Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции - История Отечественной журналистики конца XIX - начала XXвв - файл 1.rtf


Лекции - История Отечественной журналистики конца XIX - начала XXвв
скачать (1341 kb.)

Доступные файлы (1):

1.rtf1342kb.04.12.2011 19:33скачать

содержание
Загрузка...

1.rtf

  1   2   3   4   5   6   7   8   9
Реклама MarketGid:
Загрузка...



Лекции

История отечественной журналистики


ЛЕКЦИИ Д.В. СИЛАКОВОЙ К ЗАЧЕТУ
Общая характеристика журналистики рубежа веков

Россия крайне трудно вступила в нов.век. Острейшие соц.кризисы, неуправляемое рабочее движение. Голод: несколько засух подряд. Обострение конфессион. и междунар. проблем, обострение еврейского вопроса. Недовольство правительством. Царская бюрократия вызыв. неприязнь.

Газеты повсеместно пишут о бездействии чиновников. Впервые в истории русской журналистики провинциальн.печать приобретает черты оппозиционности. Появл. общ. силы, которые почти ненегально организуют общ.движения.

1901-1916гг. – 14 тыс.печатных изданий в стране. Из них 6 тыс. издаются в столицах.

Проправительственные издания представлены разными орагнами по степени влияния и характеру учредителей.

Развивается система официальных изданий – «Губернские ведомости», «Правительственный вестник». В губерниях есть их аналоги («Сб-ки губерн.прав-й»).

Есть газеты общественных организаций, акционерных обществ – «Московские ведомости». Проправительственный характер и у некоторых частных изданий: «Новое время» Алексея Сергеевича Суворина, «Гражданин» кн.Мещерского.

Нач-ся слияние прессы и частного капитала. Издания сливались с банками, трестами: «Русские ведомости» (либер.). Такое слияние должно было привести к стабилизации периодич.изданий. Но ни один из обыч.законов не преложим к этому периоду. Вся пресса одержима апокалиптич.настроениями. Ощущение того, что Р.оказалась страной без будущего, чувстовалось во всех периодич.изданиях. Напугать страну призраком революции. Люди не смогли ничего противопоставить рев-ции. В этой ситуации дух.настроение определяли давно сущ-ие в условиях безвременья издания – революционная пресса. В сиуации всеобщ.духовного разброда выстроили свою политику радикальные рев.издания, в частности, издания легальных марксистов. Движение лег.марксисизма возникло на основе рус.либер.течений и народничества. Перв.опорными изданиями стали журналы: «Жизнь», «Мир Божий».

«Жизнь» с 1897 по 1901 – заним.роль М. Горький. Поока он прозаик, но его проза придаст изданию четкую революционную направленность.

Теоретическое оформление легального марксизма было завершено в журнале «Начало». Это ежемесячник науки и политики, издаваемый Петром Бернгардовичем Струве (Струве-старший). Струве-публицист по общ.темпераменту, по складу ума.

Особенность лег.мерксистов: они полностью признавали экономическую верность теории марксизма, соглашались с тем, что бурж.общество находится в плачевном состоянии. В журнале «Начало» сотрудничали Вл. Ульянов, Плеханов.

Закрытие ж-ла привело к тому, что Струве организует с ^ 1902 г. в Штрудгарде ж-л «Освобождение». У него была четка идейная платформа. Цель издания: предотвратить революционный взрыв в России. Добиться демократич.конституции и реальных реформ. Издание выходит очень нерегулярно. Оно преследовалось.

^ ПАРТИИ

Партия кадетов (конституционные демократы). Газетой кадетского толка стала «Гласность». В некот.периоды им сочувствовала газета «Русь» Алексея Сергеевича Суворина.

В нач.века кадетская журналистика занимала лидир.положение в периодике. У них самая разветвленная вертикаль периодики. Самые заметные издания – «Вестник партии нар.свободы», г-та Павла Милюкова «Речь».

На рубеже веков нач.развиваться партийная печать. До 1905 г.свои период.издания имели экономисты: г-та «Раб.мысль» г.Варшава, «Раб.дело» г.Женева. Экономисты настаивали, что раб.движ.д.б. основано на экономич.требованиях.

Эсеры: соц-демократич.группа «Освобождение труда». Г-та «Социал-демократ». У них масса листовок, прокламаций. Они оч.основательно подходили к организации рев.печати.

В 1898г. – I съезд РСДРП, вопр. о возникновении г-ты, которая должна была называться «Рабочая газета».

«Искра» - Ленин и Мартов. С 1901г. вых. регулярно чуть ли не во всех евр. Городах. Ред-я: Плеханов, Мартов, Аксельрот, Засулич, Ленин и др. «Искра» продемонстрировала то, как период.изд. может организовать и продвинуть партию. До 1905г «Искра» – центральный орган меньшевиков.

«Вперед» -> «Пролетарий» – ЦО большевиков

Эсеры – г-та «Рев.Россия» параллельно с «Искрой» с 1905г. те же цели, что и у «искры».

^ Виктор Чернов. Г-та изд-ся для крестьян. Требование – бесплат.передела земель, всеобщ.избир.право, бесплат.обучение. История г-ты уникальна, т.к. ее исп-ли для организации и координирования террактов (ок.200 крупных).

Б. и свой ж-л «Вестник рус.рев-ции»

17 октябрят 1905 г –манифест о свободе собраний… Была легализована деятельность половины партий и нач.период легальной партийной журналистики.

Легальные:

Большевики – г. «Новая жизнь»

Меньшевики – г. «наше дело», г. «Невский вестник»

Эсеры – г. «Голос»

Октябристы – г. «Голос Москвы».
Содержание русских газет. Характер

1. Критика дома Романовых, правит.начинаний. г-та «Р» 13 янв. 1902 Амфитеатров «Господа Обмановы»: фельетон потрясающ.по своей наглости. Николай II критиковался за отсутствие гос.ума. Николай II – человек, на которого свалились 3 века предшеств.диктатуры. Он не мог сам сделать выбор.

2. 1903г – 200-летие рос.жур-ки. Празднование связали с требованиями свободы печати.

3. 1904г – русско-японская война. Неудачи в прессе представляются общей неспособностью правительства. Война, которую сделали газеты. Они смогли ограничить подъем общепатриотич.духа.

4. 1905г – рус.пресса перед выбором. Выяснилось, что нет общ.силы, которая обладала бы таким авторитетом, газеты возглавить революцию. Министр внутр.дел Святополк Мирский, литератор, тяготеющий к символизму, сквозь пальцы смотрит на печать. Пресса становилась разнузданной. Партийная печать нескромна в своих лозунгах. Изданий становится больше, но качество очень низкое. Заголовок в газетах «Выходит без цензуры».

^ Валерий Брюсов «Свобода слова» - отклик на ленинскую статью, но Брюсов касается партийной периодики вообще. Лозунг партийности, с т.зр. Брюсова, для газ.-журн. периодики недопустим, т.к любая партия меньше общества в целом. Свобода выражения независимого мнения худ-ка-журналиста важнее для жур-ки, чем лозунги партийной печати.

С июня 1906 г возобновляются цензурные комитеты и гонения на печать. Журналистов теперь преследуют по суду. Созданы специальные камеры для них. Два заступника журналистов: Толстой, Короленко.

^ Струве «Великая Россия». В статье выдвинут лозунг поиска нац.идеи, которая бы примирила интеллигенц.и народ. Автор считает, что интеллигенция и народ должны срастись, осознать себя как общность. Для этого интеллигенция должна переоценить свои идеалы, а народ – переосмыслить свое отношение к интеллигенции.

^ Струве, Франк, Бердяев и др.: совершенно особую роль сыграл сборник «Вехи» (1909г) – итог дух.исканий предшествовавшего десятилетия. Публиц.статьи оказались столь же прозорливыми, как и публицистика Салтыкова-Щедрина.

1910-1912г – история о Ленских приисках. Печать предсказ. вторую революцию, которая была отодвинута событиями перв.миров.войны, к-рые в прессе отражены крайне неполно, т.к. действует жесточайшая военная цензура.

^ 1914г. – юбилей г. «Русские ведомости». Частное событие позволило прокомментировать … от решений окт.манифеста за последние годы.

Итоги:

Парт.печать

Газет.периодика

Технич.оснащение печати

Рост профессионализма в журналистике.
«Русское слово»

До 90-хх гг – «Новое русское слово». Газета была восстановлена рус.мигрантами. «Р.С.» – была визитной карточкой русской печати. 1895-1917гг – изд. в России. Репутация газеты была неизменной: качественное информационное издание. «Фабрика новостей» – прозвище. Газета была образцом деловитости, свободы, дешевизны и прибыльности одновременно.

Издатель – ^ Иван Дмириевич Сытин. У него была четкая изд.полититка: издание дешевых книг для народа должно быть качественным. Тиражи былы огромными. Он был из крестьян, самородок, обладал чувством конъюнктуры, большой пробивной энергией, здоровой долей упертости. Идею издания газеты Сытину подсказал Чехов, который работал в газете «Новое время» (Суворин) и считал, что ей нужна альернатива. Первые шаги газеты были сложными, влияла сила чиновников. Первый редактор – Александров. Первая редакция газеты весьма консервативна. В редакцию внедрили несколько сотрудников из «Московских ведомостей»: Архимандрит Никон, Лев Тихомиров. Тираж первого года издания – 10 тыс.экз. Газета дотационная.

В теч. 5 лет шли изменения: сменилось несколько главн.редакторов. Сказ.успех начался с ^ Власа Михайловича Дорошевича (1902г) – «король рус. фельетона». 30 тыс.руб.в год – невиданная зарплата. Газета перестроилась на европейский лад. Издатель и редактор разделили свои функции. Дорошевич выдвинул условия:

1. Убрать всех консерваторов

2. Максимально уйти от сходства с «Р.С.» Писарева

3. Чтобы Сытин не вмеш-ся в ред.дела.

4. Дорошевич обязыв-ся предоставлять «Р.С.» 52 материала и 52 фельетона в год(не меньше 173 строк). Дорошевич ездит во Фр. и Герм. учиться. Результаты сказались незамедлительно – тиражи увеличились до 60 тыс.экз. К 1904г- до 100 тыс.экз.

В рекламных целях газета ежедневно публиковала сведения о проданных номерах и публиковала имена знатных подписчиков, то есть занималась саморекламой.

Дорошевич предпринял ряд шагов для увеличения популярности газеты:

- ^ Почтовая связь заменяется телеграфной и телефонной

- Дорошевич создает сеть собственных корреспондентов за границей

- Штат до 100 человек

- «Р.С.» стало проводить анкетные опросы.

- Дорошев.оч.четко подходит к кадровой политике – звездный состав: Григорий Петров (священник и публицист), Вас.Петр. Немирович-Данченко (воен.корресп), Александр Валентинович Амифтеатров, Владимир Гиляровский, фельетонисты Дорошевич и Надежда Тэффи.

«Р.С.» задавало новый темп работы:исключительно высокая оперативность. Рубрика «сведения, полученные по телефону».

Газета носила оповестительный характер, т.е. не имела особого направления. Инф-е, а не коммент-е. Но тем не менее, газета то левела, то правела. Условно направление газеты можно назвать либерально-буржуазным. Это было массовое издание, но всегда – на должном уровне.

Сквозные идеи, которые «Русское слово» популяризовало:

- идея солидарности сотрудничества всех классов и сословий;

- свобода вероисповедания

Газета стоила 9 рублей в год, а др. 13-15р. Несмотря на политич.индеферентность, газета закрывалась: 1903, 1905, в период р.р. 1905-1907 газета возглавила пер.печать. Кризисное положение газеты было в период перв. мир.войны. Тираж к 1912 г- 750 тыс.экз. В 1917г. в рознице распростр. 1млн.200тыс.экз. серия приложений к «Р.С» - «Курьер», «Моск.биржа», «Справочн.листок», «Московск.церковн.новости». очень современный, революц.дизайн. Для своего времени газета была ультрамодной.
^ «РУССКОЕ СЛОВО»+ ДОРОШЕВИЧ

После долгих поисков редактора, который смог бы создать газету, достойную известной издательской фирмы, И.Д. Сытину удалось договориться с В.М. Дорошевичем. Договор о сотрудничестве был заключен с ним еще летом 1901 г., но в это время «король русского фельетона» был занят в газете «Россия». 13 января 1902 г. «Россия» была закрыта и Дорошевич стал редактором «Русского слова».

В.М. Дорошевич начал свой журналистский путь очень рано, уже в 17 лет он стал сотрудничать в «Московском листке» Н.И. Пастухова. В этой, по мнению состоятельных москвичей, «кабацкой газете» приобщались к журналистскому мастерству лучшие русские журналисты – Дорошевич и Гиляровский, – они стали некоронованными королями в жанре фельетона и репортажа. В 1893 г., соблазнившись более выгодными материальными условиями, Дорошевич уезжает в Одессу, в «Одесском листке» сразу же по приезде выступил против городского головы и стал героем крупного скандала. Ему пришлось на время из города уехать. В 1897 г. на пароходе вместе с партией заключенных, которых везли через Одессу на Сахалин, Дорошевич отправляется на каторжный остров. Его очерки, печатавшиеся в газетах, впоследствии были изданы Сытиным отдельной книгой, что входило в условия контракта при приглашении фельетониста в «Русское слово». Широкая известность пришла к Дорошевичу в годы его сотрудничества со знаменитой «Россией», о которой будет сказано отдельно.

При подписании контракта с И.Д. Сытиным В.М. Дорошевич поставил ряд условий: 1-е – удалить всех сотрудников, известных своими реакционными взглядами; 2-е – газета «Русское слово» Сытина – Дорошевича ничем не должна напоминать журнал «Русское слово» Д.И. Писарева, братьев Курочкиных и других нигилистов 60-х гг.; 3-е – предоставить редактору полную автономию в редакционных делах. На этом пункте В.М. Дорошевич настаивал особо. В 1903 г. он прислал из Италии Н.В. Туркину, возглавлявшему редакцию в Москве, большое письмо на 20 страницах, в котором среди прочих рекомендаций по ведению газеты еще раз подчеркнул свое требование: не позволять ни Сытину, ни кому-либо другому вмешиваться в дела издания. «Независимость – моя сила. Единственная», – писал редактор «Русского слова»[42]. Сам Дорошевич обязан был давать в воскресные номера статьи о Москве и 52 материла по текущим вопросам общественной жизни. По подсчетам Е.А. Динерштейна, авторская нагрузка редактора составляла 64 тысячи строк в год, 5300 – в месяц, 175 строк в день.

В.Л. Гиляровский в книге «Москва газетная» вспоминал, что став редактором «Русского слова», Дорошевич «развернулся вовсю», увеличил до небывалых размеров гонорары сотрудникам, ввел строжайшую дисциплину в редакции, «положительно неслыханные в Москве порядки, должно быть по примеру парижских и лондонских издательств, которые он осматривал во время своих частых поездок за границу»[43].

Дорошевич, как в европейских газетах, распределил сотрудников по отделам и во главе этих отделов поставил редакторов: военный редактор, московский и т.д. Каждое утро он собирал заведующих отделами на совещания, на них приходил и Сытин. Издатель построил дом для редакции и типографии, тоже по примеру больших парижских газет. Типография была снабжена новейшими печатными машинами, весь третий этаж занимало «Русское слово», на четвертом помещались редакции журнала «Вокруг света» и «Искры» – приложения к газете, сначала печатавшегося с текстом, а потом состоящего из одних иллюстраций.

К 10 часам вечера номер газеты был готов, но в процессе печатания, до последней минуты, на полосу вносились свежие новости, в 4 часа утра помер выходил и попадал на самые ранние поезда, развозившие «Русское слово» в разные города России. Между петербургскими и московскими газетами существовало соревнование в борьбе за влияние на провинциальную печать. Как вспоминали сотрудники казанских газет, работа над очередным номером начиналась там в 5 часов вечера, когда приходили поезда со столичными изданиями. Основными орудиями производства были ножницы и клей, т.е. из полученных газет и журналов вырезались интересные для каждого города материалы и перепечатывались местным органом периодики. «Русское слово», приходившее одним из первых благодаря четкому графику, в этом соревновании победило.

В.М. Дорошевич создал практически первую в стране информационную газету европейского типа. Он увеличил корреспондентскую сеть в России и за границей. Главное внимание он требовал уделять провинциальной жизни. В упомянутом письме Н.В. Туркину он объявлял 1903 г. годом «похода на провинцию», считал необходимым приучить жителей провинции читать про самих себя[44].

Дорошевич заключил соглашение с европейскими политическими газетами об обмене информацией, и газета получала сведения о зарубежных событиях не только от собственных корреспондентов. Современники называли «Русское слово» «фабрикой новостей», в типографии Сытина новости «пекли», как горячие булочки. Последние известия часто без обработки шли прямо в печатную машину, что естественно повышало оперативность газеты. Для более быстрого получения информации «Русское слово» одним из первых в России заменило почтовую связь телеграфной и телефонной, короткие сообщения, полученные по телефону, публиковались отдельной рубрикой. Дорошевич потребовал круглосуточного использования телефонных линий Московского телеграфного агентства. Прямая телефонная линия в редакцию была проведена в 1917 г., а до этого курьер на белой лошади скакал между телеграфным агентством и редакцией, доставляя новости[45].

Но славу «Русскому слову» приносили не только оперативные новости. В газете сотрудничали крупнейшие русские журналисты: Осип Дымов, Петр Пильский, Николай Шебуев, Алексей Яблоновский, Василий Немирович-Данченко, Владимир Гиляровский, священник Григорий Петров и др. Сытин приглашал и русских писателей, кроме В.Г. Короленко и А.П. Чехова, в газете сотрудничали все.

В первые годы редакторства Дорошевича характер «Русского слова» определяли три человека: сам редактор, священник Григорий Петров, прославившийся своими проповедями, впоследствии депутат Думы, и Василий Иванович Немирович-Данченко – известный журналист, брат основателя Художественного театра Владимира Ивановича Немировича-Данченко.

Отношения между ведущими сотрудниками складывались непросто, каждый претендовал на лидерство. В.М. Дорошевич – блестящий фельетонист был мастером своего дела, его публикации всегда привлекали внимание читателей. В.И. Немирович-Данченко – журналист очень авторитетный, прославился своими корреспонденциями с русско-японской войны, он постоянно был на позициях и прислал в газету около 300 сообщений с фронта. Григорий Петров, в свое время привлекший внимание придворных кругов своим талантом проповедника, пришел в «Русское слово» с планами создать массовую газету, воспитывающую читателя в христианском духе. Эти планы пришли в столкновение с редакторскими установками Дорошевича. В редакции не было мира: В.И. Немирович-Данченко и Григорий Петров составили некую внутреннюю оппозицию Дорошевичу. Правда, победа осталась на стороне последнего. Григорий Петров был практически отстранен от газеты, Сытин платил ему деньги, но статьи, которые священник предлагал, не печатались. В 1906 г. было предпринято издание газеты «Правда Божия» специально для Петрова, но газету он не удержал.

Непросто складывались и отношения Дорошевича с Сытиным, который вопреки подписанному контракту выражал свое недовольство делами и пытался постоянно что-то менять. В 1911 г. Дорошевич хотел уйти из газеты, Сытин искал нового редактора. Он рассматривал кандидатуры П.Б. Струве, А.В. Амфитеатрова, А.А. Суворина-сына, А.Р. Кугеля. С середины 1912 г. редактором стал Н. Валентинов (Вольский). В 19 лет он был членом РСДРП, сначала принадлежал к ленинцам, затем перешел к меньшевикам. Он хотел сделать «Русское слово» демократической газетой. Но Дорошевич снова вернулся и редактировал газету до 20 мая 1917 г., когда он сложил свои полномочия и во главе встал редакционный комитет. При всех разговорах, что Дорошевич газетой занимался мало и уделял ей недостаточное внимание, именно он определял основной характер издания и был его творческим вдохновителем.

аправление «Русского слова» пытались определить и журналисты, и читатели, и цензоры. Перед ними вставали те же трудности, что и при определении направления «Нового времени». Единое и четкое направление невозможно для информационной газеты, отражающей изменения времени и общества. Вот что говорил сотрудник «Русских ведомостей» С. Мельгунов в докладе, прочитанном в 1915 г. «Это газета, всегда подлаживающаяся под настроения толпы, всегда помнящая свои коммерческие расчеты. Во время революции она будет революционна, но власть возвращается – она начинает говорить иное... И, правда, никогда не знаешь, к числу зависимых или независимых газет относится “Русское слово”»[46].

В этом отзыве отразилось недоверие к издателю-капиталисту, так как зависимость или независимость от капитала стояла тогда на первом месте при характеристике той или иной газеты. Цензоры тоже отмечали, что «Русское слово» «правело» или «левело» в зависимости от обстоятельств. Для них в характеристике издания определяющим были его политические позиции.

Популярность газеты стремительно росла. В период русско-японской войны «Русское слово» имело 20 военных корреспондентов. Кроме В.И. Немировича-Данченко, репортажи под рубрикой «Вражеская страна в военное время» вел В.Е. Краевский, который с подложным паспортом на имя британского подданного Перси Палмера совершил рейд по тылам японской армии. С.Ю. Витте, внимательно следивший за публикациями прессы, писал о периоде русско-японской войны: «Самые толковые военные статьи, почти всегда предвещавшие будущее, появлялись в “Русском слове”»[47]. Газета имела компетентные источники информации в министерстве иностранных дел России[48].

Наиболее откровенно свои взгляды «Русское слово» сформулировало после Манифеста 17 октября 1905 г., который в редакции встретили с восторгом. Газета писала 18 ноября: «Призыв всех к общей культурной работе и содействие справедливому распределению благ культуры между всеми сынами России без различия племени, вероисповедания и сословий – вот слово, с которым “Русское слово” шло и идет к своим читателям». Газета Сытина – Дорошевича не приветствовала насильственного пути решения проблем страны, она уповала па реформы и культурологическую работу.

Летом 1905 г. «Русское слово» получило предостережение с запрещением розничной продажи за статью о беспорядках в Иваново-Вознесенске. 18 декабря 1905 г. во время Декабрьского вооруженного восстания в Москве был сожжен выстроенный за год до этого корпус типографии Товарищества Сытина на Пятницкой улице. Сам Сытин считал, что типографию сожгли не восставшие рабочие, а солдаты по приказу адмирала Дубасова, усмирявшего вторую столицу. Кстати, рабочие типографий Сытина во всеобщей стачке не участвовали.

Большой успех приносили газете специальные номера, посвященные известным людям или знаменательным событиям: в 1910 г. – 50-летию А.П. Чехова, 1911 г. – реформе 1861 г. и Александру II. Самыми знаменитыми стали номера, посвященные смерти Л.Н. Толстого в 1910 г. и убийству Г. Распутина в декабре 1916 г.

Во время Первой мировой войны, как только появилась возможность, «Русское слово» отправило в действующую армию двух сотрудников и художника. Чтобы показать читателям страдания людей во время войны, В.М. Дорошевич на собственном автомобиле отправился из Москвы в Петербург навстречу потоку беженцев и дал затем серию статей в газету.

Успех «Русского слова» обеспечивал рост тиража. Кстати, это была самая дешевая газета среди ежедневных изданий – 7 рублей в год. В 1916 г. тиражи превысили уровень 700 тысяч экземпляров, а после февраля 1917 г., по свидетельству С. Срединского, тираж достиг рекордного для России показателя – 1 млн. 200 тыс.[49]

Газеты информационного типа завоевывали в начале XX в. внимание читателей, становились самыми распространенными.

^ Александр Валентинович Амфитеатров

Творческий путь как журналиста замысловат. Он шокировал своего читателя всегда. Журналист-загадка. Нач.печататься в годы студенчества с к.80-х гг. Сначала в малой прессе, в провинциальной печати, пробуется как публицист, где завоевывает славу обличителя губерн. нравов. Из столичных его первая газета – «Рус. ведомости», затем «Новое время», где попадает в кучу скандалов, т.к он – автор антисемистских статей. Затем – г. «Россия». Для него всегда очень существенным был успех. Г-та «Р-я» становится оч. острой. Заслуга Амфитеатрова. Оч. разносторонний характер публикаций – от бытов. тем до политич. обзоров. «Своей» темой он считает борьбу против нового крепостного права – бюрократии. тогда его и окрестили «буйным».

Перелом в судьбе – публикация «Господ Обмановых». Рубрика «Этюды», подзаголовок «Провинциальные впечатления». Это история семьи Обмановых-Романовых, живущих в селе Большие Головотепы. Осн.прием – разоблачение закулисной жизни. Впервые печатно журналист высказал массу неприглядных подробностей из жизни семьи Романовых. фельетон неприятный. Но Амфитеатров сознательно огрубляет образ Обмановых. Непригляд. изнанка их жизни для него не самоцель, а способ указать на гнилость самодержавия, непрочность. Гос-во, к-рым несколько поколений управляют распутники, тупицы, обречено. фельетон оказ-ся шоковым.

Амфитеатров изменился, изменился его журн. почерк. В Минусинске он пробыл меньше года. вернувшись, сотрудничает в газете «Русь» (газета Суворина –мл.). Ведет две рубрики: 1) «Совр. сказки» - «Сказка о слонах» - образ Р. 2) стихиры (нов. журнальн. разработка) – пародия на духовн. песнопения, в к-рых Амфитеатров высмеивал черносотенцев, крупных воров (казнокрадов): самая скандальная была обращена к Николаю Романову, из-за к-го газета «Русь» была закрыта. Амфитеатров уехал в Париж, где печатался в разных изданиях, кое-что присылая в Россию.

Парижский период: памфлет «Победоносцев» (уподобляет его вампиру, ядовитому туману, к-рый сеет вокруг медленную смерть). Твор-во мельчает. Амфитеатров пишет на бытовые темы. Цикл «Притчи скептиков».

Вернулся он в 1916 г, занимает позицию скорее кончервативную. Воинственно настроен против кадетов. 1917г. не принял.

^ «РОССИЯ» АМФИТЕАТРОВА

Если «Листки» рассчитывали, главным образом, на городские низы, посетителей кабаков и трактиров, то газета «РОССИЯ», существовавшая всего три года, вошла в историю русской журналистики как первая массовая газета европейского типа. Она адресовалась широким массам населения без социальных, сословных, образовательных и материальных различий.

«Россия» вышла в апреле 1899 г. Инициаторами ее создания стала группа сотрудников «Нового времени» во главе с А.В. Амфитеатровым, порвавшая отношения с А.С. Сувориным. Они хотели создать орган периодики, который смог бы противостоять влиянию «Нового времени». Газета «Россия» появилась как издание альтернативное суворинской газете. Редактором стал Г.П. Сазонов. В молодости, по слухам, он был близок к Желябову, в 1903–1905 гг. участвовал в различных левых газетах, но после 17 октября примкнул к Союзу русского народа, впоследствии имел влияние на Г. Распутина, редактировал газету «Голос земли», которую Распутин поддерживал[55]. В «России» Сазонов сотрудничал в период «левых» увлечений.

«Россия» имела хорошую материальную базу. Московские купцы во главе с С. Мамонтовым собрали по подписке капитал в 180 тыс. рублей, но Сазонову эти деньги не дали. Ведение дел в газете было поручено зятю С. Мамонтова – финансисту М.О. Альберту, который истратил на газету еще 120 тыс. собственных средств. Во все уголки страны были отправлены уполномоченные для сбора подписки.

«Россия» быстро завоевала симпатии читателей. Это заставило Главное управление по делам печати внимательно присмотреться к газете. В докладе министра внутренних дел Сипягина царю содержится интересная, сделанная на основе наблюдений внимательного и умного цензора характеристика газеты: «Газета представляет собой новый для России тип повременного издания (выделено мной. – С.М.), который весь свой успех основывает на бойких и сенсационных фельетонах, авторами коих были наиболее популярные в этом роде газетные сотрудники Амфитеатров и Дорошевич. Публика обыкновенно с нетерпением ждала этих фельетонов, и №№ “России”, в которых они появлялись, раскупались нарасхват. Таким образом, не устойчивые читатели, а улица составляла цель издания и последняя поддерживала и обусловливала характер газеты»[56].

В этом отзыве речь идет не о «вредном» направлении газеты, что всегда было характерно для цензорских характеристик, здесь отмечено главное своеобразие «России» – ее тип, новый для русской журналистики. По мнению авторов доклада, этот тип отличался от остальных двумя основными чертами: своеобразием аудитории («улица») и особой манерой подачи материала (бойкие, сенсационные фельетоны в основе всех публикаций). Расчет на «улицу», на купившего газету прохожего, а не на постоянного подписчика предполагал широкую розничную продажу, которая входит в обиход именно с появлением массовых газет на рубеже XIX и XX вв.

«Россия» имела большой успех перед первой русской революцией , когда повысился интерес к общественным проблемам, публика с восторгом принимала любое критическое выступление печати, тем более облаченное в блестящую литературную форму. После октября 1917 г. известный театральный критик и журналист А.Р. Кугель в своих воспоминаниях так писал о «России»: «Она была еще развязнее, чем “Новое время”, еще бойчее, и в то же время будто бы была газета либеральная»[57].

Газета «Россия» осталась в памяти у современников и потомков как «амфитеатровская» не только потому, что надо было как-то отъединить эту газету от правительственной «России», выходившей позже, но и потому, что фельетон А.В. Амфитеатрова «Господа Об-маповы», как было сказано выше, стал причиной большого скандала и закрытия газеты.

^ А.В. Амфитеатров – сын протоиерея московского Архангельского собора закончил юридический факультет Московского университета, но юриспруденцией заниматься не стал, а поступил в Тифлисский оперный театр вторым баритоном. Начав писать в тифлисском «Новом обозрении» рецензии, втянулся в журналистскую работу. Шесть лет он сотрудничал в суворинском «Новом времени» в качестве московского корреспондента. Ушел от Суворина с большим скандалом, о чем издатель с горечью писал в своем «Дневнике». После «России», вернувшись из Минусинска, куда был сослан за фельетон, Амфитеатров участвовал в не менее нашумевшей газете старшего сына А.С. Суворина – А.А. Суворина – «Русь», где собрались сотрудники, ушедшие из «Нового времени». Там он печатал сатирические сказки и сатирические стихи («стихиры»). Еще раз побывал в короткой ссылке в Вологде за статью в защиту студентов Горного института, обвиненных в прояпонских настроениях. В 1905 г. уехал в Париж, где провел 10 лет. За границей издавал журнал «Красное знамя», в России пытался воссоздать некое продолжение некрасовского «Современника» под тем же названием и с тем же демократическим направлением. В последние годы писал в основном повести и большие романы, в том числе даже фантастические. З.Н. Гиппиус, умный и беспощадный критик, спрашивала в одной из своих статей: «Кто он? Беллетрист? Критик? Публицист? Хроникер? Репортер? На каждый вопрос приходится ответить нет, а на все вместе – да»[58].

В «России», кроме фельетонов, он публиковал статьи о свободе печати, сатирические сказки, в которых причудливо переплетались сказочная символика, привычные газетные обороты с публицистическим стилем. В «стихирах», используя форму торжественных церковных песнопений, он высмеивал царских чиновников и российские события. Вот, например, «Романс литератора, умиленного кадетским законопроектом о печати»:

Я прочитал проект... Хоть он еще не в силе,

Но вижу хорошо грядущую зарю:

Всего лишь на пять лет меня вы засадили.

Благодарю.

Ах, злая клевета прилипчивей, чем клейстер!

В толпе гуляет слух – его ли повторю?

Что диктовал проект вам обер-полицмейстер.

Благодарю.

За подобные «стихиры» «Русь» была закрыта.

Фельетон «Господа Обмановы», первая часть которого была опубликована в «России», а вторая вместе с первой вышла отдельной книгой в 1905 г. в Берлине, высмеивал царскую семью. Очень прозрачные имена и фамилии – Никандр Алексеевич, Марина Филипповна, Горевозцев и другие – позволяли безошибочно узнать прототипов: Николая I, императрицу Марию Федоровну, Победоносцева, Александра II и Александра III и самого царствующего императора. Сатира была злая, но очень остроумная, и узнавший себя в Нике-Милуше Николай II не смог сдержать негодования. Газету закрыли, редактора и автора отправили в ссылку. Амфитеатров стал известен всей России.

Коллеги фельетониста по газетному цеху задавались вопросом, на что рассчитывал А.В. Амфитеатров, отдавая фельетон в печать, ведь он не мог не осознавать риска и для себя, и для газеты. Вот что записал в «Дневнике» А.С. Суворин со слов своего сына – Михаила, встречавшегося с фельетонистом накануне: «Он (Амфитеатров. – С.М.) вечером приехал из Пскова, где написал фельетон, отправил его в редакцию и сказал: “Вероятно, не напечатают. Это будет третий фельетон, который отвергается. По крайней мере, не скажут, что я ничего не делаю”. Утром он увидел фельетон напечатанным и сказал: “Не догадались”. И был все время весел и доволен»[59]. Возможно, Амфитеатров надеялся, что и царь «не догадается» или сделает вид, что не догадался, чтобы не раздувать скандал. Но эти надежды не оправдались.

Как всегда, было много слухов. Одни обвиняли Амфитеатрова в том, что он решил погубить газету, которая предпочитала печатать Дорошевича, а не его. Другие считали виноватым Суворина, который будто бы заплатил фельетонисту огромные деньги, чтобы он способствовал закрытию газеты-конкурента. Суворин в «Дневнике» это с негодованием отрицал. В предисловии к изданным в Берлине первой и второй частям фельетона говорилось о том, что это начало сатирического романа, высмеивающего царскую семью, которая давно перестала быть семьей Романовых, превратившись после Петра III в Династию Готторпов. Однако роман так и не был написан.

«Россия» была закрыта, по напуганное Главное управление по делам печати не спускало глаз с газет «для улицы». В 1904 г. в докладной записке В.К. Плеве императору было доложено о закрытии газеты «Русская земля» «ввиду враждебного направления». Несмотря на то что газета принадлежала П. Матвееву, долгое время состоявшему цензором Санкт-Петербургского цензурного комитета, известному своим сотрудничеством с «Московскими ведомостями», т.е. человеку абсолютно лояльному, правительственных чиновников испугало, что среди сотрудников новой газеты были участники закрытой «России». «Вполне вероятно, – писали авторы доклада, – что “Русская земля” будет представлять собой тот же тип газеты, что и прекращенная в 1902 г. “Россия”. На докладной о закрытии газеты – резолюция красными чернилами, вероятно, принадлежащая царю: “И отлично”»[60]. Так что, не только направление, но и тип газеты рассматривался теперь при разрешении выхода нового издания.

Так же внимательно Главное управление следило и за бульварной прессой, особый расцвет которой пришелся на 1910-е годы. В «Отчете о повременной печати за 1911 год», например, содержится характеристика «Петербургской газеты». «Ежедневная общественно-политическая и литературная газета принадлежит к числу органов бульварной прессы, рассчитанная исключительно на круг читателей, следящих за злободневными новостями и городскими слухами, она все внимание уделяет тому, чтобы своевременно уловить интересующее столичную публику событие или тему и сообщить о них сведения количественно побольше и качественно поразнообразнее. Те же злободневные события запечатлевались в неглубоких по юмору пародиях и кроме того давали пищу для помещавшихся в “Петербургской газете” романов, всегда имевших своими героями современных дельцов. Политическим вопросам этот орган печати уделял небольшое внимание, но во всяком случае высказывался обычно в умеренно-оппозиционном направлении»[61]. «Умеренно-оппозиционное направление не волновало чиновников, но они внимательно анализировали тип газеты, обращали внимание на ее аудиторию, цели, характер публикаций, соотношение литературного и информационного материалов. То есть не тратя времени на поиски теоретических обоснований того или иного типа газетного издания, цензоры эмпирическим путем выбрали критерии определения типа газеты и пользовались ими с успехом.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9



Скачать файл (1341 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru