Logo GenDocs.ru


Поиск по сайту:  


Внутреняя политика Николая 1 и Александра 1 - файл 1.doc


Внутреняя политика Николая 1 и Александра 1
скачать (111 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc111kb.15.12.2011 10:37скачать

содержание

1.doc

Реклама MarketGid:
Оглавление

Введение 2

  1. Основные тенденции социально-экономического развития страны 4

  2. Внутренняя политика Александра 1. 12

  3. Внутренняя политика Николая 1. 15

Заключение 19

Список литературы 22
Введение.

Первая половина XIX столетия — период кризиса феодально-крепостнических отношений в экономике России и одновременно эпоха усиления могущества абсолютистского государства, расширения его полицейских функций. Это время является периодом наивысшего подъема и международного авторитета России, ее внешнеполитической мощи. Этому во многом способствовала победа России в Отечественной войне 1812 г. и ее роль в освобождении стран Европы от наполеоновского господства. Особенностью дореформенного периода в истории России является появление первых революционных организаций. Их целью было уничтожение самодержавия и крепостного права. При изучении истории России первой половины XIX в. следует также помнить, что на это время приходится расцвет русской дворянской культуры, ее золотой век.

Все эти особенности сказались на характере и структуре корпуса источников по истории дореформенной России. Усиление роли государства, всеобъемлющая бюрократизация административного управления, привели к значительному увеличению числа источников официального происхождения. Изучение практически любой исторической проблематики этого периода не обходится без привлечения официальных документов. К ним относятся законодательные акты, уставы государственных учреждений, донесения и отчеты нижестоящих служб вышестоящим и др.

До начала XIX в. роль общерусского свода законов выполняло сильно устаревшее к тому времени «Соборное Уложение» 1649 г. В 1826 г. было создано II отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии, занимавшееся кодификацией русского законодательства. Ведущую роль в систематизации и публикации русских законов сыграл М.М. Сперанский. Под его руководством в 1830 г. было издано «Полное собрание законов Российской Империи» в 45 томах. Кроме того, действующие законы были опубликованы в 15-томном «Своде законов Российской Империи», построенном уже не по хронологическому, а по тематическому принципу.

Большой интерес для историков представляют материалы III отделения императорской канцелярии, ведавшего политическим сыском. Документы этого органа содержат наиболее полную информацию по истории русского общественного движения второй четверти XIX в. В частности, самый объемный корпус источников по истории движения декабристов содержится в материалах их следственного дела. Даже программные документы декабристов, важнейшими из которых являются «Конституция» Н. Муравьева и «Русская правда» П. Пестеля, дошли до нас в составе архивов III отделения.

Излюбленными жанрами публицистики в первой половине XIX в. являлись записки и письма. Большую известность в научной литературе получила «Записка о древней и новой России» придворного историографа Н.М. Карамзина, в которой он проповедует необходимость сохранения основ существующего на Руси общественно-политического порядка и, прежде всего, самодержавия. Яркий след в развитии русской мысли оставили «Философические письма» П.Я. Чаадаева, в которых он жестко критикует роль России в мировом историческом процессе, письма и статьи славянофилов («Девятнадцатый век» И.В. Киреевского, «О старом и новом» А.С. Хомякова и др.), письма из-за границы В.П. Боткина, П.В. Анненкова, П.Н. Кудрявцева и др. западников. Огромную роль в становлении революционно-социалистической идеологии сыграла публицистика В.Г. Белинского.

Огромный комплекс источников по истории дореформенной России представляют материалы периодики. За это время в России было зарегистрировано около 500 органов периодической печати. Все они были строго подцензурны. Наиболее популярными официозными изданиями были газета Ф.В. Булгарина и Н.И. Греча «Северная пчела» и журнал О.И.Сенковского «Библиотека для чтения». Эти органы проповедовали идею незыблемости самодержавно-крепостнического строя. Близок к ним был строившийся на идеях теории «официальной народности» журнал «Москвитянин» историка М.П. Погодина. Среди органов либерального направления выделяются журналы «Московский телеграф» Н.А. Полевого, «Телескоп» Н.И. Надеждина. Из изданий декабристов лучшим является альманах «Полярная звезда». Однако наиболее прогрессивными органами дореформенной эпохи были демократические журналы — «Отечественные записки» в 1839-47 гг. под управлением А.А. Краевского и «Современник» в 1846-66 гг., руководимый Н.А. Некрасовым и И.И. Панаевым. Ведущую роль в становлении программы и направления обоих журналов сыграл В.Г. Белинский.

При изучении первой половины XIX столетия приобретает важность еще один вид источников — документы личного происхождения (мемуары, письма, дневники). Вершиной русского мемуарного творчества считаются воспоминания А.И. Герцена «Былое и думы». Большой популярностью пользуются мемуары П.В. Анненкова «Замечательное десятилетие», воспоминания И.И. Панаева, А.Я. Панаевой, других деятелей русской культуры. Интересные сведения содержит дневник крупного цензора, академика, бывшего крепостного А.В. Никитенко. Однако при использовании материалов личного происхождения исследователи должны учитывать субъективность содержащихся в них сведений и оценок.

Цель данной контрольной работы изучить Россию в первой половине 19 века. Для полного изучения данной темы были поставлены задачи:

  • Выявить основные тенденции экономического развития страны

  • Изучить внутреннею политику Александра 1

  • Изучить внутреннею политику Николая 1.

После решения этих задач можно будет сделать вывод, как же развивалась страна в 19 веке.

Данная контрольная работа написана на 22 страницах, в ней присутствуют содержание, введение, основная часть, заключение, список литературы.



  1. ^ Основные тенденции социально-экономического развития страны

Основные тенденции социально-экономического развития Российской империи в первой половине XIX в.

К концу XVIII столетия численность населения в России составляла около 36 млн человек обоего пола, а во второй половине 1850-х гг. — 59,3 (без царства Польского и Финляндии), т. е. приблизительно четверть населения Европы. Рост численности населения был связан не только с естественным приростом, но и являлся следствием присоединения к России новых обширных территорий.

Российская империя являлась многонациональным государством. Часть южных и западных губерний населяли украинцы и белорусы. От Волги до Арктического побережья на востоке расселились татары, чу­ваши, башкиры, якуты, а в бассейне Волги, на Европейском Севере России — мордва, коми, мари. Большинство населения империи ис­поведовало православное христианство. В Прибалтике, западных райо­нах было распространено католичество и протестантство. Часть наро­дов Поволжья и Кавказа являлась приверженцами ислама, среди наро­дов Сибири (буряты) были буддисты, а также язычники.

Основной административно-территориальной единицей являлась губерния, которая подразделялась на уезды. Наряду с ними существо­вала еще одна административно-территориальная единица — область. В начале XIX в. Европейская Россия была разделена на 47 губерний и пять областей (Астраханская, Таврическая, Кавказская, области Вой­ска Донского и Войска Черноморского). В середине столетия на всей территории России насчитывалось 69 губерний и областей.

Некоторые губернии с учетом различных региональных особен­ностей были объединены в генерал-губернаторства и наместничества во главе с генерал-губернаторами и наместниками. Так, генерал-гу­бернаторство с центром в Вильно составили Виленская, Ковенская и Гродненская губернии, а с центром в Киеве — Киевская, Подольская и Волынская губернии. Из Сибирских губерний было образовано За­падно-Сибирское и Восточно-Сибирское генерал-губернаторства. Закавказские губернии вошли в Кавказское наместничество (центр в Тифлисе).

Российская империя представляла собой типичную сельскую стра­ну. Более 90% населения проживало в сельской местности. Однако до­статочно отчетливо проявлялась тенденция к увеличению городского населения: в 1796 г. - 4,1%, в 1812 г. - 4,4, в 1825 г. -5,8, в 1856 г. - 8%. Имел место рост городов. За полвека появилось 400 новых городов, а общее их число составило 1032.

По социальному составу население России подразделялось на при­вилегированные и податные сословия. К привилегированным сосло­виям принадлежали дворянство, духовенство, купечество, почетные граждане — всего около 2 млн человек (дворян на 1858 г. — немногим более 1 млн чел.). К податным сословиям относились государственные (казенные), удельные (собственность царской фамилии) и помещичьи крестьяне, мещане (свободное городское население — ремесленники, мелкие торговцы, наемные работники, — выполнявшее различные по­винности, включая подушную подать и рекрутские наборы). Проме­жуточное положение в социальной структуре общества занимало каза­чество. За несение военной службы оно освобождалось от подушной подати, рекрутской и других повинностей.

На рубеже ХУШ—XIX вв. завершился процесс формирования но­вых экономических районов, в которых доминировала одна из отраслей народного хозяйства. Крупнейшим промышленным центром и портом был Санкт-Петербург, вокруг которого складывается Северо-Западный район (Петербургская, Новгородская и Псковская губернии). В сель­скохозяйственном отношении эти губернии специализировались на про­изводстве технических культур — льна, конопли, сои. Мясомолочное хозяйство и разнообразные лесные промыслы преобладали в Северном регионе (Вологодская, Архангельская и Олонецкая губернии).

Прибалтийско-литовский район включал Эстляндскую, Лифляндскую, Курляндскую, а также Виленскую и Ковенскую губернии. Этот регион отличала многопольная система полеводства, высокая товарность помещичьего хозяйства, значительные посевы льна и картофеля. В по­мещичьих хозяйствах широкое распространение получило винокурение. В Нарве была образована Кренгольмская мануфактура, в других городах развивались суконные и иные предприятия легкой промышленности.

Минская, Витебская, Гродненская, Могилевская и Смоленская гу­бернии составили Белорусский экономический район. Здесь развива­лось скотоводство и земледелие, выращивались рожь, овес, гречиха, ячмень, картофель.

В губерниях Правобережной и Левобережной Украины (Киевская, Волынская, Подольская, Черниговская, Полтавская и Харьковская) собирались значительные урожаи зерновых, свеклы, было распростра­нено животноводство. Развитие сельского хозяйства способствовало формированию перерабатывающих сельскохозяйственную продукцию отраслей — сахароварения и винокурения.

Юго-степной район образовывали Бессарабия, Херсонская, Тав­рическая, Екатеринославская губернии и область Войска Донского. Плодородные ночвы способствовали выращиванию зерновых и разви­тию животноводства. Этот район являлся привлекательным для пере­селенцев из центральных губерний.

Московская, Владимирская, Тверская, Ярославская, Костромская, Нижегородская и Калужская губернии входили в Центральный про­мышленный район. В первой трети XIX в. около 75% льноткацких ма­нуфактур, а также большинство предприятий хлопчатобумажной промышленности находилось именно здесь. В крестьянской среде разви­вались мелкие крестьянские промыслы.

Особый экономический район составляли центрально-чернозем­ные губернии (Рязанская, Тульская, Тамбовская, Орловская, Курская и Воронежская), которые производили основную массу зерновых куль­тур. Именно эти губернии поставляли хлеб в промышленные районы,

Граница между освоенными территориями и районами интенсив­ного заселения изменялась в течение XIX в. В начале века она прохо­дила по центрально-земледельческой полосе. Максимальной плот­ность населения (8 человек на квадратную версту) достигала в цент­ральных губерниях. Далее на юго-восток она составляла не более одного человека. Регионом интенсивного освоения являлось степное Предкавказье, Среднее и Нижнее Поволжье, Приуралье и Урал, а так­же Сибирь и Дальний Восток.

Распространенная в исторической науке точка зрения, согласно которой в первой половине XIX в. имели место разложение и кризис феодально-крепостнической системы хозяйства, ставится под сомне­ние современными историками (И. Я. Фроянов, Б. Н. Миронов). Они считают, что «хозяйство крепостной деревни приспосабливалось к но­вым условиям, видоизменялось, развивалось... помещичье и крепост­ническое хозяйства не испытывали в то время упадка». Исследователи полагают, что крепостническая система в сельском хозяйстве «в сере дине XIX в. еще далеко не исчерпала себя, а изжили себя лишь рабски элементы крепостного правопорядка». Данное утверждение, основанное на анализе развития товарно-денежных отношений, дворянское предпринимательство, крестьянской собственности, содержится в работах как дореволюционных, так и современных авторов.

Основой экономики страны оставался аграрный сектор. Определяющей тенденцией его развития становится увеличение товарности производства. Это было следствием целого ряда причин: развития промышленности и городского населения, расширения внутреннего и внешне: рынка. Желание большинства помещиков, главным образом черноземных районов, увеличить производство зерновых на продажу приводил к усилению эксплуатации крепостных крестьян. Часть помещиков применяла новы формы хозяйствования, которым были присущи некоторые черты капиталистического производства: использование труда наемных рабочих и сельскохозяйственных машин (молотилок, веялок, жаток и т. д.); внедрение в производство сельскохозяйственных культур, ранее ограничен но культивировавшихся (сахарная свекла, табак и подсолнечник — на Украине, тутовые деревья — в Предкавказье и т. п.); использование искусственных удобрений (Прибалтика). Отмеченные выше особенное были характерны преимущественно для южных, юго-западных и при балтийских районов европейской части России. Передовых помещичьих хозяйств насчитывалось всего 3—4% от общего их числа.

Важным фактором экономического развития явилось начал промышленного переворота. Ряд исследователей отно­сит этот период к 50—60-м гг., а некоторые распространяют его и на 90-е гг. XIX в. Под «промышленным переворотом» следует понимать совокупность экономических, социальных и политических сдвигов, вызванных переходом от мануфактуры, основанной на ручном труде, к фабрике, базирующейся на машинной технике. Фабричное произ­водство способствовало ускоренному формированию промышленной буржуазии и пролетариата.

Русская промышленность в первой половине XIX в. была представ­лена несколькими типами мануфактур: казенной, вотчинной, посес­сионной (обслуживалась трудом подневольных, крепких фабричных работников) и частнокапиталистической. Первые два основывались на крепостном труде (собственник мануфактуры был собственником и ра­ботника).

Уже впервой четверти XIX в. в хлопчатобумажной, кожевенной, шелковой отраслях легкой промышленности капиталистические фаб­рики и мануфактуры (основанные на труде вольнонаемных рабочих) стали теснить посессионные и вотчинные предприятия. Внедрение машинной техники в производство, наметившийся переход от подне­вольного к наемному труду обеспечили определенное повышение про­изводительности труда и относительно высокие темпы развития оте­чественной промышленности в 1830—1840-е гг. Однако крепостничест­во сдерживало развитие российской экономики. Отставание от передовых стран Европы нарастало.

Сдвиги в экономической жизни страны вызвали изменения в сис­теме транспорта. Правительство предпринимает усилия по развитию и совершенствованию внутренних водных путей сообщения. Для улуч­шения транспортного сообщения Верхняя Волга — Санкт-Петербург — Балтийское море модернизируется Вышневолоцкая система, введен­ная в действие в XVIII в., а в 1808—1809 гг. создаются Мариинская и Тихвинская системы каналов, которые связали реки Припять, Днепр, Неман и Западную Двину.

Первый русский пароход «Елизавета» был построен в Петербурге в 1815 г. В 1817—1821 гг. пароходы появились на Волге и Каме. К сере­дине 30-х гг. пароходное сообщение действовало на Балтийском и Чер­ном морях, а также на прилегающих к ним реках. К концу 1860-х гг. число пароходов значительно возросло. Центром строительства паровых реч­ных судов становится Сормовский судостроительный завод, основан­ный в 1849 г.

В первой половине XIX в. начинается строительство шоссейных до­рог, которые соединили Санкт-Петербург с Варшавой, Москву с Санкт-Петербургом, Варшавой и Нижним Новгородом. Общая протяженность шоссейных дорог возросла с 367 верст в 1825 г. до 8515 верст в 1860 г. Для такой огромной страны, как Российская империя, этого было явно недо­статочно.

В 1837 г. была окончена постройка первой железной дороги Санкт-Петербург— Царское Село протяженностью 25 верст. В 1843—1851 гг.

осуществлялось строительство Петербургско-Московской железной до­роги. К концу 1850-х гг., после сооружения Варшавско-Венской желез­ной дороги, железнодорожное сообщение связало Санкт-Петербург с ев­ропейскими государствами. Однако собственные железнодорожные ма­гистрали протянулись в России на 1,5 тыс. верст. По этому показателю она значительно уступала многим странам Западной Европы.

Важным фактором развития внутреннего рынка являлись ярмарки, которые в первой половине XIX в. переживали время своего расцвета. Как правило, ярмарки собирались ежегодно, в определенные дни и были весьма продолжительными (от нескольких дней до нескольких месяцев). Самой известной ярмаркой была Нижегородская, оборот которой в на­чале XIX в. составлял несколько десятков миллионов рублей. Второй по своему экономическому значению была Ростовская ярмарка в Ярослав­ской губернии. Выделялись и другие центры ярмарочной торговли: Ирбитская в Пермской губернии, Контрактовая в Киеве, Коренная (неда­леко от Курска).

К концу первой четверти XIX в. в европейской части России было зарегистрировано 76 крупных ярмарок с оборотом разнообразных то­варов более чем на миллион рублей. Помимо ярмарок, в крупных го­родах и промышленных центрах развивалась постоянная торговля, центрами которой были гостиные дворы. Определенный подъем пере­живала торговля вразнос. Коробейники закупали на ярмарках товары широкого потребления и разъезжали с ними по всей стране. На внут­реннем рынке преобладали такие товары, как хлеб, скот, изделия кресть­янских промыслов, а также продукция легкой промышленности.

Развитие товарно-капиталистических отношений способствовало втягиванию России в систему мирового рынка. На внешнем рынке Рос­сия начинает играть все более заметную роль экспортера сельскохозяй­ственной продукции. Объем внешней торговли за 1801—1860 гг. увели­чился более чем в три раза. Среднегодовой вывоз из России зерновых (пшеница, ячмень, овес) увеличился с 5120 тыс. пудов в 1806—1810 гг. до 69 254 тыс. в 1856—1860 гг. К середине XIX в. Россия заняла ведущие позиции среди крупнейших поставщиков хлеба на мировой рынок. На­кануне крестьянской реформы 1861 г. стоимость вывозимого хлеба со­ставляла 35% стоимости всего российского экспорта.

Другими важными статьями отечественного экспорта были лен, пенька, сало, кожи, щетина, лес. Продовольственные товары и сырье составляли до 90% стоимости экспорта. Однако в Иран, Китай и Сред­нюю Азию Россия поставляла ряд промышленных товаров, среди ко­торых преобладали изделия из металла и ткани.

Главным внешнеэкономическим партнером России была Англия как по экспорту (37%), так и по импорту (29,2%). Например, доля импорта и экспорта в торговле России с Францией составляла 10%, а с Германски­ми государствами — 11%. Россия импортировала машины, разнообраз­ные аппараты, инструменты, вино, чай. С развитием легкой промыш­ленности на первое место по стоимости ввозимых товаров постепенно выходят хлопок-сырец и красители.

Основная часть доходов государственного бюджета приходилась на подати (подушная, оброчная) и налоги (питейный, соляной, таможен­ный и др.). Во второй половине 1850-х гг. значительную роль в форми­ровании доходной части бюджета (около 30%) стал играть питейный сбор. С развитием капиталистических отношений возросло значение таких источников покрытия расходов, как выпуск ассигнаций, а также внутренние и внешние займы. Самой затратной статьей бюджета явля­лись расходы на содержание армии и флота, составлявшие более 50% бюджета.

  1. ^ Внутренняя политика Александра 1.

Недолгое царство­вание Павла (1796—1801), ознаменовавшее­ся арестами, ссылками, усилением цензуры, введением палочной дисциплины в армии, закончилось дворцовым переворотом в ночь на 12 марта 1801 г. На престол вступил 23-летний Александр I.

Первые годы его правления — «дней Александровых прекрасное начало» — оста­вили наилучшие воспоминания у современ­ников. Открывались новые университеты, лицеи, гимназии, принимались меры по об­легчению положения крестьян. По указу о вольных хлебопашцах (1803) помещики мог­ли по желанию освобождать крестьян с зем­лей за выкуп. В Негласном комитете (так назывался узкий круг друзей Александра) родилось предложение о запрещении прода­вать крестьян без земли, однако высшие са­новники не позволили его осуществить.

К началу XIX в. система управления госу­дарством находилась в кризисном состоя­нии. Введенная Петром I коллегиальная форма центрального управления себя исчер­пала. Положение дел можно было выразить одним словом — по Карамзину — «воруют». Еще Павел пытался бороться с казнокрадст­вом и взяточничеством чиновников, но его меры — аресты и ссылки — не помогли. Александр начал с перестановок в системе: в 1802 г. вместо коллегий были введены ми­нистерства. Эта мера несколько укрепила центральное управление, однако старые по­роки прижились и в новых органах. Открыто разоблачать взяточников значило подорвать авторитет Сената. Требовалось создать прин­ципиально новую систему государственной власти, которая способствовала бы развитию страны.

В 1807 г. в окружение царя вошел ^ М. М. Сперанский, человек, который с пол­ным правом мог претендовать на роль рефор­матора. Его «Введение в уложение государст­венных законов», по существу, было проек­том государственных преобразований. В основу Сперанский положил принцип разде­ления властей — законодательной, исполни тельной и судебной. Все власти соединялись в Государственном совете, члены которого на­значались царем. Мнение Совета, утвержден­ное императором, становилось законом. Ни один закон не мог вступить в действие без об­суждения в Государственном совете и Госу­дарственной думе. И хотя реальная законода­тельная власть оставалась в руках императо­ра и высшей бюрократии, действия властей контролировались общественным мнением — Государственной думой, всероссийским пред­ставительным органом.

По проекту Сперанского все граждане, владеющие землей или капиталом, включая государственных крестьян, пользовались из­бирательным правом; крепостные пользова­лись высшими гражданскими правами, главное из которых — «никто не может быть наказан без судебного приговора».

Осуществление проекта началось в 1810 г. созданием ^ Государственного совета, но дальше дело не пошло — Александр оказал­ся «республиканцем на словах и самодерж­цем на деле». К тому же представители выс­шего дворянства, недовольные планами Спе­ранского, подрывающими крепостнический строй, объединились против него и добились в 1812 г. его ареста и ссылки в Нижний Нов­город.

Внутренняя политика Александра 1 после 1815г.

После победы над Наполеоном русские люди ожидали перемен в своем отечестве. Александр 1 в частных беседах говорил об отмене крепостного права. По его заданию, а иногда по частной инициативе стали со­ставляться проекты освобождения кресть­ян. По одному из них, разработанному Арак­чеевым, предполагалось ежегодно выделять пять миллионов рублей на покупку зем­ли у собственников-помещиков и раздавать крестьянам наделы в две десятины. Такими темпами крепостное право исчезло бы при­мерно через 200 лет. В 1818 г. специальный комитет разработал еще один проект, не тре­бовавший расходов, но рассчитанный на столь же долгий срок. Александр ознакомил­ся с этим проектом; на этом дело закончи­лось.

В марте 1818 г. на открытии польского сейма Александр объявил о своем намерении дать конституционное устройство всей Рос­сии. К 1820 г. проект конституции был раз­работан Н. Н. Новосильцевым и П. А. Вязем­ским. «Государственная уставная грамота Российской империи» предполагала созда­ние законосовещательного представительно­го органа, как Государственная дума в про­екте Сперанского. Однако он должен был быть двухпалатным; Россия становилась фе­дерацией, включающей 12 наместничеств, в каждом был свой представительный орган. Провозглашались неприкосновенность лич­ности, свобода печати. В целом «Уставная грамота» гораздо меньше ограничивала са­модержавие, чем проект Сперанского, но ее принятие вывело бы Россию на путь к пред­ставительному строю и гражданским свобо­дам. Революции 1820—1821 гг. в Испании и Италии испугали Александра; проект «Ус­тавной грамоты», как и все прежние проек­ты, был положен в дальний ящик и забыт.

Огромная армия, способная сокрушить Наполеона, являлась тяжелым финансовым бременем для страны. Александр решил исп­равить это введением военных поселений, устройство которых было поручено Аракчее­ву. Военные поселения создавались так: в селе располагали семейных солдат, все жите­ли переводились на военное положение. Жизнь и быт поселян были расписаны до ме­лочей. Заниматься хозяйством и ремеслами можно было только с разрешения начальства и даже жениться — по приказу. В результате в районах военных поселений сельское хо­зяйство приходило в упадок, прекращалась торговля; неоднократно вспыхивали восста­ния. Однако при всей своей абсурдности система военных поселений просуществова­ла до 1857 г.

Царствование Александра близилось к концу. Изменений к лучшему, ожидавшихся обществом, не происходило. Государствен­ные дела постепенно сосредоточивались в ру­ках Аракчеева. Александр жил странной жизнью: ездил по Европе и России (за по­следние 10 лет он проехал 200 тыс. верст), забавлялся парадами, пытался уйти в рели­гию... Его преследовали мысли о том, что его царствование не оправдывает убийства Пав­ла, что против него самого зреют заговоры. 'В 1821 г., прочитав донос о существовании тайного общества, император заметил: «Не мне их карать».


  1. ^ Внутренняя политика Николая I

Николаевская система правления. Импе­ратор Николай I был третьим сыном Пав­ла I. В детстве он увлекался военными игра­ми, в юности — военно-инженерным делом. Общественные науки он не уважал и с през­рением относился к духовной жизни. Буду­чи в Берлине, удивлял немецких офицеров прекрасным знанием прусского военного ус­тава. Новый российский император отвергал конституционные и либеральные идеи. Госу­дарство представлялось ему неким механиз­мом, где у каждого есть свои функции, под­чиняющиеся общему заведенному порядку. Выступление декабристов, едва не нару­шившее этот порядок, было подавлено: пя­теро декабристов — П. Пестель, К. Рылеев, С. Муравьев-Апостол, А. Бестужев-Рюмин, Г. Каховский — были казнены, более 200 че­ловек сослали на каторгу, на поселение в Си­бирь, рядовыми на Кавказ. Николай, лично допрашивавший многих декабристов, счи­тал, что разрушил звено тайной европейской организации революционеров, и был горд своей победой. Между тем суровым пригово­ром он в самом начале своего царствования оттолкнул от себя часть общества, сочувство­вавшую декабристам.

Новое правительство предприняло ряд мер для укрепления полицейского аппарата. В 1826 г. было учреждено 3 ^ Отделение Соб­ственной его императорского величества канцелярии. Оно стало главным органом по­литического сыска; в его распоряжении на­ходился Отдельный корпус жандармов. На­чальник 3 отделения и одновременно шеф корпуса жандармов А. X. Бенкендорф имел громадную власть. В обществе выискивались малейшие проявления «крамолы». Заведен­ные дела раздувались до размеров «страш­ных заговоров», участники их жестоко нака­зывались. Так, в 1827 г. обсуждение студен­тами Московского университета вопроса об обращении к народу превратилось в «дело братьев Критских». Действовала отработан­ная схема: тюрьма, арестантские роты, ссыл­ка на Кавказ. Правительство считало, что «крамольные» мысли и всякого рода тай­ные организации возникают под влиянием западноевропейских освободительных идей. В 1826 г. был опубликован устав о цензуре, с помощью которой николаевские министры намеревались справиться с вредным влияни­ем Запада — его прозвали «чугунным». В 1828 г. устав заменили другим, более «мягким», но и по нему запрещалось обсуж­дать в печати монархический строй, сочувст­вовать революциям, высказывать «самочин­ные» предложения о государственных преоб­разованиях. Главный комитет бдительно следил за деятельностью цензоров.

Николаевское правительство попыталось разработать собственную идеологию и вне­дрить ее в школы, университеты, печать. Главным идеологом самодержавия стал ми­нистр народного просвещения граф С. С. Ува­ров, выдвинувший теорию «официальной на­родности» («православие, самодержавие, народность»). По этой теории пассивность народа, наблюдавшаяся в первой половине XIX в., представлялась в качестве само­бытных, исконных черт русского характера, а дворянско-интеллигентская революцион­ность изображалась как испорченность обра­зованной части общества влиянием чуждых России западных идей. В сочинениях офици­альных писателей восхвалялись существую­щие в России порядки, «самобытная» Рос­сия противопоставлялась «растленному» За­паду. Для многих здравомыслящих людей была очевидна надуманность казенной «те­ории», однако открыто об этом не говорили. Поэтому такое сильное впечатление произве­ло на современников опубликованное в 1836 г. в журнале «Телескоп» «Философиче­ское письмо» П. Я. Чаадаева, который с го­речью и негодованием говорил об изоляции России от идейных течений Запада, о духов­ном застое, навязанном правительством. По распоряжению царя Чаадаев был объявлен сумасшедшим.

В царствование Николая сложился гро­мадный бюрократический аппарат. Появ­лялись новые министерства, ведомства; к 1857 г. число чиновников выросло в пять раз по сравнению с началом века. Бюрократиче­ское управление, отличающееся канцеляр­ской волокитой и бумагомарательством, по­родило круговую безответственность за при­нятые решения: мелкие чиновники готовили доклады, начальники, не вникая, подписы­вали — в итоге никто ни за что не отвечал. К тому же министрами нередко станови­лись армейские генералы, мало знакомые с деятельностью вверенного им министерст­ва. «Россией правят столоначальники», — сказал однажды Николай, подметив роль среднего чиновничества в решении разных дел. Бюрократия четко соблюдала свои инте­ресы, выдавая их за государственные нуж­ды; разрастались штаты министерств и ведомств, а вместе с ними — внешнеполитиче­ские амбиции и военные расходы. При этом наука, культура и образование финансирова­лись крайне скудно. Предел всевластию бю­рократии мог быть положен только введени­ем подлинно конституционного строя.

Государственные преобразования. Пока­зания декабристов, данные на следствии, от­крыли неприглядную картину российской жизни. Николай начал принимать меры для укрепления своей империи. В его окружении оказался ряд крупных государственных де­ятелей, с чьими именами связаны достиже­ния николаевского царствования.

М. ^ М. Сперанский, оставив мечты о конс­титуции, стремился теперь к наведению по­рядка в управлении в рамках самодержавия. По распоряжению Николая Сперанский ру­ководил работой II Отделения Собствен­ной его императорского величества канце­лярии по составлению свода законов. Все за­коны, принятые после Соборного уложения 1649 г., были извлечены из архивов, распо­ложены по порядку и четко согласованы между собой. Иногда приходилось «дописы­вать» законы на основании норм зарубежно­го права; К концу 1832 г. 15-томный Свод за­конов был подготовлен, а 19 января 1833 г. принят на заседании Государственного сове­та и немедленно вступил в действие, умень­шив хаос в управлении и чиновничий произ­вол.

В начале царствования Николай не прида­вал значения крестьянскому вопросу, одна­ко постепенно он пришел к мысли, что кре­постное право тормозит развитие страны и таит в себе угрозу новой пугачевщины. Крестьянский вопрос предполагалось ре­шать осторожно и постепенно и начать с ре­формы государственной деревни. В 1837 г. было создано Министерство государствен­ных имуществ, которое возглавил П. Д. Ки­селев. свое время он подавал Александру I записку о постепенной отмене крепостного права.) Меры, предпринятые Киселевым, по­зволили упорядочить управление государст­венными крестьянами, взимание податей и набор рекрутов. Малоземельные сельские об­щества переселялись на свободные земли. Уделялось внимание поднятию агротехниче­ского уровня земледелия, стал распростра­няться картофель. Правда, форма внедрения картофеля — общественная запашка с рас­пределением урожая по усмотрению чинов­ников — была воспринята крестьянами как казенная барщина. По государственным деревням пошли «картофельные» бунты. Ре­формой Киселева были недовольны и поме­щики. Они считали, что улучшение жизни государственных крестьян повлечет переход крепостных в казенное ведомство. Дальней­шие же планы Киселева — личное освобож­дение крестьян, выделение наделов, точное определение размеров барщины и оброка — для помещиков были вообще неприемле­мы. Недовольство помещиков и «картофель­ные» бунты могли привести в движение классы и сословия. Этого николаевское пра­вительство не могло допустить. Николай признавал, что крепостное право «есть зло, но прикасаться к нему теперь было бы делом еще более гибельным». Реформа управления государственной деревней стала самым зна­чительным шагом в решении крестьянского вопроса.

Министерство финансов к началу царст­вования возглавлял опытный и умелый эко­номист ^ Е. Ф. Канкрин. Он реально оценивал возможности экономики России, стремился к ограничению государственных расходов, осторожно использовал кредиты, ввел высо­кие пошлины на ввозимые товары, что обес­печивало доход казне и защищало промыш­ленность. В 1839 г. Канкрин провел денеж­ную реформу. Были выпущены кредитные билеты; их количество в определенной про­порции (примерно 1:6) соответствовало госу­дарственному серебряному запасу, и они сво­бодно обменивались на серебряные монеты. В результате денежной реформы выросла внутренняя и внешняя торговля и в целом упрочилась экономика России.

Введение в действие Свода законов, ре­форма управления государственной деревней и денежная реформа позволили Николаю I к концу 30-х гг. стабилизировать и укрепить свою империю.

Заключение

Целью данной работы было изучить Россию в первой половине 19 века.

Были поставлены задачи: изучить внутреннею политику Александра 1 и Николая 1, ознакомится с основными тенденциями экономического развития страны. Поставленная цель и задачи были решены.

Главная цель внутренней политики царского правительства состояла в том, чтобы сохранить существовавшую социально-политическую и экономическую систему, усовершенствовать се в соответствии с потребностями времени. Поэтому в методах проведения внутренней политики некоторые нововведения сочетались с мероприятиями, консервировавшими прежнее социально-политическое устройство России. В целом же во внутренней политике первой половины XIX в. доминировала тенденция, направленная на сохранение абсолютизма, привилегированного положения дворянства и крепостного состояния крестьян, поддержку православной церкви, подавление инакомыслия и предотвращение возможного революционного взрыва. Укрепление внутреннего положения способствовало внешнеполитическому усилению России, по праву занимавшей одно из ведущих мест среди европейских держав. Во внутренней политике России первой половины XIX в. было два важных рубежа: окончание Отечественной войны 1812 г. и 1825 г. — смена царствования и восстание декабристов. Эти события вызвали усиление консервативности и даже реакционности во внутриполитическом курсе. В центре внимания правительства стояли три важнейшие проблемы: административная — совершенствование государственного управления; социальная — аграрно-крестьянский вопрос; идеологическая — улучшение системы просвещения и образования. Решение первого вопроса правительство видело в дальнейшей централизации административного аппарата, в создании кадров образованных, профессионально грамотных чиновников, преданных лично императору и материально зависящих от получаемого жалованья. При решении крестьянского вопроса главное состояло в том, чтобы снять социальную напряженность в деревне, ликвидировать возможность крестьянских выступлений. Для этого необходимо было уничтожить наиболее уродливые проявления крепостничества, тормозившие экономическое развитие страны, вызывавшие протест передовой общественности и позорившие Россию перед Западной Европой. О развитии образования правительство заботилось лишь постольку, поскольку это могло бы способствовать, во-первых, упрочению самодержавия и привилегированного положения дворянства, а во-вторых, модернизации

экономики, обеспечивавшей обороноспособность страны и возможность проведения активной внешней политики.

Дискуссии при дворе и в обществе, принятие отдельных указов и проведение мероприятий по этим трем направлениям не изменили в первой половине XIX в. экономического и социально-политического строя России. Она осталась самодержавно-крепостнической страной, в которой опиралась на военно-полицейскую силу и на церковь, призывавшую подданных к беспрекословной покорности.

Список литературы

  1. Аммона, Г.А. История России 9-20вв.: Учебник/ Г.А. Аммона.- М.: ИНФРА-М, 2006.-816с.

  2. Артемов, В.В. История Отечества: С древнейших времен до наших дней/ В.В. Артеомв.- М.: Академия,2005.-360с.

  3. Дворниченко, А.Ю. История России: учеб./А.Ю. Дворничеко.- М.: Проспект, 2007.-472с.

  4. Кириллов, В.В. История России: учебное пособие/ В.В. Кириллов.- М.: Юрайт-Издат, 2008.-661с.

  5. Кузнецов, И.661с.

  6. Кузнецов, И.Н. Отечественная история/ И.Н. Кузнецов.- М.: Дашков, 2007.-816с.

  7. Орлов, А.С. История России: учеб./А.С. Орлов.- М.: Проспект, 2008.-528с.




Реклама:





Скачать файл (111 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru