Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Спичак В.В. Развитие сахарной промышленности в России - файл 1.doc


Спичак В.В. Развитие сахарной промышленности в России
скачать (1303 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc1303kb.06.12.2011 14:35скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Реклама MarketGid:
Загрузка...

51

1034

734336


Резкое снижение таможенных пошлин на ввоз в Россию сахара-сырца, произведенное в 1819 г., постави­ло эти заводы в самое выгодное положение по сравнению с другими, и, прежде всего, свеклоса­харными предприятиями. Поэтому в начале 20-х го­дов XIX века в России по-прежнему действовали только две мануфактуры – Герарда в с. Алябьеве (после смерти Бланкеннагеля Е.А. в 1806 г. Алябьевский завод перешёл к его наследни­ку отставному генерал-майору Герарду А.И.) и Мальцева в с. Верхах, работавшие при помощи государственных ссуд и пользующиеся различными привилегиями.

Интерес к свеклосахарной промышленности вновь возник у россий­ских помещиков в конце 20-х годов в связи с резким снижением цен на зерно, а так­же с введением в 1822 г. на иностранный сахар нового таможенного тари­фа, по которому сахар-песок облагался ввозной пошли­ной в размере 1 руб. 50 коп. с пуда, или 15% от объявленной ценности. Ввоз сахара-рафинада через европейские гра­ницы, за исключением Одесского порта, был вообще запрещен.

С этим благоприятным обстоятельством совпало появление в распро-страненном тогда органе Московского Общества сельского хозяйства «Земле-дельческом журнале» статьи сахаровара Мальцева И.А. «О выгодах разве­дения свекловицы и выделывания из оной сахарного песку». Это не замедли­ло сказаться на дальнейшем развитии свеклосахарного про­изводства. Появи­лись сахарные заводы на юге страны: завод поме­щика Понятовского в с. Трощине Каневского уезда Киевской губернии, за­вод Собанских в с. Пятковке Ольгопольского уезда Подольской губернии (оба в 1824 г.), завод графа Кушеле­ва в с. Макошино Сосницкого уезда Черниговской губернии (1825 г.).

Постепенно совершенствовалась и технология свеклосахарного производства. Уже в 1809-1810 гг. Ермолаев П. впервые применил пар для нагрева и сгущения свекловичного сока, положив тем самым начало пере­ходу от огневого к паровому сахарному заводу, а 28 октября 1826 г. подданному Великобритании инженеру А. Смиту была выдана привилегия (сроком на 10 лет) на употребление во всей России изобре­тенных им усовершенствованных паровых котлов, в том числе «для варки и очищения сахара». В 1828 г. на Михайловском свеклосахарном за­воде Курской губернии были применены вакуум-аппараты и центрифуги.

Улучшение качества готового продукта дало основание профессору Санкт-Пе­тербургского университета Щеглову Н.П. выступить в 1829 г. на юби­лейном за­седании Вольного экономического общества с речью, в которой успехи производства сахаристых веществ были отражены следующим образом: «Кто бы... подумал, что найдут способ добывать сахарный сироп из древесных опилок, ячменной муки, картофеля и свёклы? А между тем все сие свершилось... Кто бы мог подумать, что Россия некогда будет до­бывать на собственной хладной земле свой такой же чистый и сладкий сахар, какой производят Куба, Индия и Бразилия. А между тем на сей хладной земле добываются уже тысячи пудов сахарного песка, не уступающего южно-американскому, и успехи сей новой и драгоценной, для народного усовершенствования и богатства промышленности возрастают, распространяются и приобретают приверженцев ежедневно».

Первые свеклосахарные заводы строились в центральных районах России ближе к промышленным центрам, но вскоре подавляющее их большинство сосредоточилось на Украине и в Центрально-Черноземном районе, где почвенные и климатические условия благоприятствовали культивированию свеклы.

В 1825 г. в России действовали семь свеклосахарных заводов, вырабатывающих 240 т сахара в год, а в 1860 г. – 380 заводов, которые выпускали свыше 64 тыс. т сахара в год. Но это были мелкие предприятия с примитивной технологией.

В дальнейшем одновременно с ростом числа заводов совершенствуется тех­нологический процесс, чему пионеры сахарного дела в России уделяли большое внимание, причём в этом деле они шли самостоятельными путями, опередив во многом технику зарождавшейся примерно в то же время свеклосахарной про­мышленности в Западной Европе. Например, на Алябьевском заводе для очистки сока применялась известь, и процесс очистки является прототипом современного процесса. На германских заводах того времени очистка производилась серной кислотой и золой; эти способы в дальнейшем были оставлены и заменены известковым способом.

Научные основы «щелочного (известкового)» способа очистки свеклович-ного сока были разработаны академиком Российской Академии Ловицем Т.Е., установившим, что сахароза в водных растворах устойчива к действию щелочей и высокой температуры, а редуцирующие сахара быстро разлагаются в щелочной среде. Результаты исследований были опубликованы автором в 1804 г. Этот способ очистки свекловичного сока и был применен Есиповым Я.С. взамен кислотного.

При очистке сока серной кислотой значительная часть сахарозы подвер-гается инвертированию, образуя редуцирующие сахара, которые при разложении дают много продуктов распада, в том числе и красящих веществ, сильно затрудняющих проведение технологических процессов. Выход товарного сахара при кислотном способе значительно меньше, чем при щелочном.

Совершенствованию технологии очистки сахарных растворов и повышению их кристаллизационной способности значительно способствовало также открытие адсорбционных свойств порошка древесного угля, сделанное академиком Ловицем Т.Е. еще в 1786 г. и примененное им позднее для обесцвечивания свекловичных соков и сиропов.

За период 1828-1838 гг. было построено еще 8 свеклосахарных заводов на Украине, в том числе завод действительного статского совет­ника Майорова в с. Бодаевка Лохвицкого уезда Полтавской губернии и графа Мощинского в Уманском уезде Киевской губернии. Однако в 20-е и 30-е годы XIX века для размещения свеклосахарной промышленности Рос­сийской империи было характерно сосредо-точение ее в центральных губерниях страны, так как в то время господствовало представление о том, что сахарная свёкла успешно может возделываться лишь в северных райо­нах и странах.

Примерно в эти же годы кустарное свеклосахарное производство зародилось в Белоруссии (завод князя Витгенштейна в Слуцком повете и завод помещика Скирмунта в Пинском повете).

Развитие сахарной промышленности в феодально-крепостнической Российской империи тормозилось отсутствием развитого внутреннего рынка. Некоторые помещики строили сахарные заводы лишь с целью получения государственных денежных ссуд и для организации произ­водства спирта, а вырабатываемый сахар предназначался в основном для нужд самого помещичьего хозяйства. «Сахаровар, как и паштетник, – писал профессор Воблый К.Г., – являлся необходимой принадлежностью богатого помещичьего дома» [10]. Поэтому для первых свекло­сахарных заводов важнейшими статьями сбыта являлись спирт, ром и сладкие водки. Даже для более поздних заводов продажа водочных изделий имела почти одинаковое значе­ние с продажей сахара.

Концентрация свеклосахарных заводов в центральных губерниях Рос­сии привела к тому, что основным рынком сбыта водочных изделий стала Москва. Еще в описании проф. Рейсом Алябьевского завода указы­валось, что его водочные изделия отправлялись в Москву. То же самое относится и к дру­гим свеклосахарным заводам того времени. Сахар же, товарная продукция которого была незначительной, сбывался обычно в окрестностях заводов [18].

Первые свеклосахарные заводы представляли собой явление редкое, а потребление сахара было распространено главным образом среди класса помещиков (репрессированные декабристы даже «во глубине сибир­ских руд» не могли обойтись без хорошего чая с сахаром, что и послужило одной из причин создания ими в 1831 г. первого прообраза пот­ребительского кооператива под названием «Большая артель»). Поэтому владельцы сахарных заводов сами выступали в роли торговцев.

С самого начала возникновения сахарных заводов господствовал ручной труд, но существовало определенное разделение труда, о чем говорит наличие на заводах различных отделений: чистильная, где свекла очищалась; растиральная, где её растирали в кашицу; жомная, где из этой кашицы выжимали сок; варовая, где осуществлялась варка этого сока, цедильная, где он процеживался; и, наконец, разливочная [12]. На заводах отсутствовала система связанных между собой машин и аппаратов, и работали на них крепостные.

В 50-х годах XIX в. наряду с огневыми заводами появляются паровые. В сахарной промыш­ленности первая паровая установка, варившая сахар, была применена в 1824 г., а в 1825 г. паровые установки были на семи сахарных заводах.

На этих свеклосахарных заводах возникли новые отделения: котельное и машинное. В котельном отделении помещались паровики, которые снабжали паром все прочие отделения. В машинном отделении помещались паровые машины и водяные насосы, терки, пресса и другие аппараты. Особые паровые аппараты применялись для очищения и выпаривания свекловичного сока. Таким образом, возникла система машин и аппара­тов, связанных с общим паровым двига­телем. В связи с введением паровых машин и двигателей произошли важнейшие изменения в разделении труда [13].

На огневых свеклосахарных заводах, лошадьми, приводились в движение терки, для чего на­ходились погонщики и конюхи. На паровых заводах надобность в них исчезла: терки приводились в движение паром. Резко сократилось число рабочих, обслу­живающих пресса, зато появилась новая профессия при машинных пусковых на­сосах. Не стало рабочих, обслуживающих выпарные, сгустительные и другие котлы на «голом огне», их заменили рабочие, обслуживающие паровые машины. Общее число рабочих при одной и той же выработке сахара на заводах сократилось, а производительность труда увеличилась. При этом необходимо от­метить, что большинство рабочих по-прежнему были крепостные [14].

Вначале сахароварением занимались исключительно дворяне. Так, в Курской губернии из 28 заводов 27 принадлежали крупным и средним землевла-дельцам. Сахарный завод в селе Дерюгино Дмитриевского уезда, построенный в 1856 г., принадлежал князю Галицину [15].

На его основе вырос в Первоавгустовском посёлке сахарный комбинат. Владельцем Крупецкого завода был князь Барятинский. Но новая отрасль требовала вложений больших капиталов, а большинство помещичьих имений получало их мало. Имели место случаи проникновения купеческих капиталов в свекло­сахарную промышленность, которое началось с конца 40-х годов. В Грайворонском уезде, Головчанский завод Хорвата И.И. в 1848 г. находился в ведении суджанского купца Леандра. Крупецкой завод, построенный в 1858 г., арендовался купцом Телешовым Купцом 1-й гильдии Терещенко был приобретен построенный в 1861 г. графом Рибоньером Теткинский свеклосахарный завод, что является примером превращения торгового капитала в промышленный. После отмены крепостного права этот процесс пошел значительно более быстрыми темпами [19].

С самого возникновения сахарных заводов их продукция предназначалась для продажи, и владельцы предприятий находили рынки сбыта как внутри губернии, так и за её пределами. Например, в 1828 г. из 18 пудов сахара, произведенного на заводе помещика Полторацкого, 8 пудов было продано внутри Курской губернии [20].

Протекционистская политика царского правительства и постепенное развитие внутреннего рынка привели к значительному расширению сахароварения. В 1856 году в Российской империи действовал уже 361 свеклосахарный завод. При этом в географическом размещении сахарной промыш­ленности произошли существенные сдвиги (таблица 2).
Таблица 2 – Размещение свеклосахарной промыш­ленности России в 1856/57 г.



Губерния


Количество

свеклоса­харных заводов


Производство сахара-песка,

тыс. пуд

% к итогу

Киевская

Черниговская

Подольская

Харьковская

Полтавская

Волынская
^ Итого по Украине

67

68

26

29

21

7
218

1065

245

185

96

53

53
1697

50,3

11,6

8,7

4,5

2,5

2,5
80,1

Тульская

Курская

Тамбовская

Воронежская

Орловская

Калужская

Пензенская

Рязанская

Саратовская

Смоленская

Нижегородская

Тверская
^ Итого по Центру

38

24

12

15

16

14

10

5

2

3

3

1
143

107

64

66

53

44

21

21

8

7

3

2

2
398

5,1

3,0

3,1

2,5

2,1

1,0

1,0

0,4

0,3

0,2

0,1

0,1
18,9

Могилевская

Минская
Итого по Западу

9

6
15

12

12
24

0,5

0,5
1,0

Всего

376

2119

100,0


Наибольшее количество свеклосахарных заводов находилось на Украине, особенно в Киевской и Черниговской губерниях, что указывает на более высокую степень концентрации производства и производительности труда по сравнению со свеклосахарными заводами в других губерниях. На втором месте по количеству свеклосахарных заводов находились центральные губернии России. Таким образом, ещё в условиях феодально-крепостнического способа производства отчетливо выделились два основных района свеклосеяния и сахароварения – Украина и Черноземный Центр.

Украина завоевала и сохраняла господствующее положение в сахарной промышленности Российской империи благодаря тому, что в ней имелись наиболее благоприятные условия для развития крупных сахарных заводов капиталистического типа, а именно:

- Украина относилась к районам, где было особенно развито помещичье

землевладение, а крупные помещики располагали средствами, необходимыми для постройки паровых сахарных заводов. Для этой цели они могли также широко использовать банковские и другие кредиты;

- успешному развитию сахарной промышленности на Украине способ­ствовала высокая плотность населения и, следовательно, наличие достаточной (и к тому же бесплатной) рабочей силы для такой трудоемкой культуры, какой является сахарная свекла, что было особенно важно в период, когда в сельском хозяйстве господствовал ручной труд;

- удаленность значительной части территории Украины от морских портов, вблизи которых размещались сахарорафинадные заводы, и отсутствие в этот период железных дорог затрудняли проникновение тростникового сахара и об­легчали украинским сахарозаводчикам сбыт своей продукции в пределах самой Украины. По данным профессора Воблого К.Г., на Украине в середине XIX века реализовалось более 90% производившегося здесь сахара [19];

- наряду с указанными условиями высокой степени концентрации круп­ной сахарной промышленности на Украине способствовали и природные (поч­венно-климатические) условия, обеспечивавшие более высокие урожаи сахар­ной све­клы.

Сахарные заводы размещались преимущественно в губерниях Право-бережной и Левобережной Украины. На Южной Украине длительное время действовал только один свеклосахарный завод – помещика Иванова в селе Ива­новке Бобринецкого уезда Херсонской губернии.

В 1865 г. в Петербурге возникло вольное экономическое общество, которое занималось вопросом организации и техники сахарного производства в России. В 20-х годах ХIХ в. Секретарём этого общества был профессор Н.Н. Щеглов, который занимался опытными посевами сахарной свеклы и добыванием из оной сахара.

Помимо юга и юго-запада Российской империи сахарные заводы стали возникать, хотя и в небольшом количестве, в других регионах страны, в том числе и в Сибири. По утверждению Иванова З.С., «в 1856 г. Щегловым Н.Н были предприняты первые опытные посевы сахарной свеклы, а в 1861 г. по его же инициативе был построен свеклосахарный завод в районе горнозаводского селения Сузун, в 100 км к северо-западу от Барнаула» [20].

В связи с быстрым развитием свеклосахарного производства и, вследствие этого, высокой потребностью в сырье, сахарозаводчики перестали ограничиваться прифабричными плантациями сахарной свёклы и начали во всех больших количествах закупать её у крестьян. Например, графиня Бобринская в конце 40-х годов ежегодно закупала для Смелянского завода 7-10 тыс. берковец, для Балаклеевского и Яблоневского заводов – до 8 тыс. берковец свёклы. В 1860 г. сахарозаводчики Украины закупили около 1502 тыс. берковец сахарной свеклы, в том числе сахарозаводчики Киевской губернии – 220,1 тыс. берковец, Черниговской губернии – 220,1 тыс. берковец. Остальное количество было закуплено сахарозаводчиками Волынской, Полтавской и Харьковской губерний.

В отчете императору Николаю I министр государственного имущества выразился о состоянии свеклосахарной промышленности следующим образом: «Можно сказать, что свеклосахарная промыш­ленность у нас постоянно развивается, потому что в минувшем году, несмотря на прекращение по военным обстоятельствам, подвоза тростникового песка морем, цены на сахар весьма мало поднялись против мирного времени, а именно с 1 руб. до 1 руб. 50 коп. за пуд. Столь незначительное возвышение цен на сахар не столько зависело от разрешения привоза тростникового песка с уменьшенной пошлиной через сухопутные таможни, сколько от того, что в последнее время начали перерабатывать отечественный сахарный песок даже петербургские рафинадные заводы, выписывавшие прежде исключительно тростниковый песок».

Средняя выработка сахара в Российской империи постепенно выросла с 15 тыс. пуд в 20-х годах XIX в до 1720 тыс. пуд. в 50-е годы, или в 115 раз. Однако по потреблению сахара в среднем на душу населения (всего 3 фунта в год) Россия занимала одно из последних мест в Европе, намного уступая Англии (32,1ф.), Голландии (19,5 ф.), Франции (9,9 ф.) и другим странам. Сахар был доступен лишь имущим классам – дворянству и буржуазии. Основная масса населения (крестьяне) сахара почти не потребляла. Как писал Радищев А.Н., сахар в России являлся «кусочком ... боярского кушанья» [21].

Сбыт сахара хорошо освещен в отчетах курских губернаторов. Часть его продавали внутри губернии в городах Короча, Рыльск, Белгород, Курск. Большую часть сахара увозили в Москву, Харьков, а также на ярмарки Крещенскую, Ильинскую, Кролевецкую и Коренную. Коренная ярмарка играла важную роль в продаже сахара. Так, в 50-х годах XIX в. на ярмарках продавалось всего 205 тыс. пуд. сахара, из них 30 тыс. пуд. на Коренной, что составляло около 15%. По продаже сахара Коренная ярмарка стояла на третьем месте после Крещенской и Полтавской. Оборот же сахара от ценности всего привоза составлял 38% [22]. Сахар курских заводов сбывался также в Санкт-Петербурге, Чернигове, Орле, Туле, Сумах, Севске, Ромнах, Глухове [23]. Кроме того, для части заводов главным рынком сбыта сахара-песка являлись местные рафинадные заводы. Так, рафинадный завод генерал-лейтенанта Ребиндера по своему значению стоял на третьем месте после заводов Киевской и Полтавской губернии и входил в число «самых значительных вкладчиков или двигателей ярмарочной сахарной торговли» [24].

Продажа сахара приносила помещикам большие доходы. Так, в 1838 г. был построен завод Путивльской компании, о котором помещик Лялин, один из видных представителей свеклосахарной промышленности, писал, что «возможный чистый доход компании 86 113 руб. Так как Путивльский завод спешно строился, то он обошелся в 90 тыс. руб. Значит его чистый доход составил бы почти 100% на вкладочный капитал. Фактически в первый год компания могла получить не более 40%, не имея того количества свеклы, которое мог бы переработать завод. Поистине свеклосахарная промыш­ленность представляла золотое дно для дворянства. Крупные доходы были возможны благодаря высоким ценам на сахар (в 1847 г. 1 пуд сахарного песка стоил 7 руб. 70 коп. серебром) [25], при низкой заработной плате при том, что почти все нужное для производства, кроме машин, у помещика было своё.

В период зарождения свеклосахарной промышленности, когда преобладали мелкие помещичьи заводы, применялась преимущественно барщинская форма труда. Даже квалифицированный состав рабочих набирался из тех же крепостных, которых помещик посылал обучаться на заводы соседей. К тому же посевы свекловицы были небольшими, период производства – короткий, поэтому помещики могли обходиться без найма посторонних людей. Так полковник Борьщов писал, что его крестьяне – сахаровары обучались у господина Давыдова. В «журнале мануфактур и торговли» находили, что на заводе Полторацкого в 1828 г. работало «58 душ из крепостных его же людей», а на заводе Пузанова – 30 человек, и тоже «все крепостные заводчика».

С появлением крупных заводов и значительным увеличением посевов свекловицы одного барщинского труда становится недостаточно. Необходимо было прибегать к найму рабочих, поэтому начинает преобладать смешанная форма труда – барщинная и наемная. Так, помещик Робиндер сообщает комитету сахароваров (1856 г.), что на его заводе работа производится наймом и барщиной, свекловица возделывается барщиной и частью наймом [26].

Вольнонаемными прежде всего были государственные крестьяне. Не неся барщины, они должны были платить оброк и другие налоги государству, могли уходить на заработки на фабрики, заводы и пр. В качестве наёмных рабочих выступали и помещичьи оброчные крестьяне. Развитие и увеличение денежного оброка заставляло их идти в отхожие промыслы. Разумеется, они попадали и на све­клосахарные заводы. По отношению к сахарозаводчику они выступали как воль­нонаемные. Они поступали на работу самостоятельно, независимо от своего помещика, в отличие от кабальных рабочих людей, договор о которых заключал помещик, он же за них и получал плату. Труд крепостных, выступающих вольнонаемными по отношению к сахарозаводчику, приближался по своей производительности к труду вольнонаемных, так как они получали в свое полное распоряжение заработную плату. Труд кабальных рабочих не мог превосходить своей производительностью барщину, поскольку плату получал помещик; положение их было даже хуже, чем у местных крепостных – они отрывались от своего дома, хозяйства. Значительное распространение на заводах получили женский и детский труд. Если доля мужчин в общем количестве рабочих с 1856-1857 гг. составляла 69%, а женщин и подростков – соответственно 25% и 6%, то в 1858-1859 гг. мужчин было 58%, а женщин – 28%, подростков – 14%.

Таким образом, до отмены крепостного права существовала тенденция увеличения доли более дешевого женского и детского труда.

Размеры заработной платы рабочих в дореформенный период слабо отражены в документах. Но то, что она была очень низкая, не вызывает сомнения. Так, на Недоступенском заводе Кленацкого Белгородского уезда в 1838 г. расходы на оплату труда рабочих и служащих составили 12,6%, а на отопление – 17%. Рабочие мужчины получали 8 руб. 50 коп. в месяц, а женщины по 6 руб. [26].

На заводе условия были очень тяжелыми: «Работа велась вручную... Свеклу мыли, затем превращали на ручных терках в мезгу или кашку. Работа эта производилась главным образом женщинами, так как считалась легкой, хотя на самом деле не была таковой. В помещении, где эта работа производилась, свекла и вода разносилась вручную корзинками и ведрами, поэтому было мокро, сыро, грязно, а так как обыкновенно компания производилась в осеннее время (сентябрь, октябрь, ноябрь), то и холодно. Одежда на рабочих всегда была влажная, как от воды, так и от разбрасываемой во время трения мезги; обувь благодаря мокрому состоянию пола, была также пропитана смесью воды и сока; одежда и обувь, таким образом, быстро изнашивались и приходили в негодность. Сырость помещений, пропитывавшая одежду и обувь, самым губительным образом отражалась на здоровье мужчин, женщин и детей.

Насыпка и пересыпка свёклы с одного места на другое при помощи корзин, мешков, деревянных ящиков; мытье свёклы руками в холодной воде; растирание свёклы в мезгу на терках была работой весьма тяжелой. Кроме того, от беспрерывного соприкосновения голых рук, особенно пальцев, с водой и соком, сморщивалась кожа, пальцы сводило от ревматизма, появлялись боли в суставах, волдыри, раны, разъеденные свекловичным соком, они мучительно болели и причиняли рабочим тяжелые страдания. Особенно была тяжела работа по выжиманию сока. Производилась эта работа большим количеством рабочих, которым для поощрения выдавалась водка и закуска (сельдь, сало, хлеб). Необходимо было выдавить, возможно, большее количество в кашке сока. Рабочие подсаживались и, надрывая грудь и руки, вспотев от выпитой водки и тяжелой работы, подгоняемые руганью и нагайками. Потные, насквозь промокшие, подвергаясь действию сквозняков, рабочие простужались, заболевали различными простудными болезнями. От натуги, чрезмерного напряжения рабочие сплошь и рядом получали грыжу, кровохарканье, кровотечение из носа и прочее.

Работа производилась большей частью в 2 смены по 12 ч при весьма тусклом свете керосиновой лампы, а то и каганцовым масляном освещении, что вызывало массу несчастных случаев: рабочие то обжигались горячим сахаром, то обваривались горячим сиропом или паром.

Кроме того, пока не были устроены крышки над выпарными котлами, люди работали в тумане, что также вело к несчастным случаям.

Особенно трудной была работа в пробелочном отделении. Здесь и мужчины и женщины работали голые, только чуть прикрывались у пояса. Вызы­валось это нестерпимой сорокаградусной жарой, какая обыкновенно была в этом поме­щении [27].

Вот почему для крестьян слово «завод» имело тогда роковой смысл. Достаточно было слов «отдать на завод», чтобы навести на всю семью страх, пожалуй, не меньший, чем известие о рекрутском наборе.

Помещики-сахарозаводчики стремились максимально использовать труд тех своих крестьян, которые не участвовали в производстве сахара. Этих крестьян они обязывали выращивать свеклу даже на своих огородах за мизерную плату. 8-9-летние дети наравне со взрослыми целый день сортировали и дочищали корни свеклы и перетаскивали их в корзинах на завод. Дети в возрасте 10 лет готовили для строительных работ кирпичи, отбирали свекловичные хвостики, работали в поле на прополке свеклы, проса и других культур. Все трудоемкие работы выполнялись вручную [26].

Возникновение свеклосахарной промышленности способствовало развитию производительных сил в сельском хозяйстве. Это было связано с кризисом феодализма и способствовало углублению этого кризиса, а в перспективе развитию капитализма.

Расширение потребности внутреннего рынка в сахарной продукции обеспечило выгодный ее сбыт. Правда, лишь в зажиточных слоях населения сахар становился продуктом повседневного потребления, он ещё не был доступен для широких кругов крестьянства, ремесленников, рабочих. Так, департамент экономики в 1856 г. отмечал, что «сахар у нас является почти предметом роскоши». Но развитие промышленности, внутренней и внешней торговли, пароходства и железнодорожного транспорта – всё это вселяло уверенность, что в недалеком будущем неизбежно будет расти спрос на продукцию сахарных заводов.

Успехи свеклосахарной промышленности в Западной Европе, в частности во Франции, с которой крупные помещики были хорошо знакомы, а также усиленное развитие ее в Тульской губернии и, наконец, появление свеклосахарных заводов на Украине – все это привлекало внимание земледельцев России к нарождавшейся новой отрасли промышленности.

Соотношение ценности сахара и хлеба показывало все преимущество новой отрасли промышленности перед зерновым хозяйством. В 1800 г. затрачивалось на покупку пуда сахара 19 четвериков ржи или 4,5 четверти овса, а в 1830 г. за тот же пуд сахара нужно было отдать 46 четвериков ржи и почти 9,5 четвертей овса [26].

Мелкие сахарные заводы не могли способствовать техническому прогрессу в свеклосахарном производстве. О степени несовершенства сахаро­варения можно судить по тому, что из одного берковца (10 пудов) сахарной свеклы получа­ли обычно 10-14 фунтов желтого или 5-6 фунтов белого са­хара. Получение в 1833 г. пензенским помещиком бароном Котцем по 12 фунтов белого сахара из 1 берк. свеклы явилось по тем временам рекордом. Поэтому Министерство внутренних дел считало, что в России вообще «делать с какою-либо выгодою сахар из свеклы или весьма трудно, или невозможно, по крайней мере, до тех пор, пока кто-либо из российских сахарозаводчиков при полном сведении всех приёмов и уверенности в распродаже своего произведения, не покажет на деле своих успехов». Такого же мнения придерживался в то время и император Николай I, не поддержавший в 1839 г. предложение министра фи­нансов Канкрина Е.Ф. ввести акциз на свеклосахарное производство по опыту Фран­ции и Германии.

Трудности, с которыми сталкивалось свеклосахарное производство в этот период, вызвали потребность в объединении сахароваров. В 1832 г. при Московском обществе сельского хозяйства возникла Комиссия «для совещания о са­хароварении», а в 1834 г. организовался Комитет сахарова­ров – первая в истории Российской империи сословно-монополистическая организация.

Комитет сахароваров сыграл определенную положительную роль в развитии и совершенствовании свеклосахарной промышленности. На его заседаниях гласно обсуждались такие важ­ные вопросы, как выбор района свеклосеяния, место для свекловичного клина в севообороте, значение свеклосахарного завода в системе помещи­чьего хозяйства; давалась оценка различным изобретениям и усовер­шенствованиям в технике отечественного и западноевропейского сахаро­варения. Для широкого освещения передового опыта Комитет сахароваров использовал специальную прессу – «Зем­ледельческий журнал», «Журнал сельского хозяйства», «Записки для размена мыслей», а также «Известия комитета сахарозаводчиков».

Важное значение приобрела посредническая деятельность Комитета сахароваров, комиссионеры, которые оказывали помещикам помощь в приобретении семенного материала, изготовлении оборудования для сахарных заводов, сбыте готового сахара, освобождая их тем самым от возможных ошибок или обмана. Наиболее крупные операции по сбыту сахара осуществлял московский комиссионер Гофман.

Под давлением Комитета сахароваров правительство повысило в 1841 г. ввозные пошлины на иностранный сахар до 3 руб. 80 коп. на 1 пуд. Ввоз сахара-песка разрешался только морским путем, а ввоз сахара-рафинада был окончательно запрещён.

Запрет на сухопутный привоз иностранного сахара действовал по 1857г. Что касается сахара, доставляемого морским путем, то он облагался ввозной пошлиной в размере 102% его стоимости. Таким образом, сахар­ная промышленность тогдашней Российской империи стала отраслью, наи­более защищенной от конкуренции иностранных предпринимателей.

21 декабря 1844 г. новому министру финансов графу Вронченко было подано прошение 22 петербургских сахарозаводчиков, занимавшихся рафинированием тростникового сахара-сырца, о том, чтобы ввести акциз на свекловичный сахар. Бюрократическая «машина» завертелась. Но только 13 декабря 1847 г. Устав об акцизе на свекловичный сахар был одобрен Государственным Советом, а 25 февраля 1848 г. утвержден царем.

Документ вводился в действие с 1 сентября 1848 г. и предусматривал обложение каждого пуда выработанного сахара-песка акцизом в раз­мере 30 коп. с последовательным повышением его через каждые два года на 15 коп. с 1 сентября 1850 г. – 45 коп., с 1 сентября 1852 г. – 60 коп. и т.д. Для вновь организуемых свеклосахарных заводов предусматривалось ос­вобождение от акциза в течение первых пяти лет работы.

Для заводов, вырабатывавших менее 500 пуд. сахара (они считались мелкими), на первые шесть лет работы вводились льготные ставки акциза: с 1 сентября 1848 г. - 15 коп., с 1 сентября 1852 г. - 45 коп. с пуда.

Со второй половины 40-х годов XIX в. деятельность Комитета сахароваров начала замирать. Он потерял свое значение, так как его основная задача – содействие усовершенствованию сахарной промышленности – была уже выполнена, а объективных условий для перерастания его в синдикат в эпо­ху крепостного права еще не было. К тому же, основная масса свекло­сахарных предприятий находилась уже на Украине (в 1842 г. – 62, в 1848 г. – 192 завода) и в отличие от первоначальных заводов сельскохозяй­ственного типа, преобладавшего в черноземных губерниях России, приоб­рела явно коммерческий характер. Доля украинских заводов в общей продукции всей сахарной промышленности Российской империи возросла с 45,1% в 1842 г. до 81,2% – в 1848 г.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11



Скачать файл (1303 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru