана. Тульский край и его население в 10-13 вв.

Первые поселенцы на тульской земле в раннем железном веке (I тысячелетие до н.э.) - племена так называемой Верхнеокской археологической культуры.  Балтские племена. С течением времени представители этого этноса менялись. Особое влияние на них оказали пришельцы с территории бассейна реки Десны.

Под их воздействием к 4 веку н. э. они сформировали новую культуру, за которой закрепилось название мощинская. (Оно было дано ей археологами по месту в Калужской области где впервые было раскопано городище этой культуры.) По языку ее представители были, по всей вероятности, балтами - членами большой, существующей и в наши дни индоевропейской языковой семьи, в которую входят и славяне. (Прямыми потомками балтов являются современные литовцы.) Самая восточная группировка балтов, занимавшая в 4 - 7 вв. н.э. бассейн верхней Оки и верховья Днепра, в древности именовалась голядью. Представители этого этноса жили в наземных домах и землянках на городищах (укрепленных поселениях) и селищах (поселениях открытых). Они занимались земледелием, охотой, рыболовством, освоили гончарное ремесло, металлургию, металлообработку. Строили жилища. Воевали.

Способ получения железа из руд, с освоением которого человечество переступило порог железного века, отличался от используемого в настоящее время.

Напомню, что лежащий в основании современной черной металлургии двухступенчатый процесс восстановления железа из руд включает:

а) доменный процесс, в ходе которого в специальной шахтной печи (домне) при высокой температуре происходит восстановление окислов железа (и некоторых других металлов, в том числе марганца) и насыщение восстановленного металла углеродом. Продукт доменного производства - высокоуглеродистый сплав железа и углерода, называемый чугуном;

б) сталеплавильный передел, в ходе которого происходит избирательное окисление в чугуне примесей (в том числе, углерода) с переводом их в шлак и газы. Он осуществляется в мартеновских печах, конвертерах, электропечах.

Сложение этой технологии относится к сравнительно позднему времени. Долгие тысячелетия металлургия железа развивалась по пути переработки и усовершенствования прямого одностадийного способа получения железа из руд, минующего стадию выплавки чугуна. Переработку руды вели в так называемых сыродутных горнах, в связи с чем сыродутным принято называть и сам процесс.

Сырьем для древних металлургов Тульского края служили местные железные руды - дерновые, луговые, болотные, озерные. Эти руды - бурый железняк, состоящий из минералов лимонита Fe203.3Н20 и гетита Fe203. Н20 - были широко распространены в Европейской России. В качестве топлива использовался исключительно древесный уголь.

Сыродутный или ручной горн представлял собой несложной конструкции шахтную печь, в простейшем случае - обмазанную глиной яму. В нее загружали руду и уголь. Топливо поджигалось, при этом в печь через специальные отверстия, куда вставлялись глиняные сопла (воздуходувные трубки), ручными мехами нагнетался воздух. При сравнительно высокой температуре железо частично восстанавливалось из окислов; в результате получалась крица - ком губчатого железа-сырца, смешанного со шлаками. Использовать такое железо было нельзя, пред­варительно из него нужно было удалить пропитывавший крицу шлак. Это делалось в особых кузницах, называвшихся железцовыми. Прокованное в них, освобожденное от неметаллических включений железо называли, в отличие от железа-сырца, железом дельным.

После появления вододействующих заводов, где для проковки стали применять силу воды, железо, полученное ручной проковкой криц, стали называть ручным. Еще его называли домашним, имея в виду не заводское (где применялся двухстадийный процесс), а кустарное, в маленьких сыродутных горнах, получение.

Вернемся к проживавшим на территории края племенам мощинской культуры. Раскапывая их поселения археологи находят остатки горнов (в частности, сопла куски сопел), шлаки, и, разумеется, разнообразные железные изделия - продукцию кузнецов, вероятно, местных. Многочисленны находки земледельческого инвентаря. (К земледельческим орудиям относят, между прочим, и топор. Это не удивительно: хотя балты были уже знакомы с пашенным земледелием, в основном жители мощинских городищ занимались земледелием подсечным.) Среди находок встречаются украшения одежды (пряжки, фибулы), детали конской упряжи, бытовые предметы (ножи, кресала и др.). Оружие, исключая наконечники стрел, сравнительно редко. Очень интересны изделия из цветных металлов (украшения, детали одежды), в том числе с цветными выемчетыми эмалями - голубой, красной, оранжевой, синей. Подобные украшения встречаются только у балтов. Их племена, следовательно, знали и ювелирное дело. Впрочем, художественный металл мог попасть сюда, к жителям верхней Оки, иной раз очень издалека: на городищах, расположенных вдоль Упы, находились даже железные римские фибулы (застежки). Но предметы, удовлетворяющие основные жизненные потребности, делались, несомненно, на месте.

 

Славяне. На смену балтам примерно в 8 веке н.э. в Тульский край пришло славянское племя вятичей. Общее представление о культуре славянских племен этого времени вы получили в школе, поэтому останавливаться на ней не будем.

Как и голядь, вятичи были неплохими металлургами и кузнецами. Славянский сыродутный горн представлял из себя несколько заглубленную в землю шахтную печь с внутренним диаметром 25-40 см. В простейшем случае это была расположенная на склоне яма, расширявшаяся книзу, где устраивалось арочное устье. В стенку печи вставлялись сопла. Похожие печи употреблялись и для предварительного обжига руды (при обжиге куски руды теряли прочность, что облегчало отбор пустой породы).

Металлургия предполагает владение специальными навыками. Отсюда ранняя производственная специализация. Не пахари плавили и ковали - профессиональные домники, кузнецы и ювелиры. Археологами были открыты пункты (7-9 века, в основном, в южной части расселения славянского этноса), где число печей достигало 25-30! Ясно, что работали здесь на рынок, через его посредство реализуя железные полуфабрикаты.

Следы деятельности славянских металлургов обнаружены и на территории Тульской области. Уникальной конструкции сыродутный горн 8-9 века откопали и исследовали, в частности, участники школь­ного археологического кружка из с. Долматово Чернского р-на под руководством местного учителя истории и географии Н.Г. Трофимова. Одна из раскопанных кузниц представляла собой прямоугольную постройку 7,5 х 4 м, стенами которой служил легкий деревянный каркас, обмазанный глиной. В углу был обнаружен полный комплект кузнечного инструмента: наковальня, молот-кувалда, легкий молоток, различного размера клещи, зубило, ножницы для резки металла.

Славяне накануне образования древнерусского государства имели достаточно развитую металлообработку. Кузнецы освоили сварку железа со сталью, делали пакетный металл, применяли термообработку: закалку с последующим отпуском.

Все, сказанное о славянах вообще, в полной мере относится и к славянам-вятичам. Представление о достижениях их металлургии можно составить по находкам на одном из богатейших памятников археологии Тульской области - Супрутском городище (Щекинский р-н). С красивейшими местами в среднем течении Упы, где оно расположено, Вам, возможно, уже приходилось встречаться: студенческий спортивно-оздоровительный лагерь ТулГУ в с. Селиваново (селе, где бывал Лев Толстой - ночевал на пути в Козельскую Оптину Пустынь) находится всего в нескольких километрах от Супрут на другом берегу реки. Крутой склон высокого мыса, ограниченного по сторонам глубокими оврагами - в таком облике предстает Супрутское городище приближающимся к нему по реке путешественникам. Взобравшись на холм, видим мощный вал и ров позади него - остатки некогда грозных укреплений, памятник фортификационного искусства вятичей. Площадка городища покрыта ямами - заросшими травой археологическими раскопами. Ямы с оплывшими стенками видны и на валу - тут постарались кладоискатели - легенда о золотой лодке, зарытой здесь атаманом Кудеяром, жива здесь и сейчас.

Супрутское городище является многослойным: до вятичей на этом месте жила уже знакомая нам голядь. От балтов-металлургов остались только шлаки, от вятичей - еще и крицы. Разнообразна продукция местных кузнецов: это орудия для обработки дерева и кости, орудия охоты, рыболовства и многое другое. На Супрутском городище найден разнообразный сельскохозяйственный инвентарь (целые комплекты его), что не удивительно: к концу 1 тысячелетия н.э. пашенное земледелие стало у вятичей ведущим.

Были у славян свои бронзолитейщики и ювелиры, работавшие, естественно, на привозном сырье и переплавлявшие монету - месторождений меди, тем более серебра, в округе не имелось (позже мы познакомимся с любопытными подробностями поиска на Оке золотой и серебряной руд, предпринятого в 17 столетии). Славянские ювелиры владели техникой литья в глиняную форму, применяли чеканку, ковку. тиснение. освоили технику зерни и скани, с которыми познакомились в 8-9 вв. по вещам, прибывшим с Востока. Ими делались пряжки, фибулы, поясные бляхи, перстни, браслеты, височные украшения, шейные гривны, различные привески и пр.

Занимались ювелирным делом и вятичи. В наборе женских украшений этого племени присутствуют очень красивые многолопастные височные кольца, у других племен не встречающиеся. Делали их, следовательно, местные умельцы, мастерские которых, несомненно, еще будут обнаружены раскопками.

Археология, археологические памятники, их изучение и охрана. Поговорим о раскопках. Многое, о чем сегодня говорилось. Установлено трудом археологов. Лопата - незаменимая помощница историка, а для исследователя времен, о которых письменные источники молчат - помощница единственная.

Подобно охране архитектурных и исторических памятников, в стране существует система учета и охраны памятников археологии.

Охрана их направлена на предотвращение какого-либо разрушения культурного слоя, сохранившего материальные следы жизнедеятельности людей, в процессе хозяйственной деятельности человека, либо в результате самодеятельных раскопок. Чем опасны такие раскопки? Археологические исследования связаны чаще всего с нарушением цельности культурного слоя. Те детали, которые выявляет, разрушая его, археолог-профессионал - расположение слоев, характер и насыщенность их керамикой, следы старых ям и пр. - не интересны кладоискателю, а часто и невидны. Только одно учреждение - Институт археологии Российской Академии Наук (Москва) - может дать разрешение на проведение раскопок. Разрешительный документ (так называется открытый лист) выдается конкретному лицу без права передачи другому.

Различные виды (формы) открытого листа разрешают проведение работ разного уровня сложности и объема: от сбора материала с поверхности памятника до раскопки "под снос" всей его площади. Что же де­лать, если вы обнаружили вдруг древние (как вам кажется) орудия труда, кости, если в обнажении берега увидели угольки и кусочки глиняной посуды? Можно обратиться в Центр "Наследие" по охране и использованию памятников истории и культуры при администрации области. Там сообщат, поставлено ли на учет показанное вами место как памятник археологии, и если нет - возьмут вашу информация на заметку для последующей передачи археологам. Но можно обратиться к археологам непосредственно: штатный сотрудник такого профиля есть в Тульском краеведческом музее. Если разыщите их - будьте уверены, что ваш сигнал без внимания не останется.

Сейчас идет составление археологической карты области (задача создания ее была поставлена еще во времена существования Тульской губернии) и ваши сведения могут оказать очень большую помощь специалистам. Если же захотите принять участие в археологической экспедиции - обращайтесь в Тульскую археологическую экспедицию, существующую при упомянутом центре "Наследие".

 Тульский край и его население в 10-13 вв. Вятичи вошли в состав древнерусской народности. С образованием Древнерусского государства с центром в Киеве они платят дань киевским князьям. В начале 10 века (907 г.) участвуют в походе князя Олега на Царьград.

Но жившие среди непроходимых лесов и болот, вятичи долго еще пытаются сохранить относительную самостоятельность. Киев же настойчиво борется за их полное подчинение, время от времени предпринимая на них с этой целью походы, подобные походам князя Святослава в 964 и 966 годах. Есть предположение, что именно с ними связана ужасная трагедия, завершившая историю Супрутского городища (здесь в слое, сохранившем следы сильного пожара, были обнаружены 104 человеческих скелета). Через 15 лет после Святослава, в 981 году, воевал с вятичами князь Владимир Святославич, через год - он же опять. Столетие спустя (1082-1083 гг.) ходил "в вятичи" знаменитый Владимир Мономах, о чем сам упомянул в поучении своим сыновьям.

В 12 в. возникает г. Дедославль (предположительно, совр. село Дедилово Киреевского р-на) - укрепленный ремесленный и торговый центр, место сбора старейшин вятичей. Из других основанных вятичами городов упомянем Новосиль (входил в состав Тульской губ. до революции), Белев (основан в 1147 г.. в один год с Москвой) и Спаш - ныне с. Павшино Дубенского р-на (более известное в связи с историей рода металлозаводчиков Демидовых).

После распада единого Древнерусского государства в борьбу за земли вятичей вступают владимиро-суздальские и черниговские князья. Переговоры со старейшинами вятичей (племени, так долго сохранившего пережитки родовой организации общества) ведет основатель Москвы князь Юрий Долгорукий. Но в конце концов территория края отходит к черниговским князьям. В это время (12 век) начинается его христианизация (вспомним, что Киев и Новгород крещены были еще в конце 80-х г.г. 10 столетия.) Язычники не приняли проповедь монаха Кукши и убили его.

В границах черниговского княжества к середине 12 в. выделились удельные княжества Белевское, Новосильское, Одоевское, Тарусское. К Тарусскому с конца 13 в. относился Алексин. В состав того же княжества входило удельное княжество Волконское (Из древнего рода которых происходила, между прочим, мать Л.Н. Толстого).

Городов - укрепленных центров удельных княжеств, было немного, основное население занималось сельским трудом. Сглаживание племенных особенностей привело к исчезновению к 13 в. самого племенного имени вятич.

История Тульского края в период наступившего ордынского господства изучена недостаточно. Лет за двадцать до Куликовской битвы, т.е. приблизительно в 1360-м году, тульские земли входили в состав княжеств Новосильского (на западе), Тарусского (на северо-западе), Рязанского (на северо-востоке). В составе Рязанского княжества выделялось самостоятельной политикой удельное княжество Пронское - оно, собственно, и владело левобережьем Дона на востоке современной Тульской области.

Ну, а сама Тула? Тулой, как будто упомянутой в летописи под 1146 г., а позднее летописцами забытой (да так основательно, что историки усомнились в достоверности первой даты), Тулой в середине 14 века "ведали баскаки" (наместники, сборщики дани) татарской царицы Тайдуллы. Другими словами, обширная территория южнее Алексина, ограниченная Крапивной на западе и рекою Доном на востоке, вообще в это время не входила в состав Северо-восточной Руси. Только через два года после Куликовской битвы в 1382 г. в договорной грамоте победителя Мамая Московского князя Дмитрия Донского с рязанским князем Олегом была определена принадлежность Тулы Московскому княжеству. Но долго еще претендовали на нее князья рязанские, к которым через полстолетия (в 1432 г.) она все-таки отошла.

История культуры Руси с момента образования Древнерусского государства до появления царства Московского исключительно интересна. Необычайный подъем, продолжавшийся до начала 13 века включительно, тяжелые, невосполнимые потери, нанесенные Батыевым нашествием, последующее нараставшее отставание от дружно устремившихся к Ренессансу культур Западной Европы - все эти процессы почти не оставили видимых следов на тульской земле. Нет у нас домонгольских времен храмов, рукописей и икон, нет даже сколько-нибудь древних преданий об этом далеком прошлом. О жестоких завоевателях напоминают только клады ордынских монет (находили их в окрестностях Тулы) да, возможно, названия старинных деревень: Баскаково, Якшино, Ямное, О региональных особенностях культуры Тульского края говорить просто не приходится - нет материала.

Поэтому перейдем к последующей, значительно лучше сохранившей память о себе и свои памятники, лучше документированной эпохе - к векам 16 и 17-му. Из предшествующего столетия упомянем лишь о таком важном событии, как присоединение к Москве Рязанского княжества (в состав которого с 30-х годов 15 века входила Тула), открывающем для Тульского края новый период его истории.

 

 

 

Лекция 3

КУЛЬТУРА ТУЛЬСКОГО КРАЯ в 16-17 вв.

^ Заселение края. Городское население, его состав и занятия (на материале Тулы). Крестьянство: сельскохозяйственные занятия и ремесло. Торговля.

Администрация, система управления. Военное дело: организация обороны и оборонительные сооружения. Тульский кремль.

^ Церковь и церковная жизнь. Древнейшие монастыри.

Архитектурные памятники 17 века в Тульском крае.

Заселение края. Куликовская битва, произошедшая в 1380 г. недалеко от места впадения р. Непрядвы в Дон (юг современного Кимовского р-на) нанесла решающий удар по господству ордынцев на Руси. Ненавистное иго, впрочем, окончательно было сброшено только через столетие, после так называемого стояния на Угре, когда московская рать не пустила очередного хана на Русь, преградив ему путь на берегу среднерусской реки. Но отступив от Угры, хан Ахмат шесть недель хозяйничал в Белеве и Одоеве.

Этот, сам по себе не такой уж значительный эпизод в истории отношений Руси с потомками Батыя, для истории нашего края оказался событием символическим: предвестником долгой, изнуряющей борьбы с наследниками Орды. Новые ханства вырастали на ее развалинах: Крымское, Казанское, Астраханское. Хотя уже в 16 веке Русь справилась с Казанью и Астраханью, крымцы тревожили многострадальную землю еще целое столетие.

Тула и окрестности были в то время южной окраиной Московского государства. Через них проходил Муравский шлях - дорога, которой обычно пользовались крымцы во время своих набегов. "В пустоши, что была село Нижние Пруды, храм Преображение Господа… и Спаса нашего Исуса Христа... разорен без остатка: на погосте восемь мест дворовых за­пустели от татарской войны". Записи, подобные этой, взятой из писцовой книги Соловского уезда 1635 года, в описаниях земель Тульского края не редкость. Защитить от крымцев центральные земли, "сердце" России - такова была основная задача всех, находившихся здесь, на рубеже Отечества служилых людей, ей были подчинена вся их деятельность.

Главным в цепи русских городов-крепостей, составлявших линию обороны Московского государства, была Тула; крупнейшими из близких к ней городов - Белев, Одоев и Венев. В 16 столетии укрепляются старые города, рубятся новые. Еще при Грозном (1556) на месте строится крепость Дедилов (вероятно, на месте основанного вятичами Дедославля). В 1571 г. кн. Иван Федорович Мстиславский не месте русского сторожевого поста (сторожи) строит трехбашенный дубовый острог Епифань. А земли вокруг - верховья Дона, поле Куликово - шумят в это время ковылями - после страшной битвы люди покинули их.

Остановимся на истории заселения епифанских земель, достаточно показательной для районов к югу от Засечной черты (речь о которой впереди). Владевший ими в середине 16 века на правах вотчины кн. Мстиславский попытался земли заселить, а поселенцев - защитить. В недалекой окрестности города он строит 8 слобод, в которых селит набранных им 500 человек казаков.

Появляются русские люди и на Диком Поле - пока княжьи холопы и беглые крестьяне, которых сажают на целинные земли на льготных условиях. Немногочисленные селения их - пока не деревни даже - починки" (так называли на Руси "протодеревни", не сформировавшиеся еще как комплексы "сельский населенный пункт - обрабатываемая и кормящая земля"). Не имевшие никаких укреплений, они были полностью уничтожены крымцами в 1571 г. После этого набега земли Епифанского уезда пустили в поместную раздачу: 300 казаков, из набранных когда-то Мстиславским, были "поверстаны в помещики" (получили землю) без крестьян. Новоявленные землевладельцы так и не смогли привлечь крестьян - тех, видимо, смущала близость границы. Опасения были не напрасны. Очередной набег, пришедшийся на смутное время (1609 г.), сравнял с землей едва ли не весь Епифанский уезд. Сама Епифань и большинство окрестных слобод были уничтожены, жители их перебиты или угнаны в рабство.

Преодолевая неудачи и поражения, русское государство на протяжении всего 17 века упорно отодвигало свою степную границу все дальше и дальше к югу. Особенно важно было надежно перекрыть Муравский шлях. С этой целью в 1637 году верст на 70 юго-западнее Епифани строится новая крепость - будущий город Ефремов.

К этому времени передовые русские сторожевые заставы значительно отодвинулись от Тулы. Была создана южная цепь укреплений, получившая название Белгородской черты. Но иногда татары прорывались и через нее, как это случилось в 1659 г., когда они опять разграбили некоторые южнорусские уезды и в их числе Епифанский. В дальнейшем так далеко на север татарам заходить уже не удавалось.

Но земли вокруг Епифани были пусты или почти пусты. Решению задачи его заселения, оказавшейся непосильной для государства, помогла церковь. В 1670-х годах земли Епифанского уезда были отданы церковным иерархам: митрополитам Ростовскому и Ярославскому, Сарскому и Подонскому, архиепископу Коломенскому и Каширскому. Часть земель непосредственно на Куликовом поле получил Тульский Предтечев монастырь. С этого времени начинается интенсивное заселение края крестьянами со старых, монастырских и иных земель. В степи появляются деревни и села, распахиваются земли, стоятся мельницы. Места эти привлекают внимание крупных феодалов: земли достаточно плодородны, жизнь - достаточно безопасна.

Заселение Епифанского и соседних с ним уездов в основном завершилось к концу 17 века.

Население городов (на материале Тулы). Состав населения Тулы в 16 веке достаточно характерен для городов русского пограничья.

В писцовую книгу 1587-89 гг., отмечавшую только мужское население, попало 882 человека. Из них 202 - чуть меньше четверти - ратные люди. Последнее понятно: Тула - город военный, центр укрепленного района. Еще одна категория (и весьма значительная по численности: 375 человек - 43 % от всего населения) составляли так называемые "дворники". Этот факт, разумеется, не следует рассматривать в качестве свидетельства маниакального пристрастия туляков к коммунальной санитарии. В данном случае, дворники - доверенные люди тульских дворян и детей боярских, имевших в Кремле на "случай осадного сидения" дворы и клети (избы), при которых эти дворники и находились.

Собственно горожан - посадских людей, живших ремеслом и торговлей - было немного: около 180-200 человек. Но именно на них ложилась основная тяжесть налогового обложения - "тягла".

Положение посада усложнилось с появлением в городе т.н. "белых" слобод, жители которых несли какую-либо казенную повинность ("государево дело") и освобождались из-за этого от посадского тягла.

Такими повинностями были, например, перевозки и почтовая связь - ее осуществляли "ямские охотники", образовавшие Ямскую слободу. Рядом с ней жили кирпичники, постоянно занятые на работах в Туле и других городах. В 1595 г. царь Федор поселил за рекою (в Заречье) 30 кузнецов, положив тем самым основание казенной Кузнецкой (позднее Оружейной) слободе.

Ремесленники составляли основную часть населения посада. Сохранившиеся писцовые книги 16 и 17 веков перечисляют разнообразные профессии горожан. Так, в Туле в 1587-89 гг. жили и трудились сапожники, колесники, кожевники, дегтяри, портные, котельники. Находим здесь и лиц художественной профессии: иконников, которых в 1627-28 годах было по меньшей мере четверо.

Одним из определяющих для Тулы видов ремесла с конца 16 века становится кузнечное, на истории которого мы остановимся ниже.

Городские ремесленники обеспечивали своей продукцией город и сельскую округу. Описания Тулы того времени содержат обширные перечни лавок и амбаров (мест хранения), принадлежавшим представителям самых разных сословий. Чем только здесь не торговали! - лаптями, сапогами, кожами, железом, москательным товаром, блюдами, "ременьем", уздами, горшками, свечами, овчинами... Любопытная деталь: писцовая книга 1587-89 гг., откуда сделаны выписки, в соответствии с этикетными нормами того времени избегает называть торговлю иконами торговлей (это оскорбило бы их святость) - здесь используется иное выражение: " променивать образы".

 

Сельское ремесло и торговля. Продуктами питания городской посад отчасти обеспечивал себя самостоятельно (прежде всего, за счет огородничества - огороды, реже сады, в описаниях городских усадеб упоминаются достаточно часто). Но, конечно, основную массу их пос­тавляла в город сельская округа. Некоторые крестьяне имели в городе лавки, где торговали медом, солодом, рыбою и пр.

Здесь же продавалась продукция сельских ремесленников. Их промыслы носили сезонный характер: крестьяне занимались ремеслом месяца по три зимою. Особое значение имела продукция крестьян-металлургов. В 16 веке и по меньшей мере до 40 гг. 17 века (времени возможного появления на рынке железа вододействующих заводов) крестьяне-домники полностью обеспечивали потребность в железе городских (прежде всего тульских) кузнецов.

Помимо металлургов, были среди крестьян и свои кузнецы - ведь нужно было и лошадь подковать, и сельскохозяйственный инвентарь починить. Были (во всяком случае - в конце 17 в.) даже оружейники, вернее, лица, знавшие оружейные специальности: ствольные заварщики, замочники.

Администрация, система управления. На протяжении 16-17 вв. административный центр края размещался в Туле, в Кремле. Здесь находился двор воеводы. приказная и губная избы, таможенный двор. В нижнем ярусе Никитской башни был устроен застенок. Земская изба стояла на посаде.

Военное дело: организация обороны и оборонительные сооружения. Непрекращающиеся набеги крымцев вынуждали русское государство непрестанно заниматься укреплением южной границы. Издавна в систему обороны включали широкие полосы густого леса, трудность движения через которые усиливалась особыми приемами.

В 1571 г. Засеки (так назвались эти леса) были возобновлены и объединены в единый фортификационный комплекс - Засечную черту, подобно великой стене в Китае запечатавшую южную границу русского государства. Засечная черта протянулась от Рязани до речки Жиздры Окского левобережья. Она включала в себя естественные препятствия (реки, озера, леса) и препятствия искусственные (валы, рвы, частокол, завалы, крепостные сооружения). Черта состояла из нескольких участков (Тульского, Белевского и т.д.), каждый из которых включал несколько самостоятельных засек. Местами устраивался двойной засечный заслон: так было, например, в районе между Белевом и Лихвином и в ближайшей окрестности Тулы.

Собственно засека представляла собой лесной завал на участке шириной около 50 метров, Деревья "засекали" внизу с одного конца и заваливали так, что дерево сохраняло связь с пнем. Получался, как сообщал один из документов 1638 года, "Засечный завал... крепок и вперед прочен, и татарского приходу через него не было".

Важным звеном в обороне района были немногочисленные города-крепости. Их безопасность обеспечивалась различной степени сложности системой фортификационных укреплений. Познакомимся с ней на примере Тулы.

Главной ее цитаделью являлся каменно-кирпичный кремль, возведенный в 1-й четверти 16 в. (подробный рассказ о нем еще предстоит). Находившийся за стенами Кремля посад защищал Деревянный город или Острог, представлявший собой частокол с башнями. Точная дата его сооружения неизвестна.

Возможно, он появился в 1570-80-х гг., но, может быть, раньше, в 1554 г., когда, по свидетельству документов, кн. Дмитрий Жижемский " на Туле и на Дедилове город делал". Тула находилась внутри Засечной черты: на северо-восток от нее тянулась Щегловская засека, на юго-запад - Малиновая. Участок между Острогом и Малиновой засекой был перекрыт Завитаем - валом, протянувшемся вдоль Крапивенской дороги (совр. пр. Ленина, переходящий в шоссе) приблизительно до Ясной Поляны. Расширение городской территории (в 1636 г. население города достигло 2 тыс. человек) потребовало строительства новых укреплений.

В 1641 г. "по чертежу и вымыслу" иноземца полковника Краферта был возведен Земляной город. Вал его, протяженностью около 1,5 км, начинался от обветшавшего к тому времени Острога и примыкал к Завитаю. Он имел 3 деревянные башни (в местах пересечения с главными дорогами) и 5 земляных бастионов. В 1674 г. Острог заменили: был построен "город дубовый, рубленый в две стены". Протянувшийся на 5 км приб­лизительно по линии современной ул. Советской, он имел 19 башен, и был достаточно мощным оборонным сооружением, которому, к счастью, так и не представился случай продемонстрировать свои возможности.

Описанная выше система укреплений на долгие годы определила структуру города, планировку (радиально-кольцевую) его исторической части и эволюцию этой планировки.

Тульский кремль. Создать хорошо укрепленную южную границу - задача эта властно занимала умы московских князей на протяжении столетий. Строительство каменных кремлей - в Туле (10-е гг. 16 в.), в Зарайске и Коломне (20-е гг.), в Серпухове (50-е гг.) призвано было содействовать ее решению.

Тульский кремль - выдающийся памятник русской архитектуры и строительной техники. История его полна загадок, и это при том, что исследователи не раз пытались разрешить многие из них.

Прямоугольный в плане, Кремль имеет 9 башен: 4 круглых и 5 квадратных. Башни были многоярусными, с кирпичными или деревянными перекрытиями. Их соединяют участки стен толщиной у основания до 3,2 м и высотой (первоначально) - 11-12 м. Поверху стен (их об­щая протяженность превышает км) проходит боевой ход, защищенный зубцами. На разных уровнях - в башнях, внизу стены, вдоль боевого хода - многочисленные бойницы. Материал постройки - кирпич и белый камень. Туманна история строительства кремля. Различные истолкования допускают даже, казалось бы, ясное сообщение источников о времени строительства. Наиболее распространена версия, согласно которой в 1509 г. в Туле был построен деревянный город, внутри которого в 1514-1520 гг. возвели существующую каменно-кирпичную крепость. Согласно другой версии, кремль с самого начала был заложен каменным, и произошло это в 1507 году. Через два года в связи с опасностью нападения, на уже готовых фундаментах, спешно поставили деревянные укрепления. Начиная с 1514 г. из заменяли каменными, на что потребовалось 6 лет. Вариантом этой схемы является предложенная В.Я. Клименко, согласно которой в наполовину деревянном - наполовину каменном варианте крепость существовала только два года, после чего (в 1509 г.) началась замена укреплений.

В настоящее время все большее и большее распространение получает версия, по которой первоначальная деревянная крепость находилась на значительном удалении от современной Тулы, причем не на Упе а на Тулице, скорее всего, где-то в районе городища, прозванного Старо-Тульским (от 125 км от Тулы в р-не с. Торхово). Вскоре по окончании строительства крепости город был перенесен на более безопасное место (современное), где строился уже в каменном варианте.

Но был ли район устья Тулицы безопаснее городища у с. Торхова? Там имелся высокий мыс, здесь повсюду была низина (высоких берегов в окрестности Тулы вообще нет) Так почему же для страницы крепости был выбран южный берег? Окажись цитадель в р-не современного Заречья, неприятелю, прежде чем пройти к крепости, пришлось бы форсировать реку, что при наличии артиллерии и обоза довольно хлопотно. Архитектор В. Уклеин предположил, что Москва ставила перед Тульской крепостью задачу не только пассивной, но активной обороны, и построив ее за рекой, стала таким образом "твердой ногой" в дотоле вражеском поле. Утверждения такого рода доказать практически невозможно: то, в чем видит символ современник, для предка символом могло и не быть. Тульский писатель В. Шавырин предположил, что татарские сакмы (дороги) пролегали так, что форсировав Упу в стороне от города (может быть, в р-не р. Шиворони) татары подходили к Туле с севера. Идея интересная, но тоже требующая доказательств.

Еще одна загадка - кремлевские подземелья. По сохранившимся документам " тайник" (подземный ход к реке) длиной 70 м имела расположенная в самой глубине нынешнего Кремлевского сада Ивановская башня. Устройство подобных ходов было обычным для русских крепостей. Тайник-колодезь к Оке упомянут, например, в росписи Белевской крепости 1643 г.

Какова судьба этих и подобных им сооружений? Тайник Ивановской башни обвалился, якобы, еще в 17 столетии. Есть, впрочем, сведения, что в 60-е годы нашего века какие-то исследования кремлевских подземелий вели бойцы Тульского подросткового отряда "Искатель". Много, много загадок таит Тульский кремль.

 

Церковь и церковная жизнь. Древнейшие монастыри. До конца 18 века Тула не являлась центром епархии. Религиозная жизнь определялась приходской церковью и монастырями. Крупнейшими из них были: Тульский Предтечев, Спасо-Преображенский в Белеве, Анастасов близ Одоева и Никольский Венев-монастырь.

Древнейший тульский монастырь - Иоанно-Предтеченский, или как называли его в народе, Предтечев. Он был основан в 16 в. в память осады Тулы Дивлет-Гиреем в 1552 годах. Располагался к востоку от кремля, на территории, занятой в настоящее время службами ФСБ. С этим монастырем связаны многие события истории Тулы. Например, в конце мая-начале июня 1605 г. Тулу занял Лжедмитрий I, именно в Предтечеве монастыре архиепископ рязанский провозгласил "многие лета" новому царю и привел к присяге ему тульских и рязанских служилых людей.

Девичий (женский) монастырь появился в Туле после мужского. В писцовых книгах 1587-89 г.г. упоминается об отведении для него территории Старого городища близ в устье Тулицы. К середине 17 в. местоположение монастыря, который получил название Успенского, изменилось: он закрепился на другом берегу Упы - между современными улицами Советской, Менделеевской и Тургеневской. Считается, что здесь он был основан в 1646 г. Уже в 17 в, на его территории были каменные постройки.

Анастасов мужской монастырь близ Одоева был основан в 16 в. кн. Иваном Михайловичем Воротынским, внуком основателя удельного Воротынского княжества. Уже в середине века князья Воротынские наделили его деревнями и вотчинами. Ко времени расцвета монастыря относится дошедший до наших дней каменный храм (1669-1675). Но к 18 в. монастырь обеднел и при Екатерине II (в 1786 г.) был упразднен.

Во 2-й четверти 16 в. князь Иван, основатель Белевского удельного княжества, основал в Белеве Спасо-Преображенский мужской монастырь. Церковь его должна была служить усыпальницей княжеского рода, и потому монастырь одаривался князьями особенно щедро. Даже от Ивана Грозного, посетившего монастырь в 1566 г., игумен получил 100 рублей. После большого городского пожара (1681) монастырь приступает к строительству каменных церквей. Оно велось на протяжении 30 лет: было начато в 1683 г. сооружением Преображенского собора, закончилось в 1712-м с завершением строительства Иоанно-Предтеченской церкви. До наших дней сохранились 3 из 4-х церквей этого комплекса.

В 70-80-х гг. нашего века монастырские здания были частично отреставрированы.

 

Архитектурные памятники 17 века в Тульском крае. Памятники 17 века на территории Тульской области представлены почти исключительно культовым зодчеством - церквями. Поэтому, прежде чем перейти к конкретным памятникам, скажем несколько слов об устройстве православных храмов, появившихся на Руси вместе с христианской религией - за более чем 1000-летний путь развития они претерпели значительные изменения.

Но основными элементами храма неизменно оставались средний храм - помещение для молящихся ("верных", т.е. крещеных) и алтарь - особое, меньших размеров помещение, доступ в которое имеют только священнослужители. Алтарь символически обозначает небо, следовательно, место присутствия Божия. Он примыкает к среднему храму с востока в знак того, что на Востоке был рай, и что православная церковь начала свое получила на Востоке, где родился Христос. Архитектурно алтарь бывает как правило, выделен. Помещение, в котором он расположен, называют апсидой. Посредине алтаря помешается святой престол, символизирующий небесный престол божий и, одновременно, гроб, в который было положено тело Христа. Престол и находящиеся на нем предметы - крест, евангелие, дарохранительница, антиминс (освященный архиереем шелковый или льняной плат с изображением положения в гроб и указанием времени освещения храма и его посвящения) - самые почитаемые храмовые святые.

Помещение, где находятся молящиеся, отделено от алтаря алтарной преградой. В древности (в Византии и на Руси до 14 века) она была сравнительно невысокой, однако позднее "выросла" и усложнилась. Возник так называемый "высокий" иконостас. Расстановка икон в нем подчинена определенным правилам. Нижний иконный ряд (чин) называется местным. По центру он разорван дверным проемом, так называемыми Царскими вратами. Вторая икона справа от Царских врат изображает святого или событие, в честь которого освещен храм. Ее называют храмовой. Но самым чтимой подчас оказывается не она, когда-либо другая, прославившаяся удивительной биографией или сотворенными чудесами. Храм может иметь не один престол. Помещение, где располагаются дополнительные престолы, архитектурно выделенные как особые пристройки, называется приделами. Иногда храм имеет два этажа с самостоятельными престолами в каждом. примером может служить Всехсвятская церковь в Туле, где привычное название относится только к церкви верхнего этажа. Один из престолов считается главным и называется храм, как правило, по нему. Каждому престолу во внешнем облике храма непременно соответствует особая глава с крестом. К основному помещению храма обычно примыкает трапезная. Только в монастырских церквях, да и то не во всех, эти помещения использова­лись в качестве монашеских столовых. В храмах приходских (городских, сельских) трапезная, как правило, устанавливалась для расширения площади недостаточно вместительного храма. Прочие пристройки различного назначения называются притворами. Попадали в средний храм или трапезную с паперти - помещения, имевшего самое разное архитектурное оформление, например, в виде опоясывающей церковь галереи. Некрещеные и грешники, далее паперти (т.е. в средний храм) не допускались.

Обязательный компонент православного ритуала - колокольный звон, собиравший прихожан на службу. возвещавший венчание и провожавший их в последний путь. Наибольшее распространение получили два типа сооружений для размещения колоколов: в виде поднятой на некоторую высоту открытой звонницы, в виде башнеобразной колокольни. Среди памятников Тульского края представлены исключительно последние.

Перед революцией в Туле насчитывалось 66 церквей, в губернии - около 800. От 17 века и тогда сохранялось немногое, сейчас - и того меньше. Сначала - о нескольких несохранившихся храмах Тулы.

Один из наиболее ранних - не позднее 16 века - кремлевский собор архангела Гавриила и стоявшая поблизости от него Успенская церковь. впоследствии ставшая также собором. Современный Успенский собор - главный храм города, построен на месте более раннего и возможно, отчасти повторяет его формы. Мы знаем, во всяком случае, что предшествующий собор, построенный в период регентства Софии, при царях Иване и Петре Алексеевичах (1684-85 годах) был также пятиглавым. Общее объемное решение современного храма - массивный куб - невольно заставляет вспомнить архитектуру чуть не 16 столетия.

Еще сравнительно недавно - до середины 19 в. - близ Пятницкий ворот рядом с древним торгом возвышался другой примечательный храм - Церковь Казанской Божией матери. Построенная в 1646 г., она была крыта "белым железом", имела на колокольне " часы с перечасьем" (т.е. с боем - вещь в Туле небывалую). Царь Алексей Михайлович подарил Казанской церкви гравированный на серебряной доске образ Богоматери. Образ этот долгие годы почитался прихожанами как одна из главных храмовых святынь. До наших дней не дошли ни часы, ни сама церковь. Трагична ее судьба. В марте 1923 г. Казанская церковь была объявлена очагом контрреволюции. Поводом послужили действия церковного совета: он оказал сопротивление властям властям, пытавшимся изъять церковные ценности. (Впервые кампания по изъятию была проведена в 1922 г. В то время Поволжье охватил страшный голод, и потребовалось срочно изыскать средства для покупки хлеба за границей. Последующие реквизиции оправдать было в глазах народа труднее - потому и проходили они не всегда гладко.) Гонения на непокорный церковный совет закончились закрытием храма. Здание бывшей Казанской церкви было передано милиции для культурно-просветительных целей.

А в 1929 г., с разрешения Президиума ВЦИК, власти Тулы приняли решение о сносе первых четырех тульских церквей, в том числе Казанской. Так кончился век одной из старейших церквей города.

Нельзя не упомянуть и о находившейся в Тульском Предтечевом монастыре трехшатровом храме Похвалы Богородицы (начала 17 века) - сооружении, по своему объемно-пространственному решению для Тулы уникальном. Строительство церквей, увенчанных шатрами, с середины 17 века было запрещение, в более же раннее время сооружение каменных храмов на территории нынешней Тульской области почти не велось - именно поэтому в настоящее время в области нет ни одной церкви шатрового типа. Трагична была судьба Похвальской церкви, да и всего Предтечева монастыря. Территория его была занята ГПУ. К 1925 году в нем сохранились старинная ограда (конец 16 - начало 17 в.), ворота в ней (18 в.), церковь Похвалы и архиерейский дом (нач. 19 в.). За исключением последнего, прочие строения сегодня уже не существуют.

 

Лекция 4

^ РАЗВИТИЕ МЕТАЛЛУРГИИ И МЕТАЛЛООБРАБОТКИ

в ТУЛЬСКОМ КРАЕ в 16-17 вв.

Развитие кузнечного, в том числе оружейного, дела.

Металлургия. Первые доменные и передельные заводы. А.Д. Виниус и его продолжатели.

Начало деятельности Н.Д. Демидова.

Развитие кузнечного, в том числе оружейного, дела. В Туле и Серпухове издавна занимались производством и переработкой железа. Металлургия и кузнечное дело (металлообработка) на ранних этапах своей истории (включая период позднего средневековья) были тесно связаны между собой. Очень наглядно эти связи демонстрирует пример Тулы.

В 80-х годах 16 века писцовая книга учла живших в ней 16 кузнецов и троих гвоздарей. 11 лавок торговали здесь железом и железными изделиями. Ничего особенного по сравнению с другими русскими городами Тула в этом плане не представляла: в Серпухове, Калуге кузнецов в это время было больше.

Одним из видов продукции тульских кузнецов было оружие, причем с течением времени доля его в объеме производства возрастала. Это понятно: Тула находилась на степной границе русского государства, и деятельность большинства ее жителей так или иначе была связана с обороной этой границы. Кузнецов-оружейников, делавших ручное огнестрельное оружие (появившееся на Руси в конце 14 в.), звали самопальниками - от слова самопал, которым это оружие называли.

Первоначально эти кузнецы жили на посаде. В 1595 г. царь Федор Иванович собрал часть из них в особой слободе за рекою Упой. Позднее эта слобода стала называться Кузнецкой (или Кузнечной) казенной слободой. Вскоре она получила права "белой", т.е. была освобождена от посадского тягла. Взамен казенные оружейники обязаны были изготав­ливать по низким ценам оружие для казны. Управляли слободой выбранные из числа самих оружейников старосты, распределявшие заказы и следившие за качеством работы. Они имели право наказывать "нерадивых", в том числе и телесно.

Постепенно среди казенных кузнецов возникло имущественное расслоение: появились оружейники (их называли "пожиточными людьми"), которые лично оружия не делали, а лежавший на них натураль­ный оброк покрывали скупкой продукции у других мастеров, Капита­лы, необходимые для этого, наживались торговлей.

Одновременно с расслоением внутри слободы нарастало напряженность и между оружейниками и посадом. Привилегии, которые имели оружейники, словно магнит притягивали в Оружейную слободу посадских кузнецов. Остававшимся в посаде это естественно не нравилось - ведь тягло оставалось прежним, а значит, каждому становилось еще тяжелее. По жалобе посадских в 30-х гг. в конфликт был втянут Приказ сыскных дел. Сыщики хватали и сажали в тюрьму одних, самовольно пришедших в оружейную слободу - другие, страшась наказания, разбегались. Но под угрозой того, что некому будет делать оружие, правительство вынуждено было запретить сыщикам входить в слободу.

С 50 гг. всеми делами слободы стал ведать Приказ ствольных дел, позднее - московская Оружейная палата.

Но посад не сдавался. В 80-е гг. его жители снова жаловались на оружейников, требуя, чтобы они "тягло тянули и подати платили". Указ 1691 г. удовлетворил эти требования. Но оружейники платить подати отказались и в свою очередь обвинили посадских, что те живут на исконной их, оружейников, земле. На этот раз правительство приняло сторону кузнецов: посадских приказано было из слободы выслать вон. Так год за годом продолжалась в городе бескровная "война", в ходе которой оружейники отстаивали свои немалые по тем временам привилегии (окончательно лишились которых они, между прочим, только в се­редине 19 в.).

С самого начала появления в Туле оружейных мастеров они работали в небольших домашних (частных) мастерских. Труд их постепенно специализировался, каждый выполнял одну операцию или, изготав­ливая отдельный узел (ствол, замок), их совокупность. Память о специальностях оружейников сохранилась в названиях тульских улиц: Штыковой, Ствольной, Дульной, Замочной (от профессии замочника) и др.

Ручное огнестрельное оружие получило известное распространение только в 15 веке. Развитие его шло по пути создания возможно более надежного и удобного замка - особого механизма, предназначенного для воспламенения заряда. Один из этапов - изобретение фитильного замка. Позже появились замки кремневый (16 в.) и кремнево-колесцовый. Конструкции, применявшиеся в это время оружейниками разных стран, были относительно близки - различалось в основном художест­венное оформление деталей изделия. Художественным своеобразием отличались и самопалы, выходившие из рук туляков, хотя, к сожаления, образцов их работы с того времени осталось немного.

Технология изготовления огнестрельного оружия на разных этапах его развития в общих чертах известна. Отметим, в частности, иск­лючительно подробное ее изложение в капитальном исследовании И.Х. Гамеля "Описание тульского оружейного завода в историческом и тех­ническом отношениях" (1826).

Развитие металлургии. Перейдем теперь к вопросу о сырье, необходимом для кузнечной работы. Откуда тульские кузнецы брали нужное им железо и древесный уголь?

Как уже говорилось, до конца 30-х годов 17 века на территории Московского государства использовался исключительно одностадийный процесс получения железа в сыродутном горне. Производство его в оп­ределенной степени было крестьянским кустарным промыслом. Для Тулы картина выглядит особенно контрастно: в городских писцовых книгах конца 16 века не отмечено ни одного домника или угольщика, между тем как сельские населенные пункты, в которых стояли домницы, упоминаются неоднократно. Основными районами их распространения были Тульский и Дедиловский уезды - то есть территории, тяготевшие к центру переработки этой продукции - Туле. Здесь, в городах находились кузницы, среди которых были, между прочим, и принадлежащие крестьянам. На селе же имелись, вероятно, только небольшие кузнецы, в которых ремонтировался инвентарь и выполнялась другая мелкая работа. Такая ремесленная специализация сохранялась и в 17 в., хотя список уездов, жившие в которых крестьяне занимались металлургией, расширился.

Подчеркнем еще раз, что сырьем для тульских оружейников в 16-17 вв. служило исключительно крестьянское железо. От последней четверти 17 в. сохранились даже два указа, закрепляющие преимущест­венное право казенных кузнецов на покупку этого железа - посадские вынуждены были довольствоваться его остатками. Впрочем, привезенного из деревень железа обычно хватало и им - крестьянская железоде­лательная промышленность, несмотря на сезонный характер, была развита вполне достаточно, чтобы обеспечивать потребности рынка. 

Первые доменные и передельные заводы. А. Д. Виниус и его продолжатели. Жалованная грамота на строительство первого в России доменного и железоделательного вододействуюшего завода была дана в 1632 году. Это событие ознаменовало начало нового этапа истории черной металлургии в России.

Человека, благодаря знаниям, настойчивости и предприимчивости которого этот завод был построен и пущен (в 1637 г.) звали Андреем Денисовичем Виниусом. Голландец по рождению, он появился в России в связи с торговыми делами в конце 20-х гг. 17 в. Торговал хлебом через Архангельск, оказывал различные услуги русскому правительству. В 1632 г. Виниус с товарищами (родственником Аврамом Виниусом и английским купцом Вилконсом) получил упомянутую царскую грамоту на строительство на реке Вороне, Вашане и Скниге "мелнишных" (вододействующих) железных заводов. Вскоре они начали строиться на реке Тулице в 12 км от Тулы. По стану (административному району) Тульского у., в котором они находились, заводы получили название Городищенских; иногда их называли по самому уезду и реке - Тульскими. Через несколько лет Виниус убедился, что его средств, даже при наличии финансовой помощи со стороны казны, для завершения строи­тельства недостаточно. Прежняя компания к тому времени распалась.

Виниус привлек новых компаньонов. Одним из них оказался Петр Марселис, комиссар датского короля. Это была достаточно примечательная личность. В свое время он сыграл заметную роль в истории сватовства датского королевича Вольдемара к царевне Ирине Михайловне. Родив­шийся в России, Марселис принадлежал к тем живущим в России иностранцам, которые относились к своей родине (по рождению, но не по культуре) не иначе, как к богатой кормушке, и упорно не желали растворяться в русскоязычном населении, перенимать его обычаи, язык и веру. Вторым компаньоном Виниуса стал родственник Марселиса Филимон (Телеман) Акема. Марселис был богат, и с его присоединением дела заводчиков пошли на лад. В результате три с половиной века назад, в 1637 г.(во всяком случае - не позднее) заводы дали свой первый (одновременно - первый в России) доменный чугун.

Между тем у компаньонов начали портиться отношения - Виниусу не могли простить объявленного им намерения перейти в православие. В обход Виниуса Марселис и Акема получили разрешение на строительство нового завода на р. Ваге (совр. Вологодская обл.). Уязвленный Виниус ответил на это жалобой, в которой обвинял компаньонов в том, что они, во первых, не учат русский работников своему мастерству (а это договаривалось соглашением), и, во-вторых, "бесчестят" его, Виниуса, за решение влиться в православную церковь. Началась тяжба, тянувшая десятилетия.

Между тем подошел конец срока, в течение которого заводчикам разрешалось пользоваться построенным им заводом. Последний отошел к казне. Виниус с одной стороны, Марселис и Акема с другой добивались возвращения его. Виниус был побежден, и лишился заводов навсег­да. (Заметим, что его сын, Андрей Андреевич, родившийся, вероятно, на Городищенских заводах, в бытность свою начальником Сибирского при­каза, руководил в 1700-1701 гг. строительством первых уральских до­менных заводов - Невьянского и Каменского).

Марселис и Акема, вновь завладев Городищенскими заводами, некоторое время спустя приступили к строительству нового предприятия. Место, выбранное ими для него на р. Скниге, было особенно удобным: в непосредственной близости пролегла дорога между Москвой и Тулой. Поскольку оно находилось в Каширском уезде, заводы стали называться Каширскими. Строительство развернулось в 1652-1653 году. Заводы (их было 4) вытянулись цепочкой вдоль реки на расстоянии приблизитель­но километра один от другого. В отличие от Городищенских, домен здесь первоначально не было - заводы должны были перерабатывать чу­гун, выплавлявшийся на Тулице. Каждый из заводов сам по себе был невелик, по нынешним меркам скорее напоминая заводской цех.

В течение 2-й половины 17 в. заводы тульской группы (собствен­но Тульские и Каширские) несколько раз меняли владельца. От Марселиса с Акемой они перешли в казну, из нее вернулись к Марселисам, а по смерти последнего из них, как выморочное имущество, были отданы в 1690 году дяде Петра I боярину Льву Кирилловичу Нарышкину. Ему же достается еще один небольшой завод в Алексинском уезде (Вепрейский), построенный Марселисом в 1667 году. При Нарышкине изменился профиль Каширских заводов - здесь была пущена домна.

Ко времени владения заводами Нарышкиным относятся неоднок­ратные (не менее четырех) посещения заводов царем Петром - они находились как раз на пути его поездок в годы Азовских походов и воронежского кораблестроения. Здесь отдыхал он после неудачи первого похода на Азов, здесь праздновал с друзьями победу во втором. Вместе с ним посетили эти места многие его друзья и сподвижники - Т.Н. Стрешнев, Н.М. Зотов, боярин А.С. Шеин (генералиссимус во 2-м Азовс­ком походе), генерал П. Гордон, шотландец, почти всю жизнь верно прослуживший России на поле брани и др.

В Западной Европе давно уже - с 13-14 вв. - получали чугун и перерабатывали его на сталь - на Руси же до 30-х гг. 17 в. повсеместно господствовал сыродутный горн. Освоение западноевропейского (двухстадийного) способа получения железа и стали было новым этапов в развитии русской металлургии. Вторым важным шагом вперед был пе­реход к использованию силы воды, отчасти заменивший мускульную силу человека.

Из ранних заводов домны имелись на заводах Городищенских и, позднее, на Вепрейском.

В отличие от Городищенских, Каширские заводы с самого начала строились исключительно как передельные и металлообрабатывающие. Хотя в документах упоминается о доставке на них руды, предназначалась она, скорее всего, для сыродутных горнов. Значительное место на этих заводах занимало производство оружия (холодного и огнестрель­ного) и боевого доспеха (лат, нагрудников). Параллельно изготавливалась масса вполне мирных предметов: плуги с сошниками, ручные хлебомолотные мельницы, топоры, лопаты, заступы, подковы, колесные гвозди, ковши, половники, клепаные котлы (црены), кандалы. Историк М.Н. Покровский писал, что Марселис делал плохие пушки и хорошие сковородки. Согласиться с ним в данном случае можно только в части сковород. По действовавшему договору заводчики имели право любую продукцию сверх поставок государству свободно продавать, и этим правом пользовались. За рубеж Марселис продавал не сковородки, а артил­лерию - едва ли бы это ему удалось, когда бы качество его пушек было хуже, чем у сделанных в Европе.

Продукцией, имевшей устойчивый спрос, было железо и изделия из него, предназначавшиеся для использования в строительстве. Документы 60-70-х гг. сохранили многочисленные упоминания о заказах на так называемое связное железо, железные плиты и доски, гвозди. Дела­лись и готовые связи (с обухами, замками и засовами-штырями), замки, дверные петли. Железные доски различались в зависимости от назначе­ния: делались доски дверные, оконные (ставни), кровельные, пол покры­вали чугунными плитами. Даже гвозди - и те имели множество разновидностей: однотесные, двоетесные, прибойные, мостовые, городчатые и др.

Каширское железо использовали при строительстве сооружений Пушечного двора в Москве, церквей в царских подмосковных резиденциях Измайлове и Коломенском, собора в Арзамасе, ремонте крепости в Смоленске и т.д. Павел Аллепский свидетельствует: "Это железо очень дешево, и потому все двери каменных домов, дворцов, церквей, кладчатых подвалов и створы лавок в городе Москве, равно как и окна, сделаны по болшей части из чистого железа. Мы не мало дивились на громадность церковных дверей, крепостных и дворцовых ворот". Тот же автор сохранил сведения о том, что при капитальном обновлении кремлевского Успенского собора - главного храма Московского госу­дарства, затерянном патриархом Никоном и завершенном в 1652 г., также использовалось тульское железо (несомненно, городищенское - Каширских заводов тогда еще не было). Павел пишет: "Когда каменный пол патриаршей церкви от времени вытерся, царь послал в Тулу (приказ), и вот наделали больших четырехугольных плит, превосходных, блестящих, как серебро, и замостили ими весь пол церкви и алтарей, даже внизу за дверьми и пороги". Но при всей красоте ("пол блестит, как черный мрамор") отмечен его существенный недостаток: "...В зимнее время ноги отнимаются от сильного холода. Мы терпели от него в продолжение служб великие мучения. Если бы мы не надевали на но­ги башмаков ... с деревянными подошвами и сукном, кои мы привезли из Константинополя ... для защиты от холода, ... то мы давно бы иска­лечили себе ноги". В оставленном Павлом описании Успенского собора многократно упоминается элементы убранства, изготовленные из же­леза (затворы, решетки, цепи) - вероятно, пошедшее на них железо име­ет тоже происхождение, что и железо половых плит. Любопытная де­таль: на Тульских заводах был отлит и чугунный язык для большого колокола кремля.

Начало деятельности Н.Д. Демидова. Длительное время - более половины столетия - иностранные концессионеры являлись владельцами подавляющего большинства российских металлургических предприятий. К концу столетия ситуация меняется - знамением перемен становится переход всей тульской группы заводов в руки русских подданных - в данном случае, Нарышкина.

В это время в самой Туле все шире разворачивается деятельность человека, которому было суждено сыграть выдающуюся роль в истории отечественной металлургии. Имя его - Никита Демидович Антюфеев. Свой род он вел из находившегося в 30 км от Тулы села Новое Павшино (совр. Дубенский р-н Тульской области), которое издавна славилось искусными металлургами-домниками и кузнецами. Кузнецом был и отец Никиты Демид Клементьевич, переселившийся из Павшина в Тулу. Именно здесь молотобойцем начинал трудовую биографию его сын, к 35 годам достигший в своей среде авторитета столь большого, что был избран в состав делегации, направленных тульскими оружейниками в Московскую Оружейную палату для защиты своих интересов в одном земельном споре. Не позднее 1-й половины 90-х гг. 17 в. у него уже имелось небольшое оружейное предприятие ("фабрика").

По преданию, во время посещения Тулы Петром I в 1695 или 1696 г. Никита сумел обратить на себя внимание царя и, успешно выполнив ряд его поручений, добился права на постройку в Туле, близ устья Тулицы, чугунолитейного и передельного завода. В 1697 г. завод уже несомненно существовал. Одновременно с организацией металлургического производства Никита Демидов (так он вскоре стал именоваться) продолжал заниматься изготовлением и поставкой в казну оружия. Петр высоко ценил талант и усердие не грамотного, но предприимчивого и умелого кузнеца и всячески поощрял его. Впоследствии Демидов сыграл выдающуюся роль в создании уральской металлургии.

Но рождение последней и связанная с ним деятельность Демидова - дело уже следующего столетия. Оставаясь пока в рамках 17 столетия, отметим лишь, что в изготовлении оборудования первых уральских железных заводов (Невьянского и Каменского), в подборе квалифицированных кадров для них огромную роль сыграли заводы центра, в том числе, Городищенские и Каширские, а также Тульский Демидова.

 

Лекция 5
  1   2   3   4



Скачать файл (383.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru