Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Спичак В.В. Развитие сахарной промышленности в России - файл 1.doc


Спичак В.В. Развитие сахарной промышленности в России
скачать (1303 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc1303kb.06.12.2011 14:35скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Реклама MarketGid:
Загрузка...

^ 4 СВЕКЛОСАХАРНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

ПОСЛЕ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
Результатом революционной борьбы рабочих сахарных заводов явилось улучшение их положения. В годы революции повысилась заработная плата рабочих, сократились размеры штрафов, сократилась продолжительность рабочего дня, а также сверхурочного времени (оплата сверхурочных работ чаще стала производиться по повышенной ставке), улучшился учет травматизма и заболеваний рабочих.

Начавшись в марте 1917 г. революционное движение рабочих сахарных заводов приобретало наибольший размах в период с августа по октябрь месяц. В ходе борьбы на заводах создавались советы рабочих депутатов, кроме того, в экономиях сахарных заводов создавались союзы сельскохозяйственных рабочих, из этих организаций вышло немало сельских активистов, ставших в центре классовой борьбы в деревне.

О требованиях, выдвигаемых рабочими сахарных заводов, можно судить по петиции рабочих Благодатенского завода, выступивших в марте 1917 г. Они требовали введения 8-часового рабочего дня, введения 3-й смены, повышения заработной платы, отмены работы в праздничные и выходные дни, введения отпусков от 2 недель до 1 месяца и учреждения пенсий, прослужившим на заводе 12 лет в половину заработной платы и 25 лет – в полном её размере. Это были экономические требования. Кроме того, рабочие требовали учреждения сбе­регательных касс, основания училища не ниже 2 классов, библиотеки и читальни, введения коллективного страхования и, что очень важно, установления местных примирительных камер [37]. Все это говорит о возросшей сознательности и организованности рабочих сахарных заводов.

Владелец Шалыгинского сахарного завода, понимая бессилие Временного правительства в борьбе с революционным движением, писал министру внутренних дел: «Местные власти бессильны прекратить грабежи, а воинские команды ненадежны. Так жить дальше нет возможности. Если власть желает установить порядок и иметь надежную воинскую силу, то выход один – просить иностранных союзников послать свои войска для установления у нас порядка внутри страны [38].

По всей России разливались волны крестьянского движения. Крестьяне захватывали и запахивали заводские земли, забирали выкопанную свеклу, сахар сельскохозяйственный инвентарь, скот, запрещали рубку леса для сахарных заводов или сами рубили принадлежащий заводам лес, захватывали заводы со всем инвентарем. Так было с Шалыгинским заводом, а в слободе Головчино в ноябре 1917 г. было принято постановление о подчинении сахарного завода общественному контролю, на заводе провели перепись и учет всего инвентаря и имущества [39]. Это говорит о значительно возросшем уровне организованности и сознательности не только рабочих, но и крестьян.

Установление Советской власти в рабочих поселках при сахарных заводах так же, как и в большей части городов и железнодорожных станций в основном закончилось к концу 1917 г.

Октябрь 1917 г. застал сахарную промышленность страны в начале производственного сезона, когда после более чем трех лет первой мировой войны она испытывала большие затруднения в обеспечении сахарных заводов сырьем, топливом, производственными материалами и рабочей силой. Естественно, обеспечение населения продовольствием в тот период оставляло желать лучшего. Поэтому уже на третий день после Великой Октябрьской социалистической революции (которую некоторые наши сограждане теперь именуют не иначе как «октябрьским переворотом») новое правительство, возглавляемое В.И. Лениным (Лениным), приняло декрет «О расширении прав городских самоуправлений в продоволь­ственном деле». Следующим актом Совета Народных Комиссаров (СНК) РСФСР явилось постановление от 29 (16) ноября 1917 г. «Об отмене установленных правительством Керенского повышенных цен на сахар».

В течение первых четырех месяцев Советской власти сахарная про­мышленность еще не имела никакого организационного центра. Во главе заводоуправлений стояли либо рабочие, либо заводские комитеты, либо земельные комитеты, либо те и другие совместно. Некоторые заводы, хотя на них и был введен рабочий контроль, по-прежнему находились в руках акционерных товариществ или частных лиц, которые, сопротивляясь меро­приятиям Советской власти, всячески препятствовали организации произ­водства сахара. Под различными предлогами они отказывались начинать работу на предприятиях, увольняли рабочих, прекращали финансирование производства, в результате чего на заводах образовалась большая задол­женность перед рабочими, служащими и поставщиками сахарной свеклы. Доверенные лица сахарозаводчиков (директора, управляющие) больше всего стремились к пополнению оборотных средств своих заводов за счет кредитов государства, из которых старались как можно больше урвать в свою пользу.

Нельзя не отметить, что еще на VI съезде РСДРП (б), происходившем в период с 26 июля по 3 августа 1917 г. и взявшим курс на вооруженное восстание, при обсуждении экономической платформы этой партии было выдвинуто требование национализации банков и крупной промыш­ленности. В резолюции съезда по вопросу «Об экономическом положении» отмечалось, что «...необходима национализация и централизация банков­ского дела, национализация ряда синдицированных предприятий, напри­мер, нефтяных, каменноугольных, сахарных, металлургических, а также транспортных». Да и сам В.И. Ленин, отмечая в работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» тяжелое положение хозяйства России, угрозу голода и неспособность Временного правительства наладить и отрегулировать экономическую жизнь страны, видел выход из создавшегося положения в национализации банков, синдикатов, объеди­нявших крупные отрасли промышленности, принудительном объединении других отраслей в союзы типа синдикатов, в регулировании потребления. На примере сахарного синдиката он показал, что для проведения нацио­нализации промышленности условия уже созрели. «Тут остается только превратить реакционно-бюрократическое регулирование в революционно-демократическое простыми декретами о созыве съезда служащих, инже­неров, директоров, акционеров, о введении единообразной отчетности, о контроле рабочих союзов и пр.».

Важным звеном в подготовке будущей национализации промышлен­ности явилось упразднение буржуазного Экономического Совета и Главно­го экономического комитета, создание вместо них Высшего Совета Народ­ного Хозяйства (ВСНХ), образованного декретом от 15 декабря 1917 г. Выполняя задачу «организации народного хозяйства и государственных финансов», этот центральный орган Советской власти осуществлял разработку общих норм и планов регулирования эконо­мической жизни страны, согласовывал и объединял деятельность цент­ральных и местных регулирующих учреждений (включая народные комис­сариаты торговли и промышленности, продовольствия, земледелия, финан­сов и др.), а также фабрично-заводских и профессиональных организаций рабочего класса.

Такая координация деятельности местных органов была действи­тельно необходима, так как она далеко не всегда осуществлялась в интересах рядовых граждан или хотя бы была понятна им. Вот, например, возмущенное сообщение из Самары собственного корреспондента «Рус­ских ведомостей», опубликованное 24 февраля 1918 г.:

«Восстановленная городским продовольственным комитетом сахар­ная монополия с продажей по 1 руб. 30 коп. за фунт рафинада вместо 80 коп. встречена населением враждебно. Отказываясь платить новую повышенную цену, платят только по 80 коп. Комитет при себестоимости 42 рубля за пуд несет убытков в 10 руб.».

Другим, не менее важным организационным мероприятием для под­готовки национализации промышленности явилась национализация банков, осуществленная декретом ВЦИК от 27 декабря 1917 г. Коммерческие банки осуществляли в то время крупные торговые операции по многим товарам, в том числе и по сахару. Они держали в своих руках значительную часть сахарных заводов и оптовой торговли сахаром. Нацио­нализация банков покончила с их спекулятивными операциями, а в руки государства перешли большие запасы сахара, хранившиеся на принадлежа­вших банкам складах. Это еще больше усилило необходимость централи­зации управления производством сахара и торговле им.

Так как в условиях монополистического развития капитализма в России произошло такое большое сращивание банковского капитала с промышленным и торговым, что невозможно было отделить банки от мо­нополий, регулирование экономической жизни страны требовало одно­временной национализации и банков и капиталистических монополий.

ВСНХ поддержал инициативу профсоюза работников сахарной промышленности и московских продовольственных органов о созыве специаль­ного совещания по данному вопросу. Такое совещание состоялось в феврале 1918 г. и было проведено с участием представителей акцизного ведомства и даже сахарозаводчиков.

Месяцем раньше состоялся съезд трудящихся сахарной промышлен­ности и сельскохозяйственных работников Воронежской губернии, кото­рый вынес постановление о национализации всех семи сахарных заводов, находящихся на территории губернии. В решении съезда говорилось: «Признать все сахарные заводы Воронежской губернии достоянием государства и объявить государственной собственностью. Ведение дел са­харных заводов передать в руки работающим в сахарной промышленности, организовав на каждом заводе контрольно-хозяйственные комиссии из рабочих, служащих и волостных советов. Организовать губернский отдел по сахарной промышленности при губбюро рабочих губернии для ведения и руководства делами всех заводов губернии».

Февральское (1918 г.) совещание также обратилось в ВСНХ с просьбой

организовать полномочный орган по управлению сахарной промышленностью.

Постановлением ВСНХ от 25 (12) февраля 1918 г. была учре­ждена Временная комиссия по организации при ВСНХ Главного сахарного комитета Великорусского района. Состав этой комиссии был очень своеоб­разным: одна треть мест принадлежала трудящимся сахарной промышленности, одна треть оставалась за администрацией заводов и эко­номии, членами правлений акционерных обществ, представителями техни­ческого персонала и одна треть отдавалась представителям Советской власти.

Комиссия, первое (организационное) заседание которой состоялось в Москве 1918 г., рассмотрела ряд тревожных сигналов с мест. В ряде райо­нов крестьяне не разрешали сеять свеклу на заводских плантациях, настаи­вая на разделе земли. Крайне плохо обстояло дело с финансированием, в результате чего в течение длительного времени рабочим не выплачивалась заработная плата.

Комиссия создала штат комиссаров будущего Главного сахарного комитета (Главсахара) для откомандирования их на места, выработала для этих комиссаров специальную инструкцию, в которой были определены важнейшие задачи работы сахарных заводов. Такими задачами являлись в первую очередь, принятие срочных мер по охране подготовленных осенью 1917 г. свекловичных плантаций; своевременное проведение весеннего ­сева свеклы, сохранение сахарных заводов со всем их имуществом, чтобы они могли нормально функционировать; организация финансирования за­водов.

Временная комиссия, состоявшая из представителей профсоюзных и советских организаций (в нее входили всего два представителя сахароза­водчиков), сыграла положительную роль в организации работы сахарной промышленности и учете всего того, что было необходимо для этой работы. Сахарные заводы запрашивали у неё разъяснения и указания по назревшим у них вопросам, присылали своих представителей.

Положение о Главном сахарном комитете было принято постановле­нием ВСНХ от 16 февраля 1918 г. Полномочия Главсахара распрост­ранялись на шесть губерний Великорусского района. Ему было предостав­лено право секвестра предприятий, запасов и материалов сахарной про­мышленности. В функции Главсахара входили управление сахарной про­мышленностью, распределение сахара, установление цен и финан­сирование заводов.

К этому времени окончательно назрел вопрос о национализации ос­тальных сахарных заводов Великорусского района. Земельные комитеты, в распоряжении которых находилась земля, отобранная у сахарозаводчиков, не желали иметь дело с капиталистами. Национализированные банки и их местные отделения отказывали сахарозаводчикам в предоставлении креди­тов. Владельцы заводов не имели возможности влиять на работу транспор­та. Учитывая практическую никчемность таких собственников, Тамбовс­кий губернский Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов вы­нес решение о национализации пяти свеклосахарных заводов. Аналогич­ные решения были приняты затем по 23 сахарным заводам Курской гу­бернии и по единственному заводу, имевшемуся в Самарской губернии.

Таким образом, к апрелю 1918 г. из 47 сахарных заводов Великорусского района решениями местных органов были национализированы 36 заводов.

15-22 апреля 1918 г. по инициативе Временной комиссии и рабочих организаций сахарных заводов состоялся Первый съезд трудящихся сахарной промышленности Великорусского района. В его работе участ­вовали «представители почти всех незанятых немецкими войсками сахарных заводов и земельных комитетов тех районов, в которых находились свекловичные плантации». Этот съезд сыграл боль­шую роль в организации государственного управления сахарной промыш­ленностью.

Накануне съезда на совещании его организаторов и представителей ВСНХ было высказано пожелание послать к председателю Совета Народ­ных Комиссаров делегацию «для изложения и принятия экстренных мер, т.к. через 3-4 дня начнется посев свекловицы и дальнейшее промедление грозит оставить народ без сахара». Такая делегация была избрана на первом же заседании съезда. В ее состав были избраны: от съезда – Авксентьев, Судженков и Торгоденко, от Временной комиссии – Жиров Д.М., и Тищенко И.А., от земельных комитетов – Столярский и от ВСНХ – Крицман Л.Н.

16 апреля 1918 г. В.И. Ленин принял делегацию и беседовал с ней о мерах по восстановлению сахарных заводов. Делегация высказала пожелание, чтобы Совнарком выделил на развитие сырьевой базы сахарной промышленности ссуду 20 млн руб. От имени прави­тельства было заверено, что оно весьма озабочено положением сахарной промышленности и примет все меры к ее восстановлению.

«Приняты мы были очень любезно, – сообщал на вечернем заседании съезда его председатель Жиров Д.М., – поставленный нами вопрос будет разрешен для нас в положительном смысле: 20 млн руб. будут отпущены. Окончательно сегодня это еще не сделано, потому что т. Лениным был поставлен вопрос, – какая гарантия в том, что эти деньги не будут затрачены понапрасну... Т. Ленин просит представить ему проект контроля и отчетности Главсахара. Кроме того еще, как выразился Ленин, – гарантией может служить поднятие производительности труда... и еще поручил войти в соглашение с Комиссариатом земледелия и финансов и прийти с ними к соглашению. Если Вы рассмотрите представленный Вам проект контроля и отчетности завтра, то уже послезавтра в спешном порядке т. Ленин обещал рассмотреть вопрос. У него задержки не будет.

17 апреля на совещании представителей Наркомзема, Наркомфина, ВСНХ и президиума Главсахара были разработаны правила выдачи ссуд сахарным заводам и плантаторам, поставляющим на заводы свеклу, и усло­вия их погашения. Съезд утвердил их. После этого Президиум ВСНХ при­нял решение выдать Главсахару кредит в сумме 20 млн руб. Ознакомив­шись с этим решением, глава правительства лично написал проект постановления Совнаркома об ассигновании «в распоряжение ВСНХ 20 млн руб. на выдачу задатков крестьянам на посев свекловицы, – с тем, что­бы ВСНХ принял необходимые меры, гарантирующие правильное расхо­дование этих сумм и полный возврат». Это постановление было принято правительством в тот же день, 17 апреля 1918 г. – завидная оперативность, заслуживающая подражания современными власть предержа­щими.

На заседаниях 17-22 апреля 1918 г. был обсужден и одобрен проект декрета СНК о национализации сахарной промышленности. За национали­зацию высказалось большинство делегатов. Было утверждено новое Поло­жение о Главном сахарном комитете (Главсахаре). 19 апреля съезд избрал коллегию и правление Главсахара. На организационном заседании правления его председателем избрали профессора Московского Высшего технического училища Тищенко И.А. На съезде же был организован Великорусский профсоюз трудящихся сахарной промышленности (Трудосахар) и избран его центральный комитет во главе с Севостьянихиным А.Т. [39].

30 апреля 1918 г. Совнарком РСФСР рассмотрел предложение о на­ционализации сахарной промышленности и поручил комиссии из предста­вителей народных комиссариатов труда, финансов и земледелия изучить проект декрета «O национализации сахарной промышленности» и дать свое заключение. После исправлений текста, сделанных председателем, СНК 2 мая 1918 г. этот декрет утвердил. В данном документе говорилось, что «все рафинадные, песочно-рафинадные и песочные заводы и все, что этим заводам принадлежит, в том числе постройки, поселки для рабочих, поля орошения, живой и мертвый инвентарь, объявляются достоянием Российской республики» [40].

Управление национализированной сахарной промышленностью перешло в ведение Главного сахарного комитета (председателем которого был назначен Торгоненко К.С.), получившего право давать обязательные для заводов предписания, распределять запасы сахара, устанавливать це­ны, организовывать финансирование производства и т.п. Правительство обязало заводоуправления, фабрично-заводские комитеты и контрольные комиссии, весь технический персонал и служащих оставаться на своих местах и сохранять в полной неприкосновенности все имущество, все дела, торговые книги и документы национализированных предприятий.

Таким образом, сахарная промышленность была подвергнута полной национализации, причем значительно раньше, чем нефтяная, угольная, текстильная и другие отрасли. Это было убедительным доказательством решительных действий новой власти на пути революционно-экономических преобразований, которые призваны были в корне изменить прежний характер экономики страны.

Организацией сбыта продукции национализированных сахарных заводов сначала занимался Народный комиссариат торговли и промышлен­ности (Наркомторгпром). Важную роль в организации снабжения населе­ния играли также ВСНХ и Наркомпрод. Однако, параллельное выполнение однородных функций несколькими общегосударственными органами, от­сутствие необходимой согласованности между ними серьезно мешали пра­вильной организации снабжения населения, как сахаром, так и другими товарами промышленного производства. Настоятельно требовалось созда­ние единого аппарата, который смог бы не только осуществлять оптовый сбыт вырабатываемой продукции, но и организовать оптовое снабжение магазинов и лавок, обеспечить необходимый учет и контроль за прод­вижением товаров от производства до потребителя.

Признавая необходимость объединить в одном органе снабжение населения всеми предметами первой необходимости и продовольствием, организовать в общегосударственном масштабе распределение этих товаров и подготовить переход к национализации торговли ими, ВЦИК своим декретом «О реорганизации Народного Комиссариата Продовольствия и местных продовольственных органов провел размежевание функций Наркомпрода и ВСНХ. При этом функции регулирования производства сахара были сохранены за Главсахаром ВСНХ, а функции распределения продукции сахарных заводов и снабжения населения сахаром были целиком переданы Наркомпроду.

Одновременно местные продовольственные органы были объявлены находящимися в двойном подчинении: соответствующему Совету рабочих (крестьянских) и солдатских депутатов и продовольственной комиссии вышестоящего Совета.

Следует отметить, что на основе ранее упомянутого декрета СНК «О расширении прав городских самоуправлений в продовольственном деле» в ряде городов уже в начале 1918 г. были муниципализированы и перешли в ведение местных продовольственных органов отдельные частные мага­зины. Как указывал профессор Дихтяр Г.А., «Московскому городскому продовольственному отделу было подчинено более 40 продовольственных магазинов и лавок, производивших отпуск населению продуктов по карточкам. В Петрограде функционировало свыше 400 муниципальных лавок, обслуживавших примерно 40% жителей города».

Тем не менее, Наркомпрод и его местные органы, не имея необ­ходимой материально-технической базы (складского хозяйства и транс­портных средств), не являясь достаточно слаженным аппаратом и, главное, совершенно не имея соответствующего опыта работы, не могли полностью обеспечить снабжение населения товарами. В то же время в стране имелся аппарат, которому было под силу осуществлять функции планомерного снабжения населения всеми видами товаров. Этим аппаратом являлась потребительская кооперация.

Необходимо было использовать самодеятельность масс, создавших потребительские общества, привлечь к работе самые «низы». «И раз мы имеем аппарат, который обладает таким опытом и который, главное, основан на са­модеятельности масс, мы должны его направить к осуществлению этих задач».

Распределение продуктов, в том числе сахара, местные продоволь­ственные органы стали осуществлять при участии кооперативов, что вытекало из декрета СНК от 10 апреля (28 марта) 1918 г. «О потребитель­ских кооперативных организациях», но преобладающая часть рознич­ного товарооборота в то время осуществлялась еще частными торговцами.

На путях осуществления планов восстановления сахарной промыш­ленности нашей стране пришлось преодолевать немало трудностей, вызванных сначала первой мировой войной, а затем гражданской войной и иностранной военной интервенцией. Сахарные заводы находились в крайне тяжелом положении, т.к. долго не ремонтировались. Многое из их оборудования было расхищено или уничтожено. Национализированные заводы испытывали значительные финансовые затруднения. Так, на заседании Президиума Главсахара 12 июня 1918 г. обсуждалась телеграмма комиссара Боринского завода о срочной высылке денег для платежей за полевые работы. Завод засеял сахарной свеклой 1038 дec. Затраты на обработку посевов (в расчете на 1 дec.) составляли в среднем по 1100 руб. Было решено выделить Боринскому свеклосахарному заводу для уплаты свеклосеющим хозяйствам аванс в сумме 225 тыс. руб.

Постановлением СНК от 9 сентября 1918 г. Главсахару «на покрытие расходов второго полугодия по сбору урожая свёклы, на ремонт, содержа­ние и действие сахарных заводов» было отпущено более 91,2 млн руб. Самая большая трудность состояла, однако, в том, что сахарная промышленность не имела достаточной сырьевой базы. Посевы сахарной свёклы катастрофически сокращались. В 1918 г. площадь посевов сахарной свёклы составила 410 тыс. га.

Декрет «О национализации сахарной промышленности» предписы­вал сохранить свекловичные севообороты и посевы сахарной свёклы на всех землях, как принадлежащих заводам, так и частновладельческих и крестьянских, которые в течение хотя бы одного года из последних четырех лет засевались этой культурой. Однако земельные комитеты на местах в сложившейся обстановке послереволюционной перестройки сель­ского хозяйства часто были не в силах справиться с задачей организации свеклосеяния, так как крестьяне сеяли свёклу неохотно, посевы ее обраба­тывались недостаточно.

Такое положение создавало угрозу оставить сахарные заводы без сырья. Поэтому правительство издало 13 июля 1918 г. «Дополнение к Дек­рету СНК о национализации сахарной промышленности. В соответст­вии с этим новым законодательным актом все земли со свекловичным севооборотом (кроме крестьянских) вместе со всеми угодьями и сооружения­ми, постройками и инвентарем признавались неприкосновенным земель­ным фондом национализированных сахарных заводов. Так был окончательно решен вопрос о создании сырьевой базы для сахарной промышленности Великорусского района, которая после этого непосредственно занялась восстановлением заводского земельного хозяйства.

В опубликованном 23 июня 1918 г. постановлении ВСНХ «О Главном сахарном комитете» указывалось, что в задачи Главсахара входят: содействие правильной работе и развитию существующей сахар­ной промышленности и принятию мер к увеличению количества произ­водимого сахара; сосредоточение всех необходимых сведений о состоянии наличных запасов сахара; разработка и установление плана закупки сахара на заграничных рынках; распределение сахара среди населения и т.д.

Для национализированных заводов в первые месяцы их деятельности создавались условия, способствующие их укреплению. Например, 7 августа 1918 г. было принято постановление об освобождении национализиро­ванных предприятий от контрибуций, чрезвычайных налогов и прочих чрезвычайных местных сборов. 2 ноября 1918 г. СНК дал предписание, адресованное всем исполкомам, совнархозам и губчека Центральной области (так стал называться бывший Великорусский район) о невмешательстве органов местной власти в хозяйственно-административные функции заводоуправлений национализированных предприя­тий. В проект данного предписания, подготовленный членом Президиума ВСНХ Чубарем В.Я., глава правительства внес поправки, которые уточняли и смягчали категоричность первоначальных формулировок. В то же время В.И.Ленин от имени СНК РСФСР повторил предупреждение о «строжайшей ответственности в случае неисполнения».

В связи с имевшими место многочисленными случаями заболеваний, стоящими в тесной связи с недоеданием, СНК своим постановлением от 14 сентября 1918 г. «Об усилении детского питания» предписал всем про­довольственным органам ввести особые детские карточки для всех детей до шести лет (наряду с молоком и манной крупой) на полфунта сахара, для школьников - на полфунта сахара или 1 фунта меда».

Постановлением ВСНХ и Наркомпрода от 18 октября 1918 г. «О ме­рах для достижения наибольшей выработки сахара» все посевы сахар­ной свеклы были объявлены состоящими под особой охраной и защитой Российской республики. Весь урожай подлежал сдаче исключительно на сахарные заводы на условиях и по ценам, устанавливаемым Главсахаром. Этим же постановлением была запрещена заготовка сахарной свёклы, какими бы то ни было другими учреждениями, а хищение, сокрытие сахар­ной свеклы, несдача ее соответствующим заводам или использование для иных целей были объявлены тяжкими преступлениями против народа.

Страна переживала тяжелое время. Немецкая оккупация Украины и занятие белогвардейскими войсками других важнейших свеклосахарных районов привели к тому, что к концу 1918 г. в распоряжении Советской власти имелось только 25 действующих сахарных заводов. В условиях хо­зяйственной разрухи и гражданской войны правительство проявляло постоянную заботу о восстановлении сахарной промышленности, оказа­нии ей необходимой организационной и хозяйственной помощи, об обес­печении населения сахаром.

До Октябрьской революции в сахарной промыш­ленности сложился единый хозяйственный организм – сахарный завод и его сельхозэкономия. И эти части между собой были неразрывны.

Владельцам сахарных заводов принадлежали сотни тысяч десятин земли. Это в основном были окультуренные земли, где применялись многопольные севообороты, агрономическая наука, сельскохозяйственная передавая техника, даже тракторы, выписывались из-за границы.

Декрет о земле приняли 26 октября 1917 г. на II Всероссийском съезде Советов. Во второй статье декрета говорилось: «Помещичьи имения равно как все земли удельные монастырские, церковные со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными и всеми принадлежностями переходят в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов впредь до учредительного собрания». Поэтому и часть заводских земель волостные земельные комитеты распределили между крестьянами. Таким образом, цельный хозяйственный организм сахарных заводов был нарушен. Это отрицательно сказалось на сахарной промышленности.

Тревожные сведения о разгроме экономий сахарных заводов поступили в Наркомпрод, откуда были посланы телеграммы на места о принятии мер по охране имущества и продукции заводов. «На сахарных заводах происходит хищение сахара, и сахар не отправляется по нарядам. Расхищенный инвентарь и фураж должны быть возвращены ... Примите самые беспощадные мера против лиц, которые расхищают народное достояние. За неисполнение настоящего поручения возлагается ответственность на всех революционных должностных лиц. Не исполнившие настоящий приказ будут предаваться революционному суду».

Возвращение земель заводу началось после принятия 2 мая 1918 г. «Декрета о национализации сахарной промышленности», подписанного В. И. Лениным. Конечно, процесс этот был болезненный, сопровождался столкновениями между крестьянами и советской властью.

В декрете в 1-й его статье говорится: «Все рафинадные, песочно-рафинадные и песочные заводы и всё, что этим заводам принадлежит, в том числе постройки, поселки для рабочих, поля орошения и подматочные высадки, живой и мертвый инвентарь объявляются достоянием Российской республики». Указанные в пункте 1 земля и имущество сахарных заводов, становящихся собственностью Советской республики, то есть достоянием всего народа, говорилось в декрете, не могут передаваться в пользование как отдельным гражданам, так обществам местных советов или другим организациям или учреждениям».

Высшим органом управления всех национализированных сахарных заводов согласно декрету являлся Главный сахарный комитет при Высшем Совете Народного Хозяйства (ВСНХ). Местные советы рабочих и крестьянских депутатов, земельные отделы, советы народного хозяйства и все местные правительственные и общественные учреждения во всех делах сахарной промышленности обязаны были руководствоваться всеми указаниями и распоряжениями Главного сахарного комитета.

В «Дополнении к декрету о национализации сахарных заводов» (12 мая 1918 г.) отмечалось: «Никакие органы правительственной власти и никакие общественные организации не вправе вмешиваться непосредственно, помимо Главсахара и его органов в административно-хозяйственные дела сахарной промышленности и отменять и изменять распоряжения Главсахара и его органов».

На практике это выглядело так. 3 июля 1918 г. поступила в Совет телеграмма из Министерства внутренних дел об обеспечении бесперебойной работы сахарных заводов. В ней говорилось, что «национализированные сахарные заводы переходят в собственность республики и находятся всецело в ведении ВСНХ, а Совдеп не имеет никакого права вмешиваться во внутреннюю жизнь и деятельность заводов.

Из этих фактов можно сделать вывод о том, что на заре Советской власти Советы полной реальной властью не обладали, хотя Великая Октябрьская социалистическая революция проходила под лозунгом «Вся власть Советам». Государственные монополии по существу отстраняли Советы от руководства экономикой. В то же время предприятия не имели самостоятельности.

Над сахарными заводами нависала двухступенчатая управленческая надстройка, которой не было до революции – это Главсахар и районное управление (Раусахар).

Какие же функции выполняли названные управления? Из всех функций Главсахара назовем самые существенные, касающиеся сахарных заводов. Ими были: снабжение материалами сахарных заводов и их земельных хозяйств; распределение материалов между отдельными районными управлениями; снабжение трудящихся сахарной промыш­ленности производственными продуктами из сахарных заводов и их хозяйств по нормам Наркомпрода.

В функции Раусахара входили: организация заводоуправлений и контроль за их деятельностью, составление годового производственно-хозяйственного плана по сахарной промышленности своего района и общих годовых смет, снабжение заводов монополизированными техническими материалами по нарядам; распределение полученного по нарядам топлива между заводами района, снабжение тру­дящихся сахарной промышленности района предметами продовольствия по нормам Наркомпрода, содействие проведению в жизнь всех постановлений и декретов об охране труда и улучшении жизни трудящихся.

Руководящим органом заводоуправления была коллегия в составе пяти членов: двух – от местного заводского комитета, двух – от Раусахара и одного от съезда волземотделов, в пределах, которых находились сахарные плантации заводов. Последний по существу никакой роли не играл в коллегии. Состав коллегии утверждался Раусахаром по соглашению с Райтрудосахаром.

Члены коллегии избирали из своей среды председателя, его заместителя и распределяли между собой обязанности по добровольному соглашению. Дела решались по большинству голосов. Коллегия занималась вопросами заготовки и снабжения заводов топливом и другими материалами, а также снабжения трудящихся заводов продовольствием.

Сахарные заводы не располагали своей продукцией. Она поступила полностью в распоряжение Комиссариата продовольствия. Об этом говорилось в «Дополнении к декрету о национализации сахарных заводов». Все продукты кроме свеклы, полученные с земель, обслуживающих заводы, за вычетом из них части соответствующего расходам заводоуправления на оборудование, удобрения, семена и прочие поступали в распоряжение Комиссариата продовольствия, причем Комиссариат продовольствия оставлял заводоуправлениям, согласно установленным нормам, все необходимое для хозяйственных надобностей заводов.

Рассмотренное двухступенчатое государственное управление сахарными заводами ярко свидетельствует о том, что провозглашенный Октябрьской революцией лозунг «заводы рабочим» остался не реализованным: рабочие не могли сами распоряжаться финансами, своей продукцией и тем самым не являлись собственниками средств производства.

Такой принцип управления просуществовал до введения НЭПа (1921 г.). Причиной его отмены явилось то, что он стал тормозом дальнейшего развития сахарной промыш­ленности. Торможение проявилось, прежде всего, в том, централизованное обюрократившееся управление, не считаясь с объективной обстановкой, сковывало хозяйственную инициативу на местах. А это в корне расходилось с принципами новой экономической политики, провозгласившей свободу экономических действий, самостоятельность и единоначалие.

В 1921 г. управление сахарной промышленностью приняло иные формы. Организовался единый Сахаротрест, который в административном отношении разделялся на три областных управления: 2 – на Украине и 1 – в РСФСР.

1 марта 1923 г. Курский Раусахар был реорганизован в Курское отделение Сахаротреста (КУРОС) с нижеследующими отделениями и штатной численностью: административно-производственный – 16 человек, финансово-счетный – 33, отдел снабжения – 10, управление делами – 10, хозяйственный – 7, юридическая часть – 2, секретариат – 4; в штат КУРОСа входили так же 3 районных администратора с разделением между ними Курского района на 3 подрайона – Северный, Западный и Южный; при каждом районном администраторе состоял 1 инженер, 1 агроном, секретарь, машинистка и курьер.

По «Декрету о национализации сахарной промышленности» заводские земли, пущенные в разверстку местными земельными органами, должны быть возвращены заводам.

Отмечалась необходимость путем обмена, различного рода прирезок и т.д. расположить заводские земли вокруг заводов, потому что они, будучи разбросаны в различных частях губерний и вклиниваясь или окружая крестьянские земли, затрудняли условия землепользования крестьянского населения, создавали неудобство ведения хозяйства для самих заводов.

Материалы работы этих комиссий на основании постановления Центрозема подвергались пересмотру, на местах были организованы новые составы комиссий. И хотя по 2-й национализации, начатой в 1920 г., значительная часть земель отошла опять к сахарной промышленности, фактически эти земли заводам до проведения землеустройства не отводились.

В 1920-1921 гг. и отчасти 1922 г. национализация земель в губерниях для сахарных заводов была проведена вторично. В работе местных комиссий по национализации участвовали представители земельных органов.

Во время национализации продолжались захваты земель крестьянами. Захватывались преимущественно поля, главным образом весной, луга захватывались во время уборки сенокосов. Захваты были на большинстве сахарных заводов.

Работы по отводу земель шли чрезвычайно медленно, так как землемеры, не удовлетворенные оплатой труда, прибегали к изысканию других источников заработка по землеустройству.

Национализацию земель для заводов проводили комиссии в тяжелых условиях. Они не имели в своём распоряжении никаких вспомогательных материалов, данных о количестве и распределении земель, планов, карт и чертежей, необходимых для работ по национализации сахарной промыш­ленности. Как на заводах, так и в центре отсутствовала краска, тушь, калька и другие чертежные материалы. Трудности снабжения продовольствием и отсутствие соответствующей одежды, несвоевременное предоставление лошадей для выездов на места и других разъездов комиссий, отсутствие свободных помещений – все это еще больше затрудняло работу членов комиссий.

Всех национализированных участков-экономий и хуторов, отошедших к заводам в 1922 г. было 339, из них 148 экономий имели слабое оборудование и отремонтированные постройки, в 191 экономии были полуразрушенные постройки или их совсем не было.

В анкетах сахарных заводов, составленных при подготовке к Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в 1923 г. содержатся сведения об отношении крестьян к национализации земель для заводов. Почти во всех анкетах отмечено отрицательное отношение, а на заводах «Коммунар», Благодатенском отмечалось враждебное отношение.

Неотъемлемой частью сахарных заводов было сельскохозяйственное производство. Сельскохозяйственные экономии, поставлявшие для них сырьё, являлись многоотраслевыми хозяйствами. Их основой были растениеводство и животноводство.

В период военной интервенции и гражданской войны на сахарные заводы было совершено множество нападений, как немцев в оккупированных районах, так и деникинцев и бандитов в 1918, 1920, 1921 гг. После этих нападений часть заводских экономий была разграблена или уничтожена. Это не могло не сказаться на свеклосеянии. Особенно в тяжелом положении оно оказалось в 1922 г. из-за отсутствия свеклосемян. Помогла в этом Украина: из Винницы поступило 71637 пудов фабричных и маточных семян, которые были распределены по сахарным заводам.

Хозяйства сахарных заводов сильно износились и требовали большей частью капитального ремонта.

Наиболее остро чувствовался недостаток в зерноочистительных машинах всех видов, локомобилях, молотилках, плугах легкого типа, культиваторах и других рыхлителях, телегах.

К весне 1924 г. в сахарных заводах Курского отделения Сахаротреста состояло на учете 24 трактора, из них четыре представляли собой совершенно разрушенные машины, 11 тракторов «Хольт» поступили на сахарные заводы в сильно изношенном виде, т.к. раньше находились на фронте. Для них было заказано заводу «Большевик» в Ленинграде необходимое количество запасных частей. Заказ этот полностью выполнили только к 13 сентября, что задержало выпуск тракторов из ремонта почти до окончания пахотного периода и чрезвычайно не благоприятно отразилось на количестве и качестве произведенной работы. Все старые тракторы оборудованы плугами системы Д. Дира – Кейса – Сетлей.

В начале мая 1924 г. из Германии поступили 6 новых тракторов «ВД» с пятилетними плугами «Сакка», укомплектованных запасными частями. Все их отдали сахарному заводу имени К. Либкнехта. Тракторы «ВД» за три месяца проработали в среднем 90 сут., и за это время каждая машина вспахала по 330 десятин.

Стоимость пахоты одной десятины трактором «Хольт» производства Ленинградского завода «Большевик» (это был первый опыт тракторостроения в РСФСР) колебалась от 14 руб. 11 коп. до 17 руб. 72 коп. Она превышала на 5-8 руб. стоимость пахоты волами. Если оценить работу тракторов в начале 20-х годов, то эта оценка будет не в их пользу. Стоимость вспашки одной десятины трактором, учитывая стоимость горючего, рабочих при нем, подвоз воды и т.д. обходилась заводу в 400 руб., в то время как вспашка наемным скотом стоит на 20-25 дешевле – отмечалось в докладе администрации Дмитро-Тарановского завода. Руководство некоторых заводов отрицательно относилось к тракторам, отказывалось предоставлять закрытые помещения для их ремонта и хранения.

Обеспеченность сахарных заводов инвентарем и скотом в начале 20-х годов была также на низком уровне. Недостаток скота угрожал недосевами, поэтому приходилось отдавать необработанную землю населению на условиях оплаты из части урожая.

Разруха на железнодорожном транспорте вызвала необходимость гужевых перевозок, отсутствие скота сказывалось и на этом участке работы.

В целях сохранения и развития улучшенных пород скота и для массового улучшения пород животных Раусахаром в течение 1921-1922 гг. были отобраны, приобретены и согнаны на отдельные заводы лучшие сохранившиеся экземпляры животных.

Вопрос об обеспечении сельского хозяйства заводов рабочей силой стоял чрезвычайно остро. Отсутствие жилья, трудности перевозок из-за неналажен-ности железнодорожного транспорта, недостаток или полное отсутствие продовольствия – все это вынуждало заводы в 1920-1921 гг. пользоваться почти исключительно рабочими руками местного крестьянского населения, которое имея свои земельные наделы, шло работать в заводские хозяйства лишь по выполнению определенных работ в своем хозяйстве и подчас диктовало свои условия, не считаясь с ценами рабочего рынка, что ставило иногда заводское хозяйство в угрожающее положение недосева или недоуборки урожая, в особенности сахарной свёклы.

С другой стороны ресурсы как денежные, так и натуральные, в особенности сахар, мануфактура, соль и прочее, за которые, главным образом, крестьяне шли работать, были крайне скудны и поступали на заводы несвоевременно, что очень отрицательно влияло на своевременное и достаточное привлечение рабочих рук, так как население не шло работать в кредит, а требовало немедленной, чуть ли не ежедневной выплаты заработка, а в особенности при обработке свеклы и уборке хлебов. Правда, существовал ещё один источник рабочей силы для сахарных заводов. Население из районов, подвергшихся засухе (из Поволжья, Воронежской губернии и других мест), в значительном количестве расселилось в районе сахарозаводов и, хотя по своей неподготовленности и отсутствию навыков работам в свекловичных хозяйствах, являлось мало приспособленным к ним, в какой-то мере смягчило кризис в рабочей силе.

Революция в корне изменила довоенное соотношение. Если в 1916 г. на надельных землях было посеяно 9175 десятин свеклы, то в 1924 г. эта цифра составила 11446 десятин свеклы, а в 1927 г. достигла 36973. Эти цифры показывают, что по площади крестьянское свеклосеяние имело тенденцию к ежегодному росту. Сеяли свеклу в 1924 г. 39776 крестьянских хозяйств, а в 1926 г. – 79763.

Вопросами крестьянского свеклосеяния на местах и в Сахаротресте в 1925 году занимался специальный аппарат из 17 агрономов, 20 агрономических помощников, 35 инструкторов.

Сырьевая база сахарной промышленности стала перемещаться из заводских плантаций в крестьянские хозяйства, и дальнейшее расширение крестьянского свеклосеяния становилось основной предпосылкой развития сахарной промышленности.

На состоявшемся совещании земельных работников (28 декабря 1925 г. – 4 января 1926 г.) было принято решение: «В целях повышения техники культуры сахарной свеклы необходимо установить премирование Сахаротрестом отдельных посевщиков, возделывающих свеклу с соблюдением основных правил агрономической науки».

Сахарные заводы заключали контракты с крестьянами на выращивание свеклы и доставку ее на заводы на определенных условиях. Так в 1920 г., когда товарно-денежные отношения не действовали, в целях увеличения посевной площади сахарной свеклы Совнарком разрешил Главсахару отпустить некоторые предметы первой необходимости: соль, махорку, спички, мануфактуру и посуду для выдачи плантаторам, сеющим свеклу на национализированной и на своей надельной земле.

С 1925 г. заключение контрактов с посевщиками свёклы перешло от сахарных заводов к возникавшим свеклосевам, объединяющимся в свеклосоюзы.

Свеклосевы были одним из видов кооперации. Они осуществляли две главные задачи – организацию сбыта и агрокультурное обслуживание крестьянского свеклосеяния.

В 1926 г. по инициативе губернского земельного управления было разработано «Положение о конкурсах по крестьянскому свеклосеянию»

В нём сообщалось, что в целях повышения агротехники свеклосеющих хозяйств губземуправлением совместно с отделением Сахаротреста и свеклосоюзами будут проводиться конкурсы. При оценке свекловичной плантации должны были учитываться: наличие осенней глубокой вспашки, качество и время посева, способы и своевременность обработки свеклы, шаровка, проверка и прополка, борьба с вредителями, внесение удобрений, состояние и качество почвы.

Большое значение для свеклосеяния имели опытные поля и опытные селекционные станции.

В 1925 г. во многих областях находилось от 2 до 6 опытных полей, которые входили в опытную сеть Сахаротреста, и где уделялось много внимания отдельным элементам севооборотов, сортам свеклы, их развитию, действию на них фосфоритной муки.

Так, на Льговской (бывшей Теткинской) опытно-селекционной станции на основании многолетних опытов выявили интересную закономерность: чем выше урожай свеклы, тем она крупнее, тем меньше ее сахаристость. При урожайности свёклы 360 ц/га процент сахара составляет 17,58, при урожайности 310 ц/га – 17,68, при урожае 264 ц/га – 18,6 %.

Этот вывод подтверждается и в наши дни как в РФ, так и в странах СНГ.

Восстановление сахарной промышленности началось в чрезвычайно трудных условиях. Сказывался недостаток в необходимых материалах, поставлявшихся в довоенное время заграничным рынком, усугублялась транспортная разруха, частые мобилизации отрывали от производства квалифицированную рабочую силу. В результате воздействия всех перечисленных отрицательных факторов общее количество продукции снизилось на 26,1%.

Сильный удар сахарной промышленности нанесла оккупация Курской губернии деникинцами. Заводское имущество было частично вывезено, частично расхищено, отрезанные от своего хозяйственного центра – Главсахара заводы никем не финансировались. Часть крестьян, сбитых с толку, подстрекаемых темными элементами, уничтожала и расхищала заводское имущество. В анкетах некоторых сахарных заводов за 1923 г. имеются сведения о нанесенном им ущербе, который по заводу «Профинтерн», например, составил 2273932 руб. золотом, по Благодатенскому – 15697, по Теткинскому – 10000. После изгнания белогвардейцев осенью 1919 г. заводы оказались без топлива, без многих необходимых материалов.

1921 г. вошел в историю промышленности как год самого глубокого её упадка. Но вместе с тем 1921 г. – это год переломный, год перехода на новые методы хозяйствования, перестройки промышленности на новых началах, продиктованных наказом Совнаркома «О проведении в жизнь основ экономической политики».

Следующий 1922-1923 гг. производственный год, первый год работы в новых хозяйственных и административных условиях, сразу дал увеличение годовой продукции сахарных заводов в пять раз. Из года в год уменьшался расход рабочей силы, топлива и вспомогательных материалов на единицу перерабатываемого сырья. Значителен был также прогресс по нагрузке заводов сырьем, по средней продолжительности сокодобывания.

В период «военного коммунизма», когда вся страна сидела на голодном пайке, заработная плата рабочих-сахарников была чрезвычайно низка и едва удовлетворяла физиологические потребности семьи. Поворотным моментом в этом вопросе является середина 1922 г.

К этому времени Сахаротрест, заменивший собой Главсахар, организационно вполне оформился и определил свои оборотные средства. И сразу встал вопрос о переходе к регулированию зарплаты путем коллективных договоров.

Одним из основных факторов, влияющих на производительность труда и способствующих его повышению, являлось повышение квалификации рабочих. На предприятиях обучение рабочих осуществлялось тремя путями:

- через школу ФЗУ и СХУ;

- путем прикрепления подростков на индивидуальное ученичество;

- организация краткосрочных профтехкурсов для взрослых рабочих.

Призаводские школы ФЗУ, возникшие вначале стихийно, главным образом под давлением стремления заводской молодежи к знанию и приобретению квалификации, оказались не жизнеспособны. Была признана необходимость их концентрации и укрепления. Благодаря концентрации стало возможно произвести отбор учеников, создать устойчивые кадры преподавательского состава и инструкторского практического обучения.

В течение 20-х годов не произошло больших изменений в мощности и технической оснащенности сахарных заводов.

Несмотря на некоторое обновление сахарных заводов, технический уровень их оставался очень низким. В 1929 г. инженер-технолог КУРОСа Могильный К.А., командированный в США для изучения механизации работ в сахарной промышленности, сделал сравнение расхода рабочей силы на одни и те же виды работ на американских и курских заводах. Разница оказалась огромной. Так, в паровичной при отоплении углем, включая подачу топлива и удаление золы, в США занято 3 человека, на курских заводах – 20: на упаковке и транспортировке сахара до склада – соответственно 6 и 30; на выгрузке свеклы из вагонов – 6 – 60 и т.д. В заключение Могильный К.А. сделал лаконичный вывод о том, что в США сахарозаводчики «в обстановке ожесточенной конкуренции» стремятся снижать себестоимость сахара, в первую очередь путем механизации трудовых процессов, а это влечет за собой сокращение рабочей силы.

В 1921 г. Райтрудосахар обследовал условия труда на сахарных заводах. Было составлено описание характера работ по процессам и отделениям с нездоровыми условиями труда. К их числу относились как наружные работы кагатчиков, грузчиков, возчиков, не прерывающиеся в любую погоду, так и внутренние работы в сырых, жарких (до 30 градусов в выпарном отделении), загазованных (известковое отделение), грязных помещениях. Спецодежда ограничивалась в основном, закрытым передником, на отдельные виды работы выдавались сапоги, недостаточное ограждение механизмов и аппаратуры приводили к значительному числу несчастных случаев, с длительной потерей трудоспособности.

Неудовлетворительным было медицинское обслуживание трудящихся.

В 1922 г. отдел охраны труда Райтрудосахар отмечал в своем отчете, что при сахарных заводах имеются больницы с амбулаториями, есть операционные отделения в них. Однако, не все больницы были укомплектованы кадрами врачей. Медицинские приборы, аппараты, инструменты были изношены, а новые ни больницы, ни амбулатории не получали. Все больницы находились в ведении Наркомздрава, который очень плохо их снабжал.

Большого внимания требовали и жилищно-бытовые условия сахарников. При заводах были квартиры казарменного типа, многоквартирные, сельского типа, т.е. разного типа. Во всех квартирах производилось уплотнение и норма кубатуры не соблюдалась. Заводам не хватало как семейных, так и холостяцких квартир. После констатации этих фактов отдел охраны труда делает лаконичный вывод – «необходимо строить новые квартиры». Но в 1925 г. губисполком отчитывался перед XIII губернским съездом Советов, отмечал, что необеспеченность помещениями для общежитий, особенно в совхозах сахарных заводов, ставит зачастую под угрозу выполнение производственной программы. Приглашаемые рабочие вынуждены, ютится в неприспособленных помещениях, находясь очень часто в тяжелых условиях, что вызывало с их стороны совершенно справедливые нарекания.

В дореволюционное время на крупных сахарных заводах, так например, Теткинском, «Профинтерн» Благодатенском, Ракитянском уже существовали и театры, и библиотеки, школы, а при советской власти в 1917-1921 гг. они появились на всех сахарных заводах.

И, конечно, эти просветительные учреждения, с электрическим освещением привлекали к себе крестьян, особенно молодежь, соседних сел и деревень. Просмотр театральных спектаклей, чтение книг, выдаваемых библиотекой, участие в клубной работе – все это, несомненно, приобщало крестьян к культуре.

Культотдел Райтрудсахар периодически проверял культурно-просветительную работу на местах. По материалам обследований разрабатывались и давались практические указания. В целях обмена опытом проводились совещания. После Октябрьской революции развернулась огромная работа по борьбе с безграмотностью. В этом большом, благородном деле активно участие приняли завкомы сахарных заводов. На всех заводах были открыты школы ликбеза.

Профсоюзные организации сахарных заводов особенное внимание уделяли клубам. В клубах проводились семейные вечера, на которых выступали хоровые, драматические, музыкальные кружки, устраивались всевозможные игры. Проводились вечера самодеятельности, читались лекции, доклады, проводились беседы на общеполитические, научно-технические, производственные, сельскохозяйственные темы, устраивались шахматно-шашечные турниры. В клубах имелись киноустановки. В библиотеках и читальных залах проводились беседы с читателями и вечера книги. К началу сезона сахароварения для рабочих оборудовались красные уголки, где имелась литература, шашки и др. игры. Для сезонных рабочих демонстрировались фильмы, ставили спектакли. Летом оборудовали сады-площадки, где имелись открытые сцены для спектаклей [41].

Путь, пройденный сахарной промышленностью за первое десятилетие Советской власти, – это путь восстановления, достигнутого максимальным напряжением силы и воли коллективов трудящихся сахарных заводов. Восстановление было завершено, предстояла реконструкция сахарной промышленности на основе более высокой технической базы.
^ 5 СВЕКЛОСАХАРНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

РОССИИ В 1929-1941 гг.
К концу 20-х годов производство сахарной свёклы в России осуществлялось как в государственном секторе, так и в крестьянском, представленном колхозами, кооперативами и единоличными хозяйствами. Преобладающая роль принадлежала государственному сектору. В сырьевом балансе сахарных заводов удельный вес крестьянской свёклы был весьма незначителен.

Постановления СТО СССР от 11 декабря 1928 г. и СНК СССР от 3 ноября 1929 г. ориентировали на вовлечение в производство сахарной свёклы беднейшей части крестьянства и усиление темпов обобществления в свеклосеющих районах.

На III Всесоюзном совещании директоров комбинатов сахарной промышленности было принято решение «мобилизуя активность и инициативу рабочих заводов и совхозов, батрацко-бедняцкие массы и середняцкий актив, … развернуть революционный темп работы по проведению сплошной коллективизации крестьянских хозяйств районов свеклосеяния, закончив последнюю не позже весны 1931 г.» [42]. Как отмечалось в докладе I областному съезду по изучению производственных сил ЦЧО к 1930 г. были кооперированы почти 100% крестьянских свеклосеющих хозяйств.

Однако к моменту сева и перезаключения договоров о контрактации свёклы в 1930 г. много колхозов распалось, землеустройство хозяйств закончено не было, поэтому программа крестьянского свеклосеяния не была выполнена. Несмотря на очевидную неудачу внедрения свеклы в колхозно-крестьянское производство на 1930 г. был взят курс на планомерное сокращение государственного сектора посевов свёклы.

Переломным для свеклосовхозов стал 1933 г., когда их свекловичные посевы уменьшились вдвое. Колхозные плантации выросли и продолжали увеличиваться.

Произошло окончательное смещение центра тяжести в свеклосеянии государственного сектора в колхозный. К 1940 г. все свекловичные совхозы были превращены в семеноводческие хозяйства и их удельный вес в производстве фабричной свёклы к 1941 г. составлял не более 2-3 %.

В 30-е годы произошли изменения в географии посевов свёклы, наряду с расширением свекловичных плантаций.

В 1928-1936 гг. происходили неоднократные изменения в руководстве свекловичной отраслью сельского хозяйства. Если в 1928 г. экономии функционировали при сахарных заводах, то в 1929 г. с реорганизации сахарных заводов в сахарные комбинаты экономии были реорганизованы в совхозы. Совхозы создавали свои объединения, подчинявшиеся Сахаротресту ВСНХ СССР.

В январе 1930 г. был создан Воронежский свеклосахаротрест. Он объединил все сахарные комбинаты, а вместе с ним все совхозобъединения Центрально-Черноземной области. В 1931 г. совхозобъединения реорганизо-вались в свеклосовхозы с непосредственным подчинением их сначала Воронежскому, а с 1933 года – Курскому свеклотресту, который в сентябре 1933 г. после ликвидации системы Союзсахара ВСНХ СССР перешел в ведение Главного управления сахарной промышленности Наркомснаба СССР. В 1936 г. свеклосовхозы снова были переданы сахарным комбинатам. 14 марта 1937 г. Курский свеклотрест объединился с Курским сахаротрестом. В состав созданного таким образом Курского государственного Всесоюзного треста сахарных заводов и свекловичных советских хозяйств Главного управления сахарной промышленности Наркомата пищевой промышленности СССР.

Для руководства колхозами, возделывающими сахарную свёклу и их обслуживания в июле 1931 г. созданы районные отделения производственного центра свекловодческих колхозов ЦЧО (Свеклохозцентры ЦЧО) просущество-вавшие лишь до марта 1932 г. Впоследствии руководство свекловичной отраслью колхозного производства осуществляли земельные отделы местных органов власти.

Проводившиеся преобразования совхозами и в его структуре не давали ощутимого улучшения их деятельности. Обеспеченность их основным капиталом оставалась низкой, механизация незначительна. Совхозы испытывали постоянный недостаток тягловой силы.

Организационным экспериментам этого периода была свойственна гигантомания, выразившаяся, в частности, в курсе на создание совхозно-колхозных объединений «Положение об организации индустриального свекловичного совхозно-колхозного комбината» предусматривало совместное строительство и ремонт техники, дорожное строительство, использование автотранспорта, организацию агрослужбы, а также объединение баланса труда и использования тягловой силы колхозов на всех рабочих в совхозах и сахарных комбинатах. Однако создание совхозно-колхозных комбинатов осталось пустой декларацией. Совместное проведение работ, как свидетельствуют документы, наталкивалось на «безразличное и подчас недоброжелательное отношение к совхозным работам руководителей отдельных колхозов и отдельных групп самих сельскохозяйственных рабочих-отходников», что затрудняло выполнение сельхозработ.

Предлагались и проекты по «рационализации» совхозного производства, предусматривающие переселение целых населенных пунктов с сотнями дворов. Не все они осуществлялись, но в тех местах, где в связи с ликвидацией совхозов происходило перенесение построек из ликвидированных в действующие, это приводило к значительным материальным потерям из-за плохого учёта и связанных с ним хищений. В 1937 г. убытки по ликвидации совхозов составили 1822 тыс. руб. Существовавшая организация труда в совхозах, приводившая к обезличке земельных участков, требовала усовершенствования. В этих целях проводилось создание производственных бригад (звеньев) с закреплением за ними участков во всех полях севооборота на весь год. Закрепление оформлялось актом, в соответствии с которым звено брало обязательство в течение всего севооборота проводить посев, обработку и уборку всех культур в установленные сроки, применять все агротехнические правила, бороться за перевыполнение плана по урожайности. По «Положению об оплате труда рабочих в свеклосовхозах Главсахара» ручные работы, проводимые на закрепленных за звеньями участках, оплачивались на основе аккордной сдельщины. Такая организация работы способствовала повышению производительности и качества труда.

Причиной текучести кадров, как отмечалось в акте комиссии по анализу финансово-хозяйственной деятельности Сахаросвеклотреста за 1934-1936 гг., было невнимание к быту и организации труда. До 1934 г. в тресте была группа труда и быта, которая должна была заниматься организацией труда, нормированием. Однако работники группы использовались больше на разных «прорывах» в совхозах, чем по своему прямому назначению. В 1934 г. вместо упраздненной группы была оставлена должность агронома по труду, а в 1936 г. упразднена и эта должность и с тех пор организацией труда и быта, нормированием систематически никто не занимался. В совхозах отсутствовал контроль за выполнением трудового законодательства, соблюдением техники безопасности и промышленной санитарии. Очень плохи были жилищно-бытовые условия. Большая часть постоянных рабочих жила в селах и наёмных помещениях. Недоставало общежитий, а имеющиеся содержались грязно, не хватало постельных принадлежностей, оборудования для полевых кухонь и столовых. Общественное питание было малопитательное, однообразное. Неудовлетворительно проводилась работа в поле.

Все эти негативные явления имели место, несмотря на тенденцию к улучшению положения рабочих, обеспеченность их скотом, птицей, собственными огородами, рост обеспеченности жильем, наличие во многих совхозах клубов, кино, библиотек. В целях улучшения жилищно-бытовых и социально-культурных условий обязали Сахаросвеклотрест укомплектовать свеклосовхозы штатными рабочими, в течение года обеспечить всех штатных рабочих квартирами и общежитиями, а сезонных – общежитиями, закончить оборудование квартир, общежитий, кухонь, столовых, клубов, красных уголков, библиотек, провести электроосвещение. Все это предлагалось сделать в действующих совхозах за счет ликвидируемых.

Пути развития крестьянского свеклосеяния определялись не только потребностями свеклосахарной промышленности, но и общими задачами, направленными на развитие производительных сил деревни и решение проблемы агроперенаселённости.

Совхозам была произведена выдача аванса под сахарную свеклу задолго до сбора урожая и поставлена задача вовлечения в свеклосеяние беднейшего крестьянства, укрепления материальной базы свеклосеющей кооперации, расширения свеклосеяния в существующих колхозах путем долгосрочной контрактации и принятия решительных мер к организации колхозов в районах свеклосеяния.

Курс на сплошную коллективизацию сельского хозяйства, естественно, вел к расширению колхозного сектора в производстве сахарной свёклы. Мероприятия местных органов управления были направлены на осуществление этой основной линии. Деятельность свеклосеющей кооперации, не удовлетворяющей потребности сахарной промышленности из-за недостатка средств, была прекращена с 8 июля 1931 г., что предусматривало производство сахарной свёклы исключительно в колхозном секторе. В это время здесь было коллективизировано 75-80 % бедняцко-середняцких хозяйств.

Взаимоотношение колхозов с сахарными комбинатами регламентировалось договорами о контрактации, впервые введенной в 1928 г. Договором для колхоза определялись площади посева, средний урожай и агротехнические мероприятия, способствующие получению урожая установленной кондиции. Сахарный комбинат должен был выдавать колхозам денежные авансы, отпускать семена, удобрения, технику, средства борьбы с вредителями свеклы и оплачивать сдаваемую свёклу с учетом качества дорог (твердое покрытие, грунтовка) и расстояния её доставки. Кроме того, сахарный комбинат обязывался бесплатно выдавать колхозам жом, патоку, а также сахар по государственным ценам.

Оплата труда свекловичников осуществлялась по трудодням. Несмотря на определенные условия, предпринимавшиеся по внедрению сдельщины, эта форма оплаты не прижилась.

Стимулированию свекловичного производства призвано было содействовать постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 13 марта 1935 г. о плане контрактации и мероприятиях по повышению урожайности сахарной свёклы. Согласно этому постановлению в 1935 г. посевы сахарной свёклы в колхозах и единоличных хозяйствах освобождались от обложения сельхозналогом. За сданную сверх плана свёклу устанавливалась премия – надбавка к существующей заготовительной цене (для колхозов эти премии – надбавки были вдвое больше, чем для единоличных хозяйств). Устанавливались и персональные премии и председателям колхозов и бригадирам, директорам и агрономам М.Т.С.

Увеличению производства свёклы в определенной мере способствовало широко организованное социалистическое соревнование. По примеру украинских свекловичниц более 6 тыс. их включились в движение пятисотниц. Многие из них выращивали высокий урожай, 600 звеньев получили по 400 ц свёклы с гектара. Однако обрабатываемые ими участки были невелики по размерам, что давало возможность и при ручной обработке добиваться неплохих результатов. Звено Чаловой В. из колхоза «Новый свет» Глушковского района, например, вырастило в 1937 г. на участке 1 га 1016 ц свёклы. Как сообщалось в журнале «Социалистическое строительство Курской области», «Звено Чаловой В. провело огромную работу для получения высокого урожая сахарной свёклы. С момента появления всходов все члены звена работали на плантации с 3 часов 30 минут утра до 10-11 часов вечера, не покидая плантации в течение всего дня. Звено защищало свёклу от весенних заморозков, организуя дымовые завесы, сохранило её от долгоносиков. Поливкой, подкормкой и отличной обработкой звено спасло плантацию от губительной засухи и, несмотря на все трудности и неблагоприятные природные условия, получило высокий урожай». Как видно из описания работы звена Чаловой В., полученный ими большой урожай был достигнут за счет предельно высокой интенсификации труда. За ударный труд Чалова В. была награждена орденом Ленина [43].

Получили награды и другие мастера свекловичного производства. За высокий урожай свеклосемян в 1935 г. был удостоен ордена Трудового Красного Знамени бригадир Краснополянского свеклосовхоза Роговик А.Д., ордена Ленина – звеньевая из этого же хозяйства Дробязгина Е.И.

Опыт передовых свекловичниц широко пропагандировался на страницах областных и районных газет. А в 1939 г. издательство «Крестьянская газета» издала брошюру Галовой В. и Черненко У. «За тысячный урожай сахарной свеклы».

На протяжении предвоенного десятилетия посевные площади фабричной сахарной свеклы постепенно сокращались. В 1940 г. их удельный вес в общей площади посевов составил 5,5 %. На увеличение валовых сборов направлены были мероприятия, способствующие интенсификации свекловичного производства. Все шире внедрялись в свекловичное производство минеральные удобрения. Значительно вырос уровень механизации. В 1937 г. уборка свеклы на 92 % площади производилась с помощью свеклоподъемников. Однако процесс уборки не обеспечивал полной сохранности урожая. Анализ годовых данных заготовок за 1935-1940 гг. показывал, что во время копки и вывозки терялось 30-40 % выращенной свёклы.

Валовой сбор фабричной свеклы, колебавшийся в течение 30-х годов в зависимости от урожайности, имел все-таки тенденцию к росту.

С ростом промышленности удельный вес сахарной отрасли снижался, но протяжении 30-х годов оставался еще очень значительным. Если в 1927-1928 гг. ее доля в общей сумме валовой продукции составляла 46,6%, то в 1938 году этот показатель равнялся 26,2%, а в 1940 г. 10,2%.

Выдвинутая партией и правительством цель значительного повышения производства сахара в стране с перспективой увеличения душевого потребления его с 7,9 кг в 1927-1928 гг. до 21,25 кг в 1933 г. ставила перед сахарниками большие задачи. Справиться с ними имеющимися мощностями на устаревшем оборудовании было невозможно. Увеличение мощности сахарной промышленности в годы предвоенных пятилеток происходило в основном за счет реконструкции и расширения ранее существующих предприятий. На эти цели выделялись значительные капиталовложения.

Затраты на реконструкцию, капитальный ремонт и новое строительство в отрасли возрастали. Если за период 1931-1934 гг. на эти цели было направлено 28 млн руб. (больше половины всех капиталовложений в пищевую промышленность), то за один только 1936 г. на них было использовано 152 млн руб., а за годы второй пятилетки – 40,6 млн руб. [44].

В 30-е годы было полностью перестроено энергетическое хозяйство: установлены новые паровые котлы, полностью электрифицированы заводы, а также оснащены новыми видами машин и аппаратов. Так, в 1934 г. на ряде заводов в целях улучшения технологий установили соломоловушки, камнеловушки и устройство для выщелачивания фильтрпрессов.

При реконструкции заводов испытывали трудности, связанные с системой снабжения осуществлявшегося централизованным способом. Проведенное в 1929 г. широкое инспекторское обследование показало, что отсутствие четко разработанных планов снабжения при жёсткой его централизации приводило к срыву необходимых поставок.

Узким местом в работе сахарной промышленности являлось неудовлетворительное состояние грунтовых подъездов к сахарным заводам, несоответствие железнодорожных путей, отсутствие жилья для рабочих на свеклопунктах и т.д. На решение транспортных и других проблем было направлено немало усилий. В 30-е годы сахарные заводы получили 98 км узкоколейных и 60 км ширококолейных железных путей. Однако на решение транспортных проблем, имевших важное значение как для снабжения предприятий сырьём и топливом, так и для сбыта продукции сказывалась жёсткая централизация.

Трудности со снабжением и транспортом сказывались и на строительстве новых сахарных заводов. Отмечалось безобразное снабжение строительными материалами, часто тормозившее выполнение основных работ.

В предвоенную пятилетку на сахарных заводах проводились экспериментальные работы, имевшие целью усовершенствовать сахарное производство.

В 1929 г. впервые в нашей стране был проведен опыт переработки тростникового сырца на белый сахар-песок. Переработка тростникового сырца, который поступил с Кубы, занимались шесть заводов страны, в том числе и им. К. Либкнехта. Результаты, полученные на заводах и обобщенные Сахаротрестом были весьма разноречивы. В 30-е годы переработка кубинского тростникового сырца не получила распространения в сахарной промышленности.

На долю сахарной промышленности в 1927-1928 гг. приходилось 52% валовой продукции важнейших отраслей крупной промышленности.

Среднегодовая численность в 30-е годы занятых в сахарной промышлен-ности рабочих несколько снизилась по сравнению с 1913 г., но оставалась высокой как в абсолютных цифрах, так и в процентном отношении к общему числу промышленных рабочих, занятых в важнейших отраслях крупной промышленности.

О квалификации и социальном статусе рабочих сахарной промышленности можно судить по данным о соотношении постоянных и сезонных рабочих. В 1928 г. постоянных рабочих было 23%, а сезонных – 77%. Таким образом, подавляющее число рабочих были сезонными, связанными с сельским хозяйством. Это сказывалось на их квалификации и отношении к труду, требовало внимания к вопросам их технического обучения, специфического подхода к социально-культурных проблемам.

Повышение внимания к вопросам организации труда, внедрение технического нормирования и сдельной системы оплаты способствовали снижению затрат рабочей силы и повышению производительности труда. Если в 1933 г. удельный расход рабочей силы на переработку 100 т свёклы составлял 76,3 %, то в 1934 г. этот показатель снизился до 51,2 %. В годы второй пятилетки выработка одного рабочего ежегодно возрастала и составила в 1937 г. 151 % по отношению к 1932 г.

В росте производительности труда и повышении культуры производства сыграла свою роль стахановское движение, развернувшееся на предприятиях сахарной промышленности.

Литвиненко И.А. первым перешел на обслуживание 6 вакуум-аппаратов на Теткинском сахарном заводе, Лымарь К.И. стал один обслуживать дефекосаратурационную станцию (вместо бывших трех рабочих), добился повышения производительности труда до 242-277% и увеличения технической мощности оборудования на 60 % - на сахзаводе «Большевик». Другие стахановцы также значительно улучшили использование оборудования, повысили производительность труда в 1,5-2 раза.

Как свидетельствуют документы, пополнение рабочей силы сахарных заводов осуществлялось в основном организованно, путем вербовки в колхозах и вовлечения в производство семей заводских рабочих, инженерно-технических работников и служащих. Это предусматривалось коллективным договором.

В годы предвоенных пятилеток наметился некоторый прогресс в социально-культурном развития населения, занятого в сахарной промышленности. Уделялось внимание жилищно-бытовым условиям, материальному положению, культурному обслуживанию ее работников.

22 декабря 1933 г. ЦК ВКП (б) опубликовал обращение, в котором отмечалось плохие санитарно-гигиенические условия на предприятиях пищевой промышленности и предлагалось добиться строжайшего соблюдения санитарно-гигиенического режима, организовав соцсоревнование за образцово-показательные цехи, усилив внимание парторганизаций к партийно-массовой работе на предприятиях. В связи с этим обращением на сахарных заводах был объявлен смотр-конкурс, в ходе которого проводились мероприятия по улучшению санитарных условий на производстве и в быту.

Данные по ряду заводов свидетельствуют о том, что обеспечение работников жильём осуществлялось в значительной части за счет общежитий. В ходе смотра общежития ремонтировались, обеспечивались мебелью. На некоторых заводах коллективные договора предусматривали предоставление квартир семейным постоянным рабочим, в первую очередь – ударникам, и инженерно- техническим работникам. До 1933 г. на некоторых сахарных заводах квартиры и мебель предоставлялись бесплатно.

Были приняты меры по улучшению материального положения постоянных рабочих заводов, которых обеспечили огородами, снабдили семенами для посева, осенью полностью обеспечили овощами. Рабочим оказывалась помощь в приобретении коров.

На некоторых заводах были проведены большие работы по благоустройству, как производственной территории, так и жилой зоны поселка. На заводах была введена спецодежда, устроены души санпропускники. Все эти мероприятия повышали культуру производства и быта.

В течение 1928-1941 гг. сахарная промышленность России шагнула далеко вперед. В результате реконструкции мощность сахарных заводов возросла по сравнению с дореволюционным периодом в среднем на 32%. Выпуск валовой продукции вырос и по сравнению с 1932 г. почти в два раза, но в последующие два года снизился, что свидетельствовало о неустойчивости урожайности свеклы, потерях в процессе уборки и в производстве сахара. Сахарная промышленность занимала значительное место в структуре промышленности и играла важную роль в экономическом развитии.

Перед первой мировой войной на территории России действовал 241сахарный завод, при этом было выпущено 1,7 млн т сахара в год, в 1940 г. выработка сахара достигла 2,17 млн т. Во время Великой Отечественной войны большинство заводов отрасли было почти полностью разрушено, но уже к 1950 г. производственная мощность заводов достигла довоенного уровня.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11



Скачать файл (1303 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru