Logo GenDocs.ru


Поиск по сайту:  


Контрольная работа - Эволюция ВКЛ: от единовластия к сословно-представительной монархии (2-я половина XV - середина XVI вв.) - файл 1.doc


Контрольная работа - Эволюция ВКЛ: от единовластия к сословно-представительной монархии (2-я половина XV - середина XVI вв.)
скачать (219 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc219kb.08.12.2011 23:54скачать

содержание

1.doc

Реклама MarketGid:
Эволюция ВКЛ от единовластия

к сословно-представительной монархии

(2-ая половина XV – середина XVIвв.)

План:
Введение

  1. Политическая и правовая система. Статуты ВКЛ 1529, 1566гг.

    1. Государсвенный строй ВКЛ в XV – XVI вв.

    2. Право.

    3. Статуты ВКЛ 1529 и 1566гг.

  2. Магдебургское право и система городского самоуправления в ВКЛ. Формирование сословий.

  3. Аграрная реформа Сигизмунда II Августа 1557г. «Волочная помера». Юридическое и экономическое положение крестьян.

Заключение

Использованная литература
Введение
Великое княжество Литовское прошло путь от раннефеодальной до сословно-представительной монархии.

В первой половине XIV в. стремился всеми способами расширить и укрепить границы Великого княжества Литовкого Гедимин (1316 -1341 гг.). Успешно велась борьба против крестоносцев. В этой борьбе особенно отличился Давид Городенский, Гедимин в 1323 г. основал новую столицу Великого княжества Литовского - Вильно. Наряду с укреплением западных границ с Польшей, Гедимин укреплял старые крепости и строил новые на границе с Ливонским Орденом. Он укрепил Керново, заложил Троки. Власть Гедимина была распространена почти на все белорусские территории.

Сын Гедимина Ольгерд еще при жизни отца стремился осуществить программу включения в Великое княжество Литовское всех русских земель, входивших в Киевскую Русь. Став великим князем (1345 - 1377 гг.), он успешно осуществлял свою «общерусскую» программу, направив усилия на восток. Под его властью оказалась значительная часть сегодняшних Смоленской, Брянской, Калужской, Тульской, Орловской, Московской и Тверской областей. Ему подчинялись Псковская и Новгородская земли. Войска Ольгерда в 1368, 1370 и 1372 гг. совершали походы на Москву. В 1363 г. Ольгерд разгромил татарскую орду на Синих Водах, левом притоке Южного Буга. С этого времени Киевская, Подольская, Черниговская и Волынская земли вошли в состав ВКЛ.

Таким образом, в XIV в. произошло дальнейшее военно-политическое усиление ВКЛ, повысился его международный авторитет. Великие князья стали титуловаться не только литовскими, но и русскими. ВКЛ становилось славянским не только по официальному, государственному языку, каким был старобелорусский, но и по преобладанию славянского населения.

Однако в конце XIV в. начался новый этап в истории ВКЛ. Ситуация изменилась после смерти Ольгерда и начала княжения его сына Ягайло (1377 - 1392 гг.). Пожар династической борьбы между Ягайло, его братом Витовтом и дядей Кейстутом, активизация захватнической политики Ордена, обострение отношений с московским княжеством, дипломатия Рима против православия подтолкнули Ягайло к оформлению союзных отношений с Польшей. В1385 г. была подписана Кревская уния. Согласно унии Ягайло перешел в католичество, принял имя Владислава, женился на королеве Ядвиге и был объявлен польским королем и Великим князем Литовским.

В 1387 г. Ягайло издал привилей , по которому православная знать ставилась в неравное положение с феодалами католического вероисповедания, что вызвало политическое противостояние внутри княжества между силами пропольско -католической и прорусско-православным направлениями. Политический кризис использовал Витовт. Он добился того, что в 1392 г. было подписано Островское соглашение, согласно которому Витовт стал великим князем Литовским, а ВКЛ гарантировалась самостоятельность в союзе с Польшей.

Укрепив свою власть, Витовт попытался реализовать планы Ольгерда на востоке. Вместе с ордынским ханом - изгнанником Тахтамышем, он планировал вокняжиться на московском княжении, на Новгороде Великом, Пскове. Тахтамышу же был обещан возврат всех его владений в Орде. Однако эти планы были похоронены на р. Ворскле 12 августа 1399 г, где коалиция Витовт - Тахтамыш потерпела жестокое поражение от войск Золотой Орды. Витовт вынужден был в 1401 г. подписать Виленско - Радомскую унию, которая подтвердила предыдущие соглашения с Польшей. Оба государства должны были совместно действовать против врагов.

В 1409 г. началась большая война ВКЛ и Польши против крестоносцев, центральной битвой которой стала Грюнвальдская, состаявшаяся 15 июля 1410 г. Эта битва изменила европейскую историю средневековья. В ней объединенным польско-литовским войском, в котором находились воины со всех белорусских земель, был разбит Тевтонский орден, и на пять столетий прекратилось наступление немцев на славянские земли.

Грюнвальдская битва укрепила государственное сближение Польши и ВКЛ. В 1413 г. была подписана Городельская уния, которая закрепила политическую самостоятельность ВКЛ, но под властью польского короля. Одновременно уния ставила в дискриминационное положение православную знать по отношению к католической. Она лишала права православных феодалов занимать государственные посты и избирать великого князя.

В последние два десятилетия княжения Витовта его авторитет возрос. Он контролировал события в Москве, ему присягали на верность князья тверские, рязанские, орловские и др. Одновременно Витовт придерживался прозападной, католической ориентации. Он поставил себе целью влиться в семью польских королей и отвоевать от Польши для своей державы роль западноевропейского форпоста в Восточной Европе. Однако интриги польской стороны не позволили этим планам осуществиться. В 1430 г. Витовт умирает, так и не короновавшись.

При поддержке князей и бояр белорусских, украинских и русских земель великим князем ВКЛ становится младший брат Ягайло Свидригайло. На эти силы он и стал опираться. При нем православная знать начинает занимать высшие должности и заседать в великокняжеской Раде. Такая политика вызвала недовольство среди польской знати, которая организовала заговор против князя в Ошмянах. Великим князем ВКЛ от имени Ягайло был назначен Сигизмунд Кейстутович. Свидригайло спасается бегством в Полоцк, где было провозглашено о создании Великого княжества Русского. Началась гражданская война (1432 - 1436 гг). Обе стороны стремились перетянуть на свою сторону белорусских и украинских бояр. Боевые действия ни одной стороне не принесли успеха. Только после издания двух привилеев (1432 и 1434 гг.), которые практически уравнивали православную знать с католической в экономических правах, победа досталась виленскому князю. В 1435 г. Свидригайло потерпел поражение под Вилькамиром, и Русское княжество перестало существовать. В 1440 г. в Вильно заговорщиками во главе с князьями Чарторыйскими был убит Сигизмунд. Князем ВКЛ был объявлен брат польского короля Казимир Ягайлович.

В начальный период ВКЛ состояло из удельных княжеств, а также областей, находящихся в федеративных отношениях с центральной властью (Полоцкая, Витебская, Смоленская, Жемайтская земли), и из территорий собственно Литвы с частью белорусских земель. Особый автономный статус имели Киевская, Волынская и Подольская земли. Ими управляли князья - наместники. В XV в. Витовт создал новую политико-административную систему. Крупные вассальные княжества были преобразованы в воеводства, или поветы. В Великое княжество входило шесть воеводств: Виленское, Трокское, Киевское, Полоцкое, Витебское, Смоленское и (с XVI в.) два староства - Жемойтское и Волынское.

  1. ^ Политическая и правовая система. Статуты ВКЛ 1529, 1566гг.


В XV - первой половине XVI веков Великое княжество Литовское развивалось с учетом белорусских политических традиций, хотя все без исключения великие князья по линии отцов были литовского происхождения. Руководящая политическая роль в ВКЛ также принадлежала крупным феодалам-землевладельцам литовского происхождения, которые назывались тогда панами. Из них, а также из родственников великого князя состоял и высший государственный орган – рада, или так называемая «паны-рада». Они же занимали и высшие государственные и придворные посты.

Политическое положение белорусских феодалов отличалось от статуса литовских. Белорусские феодалы не участвовали в руководстве государством, они длительное время не входили в состав рады, не голосовали при выборах великого князя. Если крупные литовские феодалы были подсудны только великому князю, то белорусские – представителям местной великокняжеской администрации.

Власть великого князя фактически была ограничена, с одной стороны, крупными феодалами, а с другой – местными привилегиями отдельных территорий. Главной обязанностью великого князя была защита целостности государства. Он стоял во главе вооруженных сил, от его имени издавались законодательные акты, вершился суд. В его ведении находились дипломатические отношения с другими странами, объявление войны и мира. Он назначал на государственные должности и распоряжался государственным имуществом.

Роль рады в политической жизни государства постепенно возрастала. В 1413г. Городельским актом существование великокняжеской рады было оформлено юридически. За ней закреплялся статус государственного органа, который не только имел право, но и обязан был давать рекомендации великому князю. В привилеях государя 1492г. и 1506г. права рады, связанные с ограничением великокняжеской власти, подтверждались и расширялись.

Однако важнейшие вопросы государственной жизни великие князья обсуждали не только с радой, но и с боярством в целом. Именно на это сословие великие князья опирались в тех случаях, когда не находили понимания с высшей аристократической знатью и с удельными князьями. Уже при первых великих князьях практиковались совещания, вече, сеймы из военнослужащих и бояр. Правда до 1566г. они носили неорганизованный характер, часто в них участвовали случайные, хотя и благородного происхождения, люди. Постепенно сеймы превращаются в общегосударственные. Порядок созыва таких вальных сеймов сложился в начале XV века. Великий князь приглашал на них ряд служебных лиц, княжат, представителей поветовой шляхты всех регионов.

Постепенно расширялась и компетенция сеймов. В XV веке они созывались для избрания великих князей, обсуждения вопросов войны, налогов, заключения уний и т.п. В первой половине XVI века их деятельность приобретает более широкий размах, они выполняют законодательные функции. Великий князь и сейм составляли как бы «две в одинаковой степени сильные стороны власти, нужные друг другу для эффективного управления государством». Со временем сейм стал представительным учреждением, т.е. на него избирались делегаты (послы) местными уездными сеймиками. С середины XVI века вальный сейм состоял из государственного совета, который стал называться Сенатом, и из поветовых послов-депутатов, которые составляли Посольскую избу.

Феодальное право ВКЛ как регулятор общественных отношений под воздействием экономических и политических причин интенсивно развивается.

Для него характерны два основных этапа развития.

Первый, «привилейный» этап (XIII-XV вв.), на протяжении которого по мере образования ВКЛ как суверенного феодального государства складывается общеземское право, его отдельные отрасли и их институты путем издания великими князьями грамот (привилеев). Нормы их обязательны для всего населения ВКЛ, в том числе и самих великих князей, не только издавших грамоту, но и всех последующих князей.

Второй, «статутовый», этап характеризуется господством общеземского права, которое развивается так динамично, что неоднократно требуется его систематизация. Это приводит к появлению таких крупных памятников права как статуты ВКЛ 1529, 1566 и 1588 годов. По своей структуре и содержанию они могут быть отнесены к своду действующего права государства.

Для «привилейного» этапа развития феодального права характерно то, что правовой обычай как основной источник феодального права в IX-первой половине XII в. вытесняется нормативным актом (договор, грамота, постановление сейма). К значимым нормативным актам указанного этапа относятся договор.

Вершиной систематизаторской и кодификационной деятельности в ВКЛ была разработка и издание Статутов 1529, 1566 и 1588г.г. Статуты ВКЛ резко отличались от крупных нормативных актов XIV-XV вв., как широтой охвата урегулированных правом общественных отношений, так и юридической техникой (главы, статьи, которые имеют названия). Наличие в государстве подобных крупных нормативных актов свидетельствует о высоком развитии правовой мысли, культуры, образования.


^ 1.1. Государственный строй ВКЛ в XV – XVI вв.
Великое княжество Литовское представляло собой монархию во главе с великим князем. Князь избирался шляхетским сословием из представителей княжеской династии. Ему принадлежала военная, административная, законодательная и судебная власть. Великий князь командовал вооруженными силами, от его имени издавались законодательные акты и вершился суд. В его ведении были дипломатические отношения с другими странами, объявление войны и мира. Он назначал на государственные должности и распоряжался государственным имуществом.

При великом князе в качестве совещательного органа действовала паны-рада, в состав которой входили лица, занимавшие высшие государственные посты, члены великокняжеской семьи и представители наиболее богатых влиятельных родов, наиболее крупные феодалы и католические епископы (до 1569 г. четыре епископа, после Люблинской унии - два). Кроме того, господарь мог приглашать на ее заседания и иных феодалов. Для решения особо важных государственных вопросов рада собиралась в полном составе.

Узкий круг лиц из наиболее приближенных к князю членов рады составлял переднюю, или тайную раду. Первоначально рада была совещательным органом, но по мере роста экономической и политической роли феодальной знати она превратилась в орган, который вместе с князем осуществлял законодательную, исполнительную и судебную власть. В отсутствие господаря рада руководила всеми делами самостоятельно. В ее компетенцию входили законодательство, внешняя политика, оборона государства, финансовые и важнейшие судебные дела.

В начале XV в. (1401 г.) начал действовать новый орган государственной власти - вальный (общий) сейм, в состав которого входили паны - радные, многочисленные служебные особы центрального и местного государственного аппарата, на его заседаниях могла присутствовать вся шляхта. С середины XVI в. вальный сейм состоял из Государственного совета, который стали называть Сенатом, и из поветовых послов - депутатов, которые составляли Посольскую избу.

Сейм Великого княжества Литовского вырос из древних вечевых собраний, на которые при феодализме стали допускаться только лица, принадлежащие к сословиям шляхты и христианского духовенства. На сеймах основную роль играли крупные феодалы, шляхта же вынуждена была подчиняться воле панов. В XV и в начале XVI вв. на сеймы могли являться все шляхтичи по желанию. Но очень часто шляхта не являлась на сеймы, поэтому было установлено правило, по которому от каждого повета должны были избираться на поветовых сеймиках по два депутата. Кроме избранных депутатов (земских послов), на сейм приглашались все паны рады, верхушка православного духовенства и крупные феодалы, не входившие в состав рады. Определенных сроков и постоянного места созыва сеймов не существовало, собирались они в разных городах и замках по мере надобности, например в случае угрозы войны. К компетенции сейма относились дела о налогах, о защите государства, об избрании великого князя, некоторые судебные дела и вопросы законодательства.

Недопущение на сейм представителей мещан и крестьян, преобладание в нем влияния крупных феодалов делали его представительным органом только класса феодалов и особенно его верхушки - князей и панов. Такой состав сейма предопределял и характер его правовых актов, которые полностью отвечали узкоклассовым интересам феодалов.

Функции исполнительной власти осуществляли: канцлер, хранивший государственную печать и заведовавший центральной канцелярией; земский подскарбий, ведавший государственной казной. Гетман наивысший командовал войсками во время походов и занимался вопросами комплектования и снабжения армии в мирное время. При дворе был также ряд должностей, скорее почетных, чем реальных. Маршалок земский, например, был блюстителем порядка и этикета при дворе великого князя. Ему принадлежала главенствующая роль на сеймах и других собраниях. Он судил участников сейма и их слуг за преступления, совершенные на сейме. Не изжила себя и прежняя дворцово-вотчинная система управления. Существовали такие местные лица и придворные чины, как подчаший, чашник, мечник, стольник, конюший и др.

Во главе местной власти в воеводствах стоял воевода. Его заместителями были каштелян, который командовал военными подразделениями в воеводстве, а также подвоевода, заведовавший канцелярией. Городничий отвечал за ремонт и укрепление воеводского замка, ключник присматривал за сбором податей и т.д. В поветах во главе администрации стоял староста, в городах - войт. Сельская администрация была представлена тиунами, сотниками, старцами и др.

Местное управление в разных частях государства строилось неодинаково. В результате реформ, проведенных в 1565 – 1566 гг., вся территория государства была разделена на 30 поветов (уездов), которые входили в состав 13 воеводств. Правовое положение воеводств и поветов в составе княжества было различным. Например, воеводства Полоцкое и Витебское пользовались особым правовым режимом в составе княжества. Особое управление было организовано в городах и в частных владениях крупных феодалов, которым принадлежали некоторые княжества и поветы.

Во главе каждого воеводства стоял воевода, назначаемый великим князем и радой. В воеводства Полоцкое и Витебское воеводы назначались с согласия местных феодалов. Воевода руководил военными силами, был главою исполнительных органов воеводства, осуществлял контроль за управлением государственными имениями и доходами, следил за поддержанием порядка на территории воеводства и осуществлял правосудие в городском (замковом) суде. Он же входил в состав панов-рады по должности.

Воеводы проводили свою деятельность совместно с радами, состоящими из местных феодалов, и при помощи своих должностных лиц - "врадников": наместника, ключника, писаря и др.

Управление в поветах осуществлялось старостами, которые назначались великим князем и радой. Старосты наблюдали за выполнением населением всех повинностей (военной, дорожной, подводной), руководили сбором общегосударственных налогов, следили за поддержанием порядка в поветах, осуществляли суд по некоторым делам. В повете также имелись местные "врадники" - хорунжий, подстароста, писарь и др.

Особенностью местного управления в воеводствах и поветах ВКЛ было наличие сословно-коллегиальных органов - сеймиков (сеймиков), в работе которых могли принимать участие не опороченные ничем шляхтичи, проживающие в данном воеводстве или повете. Они избирали представителей в сейм, кандидатов на некоторые судебные должности, заслушивали отчеты депутатов о решениях вального сейма и решали некоторые местные сословные дела. Как правило, поветовые сеймики собирались ежегодно, рассматривая вопросы общегосударственного и местного значения (размер местных податей, выбор местных судей и других лиц поветовой администрации, составляли инструкции-наказы для своих представителей, посылаемых на вальный Сейм, заслушивали отчеты о работе поветовых врадников и т.д.).

Функции органов государственного управления в волостях осуществляли наместники - державцы, которым давались в держание господарские имения и замки. Они собирали денежные и натуральные подати, следили за содержанием в надлежащем порядке укреплений, мостов и дорог, могли судить простых людей и в некоторых случаях шляхту.

В деревнях представителями администрации являлись сельские войты, сотники, сорочники, десятники, у крестьян-данников - избираемые ими старцы. Эти лица занимались разверсткой повинностей, сбором дани и доставкой ее в казну.

Отличительной чертой управления в городах Великого княжества Литовского было предоставление им некоторого самоуправления.

Во главе города стоял войт, назначаемый господарем. Впоследствии эта должность стала выборной. Непосредственными помощниками войта были бурмистры, радцы и лавники, которые назначались войтом или избирались из местных богатых мещан. Рада и бурмистры ведали административно-хозяйственными делами. Войт совместно с лавниками рассматривал уголовные дела. В своей деятельности городские органы руководствовались законами и нормами обычного права, а в более позднее время пользовались и нормами иностранного городского права, приспособленными к местным условиям.

Основой великокняжеского войска являлось всеобщее ополчение, так называемое «посполитое рушение». Военнообязанными были все мужчины, которые имели в собственности землю. Со своих земельных владений шляхтич должен был выставлять вооруженного и обученного ратника: одного от восьми служб (одна служба - примерно два крестьянских хозяйства).

Высшей судебной инстанцией в государстве был великокняжеский суд, а также суд панов - рады и Сейма. В 1581 г. был издан закон об образовании высшего апелляционного суда, избираемого шляхтой. Он стал называться Главным судом, или Главным Трибуналом, который рассматривал наиболее важные государственные дела. Решения и приговоры Главного Трибунала выносились большинством голосов и назывались декретами. Они имели такую же силу, как и решения великокняжеского суда, и обжалованию не подлежали. На местах действовал общесословный замковый (гродский) суд, который рассматривал уголовные дела шляхты, мещан и крестьян. Дела шляхты, князей и бояр рассматривал земский суд. Земельными тяжбами занимался подкоморский суд. В городах, имевших магдебургское право, действовали войтовско-лавочные и бурмистерские суды. В селах продолжал функционировать копный и общинный суд. Крепостных крестьян судили помещики. В XIV - XV вв. наметился переход от обычного права к письменному. Важным шагом в этом направлении было объединение криминального, административного и процессуального права в Судебнике Казимира (1468 г.). Вершиной систематизации и кодификации норм феодального права, первым общегосударственным сборником стал Статут ВКЛ (1529 г.), получивший затем вторую (1566 г.) и третью (1588 г.) редакции. Этот документ не имел равных в Европе.

1.2. Право.
На ранней стадии развития княжества в каждой местности (земле) действовали свое местное обычное право, а также нормы Русской Правды, международных договоров и церковное право.

С конца XIV в. получает развитие писаное право в виде специальных грамот, или привилеев (частных законов), направленных на обеспечение прав отдельных лиц, групп и даже всего класса феодалов. По своему содержанию и действию в пространстве привилеи подразделялись на общеземские, которые действовали на территории всего государства, областные, данные жителям только одной какой-либо земли (области), волостные, городские и персональные, данные кому-либо лично.

В 1468 г. был издан Судебник, в котором подверглись кодификации нормы уголовного и уголовно-процессуального права, направленные на защиту феодальной собственности.

В первой четверти XVI в. была осуществлена работа по систематизации местного права, которая завершилась в 1529 г. изданием на белорусском (или западнорусском) языке первого в Европе свода законов - Статута Великого княжества Литовского. В нем содержалось свыше 240 статей (артикулов), систематизированных в 13 разделах, в которых излагались нормы, относящиеся к государственному, гражданскому, земельному, уголовному, процессуальному праву. Основными источниками Статута 1529 г. были: местное обычное право, грамоты, Судебник 1468 г. и Русская Правда. В 1566 г. был издан второй Статут, состоявший из 14 разделов и 367 статей, закрепивший социально-экономические и политические изменения в государстве. В 1588 г. был издан третий Статут, который действовал на территории Белоруссии и Литвы до 1840 г.

Гражданская правоспособность и дееспособность лиц в ВКЛ, как и в других феодальных государствах, определялись в зависимости от классовой и сословной принадлежности.

Полной правоспособностью обладали только крупные феодалы и верхушка духовенства. Феодалы, находившиеся в вассальной зависимости, - только с согласия верховного собственника. Еще большие ограничения предусматривались в отношении бедной, безземельной служилой шляхты, которая не могла занимать выборных должностей. Служащий у пана мелкий шляхтич не имел права без согласия хозяина оставить у него службу и не мог распоряжаться выслуженным имением. Феодально-зависимые крестьяне не имели права приобретать земли на праве собственности, не могли свободно распоряжаться своим недвижимым имуществом. Совсем бесправной была челядь невольная, которая ничего не могла получать даже по завещанию.

Земельные владения феодалов по их правовой регламентации подразделялись на три вида: отчины или дедины - имения, полученные по наследству от отца или деда; имения, купленные самим феодалом; имения выслуженные, пожалованные во временное пользование верховным собственником.

^ Обязательственное право. В законе были установлены форма и порядок совершения сделок, сроки исковой давности, очередность взысканий и другие нормы. Так, договор купли-продажи имений должен был совершаться в письменной форме в присутствии свидетелей и под страхом недействительности регистрировался в суде. При заключении договора займа на сумму свыше 10 коп грошей (копа равнялась 60 грошам; грош - небольшая серебряная монета) кредитор обязан был получить от должника письменное обязательство. В обеспечение договора займа должник мог передавать кредитору в залог (заставку) свое имущество.

Прекращение обязательства наступало в случае его исполнения, истечения срока давности, вследствие смерти обязанного лица, при невозможности исполнения. Были установлены следующие сроки исковой давности: для истребования недвижимого имущества - 10 лет, движимого - 3 года. Из этого правила имелись некоторые исключения.

^ Наследственное право. По закону наследниками первой очереди были признаны дети наследодателей и их потомство, но только рожденные в законном браке и не лишенные прав на наследство. Наследниками второй очереди признавались братья и сестры наследодателя.

При наличии братьев дочери наследодателей не наследовали недвижимых имений отца, а получали только одну четвертую часть стоимости остального имущества независимо от числа братьев и сестер. Материнское имение они наследовали в равных долях с братьями. Жена после смерти мужа получала не более одной третьей части имения в пожизненное владение, а наследниками считались дети либо братья мужа. Внесенное в дом мужа приданое жены при отсутствии детей в случае ее смерти возвращалось ее родственникам. Посторонним лицам могли передаваться по завещанию движимое имущество и имения, купленные самим завещателем. Отчины должны были передаваться наследникам по закону.

Феодально-зависимые люди могли завещать посторонним лицам только одну треть своего движимого имущества, а две трети обязаны были оставлять детям. При отсутствии детей эти две части должны были оставаться в доме и поступали в распоряжение господина. По Статуту 1588 г. предусматривалась возможность наследования женой имущества мужа, в число наследников третьей очереди были включены родители наследодателя и в четвертую очередь - иные родственники.

^ Семейное право. В области семейных отношений наряду с писаным правом широко применялись нормы обычного права, которое особенно долго удерживалось среди трудового населения. Государственные органы законным признавали только брак, заключенный с соблюдением церковных обрядов.

Для вступления в брак необходимо было достигнуть совершеннолетия, не состоять в другом браке и в близком родстве между брачующимися. Муж признавался главой семьи и законным представителем ее интересов. Если же муж приходил в дом жены, т.е. в "примы", управление хозяйством фактически оставалось в руках жены, а права мужа были в значительной степени ограничены.

Дети обязаны были подчиняться воле родителей. В случае несостоятельности должника - простого человека - суды могли вынести решение о передаче кредитору в залог его детей и даже жены.

Выдавая дочерей замуж, родители обязаны были давать приданое. Размер его определялся нормами обычного права и соглашением сторон. В случае смерти родителей невесты приданым должны были обеспечить ее братья.

По учению церкви, как католической, так и православной, расторжение браков не допускалось. Однако по обычному праву брак мог быть расторгнут по заявлению одного или обоих супругов духовным либо светским судом.

^ Уголовное право. Понятие преступления в памятниках права определялось по-разному. В одном случае оно рассматривалось как нарушение норм права - "выступ" из права, т.е. как общественно опасное деяние. В другом же случае оно расценивалось как причинение вреда потерпевшему - "шкода", "кривда", "гвалт". Под нарушением норм права понималось нарушение как закона, так и норм обычного права.

За умышленные преступления виновный нес ответственность в полной мере. Например, за умышленное убийство преступник подвергался смертной казни, с его имущества взыскивались "головщина", а также иные расходы, связанные с причинением материального ущерба. При неосторожном убийстве виновный освобождался от наказания, но обязан был выплатить родственникам убитого головщину. Суд обязан был учитывать и возраст преступника. Так, не несли уголовного наказания несовершеннолетние лица (по Статуту 1566 г. не достигшие 14 лет, а начиная с 1588 г. не достигшие 16 лет).

Уголовное законодательство XVI в. знало уже простое и сложное соучастие. При простом соучастии, когда все соучастники являлись соисполнителями преступления, все они должны были подвергаться одинаковому наказанию. При сложном соучастии преступники подразделялись на исполнителей, пособников, подстрекателей и могли наказываться по-разному.

Сословный характер феодального уголовного права особенно наглядно проявлялся при назначении наказаний. Преступление, совершенное шляхтичем, наказывалось легче, чем такое же деяние простого человека. Например, в случае нанесения ран шляхтичем шляхтичу виновный наказывался по принципу "око за око, зуб за зуб". За нанесение ран простому человеку шляхтич наказывался денежным штрафом. Если же простой человек ранил шляхтича, он подвергался смертной казни.

Наказание рассматривалось как возмездие за преступление и как средство устрашения. Целью наказания было также возмещение причиненного вреда в виде различных денежных взысканий, штрафов и конфискаций.

Наиболее распространенной была смертная казнь, которая устанавливалась за государственные преступления, убийство, кражу и другие деяния и существовала в форме повешения, сожжения, утопления, отсечения головы. В качестве телесных наказаний применялись к простым людям битье кнутом, битье розгами и членовредительные наказания, такие, как отсечение руки, отрезание ушей, языка, разрезание ноздрей. Тюремное заключение применялось на срок от шести недель до одного года и шести недель; как дополнительная мера наказания к шляхте могло применяться лишение чести и прав.

Имущественные наказания имели весьма широкое распространение. Подобно Русской Правде, литовское законодательство предусматривало за некоторые преступления штраф, именовавшийся виной, и возмещение ущерба потерпевшим, которое называлось почти так же, как на Руси, - головщина. Вина взыскивалась в доход казны или самих органов и должностных лиц, осуществлявших правосудие.

Размер головщины зависел от сословной принадлежности и должности, занимаемой убитым, например по Статуту 1529 г. за тяглого крестьянина - 10 коп. грошей, за "паробка невольного" - 5 коп. грошей, а за шляхтича - 100 коп. грошей родственникам убитого.

^ Процессуальное право. Четкого разграничения между гражданским и уголовным процессом в Великом княжестве Литовском не было. Процесс носил обвинительный характер, при котором потерпевший или его представитель обязаны были сами собирать доказательства и представлять их суду. Только в 1566 г. было установлено правило, согласно которому по наиболее тяжким преступлениям вводилось государственное расследование. С этого времени уголовный процесс начал приобретать инквизиционный характер. В процессе допускалось примирение сторон как по гражданским, так и по уголовным делам. Предусматривалось участие адвоката.

Важное место в процессуальном праве уделялось доказательствам. Они подразделялись на достаточные (совершенные) и недостаточные (несовершенные). К первым относились признание стороны, письменные акты, задержание с поличным, показание определенного числа свидетелей, заранее указанного в законе. Допускалась пытка простых людей. При отсутствии достаточного числа свидетелей и других полных доказательств могла применяться присяга. После рассмотрения дела по существу суд устно выносил постановление, которое затем записывалось в судебные книги.

Сторона, недовольная решением суда первой инстанции, была обязана заявить суду об этом немедленно. В противном случае она лишалась права подавать жалобу в суд второй инстанции. Представление новых доказательств в суд второй инстанции не допускалось.

Самым слабым звеном в процессуальном праве было исполнение судебных постановлений, так как феодалы зачастую игнорировали судебные решения и сторона, получив решение суда в свою пользу, часто не могла добиться его исполнения.

Характеризуя в целом зарождающееся общеземское  право Великого Княжества Литовского в XVв., необходимо отметить, что наряду с классическими чертами феодального права (классовый характер, право-привилегия) ему уже присущи такие прогрессивные по своему времени положения, как:

• чётко указанный возраст уголовной ответственности;

• право феодалов на публичный суд;

• свободное без всяких ограничений распоряжение недвижимым имуществом;

• ответственность только за вину;

• ограничение ответственности членов семьи;

• запрет самоуправств в виде наездов;

Это свидетельствует о довольно высоком уровне развития не только общества и государства, но и правовой мысли. Следует отметить, что наряду с жёсткими наказаниями за преступление (четвертование, сожжение), уголовное право всё-таки придерживалось некоторых гуманных идей и в сравнении с правом других европейских государств того времени стояло на более высокой ступени развития. Идеи гуманизма выразились в неприменении смертной казни к беременным женщинам, неприменении уголовных наказаний к детям, в установлении уголовной ответственности шляхтича за убийство простого человека, более высокой ответственности за преступления против женщин.  Хотя уголовное право и не давало чёткого определения преступления, но уже под ним подразумевалось виновное действие (бездействие), несущее в себе элемент общественной опасности и посягающее на общественный строй, собственность, права и интересы частных лиц. Для преступления уже была выделена одна сущностная черта – противоправность.

^ 1.3. Статуты ВКЛ 1529 и 1566гг.
В течение шестидесяти лет (1529-1588) литовское правительство трижды проводит кодификацию права. В эпоху, когда изданные законы столетиями оставались в силе, это было выдающимся явлением. В результате кодификации права были приняты три статута Великого княжества Литовского.

Некоторые исследователи трактуют статуты как три последовательные редакции одной и той же памятки. Но большинством ученых было доказано, что мы имеем дело с разными памятками права. На сегодня эта точка зрения является преобладающей.

Работа по подготовке Первого Статута ВКЛ велась в течение нескольких лет в первой четверти ХVІв. К 1522г. был подготовленный проект Статута, но его не утвердили и работа по его сложению продолжалась. Только 29 сентября 1529 года он был введен в действие.

Кто участвовал в подготовке первого Статуса теперь определить невозможно. Из известных ученых-юристов, которые жили в то время в Вильно, где велась основная работа по его сложению, можно назвать только одного белорусского ученого-гуманиста - Франциска Скорину, который создал в то время первую в Восточнее Европе типографию и начал издавать книги на белорусском языке.

При разработке Статута впервые были решены очень сложные теоретические и практические вопросы, такие как разграничение норм права между отдельными отраслями, размещение их в пэунай системе. Было введено много новых положений, раньше не известных праву ВКЛ.

Согласно своему содержанию Статус 1529г. не был кодексом, ведь кодекс - это законодательный акт, в котором систематизировано изложены нормы права, принадлежащие к какой-нибудь одной отрасли. В Статуте же сосредоточенны и распределены в особом порядке нормы государственного, земельного, административного, семейного, криминального, процессуального и других отраслей права, что свойственно своду законов. Составить его даже в наше время куда тяжелее, чем отдельный кодекс по какой-нибудь одной отрасли.

Статус 1529г. включает в себя 13 разделов, которые в свою очередь разделяются на статьи. Первоначально в Статусе было 224 или 245 артикулов. Раздел первый не имеет названия, состоит из 26 артикулов; раздел второй- «О обороне земской»;раздел третий-« О свободах шляхты и о размножении Великого князьства»; раздел четвёртый-«О поглаве женской и выправу девок»; раздел пятый-«О тиунах»; раздел шестой-«О судах» ; раздел седьмой-«О гваятех земских и о боех,о головащанах щляхетских»; раздел восьмой-«О права земленые, о границах и о межах, о конах»; раздел девятый-«О ловы, о пущу, о бортное дерево, о озера, о бобровые горы, о хмелища, о сокольи гнёзда»; раздел десятый-«О имениях, которые в долзех,И о застави»; раздел одиннадцатый-«О головщины людей путных и мужицкие и парабоцкие»; раздел двенадцатый-«О грабежи и о навязки» ; раздел тринадцатый-«О злодействе».

В 30-х годах ХVІІв. Статут был дополнен, вследствие чего количество артикулов увеличилась до 282 , а в Слуцком списке - до 278. Разница в количестве артикулов объясняется тем, что официально текст Статута не был напечатан и не во все его списки вошли дополнения.

“Пад уплывам ідэі гуманізму у Статут 1529г. былі упершыню унесены нормы, якія некалькі абмяжоувалі самавольства магнатау, абвяшчалася правіла, згодна з якім, люді, як убогія, так і багатыя павінны былі судзіцца сзгодна з гэтым Статутам”, - указывает Я.А. Юхо.

Статут 1529г. имеет большую значимость как памятник культуры и языка белорусского народа. Написанный на белорусском языке, он дает возможность более полно изучить литературный стиль, лексику и устроение государственно-правовой терминологии того времени. Издание Статута было огромным качественным прыжком в деле кодификации и систематизации законодательства. Вместе из тем Статут явился прочной основой для дальнейшего развития законодательства, он был главным источником, основой при подготовке Статута 1566г.

Изменения, которые произошли в середине XVI в. в социально-экономической и политической жизни государства вызвали проведение аграрной, судебной и административной реформ, потребовали усовершенствования правовой системы. В политической жизни ослаблялась роль знатной аристократии и усиливалась значимость "новых" крупных феодалов, таких как, Радзивиллы, Сапеги, Кишки, Пацы и др.

Для подготовки проекта нового Статута в 1551 году была создана комиссия из 10 человек (5 православных и 5 католиков).

Проект Статута обсуждался на сеймах начиная с 1561 года, а в законную силу вступил с 1 марта 1566 года.

Основными источниками Статута 1566 года были общеземские привилеи, Судебник 1460 года, Статут 1529 года и некоторые нормы обычного права, а так же он был издан на старобелорусском языке.

Работой по сложению Статута 1566г. руководил отличный белорусский государственный деятель воевода виленский, канцлер Большого княжества Литовского, предводитель земский, староста берестейский Николай Янович Радзивилл Черный.

В нем были закреплены основные принципы права: единство права для всех граждан, государственный суверенитет, ограничение власти великого князя: приоритет писаного права.

Впервые наметилось отделение суда от органов власти и управления. Более полно регламентировалась компетенция органов государственной власти и управления, которые были основаны на общих принципах феодального права: создание льгот и преимуществ для класса феодалов и сословья шляхты; невозможность для простых людей участвовать в деятельности органов управления; закрепление правового неравенства различных социальных групп населения.

Как отмечает Довнар-Запольский: «Той факт, што праект Статута абмяркоувался на соймах пачынаючы з 1561г., сведчыць пра актыуны удзел шляхты у яго падрыхтоуцы. Канчаткова Статут быу ухвалены на Бельскім сойме 1564г.».

По своей структуре Статут состоял из 14 разделов и 367 статей.

В первом разделе были сосредоточены статьи, провозглашающие основные принципы права ВКЛ, а также нормы, принадлежащие к государственному праву и государственным преступлениям. Во втором разделе размещены нормы, которые регулируют защиту земскую. В третьем изложены права шляхты и, в частности, арт. 12 обязывает большого князя не принимать новых законов без сейма. В четвертом говорится про судей и суды, основные нормы процессуального права; в пятом - нормы брачно-семейного права; в шестом - об опеке; в седьмом - о записях и продажах, т.е. о праве отчуждения имений под условие залога и продажи; в восьмом - о тесталитах; в девятом - о земельных спорах; в десятом - о лесных промыслах. В одиннадцатом, двенадцатом, тринадцатом и четырнадцатом разделах изложены нормы криминального права о насилии и преступлениях против простых людей, об имущественных преступлениях и других правонарушениях.

К наиболее важным нормам, изложенным в Статуте, принадлежат нормы государственного права, которые определили состав территории государства, порядок образования и деятельность государственных органов, права и привилегии главенствующего класса.

Конституционные нормы Статута были направленный на защиту суверенных прав государства и интересов крупных феодалов, гарантировали им права и преимущества в государственном управлении, содействовали укреплению их положения в отношениях с феодалами Польши, которые все время стремились захватить белорусские и украинские земли.

Если сравнить I и II Статуты, то в последнем видим более совершенную систематизацию правового материала.

II Статут называют еще Волынским, и это, наверное, потому, что наибольшее распространение он получил на Волыни, однако действовал также в Киевском и Брацлавском воеводствах.

Люблинская уния предусматривала не только интеграцию государственных структур, а и сближение польской и литовской систем права. Под польским влиянием на сейме 1569 года было принято постановление, которое назначило депутатов для исправления Статута, которые «Статут польский должны положить перед собою, согласовать с ним, насколько это возможно, литовские законы, чтобы во всем нашем государстве, как в единой Речи Посполитой, могло отправляться единое и незамедлительное правосудие».

Но до унификации права не дошло. Шляхта Великого княжества Литовского упорно защищала автономию своей правовой системы, в которой она не без оснований усматривала основу политической автономии Литвы в федеративной Речи Посполитой.

Дальнейшая Систематизация права, на основе которой создавался Статут 1588г., делалась на новых принципах, свойственных для переходной эпохи от Средневековья к Новому времени и зарождения буржуазных отношений: ограничивалась власть государя; намечался раздел власти, отчего законодательная власть закреплялась за сеймом, исполнительная - за большим князем и Советом, судебная - за великокняжескими и главным судом, а также за местными судами; провозглашение необходимости придерживаться государственного суверенитета вопреки средневековому церковному космополитизму, единство права для всего государства и всех полноправных людей.

Провозглашение идеи верховенства права в период феодализма свидетельствовала о зарождении новой государственно-правовой теории, какая наиболее полно проявилась в нормах государственного права.
^ 2. Магдебургское право и система городского самоуправления в ВКЛ. Формирование сословий.
Ряд поощрительных привилегий и льгот городам способствовал экономической деятельности населения. Естественно, что чем более заметной становилась роль городов в экономической жизни государства, тем настойчивее выступали горожане с требованием политических гарантий в обществе.

Первой целью, которой добивались горожане во всех странах феодальной эпохи, было право организации городской жизни на основе самоуправления. Образцом для горожан Беларуси служили нормы права города Магдебурга. Жалованные грамоты на магдебургское право провозглашали три принципа: отмену действовавших прежде обычаев, литовского, русского права; отмену власти и суда над мещанами державцев, помещиков, воевод и всех других чинов великокняжеской администрации на местах; учреждение самоуправления – рады, избираемой горожанами.

Органы великокняжеской власти, в частности, великокняжеский суд, сохраняют за собой право разбора дел мещан лишь в качестве апелляционной инстанции на решения органов городского суда. Но и при этом во всех грамотах оговаривается, что разбор такой апелляции будет производиться в соответствии с нормами магдебургского права.

То, что города Беларуси, по крайней мере крупнейшие, до магдебургского права имели свой суд и свое право, подтверждают источники. Можно лишь предположить, что местное право видимо мало учитывало специфические нужды и деятельность горожан, новое положение самого города как центра ремесла и торговли. В противном случае трудно понять сам факт замены местного права чужеземным, учитывая столь типичную феодальной эпохе приверженность традиции, старине.

Следовательно, достигнутый уровень городской жизни оказался в противоречии с традиционными правовыми нормами. Видимо, этот конфликт назревал в течение длительного времени и, естественно, ранее других острота его сказалась в крупных городах. Не случайно они первыми получили магдебургское право. Это были, как известно, Брест, Гродно, Слуцк, Полоцк, Минск. Только в смене социальной структуры населения и в изменившемся уровне экономической деятельности городов в качестве центров ремесла и торговли можно найти реальную почву для утверждения в городах Беларуси магдебургского права. Предоставление городам самоуправления было, несомненно, признанием за ними определенной общественной силы, важной роли в судьбах государства. Оно составило целый этап его социально-экономической истории.

В каждой грамоте на магдебургское право органами городской власти названы войт, бурмистры, радцы, лавники. Они утверждаются, прежде всего, в качестве судебных инстанций, призванных оградить личность и имущество гражданина от всякого рода посягательств. Феодал уже не мог рассчитывать на полную безнаказанность своих действий по отношению к горожанину. А в самом городе перед ним предупреждающе вырастала не только сила права, но и сила городской власти. Предоставление городам магдебургского права устанавливало прежде всего власть в городе войта. Первый переводчик магдебургского права в 1559г. на польский язык писарь высшего суда в Кракове Бартоломей Гроицкий сообщает, что лавники называют войта advocatus, то есть защитником. Но в действительности, замечает Гроицкий, он глава суда. Об этом говорит и текст присяги, которую должен был произнести войт, вступая в должность. Присяга вменяла войту в обязанность судить справедливо. Свое решение он принимает, лишь получив мнение лавников (присяжников), что предусматривает «Саксонское зерцало».

Таким образом, если следовать магдебургскому праву, роль войта сводилась к обязанностям председателя уголовного суда.

Грамоты городам Беларуси на магдебургское право и записи магистратских книг иначе трактуют роль войта. Помимо судебных функций, ему в белорусских городах, как и в городах Польши, была предоставлена высшая власть в городе. Он является также апелляционной инстанцией на решения суда магистрата города.

Принципиально важно и следующее расхождение между магдебургским правом и великокняжескими грамотами: ст. 29 «Вейхбильда» указывает на избрание войта, тогда как в грамотах великого князя правилом, принципом является назначение войта. Принцип этот знает и магдебургское право, но по отношению к буркграфу, которого в Магдебурге назначал епископ. Чаще всего войт назначался великим князем из числа крупных феодалов. Но нередкими были исключения из этого правила. В 1559 г. мещане Орши сами избрали из своей среды войта.

Князь Радзивилл, исходатайствовав у великого князя в 1586 г. грамоту на магдебургское право для Несвижа, назначил войта сам, но здесь же оговорил, что после смерти нынешнего войта горожане будут сами избирать две кандидатуры. Войтом станет тот, на кого укажет жребий. Если же такая жеребьевка не определит кандидатуры, тогда князь сам примет решение.

Во всех грамотах городам Беларуси на магдебургское право неизменно подчеркивается, что свою власть и судебные функции войт должен осуществлять, руководствуясь нормами магдебургского права. Следует иметь ввиду, что в ряде городов пожалованию привилегии на магдебургское право предшествовало установление власти и суда войта. Но уже это само по себе означало признание за горожанами права собственного суда, ликвидацию феодальной юрисдикции над ними, т.е. функции войта отвечали нуждам города, горожан.

К концу XVI века почти все города выкупили право на замещение должности войта, и она превратилась в выборную.

Без магдебургского права, но с правом собственного суда получают войта Сураж, Улла, Велиж. Особенно интересен пример такого же предоставления войтовского суда как особого городского правопорядка Могилеву в 1561 году без предоставления магдебургского права. В обязанности войта эта грамота вменяет установление очередности выполнения работ для замка, сбора поборов с лавок в городе, расхода собранных сумм, решения всех других городских дел.

Войты не утруждали себя исполнением текущих обязанностей, возложенных на них самой должностью. Для этих целей она назначали себе заместителя – лентвойта. В первоначальных грамотах на магдебургское право он приносил присягу верности войту, а не городу. Но оба принципа (назначение и присяга) претерпели в течение XVI – первой половины XVII в. изменения. Так, если грамоты Бресту 1390 и 1511 гг. назначение и присягу лентвойта целиком относят к компетенции войта, то в первой половине XVII в. магистрат Бреста настоял на том, чтобы лентвойт, назначенный войтом, принес присягу городу в ратуше. Можно предположить, что к середине XVII века во всяком случае в крупнейших городах Беларуси и на западе и на востоке горожане сумели противопоставить самовластию войтов определенные нормы, усиливавшие их влияние на деятельность тех, кто был фактически исполнителем войтовских обязанностей.

Не случаен, вероятно, и тот факт, что в городах восточной Беларуси это изменение сформулировано отчетливо, тогда как подтвердительные грамоты городам западной Беларуси не упоминают о нем. Свою роль здесь, конечно, сыграли межгосударственные отношения ВКЛ с Русским государством, вынуждавшие великого князя вести более осторожную политику в восточных землях своего государства, чтобы ослабить тяготение к Русскому государству горожан пограничных территорий.

Выборными органами городского самоуправления, кроме должности войта, были также совет и лава, которые иногда соединялись в одно учреждение. Совет заведовал хозяйством города, его благоустройством, рассматривал гражданские дела горожан. Лавой называлась судебная коллегия, состоявшая из войта и присяжных и осуществлявшая суд по уголовным делам. Нужно отметить, что суд руководствовался магдебургскими узаконениями, или так называемым Саксонским зерцалом, которое предусматривало за преступления суровые наказания: повешение, посажение на кол, утопление в воде, четвертование и другие членовредительские казни. Городской суд распространялся только на мещан. Дела шляхты продолжал рассматривать великокняжеский и воеводский суды.1

Свои судебные функции войт осуществлял при помощи лавников. Лавники избирались, число их могло быть различным, причем заседание суда должно происходить в присутствии не менее половины всех лавников. Судя по тексту магдебургского права, функции лавников исчерпывались участием в суде войта.

Принцип избрания лавников соблюдался и в городах Беларуси. Главная роль при избрании принадлежала, по-видимому, не общине, а магистрату. Критериями для избрания были срок проживания в городе и, так сказать, общественная польза городу, принесенная кандидатом в лавники. Служило ли здесь образцом магдебургское право или это была собственная традиция, сказать трудно.

Более отчетливо выступает роль лавников в судебной деятельности городских учреждений. Она в белорусских городах разнообразней предусмотренной магдебургским правом. Например, в Бресте и Гродно магистратские книги совершенно отчетливо разделяют два судебных учреждения: бурмистровско-радецкий и войтовско-лавничий. Каждое из них заседает отдельно. Лица, рассчитывавшие добиться угодного им решения, обращались в тот или иной из судов исходя не из его компетенции, а из собственных расчетов. Не случайно в книгах войтовско-лавничьего суда Гродно мы видим записи дел, совершенно аналогичных тем, какие разбирал суд бурмистровско-радецкий. Магистрат Могилева упорно добивался ликвидации двух судов и в 1636 году получил от короля грамоту, объединявшую их в одно судебное учреждение. Санкционируя объединение судов, король обязал город ежегодно выплачивать войту Могилева своего рода компенсацию в сумме 2000 злотых. И если город не остановился перед столь крупным расходом, то ясно, как важно было покончить с этой магдебургской нормой.

Нет оснований считать незыблемым для городов Беларуси магдебургский принцип разделения судов. Он существовал в крупных городах как выражение более высоких судебных прерогатив войта, в компетенцию которого входил разбор уголовных преступлений и более важных имущественных тяжб. Войт получил право суда и в тех случаях, когда в споре с мещанином в качестве истца выступал горожанин, не подчиненный магдебургскому праву, либо феодал, а также его подданный. В меньших и частновладельческих городах и местечках лавники входили в состав одного с бурмистрами и радцами суда. Они составляли здесь не только звено одного административного учреждения, но и общей для данного города судебной инстанции. Такое положение вещей в нормативах магдебургского права не предусмотрено. Совмещение в городском самоуправлении судебной и административных функций составляет типичную черту феодального города. Причем первой из них придавалось решающее значение.

Если исходить из текста магдебургского права, то на выборах городского самоуправления «толпа безмолствует». В грамотах ряда городов только указывается, что выборы рады, бурмистров должны происходить в соответствии с магдебургским правом, но именно в вопросе о роли собрания горожан в выборах городской рады магдебургское право хранит молчание.

Из грамот на магдебургское право белорусским городам такой вывод, пожалуй, сделать нельзя. Роль собрания мещан как активной силы признана в грамотах, выданных не только крупным, но и небольшим городам и даже местечкам. Активное отношение собрания мещан к выборам должностных лиц и порядку избрания самоуправления выступает в актовых записях Минска, Могилева, Полоцка, Слуцка. Активная роль общего собрания горожан в выборах и деятельности городского самоуправления, его политическая инициатива, не предусмотренные ни в одном положении магдебургского права, вряд ли могла возникнуть без накопленной в далеком прошлом традиции. Напрашивается вывод, что такая традиция существовала, что горожане Беларуси, принимая магдебургское право, продолжали опираться на прошлый опыт организации самоуправления во всех тех случаях, которые не регламентировались этим правом.

Неверно было бы считать, что организация городского самоуправления оставалась неизменной с того момента, когда она стала осуществляться на основе магдебургского права в ряде городов Беларуси, то есть с конца XV – начала XVI – до середины XVII века.

Подтвердительные грамоты на магдебургское право Орше, Могилеву, Витебску, Гродно, Полоцку, Новогрудку, Мозырю в конце XVI – первой половине XVII вв., с одной стороны, полностью воспроизводят тезис об организации самоуправления на основе магдебургского права, с другой, игнорируют те моменты в текстах прошлых грамот, которые как-то отражали воздействие местной традиции. Иначе говоря, идет как бы процесс унификации всей организации городского самоуправления на магдебургских началах.

Городское самоуправление имело и ряд звеньев исполнительной власти. К ним относились писарь, шафары, ведавшие сбором налогов, «слуги меские», составлявшие полицейскую службу, инстикгаторы, осуществлявшие контроль за деятельностью членов рады. В распоряжении рады находилась тюрьма, гостиные дворы, рынки, городские весы, которыми ведали назначенные служебные лица.

Таким образом, городское самоуправление в городах Беларуси представляло собой довольно сложное учреждение. Его главными структурными элементами являлись войт, лентвойт, лавники, бурмистры, радцы. Для осуществления своих функций самоуправление располагало рядом должностных лиц, действовавших по указанию и в соответствии с решениями рады, но непосредственно подчинявшихся распоряжениям войта и бурмистров.

В момент выборов нового состава рады и отчета старой о себе как высшем органе заявляло общее собрание горожан. Но фактическая роль городской общины носила более формальный, нежели действенный и активный, характер.

Магдебургское право служило основой, на которой строилось все здание городского самоуправления. Однако в ряде черт его организации и проявления нормы магдебургского права отступили или были дополнены местной традицией. Магдебургский образец был реальностью, но не являлся единственным источником и базой формирования городского самоуправления на Беларуси.

Что же касается управления в городах, то количество городов, получивших привилей на Магдебургское право, значительно увеличилось. Право на самоуправление получили в XVI в. такие города как Новогрудок в 1511 году, Слоним в 1531 г., Речица в 1561 г., Радошковичи в 1569г., Могилев и Мозырь в 1577 г., Пинск в 1581 г., Витебск в 1597 г. и др.

В годы средневековья белорусские города были центрами ремесла, торговли, культуры, администрации и оборонительных сооружений. В XIV-XV вв. многие из них получили право на самоуправление, так называемое магдебургское право (от названия немецкого города Магдебург, который в XIII в. получил право на самоуправление).

Привилеи на самоуправление, которые выдавались за подписью великого князя, не противоречили традиционному местному праву, а позже - белорусским законам и тем более не отменяли их. Они только расширяли и обогащали обычное право. Магдебургское право было своеобразной частью законодательства Великого княжества Литовского. Поскольку не все белорусские города имели магдебургское право, то наличие его можно назвать еще и отличительной чертой белорусского городского права.

Первым на территории Беларуси магдебургское право получил Брест (1390), потом Гродно (1391), Слуцк (1441), Высокое (1494), Полоцк (1498), Минск (1499). До второй половины XVII в. магдебургское право получили почти все более или менее значительные города и местечки (более 50). Этому способствовало то, что ВКЛ постоянно подвергалась нападениям, и государство было заинтересовано в преобразовании городов в форпосты своей обороны. Получая магдебургское право, мещане в случае войны выходили охранять не только государство, но и свою «городскую независимость», свою свободу.

Согласно Привилею на магдебургское право, в городе создавались органы самоуправления, независимые от воевод и старост. Главным органом административного руководства в городах был магистрат. Магистрат (ратуша) состоял из 2-х структурных частей: городской рады, куда входили 12-20 мещан-радцев, избираемых из законорожденных, проживающих в городе, богатых мещан. Не выбирались нехристиане, бедняки, калеки и чужаки. Радцы из своей среды избирали 2, 4, б бурмистров, которые и руководили повседневной текущей работой рады; лавы, куда помимо войта, входили избираемые лавники. Лава действовала чаще всего как судебный орган, рассматривая уголовные дела, а рада и управляла городом, и рассматривала гражданские дела мещан.

Местом работы рады были ратуши. Городское управление - магистрат, ратушу - возглавлял войт из шляхты или богатых мещан, назначаемый великим князем. Это был выборный орган самоуправления. Он собирал налоги, выполнял судебные функции, управлял общественными работами, осуществлял контроль за торговлей, принимал в городскую общину новых мещан и т.д.

Основную массу населения городов составляли ремесленники. В целях защиты своих экономических интересов ремесленники объединялись в союзы по профессиям, которые назывались цехами. Члены его делились на мастеров, товарищей, или челядников, и учеников. Цеха были организацией мастеров. Чтобы добиться этого звания, необходимо было в течение нескольких лет пройти школу ученика и подмастерья. В эти годы быстро развивалась торговля как внутренняя, так и внешняя. Купцы вели торговлю с Ригой и другими западноевропейскими городами. В городах проводились ярмарки по продаже товаров.

По магдебургскому праву, вместо многочисленных натуральных повинностей горожане платили один денежный налог, размер которого был четко определен. Они освобождались от суда и власти великокняжеских чиновников, что в значительной мере укрепляло неприкосновенность имущества и свободу экономической деятельности горожан. Горожане могли заниматься ремеслом, торговлей и земледелием, выбирать городской орган власти -магистрат, ратушу, создавать ремесленные объединения -цехи. Предусматривались и определенные льготы в области торговли. Так, мещане Полоцка, Вильни и других городов с магдебургским правом освобождались от торговых пошлин на территории всего Великого княжества Литовского. Города с магдебургским правом в отличие от обычных городов имели право до 4 раз в год проводить ярмарки, на которых приезжие купцы должны были продавать товар только оптом, от чего город имел определенную выгоду. Великий князь был заинтересован в переходе городов на самоуправление и укреплении их экономического положения: чем богаче был город, тем стабильнее налоги поступали в государственную казну. Кроме того, жители городов с магдебургским правом за предоставленные им гражданские права возлагали на себя дополнительные обязанности, в частности, ремонтировать и обновлять за свой счет оборонительные сооружения, что также было выгодно государству.

В XIV - XVI вв. завершилось формирование основных сословий белоруской народности. Окончательно сложилось сословие шляхты. К господствующим слоям общества относились также православное и католическое духовенство, зажиточные ремесленники, купцы. Основную же массу населения представляли крестьяне и ремеслянники-бедняки, которые и составили основное ядро формировавшейся белорусской народности.

Высший слой литовской и русской аристократии, или первый «стан» шляхетского сословия, составляли около 70 фамилий княжеских и панских. Князья – потомки бывших удельных князей - были преимущественно в русских землях (особенно на Волыни), где они владели обширными вотчинами, иногда целыми округа­ми, включавшими и небольшие «места» (города). В собственно Литве, Жмуди и Подляшье были сосредоточены обширные имения литовских панов. Князья и паны в Литовско-Русском государстве представляли собой крупнейшую военную, социально-политическую и финансовую силу. За князьями и панами следовал обширный класс литовско-русского шляхетства, или бояр-шляхты (которые в западных об­ластях носили польское название «земян»). Первоначально литовско-русская шляхта не обособлялась резко от других сословий; она соприкасалась, и частью сли­валась, с верхними слоями слуг и крестьян, но к XVI в. сословное обособление шляхты достигло значительных успехов. В 1528 г. был составлен список «земских» имений, владельцы которых должны были нести военную службу, и включение в этот список было доказательством шляхетского состояния. Кроме бояр-шляхты господарской, на землях князей и панов проживали их бояре и вольные слуги, которые составляли их во­енные «почты»; они так же, как и бояре господарские, владели имениями различного юридического характера. Некоторые из них имели даже своих бояр и слуг.

Крупное землевладение привело к тому, что высшее сословие в государстве составили землевладельцы - бояре, которые на польский манер получили название "панов", "шляхты". К ним со временем присоединились и княжеские роды уцелевших в борьбе с великокняжеской властью остатков Рюриковичей и Гедиминовичей. Название "бояре" со временем перешло на верхушку крестьянства - довольно многочисленную категорию, несшую военную службу. Военную службу несло и "тяглое", и "данное" крестьянство, но основу их служебных отношений составляла дань и выполнение всякого рода работ. По мере развития иммунизированного землевладения именно эти отряды крестьян в наибольшей степени пополнили отряд "непохожего" крестьянства - первый симптом крепостнических отношений.

^ 3. Аграрная реформа Сигизмунда II Августа 1557г. «Волочная помера». Юридическое и экономическое положение крестьян.
В 1557 г. правительство Сигизмунда-Августа провело крупную аграрную реформу в Великом княжестве Литовском. Это была так называемая «волочная помера».

В тех частях государственных владений, где была введена реформа, на всех пахотных землях были проведены землемерные работы, и эти земли были разбиты на квадратные участки, каждый из которых был равен одной волоке (участки около 2- гектаров). В каждой группе участков лучшие из них оставались для барской запашки. Некоторые из участков были дарованы несущим воинскую службу (каждый получил по две волоки), а большинство - крестьянам. Предполагалось, что большая крестьянская семья имеет право на одну волоку. Если исходить из трехпольной системы сбора урожая, то земля в каждой волоке, или в каждой половине волоки, в том случае, когда на одной волоке было две семьи, делилась на три части. Крестьянский дом и гумна должны были строиться на центральном поле. Небольшие семьи наделялись половиной волоки.

Одной из целей реформы было упразднить путаницу в крестьянской чересполосице, так чтобы каждая семья пользовалась единым земельным наделом.

Реформа, начатая на великокняжеских землях, позднее была продолжена многими дворянами в своих владениях. С географической точки зрения новая земельная реформа распространялась на собственно Литву, Жемайтию, Подляшье, Полесье и Волынь. В меньшей степени реформа коснулась регионов Днепра.

Крестьяне, расселенные на волоках, должны были платить налог, называвшийся "чинш". Сумма чинша и сопутствующих платежей варьировалась, в зависимости от качества почвы, от 66 до 106 грошей с одной волоки. Тяглые крестьяне - те, что обязаны был отрабатывать барщину на фольварке - платили меньшие налоги но должны были работать два дня в неделю, а вдобавок еще помогать косить луга и заготавливать сено в сезон сенокоса.

В «номеру» забирались все крестьянские участки – и наследственные, и купленные; волочная «устава», таким образом, игнорировала все землевладельческие права крестьян, - «крестьянское землевладение было аннулировано как таковое; признано было только одно крестьянское землепользование». С другой стороны, волочная «устава» более прочно прикрепила крестьян к их тяг­лым участкам, поставила их в более тесную зависимость от гос­подарской администрации и почти уничтожила возможность крестьянских переходов. На землях частных владельцев - князей, панов и бояр-шляхты - также находились панские дворы, обслуживаемые челядью дворною; крестьяне панских имений также делились на «похожих» и «непохожих», здесь также действовал принцип старожильства, прикреплявший крестьян к месту их жительства, и здесь еще раньше, чем на землях господарских, крестьяне потеря­ли право перехода и превратились в крепостных «подданных», «отчизных» или «невольных людей», подчиненных вотчинной юрисдикции своих господ.

Волочная помера имела далеко идущие последствия. Благодаря новой сельскохозяйственной политике великий князь и дворяне существенно увеличили доходы с крестьянских хозяйств.

Что же касается крестьян, то для них реформа означала разрушение традиционных форм ведения хозяйства и основных представлений о правах на землю. Она в корне изменила их образ жизни. Создание нового типа поселений имело целью ликвидацию всех прежних форм совладельческих крестьянских объединений. В большинстве случаев крестьяне должны были переезжать из своих деревень на новые участки - волоки, полностью порвав со старыми обычаями и привычным соседским окружением.

Теперь каждый крестьянин был непосредственно подчинен должностному лицу великого князя или вельможи (войту), управляющему фольварком. Он, чтобы выжать больше дохода с хозяйств крестьян, мог налагать на них больше обязательств. В конце XV и начале XVII веков стало обычным требовать с малой крестьянской семьи, поселенной на половине волоки, три дня барщины неделю. Семьи, владеющие полной волокой, должны были отработать четыре (если имели собственных лошадей) или пять (если лошадей не было) дней в неделю. Крестьянские повинности на землях, не затронутых реформой, особенно в приграничных районах вдоль Днепра к югу от Киева и к востоку от Днепра, до Дикого поля, были полегче.

Волочную земельную реформу (волочную померу) планировалось проводить поэтапно в течение нескольких лет. Первоначальные цен на землемерные работы и переселение были высоки, и требовалось время для приспособления крестьян к новым условиям. Однако вскоре затраты на реформу себя оправдали. К 1566 г. в великокняжеских владениях в поветах Вильно, Трокая и в земле Жемайтии было нарезано 57 636 волоки (более 1 000 000 гектаров).

Следует заметить, что волочная помера проводилась во время важных изменений в национальной экономике Великого княжества Литовского. Сельское хозяйство было сориентировано на постоянно растущие потребности западных рынков, что стимулировало производство. Основные поставки государственных земель на Запад составляли зерно и древесина. Из Жемайтии эта продукция перевозилась в Ригу и продавалась немецким, голландским, датским и другим западным купцам. Из района Вильно и прилегающих территорий товар переправлялся в Полоцк и другие порты на Западной Двине, а оттуда сплавлялся на кораблях в Ригу. Еще в 1547 г. экспорт древесины стал государственной монополией. Волочные земельные поселения являлись краеугольным камнем аграрной системы в Великом княжестве Литовском на протяжении следующих трех веков.

Социально-экономической основой развития белорусских земель в средневековую эпоху являлось сельское хозяйство. Верховным собственником земли был великий князь. Значительным земельным фондом владели бывшие князья и родственники князя, которых называли магнатами. За военную и гражданскую службу князь наделял людей землей во временное или постоянное пользование. Этих людей называли боярами, а с XV в. - шляхтой. Землевладельцами являлись также церковные учреждения и духовные иерархи. Крестьяне собственной земли не имели. Они работали и жили на земле магнатов или шляхтичей, за что до конца XV в. в основном рассчитывались с помещиком продуктами - зерном, медом, домашней утварью и т.п.

Крестьяне относились к низшему сословию и обыкновенно назывались «люди», «мужики», «подданные». Они делились на несколько разрядов; самым многочисленным из них в тех имени­ях, где велось господарское хозяйство, были тяглые люди, имевшие свое хозяйство и обязанные барщинной работой на господарских полях. Помимо барщинной повинности (и в раз­личных сочетаниях с нею) крестьяне господарских имений пла­тили натуральные подати. Барщинное великокняжеское хозяй­ство достигло наибольшего развития в ВКЛ; в других областях преобладали крестьяне-«данники», которые, обрабатывая господарскую землю, платили господарю «дань» - денежную («грошовую», или «серебряную») или натуральную (житную, медовую, пшеничную, бобровую, куничную). Формой общественной организации являлись соседская сельская община, которая входила в состав более широкой организации - волости. Община владела правом разбора некоторых криминальных дел в копном суде, распределением и сбором дани и налогов. В общественном пользовании общины были пастбища, сенокосы, леса и воды.

В соответствии с характером земельной собственности, на которой проживали крестьяне, они подразделялись на помещичьих, государственных и церковных. В зависимости от количества земли, которой они пользовались, и характера повинностей, крестьяне делились на тяглых, огородников, бобылей, коморников, кутников и др. От степени личной зависимости от феодалов выделялась челядь невольная (крестьяне, которые не имели своего хозяйства, жили в имениях феодалов), челядь придворная (прислуга), «похожие» люди (крестьяне с правом перехода из одного имения в другое) и «непохожие» люди (крестьяне, которые были лишены такого права).

Крестьяне, которые были наследственными владельцами своих участков («отчины») или которые «сидели» на своих участках в течение продолжительного времени (люди «заседелые», «известные», «старожильцы»), считались уже людьми «непохожими», т.е. потерявшими право свободного вы­хода. Однако их прикрепление не было безусловным. Крестьянин- старожилец мог освободиться от прикрепления, сдав или продав свою «отчину», и в действительности такая сдача или продажа господарскими крестьянами их участков практикова­лась в широких размерах. Кроме «непохожих» крестьян-отчичей в господарских имениях жило немало врльных, или «похожих», людей, которые занимали на льготных условиях новые земли (пустовщины) и обеспечивали себе право выхода особым дого­вором или поступали в «дольники», «потужники» и «подсуседки» к зажиточным крестьянам; в последнем случае они имели дело со своими «господами»- крестьянами, с которыми они заключали свои договоры, а не с господарской администрацией непосред­ственно. Кроме крестьян и челяди многочисленную категорию насле­дия господарских имений составляли слуги; по экономическому положению они стояли близко к тягловому крестьянству.

В связи с реформами ускорялся процесс закрепощения крестьянства. Начало законодательного оформления крепостного права в ВКЛ было положено привилеем 1447 г, а «Уставы на волоки» 1557 г. распространила его на ту часть крестьян, которая еще сохраняла право перехода от феодалов. Это было зафиксировано Статутом 1566 г, который определил 10-летний срок сыска беглых крестьян, а Статутом 1588 г. этот срок был удвоен. Таким образом, юридически было закреплено крепостное право. С этого времени крестьяне потеряли личную свободу, помещики могли их продавать, менять, закладывать в залог как всю семью, так и отдельных членов семьи. В западной и центральной Беларуси осуществление реформы привело к смене общинного землепользования подворным.
Заключение
Великое княжество Литовское миновало рабовладельческий строй и перешло непосредственно к феодализму. На протяжении трех веков Великое княжество Литовское прошло путь от раннефеодальной до сословно-представительной монархии.

В государственном строе ВКЛ, составной частью которого являлась и Беларусь, к XVI веку произошли значительные изменения под воздействием объективных и субъективных причин. Завершился процесс складывания территории государства, унификации его административно-территориального деления в результате проведенной в 1564-1566 гг. административной реформы, что в конечном итоге привело к окончательному оформлению централизованного государства.

Централизованное государство сложилось, как и во многих других странах мира, в форме сословно-представительной монархии, для которой характерно наличие монарха, власть которого ограничена, и сословно-представительных органов, которые, как правило, совместно решают наиболее важные вопросы как внутренней, так и внешней политики. Поскольку эта форма правления всегда означает более высокий уровень развития феодальной демократии, то все аспекты создания и функционирования сословно-представительных органов ВКЛ, и их взаимоотношений с государем и его администрацией находят правовое закрепление. Но это происходит не сразу, а постепенно, по мере накопления опыта работы и диалектического процесса складывания самих сословно-представительных органов – великих вольных сеймов и поветовых сеймов – о чем свидетельствуют нормы Статутов ВКЛ 1529, 1566, 1588 годов.

Государственный аппарат ВКЛ в XVI в. интенсивно развивается. В его развитии четко проявляются такие тенденции как усложнение структуры, унификация местных органов, централизация. Именно во второй половине XVI в. завершается процесс складывания и правового закрепления основных звеньев государственного аппарата.

Вся деятельность местной администрации была под постоянным контролем высших и дворных урадников отраслевого управления, посылавших на места с целью контроля специальных должностных лиц (ревизоров, сборщиков налогов, референдария, инстигатора и др.).

Городское самоуправление в городах Беларуси представляло собой довольно сложное учреждение. Его главными структурными элементами являлись войт, лентвойт, лавники, бурмистры, радцы. Для осуществления своих функций самоуправление располагало рядом должностных лиц, действовавших по указанию и в соответствии с решениями рады, но непосредственно подчинявшихся распоряжениям войта и бурмистров.

В момент выборов нового состава рады и отчета старой о себе как высшем органе заявляло общее собрание горожан. Но фактическая роль городской общины носила более формальный, нежели действенный и активный, характер.

Магдебургское право служило основой, на которой строилось все здание городского самоуправления. Однако в ряде черт его организации и проявления нормы магдебургского права отступили или были дополнены местной традицией. Магдебургский образец был реальностью, но не являлся единственным источником и базой формирования городского самоуправления на Беларуси.

Великое княжество только по названию было литовским. Большую часть населения составляли славяне (русские, украинцы, белорусы) и другие народы. Ведь даже первый Литовский статут был написан на западнорусском или белорусском языке.
Использованная литература:
1. Вишневский А.Ф., Сароковик И.А. История государства и права Беларуси. – Мн., 1997.

2. Довнар-Запольский М.В. История Беларуси. – Мн., Беларусь, 2003.

3. Ковкель И.И., Ярмусик Э.С. История Беларуси с древнейших времен до нашего времени. – Мн., 1998.

4. Копысский З.Ю. Социально-политическое развитие городов Белоруссии в XVI - первой половине XVII в. - Мн., 1975.

5. Кузнецов И.Н., Шелкопляс В.А. История государства и права Беларуси. – Мн., 1999.

6. Нарысы гiсторыi Беларусi. В 2ч. Ч.1 – Мн., 1994.

7. Статут Великого княжества Литовского 1529г. – Мн., 1960.

8. Чигринов П.Г. Очерки истории Беларуси: учебное пособие. – Мн., 1997.

9. Юхо Я.А. Гiсторыя дзяржавы I права Беларусi: у 2 ч. – Мн., 2003.
Реклама:





Скачать файл (219 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru