Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Бюрократия - файл 1.docx


Бюрократия
скачать (48 kb.)

Доступные файлы (1):

1.docx48kb.16.11.2011 13:02скачать

содержание
Загрузка...

1.docx

Реклама MarketGid:
Загрузка...



Содержание



 2

Введение 3

 5

1. Исторические корни бюрократизма, его социально-экономический портрет 6

 12

2. Типология бюрократии 13

2.1 Взгляд на бюрократию и типология М. Вебера 13

2.2 Модель бюрократии К. Маркса и типология представителей марксистского подхода. 14

2.3 Типология А.В. Оболонского 15

 19

3. Пути преодоления бюрократии 20

 22

Заключение 23

 24

Список использованных источников 25




Введение




Актуальность исследования проблем бюрократии с течением времени не только не снижается, а неуклонно возрастает. Государственная бюрократия призвана выполнять функцию посредника во властных отношениях между государством и населением. В условиях переживаемого Беларусью процесса кардинальных изменений во всех сферах жизни общества особенно важно понять формы и степень воздействия бюрократии на общественные процессы.

Изучение бюрократии как социально-политического явления всегда было сопряжено с многочисленными сложностями: прежде всего аморфностью самого объекта исследования, так как существуют десятки различных, подчас противоречащих друг другу определений бюрократии. За приблизительно полтора столетия с момента появления первых работ, специальным объектом исследований которых стала бюрократия, было опубликовано значительное количество трудов различных авторов. Бюрократия рассматривалась и рассматривается с различных подходов и точек зрения. Немецкий философ Г. Гегель в работе «Философия права» дал обстоятельный анализ чиновничества, его сущности, структур и функций. С точки зрения Гегеля, только государство является носителем всеобщего интереса в отличие от частных и особых интересов отдельных граждан и всех социальных институтов общества. Государственная бюрократия характеризуется Гегелем как главная властвующая составная часть общества, где сосредоточены государственное сознание, образование и профессионализм.

В работах А. де Токвиля и Дж.Миля бюрократия сразу же стала объектом критики. Дж. Миль в своих работах противопоставлял бюрократию и парламентскую демократию как два противоположных типа политической системы. Несмотря на преимущество опыта и четко установленных правил, бюрократия уступала парламентской демократии в том, что касалось возможностей проявления индивидуальной инициативы, так как рутинный характер бюрократического управления препятствовал развитию качеств выдающейся личности.

К.Маркс также дал критическую оценку бюрократии. Марксистская концепция получила дальнейшую разработку в трудах В.И. Ленина.

Традиция позитивной оценки бюрократии связана с именем М.Вебера. М. Вебер впервые представил проблематику бюрократии системно, став основоположником многих современных концепций. М.Вебер выделил основные признаки, которые составляют идеальный, чистый и рациональный тип бюрократии - наилучшей из всех возможных форм организации.
В рамках веберовской парадигмы возникли новые теории бюрократии.



В. Павлов сделал сравнительный анализ двух течений в исследовании феномена бюрократии. Первое течение автор называет теорией «правления чиновников». Основные представители: В. де Гурнэ, Дж. С. Милль, Г. Моска, Р. Михельс, Дж. Бернхем, М. Джилас. Здесь анализ происходит в терминах власти и проблема бюрократии – в перемещении власти в ее новые центры (в «канцелярии»). Второе течение автор называет теорией «формальной организации». Основные представители: Р. К. Мертон, Ф. Селзник, П. М. Блау. Здесь основной упор делается на эффективности функционирования организации бюрократов и на отклонении от первоначальных целей [9].

В настоящее время существует множество различных подходов к феномену бюрократии. Так что же такое бюрократия – благо или зло?. И если зло, каковы способы его преодоления? На эти вопросы я и попыталась ответить в своей работе
^



1. Исторические корни бюрократизма, его социально-экономический портрет




Слово «Бюрократия» в буквальном переводе означает господство канцелярии (от фр. bureau - бюро, канцелярия), власть аппарата управления [2, 184]. Различные учреждения и конторы, как звенья государственного аппарата, органы управления предприятий и организаций, создаются для управления происходящими в подведомственных структурах процессами, для организации связей между участниками общественной жизни и между ними и обществом в целом.

В учебнике С.В. Решетникова дается следующее определение бюрократии: «Бюрократия - система управления, осуществляемая с помощью аппарата власти, а также слой людей, связанных с этой системой» [11, 429].

Введение понятия «бюрократия», как отмечает Г.В. Пушкарева, обычно приписывается физиократу и экономисту Винсену де Гурнай, который в 1745 году обозначил так исполнительную власть, придав этому термину уничижительное значение; оно сохранилось в общеупотребительной лексике до настоящего времени [12, 77].

Если рассматривать бюрократию в соответствии с данными определениями, то можно сказать, что своими корнями она уходит далеко в прошлое и существовала еще в Древнем Египте и Древнем Китае, то есть в государствах, где существовала власть правящей элиты.

В определении исторических корней бюрократии существенную роль играет сама концепция понимания этого понятия. Так, например, общая традиция марксистской теории, проявившая себя и в ленинизме, в том, что она рассматривает возникновение и существование бюрократии и бюрократизма на общем фоне общественного разделения труда, развития элементов сознательности в поступательном ходе истории, Маркс и Энгельс считали, что корни бюрократизма уходят в глубины истории, к тому времени, когда общество путем простого разделения труда создало органы для защиты своих общих интересов. Но вскоре общество оказалось в таком положении, что эти органы и главный среди них - государственная власть - стали служить особым интересам государственных служащих. Из слуг общества эти органы превратились в его повелителей. Жизнь развивалась таким образом, что при выполнении общих функций управления, необходимых для жизнедеятельности общества, предназначенные для этого люди образовали особую отрасль разделения труда внутри общества и, тем самым, обрели особые интересы, отличные от интересов тех, кто их уполномочил управлять, стали самостоятельными по отношению к ним, а в определенных условиях вставали над всем обществом, преследуя свои корыстные цели. В этом и заключаются истоки бюрократизма, основы формирования бюрократии.



Классики марксизма пришли к выводу, что бюрократизм приобретает тем большие масштабы, чем авторитарнее политический режим, а степень его ограничения зависит от степени демократичности. Бюрократизм, по мнению марксистских ученых, возник еще в рабовладельческом обществе и особенно развился в восточных деспотиях, базировавшихся в соответствии с терминологией К. Маркса на «азиатском способе производства» с характерным для него большим значением централизованно управляемых ирригационных работ. Бюрократизм развивался на почве исторически закономерного процесса выделения управления в особый вид общественной деятельности, профессионализации аппарата управления и наделение его необходимыми для управления властными полномочиями. По мнению марксистов он достиг наивысшего расцвета в буржуазных государствах, прежде всего в тех, которые и на капиталистической стадии развития сохранили многое от аппарата управления абсолютной монархии.

Исторические корни бюрократии в соответствии с данным подходом наглядно можно проследить на примере формирования ее в России. Как отмечает Г.В. Пушкарева, В России широко распространенным и близким по значению термину «бюрократия» можно назвать понятие «чиновничество». Первоначально слово «чин» означало установленный порядок какого-либо действия.

Позднее, после регламентации системы государственной службы на основе петровской Табели о рангах, им стали обозначать соответствующие разряды в государственной иерархии. Таким образом, даже в соответствии с этимологией слова чиновник - это не просто государственный человек, государев слуга или защитник государственных интересов, а прежде всего должностное лицо, занимающее определенное место в иерархии государственных организаций [12, 77].

Таким образом, формирование русской бюрократии совпало по времени со становлением единого российского государства. Петровские административные реформы устранили общественные союзы от участия в управлении, передав его в основном в руки бюрократии. Многие элементы политической системы видоизменялись, и даже появлялись новые, но происходило это случайным образом, путано, бессистемно. Возникший же в XV – XVI вв. слой бюрократии прошёл впоследствии долгий путь консолидации. Весь XVII в. статус бюрократии неумолимо рос.

Можно считать, что в России бюрократия сложилась в период оформления абсолютистской монархии. Самодержавная Россия, будучи по своей природе государством-бюрократией, выступала в превращённой форме государства-класса, государства земельной аристократии.

Формирование бюрократии сопровождалось, как уже было сказано, иерархизацией учреждений, наличием строгих инструкций, регламентов и штатов, четким разделением обязанностей, отграничением военной службы от гражданской. К проявлениям роста специализации относится дробление 

должностей, наблюдавшееся во всех подразделениях бюрократической системы.

Осуществив преобразования в начале XVIII в. в обществе и самом государстве, Пётр I создаёт восточный вариант системы власти и управления с элементами западной её формы, контроля и структуры карательных органов. Высшая элита правящего класса ещё и в XVIII в. не составляла «завершённую» форму бюрократии, так как не существовало формальных правил, регулировавших карьеру в рамках политического аппарата, хотя «Табель о рангах» уже существовал. Движение по «карьерной лестнице» в те времена определяли вовсе не заслуги перед Отечеством, а срок службы. А по правилам 1809 г. карьера управленца высшего уровня предполагала наличие у него высшего университетского образования. Как раз с этого времени можно считать, что пошёл процесс усиления бюрократизации высшего политического аппарата, который появился с введением в систему государственных органов министерств (1802 г.) и был реорганизован в 1811 г. Чиновничество же, реорганизовавшись в правящий класс, стало осуществлять функции управления и некоторые политические функции. Правящее сословие было объединено не под началом профессионализма, а под началом наличия власти над населением, лишённым любых политических прав.

Подобно тому как монархическую форму правления на основании определенных признаков считают абсолютистской (наличие регулярной армии, бюрократии, правильно организованной финансовой системы, определенного уровня развития товарно-денежных отношений, обеспечивавших материально абсолютистский режим), так и форму административного устройства правомерно называть бюрократической только в том случае, если налицо система, совокупность определенных признаков, а не один или несколько из них. Это - зависимость чиновников от монарха, строгая иерархия учреждений и должностных лиц, руководствующихся в своей деятельности уставами и регламентами, единообразие структуры и штатов учреждений и обязанностей должностных лиц, углубление разделения их труда, выражавшееся хотя бы в таком первичном виде, как разграничение гражданской и военной служб, и т. д.

Царь в оформившейся абсолютистской системе пользовался неограниченной властью. Вся чиновная рать от копииста до вельможи находилась в зависимости от монарха. Эту зависимость по сравнению с предшествующим временем усиливали перевод чиновников с натурального на денежное содержание и введение нового критерия служебной годности. В то же время эта рать приобрела большую, чем раньше, самостоятельность, в силу тех самых регламентов, уставов и наставлений, которые с таким усердием разрабатывал Петр. Бюрократия находилась в зависимости от царя, но и царь испытывал огромное влияние бюрократии, поскольку она должна была выполнять его волю, очерченную указами.



Контроль за деятельностью государственного аппарата должен был свести независимость государственного механизма до минимума. Для достижения этой цели, оказавшейся эфемерной, Петр создал два института контроля - фискальную службу и прокуратуру. Делали они общее дело - контролировали бюрократический аппарат, но разными средствами: прокурорский надзор осуществлялся в стенах канцелярий, фискальный - преимущественно за их пределами. Отличие, далее, состояло и в формах комплектования институтов: если прокуратура являлась полностью бюрократическим учреждением, вакансии в котором заполнялись назначенными царем чиновниками, то в низшем звене фискального надзора иногда прослеживается выборное начало, когда речь шла о фискалах от посадского населения. Контролирующие функции имели ограниченное значение. Иначе и не могло быть в государстве с монархическим строем, где не народ, а бюрократия правила и себя же контролировала.

В российской политической системе государь и правящий класс – класс бюрократии – связаны были взаимными обязательствами. Всякие попытки ослабить правящую элиту вели к дестабилизации всей социальной системы, ибо только власть абсолютного правителя, решения которого были непререкаемы, могла предотвратить беспорядки и анархию в целом. Подобное убеждение ориентировало самодержавие на деспотизм по отношению к имевшимся сословиям. В силу этого класс бюрократии и стал господствующим над остальным населением.

Иное понимание исторических корней и формирования бюрократии наблюдается в концепции М.Вебера. М. Вебер разработал концепцию рациональной бюрократии как основы современного типа организации, пришедший на смену ее патриархальному (патримониальному) типу.

«Возникновение бюрократической организации в веберовском смысле слова многие считают таким же важным этапом в развитии человеческой цивилизации как переход от феодальных отношений к капиталистическим. Бюрократическая организация пришла на смену системе патриархальной, средневековой администрации, при которой обычному рядовому человеку без денег и связей добиться справедливости зачастую было практически невозможно: сроков рассмотрения дел не существовало, порядок их производства и подведомственность были крайне неопределенны, а главное - во всем господствовал произвол, личное усмотрение решающего вопрос со своими непременными спутниками - взятками, вымогательством, протекцией. Исход дела решали не правота человека, не объективные обстоятельства, а его статус, богатство, связи, ловкость, умение задобрить нужную персону» [8, 17].

Первое десятилетие ХХ века характеризовалось широким распространением в капиталистической экономике картелей и трестов, а в рамках отдельного предприятия - увеличением численности управленческого и технического персонала. В этот период происходит также расширение сферы деятельности государства и возникновение массовых политических 

партий. Эти процессы, означавшие распространение бюрократического управления, особенно далеко зашли в Германии, где уже существовала наиболее развитая в Европе государственная бюрократия. Вывод, сделанный Вебером, заключался в том, что этот процесс бюрократизации не являлся уникальным для Германии, но представлял собой универсальный признак современного общества, связанный с расширением административных задач в современном государстве и на капиталистическом предприятии. В силу своей необходимости развитие бюрократического управления становилось все более необратимым и неизбежным. Как писал Вебер, было бы просто иллюзией «представить на минуту, что управление в какой-либо сфере может осуществляться каким-то иным путем, кроме как посредством чиновников, работающих в канцеляриях... Выбор существует только между бюрократизацией и дилетантизмом в сфере управления» [5].

Развитие бюрократии, согласно Веберу, было неразрывно связано с развитием государства и капиталистической экономики, административные потребности которых не могли удовлетворяться традиционными средствами. Этот процесс был также тесно связан с другим типично современным процессом - распространением демократизации в смысле уравнивания традиционных статусных различий. Такое уравнивание было лишь относительным, поскольку для бюрократической карьеры требовалось определенное образование. Но движение в сторону демократизации означало, что управление не могло больше оставаться привилегией традиционных социальных групп. А расширение гражданских прав, в свою очередь, требовало одинакового отношения со стороны административных органов ко всем лицам [5].

Источник дальнейшего развития бюрократии, пронизывающей все сферы общественной деятельности, М. Вебер видит в процессах концентрации (социальной, политической, экономической и др.), которые сопровождаются отчуждением непосредственного исполнителя («производителя») от средств производства. Это приводит к необходимости в посреднике, обеспечивающем восстановление этой связи. То есть, корни бюрократии по мнению М. Вебера более глубокие и лежат не столько в плоскости экономических отношений и вопросов собственности, а исходят из онтологической потребности человека в социальной структурированности и организации для обеспечения своей повседневной безопасности. Поэтому М. Вебер считает, что бюрократия не является «надстройкой» над «отношениями эксплуатации и частной собственности» [4, 177]. Он видит глубокую внутреннюю связь процессов бюрократизации, огосударствления собственности и потребности в социальной организации общества вообще.

При рассмотрении социально-экономического портрета бюрократии особый интерес представляет также понимание ее с позиции теории управления. В начале XX века В. Вильсон заявил о необходимости разграничения государственной деятельности на политическую и административную. «Управление (administration) лежит вне собственно 

политической сферы, - писал он. - Административные вопросы не являются политическими вопросами» [12, 78].

Признание государственного управления в качестве самостоятельного вида деятельности, требующего особых знаний и навыков, означало, что для его осуществления необходимы профессионалы. Бюрократия обретала статус значимой группы не только для государства, но и для общества, ибо ее сфера компетенции включала уже и управление общественными делами.


^



2. Типология бюрократии




2.1 Взгляд на бюрократию и типология М. Вебера




Для Вебера бюрократия означала не форму правления, а систему администрации, осуществляемой на постоянной основе специально подготовленными профессионалами в соответствии с предписанными правилами. Вебер указывал, что этот тип управления, хотя он возник в таких бюрократических государствах, как Пруссия, становился все более преобладающим во всех политических системах и, более того, во всех организациях, в которых управление осуществлялось в крупном масштабе: на промышленных предприятиях, в профсоюзах, в политических партиях и т.д. Это очень широкое понятие бюрократии как профессионального управления заключает в себе двойной контраст: во-первых, между управлением и выработкой политического курса, являющейся прерогативой той ассоциации, которая использует бюрократию и которой последняя подчинена в правовом отношении; во-вторых, между современными методами управления и традиционными, которые не являлись специализированными. Это понятие относится к социологии организаций, задачей которой выступает изучение наиболее общих характеристик и типов организаций в современном обществе [5 ].

По Веберу, основные характеристики бюрократии сводятся к следующим четырем:

  1. компетенция каждого бюрократического уровня четко регламентирована, т.е. зафиксирована нормативно;

  2. иерархическая организация бюрократической структуры основана на базе твердо установленных принципов должностной субординации;

  3. вся формальная внутриорганизационная деятельность (распространение информации, принятие решений, отдание приказов и директив и т.п.) осуществляется в форме письменных документов, подлежащих последующему хранению;

  4. все должностные лица должны быть хорошими специалистами в области администрирования, т.е. быть компетентны не только в сфере своих профессиональных должностных обязанностей (например, юриста, экономиста, инженера, военного и т.п.), но также и в области норм, правил и процедур деятельности бюрократической организации в целом [8, 17].

В соответствии со своим подходом, Макс Вебер различает два типа бюрократии: традиционную «патримониальную», которой свойственно иррациональное начало, и современную рациональную. Первый тип зародился и развивался, проникая постепенно во все сферы общественной жизни, вместе с зарождением и развитием государственной машины. Он 

охватывал прежде всего область государственного управления и поддержания общественного порядка. Среди традиционной бюрократии М. Вебер вычленяет «бюрократию древнекитайских мандаринов» и древнеегипетских, позднеримских, а также византийских чиновников. Древнекитайский мандарин отличался от чиновника «египетского, позднеримского и византийского типа» тем, что он вообще не был специалистом управления, а скорее «литературно-гуманитарно образованным джентльменом» [4, 178]. Рациональная бюрократия сформировалась в эпоху Нового времени, первоначально охватывая сферу частнохозяйственной деятельности и прежде всего сферу внутрихозяйственного управления наиболее крупных предприятий. Постепенно влияние рациональной модели бюрократии распространилось и на другие сферы общественной жизни, постепенно вытесняя патримониальную. Но тем не менее, общегосударственная бюрократия, приобретая черты рациональности, четко отделялась М. Вебером от бюрократии частнохозяйственной, т.к. существовал принцип невмешательства государства в частнохозяйственную область и разграничение экономической и государственно-политической деятельности. Современный М. Веберу бюрократ отличается по его мнению от патримониального бюрократа второго типа гораздо большей «рациональной предметной специализированностью и вышколенностью», т.к. произошло вливание рационального начала частнохозяйственной бюрократии.

Оценивая модель М. Вебера, А.В. Оболонский пишет: «Вебер не стремился в своих определениях перечислить все черты бюрократии как социального явления. Будучи помимо всего прочего, и крупнейшим методологом науки, он прекрасно понимал иллюзорность любых претендующих на универсальность определений и вел анализ на уровне так называемых «идеальных типов» (кстати, тоже веберовское понятие), выделяя инвариантные, т.е. неизменные, устойчивые и главные признаки бюрократии. Впрочем, ведущую ее доминанту он зафиксировал предельно четко: бюрократическая организация - наиболее рациональное институционное устройство для решения сложных задач управления в современном обществе, и основа ее рациональности состоит в обезличенности ее функционирования, что дает гарантии от произвола конкретных исполнителей» [8, 19].


^

2.2 Модель бюрократии К. Маркса и типология представителей марксистского подхода.




Следующей распространенной моделью является рассмотренная уже модель К. Маркса. Бюрократия в его описании выглядит абсолютным злом. Даже простой перечень марксовых пунктов критики бюрократии выглядит весьма впечатляюще. Здесь и подмена общественного интереса частным 

интересом власти и конкретного чиновника, т.е. «присвоение государства» чиновничеством; и органическая неспособность бюрократии решать подлинные проблемы, отсутствие у нее государственного разума; и извращенное восприятие действительности, отрыв от нее, предвзятость, произвол, возрастающий по мере продвижения к вершине бюрократической иерархии; и корпоративность, своекорыстие этой иерархии; и карьеризм как образ ее жизни; и ее притязания на монопольную компетентность; и формализм...

Наиболее интегральной характеристикой марксова видения бюрократии является распространение на нее его знаменитой категории отчуждения.

В целом же бюрократия, по мнению Маркса есть организм-паразит, принципиально неспособный быть ни носителем разума, ни выразителем всеобщих интересов [7 ].

«Что и говорить, заключает А.В. Оболонский, критике Маркса, несмотря на то, что она опиралась на анализ весьма ограниченного материала (главным образом - деятельности прусской бюрократии первой половины Х1Х века), не откажешь в глубине и большой обобщающей силе. Негативные черты бюрократии он обозначил точно. Его суждения (правда, в очень разной степени) применимы и к большинству современных бюрократий.

Все же представляется, что марксов взгляд на проблему содержит принципиальный дефект. Это - его идеологизированная односторонность, ограниченность. Как последовательный антигосударственник, Маркс, естественно, не видит ничего хорошего и в современной ему форме государственного управления. Но если принять такого рода критику за полный анализ, то остается непонятным, каким образом и почему современные бюрократические государственные аппараты в разных странах не только не «рушатся под тяжестью собственных преступлений», но и достаточно успешно справляются с решением сложнейшим проблем и к тому же пользуются у граждан довольно высоким авторитетом» [8, 21].

Б.П. Курашвили, как представитель марксистского подхода, различает два типа бюрократизма - добросовестный (патерналистский) и своекорыстный. Формула добросовестного (патерналистского) бюрократизма: максимум общественной пользы при максимуме задаваемого сверху порядка и минимуме доверия к управляемым, минимуме их самостоятельности и инициативы в их собственном деле и в общественной жизни в целом. Формула своекорыстного бюрократизма: максимум карьеры и корыстного использования служебного положения при минимуме заботы об общественной пользе [6, 9] Надо также сказать, что Б.П. Курашвили отождествляет своекорыстный бюрократизм прежде всего с капитализмом, а при социализме он «сохраняется во враждебной ему среде», хотя «исторически загнан в угол» [6, 10]. Представителями патерналистского («отеческого») бюрократизма Б.П. Курашвили считает добросовестных и честных чиновников, которые тем не менее пропитываются «эгоцентристским духом аппарата, профессиональным снобизмом, 

технократическим высокомерием» [6, 10] В социалистическом обществе они существуют также не в чистом виде - в виде местничества и ведомственности.


^

2.3 Типология А.В. Оболонского




Помимо марксистской и веберовской модели А.В. Оболонский выделяет также «азиатскую» модель бюрократии, принципиально отличающуюся от европейской.

При всей той гигантской роли, которую играло в функционировании системы чиновничество, оно не имело возможности осознать себя самостоятельной политической силой, но оставалось на положении императорских лакеев. Этому служил тщательно соблюдавшийся принцип атомизации бюрократии. Для предотвращения, казалось бы, неизбежного в подобных случаях процесса складывания бюрократической корпорации действовал ряд механизмов разобщения чиновников и их интересов [8, 24].

Известный китаевед Л.С.Переломов, анализируя влияние легистской политической доктрины на организацию китайской администрации, перечисляет набор механизмов, содержавшихся в виде системы предписаний в легизме - политическом учении, практически лежавшем в основе всей китайской государственной системы:

  1. систематическое обновление аппарата,

  2. равные возможности для чиновников,

  3. четкая градация внутри самого правящего класса,

  4. унификация мышления чиновничества,

  5. цензорский надзор,

  6. строгая личная ответственность чиновника [8, 24].


Выделяют также советскую форму бюрократии.

Классики марксизма считали, что при переходе к социализму утрачивается главная опора бюрократии - система капиталистических общественных отношений. Но реальность показала, что бюрократия может существовать и без этой «главной» опоры, питая свои корни в более благодатной и непоколебимой почве - в самом государстве.

Поэтому надежды марксистов на то, что после «социалистического переворота начнется отмирание государства, а вместе с ним начнет исчезать общественное разделение труда между управляющими и управляемыми - главный исток бюрократизма, не оправдались: государство, а вместе с ним управляющие и управляемые продолжали существовать, создавая фундамент для развития «нового бюрократизма» – партийно-государственной номенклатуры. После победы пролетарской революции коммунистический партийный аппарат превращается в новый правящий класс – класс партийной бюрократии.



В. Ленин никогда не рассматривал бюрократию как класс, в его глазах это было всего лишь подлежащий искоренению буржуазный пережиток в советском аппарате. После октябрьской революции он начал с тревогой говорить о всепроникающем бюрократизме в партийном и советском аппарате и в конце жизни пришел к выводу, что если что и погубит социализм, так это бюрократизм. Бюрократизм по Ленину – это сложное социальное явление. Он как понятие означает господство канцелярии, «кабинетолюбия» и применяется для характеристики стиля управления. Бюрократия, отмечал Ленин, есть мнимое государство наряду с реальным государством.

Становление, развитие и трансформация советской формы бюрократии представляет собой поучительный пример эволюции политико-бюрократической системы управления. Как всякое социальное явление, бюрократия имеет как внешние, так и внутренние причины развития.

Советский правящий класс не сразу проявил свою элитарность после октябрьского переворота. Этот класс на то время ещё не являлся слаженным социальным строем, был разнороден, психологически противоречив. Но в процессе стабилизации советского строя в формировании правящего класса начинает прослеживаться определённая тенденция. Элитарность в СССР, как и в эпоху Российской империи, является изначально прерогативой власти. Принадлежность к «высшему свету» определяется занятием соответствующей должности во властной структуре. Для ленинской эпохи характерно не наличие элитарности в правящем слое, а начало бюрократизации этого слоя и всей общественной жизни. Советская элита произрастала из уже бюрократических институтов, что и отличало её от буржуазной европейской элиты.

С началом в СССР индустриализации и коллективизации сельского хозяйства происходило расширение партийных рядов, в том числе и партбюрократии. Таким образом, новый толчок в своём развитии бюрократическая система правления получила в 30-е гг. Сталин стал опираться на бюрократию, как на основной инструмент построения социализма. В советах была сведена на нет самостоятельность, где главную роль играли партийные комитеты. Это является ещё одной особенностью советской бюрократической системы. Партийные органы тем временем фактически уже осуществляли властные функции, абсолютно не неся никакой ответственности за свои действия. Система партийного контроля охватывала все органы власти и управления, как и все общественные организации, что в совокупности с подчинением силовых структур исключительно Политбюро и лично генеральному секретарю дало возможность Сталину и его окружению создать бюрократический режим, в ряде своих черт сравнимый с тем, что появился в то же время в Германии.

Бюрократизм в СССР и в других странах социализма означал отчуждение большой массы рабочих от власти, от управления общими делами. Вместе с этим отчуждением расцвели все характерные для 

бюрократизма явления: корпоративность, формализм, ведомственность, карьеризм, тщеславие, авторитарность. Бюрократизм в первых странах социализма приобрел большой размах из-за разбухания государственного аппарата в результате чрезмерного огосударствления средств производства и установления жёсткого государственного контроля над экономикой и всей общественной жизнью [10, 234].


^



3. Пути преодоления бюрократии




Стремление преодолеть различные проявления бюрократизма так же вечно, как стремление усовершенствовать систему управления в целом, сделать ее более эффективной, свободной от недостатков и отвечающей потребностям общества.

Как отмечает В. Смольков, «Бюрократия сама по себе ни хороша, ни плоха. Это особая технология, метод, который может быть применен в различных сферах человеческой деятельности. Имеется область, где бюрократические методы необходимы. Это деятельность государственного аппарата. Пока будет аппарат управления, будет и бюрократия. Рациональная бюрократия - имманентное свойство любой системы государственного управления» [13, 41].

Обществу, государству нужен хороший, рациональный действующий аппарат управления. Однако в любом случае нужна «хорошая бюрократия на службе политики», а не наоборот, не политика на службе бюрократии, пусть и «хорошей», подчеркивал Ленин [1].

Анализируя пути преодоления современной бюрократии, Б.Н. Бессонов в статье «Общественность против бюрократизма» пишет «Чтобы противостоять бюрократизму, необходимо поднять уровень политической культуры народа. Процесс управления общественными делами, государством — сложен, требует знаний, умения, времени. Не каждый гражданин готов взять на себя дополнительную нагрузку. И все-таки гражданин должен хотеть управлять делами общества и учиться управлять» [1].

Общая и политическая грамотность населения — необходимая предпосылка повышения заинтересованности людей в управлении обществом. У нас такой грамотности пока нет. И это — одна из причин политической пассивности населения, которая, в свою очередь, укрепляет бюрократизм. Бюрократам в этой ситуации «хорошо живется», они изрекают «истины», люди им верят, во всяком случае, не подвергают критической проверке их слова и действия.

Важнейшее значение для преодоления бюрократизма имеет открытость общества, открытость политической жизни. Граждане страны должны иметь возможность получать полную информацию о событиях внутренней и внешней политики, о мотивах тех или иных принципиальных политических решений, о состоянии дела с реализацией ранее принятых решений.

Большое значение для противостояния бюрократизму, для развития общественной жизни имеет общественность. Общественность — это открытая совместная деятельность людей, направленная на установление широких и многомерных взаимосвязей. Это — сеть свободных ассоциаций, расположенных вне круга партий. Общественность оказывает огромное воздействие на формирование общественного мнения, на формирование социокультурных ценностей. К сожалению, в нашем обществе 

общественность развита слабо. Ее формированию мешает гражданская пассивность многих интеллектуалов либо, напротив, их чрезмерная активность в поддержку власти, которая и «приручает» их.
   Развитие политической культуры, активная деятельность общественности — важные предпосылки для утверждения самоуправления, без которого невозможно говорить об устранении, преодолении бюрократизма.

Бесспорно, приоритет закона, прав и свобод личности — важное условие борьбы с бюрократизмом. Но еще более значимым фактором является социальная защищенность народных масс, обеспечивающая им достойный материальный и духовно-культурный уровень жизни. Нельзя сделать общество динамичным, жизнеспособным, если не учитывать интересы социальных слоев, если через обратную связь эти интересы не будут позитивно влиять на политику, на государство.


^



Заключение



Таким образом, проанализировав различные концепции бюрократии, можно сделать вывод о том, что нет единого подхода к этому феномену, а также то, что он, к сожалению, недостаточно изучен в отечественной политической мысли. Однако однозначно подходить к данному феномену нельзя. Безусловно, современный институт управления нуждается в значительных изменениях, и прежде всего в этическом плане. Как отмечает А. Соловьев, «превратить этику бюрократии, да и сам этот слой в опору государства и законности можно лишь на основе организационно-структурных и политических преобразований. В гегелевско-веберовском наследии в принципе обозначены основные направления таких структурных изменений, призванных рационализировать деятельность чиновничества как сущностно необходимого механизма управления государством. Эти идеи хорошо известны, но самое главное, что они не потеряли своей актуальности для нашего общества и сегодня (например необходимость строгой иерархизации управленческого механизма; четкое распределение прав управляющих различного уровня; установление правил и процедур их деятельности; институционализация разнообразных форм контроля за бюрократией «сверху» и «снизу»; повышение квалификационной культуры чиновников и т. д.). В этом отношении правящий режим должен «лишь» найти средства, отвечающие национально-исторической специфике реализации этих универсальных целей» [14, 48].

Включение интересов человека в общий хозяйственный и социально-политический механизм позволяет ему ощутить себя хозяином, побудит активно участвовать во всех процессах жизни нашего общества.

Конечно, нам еще далеко до победы над бюрократизмом. Более того, государственная власть постепенно проявляет тенденцию к авторитарным, жестким, бюрократическим методам управления.

Однако надежда все-таки есть. Пробуждается общественное и индивидуальное сознание наших граждан. Люди становятся смелей, обо всем начинают судить сами. А это значит, что в перспективе наш народ будет жить активной политической жизнью в свободном, демократическом, самоуправляющемся обществе (в котором бюрократизму, естественно нет места).


^



Список использованных источников




  1. Бессонов Б.Н. Общественность против бюрократизма //Национальные интересы. 2006. № 6.

  2. Большая советская энциклопедия. - М., 1994. - С. 184.

  3. Гайденко П.П., Давыдов Ю.Н. Проблема бюрократии у Вебера // Вопросы философии. – 1991. – №3

  4. Гайденко П.П., Давыдов Ю.Н. Проблемы бюрократии у Макса Вебера. // Вопросы философии. 1991. № 3.

  5. Д. Битэм. Бюрократия. Пер. с англ. // www.nir.ru/sj/sj/4beetha.htm

  6. Курашвили Б.П. Борьба с бюрократизмом. - М., 1988.

  7. Макаренко В.П. Бюрократия и государство. - Ростов-на-Дону, 1987.

  8. Оболонский А.В. Бюрократия для XXI Модели государственной службы. М.: Дело, 2002.

  9. Павлов В. Феномен бюрократии в концепциях западных политологов. // Вопросы экономики. 1992. № 1. С. 136-144.

  10. Периклис, П. Бюрократизм и социалистические перевороты XX в. / П. Периклис. - М., 1996.

  11. Политология: Учеб. для вузов /СВ. Решетников. Мн.: ТетраСистсмс, 2000.

  12. Пушкарева Г.В. Государственная бюрократия как объект исследования //Общественные науки и современность. 1997. № 5. 33.

  13. Смольков В.Г. Бюрократия и бюрократизм: как свести болезнь к минимуму? //Социологические исследования. 1999.  № 2. С. 40-44. 

  14. Соловьев А. Этика бюрократии: постсоветский синдром. //Обществ. науки и современность. 1995. №4. с. 48 – 57.



Скачать файл (48 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru