Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по содержанию и методике педагогической деятельности социальной работы - файл 1.doc


Лекции по содержанию и методике педагогической деятельности социальной работы
скачать (96.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc97kb.14.12.2011 05:58скачать

Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...






ЛЕКЦИЯ 21

СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В КОНФЕССИЯХ

Функции религии в обществе. Христианские конфес­сии как субъект социально-педагогической деятельно­сти. Истоки социально-педагогической деятельности в христианстве. Особенности осуществления соци­ально-педагогической деятельности в различных хри­стианских конфессиях. Социально-педагогическая де­ятельность в христианских конфессиях.
Функции религии в обществе
Трудно переоценить роль религии в обществе. Являясь одним из древнейших его институтов, она и по сей день продолжает влиять на формирование социально-нравственных и правовых норм. Исторически русская православная церковь в России являлась одной из идеологических основ общества и выполня­ла многие социальные функции, в том числе и социально-педа­гогическую.

И хотя еще рано говорить о глубоком возрождении церковно­сти в России, нельзя не замечать тенденции увеличения роли церквей во всех областях жизни российского общества. Церк­ви принимают все большее участие в социальных программах, которые напрямую касаются и сферы социальной педагогики. Притом речь здесь уже идет не только о деятельности русской православной церкви, но и об увеличении активности других конфессий. В связи с этим можно упомянуть различные старо­обрядческие церкви, традиционные протестантские конфессии (лютеран, англикан, методистов, армию спасения, баптистов, пятидесятников) и достаточно молодые христианские конфес­сии (церкви харизматического направления, церковь Бостонс­кого движения). Наряду с этими общинами в настоящее время широкое распространение получили и псевдохристианские сек­ты (свидетели Иеговы, мормоны). Быстрый количественный рост церквей в перестроечный и постперестроечный период во многом определен духовными потребностями общества и инди­видов.

По отношению к обществу религия выполняет большое коли­чество функций. Вот некоторые из них:

Моральная (ценностная, аксеологическая). Религия обла­дает определенным набором моральных принципов, являющих­ся частью ее религиозного откровения. Через своих последова­телей религия распространяет свои моральные ценности на об­щество, в котором она существует. Значение этой функции очень велико — практически все моральные правила современ­ности имеют религиозное основание. Невыполнение религией этой роли или ее ослабление ведет к эрозии моральных принци­пов общества (явление, наблюдаемое сейчас как в России, так и в постхристианской Европе).

Духовная. Религиозное учение жизнеспособно лишь в слу­чае, если оно отвечает духовным запросам как общества в це­лом, так и ряду индивидов, его составляющих. Духовные воп­росы, с философской точки зрения, всегда одни и те же. Напри­мер, это вопросы о смысле жизни, о вечности, истине. Но каж­дое поколение задает эти вопросы по-новому, поэтому религия должна постоянно адаптироваться, реинтерпретируя свое уче­ние на современный ей язык. В случае если интерпретация не­успешна, то поколение начинает искать ответы на свои духов­ные запросы в другой религии или мировоззрении. Это про­изошло перед Октябрьским переворотом 1917 года, когда номи­нально 95% населения считалось Православными, но, практи­чески, большая часть отошла от христианства, ввиду того, что церковь не смогла восполнить их духовные запросы. Протестан­тские общины, с другой стороны, всегда отличались большей приспосабливаемостью к языку современности, чем и можно объяснить рост числа их приверженцев.

Гносеологическая. Эта функция религии заключается в том, что она предлагает своим последователям хорошо разрабо­танную систему знаний и представлений о мире. Система зна­ний, представляемая религией, может быть дополнением к об­щепринятой системе или прямо ей противоречить.

Политическая. Религия как социальный институт облада­ет определенным политическим весом. Разумеется, чем больше последователей у определенной религии, тем большим полити­ческим влиянием она обладает. Так, на западе, лоббирование церковью или их объединением ряда законопроектов является общепринятым явлением. Именно таким образом благодаря церковной и политической активности баптистского пастора Мартина Лютера Кинга-младшего в 60-х годах этого века в США был принят закон, запрещающий сегрегацию. В совре­менной России политическая функция церкви проявляется в ее периодических попытках установления политического согла; сия, лоббирования ряда законов, консолидации политиков вок­руг себя. Несмотря на утверждения Православных Иерархов о том, что «церковь вне политики», ее политическая активность в последнее время все больше увеличивается. Это может быть положительным фактором при лоббировании ряда социально значимых законопроектов.

Экономическая. Как и политическая функция, экономи­ческая зависит от числа последователей данной религии и ее исторического значения. В настоящее время русская право­славная церковь обладает большим количеством зданий и зе­мель. Как институт церковь является важным потребителем общественного продукта и в ряде случаев — его производите­лем.

Историческая. Религия является своеобразным хранили­щем, как своей собственной истории, так и истории страны, в которой она существует. Религия осуществляет эту функцию как путем накопления и обобщения исторической информации, так и путем формирования системы культа, традиций и обря­дов, которые тоже выполняют функцию передачи исторической информации. Эта функция особенно сильно выражена у хри­стианских конфессий, опирающихся на национальную идею (например, у Русского Православия). Таким образом, история церкви становится неотделимой от истории государства. Это дает национальной религии особую, узаконенную роль в госу­дарстве, а государству — поддержку национальной религии. Такое отношение обеспечивает связь поколений, и общество тем самым получает инструмент стабилизации.

По сути, все виды институализированной религии выполня­ют эти функции в обществе. Тем самым институализированная религия является интегральной частью общества и не может существовать вне социума, а общество в целом развивается в направлении прагматичного использования религии как соци­ального института в своих целях.

Но существование религии не ограничивается макроуровнем (религия как институт общества). Все формы религии (и хри­стианство здесь не является исключением) функционируют на мезоуровне (соприкосновение групп христиан друг с другом) и на микроуровне (межличностное христианское общение). На мезоуровне в дополнение к духовной, моральной, гносеологи­ческой, экономической и исторической функциям общины выполняют и следующие функции по отношению к личности:

Социализации. Христианские общины достаточно посто­янны в своем составе (особенно протестантские), и, в зависимо­сти от их устройства и организации, создают широкие возмож­ности для социализации личности с единоверцами. Это проис­ходит не только во время богослужений, но и во время чаепи­тий, собраний в домашних группах, на занятиях воскресных школ, в паломнических поездках. Здесь восполняется важней­шая психологическая потребность идентификации личности с подобными себе индивидуумами. Люди в общинах социали­зируются не только по вере, создаются и микросреды общения с людьми схожего возраста (группы для молодежи или для по­жилых прихожан) и схожих проблем (группы для одиноких, излечивающихся алкоголиков или наркоманов). Строя отно­шения в общине на центральной христианской заповеди «воз­люби ближнего своего», христианские общины становятся уникальным местом для социализации — зачастую они могут принять в свои ряды тех, от кого отказались семья, школа, друзья и коллеги.

Педагогическая. В основе христианства — изменение жиз­ни через покаяние, следовательно, это постоянный процесс фор­мирования и воспитания, перевоспитания и коррекции, начи­нающийся с детства и не заканчивающийся до самой смерти. В основе своей, процесс христианского образования идет по трем направлениям: когнитивному (передача информации и форми­рование определенного мировоззрения, этот аспект тесно свя­зан с гносеологической функцией религии); моральному (фор­мирование в характере человека определенных моральных положений и устоев, этот аспект связан с моральной функцией религии); духовному (развитие духовного мира человека). Пе­дагогическая деятельность осуществляется как напрямую при соприкосновении человека с общиной, так и косвенно — через семью, крестных, родственников.

Психотерапевтическая. В переводе с греческого «психо­терапия» значит исцеление души. Христианская, и особенно во­сточная православная традиция, накопили Огромный опыт в процессе диагностики душевного и духовного состояния чело­века, помощи в исцелении разнообразных недугов и страстей. К сожалению, этот пласт знаний еще не был интегрирован с со­временной психологией. Христианство же обладает огромным потенциалом помощи душе человека и во многом превосходит современную материалистическую психологию в аспекте оцен­ки самобытности и бесценности человека. Не случайно наибо­лее успешная во всем мире программа избавления от алкоголиз­ма «Анонимные Алкоголики» разработана именно на основе христианского отношения к душе и ее болезням.

Как видно из вышеперечисленных функций, христианство как религия и христианские общины как социальные образо­вания обладают огромным потенциалом для осуществления социально-педагогической деятельности. В настоящее время этот потенциал используется не полностью, и, к сожалению, некоторые секты (такие как «Белое Братство») уже использо­вали этот потенциал в деструктивных целях.
Христианские конфессии как субъект социально-педагогической деятельности

Рассмотрев функции религии в обществе и христианских общин по отношению к обществу и личности, в частности, мы сделали вывод, что они обладают большим потенциалом для осуществления социально-педагогической деятельности. Более того, миссия духовного воспитания, включающая в себя соци­альное воспитание, социальное перевоспитание и социальное обучение, является движущим девизом всех христианских кон­фессий, следуя заповеди Христа: «идите и научите все народы... уча их соблюдать все, что Я повелел вам».

Социально-педагогическая деятельность христианских кон­фессий осуществляется на трех уровнях: на макроуровне (уро­вень взаимодействия определенной конфессии или группы кон­фессий с социальными институтами), на мезоуровне (уровень взаимодействия христианской общины с малыми группами внутри общины или вне ее) и на микроуровне (уровень взаимо­действия общины или ее представителей с личностью).

На макроуровне церкви как субъект социально-педагогичес­кой деятельности влияют на становление моральных норм и правил поведения, являются пропагандистами своих мораль­ных ценностей (выступления против абортов, наркомании), лоббируют законы и действия власть имущих на осуществление социально приемлемой политики. В настоящее время русская православная церковь начинает осуществлять именно такую деятельность. Созданы программы, призванные как пропаган­дировать про-жизненные ориентиры (выступления против абор­тов, наркомании, алкоголизма), так и лоббировать соответству­ющие законодательные акты. На экономическом уровне церк­ви жертвуют на осуществление социально-педагогических про­грамм.

На мезоуровне деятельность христианских конфессий идет по двум направлениям: миссионерскому и катехизаторскому. Миссионерское направление подразумевает привлечение в об­щину новых прихожан. Здесь используются паломнические поездки как способ привлечения школьников, деятельность в местах заключения и пенитенциарных учреждениях, учрежде­ние благотворительных столовых и приютов. Катехизаторское направление подразумевает целенаправленные программы хри­стианских конфессий на перевоспитание и наставление в вере вновь пришедших в церковь. Здесь используются классы вос­кресных школ, музыкальные и иконописные студии, системы домашних церквей, библейские школы и кружки. Во всех этих группах используются определенные методы для достижения объективных изменений в поведении, системе ценностей и ду­ховном мире группы.

На микроуровне происходит восполнение психологических нужд члена общины в процессе общения с другими прихожана­ми и восполнение духовных нужд в процессе действия благода­ти Духа Святого, зачастую тоже происходящее в контексте вза­имодействия с другими прихожанами. Сюда можно отнести совместную молитву, общение в церковной и светской атмосфе­ре, исповедь, духовное наставничество. Эти действия (за исклю­чением исповеди) редко бывают запланированными и целенап­равленными (кроме случаев, когда они являются частью кате­хизаторской работы общины на мезоуровне), но являются чрез­вычайно эффективными и продуктивными в процессе социального перевоспитания члена церкви.
Истоки социально-педагогической деятельности

в христианстве

Христианство началось как одна из сект иудаизма. Взяв мно­гое из иудаизма, оно дополняет его своими учениями, которые складываются в три этапа: период раннего христианства, пери­од средневековья, и — для протестантизма — период реформа­ции и до наших дней.

Социальное воспитание в иудаизме.

Иудаизм по сути своей религия более социальная, нежели индивидуальная. Одна из основ иудаизма — идея избрания од­ного народа, этноса. Именно в пределах этого народа Бог реша­ет осуществить свой план по обращению этого народа к вере и его перевоспитанию. Из законов Моисея (книги Пятикнижия Моисеева: Бытие, Исход, Числа, Левит, Второзаконие) видно, что законы касаются духовной, культовой и социальной жиз­ни еврейского народа. Не было бы ошибкой сказать и то, что в иудаизме религиозное воспитание в принципе не отделимо от социального, и носит вполне преднамеренный характер.

«Если спросит у тебя сын твой в последующее время, говоря: «Что значат сии уставы, постановления и законы, которые за­поведал вам Господь, Бог Ваш?» То скажи сыну твоему: «раба­ми были мы у фараона в Египте; но Господь вывел нас из Егип­та рукою крепкою... и заповедал нам Господь все постановления сии, чтобы мы боялись Господа, Бога нашего...» (Второзаконие 6:20-24). В Писаниях иудаизма видна вполне определенная за­бота о передаче учения из поколения в поколение. Это станови­тся обязанностью семьи, общества, государства.

Процесс передачи учения осуществляется путем как когни­тивного поглощения информации о законе и его содержании, так и культовым путем — через участие в Богослужениях и жертвоприношениях, которые также имеют обучающий харак­тер: «и веселись в праздник твой ты, и сын твой, и дочь твоя» (Втор. 16:14). Сама же суть закона, который одно поколение должно передать другому — в послушании Богу, а важнейшей частью послушания является социальная праведность: «не суди превратно пришельца и сироту; и у вдовы не бери одежды в за­лог... когда будешь жать на поле твоем, и забудешь сноп на поле, то не возвращайся взять его, пусть он останется пришель­цу, сироте и вдове, чтобы Господь, Бог твой, благословил тебя во всех делах рук твоих» (Втор. 24:17-19). Проблеме воспитания посвящено несколько книг еврейской Библии (Ветхий завет), таких как Притчи и Екклесиаст, которые включают в себя советы по воспитанию, и наставления подрастающему поколе­нию.

Проблема воспитания всегда очень остро стояла в иудаизме, вина за грехи детей ложилась на родителей или на семью, если они не делали все для того, чтобы воспитать достойное поколе­ние. Образование было в основном социальным и основывалось на передаче знаний, традиций и обрядов.
Социальное воспитание в христианстве.

Христианство унаследовало от иудаизма серьезное отноше­ние к воспитанию, но и значительно расширило его. Посколь­ку, исторически христианство не начиналось как общенацио­нальная религия, то его педагогический заряд направлен, в первую очередь, не на новое поколение, но на присоединяющих­ся к общине людей.

Социальный аспект учения Христа «возлюби ближнего сво­его, как самого себя» имеет глубокое влияние на проблему со­циального воспитания в христианстве. Заповедь любви конк­ретна и в то же время кажется недостижимой. В ее свете с осо­бой силой вспыхивает необходимость постоянного воспитания и перевоспитания каждого. Ответственность за воспитание пе­реходит с общества на церковь как общину (малое общество) и на семью (как на домашнюю церковь). И по сей день эти два института являются основными инструментами христианской социальной педагогики.

В христианстве под перевоспитанием понимается процесс, направленный в сторону замены сложившегося отношения к Богу, миру и людям в нем на качественно иной уровень: отно­шение любви к Богу «всей силой, всей душой и всей крепостью своею» и отношения любви к ближнему «как к самому себе». Этот процесс нельзя путать с самовоспитанием — в христиан­стве это действие спасающей благодати на человека, которая действует извне и «изнутри наружу». Вначале под действием благодати меняется сердце (мировоззрение и психика), а затем и поведение человека. Зачастую светская коррекция поведения направлена на изменение внешнего поведения человека, обра­щая мало внимания на внутренние изменения. В этом его корен­ное отличие от христианского перевоспитания.

Таким образом, в христианстве под социальным перевоспи­танием понимается направляемый Богом и фасилитируемый в церковной общине процесс спасения души человека, ведущей к изменению отношения к церкви, людям и обществу. Основны­ми характеристиками такого процесса можно считать следую­щие: проявление некондиционной любви ко всем людям, разрушение эгоцентризма в психике человека, удаление от греха мира как в частных, так и в общих проявлениях. Это постоян­ный процесс «отвращения зла и прилепления к добру» (Рим. 12:9).
Социальное воспитание в ранней церкви.

Как мы уже сказали, объектами социального воспитания и социального перевоспитания в церкви становятся все — ведь Христос предлагает радикально новый путь построения обще­ства и общественных отношений, следовательно, все нуждаю­тся в перевоспитании. Субъектом и объектом этой деятельнос­ти выступает вся церковь, вся община.

Апостол Павел пишет в послании к Галатам: «Братия! Если и впадет человек в какое согрешение, вы духовные исправляй­те такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. Носите бремена друг друга, и таким об­разом исполните закон Христов» (6:1-2). Таким образом, общи­на, заботясь о своих членах, может вся вместе возрастать в люб­ви. В результате в ранних христианских общинах появляется уникальная атмосфера, где люди обретают не только веру, но и новый вид общества: «верующие были вместе и имели все об­щее: и продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого» (Деян. 2:44-45).

Такая жизнь общины способствует радикальному социально­му перевоспитанию и в то же время отрывает человека от при­вычного для него общества. Но вместе с тем человек отрывается и от социально-деструктивных аспектов этого общества. Так, в ранней церкви оказываются бывшие воры и проститутки, убий­цы и беглые рабы, оставляющие прежний образ жизни.

Социальное воспитание в средние века.

В связи с ростом церкви, ее огосударствлением в III в. и ее институализацией увеличивается и ее коррумпированность, о чем свидетельствуют постановления соборов того времени. Хри­стианские общины постепенно теряют способность к радикаль­ному социальному корректированию, и эта роль переходит к монастырям.

В монастыри уходят люди, особенно остро сознающие нуж­ду в своем социальном и духовном перевоспитании. Позже, осо­бенно на западе, туда направляют в административном поряд­ке согрешивших священников и мирян. Монастыри в средневе­ковом христианстве выполняют ту же роль, что и общины в раннем христианстве. Именно при монастырях образуются бо­гадельни и приюты, именно монахи призывают людей в миру «к покаянию».

Но сам процесс духовного обращения и христианской соци­альной педагогики сильно видоизменяется. Субъектом соци­ального воспитания выступает уже не вся община, как прежде, а лишь опытный духовный наставник. Обычно эту роль выпол­няют настоятели монастырей, монахи и священники. Процесс становится гораздо более целенаправленным, вырабатываются методики «исцеления души». Так, появляются многочислен­ные руководства по духовной жизни, например, «Устав» Бене­дикта и «Лествица» Иоанна Лествичника.

Как и прежде, исцеление души связано с изменением поведе­ния. Но в этот период вкрадывается идея о том, что можно из­менить поведение, а соответствующее этому расположение сер­дца придет потом. Эти идеи можно найти в писаниях многих отцов аскетики, в том числе и у преподобного Иоанна Лествич­ника.

Поскольку путь в монастырь был явно не для всех, то церковь перемещает ответственность за воспитание в духе христианства на семью. Здесь заимствуются соответствующие идеи из насле­дия иудаизма (Ветхий завет). Развивается и институт крестных отцов и матерей. Его развитие было связано с тем, что Повсеме­стное распространение получает крещение младенцев, креща-емых по вере родителей и крестных, которые давали обещание воспитывать детей в христианской вере через свои слова и дела. Как известно, в случае, если семья не могла выполнять свои обязательства по отношению к ребенку (материальные или ду­ховные), то обязанностью крестных было вмешаться в судьбу ребенка и напрямую заняться его воспитанием. Но даже в слу­чае, если ничего выходящего за пределы нормы и не происхо­дило, крестные все равно принимали активное участие как в духовно-моральных, так и материальных аспектах христианс­кого воспитания ребенка. Таким образом, можно сказать, что институт крестных в церкви был прообразом института совре­менных социальных педагогов.

Социальное воспитание под влиянием реформации.

Реформация католической церкви в Европе повлекла за собой серьезные изменения мировоззрения и, соответственно, прак­тики существования христианства. Реформаторы взялись за искоренение пороков церкви и общества с идеей возвращения к первоосновам христианства. На почве этого расцветает гер­манский пиетизм — стремление к практическому освящению жизни. Параллельно все большую популярность получает идея о том, что «нет святости, кроме святости социальной» (Джон Уэсли).

Таким образом, призыв к христианскому перевоспитанию всего мира, которое неизбежно приводит к перестройке обще­ства и связей в нем, звучит во времена реформации с новой си­лой. «Армия Спасения» возникла именно на волне уэслеанско-го учения о социальной святости, а ее основатель Бутс просла­вился инновациями в социальной работе.

Христианская социально-педагогическая деятельность опять приобретает новый размах. Церковь идет к людям, которые погрязли как в бедности, так и в своих грехах, и помогает им выбраться из этого положения. Именно в период поздней рефор­мации и Великого Пробуждения в США начинают приобретать современную форму теории христианской социальной работы и социальной педагогики. Как и прежде, социальное перевос­питание и воспитание в протестантизме не строится на том, что­бы помочь человеку найти место в этом мире. Оно начинается с резкой критики мира и порядков в нем, создания альтернати­вы в виде земной общины и помощь человеку при вхождение в жизнь и деятельность этой общины.

Особенности осуществления социально-педагогической деятельности в различных христианских конфессиях

В ходе рассмотрения раннехристианской, средневековой и реформационных моделей социальной педагогики в христиан­стве мы наметили следующие тенденции: христианство всегда выступало оппозиционно существующему социальному строю. Даже когда «официальная иерархия» его поддерживала, появ­лялось монастырское движение, которое обличало грех мира и призывало к святости, покаянию и перевоспитанию. Модель христианской социальной педагогики строится на том, что уче­ние Христово в совокупности с силой Бога и жизнью поместной общины может изменить жизнь человека и присоединить его к другому социальному порядку и мировоззрению, пусть даже в рамках большего социума. В этот период происходит социали­зация человека в христианской общине (приходе, церкви, мо­настыре). Церкви также заботятся о тех, кто оказался на «обо­чине жизни» и стремятся включить этих людей в круг своей миссионерской и катехизаторской деятельности. Внутри себя община стремится поддерживать должный уровень социализа­ции и делает это как напрямую, так и через семью.

В настоящее время в России социально-педагогическую дея­тельность осуществляют, в основном, структурные организации русской православной церкви и многочисленные проте­стантские церкви. Последние разнятся в методике и технологии осуществления этой деятельности, но в целях этой работы мы будем рассматривать их как одно целое. Приходы католической церкви по форме деятельности схожи с православной церковью.

Русская православная церковь.

Русская православная церковь (РПЦ) как наиболее влиятель­ная религиозная организация современной России осуществля­ет широкую социально-педагогическую деятельность. Как мы сказали раньше, призыв к перевоспитанию, в том числе и к со­циальному перевоспитанию, заложен в вероучении церкви.

Вначале рассмотрим внутрицерковные (катехизаторские) формы христианской социальной педагогики. Катехизаторская деятельность в первую очередь направлена на тех, кто уже на­ходится в церкви, и здесь используются самые разнообразные методы.

Например, беседа с духовником и таинство исповеди, поми­мо его прямых сакраментальных функций, дает возможность священнику проводить анализ семейной ситуации, влиять на нее, давать советы и консультировать. Семья остается основным институтом воспитания и местом первичной социализации де­тей, и внимание церкви направлено на нее. Священнослужите­ли могут влиять на семейный климат еще до создания семьи, через подготовку молодых к браку и таинству венчания. В ма­леньких приходах создается возможность посещения священ­ником домов прихожан (патронажа).

Крещение детей дает возможность подготовки крестных и родителей к ответственности воспитания ребенка в христианс­ком духе, и тем самым церковь является косвенным субъектом социальной педагогики. К сожалению, в настоящее время ин­ститут крестных еще не возрожден во всей своей полноте, отно­шение крестных к своим обязанностям зачастую формально, но, хочется надеяться, что это в ближайшем скором изменится. Ведь крестные могут посещать дом, где растут дети (патронаж), наблюдать за домашней ситуацией (анализ и диагностика), по­могать родителям и детям в трудных ситуациях как материаль­но, так и духовно (адресная помощь). Главное преимущество этой формы работы в том, что она не требует особых финансо­вых затрат от организации, но при достаточной подготовке кре­стных может служить важным фактором социально-педагоги­ческой деятельности церкви.

В приходах организуются классы воскресной школы, клубы пения и иконописи. Эти организации создают положительную среду для общения детей и способствуют процессу социализа­ции личности в христианскую субкультуру. Широко практику­ются и паломничества, которые дают возможность целенаправ­ленного совместного туризма, что обычно оказывает положи­тельное влияние на процесс социализации.

В порядке миссионерской деятельности церковь соприкаса­ется и с лицами делинквентного поведения через организацию богослужений и встреч в местах предварительного заключения и лишения свободы. Зачастую в этих местах нет полноценной возможности для создания общины как основного структурно­го элемента в процессе социального перевоспитания.

РПЦ также посещает детские дома и интернаты, поддержи­вая их как материально, так и духовно. В этой работе важен и демонстративный фактор — нередки случаи, когда христиане идут к тем, к кому никто больше не идет, тем самым, способ­ствуя становлению их психического и социального статуса и положительно влияя на процесс их социализации.

Протестантизм.

Некоторые традиционные формы протестантизма имеют в России уже довольно давнюю историю (около трех столетий), но всплеск активности протестантизма в России приходится на начало демократических преобразований.

Протестантизм в большинстве своем конгрегациален (основ­ным структурным звеном церкви является приход, или конгре­гация). Поэтому вся социально-педагогическая деятельность на мезоуровне и на микроуровне осуществляется именно через приходы или даже через домашние церкви.

Вообще, в большинстве протестантских церквей нет термина «прихожанин», но есть понятие члена церкви. Член церкви обычно присоединяется к общине через определенный обряд (конфирмацию, исповедание веры) или через крещение. От чле­на церкви ожидается, что он будет посещать все богослужения, активно участвовать в жизни церкви. В процессе такого присо­единения к общине происходит первичная христианская соци­ализация. Поэтому в ряде протестантских церквей между чле­нами складываются близкие отношения, большая часть членов общины знает друг друга по именам и проч. В традиционной протестантской общине от 80 до 100% процентов присутствую­щих на Богослужении — члены церкви.

В протестантизме традиционно хорошо функционирует си­стема воскресных школ, где даже в самых маленьких церквях есть программы для детей всех возрастов. У учителей склады­ваются особые отношения с учениками, и в некоторых церквях назначаются отдельные детские пасторы и молодежные пасто­ры для духовной опеки над соответствующими возрастными группами. Классы воскресных школ являются основным ме­стом христианской социализации, здесь традиционно старают­ся совмещать когнитивный и духовно-нравственный подход к образованию. Каждый класс воскресной школы становится сво­еобразной микрообщиной, где отмечаются дни рождения и устанавливаются прочные межличностные отношения.

В некоторых классах воскресной школы практикуется так называемая «публичная исповедь». Люди регулярно рассказы­вают друг другу о своих проблемах, грехах и сомнениях. Такой уровень межличностного общения подразумевает необычайно высокий уровень доверия в группе, свидетельствует о серьезно­сти намерений по перевоспитанию ее членов. Этим методом пользуются и внецерковные группы по социальной и психоло­гической реабилитации и перевоспитанию лиц с девиантным поведением (Анонимные Алкоголики, Анонимные Наркоманы, Ал-Анон), берущие свое начало именно в таких классах воскрес­ной школы.

Еще одной интересной формой работы протестантских общин является организация домашней церкви, или «ячеечных групп». В церквях, придерживающихся «ячеечной модели» каждый член общины, вдобавок к общему богослужению, по­сещает и собрания такой домашней группы. Как и в классах воскресной школы, люди в домашних церквях хорошо узнают друг друга, поддерживают материально и духовно. Домашние группы обычно не больше двенадцати человек, состоят из не­скольких семей и способны оказывать друг другу всестороннюю консультативную, духовную и материальную помощь. Члены домашних групп обычно живут в одном и том же районе и в случае необходимости могут посещать друг друга дома.

Как видно из приведенных выше примеров, структура проте­стантских церквей позволяет устанавливать межличностные связи, отличающиеся высоким уровнем доверительности, что способствует контролю со стороны общины за жизнью каждо­го ее члена и дает возможность для оказания своевременной помощи. В таких условиях легко восполняется потребность в социализации, появляются возможности мониторинга динами­ки христианского воспитания и создаются условия для превен­тивной деятельности.

Протестантские общины помогают детским домам и местам заключения, организуют там богослужения и библейские уро­ки. В либеральном протестантизме понимание миссии значительно шире простого духовного перевоспитания, поэтому мис­сионерская деятельность идет рука об руку с просветительской и обще-гуманистической. Такие общины организуют консуль­тации медиков, психологов и прочих специалистов, заботятся об общем социально-культурном уровне незащищенных слоев населения, тем самым являясь положительным фактором их ресоциализации.
Социально-педагогическая деятельность

в христианских конфессиях

Христианские конфессии осуществляют социально-педагоги­ческую деятельность как составную часть их общей централь­ной миссии проповеди и утверждения Евангелия Иисуса Хри­ста.

Субъектами социально-педагогической деятельности высту­пает церковь как централизованная религиозная организация на макроуровне, община на мезоуровне и каждый христианин на микроуровне. Объектами социально-педагогической дея­тельности являются все, попадающие в поле влияния церкви. Особое внимание уделяется прихожанам церкви и социально незащищенным слоям населения. Христианская община дей­ствует на объект социально-педагогической деятельности как непосредственно, так и опосредованно. Главной миссией хри­стианской педагогики является воспитание личности человека в «образ и подобие Бога». Основным компонентом этого процес­са является христианское социальное воспитание или, вернее сказать, перевоспитание. Перевоспитание происходит в контек­сте христианской общины.

Деятельность социального педагога при взаимодействии с различными общинами христианских конфессий должна стро­иться на следующих принципах: уважения к свободе вероиспо­ведания личности, соблюдения прав и интересов ребенка, тща­тельного изучения процесса и динамики христианского пере­воспитания в каждом конкретном случае. Участие социально­го педагога в деятельности христианской общины может сво­диться к консультированию служителей и прихожан, исследо­ванию методик и технологий перевоспитания в церкви, участию в проектах.

Часто церковь может сделать то, что не сможет сделать соци­альный педагог. Это утверждение особенно верно в тех случаях, когда семья не справляется со своими основными функциями, а для ребенка отсутствует возможность пребывания в другом месте. Церковное общение также дает положительные резуль­таты в процессе реабилитации лиц с делинквентным и девиантным поведением. На этих основах может строиться плодотвор­ное сотрудничество между церковью и социальным педагогом.

1. Раскройте функции религии как социального института и их отно­шение к проблемам социальной педагогики.

2. Раскройте функции христианских общин по отношению к личности и их отношение к проблемам социальной педагогики.

3. Выделите исторические аспекты становления идеи христианского социального перевоспитания. Кто выступает в качестве объектов и субъектов перевоспитания?

4. Через какие каналы возможно осуществление социально-педагоги­ческой деятельности в православии и протестантизме? Сравните их.

5. Расскажите о перспективах института крестных в социальной пе­дагогике.

6. Каков характер взаимодействия между христианской общиной и социальным педагогом в процессе осуществления его профессиональной деятельности?
Литература

\, Библия: Ветхий и новый завет. — М., 1994.

2. Зенъковский В. В. Проблемы воспитания в свете христианской ант­ропологии. — М., 1993.

3. Ильин И. А. Аксиомы религиозного опыта: В 2 т. — М., 1993.

4. КлючаревА. О семейном счастии и христианском воспитании. — М., 1997.

5. Мень А. В. Сын человеческий. 4-е изд. — М., 1991.

6. Милосердие: Учеб. пособие. — М., 1998.

7. Шестун Е. Православная педагогика: Истор. психолого-педагоги­ческие очерки. — Самара, 1998.


Скачать файл (96.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru