Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции - по политологии - файл 1.doc


Лекции - по политологии
скачать (86 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc86kb.12.12.2011 20:07скачать

Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
1. Политология как наука и учебная дисциплина.

Объект и предмет политологии 4

2. Политика как объект исследования 15

3. Методологические подходы в политологии 24

4. Место политологии среди других

обществоведческих дисциплин 31

5. История политической мысли: основные направления. 32

5.1. Политическая мысль эпохи Возрождения и Нового времени. 32

5.2. Развитие политической мысли в России (XI - XVIII вв). 32

5.3. Особенности русской политической

мысли XIX - начала XX вв. 32

5.4. Политическая мысль XIX века 38

6. Политическая власть: сущность, ресурсы, легитимность 46

7. Политическая система общества: структура и функции 56

8. Тоталитаризм и авторитаризм

как недемократические режимы 183
Билет №24.

24. Общественно-политические организации, группы интересов и группы давления.

Общественные организации – добровольные объединения, которые имеют фиксированное членство, организационную структуру, свой устав.

Группы – относительно стаб. сов-ть людей, связанных общими отн-ми, деят-тью, ее мотивацией и нормами.

В основе объединения групп лежит общий для ее участников интерес, выраженный определенным набором целей. Групповой образ деят-ти и само существ-ие групп связаны непосред-но с разделением труда и функцион. специализацией деят-ти, в кот. опред-ся место данной группы в иерархии конкурент. М/д группами интересов отстаивание своих интересов, удовлетворение которых осущ-ся по обыч. каналам гражд. об-ва внеполитич. путем.

группы давления, кот. предст-ют собой. Также отн-но узкое объединение, добивающееся удовл-ия собств-х интересов с помощью целенаправ-го воздействия на институты публич. власти. (лоббирование). Типология гр. давл.: гр. по защите корпоратив. матер. интересов (комм. орг-ции), гр. по защите морал. интересов (феминист., студ., религ., секс меньш-ва), пол орг-ции и гр.

Общ-но-полит движ.: имеют более широкую соц. базу, чем пол. партии; не стремятся к власти, они ставят перед собой цели и по мере их достижения могут распасться; не имеют строгой орг. стр-ры, создают управл. ядро, кот. м. б. центральн. и региональным. Функции общ-полит.д. вижений сводятся к концент-ии мах полит. силы – совмест. выступлений всех заинтересованных людей и орг-ий посредством совместного воздействия на власть в соотв. направ-ии.

48. Политическое прогнозирование.

Политическое прогнозирование – пр-сс разработки научно обоснованного суждения о возможном варианте развития политич. событий в будущем, альтернативных путях и сроках его осуществления, а также опред-ие конкретных рекомендаций для практической деятельности в условиях настоящей поисковый и нормативный прогнозы. действительности.

Поисковый прогноз направлен на опред-ие будущего состояния явления или процесса путем экстраполяции присущих этому явлению тенденций с учетом историч. опыта и управляющего воздействия. Нормативный прогноз – также направлен на определение будущего состояния процесса или явления, но при этом цели, нормы, идеалы и средства достижения задаются заранее.

Осущ-ие политич. прогнозов позволяет быть в курсе политич. изменений в общ-ве, направлений этих изменений, своевременной реагировать на них или упреждать неблагоприятное развитие политич. процессов. Достоверность прогноза зависит от знания и тщательного анализа присущих явлению или поцессу тенденций, глубины прогноза по времени, знания закономерностей общественного развития, достоверности и полноты используемой информации. При составлении прогнозов используются следующие методы – метод экстраполяции, метод экспертных оценок, разработка сценариев, моделирование, исторические аналогии. Однако, независимо от от метода всегда необходимо учитывать политический риск - влияние факторов, которые могут изменить или препятствовать достижению поставленных целей: стабильность и законность правительства, политический плюрализм, уровень этнических и религиозных потиворечий, уровень коррумпированности правительственных чиновников.

Подпись автора

Никогда не думай, что ты иная, чем могла бы не быть иначе, чем будучи иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть.

Л. Кэрролл:

1. Политология как наука и учебная дисциплина.

Объект и предмет политологии
Политология представляет собой целостную, логически стройную совокупность знаний о политике и организации политической жизни.

Во всех сферах жизнедеятельности российского общества идет процесс обновления. Возрастает и внутринаучный статус гуманитарного знания. Политология в нем играет важнейшую роль. Как отрасль науки она изучает политическую жизнь общества, исследует политику как разновидность продуктивной деятельности, посредством которой люди изменяют свою судьбу и окружение, ищут и осуществляют альтернативные проекты будущего. Важнейший аспект современной политологии – выявление причины, а не цели политической деятельности, выяснение “кто есть кто” и “кто где” в политической жизни. [c. 6]

Предмет политологии

Политология – термин, образовавшийся из двух греческих слов: “politike” + “logos”, и буквально означает “политическая наука”. Исходное значение термина “наука” – “знание”. Наука – это система постоянно развивающегося знания, адекватно отражающая объективную реальность в понятиях. Следовательно, определение предмета политологии требует выяснения и анализа политической реальности как таковой (политической сферы, политики как системы деятельности, политического пространства) и понятийного аппарата как инструментария [c. 6] этой науки. Трудность определения предмета политологии сегодня состоит в том, что многие авторы стремятся ответить на вопрос: “Что есть наука политология? ” А проблема, думается, лежит несколько в другой плоскости. Необходимо сосредоточить внимание на том, что политология делает, выделяя главное, из чего постепенно складывается эта наука (подходы, методы, понятия, модели), ее основные элементы, чтобы последние можно было затем применять к анализу политической действительности, изучая политику, власть, политическую систему в их конкретной форме.

Кроме этого весьма важно определить угол зрения относительно концептуального понимания политологии. Речь идет о том, что у всякого социального явления есть политические аспекты. Читателю известно, что проблема нехватки продовольствия, жилья, транспорта из, казалось бы, чисто житейско-экономической превращается в политическую, когда граждане игнорируют избирательную кампанию или голосуют против существующего правительства. Отсюда бытует мнение: “все политика”, “политика и власть безбрежны”.

Разумеется, перед политологией не стоит задача охватить весь спектр мира политики. С определенной долей уверенности можно сказать, что она выясняет в политике суть политического. Может быть такая постановка вопроса не совсем корректна, но истина, однако, совсем рядом.

Прежде всего следует обратить внимание на две парадигмы: первая – Мишеля Фуко, согласно которой общество по мере своего развития все больше и больше политизируется, и вторая – Генри Беккера, по мнению которого движение общества вперед будет сопровождаться все большим сужением сферы политики.

Более того, ряд авторов (Д. Белл, Д. Гэлбрейт, С. Липсет, Р. Арон) вообще считает, что в постиндустриальную эру политика опускается на уровень банальности, становясь результатом эмпирических и пунктуально выполняемых корректировок. А поэтому серьезно вести речь о науке, изучающей политику, вряд ли и стоит.

Существует мнение о ненужности политической науки и на том основании, что политика является лишь искусством, а потому к ней якобы неприменимы научные категории, что политические ситуации есть нечто одноразовое, [c. 7] не повторяющееся, и потому для их познания вполне достаточно исторической науки, что политическая наука имеет дело с формами господства, а это относится к компетенции общего государственного права, что в ее исследованиях участвует социология и другие науки (1,8).

Вот почему политология и по сей день “борется” за статус самостоятельности, несмотря на казалось бы, очевидное признание ее как науки наравне с другими дисциплинами, исследующими политическую жизнь общества. Это и является одним из стимулирующих факторов для уточнения предмета политологии и связанных с ней проблем.

Для этого, необходимо, как минимум, знать исходные позиции, в данном случае концепции, сложившиеся в ходе становления и развития политологии.

Здесь мы сталкиваемся с непростой ситуацией. И предмет политологии (политическая наука, наука о политике) и политика как ее центральная категория объясняются с помощью одних и тех же понятий: власть, государство, господство, политический порядок.

По всем этим вопросам имеются многочисленные публикации как отечественных, так и зарубежных ученых. В период становления науки все они представляют огромную ценность: это те крупицы необходимого политического знания, вносимые в общую копилку науки, без которых развитие ее вряд ли возможно. Чем больше плюрализма мнений в науке, тем, конечно, труднее в них разобраться “простому смертному”, но тем лучше для специалиста, умеющего добывать из груды руды драгоценные камни. Рассмотрим в качестве примера некоторые позиции авторов относительно понимания предмета политологии, и попытаемся ответить на ранее поставленный вопрос: “что она делает? ”

Перед этим, однако, следует взять несколько уроков политической мудрости, чтобы иметь ясное представление о сути рассматриваемых вопросов.

Первый урок – у Платона. Согласно платоновской концепции, мерилом политики служат структура и толкование человеческого бытия. Участие в политической жизни предполагает наличие различных качеств: практического ума, способности к трезвой оценке обстановки, умение правильно владеть конкретными ситуациями, ораторских способностей, справедливости, опытности, бескорыстия и т. п. Под “наукой о политике” изначально и понималось [c. 8] усвоение таких качеств. Частью политического воспитания, причем самой главной, самой “архитектонической” считалась подготовка будущих законодателей. Начиная с Платона, одним из коренных вопросов науки о политике был вопрос и о том, кто должен управлять государством. Платон считал: править должны лучшие. Но, безусловно, – не многие, не толпа, не демос (2). В дальнейшем этот вопрос оставался предметом обсуждения всех поколений политических философов.

Платона можно считать “отцом политической науки”. Он впервые намеревался перекроить всю структуру государства сверху, предложив свою модель политической системы. Его государство не является ни утопией, ни описанием конкретной действительности. Оно является парадигмой, т.е. изображением того, что, по мнению Платона, составляет сущность государства. В то же время его государство – это первый пример воспитательной диктатуры, когда элита единовластно решает, чему быть и не быть общественным благом. Этика и политика в его системе неразрывно связаны. В платоновском учении о государстве отсутствуют индивидуальная мораль, представление о гарантированных человеческих правах и личном достоинстве. Однако, несмотря на это, а может быть и благодаря этому, платоновская мысль держала в напряжении все последующее развитие политической науки.

Мы подробно остановились на “линии Платона” в развитии науки о политике и убедились в том, “что она делает” и какую играет роль в политической жизни.

Аристотель противоречит Платону, выдвигая аргумент, согласно которому в каждом человеке, обладающем благоразумием и решимостью, заложены задатки философа, а следовательно, платоновское деление на людей, которые должны повиноваться, и на тех, которые властвуют, и вытекающее отсюда неравенство прав и обязанностей, должны быть поставлены под вопрос. Эта мысль никого не оставляет равнодушной и по сей день.

Аристотеля можно считать основателем аналитического направления в политической науке, опирающегося на наблюдение, а не на интуицию. Он дал первый в истории анализ государства и пытался исследовать социальные факторы за фасадом государственных учреждений. Аристотель видел в государстве созданное людьми учреждение и не был склонен идеализировать его, исходил из [c. 9] человеческой психологии, а не из произвольно установленных ценностей. Аристотель указывал, что государство не может быть стабильным, если оно не выполняет желание граждан. На место платоновского государственного единства он ставил плюрализм сталкивающихся в государстве интересов. В его системе – конституция и законы – являются высшей инстанцией; тем самым он хотел дать в руки людей объективные критерии управления государством (3). Человека он рассматривал как существо политическое и в отличие от Платона этика и политика у него выступают порознь. Таков урок политической мудрости Аристотеля.

Отмечая огромный вклад в становление и развитие политической науки Аристотеля и его предшественника, следует подчеркнуть, что они фактически составляют два полюса, между которыми и поныне движется политическая философия и политическая наука: нормативной концепции Платона противостоит аналитический метод Аристотеля.

С выдвижением монархических форм правления и восхождением христианства (от Аристотеля до Макиавелли) политическая мысль импульсировала слабо. В связи с этим обстоятельством третий урок политической мудрости мы вынуждены брать у великого политического мыслителя итальянца Н. Макиавелли (спустя более чем полторы тысячи лет).

Н. Макиавелли – родоначальник третьего традиционного направления политического мышления (оно пришло на смену классическому взгляду на политику), политической теории как учения о государстве. Последнее рассматривается в этом учении не как общество (коммуна, коллектив) в старом смысле, а как организация господства, отличительной чертой которого является суверенитет, т.е. неограниченные правовые полномочия инстанции для поддержания правопорядка и мира внутри определенной области (4). Подчеркнем, что со времен Н. Макиавелли, который разработал принципы изменения политических структур и тактику этих изменений, политическую теорию можно назвать в некотором смысле одним из методов исследования. Он помогал ответить на вопросы, касающиеся типов человеческих взаимоотношений, основанных на власти, правлении, авторитете. Макиавелли значительно обогатил и понятийный аппарат науки о политике. [c. 10]

Проблемы, поднятые Платоном, Аристотелем, Макиавелли, развивались учеными в новое и новейшее время, при формировании политологии как науки и учебной дисциплины на заре ХХ века. В то время относительно политической науки преобладало мнение как о дисциплине, представляющей собой перекресток многих других дисциплин, включая социологию, государство и право, историю, экономику, социальную психологию и т.д. И называлась она – “политические науки”.

Однако настоятельная потребность в научном познании и рациональной организации политики, а также развитие самого политического знания требовали более конкретного понимания предмета политической науки. К середине ХХ в. сфера, представляющая предмет изысканий политической науки, трактовалась неоднозначно. Вот почему в 1948 г. группа экспертов ЮНЕСКО приняла специальную резолюцию. В ней был дан перечень, изучаемых политической наукой вопросов по четырем основным проблемам:

1) политическая теория и история политических идей;

2) политические институты;

3) партии, группы, общественное мнение, выборы, информация и пропаганда;

4) международные отношения и внешняя политика (5).

Казалось бы “аcta est fabula”. Однако это только подлило масла в огонь. Ряд ученых уже в начале 50-х гг., пункты второй и третий стали объединять под общим названием “политическая социология”, а часть пункта второго выделять под названием “административные науки” (исследования о центральном и местном правительствах, о правительcтвенных учреждениях и др). Так появились четыре главные ветви политической науки: политическая теория, политическая социология, административные науки, международные отношения. Все они связаны понятием “политика”, которое в свою очередь различные исследователи трактовали по-разному (19).

Поэтому в определении предмета политологии и сегодня существует несколько точек зрения. Первая исходит из понимания ее как метатеории политики. Она включает все дисциплины, исследующие политику, и охватывает все политические связи и взаимодействия, существующие в обществе, включая и изучение механизмов власти. [c. 11]

В этом плане в понятие “политология” вкладывается “собирательный” смысл по объекту исследования. По мнению немецкого исследователя П. Ноака, политология содержит четыре элемента: политическую философию (или политическую теорию); учение о политических институтах; политическую социологию; международную политику. Причем, политическая философия служит основой для остальных дисциплин (1). Д. Берг-Шлоссер и Х. Майер в политической науке различают политическую философию, учение о политических системах и теорию международных отношений (6). Но здесь и возникает вопрос о предмете собственно политической науки. Преобладает мнение, что подобная дисциплина может стоять лишь на перекрестке выше перечисленных дисциплин, что по существу является отстаиванием концепции начала нынешнего века, хотя и на ином уровне.

Согласно второй точке зрения политология отождествляется с политической социологией, так как они имеют один и тот же объект (общество, социально-политические явления) и используют одинаковый подход. Это отмечают Р. Арон, М. Дюверже, С. Липсет, Р. Шварценберг. В частности, Р. Шварценберг прямо говорит, что политическая социология или политическая наука (политология) – это отрасль общественных наук, изучающая феномен власти. И напрасное занятие придумывать другие категории политической науки (7). Действительно их сходство видно уже из того, что и политические социологи и политологи рассматривают некоторых мыслителей древности (прежде всего Аристотеля и Платона) как своих предтеч, а таких теоретиков новейшего времени, как М. Вебер, В. Парето, Г. Моска, М. Острогорский, Р. Михельс, А. Бентли, Д. Трумен, Ч. Меррием, Г. Лассуэл – как основателей этих наук.

В настоящее время зарубежные политическая социология и политическая наука (политология) в теоретико-методологическом и категориально-понятийном плане малоразличимы. Это подтверждается и деятельностью совместного исследовательского комитета по политической социологии – Международной социологической ассоциации политической науки. В то же время имеется различие между этими двумя дисциплинами. Политическая социология, имея свой предмет исследования – анализ поведения (взаимодействия) индивидов, социальных [c. 12] общностей, политических институтов по поводу власти, т.е. социальных механизмов власти, – как бы завершает формирование целостного представления о политике как отношениях социальных субъектов, их деятельности и поведения. Политическая социология сама дает конструктивный “снятый” материал для общей теории политики. Безусловно, она имеет свой предмет исследования, свои специфические методы и методики, но все же, как двуликий Янус, в теоретико-методологическом и понятийном аспектах не может разойтись с политологией.

Различие предметов социологии и политологии обнаруживается лишь тогда, когда последняя понимается как наука, имеющая практические применения, когда главной ее задачей, выступает оказание непосредственной помощи политическим деятелям, принимающим важные решения. По крайней мере, в том смысле, что наука должна указывать им на возможности осуществления целей, хотя для нее самой эти цели остаются недостижимыми.

Политическая социология, видимо, все же дисциплина промежуточная между социологией и политологией и поэтому не имеет четких границ. Соединение социологии и политологии – это “брак по расчету, а не по любви”. В этом браке объединены совершенно различные концепции: социологическая, ориентированная на общество, и политологическая, ориентированная на государство.

Третья точка зрения, которой придерживается автор, рассматривает политологию как общую теорию политики. В этом плане ее отличает от других политических наук то, что она изучает политику как целое, как социальное явление, не ограничиваясь рассмотрением отдельных аспектов политики или анализом политики в ряду других, неполитических объектов (см. дискуссию,17). Данный взгляд на политологию исходит из того, что стремление к власти, борьба за власть и ее удержание и есть, собственно говоря, политика. Кто занимается политикой, тот стремится к власти: либо к власти как средству, подчиненному другим целям (идеальным или эгоистическим), либо к власти ради нее самой, чтобы наслаждаться чувством престижа, которое она дает.

Следовательно, политика является той областью общественной жизни, где конкурируют или противоборствуют различные политические силы, стремящиеся к власти. А социальной организацией, обладающей [c. 13] “конечной” властью над людьми, выступает государство. Оно как субъект управления, призвано сплачивать, объединять, интегрировать индивидуальные, групповые воли, цели, интересы и по возможности направлять их на реализацию единой общенациональной политики – эта функция в той или иной степени присуща любому государству и его политике. Полнота ее осуществления в значительной степени зависит от уровня демократичности государственных структур.

Еще раз повторим, что есть мнение об отрицании в политической сфере каких-либо законов, правил и норм. Например, известный философ А. Зиновьев в своей книге “Запад. Феномен западнизма” пишет: “Хотя существует особая профессия, называемая политологией, никакой более или менее полной и систематизированной науки о законах политической деятельности не существует. Этому есть объяснение. Если бы такая наука была создана и стала общедоступной, то она выглядела бы в глазах обывателей как нечто аморальное, циничное, преступное, а люди в сфере политики выглядели бы как негодяи, лжецы, насильники, изверги. . . Все знают, что это представление близко к истине, но все делают, вид, будто такие явления суть редкие исключения, будто политики действуют тоже в рамках правил морали.

Никакой моральной политики вообще не существует (22).

Не будем дискутировать по вопросу о соотношении политики и морали. Эта важная проблема специально рассматривается в теме “Политика”.

Однако вряд ли можно отрицать, что политика есть особая сфера жизнедеятельности людей, связанных с властными отношениями, с государством и государственным устройством, социальными институтами, принципами и нормами, функционирование и действие которых призвано гарантировать жизнеспособность того или иного сообщества людей, реализацию их общей воли, интересов и потребностей.

И здесь вполне четко просматриваются связи и отношения, носящие закономерный характер и являющиеся предметом изучения науки политологии.

Политология раскрывает природу, факторы формирования, способы функционирования и институционализации политики; определяет основные тенденции и [c. 14] закономерности, действующие в политической сфере общества, стратегические приоритеты и на этой базе способствует выработке долгосрочных целевых установок и перспектив развития политических процессов, показывает политику как борьбу за власть и ее удержание, формы и методы властвования; вырабатывает методологию политического анализа, политических технологий и политического прогнозирования, базирующихся на теоретическом видении проблемы, а также на результатах эмпирических исследований. Как всякая наука, она вычленяет из совокупности взаимодействий лишь некий момент, исследует то, “что в политике является политическим”.

Предметом политологии являются закономерности-тенденции и проблемы политики и власти: структурные, институциональные и функциональные.

Политология как научная дисциплина охватывает существующий политический порядок, где доминируют постоянные величины, и политический процесс, где доминируют переменные величины. Она исследует, например, такие проблемы: политическое господство и правление, конституирование власти и политическое неравенство, механизмы правления в рамках различных государственно-политических систем, отношения людей с институтами власти, личность и социальные группы (включенные в политику) во всем многообразии их политико-психологических и политико-культурных характеристик.

Кроме трех рассмотренных позиций относительно предмета политологии существуют и другие. Среди них те, кто определяет ее как а) науку о государстве; б) о политическом господстве; в) о политическом порядке; г) о формировании и разделении власти; д) об авторитетном распределении ценностей в обществе (9,10). Среди американских политологов распространено мнение о политологии как теории регуляции конфликтов.

Подпись автора

"Разделение труда внутри современного общества порождает обособленные профессии, а вместе с ними - профессиональный идиотизм. " К. Маркс.

2. Политика как объект исследования
Термин “политика” как в повседневном, так и в учебном употреблении понимается весьма многозначно: например, в трактовке О. Шпенглера “политика в высшем смысле есть жизнь, а жизнь есть политика”. По К. Марксу, “фокусом всей политики является отношение классов к государственной власти”. В. И. Ленин считал, что “политика есть участие в делах государства, направление государства, определение форм, задач, содержания деятельности государства”. А известный немецкий социолог Макс Вебер отмечал: “Политика”, судя по всему, означает стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в себе заключает” (4). [c. 59]

Ряд авторов определяет политику как деятельность, направленную на достижение гражданского согласия в обществе исключительно мирными, ненасильственными средствами. В этой связи заслуживает внимания точка зрения митрополита Питирима. “Слово “политика” для меня, – отмечает он, – определяется ее исконным смыслом, который заложил еще Платон: искусство жить вместе. Искусство единства во множестве. Еще говорят, что политика – это искусство достижения возможного, и я бы добавил – необходимого. То есть научиться сосуществовать. Священник – это тот же политик. Примирить банкира и нищего в одном приходе, чтобы в церкви они чувствовали себя равными детьми божьими” (5).

Классики современной политологии Х. Д. Лассуэлл, А. Каплан в работе “Сила и общество” писали, что политика связана с формированием власти и объемом власти”. Выделение категории власти вытекает из утверждения, что сфера политики не только охватывает границы государства, политической системы, но и вторгается за пределы содержания этих понятий.

Таким образом термин “политика” в основном понимается как наука государственного управления, наука о целях государства и наилучших средствах их достижения, как искусство жить вместе, как борьба за власть и ее удержание. Отсюда можно сделать вывод, что при анализе политики следует исходить из учета двух феноменов: власти и государства.

Общественная власть существовала задолго до возникновения классов и государства. В период первобытнообщинного строя власть осуществлялась всеми членами рода или племени, которые избирали старейшину. С усложнением социальной структуры и возникновением государства на смену моральному авторитету старейшины пришел авторитет публичной власти. Сформировался аппарат власти, органы принуждения, управления, которые в форме государства отделились от общества и стали над ним. Как писал М. Вебер: “Государство, равно как и политические союзы предшествующие, есть отношение господства людей над людьми, опирающееся на легитимное (то есть считающееся легитимным) насилие как средство. Таким образом, чтобы оно существовало, люди, находящиеся под господством, [c. 60] должны подчиняться авторитету, на который претендуют те, кто теперь господствует” (4).

В современном обществе со сложной социальной дифференциацией, при наличии публичной власти в лице государства трудно найти явления и процессы, абсолютно “свободные” от политических оттенков, поскольку большинство из них связаны с политическими властными отношениями. Другое дело, мера “политичности” является разной. Наиболее выражена она в области законодательной и исполнительной деятельности органов государственной власти, а также в деятельности политических партий, общественно-политических движений, борющихся за власть. В этих структурах политические аспекты приобретают определяющее значение, и могут рассматриваться как собственное политическое. Разумеется, политическое качество, его цель в явлениях и процессах не остаются постоянными, а меняются в зависимости от отношения к проблемам власти, к субъектам политики. А субъектом политики прежде всего является государство, с усложнением общественной жизни – политические партии, массовые общественно-политические организации, движения. Функции субъекта могут выполнять и конкретные личности. Особенно это относится к государственным, партийным лидерам, руководителям общественно-политических движений и организаций.

По нашему мнению, как нельзя расширенно толковать политику и отождествлять ее фактически с социальной деятельностью, так нельзя и сводить все содержание политики к отношениям между классами по поводу власти. При всей многозначности понятия “политика” оно все же отражает, впитывает в себя особую сферу жизнедеятельности людей, связанную с властными отношениями, государством, политическими партиями, общественно-политическими движениями, организациями, отдельными гражданами, действия которых призваны гарантировать жизнеспособность того или иного сообщества людей, реализацию их общей воли, интересов и потребностей (см. схему 1).

В связи с этим следует отметить то обстоятельство, что многие политологи в последние годы рассматривают политику в обществе как многомерную структуру: она имеет институциональное измерение, установленное с [c. 61] помощью конституции, правового порядка и традиции; политика имеет нормативное, содержательное измерение, указывающее на цели, задачи и предметы политики; политика имеет процессуальное измерение, направленное на передачу интересов с помощью конфликта и консенсуса. Не все в обществе обретает политический характер, но почти все может иметь политическое значение (6).

Классовый характер политики и политических процессов нельзя абсолютизировать. Конечно, властвующие политические группировки выражают в большей мере экономические, социальные, политические интересы социальных, национальных, классовых общностей, на которые они опираются. Но было бы ошибочно представлять дело так, что государственные органы в демократических обществах при разработке политики и ее практической реализации игнорируют интересы оппозиционных социальных и национальных групп. По разным причинам и прежде всего для удержания государственной власти правящие политические группировки осуществляют общенациональную функцию защиты интересов, прав, свобод всех граждан, проживающих на территории данного государства.

Государство по своей изначальной природе предназначено решать общие проблемы и обеспечивать общий порядок в интересах всех социальных общностей, а не только в интересах правящих общественных групп, слоев. Да, для основоположников марксизма был характерен подход к государству как к политическому орудию в руках экономически господствующего класса для подавления и эксплуатации угнетенных классов. Однако и они не отрицали общенациональную функцию государства (7), выполнение общих дел, вытекающих из природы всякого общества.

Государственная политика играет интегрирующую роль для достижения гражданского согласия в обществе. Эта ее характерная черта в нашей философской, социологической и юридической литературе длительное время замалчивалась. Акцент делался на политическую, классовую борьбу, а буржуазное государство рассматривалось как главное орудие подавления оппозиционных сил преимущественно насильственными средствами. В советском “социалистическом” обществе, утверждалось в работах официальных идеологов, что классовая борьба исчезла, [c. 62] сформировалось морально-политическое единство народа и, следовательно, у государства отпала функция подавления. Такой извращенный вульгарно-идеологический подход в понимании роли государственной политики сейчас с трудом преодолевается.

Схема 1. Политика




Скачать файл (86 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru