Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Курсовая работа - Гендерная психология - файл 1.doc


Курсовая работа - Гендерная психология
скачать (207.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc208kb.04.12.2011 15:45скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ


«АСТАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»




СОДЕРЖАНИЕ


Введение

С.3

Глава 1. Основные этапы и направления становления и развития гендерной психологии за рубежом и в России

1.1.

Общая характеристика становления и развития гендерной психологии

C.5

1.2.

Своеобразие становления гендерной психологии в России

C.20

1.3.

Основные направления применения практической гендерной психологии

C.30

Заключение

C.38

Библиографический список

C.40


ВВЕДЕНИЕ
Пол - по мнению В. Квинн - это «единственный атрибут человека, о котором мы помним всегда. Мы можем забыть цвет глаз и волос, черты лица, во что человек был одет, и какие украшения были на нем. Но мы никогда не забудем мужчина это или женщина. Если рассматривать характеристики человека отдельно друг от друга, то пол окажется самой значимой из них». [10]

В своей книге «Гендерная психология» Ш. Берн пишет, что «разделение на мужчин и женщин является центральной установкой восприятия нами различий, имеющихся в психике и поведении человека». [3]

Именно такие различия, к которым многие относят анатомическое строение тела, физиологические особенности и генетическое своеобразие мужчин и женщин, давно являются предметом внимания людей, встречаются в писаниях и традициях многих культур и народов. В современном обществе эта тема закреплена в разнообразных социальных институтах, таких как семья, школа, право, армия и др.

Но, как указывает философ Г.Г. Соловьева «для того, чтобы «быть женщиной» или «быть мужчиной» мало иметь соответствующие биологические предпосылки. Человек оформляется в качестве представителя определенного пола только потому, что живет в обществе, осваивает модели «женского» и «мужского» поведения, стереотипы, нормы, стандарты и символы культуры. В них предписывается, что следует понимать под «мужским» и «женским», как следует себя вести, одеваться, говорить, к чему стремиться и какие роли в обществе выполнять». [23]

Термин «гендер» впервые был введен в научный оборот на Западе в конце 60-х годов для анализа социальных отношений и преодоления наивных суждений о том, что биологические различия являются определяющими для поведения и социальных ролей мужчин и женщин в обществе. Развитие гендерной теории и результаты исследований, основанных на гендерном подходе, постепенно привели к осознанию того, что рассматривать любую социальную проблему (неважно, чего она касается - истории или культуры, политики или экономики, психологии или социологии) без учета гендерной составляющей, мягко говоря, неполно и односторонне.

Таким образом, тема нашей курсовой работы «История становления и развития гендерной психологии» является актуальной.

Объектом исследования является гендерная психология.

Предметом – основные этапы становления и развития гендерной психологии.

^ Цель исследования: проанализировать основные этапы становления и развития гендерной психологии.

Задачи исследования:

  1. Составить общую характеристику становления и развития гендерной психологии.

  2. Выявить своеобразие становления и развития гендерной психологии в России.

  3. Определить основные направления применения практической гендерной психологии.

Методы исследования:

  1. Изучение литературных источников (учебники, учебные пособия, справочники, периодические издания).

  2. Теоретический анализ.

  3. Цитирование, обобщение.

^ ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ И НАПРАВЛЕНИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ГЕНДЕРНОЙ ПСИХОЛОГИИ ЗА РУБЕЖОМ И В РОССИИ


    1. Общая характеристика становления и развития гендерной психологии


В последнее время в науке принято четко разграничивать конституциональные и социокультурные аспекты в различении мужского и женского. В связи с возникшей дискуссией о значимости и различиях социокультурных характеристик пола в 70-80 годы «англоязычные исследовательницы» вводят новый термин «gender», означающий социокультурный конструкт пола. [3] Наряду с понятием «gender» вводится ещё один термин, так же принятый в качестве международного, «sex» - биологический пол, составляющими которого по современным исследованиям являются: морфологический пол (наружные и внутренние половые органы), гонадный пол (железы внутренней секреции), генетический пол (определенный набор генов), церебральный пол (дифференциации мозга под влиянием тестостерона). [3]

Хотя термин «гендер» (социальный пол, пол как продукт культуры) появился сравнительно недавно (в 1975 году), тем не менее, в науке и ранее существовали разработки, идеи, которые можно отнести к области психологии, получившей название - гендерной.

Гендерная психология - это область психологической науки. И, как и у других областей наук, у нее очень длинная предыстория и очень короткая история, если учитывать особенности профессиональной деятельности. Но было бы неправомерным рассматривать эту историю только с 70-х гг. XX в. Также не вполне корректно считать ее детищем только феминизма, хотя его большой заслугой является привлечение внимания к некоторым современным психологическим проблемам.

В истории развития гендерной психологии, по литературным данным, выделяют 5 этапов: разработка соответствующих идей в русле философии (от Античных времен до конца XIX в.); формирование предмета и разделов гендерной психологии (конец XIX - начало XX в.); «Фрейдовский период», связанный с именем 3. Фрейда и с психоанализом (начало XX в. - 1930-е гг.); начало широких экспериментальных исследований и появление первых теорий (1950-1980-е гг.); бурное развитие гендерной психологии: всплеск экспериментальных исследований, теоретическое осмысление эмпирических фактов, адаптация известных методов и методик для изучения гендерной проблематики, создание специфических гендерных методик (с 1990-х гг. по настоящее время). [11]

Первый этап связывают с разработкой соответствующих идей в русле философии (от античных времен (Платон Афинский и Аристотель Стагирит) до конца XIX в.).

Платон Афинский (427-347 гг. до н.э.) в своих трудах «Пир», «Государство», «Законы» и другие ввел понятие андрогинов, высказал мысль о дополняемости полов, рассматривал семейно-брачные отношения, подошел к идее равноправия полов. Платон предлагал установить нормы поведения в браке - в частности, ограничить рождаемость: мужчины должны иметь детей только в возрасте от 30 до 55 лет.

Отношение к женщине у Платона было противоречивым. С одной стороны, негативным, так как он считал ее низшим существом. С другой стороны, это отношение было позитивным: в идеальном государстве, которое он описал, женщина могла участвовать во всех делах наравне с мужчиной. Платон освобождал ее от необходимости вести хозяйство, более того, считал ее профессиональные способности равными мужским (женщины могли быть даже философами и воинами), а воспитание детей вменял в обязанность в равной степени обоим полам. Многие из этих идей позже можно встретить в трудах многих специалистов - в том числе и по гендерной психологии.

Аристотель Стагирит (384-322 гг. до н.э.), в отличие от Платона, выглядит скорее «антифеминистом». Интересны его идеи в отношении законов о браке, отношений между мужем и женой в семье; ограничения народонаселения; роли женщины и мужчины в обществе; разделения труда между полами, высказанные в таких сочинениях как «Политика», «О возникновении животных» и др.

К примеру, Аристотель считал, что в обществе отношения могут быть гармоничными лишь тогда, когда население будет малочисленным, а стало быть, его нужно регулировать. По Аристотелю, отношения между мужем и женой должны быть похожими на отношения рабы и господина. Также различны и нормы поведения. Что для женщины является добродетелью (например, молчание), для мужчины - наоборот.

Мужчина и женщина - не равные существа. Женщина дает ребенку тело, а мужчина дает душу, душа лучше и божественнее тела. Мужчина, по мнению Аристотеля, норма, а женщина - отклонение от нее.

В эпохе Возрождения широко представлены утопии. Так, Томас Мор (1478-1535 гг.) в своей «Золотой книге» описал идеальное государство.

В его труде подразумеваются будущие гендерные проблемы: равенство способностей мужчин и женщин к разным занятиям и к обучению. Например, по мнению Мора, женщины могут служить даже в армии, правда, только вместе с мужьями. На высших должностях могут находиться и мужчины и женщины.

Другой утопист - Томмазо Кампанелла (1568-1639 гг.) в своем труде «Город солнца» рисует идеальный город. В этом произведении Кампанелла высказывает идею о равенстве способностей полов. По его мнению, образование мужчин и женщин не различается, они обучаются также и военному искусству. Однако занятия у них несколько разные - мужчины выполняют более тяжелую работу, а женщины рожают.

Позднее несколько интересных идей, касающихся гендерной психологии, высказал Жан-Жак Руссо (1712-1778 гг.). По мнению Руссо, равенство, подобие мужчин и женщин заключается в их сходстве как биологических существ, представителей человеческого рода: схожи многие органы, потребности и способности. Однако как общественные существа они не равны, и это объясняется их врожденными характеристиками. Соответственно, различны и нормы поведения («добродетели»): для мужчины это - откровенность, прямота, добросовестность, самостоятельность суждений, правдивость, а для женщины - стыдливость, хитрость, кокетливость, учет мнений других людей, притворство.

Иммануил Кант (1724-1804 г.) разделял мужчин и женщин, во-первых, по характеру участия в политической жизни и, во-вторых, по характеристикам личности и поведения. По его мнению, мужчинам свойственно активное гражданство (участие в принятии политических решений, независимость суждений), а женщинам - пассивное. Женщины рассматриваются им как объект управления.

С этим этапом развития гендерной психологии можно связать еще многих мыслителей, например, француз Франсуа Мари Шарль Фурье (1772-1837 гг.). Он высказал идеи об отражении статуса женщин и мужчин в обществе в языке, о лидерстве мужчин и женщин, о гендерных взаимоотношениях (сексуальных и супружеских) и об ограничении рождаемости.

Интересна мысль немецкого романтика Фридриха Шлегеля (1772-1829 гг.) о целостной личности, которая соединяет в себе личностные характеристики и мужчины и женщины. В отличие от многих предшественников, он подчеркивал не «естественное» различие полов по этим характеристикам, а, напротив, советовал мужчинам развивать недостающие им женские качества (к примеру, эмоциональность), а женщинам - мужские (рациональность).

Еще один яркий мыслитель Артур Шопенгауэр (1788-1860 гг.) обратил внимание на различие психических процессов мужчины и женщины: для мужчин характерна абстрактность, для женщин - конкретность. Так, мужчинам понятна абстрактная идея справедливости, а женщины сочувствуют конкретному человеку. Однако Шопенгауэр подразумевает, что мужская реакция - норма, а женская - отклонение от нее, что неприемлемо с позиций современной науки.

Таким образом, на данном этапе различные ученые высказывали отдельные идеи, которые в дальнейшем были полезны при разработке гендерной психологии. Но как самостоятельная область она еще не сложилась. На первом этапе не было работ, которые бы целиком были посвящены гендерной проблематике.

Второй этап (конец XIX - начало XX вв.) - период формирования предмета и естественнонаучных основ гендерной психологии. Этот период характеризуется тем, что во многих странах Запада изменилась ситуация в обществе. Во Франции, Англии и США набрало размах движение за освобождение женщин. Происходило оно и в России. Это движение привлекло внимание ученых к разработке проблем, которые раньше не считались предметом психологии.

Феминизм как понятие (от лат. femina - женщина) появилось во французском языке в первой половине XIX в. (позже, чем явление, которое оно обозначает).

В 1830 г. появился другой термин - «эмансипированная женщина» (от лат. еmаncipatio - освобождение). Участниками этого общественного движения являются и женщины и мужчины. Направление борьбы - предоставление женщинам равных с мужчинами прав: избирательных, экономических (участие в общественном производстве), на получение образования и сексуальной свободы.

Впервые феминизм возник во Франции в период Великой революции - в конце XVIII в. В этот период Олимпия де Гуж выступила с «Декларацией прав женщин», и это был единственный протест против существовавшего противоречия в законодательстве: с одной стороны, декларация прав человека провозглашала равенство всех людей, с другой стороны, по кодексу Наполеона, женщине отводилось место только в семье (т.е. более низкий общественный статус, чем у мужчин).

В Англии в середине XIX в. активно развивается движение суфражисток (от англ. suffrage - голосование). Они добились права участия в муниципальных выборах, но только для незамужних женщин, платящих государственные налоги. В 1867 г. в Лондоне было создано первое международное женское общество. Его президентом стал мужчина - известный ученый и общественный деятель Джон Стюарт Милль.

Наибольшего успеха феминистки добились в США: им разрешили быть школьными учителями, и к концу XIX в. среди учителей общественных школ две трети составляли женщины. Избирательных прав пришлось добиваться дольше. Важно, что борьба за права женщин шла параллельно с борьбой за отмену рабства. Политические требования выдвигались параллельно с экономическими и с требованиями предоставить право на образование. В ряде стран женщины добились включения их в экономическую жизнь (опять же - незамужние) и обнаружили, что их труд ценится слишком дешево. Были созданы женские профсоюзы - для борьбы за экономические права (в начале XX в. они действовали во многих странах Европы и Америки).

В России отмечается движение «равноправок». Оно ставило более узкие задачи - право на образование и трудовую деятельность. В конце 1880-х гг. в Москве, Одессе и Петербурге были открыты высшие женские курсы, которые готовили врачей и учителей (в Петербурге они назывались Бестужевскими - по имени основателя), женский медицинский институт, женский педагогический институт. Хотя избирательное право ряду женщин (по имущественному цензу) было предоставлено, но голосовать от их имени могли только мужчины (мужья или родственники). Были созданы общественные женские организации, которые оказывали помощь нуждающимся женщинам (в жилье, поисках работы, деньгах).

Феминизм на протяжении своей истории неоднороден. В России в 1899 г. выходят две книги русского автора П.Е. Астафьева - «Понятие психического ритма как научное основание психологии полов» и «Психический мир женщины, его особенности, превосходства и недостатки». Он выделяет время как важный фактор психической жизни (быстрота смены психических актов и событий). По этому фактору различаются психические типы мужчин и женщин. Женщин отличает более быстрый психический темп, мужчин - замедленный. Эти особенности психического ритма определяют половые различия, которые проявляются в различных показателях.

В более поздних исследованиях многие предположения Астафьева о различии полов не подтвердились (в частности, мужчины превосходили женщин по скорости почти всех реакций), другие же получили свое подтверждение (характер речевого поведения мужчин и женщин, большая оригинальность мужчин).

Конец XIX в. ознаменован тем, что начали проводиться первые исследования женщин - в Германии, Франции, Великобритании, Италии, Нидерландах. Появилось несколько монографий, посвященных им или их сравнению с мужчинами, в частности работы Т. Хиггинсона, Л. Фратти, X. Ланге, М. Лефевра, X. Марион, Л. Мархольм, Э. Кей (последние три автора - женщины); интересна монография Г. Эллиса «Мужчина и женщина», которая была переведена на русский язык в 1898 г.

Однако настоящим первооснователем новой отрасли психологии можно считать голландского ученого Г. Гейманса. Во-первых, его книга «Психология женщины» (1911) отличалась от предыдущих произведений своей научностью: стилем, аргументацией, ссылкой на исследования других авторов. Во-вторых, он сам провел два масштабных исследования. Приведенный Геймансом обзор по результатам исследований демонстрирует состояние науки на начало XX в. Г. Гейманс отмечает, что различия между женщинами и мужчинами носят статистический характер - в виде тенденций, при этом конкретные мужчина и женщина могут не соответствовать этим тенденциям. Также он говорит о том, что женщин стали изучать очень активно, но необходимо изучать и отдельно психологию мужчин. При этом важен фактор пола исследователя. Мужчины (к примеру, Ч. Ломброзо и П. Мантегацца), по мнению Гейманса, недооценивают сложность женской психики, а женщины (Л. Мархольм, Р. Мейредер) преувеличивают ее.

В своих исследованиях Г. Гейманс отмечает большое количество конституциональных и социокультурных аспектов в различении мужского и женского.

Еще одним значимым событием для рассматриваемого периода развития гендерной психологии является книга Л.П. Кочетковой с символичным названием «Вымирание мужского пола в мире растений, животных и людей» вышедшая в свет в 1915 г. в Москве. Книга снабжена многочисленными статистическими таблицами о рождаемости и смертности детей разного пола (в России даже по губерниям). Это уникальный материал. Однако выводы, которые делает автор, и сам характер повествования пронизаны духом ненависти к мужскому полу. Так, Л.П. Кочеткова считала функцию продолжения рода помехой для развития женщин.

Третий этап развития гендерной психологии тесно связан с именем З. Фрейда. Теория гендерного развития по Фрейду оказала, может быть, наиболее сильное влияние на развитие психологии, являясь одновременно и наиболее противоречивой. Согласно Фрейду, изучение половых различий в младенческом и раннем детском возрасте основывается на наличии или отсутствии пениса. Сказать «у меня есть пенис» – то же самое, что «я мальчик»; утверждение «я девочка» равносильно «у меня нет пениса». Фрейд подчеркивает, что в данном

случае это не просто анатомические различия: наличие либо отсутствие пениса

символизирует мужественность или женственность.

Во время «эдиповой фазы» мальчик якобы испытывает чувство угрозы, исходящей от отца, который требует послушания и дисциплины. Вследствие этого ребенку кажется, будто бы отец намеревается лишить его пениса, то есть кастрировать. Отчасти сознательно, но главным образом на подсознательном уровне мальчик начинает рассматривать своего отца как соперника в борьбе за расположение матери. Подавляя эротические чувства к своей матери и считая своего отца существом высшего порядка, мальчик идентифицирует себя с отцом и узнает, что принадлежит к мужскому полу.

Мальчик отказывается от любви к своей матери из-за бессознательного страха быть подвергнутым кастрации собственным отцом. Девочки, с другой стороны, предположительно испытывают «зависть к пенису», поскольку сами не обладают таким столь заметным органом, который отличает мальчиков. Мать теряет доверие дочки, так как у нее нет пениса, равно как и шансов на его появление. Когда девочка идентифицирует себя со своей матерью, она перенимает у нее пассивную жизненную позицию, которая связывается с признанием себя «существом второго порядка».

Когда «эдипова фаза» заканчивается, ребенок уже умеет подавлять свои эротические чувства. Согласно Фрейду, в возрасте примерно с пяти лет и до наступления половой зрелости ребенок проходит период латентного развития полового инстинкта, связанного с подавлением сексуальной активности, что ведет к ее отсрочке до тех пор, пока вследствие биологических изменений, происходящих в организме подростка, эротические желания не начинают проявляться непосредственно. [28]

Против теории Фрейда выдвигались многочисленные возражения, в основном феминистами, но также и многими другими авторами:

  1. Фрейд, по-видимому, отождествляет личностные черты, которые складываются в соответствии с принадлежностью к определенному полу, и осведомленностью о половых органах, хотя, конечно же, на личность воздействуют и многие другие, не так явно выраженные факторы.

  2. Его теория, очевидно, исходит из предположения, что мужские половые органы «естественным образом» превосходят женские, которые представляют собой лишь отсутствие «пениса», но почему нельзя допустить, что все как раз наоборот.

  3. Фрейд рассматривает отца как основного носителя дисциплины, в то время как во многих культурах мать играет гораздо большую роль в воспитании послушания.

  4. Его теория предполагает, что половое обучение в основном происходит в течение «эдиповой фазы», примерно в 4-5 лет.

Четвертый этап начавшихся обширных гендерных исследований ознаменовался наступлением мощной волны женского движения на Западе в конце 60-х и начале 70-х годов. Это общеизвестное феминистское движение, в котором «сформировалась целая плеяда теоретиков гендера: Сара Кофман, Люси Иригарэ, Катрин Клеман, Элен Сиксу». [23] В своих работах они поднимают проблемы женского «Я», женского самосознания. Женские исследования, которые в последствии трансформировались в гендерные, способствовали развитию одного из направлений гендерных исследований в психологии - женской психологии. В свою очередь, следует отметить, что именно женская психология положила начало развитию гендерной психологии как науки, хотя российские психологи (Е. Иванова и др.) утверждают, что «гендерной психологии или психологии гендера как отдельной психологической дисциплины в настоящее время ещё не существует». [18]

Тем не менее, ряд фундаментальных психологических исследований в области женской психологии подтверждают значимость развития психологии гендера как самостоятельного направления научных знаний.

Теоретиком женской психологии является Карен Хорни, которая стремилась в своих трудах, «сохраняя неизменными базисные психоаналитические парадигмы, отыскивать новые ракурсы рассмотрения женской психологии». В своих исследованиях она установила очевидную «маскулинность» психоанализа и показала связь с тем, что «до недавнего времени объектом психоанализа преимущественно являлось сознание мужчин и мальчиков». В своей основной статье по женской психологии «Переоценка любви» К. Хорни показывает как созданный и диктуемый социумом образ женщины мешает её развитию, самоутверждению в обществе, формирования уважения к себе. [18]

Следующим шагом в развитии гендерной психологии стали три фундаментальных исследования, выводы которых опровергли основные положения традиционной теории. Ряд российских авторов (Кон И.С. и др.) считают этот этап «своеобразной революцией» в психологии половых ролей, способствующей возникновению «новой психологии пола». Следует дать краткую характеристику каждому из направлений.

Исследования Е. Маккоби и К. Джеклин доказали, что фундаментальных врожденных различий в психологических особенностях мужчин и женщин нет. Отрицательный исход эксперимента Дж. Мани и исследования А. Эрхарда подтвердили сильное влияние социального фактора на формирование полоролевой идентичности.1

Третьим направлением была группа исследователей под руководством Сандры Бем, которая опровергла мнение психологов что, чтобы быть приспособленным к жизни, мужчины и женщины «должны иметь традиционно установленные, соответствующие полу характеристики». Данные С. Бем показали обратную картину: «наиболее приспособленным к жизни оказался андрогинный (андро – «мужской», гин – «женский») тип, имеющий черты того и другого пола».1

Несколько иначе складывались предпосылки гендерных исследований в советский период развития психологии. В своих работах И.С. Кон называл советскую психологию «бесполой наукой» и эта фраза стала почти хрестоматийной среди исследователей гендерной направленности. Проанализировав массовые учебники и учебные пособия, а так же словари, справочники и научные публикации, И.С. Кон обнаружил, что ни в одном из источников не использовались понятия «пол», «маскулинность – фемининность», нигде ни в каком контексте не упоминались половые различия. Только в 1979 году в учебнике «Возрастная и педагогическая психология» в разделе, посвященном подросткам, появляется параграф «Особенности отношений мальчиков и девочек», однако «информация носила характер общих педагогических рассуждений, да и сам текст занимал всего одну страницу».2

В конце 60-х и в 70-е годы отдельными учебными изданиями и в психологических журналах появляются немногочисленные публикации, посвященные проблемам пола и межполовых отношений и, прежде всего, это были работы самого И.С. Кон, а так же известного психолога Б.Г. Ананьева. Благодаря их трудам, в тот период были определены приоритетные направления исследований в области психологии пола, такие как изучение закономерностей дифференциации половых ролей на разных возрастных уровнях, изучение полоролевых стереотипов в исторической перспективе и различий полов в возрастной динамике и др.1

Как отмечают многие авторы, пятый этап развития гендерной психологии характеризуется резким увеличением количества публикаций, посвященных психологии пола. Об этом так же свидетельствует анализ статей, появившихся в психологических журналах в тот период (В.В. Абраменкова «Половая дифференциация и межличностные отношения в детской группе», 1986; В.Е. Каган «Стереотипы мужественности-женственности и «образ Я» у подростков», 1988; Ю.Е. Алешина, А.С. Волович «Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины», 1991; Т.В. Виноградова, В.В. Семенов «Сравнительное исследование познавательных процессов у мужчин и женщин: роль биологических и социальных факторов», 1993; и др.).

Аналитики гендерных исследований разделили все работы данного периода на две группы: неспециализированные исследования, где изучение различий в поведении и в характеристиках между людьми не являлось главной целью, а было реализовано в контексте других научных проблем; и специальные исследования, которые изначально ориентированы на решение каких-либо проблем психологии пола.

В первой группе наиболее интересными являются исследования В.С. Агеева, Т.А. Репиной, Н.Я. Приваловой, В.В. Абраменковой. Следует для примера остановиться на некоторых интересных работах.

Исследование В.С. Агеева было направлено на поиск межкультурных различий в процессе восприятия человеком человека. В результате фактор пола оказался более значимым, чем фактор национальной принадлежности. [1]

В исследованиях общения дошкольников Т.А. Репиной обнаружилось, что дети в детском саду сами объединяются в группы по признаку пола и это разделение становится наиболее выраженным к старшей группе. [19]

В целом следует отметить, что в исследованиях первой группы причины половых различий не объяснялись или «предлагался вариант признания естественности различий, обусловленных природными, биологическими различиями полов». [11]

Ко второй группе относятся исследования В.В. Абраменковой, В.Е. Кагана, Я.Л. Коломинского и М.Х. Мелтсас, И.И. Лунина, Т.И. Юферевой. Основными результатами данных работ стало установление определенных различий в характеристиках и поведении людей разного пола. Научным объяснением причинности обнаруженных различий стало наличие стереотипов маскулинности-фемининности, доминирующими в общественном сознании, а так же исторически сложившимися формами взаимодействия мужчин и женщин.

Ряд работ этой группы, таких авторов как В.П. Багрунов, Г.М. Бреслава, Б.И. Хасан, носили явно сексисткую направленность и были подвергнуты критике со стороны ученых. [11]

В теории и практике и зарубежной и отечественной психологии особым междисциплинарным направлением является психология семьи и брака. В рамках данного направления психология ставит перед исследователями разнообразные вопросы. К ним можно отнести: факторы, влияющие на качество брака; развитие семьи; ролевая структура семьи; психологические особенности родителей и детей и др. В свою очередь для психологии пола важно, чтобы все перечисленные вопросы изучались в соотнесении с полоролевыми представлениями, стереотипами маскулиности-фемининности и полотипическими характеристиками и моделями поведения, присущими реальным и потенциальным супругам. Важно научно проследить, как различия между мужчиной и женщиной отражаются на их поведении и отношениях.

Говоря об особенностях развития гендерной психологии в 90-е годы, следует обратиться к описанию И.С. Клециной, где автор ярко описывает актуальность появившихся научно-теоретических исследований в области психологии гендера, в связи с активизацией населения в решении разнообразных проблем межполового взаимодействия. В статье описываются несколько исследований российских ученых середины 90-х годов, и дается анализ полученных результатов. Однако - пишет автор – «не следует рассматривать эти работы как гендерноориентированные, т.к. исследователи исходили из анатомо-физиологических различий». [11]

По мнению российских психологов, все проведенные работы можно рассматривать «как научные предпосылки развития гендерных исследований, создающих основу для становления гендерной психологии».

Соловьева Г.Г. отмечает, что «завоевавшая позиции теория социального пола (гендера) изменяет всю перспективу социального знания, формирует новое смысловое поле культуры, становится ориентиром и важнейшим индикатором социальных программ на уровне государственной политики во многих странах мира, в том числе». [23]

Подводя итог, следует отметить, что гендерная психология является достаточно новой областью знаний, и требует проведения разноплановых исследований. Вместе с тем, как показывает практика гендерных исследований российских ученых, растущая популярность гендерных исследований как междисциплинарной исследовательской практики рождает ненаучный подход в определении содержания гендерного направления в психологии. В ближайшие годы у нас в стране необходимо проводить научнообоснованные исследования, раскрывающие, по мнению Клециной И., гендерные проблемы не столько с позиции психологических различий между полами, цель которых сводится к выявлению и демонстрации этих различий, сколько анализ личностных проблем разных полов, вызванных дифференцированным подходом к психологическим характеристикам, социальным ролям, статусам, позиций в социуме, затрудняющих их самореализацию в семейной и профессиональной сферах.
^ 1.2. Своеобразие становления гендерной психологии в России
Принято считать, что гендерные исследования начали развиваться в России в конце 80-х - начале 90-х годов, когда стали возникать первые феминистские группы и независимые женские организации, а в журналах появились первые публикации и переводы статей по гендерной проблематике. Опубликованная в 1989 году в журнале «Коммунист» статья А. Посадской, Н. Римашевской и Н. Захаровой «Как мы решали женский вопрос» стала своего рода программным документом начальной стадии нового направления в науке и общественном женском движении, которое позже, в 1994 году, с легкой руки английских издателей книги «Women in Russia», было названо «Новой эрой феминизма в России».

У историков принято датировать исторические события по упоминанию о них в письменных источниках. Если посмотреть на историю возникновения и развития гендерных исследований в России (бывшем СССР) с этих позиций, то «отсчет времени» следует начать с 1990 года, когда в рамках Академии наук, в Институте социально-экономических проблем народонаселения была создана лаборатория, в официальном названии которой впервые был использован термин «гендер». Позднее это научное подразделение стало более известно как Московский центр гендерных исследований (МЦГИ).

Появление новых научных парадигм и теорий, как правило, вызвано необходимостью переосмысления изменившейся действительности, когда старые категории и методы изучения общественных явлений оказываются уже малопригодными. Основные причины и факторы, обусловившие начало гендерных исследований в России, были связаны как с социальными изменениями в российском обществе, так и с развитием самой гуманитарной науки и поэтому условно могут быть подразделены на две категории: социальные и академические. О взаимосвязи гендерных исследований с такими социальными трансформациями общества, как кардинальная перестройка общественных и экономических отношений в стране, изменившими контекст положения и статуса женщин в российском обществе, а также с возникновением независимого женского движения, было сказано и написано уже немало. Реже говорилось о роли существенных перемен в области российских общественных наук, вызванных появлением и развитием новых/альтернативных теоретических направлений и концепций, а также возможностями критики андроцентристских и позитивистских подходов в науке.

Не останавливаясь подробно на этих факторах, хотелось бы лишь отметить, что рождение нового научного направления, каковым безусловно являются гендерные исследования, происходило на фоне существенного сокращения численности занятых в научной сфере. По данным Министерства науки РФ, общая численность исследователей за последнюю декаду XX века сократилась в России более чем вдвое и составила в 1998 году лишь 42, 7% от уровня 1990 года. [11] Данный период в истории отечественной науки нельзя оценить однозначно: с одной стороны, это время активной «утечки мозгов», когда академическая наука была поставлена на грань выживания и значительная часть исследователей вынуждена или уехать из страны, или сменить характер деятельности. Но, с другой стороны, именно в этот период происходило освобождение российской науки от многих догматических и идеологических оков, что привело к возникновению и бурному развитию новых для России научных направлений, школ и дисциплин, а также междисциплинарных исследований, таких как политология, культурология, социальная антропология, гендерные исследования и другие.

Эти изменения в российской науке имели, можно сказать, революционный характер. Условно их можно назвать процессом «гуманитаризации и демократизации» российской науки, поскольку они отражают переориентацию науки с преимущественного обслуживания милитаристских и идеологических запросов/заказов авторитарного государства на теоретические и эмпирические исследования, связанные с возникновением и развитием демократических институтов и гражданского общества в России. Не последнюю роль в этом процессе сыграли такие внешние факторы, как расширение контактов с зарубежными коллегами и деятельность зарубежных и российских научных фондов, направленная на поддержку исследований, информационных и коммуникативных каналов и технологий, а также финансовую помощь исследователям (индивидуальные гранты, выделяемые на конкурсной основе).

Несмотря на сравнительно непродолжительную, всего лишь двадцатилетнюю историю российских гендерных исследований, можно говорить о четырех этапах становления и развития этого научного направления в России. И хотя такое деление является весьма условным, оно помогает более четко понять своеобразие задач, решаемых в разные периоды развития российских гендерных исследований.

Первый этап может быть охарактеризован как период внедрения новой научной парадигмы, когда энтузиазма первооткрывателей отечественных гендерных исследований было больше, чем теоретических знаний и практического опыта. Этот этап продолжался с конца 1980-х до 1992 года, и его основные задачи имели, скорее, организационный и просветительский, чем исследовательский характер.

В ноябре 1990 года в Москве прошла первая международная конференция по гендерным исследованиям, организованная ЮНЕСКО. И хотя с основными научными докладами на ней выступили западные ученые, в тематике сообщений российских ученых на секциях уже чувствовалась необходимость и возможность новых научных подходов к изучению статуса и положения женщин и мужчин в обществе. Здесь уместно отметить, что гендерные исследования традиционно достаточно тесно связаны с женским движением и нацелены не только на производство знаний, но и на социальные изменения в обществе.

В 1991 и 1992 годах были организованы и проведены Первый и Второй независимые женские форумы в Дубне. Кроме практических задач, направленных на создание сети новых женских организаций, на форумах были широко представлены новая научная парадигма и первые результаты гендерных исследований, уже проведенных к тому времени в некоторых российских городах (Таганрог, Набережные Челны, Москва).

В среде нарождавшегося независимого женского движения феминистские идеи гендерных исследований встречали позитивный отклик, чего нельзя сказать об отношении к этим теориям в академических и образовательных кругах. В то время было достаточно сложно опубликовать статью по гендерной тематике в научном или публицистическом журнале. Хотя в журналах «Общественные науки и современность» и «Социологические исследования» в 1991 и 1992 годах появились соответствующие рубрики, но это были, скорее, исключения из общего правила. Ярким примером негативного отношения к гендерной проблематике в тот период может служить история издания книги «Women in Russia», написанной в 1991 году учеными и активистками женского движения, большинство из которых были организаторами Первого независимого женского форума. Никто в России не хотел издавать эту книгу, авторам говорили: «Кому сегодня интересно читать про женские проблемы? Эту книгу не будут покупать». В результате самая первая книга российских ученых-феминисток о проблемах женщин в бурно трансформирующемся российском обществе была издана только на Западе и только на английском языке. Трудности внедрения в российскую науку и общественные институты новых терминов, понятий и подходов, связанных с гендерной тематикой и методологией, были наиболее сложными проблемами первого этапа.

Второй этап может быть охарактеризован как период институализации российских гендерных исследований, который наиболее активно начался в 1993-1995 годах. Это было время роста числа гендерных центров и официальной регистрации как новых, так и ранее созданных научных коллективов и организаций. В эти годы были официально зарегистрированы Московский и Петербургский гендерные центры, открылись и начали работать Карельский, Ивановский и другие гендерные центры. Процессу институализации способствовало появление законодательства РФ об общественных организациях и объединениях, а также начало активной работы в России западных благотворительных фондов.

Кроме того, этот период отмечен активной подготовкой к четвертой Всемирной конференции по положению женщин в Пекине, что задавало «тон» дискуссиям на конференциях и семинарах того времени, которые в большей мере были посвящены социально-политической, а не научной тематике. С воплощением в жизнь Пекинских стратегий связано введение в 1996 году в соответствии с решением Министерства образования РФ в программу некоторых российских вузов новой учебной дисциплины - феминологии.

Создание вузовских программ по феминологии несколько сродни истории возрождения М. Горбачевым женсоветов в 1985 году. Насаждавшиеся по приказу «сверху» и те и другие пройдут трудный и болезненный путь адаптации к современным реалиям и требованиям времени. И хотя с 1998 года программа стала называться «Феминология и гендерные исследования», изменение названия было лишь первым шагом. Понадобились годы трудного и не всегда успешного диалога, чтобы два научных направления - феминология и гендерные исследования - смогли начать конструктивно взаимодействовать, несмотря на то, что по ряду теоретико-методологических аспектов их позиции по-прежнему несколько различаются.

Научная работа в гендерных центрах разных городов проходила почти изолированно, ни обмена идеями и опытом, ни совместных программ в тот период практически не было. Мы чаще встречались и вели дискуссии с западными коллегами, чем друг с другом. Данные опроса, проведенного на конференции 1996 года, показали, что треть публикаций, подготовленных российскими гендерными исследователями в первой половине 90-х годов, вышли на Западе, а не в России. Информационный голод, связанный с недостатком научных публикаций на русском языке и основанных на отечественном материале, а также недостаток живого общения ученых и преподавателей были наиболее острыми проблемами второго этапа.

Третий этап - консолидация ученых и преподавателей российских гендерных исследований - приходится на 1996-1998 годы. Первым шагом на пути к налаживанию более тесных научных контактов и связей между гендерными исследователями из России и стран СНГ была научная конференция, организованная МЦГИ в январе 1996 года «Гендерные исследования в России: проблемы взаимодействия и перспективы развития». На ней российские ученые впервые собрались для обсуждения институциональных, методологических, социальных и других проблем, связанных с гендерными/женскими исследованиями и их преподаванием в российской высшей школе. На конференции ученые и преподаватели из России и Украины обсуждали важные для всех собравшихся вопросы становления и развития гендерных исследований в постсоветском пространстве, а также атмосферы, сложившейся вокруг них не только в академических и университетских кругах, но и в женском движении.

Важную роль в обмене опытом и идеями, а также в обсуждении результатов научных исследований и проблем преподавания гендерных исследований в университетах, сыграл научно-образовательный проект Российские летние школы по женским и гендерным исследованиям (РЛШГИ), который в 1996-1998 годах реализовывался МЦГИ и университетами из российских регионов при финансовой поддержке Фонда Форда. С 1997 года летние школы начали проводиться также в Форосе Харьковским центром гендерных исследований.

За три года в Российских летних школах побывало около 200 ученых, преподавателей университетов и аспирантов, вовлеченных в профессиональную работу в сфере гендерных исследований. Новизна идеи научно-образовательного проекта РЛШГИ заключалась в том, что эта программа была направлена не только на обмен опытом и передачу знаний по гендерной проблематике, но и на процесс познания «мира, себя, друг друга, науки, методологии» через призму гендерного подхода, а демократическая форма коллективного диалога позволяла исследователям, которые собирались в летних гендерных школах, выходить на новый уровень творческого сознания и мышления.

Третий этап был, вероятно, наиболее важным и ответственным периодом, с которого начинается развитие собственно «российских» гендерных исследований, поскольку в это время произошел своего рода прорыв в новое качество сразу по двум направлениям. С одной стороны, проект летних школ дал мощный импульс для качественно нового этапа развития женских и гендерных исследований в России, суть которого состояла в переходе от работы в отдельных исследовательских и преподавательских коллективах к взаимодействию и сотрудничеству ученых и преподавателей из разных городов и университетов. С другой - летние школы своевременно создали благоприятные условия для глубокого и всестороннего обсуждения теоретических проблем нового научного направления. Этот период совпал по времени со своеобразной «стадией зеркала» российских гендерных исследований, когда наиболее остро встал вопрос самоидентификации и рефлексивного осмысления собственного опыта, необходимости выработки своего российского гендерного дискурса, теории и методологии гендерных исследований, основанных на учете многообразия «опытов» российских женщин и особенностях российских гендерных отношений.

Важным итогом процессов, происходивших на этом этапе, который условно обозначен как этап консолидации, явилось создание информационной Сети, которая объединила гендерных ученых и преподавателей России и стран СНГ и по сей день позволяет обмениваться информацией, создавать совместные проекты, приглашать преподавателей для чтения лекций в университеты разных городов.

Четвертый этап развития российских гендерных исследований начался в последние два года этого столетия и, вероятно, все еще продолжается. Характерной особенностью этого этапа является активизация работы, направленной на легитимацию и более широкое распространение гендерного образования в российских университетах.

Несмотря на проблемы, связанные с тем, что гендерные исследования - междисциплинарные по своей природе - трудно вписываются в рамки учебных программ университетов, построенных по дисциплинарному принципу, развитие гендерного образования набирает темпы. Уже сейчас во многих российских вузах читаются специализированные учебные гендерные курсы или эта тематика включена в общие учебные программы по социологии, антропологии, философии, лингвистике, истории, психологии и др. В качестве иллюстрации здесь можно назвать некоторые авторские учебные курсы: «Гендерные теории в современном мире: междисциплинарный подход» (О. Воронина, МГУ им. М. В. Ломоносова - Московская школа социальных и экономических наук); «Гендерные практики и гендерные стереотипы» (Т. Барчунова, Новосибирский государственный университет); «Природа женщины как философская проблема» (Г. Брандт, Уральский государственный технический университет); «Психология гендерных отношений» (И. Клецина, Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена); «Женщина и СМИ» (Н. Ажгихина, МГУ им. М. В. Ломоносова); «Русская философия женственности XI-XX веков» (О. Рябов, Ивановский государственный университет); «Гендерные аспекты экономического поведения» (Е. Мезенцева, Высшая школа экономики); «Элементы гендерного анализа в литературе и лингвистике» (Т. Гречушникова, Тверской государственный университет); «Российские гендерные отношения и качественные методы в гендерных исследованиях» (Е. Здравомыслова и А. Тимкина, Европейский университет в Санкт-Петербурге) и др.

На эти же годы приходится настоящий бум публикаций по гендерной тематике. Сегодня уже нет проблем с публикациями - гендерная тематика принята российскими издателями и даже становится популярной. Проблематика книг и статей, изданных в последние годы, свидетельствует о том, что гендерный подход позволил российским ученым открыть не только новые темы, но и по-новому взглянуть на уже знакомые проблемы. Об этом свидетельствуют и содержание, и название статей, которые хотелось бы здесь привести в качестве примера: «Гендерный подход к отечественной истории» (Н. Пушкарева); «Общество сквозь призму гендерных представлений» (О. Здравомыслова); «Постмодернистский исход феминизма» (А. Костикова); «Феминистская критика семейных теорий» (Т. Гурко); «Видимость мужественности» (С. Ушакин); «Гендерный фактор в воспроизводстве человеческого капитала» (И. Калабихина); «Женщины в российских органах власти» (Е. Кочкина); «Этические аспекты феминизма и эмансипации» (О. Доманов); «Теоретический дискурс семьи и сексуальности» (Е. Ярская-Смирнова); «Феминистская эпистемология» (А. Тимкина) и др. А содержание сборников и монографий последних лет свидетельствует о достаточной научной зрелости и глубине российских гендерных исследований. Перечислим хотя бы некоторые из них: С. Айвазова «Русские женщины в лабиринте равноправия» (РИК Русанова. М., 1998); «Права женщин в России» (МЦГИ. М., 1998); «Потолок пола» (под ред. Т. Барчуновой. Новосибирск, 1998); «Женщина. Гендер. Культура» (под ред. З. Хоткиной, Н. Пушкаревой и Е. Трофимовой. МЦГИ-ИСЭПН. М., 1999); Н. Римашевская, Д. Ваной, М. Малышева, Е. Мещеркина и др. «Окно в русскую частную жизнь» (Academia. M., 1999) и т. п.

К сожалению, в России (в отличие от Украины, где в Харькове уже второй год выходит журнал «Гендерные исследования») пока не налажено регулярное издание отечественного гендерного журнала, хотя в последние годы такие попытки предпринимались в Санкт-Петербурге, где вышел в свет первый номер и готовится следующий выпуск «Гендерных тетрадей».

Таким образом, несмотря на значительные трудности и проблемы, которых особенно много было на первых шагах развития гендерных исследований, за двадцать лет они смогли институализироваться как новое направление российской гуманитаристики, которое получило определенное признание в академической и образовательной сферах. Отражением чего является, например, факт, что уже сегодня в России защищаются дипломы и диссертации по гендерной тематике, и начался нормальный процесс воспроизводства данного научного направления, когда в российских университетах российские преподаватели готовят студентов и аспирантов как специалистов по российским гендерным исследованиям. Еще совсем недавно, в середине 90-х годов, об этом можно было только мечтать.

Анализируя путь, пройденный российскими учеными и преподавателями, вовлеченными и увлеченными гендерными исследованиями, можно сказать, что удалось сделать немало: наработать свой российский феминистский дискурс и внедрить его как в научный оборот, так и в официальные правительственные документы; научиться использовать в исследованиях современную методологию и методы гендерных исследований; опубликовать около сотни книг и тысячи научных и публицистических статей по гендерной тематике и тем самым изменить отношение к гендерным исследованиям в научных, издательских и общественных кругах. За десять лет «география» гендерных исследований значительно расширилась, и сегодня гендерные исследования проводятся и преподаются более чем в 60-ти городах России и стран СНГ.

Однако многое еще предстоит сделать. Гендерные исследования все еще остаются достаточно «экзотическим» и маргинальным сегментом научного пейзажа, а этап их внедрения в учебные программы российской высшей школы еще не завершился.


    1. ^ Основные направления применения практической гендерной психологии


Как отдельное научное направление гендерная психология начала активно развиваться лишь в конце XX века, но уже сейчас созрела необходимость ее приложения в традиционных нуждах практической психологии. На наш взгляд, гендерный подход может существенно обогатить практическую психологию, и это обусловлено рядом предпосылок различного характера.

Основную цель применения гендерного подхода в практической психологии можно обозначить как повышение гендерной компетентности личности.

Попытаемся теперь обрисовать основные области возможного применения гендерного подхода в практической психологии.

^ Психологическое сопровождение образования. Несомненно, что школа, являясь важнейшим институтом социализации вообще, и гендерной социализации, в частности, играет весьма и весьма значительную роль как в формировании, так и в сохранении существующей системы гендерных стереотипов. Обычно эту роль описывают через понятие «скрытый учебный план». [32] Е.Р. Ярская-Смирнова определяет скрытый учебный план как имплицитный способ трансляции гендерных стереотипов, который контролирует и обеспечивает их воспроизводство. Скрытый учебный план включает в себя, во-первых, организацию самого учреждения, гендерные отношения на работе, гендерную стратификацию учительской профессии; во-вторых, содержание предметов и учебных пособий; в-третьих, стиль преподавания. Именно понятие скрытого учебного плана показывает, что работа психолога с гендерными стереотипами в средней школе обязательно должна строиться на комплексной основе, охватывая всех участников образовательного процесса: учителей, учеников и родителей. В ходе подобной работы могут использоваться уроки как психологии, так и специальные тренинговые технологии, обучающие программы для учителей и т.д., индивидуальное консультирование.

На наш взгляд, уместно будет привести пример, показывающий, что в ходе индивидуального консультирования психологу нередко приходится сталкиваться с проблемами, наиболее эффективное решение которых можно найти в русле гендерного подхода. На прием пришла мама ученика второго класса. Проблема обычная: мальчик не хочет учиться, уроки дома делает «с боем». В ходе сбора информации (бесед с учительницей, диагностики индивидуально-психологических особенностей мальчика) выяснилось, что основная трудность здесь – эмоциональное состояние матери, не соответствующее объективной «сложности» ситуации (по словам учительницы, мальчик учится вполне прилично, углубленное психодиагностическое обследование не выявило никаких особых трудностей и проблем в психическом развитии ребенка). Именно поэтому в дальнейшем работа концентрировалась вокруг чувств, которые испытывала мама мальчика. Выяснилось, что Анна Николаевна (имя клиентки изменено) в прошлом году ушла с работы, чтобы «целиком посвятить себя сыну-первокласснику и семье». Такое сужение поля деятельности привело к резкому повышению эмоциональной значимости всего, что происходит в семье. Интересно, что одним из самых сложным вопросов, который был задан Анне Николаевне в ходе общения, был вопрос «Что Вы сделаете сегодня лично для себя?». Важным этапом совместной работы стало составление Анной Николаевной списка ее собственных прав в семейной жизни.

^ Помощь жертвам насилия. На наш взгляд, именно в данной области отсутствие гендерного подхода особенно негативным образом сказывается на эффективности помогающей деятельности. Как отмечает Ольга Данилова, «векторная направленность насилия не является гендерно нейтральной, а, следовательно, ее нельзя рассматривать без учета гендерного аспекта и применения гендерного анализа». [7] Насилие рассматривается как часть патриархатной культуры, как крайняя форма проявления мужской доминантности и агрессивности, приветствуемыми в культуре, построенной согласно с традиционным разделением гендерных ролей. Патриархатные гендерные установки порождают искаженное восприятие ситуации насилия, формируют, в частности, представления о виктимности, о том, что женщина «сама виновата» в произошедшем. Неслучайно одним из важнейших направлений оказания психологической помощи жертвам насилия является работа с чувством вины, которое нередко оказывается центральным в структуре постравматических переживаний.

^ Семейное консультирование. Гендерные стереотипы активно вторгаются в частную жизнь человека, область его межличностных отношений, в том числе и семейных, нередко именно здесь оставаясь наиболее жесткими, воспринимаемыми в качестве «незыблемых устоев» и «вечных ценностей». Вместе с тем, изменяющаяся социальная ситуация, личностные потребности нередко входят в конфликт с патриархатными представлениями о разделении ролей в семье, что приводит к многочисленным внутри- и межличностным конфликтам, приводящим супругов на консультацию к психологу.

Классическими проблемами здесь являются так называемый ролевой конфликт работающей женщины и одна из форм подавления мужчин (ценность мужчины определяется уровнем его доходов, способностью выполнять роль «кормильца» и «добытчика»). Можем проиллюстрировать подобную ситуацию еще одним случаем из практики. За консультацией обратилась женщина 37 лет (назовем ее Ольгой), которая рассказала о том, что ее беспокоит «различие взглядов на жизнь», обнаружившееся между ней и ее мужем. Как выяснилось в ходе беседы, конфликты стали возникать в тот момент, когда Ольга вышла из отпуска по уходу за ребенком и активно занялась собственной самореализацией: вернулась на любимую работу и пошла получать высшее образование на заочном отделении ВУЗа. Муж, на словах активно поддерживающий начинания супруги, на деле категорически отказывался взять на себя хотя бы часть домашних обязанностей, что, естественно, привело к росту напряженности и возникновению множества конфликтов.

Хочется обратить внимание и на такой аспект жизни семьи, как воспитание детей. Именно в данной области наблюдается острый дефицит психологически грамотной литературы, написанный с позиций идей гендерного равенства. Полки современных книжных магазинов переполнены разнообразными пособиями для родителей типа «Воспитание девочки» и «Воспитание мальчика», содержащих описания стратегий семейного воспитания, формирующего жесткую систему полоролевых стереотипов. В этих условиях задача написания гендерно ориентированных пособий по семейной педагогике и психологии остается крайне актуальной.

^ Консультирование в области сексуальных отношений. Отношения между мужчинами и женщинами – еще одна область, проблемы и субъективные трудности в которой вызывают частые обращения к психологу. Механизм возникновения подобных затруднений очень часто можно объяснить тем, что гендерные стереотипы вытесняют более тонкие механизмы межличностного восприятия, мешают партнерам видеть друг в друге уникальных личностей, а не объекты манипулирования. Приведем еще один пример. К психологу обратилась ученица 11-го класса. Первоначальный ее запрос состоял в том, что она не может принять решение, стоит или нет продолжать общаться с молодым человеком, с которым девушка познакомилась через Интернет. В ходе консультации выяснилось, что Тане (имя клиентки изменено), в принципе, не очень нравится этот молодой человек, но она не собирается говорить ему об этом, потому что ей хочется сохранить возможность «его использовать» (получать от него внимание, подарки и т.д.). Таким образом, сугубо манипулятивный стиль отношений был для девушки единственно возможным в построении отношений с мужчинами. В течение дальнейшей работы выяснилось, что в определенный период своей жизни Таня сама была объектом манипулирования со стороны другого молодого человека, получив, по сути дела, опыт переживания эмоционального насилия. Только проработав чувства, связанные с этим опытом, девушка смогла начать строить отношения на более искренней основе, исходя из своих реальных чувств и потребностей, и выйти за пределы вечного круга типичных женско-мужских манипуляций.

В рамках данного направления психологической помощи необходимо отметить также и консультирование людей с так называемыми «квир-идентичностями», сексуальное поведение которых не вписывается в каноны традиционной гетеросексуальности. Пожалуй, взгляд на гомосексуальность – одна из тех плоскостей, в которых различия между полоролевой и гендерной моделями в научной и практической психологии оказываются наиболее ярко выраженными. В рамках первого подхода все рассматривается как патология влечений, в то время как гендерный подход стоит на позициях множественности и вариативности сексуальности и сексуального поведения.

Еще одна традиционная область практического приложения психологической науки – межэтнические отношения, в том числе, проблемы миграции, вынужденных переселенцев. Гендерные стереотипы, составляющие незыблемый элемент культуры, в различных культурах могут довольно серьезно различаться, в то время как любые отклонения от усвоенных в детстве моделей «мужского» и «женского» поведения вызывают агрессию, панику, другие сильные негативные чувства, усиливающие переживание «культурного шока» и затрудняющие адаптацию мигрантов. [5] Следовательно, необходимо осуществлять подготовку к межкультурному взаимодействию, что позволит сделать его более эффективным и менее травматичным для участников. Особая роль здесь по праву может принадлежать так называемым культурным ассимиляторам. [24]

Гендерный подход с успехом может применяться и в других отраслях практической психологии:

  • в политической психологии (особое значение здесь может приобретать работа с женщинами-политиками, на себе испытывающими влияния сексизма и феномена так называемого «стеклянного потолка») [26];

  • в спортивной психологии (существующая система гендерных стереотипов формирует, в том числе, и представления о «мужских» и «женских» видах спорта, зачастую препятствуя реализации потенциала спортсменов и спортсменов [29];

  • в психологии рекламы и средств массовой информации (средства массовой информации относятся к важнейшим институтам социализации вообще и гендерной социализации в частности [12]; соответственно, изучение транслируемых СМИ образов мужчин и женщин, их трансформации в современных социальных условиях, разработка рекомендаций по формированию эгалитарных гендерных установок – важная задача современной практически ориентированной гендерной психологии [7];

  • в организационной психологии необходим анализ гендерных стереотипов как барьеров на пути профессиональной самореализации и женщин, и мужчин. [13] Вне зависимости от конкретных областей применения гендерного подхода в практической психологии, можно выделить следующие общие цели подобной деятельности:

  • гендерное просвещение - формирование системы знаний и представлений о гендерных стереотипах, гендерной стратификации, дискриминации по признаку пола; обучение навыкам распознавания проявлении сексизма и гендерных стереотипов в различных областях жизни;

  • психологическая диагностика – исследование гендерных характеристик личности (в том числе гендерной идентичности, гендерных ролей, гендерных стереотипов);

  • коррекционно-развивающая работа в области гендерных проблем – психологическая помощь и консультирование, связанные с внутри- и межличностными конфликтами в сфере гендерных отношений.

Для реализации перечисленных целей может быть использован весь арсенал накопленных практической психологией методических средств и приемов: игр, дискуссий, социально-психологического тренинга, техник психотерапии. [20]

Выбор конкретных методов практической гендерной психологии связан, естественно, с тем, какая парадигма оказания психологической помощи близка психологу, но, в любом случае, необходимо помнить о том, что главный инструмент психолога – это его (или ее) собственная личность, поэтому эффективность деятельности специалиста, занимающегося практической гендерной психологией, напрямую зависит от того, насколько он (она) осознает собственные гендерные стереотипы, принимает принципы гендерного равенства и стремится следовать им в собственной жизни. На наш взгляд, это поднимает вопрос о необходимости специального обучения практических психологов, работающих в области гендерной проблематики.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


  1. В истории развития гендерной психологии, по литературным данным, выделяют 5 этапов: разработка соответствующих идей в русле философии (от Античных времен до конца XIX в.); формирование предмета и разделов гендерной психологии (конец XIX - начало XX в.); «Фрейдовский период», связанный с именем 3. Фрейда и с психоанализом (начало XX в. - 1930-е гг.); начало широких экспериментальных исследований и появление первых теорий (1950-1980-е гг.); бурное развитие гендерной психологии: всплеск экспериментальных исследований, теоретическое осмысление эмпирических фактов, адаптация известных методов и методик для изучения гендерной проблематики, создание специфических гендерных методик (с 1990-х гг. по настоящее время).

  2. Основные причины и факторы, обусловившие начало гендерных исследований в России, были связаны как с социальными изменениями в российском обществе, так и с развитием самой гуманитарной. Несмотря на сравнительно непродолжительную историю российских гендерных исследований, можно говорить о четырех этапах становления и развития этого научного направления в России. Первый этап может быть охарактеризован как период внедрения новой научной парадигмы (конец 1980-х до 1992 года). Второй этап может быть охарактеризован как период институализации российских гендерных исследований, который наиболее активно начался в 1993-1995 годах. Третий этап является наиболее важным и ответственным периодом, с которого начинается развитие собственно «российских» гендерных исследований. Важным итогом процессов, происходивших на этом этапе, который условно обозначен как этап консолидации, явилось создание информационной Сети, которая объединила гендерных ученых и преподавателей России и стран СНГ. Четвертый этап развития российских гендерных исследований начался в последние два года XX столетия и все еще продолжается. Характерной особенностью этого этапа является активизация работы, направленной на легитимацию и более широкое распространение гендерного образования в российских университетах.

  3. Основными областями возможного применения гендерного подхода в практической психологии являются: психологическое сопровождение образования, помощь жертвам насилия, семейное консультирование, консультирование в сфере сексуальных отношений и др.

^ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


  1. Агеев В.С. Психологические и социальные функции полоролевых стереотипов // Вопросы психологи. – 1987. – №2.

  2. Битянова М.Р. Социальная психология. – М., 2001.

  3. Воронцов Д.В. Что такое гендер // Практикум по гендерной психологии / Под ред. И.С. Клециной. – СПб., 2003.

  4. Герсон К. Трудный выбор: как женщины решают работа, карьера или материнство. - М., 1985.

  5. Гриценко В.В. Влияние культурных различий на адаптацию русских переселенцев из стран ближнего зарубежья в России // Психологический журнал - 2000. - Т. 21. - № 1.

  6. Гусева Ю.Е. Политическая активность женщин и ее отражение в популярных журналах // Интегративный подход в психологии: Сб. научных статей. - СПб., 2003.

  7. Данилова О.Л. Психология восприятия насилия: культурный и гендерный аспекты // Практикум по гендерной психологии / Под ред. И.С. Клециной. – СПб., 2003.

  8. Донцов А.И., Жуков Ю.М., Петровская Л.А. Практическая социальная психология как область профессиональной деятельности // Введение в практическую социальную психологию / Под ред. Ю.М. Жукова, Л.А. Петровской, О.В. Соловьевой. – М., 1999.

  9. Камашева Д.Б. Психологический пол личности // Наука и образование на современном этапе развития общества: Сборник трудов. – Алматы, 2004.

  10. Квинн В. Прикладная психология. – СПб., 2000.

  11. Клецина И.С. Гендерная психология и направления ее развития // Практикум по гендерной психологии / Под ред. И.С. Клециной. – СПб., 2003.

  12. Клецина И.С. Гендерная социализация: Учебное пособие. - СПб., 1998.

  13. Клецина И.С. Психология гендерных отношений: теория и практика. – СПб., 2004.

  14. Клецина И.С. Самореализация личности и гендерные стереотипы // Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. А.А. Реана, Л.А. Коростылевой. Вып. 2. – СПб., 1998.

  15. Кон И.С. Психология половых различий // Вопросы психологии. – 1981. - №2.

  16. Кон И.С. Психология ранней юности. Кн. Для учителя. – М., 1989.

  17. Кон И.С. Сексология: Учебное пособие для студентов высших педагогических учебных заведений. - М., 2004.

  18. Основы гендерного образования. – Алмты, 2003.

  19. Репина Т.А. Анализ теорий полоролевой социализации в современной западной психологии // Вопросы психологии. – 1999. - №2.

  20. Румянцева П.В., Тупицына И.А. Основные направления психологической работы с гендерными стереотипами в средней школе // Методика и методология гендерного образования в средней школе: Учебно-методическое пособие. – Иваново, 2004.

  21. Сатыбалдина Н.К. Гендерные исследования лидерства // Актуальные проблемы современной психолого-педагогической науки: Материалы республиканской научно-теоретической конференции. – Алматы, 2004.

  22. Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А. Психологическая адаптация вынужденных мигрантов // Психологический журнал. – 2002. - №4.

  23. Соловьева Г.Г. Методологические основы гендера // Основы гендерного образования. - Алматы, 2003.

  24. Стефаненко Т.Г. Адаптация к новой культурной среде и пути ее оптимизации // Введение в практическую социальную психологию. - М., 1966.

  25. Стефаненко Т.Г., Шлягина Е.И., Ениколопов С.Н. Методы этнопсихологического исследования: Спецпрактикум по социальной психологии. – М., 1993.

  26. Успенская В. Стереотипы на пути женщин к лидерству // Феминистская теория и практика: Восток – Запад. Материалы международной научно-практической конференции. – СПб, 1996.

  27. Франсиз Б. Гендер - социальный конструкт или биологический императив? // Практикум по гендерной психологии / Под ред. И.С. Клециной. – СПб., 2003.

  28. Фрейд З. Собр. соч. – СПб, 1998. – Т.8.

  29. Цикунова Н.С. Гендерные стереотипы в спорте / Практикум по гендерной психологии / Под ред. И.С. Клециной. – СПб., 2003.

  30. Чодорова Н. Материнство. – СПб, 1998.

  31. Яворская Ж.Х. О некоторых актуальных вопросах гендерной психологии в Казахстане // Наука и образование на современном этапе развития общества: Сборник трудов. - Алматы, 2004.

  32. Ярская-Смирнова Е.Р. Неравенство или мультикультурализм // Высшее образование в России. – 2001. - №4.

1 Агеев В.С. Психологические и социальные функции полоролевых стереотипов // Вопросы психологии. - 1987. - № 2. - с. 152-157.

1 Основы гендерного образования. - Алматы, 2003.

2 Кон И.С. Психология половых различий // Вопросы психологии. - 1981. - № 2. – с. 47-57.


1 Клецина И.С. Гендерная психология и направления её развития: Практикум по гендерной психологии / Под ред. И.С. Клециной. - СПб, 2003. С. 444-470.






Скачать файл (207.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru