Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Курсовая работа - Функции артиклей во французском языке - файл 1.doc


Курсовая работа - Функции артиклей во французском языке
скачать (170.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc171kb.16.12.2011 05:58скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...


Белгородский государственный университет

Факультет романо-германской филологии

Кафедра французского языка

КУРСОВАЯ РАБОТА

Функции артиклей во французском языке



Выполнил:

студент гр. 328 Шишов П.А.

Проверил:

канд. филол. наук, доц. Свищёв Г.В.
Белгород 2004

Содержание

Введение------------------------------------------------------------------------------- 3

1. Функции артиклей в старофранцузском языке----------------------------- 5

2. Функции артиклей в среднефранцузском языке--------------------------- 9

3. Сравнительный анализ развития функций артиклей в старо- и среднефранцузском языках------------------------------------------------------ 13

4. Функции артиклей в современном французском языке----------------- 16

Заключение-------------------------------------------------------------------------- 28

Введение



Артикль - от французского article из латинского articulus - «сустав», «член». Артикли свойственны далеко не всем языкам. Они необходимы в арабском, романских и германских языках. Для теории служебных слов артикли очень существенны. Они не выражают отношений между членами предложения, не образуют синтаксических форм языка, но являются наиболее типичными «грамматическими сопроводителями» знаменательных слов.

Современные формы и функции французских артиклей возникли не сразу. Они прошли периоды эволюционного развития языка, важнейшими из которых являются старо- и среднефранцузский. Поэтому рассматривать развитие и становление форм и функций артиклей необходимо на примере этих периодов.

А.А. Реформатский во «Введении в языковедение» выделяет следующие функции артиклей:

1) «грамматическое обозначение своего сопровождаемого», т.е. признак имени;

2) различение грамматической категории определенности и неопределенности, когда существуют парные артикли: le-un, la-une-во французском, der-ein, die-eine, das-ein- в немецком и т.д.

3) различение рода в чистом виде, т.е. при том же слове в той же форме (чаще при названиях каких-либо народов);

4) различение числа;

5) выражение отношений между членами предложения при помощи склонения артикля (бывает редко, присутствует в немецком языке);

Грамматические функции артикля во французском языке очень разнообразны; важнейшая из них состоит в том, что артикль служит основным средством грамматического оформления имени существительного. До сих пор в науке нет ещё единого понимания грамматической природы артикля. Одни языковеды считают артикль служебным словом (О.И. Богомолова, Г.Гильом), другие видят в нём морфему агглютинативного типа (Ж. Вандриес, Ш. Балли, Ж. Дамурет и Е. Пишон, Г. Гуженейм и другие). Но это чисто грамматическая проблема.

С одной стороны, формы артикля служат средством выявления количественной характеристики предметности, причём это грамматическое значение тесно связано с грамматическим значением единственного и множественного числа.

С другой стороны, различные формы артикля являются грамматическим средством выражения категории определённости и неопределённости. Ряд французских лингвистов и вслед за ними О.И. Богомолова считают, что это и является основным грамматическим значением артикля. Категории определённости и неопределённости выявляются через употребление форм определённого и неопределённого артиклей. Так, неопределённый артикль указывает на отсутствие у существительного предварительной смысловой связи с контекстом. Наоборот, определённый артикль подчёркивает мотивированность появления существительного в данном контексте, указывает на наличие у этого существительного предварительной смысловой связи с контекстом. Напр.:

En face des deux religieuses, un homme et une femme attiraient les regards de tous.

Lhomme, bien connu, était Cornudet…

La femme, était célèbre par…le surnom de Boule de Suif. (Maupassant, Boule de Suif, Nouvelles, 14).

Что же касается частичного артикля, указывающего на неопределённое количество предметности и подчёркивающего неоформленность субстанции, то эта форма находится обычно в стороне от выражения категорий определённости и неопределённости.

На базе этих основных грамматических значений форм артикля возникают вторичные дополнительные смысловые и отчасти стилистические оттенки. Многоплановое разнообразие основных и дополнительных значений артикля создаёт благоприятную почву для стилистического новаторства писателей. Действительно, в литературно- художественной речи мы находим большое количество вариантов стилевого использования основных и дополнительных значений артикля. Некоторые из этих стилевых вариантов, благодаря особо частому употреблению, превращаются в устойчивые стилистические типы употребления артикля, несущие экспрессивно- художественную окраску.


  1. ^ Функции артиклей в старофранцузском языке


Артикль, римское нововведение, восходит к указательному латинскому местоимению ille (определённый артикль) и к числительному unus (неопределённый артикль). Неопределённый артикль появился позднее, чем определённый, но оба сохраняли примитивное лексическое значение в течение долгого периода.

В употреблении определенного артикля мы видим следующие случаи: употребление указательное, употребление анафорическое, употребление в значении принадлежности и употребление определительное. Эти случаи соответствуют значениям артикля, которые он проходит в своей эволюции в течение изученного периода:

1) употребление указательное представляет артикль как указательный определитель слова или заменитель указателя. Эта функция подтверждается Л. Фуле и Ф. Брюно, Ш. Брюно в следующем примере: A ce que li uns l'autre ancontre Sagremors sa lance peşoie La Percevax ne fraint ne ploie (Perceval de Galois, (4227-28)- Sagremors met sa lance en pièces. Celle de Perceval ne se brise ni ne se ploie. Так, la Perceval означает “la lance de Perceval” или “celle de Perceval”. Также известно и достаточно распространено обратное употребление указателя: Si veit venir cele gent paienur (Rol., 1019). = Il voit venir ce peuple payen

2) употребление анафорическое также основывается на уменьшенном этимологическом значении артикля. В качестве указателя в старофранцузском языке артикль использовал собственную особенность указателя, указывая уже выраженное понятие. Повторяя употреблённое существительное, артикль, функция которого чисто анафорическая, определяет его:

Dist Blancadrins: “Apelez le Franceis!” (Rol., 506)- Blancadrin dit: “Appelez le Français!”. Значение анафорическое здесь состоит в том, что под le подразумевается ce (“Appelez ce Français!” = “Appelez le Français!”)

3) употребление в значении принадлежности определённого артикля также близко к его указательному употреблению, свидетельствуя о дальнейшем изменении в семантическом развитии артикля. Значение принадлежности представляет другую степень абстракции, которую артикль достигал в своей эволюции.

В значении принадлежности артикль ставится перед существительными, обозначающими части тела или предметы, принадлежащие человеку, о котором идёт речь. Например:

Enveiuns i les filz de nos muillers,

Par nun d’ocire j’enveierai le men.

Asez est melz qu’il i perdent le [s] chefs

Que nus perduns l’onur ne la deintet (Rol., 42-45)

= Envoyons-y les fils de nos femmes: dût- il périr, j’y enverrai le mien. Bien mieux vaut qu’ils y perdent leurs têtes et que nous ne perdions pas, nous, l’honneur et la dignité.

Также в текстах было чередование определённого артикля с притяжательными прилагательными. Это делалось для придания стихам ритмичности, поэтичности:

Li quens Rollant, par peine e par ahans, par grant dulor sunet sun olifan (Rol., 1761-62). = Le comte Roland, à grand’ peine, à grand effort, à grande douleur sonne son olifant.

4) употребление определительное- это результат семантической эволюции артикля, но не результат хронологических изменений. Употребление определительное можно увидеть в двух видах: внешний или явный, внутренний или подразумевающийся. Внешняя или явная детерминация определяется с помощью выраженного контекста: это окружающие фразы, придаточное предложение, дополнение существительного. Например:

Molt est entrez en grant esfroi, Mes molt est liez en son corage De cest conseil honest et sage Que la pucele li a dit (V.P. 452-5) = Il s’est beaucoup effrayé, mais il est très joyeux dans son courage de son conseil honnête et sage que la jeune fille lui a dit. Niez, fet li oncles, volentiers… (V.P., 476). = Neveu, fait l’oncle, volontiers… La pucelle и li oncles хорошо известны персонажам истории и рассказчику. Имена эти определены по контексту, и функция артикля здесь в том, чтобы напомнить этот контекст.

Кроме этих случаев мы находим примеры подразумевающейся детерминации, где появление артикля не подготовлено контекстом или где употребление артикля не обусловлено окружающими фразами. Контекст не выражен, но подразумевается, подражается. Артикль используется здесь как знак персонажей или событий, о которых идёт речь. Например:

Quant jo serai en la bataille grant (Rol., 1077). = Quand je serai dans la grande bataille…

Tresvait la noit e apert la clere albe (Rol., 737). = La nuit s’écoule et l’aube claire apparaît.

Неопределённый артикль не употреблялся часто в старофранцузском языке. Л. Фуле приводит статистику, которая это очевидно доказывает: “La Chastelaine de Vergi”, которая насчитывает 958 стихотворений, предлагает только 19 случаев употребления неопределённого артикля из 50.

Это положение вещей длилось весь период старофранцузского языка и только с XIII неопределённый артикль понемногу распространил свою область.

Мы видим в употреблении неопределённого артикля следующие случаи: числовое употребление, индивидуализирующее употребление, определительное употребление.

1. Числовое употребление есть не что иное как употребление неопределённого артикля в его этимологическом значении: Pur un sul levre vait tute jur cornant (Rol., 1780).= Pour un seul lièvre il va tout le jour cornant. В этом употреблении артикль сохраняет своё примитивное обозначение числительного unus (un seul) и противится другим числительным (deux, trois, quatre, etc.).

2. Индивидуализирующее употребление близко к числовому употреблению, и от него, так сказать, происходит. В этом употреблении артикль определяет существительное, обозначающее представителя какой-либо группы, массы предметов или существ, представителя вида. В примере Atant i vint uns paiens Valdabruns (Rol., 617)= Alors un payen Valdabrun y vint артикль служит для различения “un payen” среди других.

Употребление неопределённого артикля в индивидуализирующей функции позволяет обобщения: Plus curt a piét que ne fait un cheval! (Rol., 890) = Il court à pied plus (vite) que ne fait (ne court) un cheval.

3. Определительное употребление неопределённого встречается во фразах, которые вводят новый персонаж или новый объект в рассказ. Здесь не идёт речь о характеристиках, которые были неизвестны, которые служат для представления персонажа и начинают описание. Неопределённый артикль в определительной функции может вводить существительное, обозначающее существо или хорошо известный объект, но о котором ещё не шла речь или к которому хотят привлечь внимание. Например:

Or me sui, fet ele, apenssee D’une chose a qui ma penssee

A sejorné molt longuement. Vous savez bien certainement

C’un oncle avez qui molt est riches (V.P. 401-5).

Sire, fet il, ne vous poist mie, Une fame desconseillie,

Jone de samblant et d’aage, Est issue de cel boscage (V.P. 1165-8)

Дядя, о котором говорят, хорошо знаком рыцарю, своему племяннику и барышне, но о нём напоминают здесь в первый раз, и неопределённый артикль используется как детерминатив, который привлекает внимание к личности дяди. Качество “qui molt est riches” также подчёркнуто. Второй пример вводит нового персонажа в разговор между стражником (часовым) и сеньором. Женщина, о которой идёт речь, хорошо известна рассказчику. Неопределённый артикль её представляет собеседникам как незнакомку. Прилагательные, характеризующие имя существительное, также подчёркнуты.

В этих примерах неопределённый артикль более выразителен, чем определённый, потому что своим этимологическим значением он подчёркивает объект или личность, настаивая на его единственном характере, на его качествах, или просто противопоставляя личность или объект, о которых идёт речь, некоторому количеству им подобных.

Партитивный артикль не был известен в старофранцузском языке. Как грамматическая форма он появился в XIII веке. До этого времени партитивное значение выражалось с помощью предлога de (mangier de pain), с помощью сочетаний с de и le (mangier del(du) pain) или просто без предлога или артикля (mangier pain). Мы находим анализ партитивного артикля в среднефранцузском языке, когда он начинает ясно выражать свои функции и значения.
^ 2. Функции артиклей в среднефранцузском языке
Несмотря на колебания в употреблении артикля перед некоторыми группами слов, его появление перед существительными становится более регулярным.

Определённый артикль ставился перед географическими названиями, но его употребление не было стабильным: у Фруасара (Livre de lect., 399-400) находят названия стран то с артиклем (например, le Baudrain de la Heuse), то без артикля (например, le roy de Navarre, Clermont en Beauvoisin); у Ф. Виллона, Ш. д’Орлеана мы встречаем France, Guienne, Normandie (Livre de lect., 453-454) и le Mayne (ibid, 465). П. Гиро (MFr, p.100) цитирует интересную фразу Алэна Шартье: “province qui commence au Rosne et finit a Gironde”, где мы видим в зародыше любопытное современное противопоставление: en Espagne (au Portugal).

Имена людей принимают артикль, но смешения также обычны:

Et Jehanne la bonne Lorraine

Qu’Angloys bruslerent à Rouen (Villon, L. L., 465)

Quant les Angloys as pieça envaïs… (Ch. d’Orleans, L. L., 454).

Est Flora la belle Rommaine (Villon, L. L., 465).

Mais soient Lombardes, Rommaines… (ibid, 465).

Les concluront, a les Lorraines (ibid, 465).

Обычно перед абстрактными понятиями, перед персонифицированными именами и перед названиями, употреблёнными в общем смысле, артикль не ставится; Кристин де Пизан пишет:

Nostre amour et noz deux cuers,

Trop plus que freres ne suers,

En un seul entier vouloir,

Fust de joie ou de douloir.

… n’iert femme en vie.

De tous biens plus assouvie

(Chemin de long estude, L. L., 424)

Она употребляет без артикля слова folie, sens, philosophie, fortune, raison (ibid.), абстрактные понятия с эпитетом: grant martyre, grief duel, tel tristour, premiere jeunece, grant doulour, grant destrece, grant remord, и т.д. (Ballades, L. L., 425).

Но генерализирующая функция артикля появляется в таких примерах:

Bien leur affiert le lorier et les palmes

De tout honneur, en signe de vittoire,

Quant ont occis et mené a oultrance

^ L’orgueil anglois... (Ballades, L. L., 426).

Prudence aprent l’omme a vivre en raison,

Là ou elle est eurese est la maison

(Proverbes moraulx, L. L., 426).

La terre est moult eureuse dont le sire

Est saige et bon et bien vivre desire (ibid.)

Неопределённый артикль употреблялся несколько реже, чем определённый артикль. Его значение всегда менее абстрактно, чем неопределённого артикля, настолько, что un и un certain менее абстрактны, чем le как этимологически указательное местоимение. Весь парадокс, по-видимому в том, что un certain конкретизирует и индивидуализирует лучше, чем le, по-прежнему соответствующий celui (< ille лат.). Частота употребления здесь тоже играла значительную роль. Определённый артикль был посвящён в употребление уже в IX веке, и с тех пор его употребление только распространялось (Darmesteter, p.31). Неопределённый артикль также известен в протофранцузском и очень древнем французском (первый пример un в неопределённом значении отмечен в IX в. в “Кантилене святой Элалии”), но он не распространялся так быстро, как определённый артикль: “Начиная с XVII в. его употребление становится всеобщим” (Darmesteter, p.31).

Связь между частотой слова и степенью его грамматикализации выявила некоторое “опоздание” в десемантизации неопределённого артикля. Это также объясняет случаи неупотребления неопределённого артикля там, где он сегодня необходим.

Процитируем, к примеру, случаи неупотребления неопределённого артикля:

- перед существительным-определением

Ce n’est que signe d’amourette (France nouv., L. L., 533)

Soit jour ouvrier ou jour de feste (ibid., 533)

- перед существительным с предшествующим прилагательным

A Dieu, mondous cuer, ma chiere suer et ma tres-douce amour, qui vous doient parfaite joie de ce que

vostre cuer aime, et bonne vie et longue (G. de Machaut, L. L., 364)

- перед существительном в отрицательном или вопросительном предложении: эти предложения

содержат в себе идею неопределённости:

Mais je n’y voy tour s’il ne vient de vous (G. de Machaut, L. L., 364)

Que je vous aim, sans penser deshonneur… (ibid., 364)

- перед существительным с предшествующим отрицанием, и особенно с предшествующими

отрицательными наречиями как onques, jamais:

Au temps qui court, nul qui ait prodommie… ami n’a ne amie (E. Deschamps, L. L., 385)

Onques de terre n’eut sillon (F. Villon, L. L., 466)

- перед существительных в сравнительных фразах типа “plus heureux que roi”:

Blanche com lis, plus que rose vermeille

Resplendissant com rubis d’Orient… (G. de Machaut, L. L., 365).

… duquel j’ay plus grant joie que de chose en ce monde (ibid., 363).

Наречие сравнения si сегодня также может исключать артикль: Vous aviez si piteuse mine. Je vous ai trouvé en si miserable état (Darmesteter, p.39).

Случаи неупотребления неопределённого артикля, процитированные выше, были постоянны в среднефранцузском языке, но не являлись строгими. Существительные могли быть употреблены с артиклями в той же конструкции: C’est une chose que je feroie à malaise (G. de

Machaut, L. L., 364)- определение. C’est une des plus grans pensées que j’ay (ibid., 364)- определение с предшествующим прилагательным.

Употребление партитивного артикля. Партитивный артикль получил в старофранцузском языке свою форму и специализацию. Форма партитивного артикля du, de la передаёт идею частичности. Эта идея выражалась в старофранцузском языке с помощью трёх конструкций: mangier pain, mangier de pain, mangier del (du) pain, не считая конструкций с наречиями количества (assez, beaucoup, etc.).

Конструкция mangier pain продолжает латинскую (edere panem), где слово pain может означать хлеб в целом или определённую часть хлеба.

Mangier de pain произошло от латинского edere de pane (lat. vulg.), где предлог de имеет значение частичности. Третья конструкция (mangier du pain) французского образования. Она появилась в период, когда слово без артикля считалось неопределённым. Появление артикля в этой конструкции не было неожиданным или необъяснимым, но было довольно логичным, потому что речь шла об определённой части хлеба.

Дополнение глагола в рассматриваемой конструкции- прямое, и оно выражено через слово, которое обозначает определённый объект; это определённая часть определённого хлеба.

Со временем употребление партитивного артикля постепенно распространилось; артикль применялся к словам, которые обозначали неопределённые объекты (manger du pain, boire de l’eau, manger des fruits). Из-за синтаксического развития партитивный артикль достиг не только прямые дополнения, но также подлежащее и косвенные предложные дополнения. Например:

Du bon du cuer il s’en reprend (Chansons, L. L., 474).

Amour m’a fait du plaisir, mais autant

Et plus m’a fait de deuil et desplaisance (H. Baude, L. L., 490).

В последнем примере мы видим рядом с партитивной конструкцией с партитивным артиклем конструкции, где существительное употреблено без артикля: это конструкции с наречиями autant и plus (“autant et plus m’a fait de deuil”), которая сегодня употребляется, и архаическая конструкция (“m’a fait desplaisance”), где существительное употреблено без артикля.

Употребление партитивного артикля становится регулярным только с начала ХV века (Darmesteter, p.40). Другие относят регулярное употребление партитивного артикля к XVI веку (Brunot et Bruneau, p.226) и даже к XVII веку (J. Anglade, M. A. Borodina), где употребление артикля описано в грамматиках.

3. Сравнительный анализ развития функций артиклей

в старо- и среднефранцузском языках
Если рассматривают артикль в качестве определителя существительного, то в старофранцузском языке обнаруживают его грамматическое назначение. Понятие рода не было достаточно обозначенным в противопоставлениях существительных мужского и женского родов; категория падежа выражалась флективно только в части слов старофранцузского языка. Всё это компенсировалось употреблением артикля и предлогов перед существительными. Но в эпоху старофранцузского языка артикль сохранял ещё своё этимологическое значение и его употребление было ограниченным. Определённый артикль сохранял своё указательное значение и употреблялся только перед конкретными существительными; неопределённый артикль сохранял своё числовое обозначение и употреблялся только перед счисляемыми существительными.

Распространение и многократность его употребления способствовали грамматикализации артикля внутри именной синтагмы. В среднефранцузском языке речь не идёт о том, чтобы анализировать существительное, которому предшествует артикль, как именную синтагму, принимая во внимание, что артикль уже потерял своё этимологически лексическое значение. Новые отношения устанавливаются между существительным и артиклем с одной стороны, и между двумя артиклями с другой стороны.

Здесь два примера употребления определённого артикля в старофранцузском и среднефранцузском периодах:

1) Tresqu’en la mer cunquist la tere altaigne (Rol., 3).

Jusqu’à la mer il conquit la terre hautaine.

2) Environs l’aube du jour, lors de la première clarté du soleil et nature contente du repos de la nuit nous rappellent aux mondains labours… (Alain Chartier, Quadrilogue, L. L., 448)

Определённый артикль различно определяет существительное, которое он сопровождает в примерах из среднефранцузского (2) и старофранцузского (1) языков.

В первом примере артикль сохраняет свой этимологический смысл, поэтому детерминация существительного одновременно грамматическая и лексическая: la перед mer и tere обладает указательным обозначением (cette mer = la Méditerranée, cette terre = l’Espagne).

Во втором примере артикль определяет существительное грамматически, выражая род, число и падежные отношения, которые существуют между существительными и другими словами фразы. Речь не идёт больше о лексической детерминации, несколько приуменьшенной, чем на самом деле.

Здесь два примера употребления неопределённого артикля в старофранцузском и среднефранцузском периодах:

1) D’un arcbaleste ne poet traire un quarrel (Rol., 2265).= Il ne peut pas tirer une flèche d’un arbalète.

^ Uns Sarrazins tute veie l’esguardet (Rol., 2271).= Un Sarrazin le regarde toujours.

2) Ce bon curé avait ung chien qu’il avoit nourry de jeunesse… quand il vit son chien de ce monde trespassé, il se pensa que une si sage et bonne beste ne demourast sans sepulture; et pour tant il fist une fossé assez pres de l’huys de sa maison… Je ne sçay pas s’il luy fist ung marbre et par dessus engraver une epytaphe, se m’en tais (Cent. Nouv., L. L., 1-15).

Во фразах старофранцузского языка неопределённый артикль сохраняет своё этимологически числовое обозначение и к грамматическому определению прибавляется лексическое определение: существительное, детерминированное таким образом, обозначает объект или единственную личность среди многих.

Фразы среднефранцузского языка показывают, что неопределённый артикль, определяя всё слово грамматически (он указывает род и число), подчёркивает его семантически, благодаря не совсем угасшему этимологическому значению. Неопределённый артикль конкретизирует существительное; объект, названный существительным с неопределённым артиклем, противопоставлен остальным этого же вида.

Итак, различие между артиклями в старофранцузском и среднефранцузском языках следующее:

В старофранцузском употребление артикля характеризуется, как это уже было видно, с двух сторон:

1) артикль сохраняет свой этимологический смысл и является членом именной синтагмы

2) артикль определяет существительное грамматически

Из этих двух функций одна является синтаксической и независимой, другая является вспомогательной (морфологической) и зависимой.

В среднефранцузском артикль сохраняет вспомогательную функцию и теряет функцию независимую, так как многофункциональное употребление какого-либо элемента возможно, если это употребление не вызывает противоречий в системе. В нашем случае имеется такое противоречие. В качестве члена именной синтагмы артикль занимает всегда место перед существительным и формирует порядок Dt+Dé; это противоречит существенной тенденции французского синтаксиса, которая ставит определитель после определяемого (Dé+Dt). Артикль был обречён на лексический и грамматический упадок. Его синтаксическое и независимое употребление не соответствовало требованиям системы, которые выражались тенденцией прогрессивной последовательности. С другой стороны, частота употребления, которая сделала устойчивой предпозицию артикля в отношении с существительным, действительно способствовала десемантизации артикля. Будучи часто употребляемым, каждый элемент слабел фонетически и семантически, и судьба артикля может служить примером этому.

Грамматикализация артикля произошла в среднефранцузском языке: “…только к XV и к XVII векам он становится аналитической формой группы существительного” (Borodina. Morphologie, p.95).

Но уже в среднефранцузском языке артикль расширил поле своего употребления, став сателлитом существительного.
^ 4. Функции артиклей в современном французском языке
Во всех романских языках выработалось особое служебное слово - артикль, которого не было в латыни. Но во французском языке артикли более разнообразны, чем, например, в испанском, и употребляются с более широким кругом слов: фр. La France, исп. Francia; фр. manger du pain, исп. comer pan.

В грамматике объединяются морфологически различные элементы un, le, du (des) под общим названием артиклей в единую функциональную систему, в которой эти элементы образуют семантические оппозиции определённости/ неопределённости: le/un; единичности/ множественности: un/des; глобальности/ партитивности: le/du; счисляемости/ неисчисляемости: un/du и, наконец, оппозицию предметности/ непредметности, образуемую наличием детерминатива и его отсутствием при существительном. Последняя оппозиция проявляется в плане дистрибутивном в незаместимости существительного без артикля субститутом.

В систему артиклей входит, таким образом, нулевой артикль, отсутствие артикля исключает референцию.

Предлоги, участвуя в образовании именной синтагмы, также вовлекаются в систему артиклей в качестве определителей существительного, главным образом предлог de и его комбинаторные варианты du, des: le tour du monde, la circulation des voitures.

Предлог de выполняет функцию артикля в определённых синтаксических условиях, например, перед существительным - дополнением глагола в отрицательной форме: Il ne reçoit jamais de visite.

Артикль - разновидность дейктического служебного слова, распростанённая в германских и романских языках.

Артикль неопределённый - артикль, показывающий, что обозначаемый существительным предмет мыслится только как принадлежащий к данному классу предметов. Форма неопределённого артикля этимологически- числительное unus. Из единицы количественной unus преобразуется в единицу качественную, обозначая движение в сторону партикуляризации, сингуляризации. Сохраняется единая семиология для числительного и артикля: un. В других языках эти две разные категории могут иметь разную семиологию, например, в английском числительное one и артикль партикуляризации a, an [Leçons 5, p.68]. Отсутствие эксплицитно выраженного различия между числительным и артиклем не мешает говорящим чувствовать разницу между ними: употребляя артикль un, говорит Гийом, они не считают [Leçons, p.91], хотя в ряде случаев неопределённый артикль очень близок числительному.

Артикль определённый - артикль, показывающий, что обозначаемый существительным предмет мыслится как известный, конкретный предмет, выделяемый из класса однородных с ним предметов; le livre que je viens de lire. В речи, в дискурсе артикль является показателем той степени расширенности объёма имени, которую мыслит автор речи (отправитель); получатель же, слушающий или читающий, понимает намерения отправителя благодаря дистрибутивным, контекстным условиям употребления артикля. Вот примеры, показывающие уменьшение и увеличение экстенсии имени [Guillaume 1969, p.147-148]:

1. Un enfant est toujours l’ouvrage de sa mère (Napoléon)

2. Un homme entra, qui avait l’air hagard

3. L’homme était entré et s’est assis au coin de feu

4. Lhomme est mortel

Артикль партитивный- артикль, показывающий, что обозначаемый существительным предмет мыслится не во всём своём объёме, а лишь в виде некоторой своей части: donnez-moi du pain; voyons! du calme! В формировании партитивного артикля участвует de, которое является во французском языке 1) предлогом, 2) инвертором экстенсии, 3) артиклем. Формы du, de la, des представляют собой, по словам Гийома, отличную запись психомеханизма “экстенсия+инверсия экстенсии” [Leçons 6, p.105-112]. Движение в сторону наибольшей экстенсии прерывается инвертором de. Два противоположных направления. Соответственно- две формы артикля: простая le, la, les и сложная du, de la, des. В сложных формах отражается неполная экстенсия, партитивность и идея множественности для артикля un, отвергающего своим анти-экстенсивным механизмом расширенность множественного числа. Партитивность связана с именами вещественными и абстрактными, которые не принимают движения к единице, к счёту: de l’eau, du fer, de l’air, de la bonté (имена неисчисляемые). Партитивность противопоказана именам вещей: une maison, deux maisons, trois maisons…, un arbre, deux arbres, trois arbres… (имена счисляемые). Психомеханизм партитивного и неопределённого артиклей помогают семантической классификации существительных. По оперативному механизму форма des- партитивный артикль, но это также форма множественного числа неопределённого артикля. Артиклю un в силу его психомеханизма (движение к единице, к единичности) не полагается иметь множественного числа. Исторически множественность в нём принимала форму единичности, известной под именем “двойственное число” (le duel). Возврат от наибольшей расширенности (les) с помощью инвертора de совпадает по психомеханизму с антиэкстенсией артикля un. Создаётся внешнее (не внутреннее!) множественное число. Les champs, les prés, les bois- на общем фоне картины эти образы принимают ту же расширенность, что и фон. Они сливаются с фоном. Des champs, des prés, des bois- из общего фона расширенности отделяются эти образы, между ними и фоном есть зазор, интервал. Форма de может быть:

1) предлогом в примере: parler du roi;

2) инвертором экстенсии в примере: manger du pain;

3) артиклем в примере: Je ne veux pas de livre. Здесь, по Гийому, de есть неполный партитивный артикль [Leçons 6, p.157]. Выразительный пример находим у В. Гюго [Hugo, p.202]: Pas une porte qui ne fût barrée, pas un volet qui ne fût fermé. De lumière nulle part. Для того, чтобы разобраться в отношениях между именами, в статусе слова, в особенностях употребления артиклей, необходим анализ дистрибуций, контекста, референций, необходимы трансформации:

le livre de l’enfant => l’enfant, son livre = отношение реальной принадлежности, артикль нужен;

l’homme d’honneur => * l’honneur, son homme = отношения принадлежности нет, трансформация невозможна, de объявляет форму безартиклевого имени, или нулевой артикль;

un cours de français => * le français, son cours = принадлежность нулевая, трансформация невозможна; следствие: нулевой артикль перед вторым именем.

В трансформациях необходимо в ряде случаев определять субъектную или объектную функцию имён, восстанавливать глагол: une question de président => le président questionne;

l’ignorance de la langue russe => on ignore la langue russe.

Гийом выделяет четыре типа отношений принадлежности, указывая на связь их с употребленем артиклей:

1) реальная принадлежность le chien du berger

2) виртуальная принадлежность un chien de berger

3) нулевая принадлежность homme de bien

4) функциональная принадлежность l’enseignement de français

Нулевая принадлежность требует нулевого артикля [Leçons 12, p.297].

Артикль нулевой. Пример: la sensation de chaud, de froid - la sensation du chaud, du froid. Чередование артиклей 0/le означает, что абстрактные понятия холода и жары выражаются или как совершенно конкретные (нулевой артикль) или как абстрактные (определённый артикль). Конкретность здесь определяется моментом ощущения холода; момент и конкретность тесно связаны. Гийом вводит термин конкреция (concretion)- сгущение, сжатие [Guillaume 1969], обращая внимание на то, что нулевой артикль обладает способностью “сжимать” абстракцию: “… le pouvoir qu’à l’article zéro de concréter l’abstrait, c’est-à-dire d’appréhender l’abstrait, au niveau de la sensation concrète" [Leçons 12, p.318]. Так в выражении perdre patience имя существительное не имеет того значения, которое проявляется в perdre la patience. С артиклем la имя удерживается на экстенсивном значении, с нулевым - оно находится за пределами наибольшего расширения понятия “терпение”. Тут начинается движение в сторону транс-экстенсивной конкретизации: потерять терпение вот сейчас, в эту минуту, но не капитально и навсегда. В примере perdre la raison имя означает потерю способности разумно рассуждать вообще. Если с помощью нулевого артикля выражается идея об одномоментной потере какого-то качества (в perdre patience лопнувшее терпение в данный момент), то с помощью определённого артикля выражается идея об окончательной потере: полная потеря разума в perdre la raison. Подобное различие психомеханизмов можно проследить в других глагольно-именных конструкциях: avoir la foi/ avoir foi (en quelqu’un); parler d’amour/ parler de l’amour; etc. Анализ таких сочетаний как: mettre fin/ mettre un terme; faire miracle/ faire un miracle; tenir tête; prendre corps; faire nombre; etc требуют глубокого проникновение в семантику каждого слова и во взаимоотношения слов в составе сочетания. Такие нюансы в семантической изменчивости слов связаны с границами экстенсии.

В предложении артикль является синтаксическим средством для определения следующих категорий существительных:

1) категория счисляемости/ несчисляемости

2) категория собирательности

3) категория детерминации

Во французском языке важнейшая особенность неисчисляемых существительных- сочетаемость с артиклями le/du (du pain- un pain, du sucre- un sucre). Другая особенность- сочетаемость с глаголами и прилагательными определённой семантики: abonder, riche, plein и др. Но этот признак не очень показателен, так как те же слова могут сочетаться с существительными во множественном числе или абстрактными. Основной способ выражения счисляемости/ несчисляемости в русском языке- словообразовательный и морфологический, во французском- синтаксический- сочетаемость с артиклем. Грани между счисляемыми/ несчисляемыми существительными подвижны вообще, но во французском- особенно. Одно и то же имя лишь благодаря разным артиклям выражает значения, передаваемые в русском языке средствами словообразования, например:

счисляемость- несчисляемость: un mouton- баран, du mouton- баранина;

несчисляемость-единичность (счисляемость):

de l’herbe- трава une herbe- травинка

de la paille- солома une paille- соломинка

du pain- хлеб un pain- хлебец

При отсутствии словообразовательных средств используются словосочетания:

а) для выражения несчисляемости (вещества): du lièvre- кроличий мех;

б) для выражения счисляемости (единичности, сегментации количества): виноградина- un grain de raisin, пылинка- un grain de poussière, льдина- un bloc de glace; un savon- кусок мыла.

Собирательность выражается во французском языке артиклями le, du, сопровождающими несчисляемые существительные; в русском языке собирательность может обозначаться местоимениями весь, всё (ср.: le nouveau- всё новое). Так, благодаря артиклю любое французское существительное может приобрести собирательное значение (ср.: une paperasse- бумажонка- de la paperasse; Il y a du lapin dans cette forêt; Il est allé chasser le canard sauvage). Собирательность выражается также словосочетаниями с собирательными словами типа: группа, совокупность и т.п.

Во французском языке о детерминации можно говорить как о грамматической категории, поскольку она выражается регулярно особым служебным словом- артиклем, оформляющим именную группу в предложении. Субстанция может быть охарактеризована с качественной или с количественной стороны, поэтому и категория детерминации, выражаемая французским артиклем, имеет два аспекта: качественный и количественный.

Качественная детерминация (определённость/ неопределённость) касается считаемых существительных и выражается оппозицией артиклей le/un. Для выражения значений французских артиклей в их первичной функции в русском языке используются следующие основные средства:

а) порядок слов. Определённость в русском языке выражается препозицией подлежащего, неопределённость- его постпозицией по отношению к глаголу, согласно формулам:

фр. яз. рус. яз.

Sle +V S+V

Sun +V V+S

Le bonhomme les regardaient Старик искоса посматривал на приближающихся

venir du coin de l’eau. Абеля и Валерию.

Un pêcheur, assis sur le quai На набережной сидел рыбак и играл на губной

jouait de l’harmonica. гармонике.

Это соответствие нарушается в двух случаях:

если в русском тексте существительное сопровождается неопределённым местоимением или определением, указывающим на необычность субъекта (формула фр.Sun+V <–> рус. S+V).

A côté, un petit homme replet Тут же неподалёку низенький, полненький человек

lavait à seaux sa voiture. поливал свою машину.

если предложение описывает событие нерасчленённо, выступая как монорема (формула: фр. Sle+V <–> рус. V+S).

^ Le jour maussade se levait. Занимался хмурый день.

б) определения при существительном. Значения определённости выражаются местоимениями: этот, тот (самый), свой, все (эти); числительными: оба, трое; прилагательными: данный, настоящий. Значение неопределённости выражается неопределёнными местоимениями: какой-то, какой-нибудь, некий, некоторый и др., такой, кто-то; числительным один (из); прилагательным неизвестный; и наоборот, определённый, особый, целый. Русскому отсутствующему (“нулевому”) определителю во французском тексте могут соответствовать артикли le и un, в общей форме выражающие определённость или неопределённость, в свою очередь этим общим определителям в русском тексте могут соответствовать определители более конкретного значения. Вот некоторые примеры соответствий:

Определённый артикль:

Dès la première minute une idée atroce avait bien passé au travers de sa tête malade… Mais l’idée était restée fuyante. В первую же минуту в её больном сознании мелькнула жестокая мысль… Но эта мысль осталась неопределённой.

Et soudain, une ombre d’homme se dressa sur cette lisière éclairée du bois. ^ La tête dépassait les arbres, se perdait dans le ciel. И внезапно на этой освещённой опушке леса поднялась тень человека. Голова его была выше деревьев и терялась в небе.

Maintenant l’étudiant est devenu un vieil et célèbre écrivain. Теперь тот студент - старый знаменитый писатель.

В русских переводах значение неопределённости выражено постпозицией подлежащего, значение определённости передано притяжательным или указательным местоимением. Так элементы разных уровней (синтаксис, лексика) используются для выражения значений, передаваемых французскими служебными словами. Указательное местоимение (этот, тот) используется при повторном обозначении объекта (une idée- l’idée), притяжательное- при отношении включения (целое- часть, предмет- признак: un homme- la tête).

Неопределённый артикль:

^ Un parvenu né dans le pays obtint du maître Chesnel qu’il parlât de mariage en sa faveur. Некий выскочка добился от Шинеля, чтобы тот передал его предложение руки и сердца.

Il s’aperçut que sur l’auvent une pancarte était collée. Он увидел, что под навесом был приклеен какой-то билетик.

Русские неопределённые детерминативы один, какой-то, какой-нибудь, кое-какой и др. передают такие оттенки, которые без дифференциации выражаются французским un. Отсюда проистекают большие трудности для иностранцев, изучающих русский язык. Так, какой-нибудь употребляется при возможности выбора (il a pris un livre - он взял какую-то книгу, но il a voulu prendre un livre- он захотел взять какую-нибудь книгу), один и кое-какой употребляются при ясности объекта для говорящего и неясности для его слушающего (Я расскажу тебе одну историю. Я принёс тебе кое-какие книги).

в) транспозиция. Неопределённости в русской фразе выражается неопределёнными наречиями (как-то, где-то, как-нибудь и т.п.), которые функционально соответствуют неопределённым артиклям.

Mais un grand bruit éclata soudain tout près d’eux. Вдруг где-то рядом с ними раздался шум.

Une nuit, ils furent réveillés par le bruit d’un cheval. Как-то ночью их разбудил топот коня.

Неопределённый артикль во множественном числе может выражать, как отмечалось выше, качественную и количественную неопределённость. В русском тексте способ выражения выбирается в зависимости от того, какой аспект неопределённости подчёркивается.

^ Des hommes étaient assis sur un banc. Какие-то люди сидели на скамейке.

Здесь качественная неопределённость выражается по-русски неопределённым местоимением какие-то. Количественная неопределённость чаще проявляется при словах, указывающих на число, меру (расстояние, время, цена и т.п.), и обозначается прилагательными несколько, многие и т.п.

^ Des heures durent se passer. Прошло, наверное, несколько часов.

C’était le choc en retour de la défaite, du tonnerre qui avait éclaté très loin, à des lieues. Это был отзвук поражения, отзвук грома, пророкотавшего далеко-далеко, во многих милях отсюда.

В функции нейтрализации (генерализации) обычно употребляется определённый артикль. Он подчёркивает обобщённый характер суждения, что в русском языке нередко выражается местоимениями всякий, весь: L’homme est mortel.- Всякий человек смертен. Неопределённый артикль с обобщающим значением употребляется в высказываниях с модальным оттенком (пожелание, возможность), где предполагается опущение определений типа настоящий, хороший и т.п. В русском языке эти оттенки передаются восстановлением таких определений: Un étudiant doit travailler régulièrement.- Настоящий (хороший) студент должен работать систематически.

Вторичные семантические функции артиклей проявляются при их сочетании с несчитаемыми существительными. При сочетании с абстрактными существительными качества, состояния определённый и неопределённый артикли выражают полноту или неполноту проявления данного состояния, качества. Эти оттенки в русском языке в случае необходимости выражаются соответственно определениями весь и что-то вроде, какой-то:

L’imminence du cataclysme l’aidait sans doute à accepter d’un coeur serein l’insolite de ce tête-à-tête. Неизбежность катастрофы несомненно помогла ему со спокойным сердцем воспринять всю необычность этого свидания.

Son dévouement ne procédait pas d’une fois, mais d’un égoisme. Преданность его проистекала не только из чувства благоговения, но из своего рода эгоизма.

Неопределённое местоимение-прилагательное нередко сопровождает русское отвлечённое существительное, имеющее при себе специфическое определение: un attrait inquiet - какая-то беспокойная притягательная сила; une frénésie puerile - какое-то ребяческое буйство. При именах действия, которые представляют собой транспонированные глаголы, артикли des и les обозначают множественность субъектов действия либо неоднократность самих действий; артикль un показывает либо неопределённость единичного субъекта (un rire se fit entendre- послышался чей-то смех, кто-то засмеялся), либо показывает, что обозначение действия входит в рему, в информативно новую часть высказывания, и тогда по-русски используется инверсия (un silence se fit - воцарилось молчание). В русском тексте французским отглагольным именам часто соответствуют прямые глагольные обозначения события, и артиклю - по значению- соответствуют неопределённые подлежащие: кто-то, все и т.п.:

Mais, comme il allait être 9 heures, une agitation se propagea. Но вдруг, к 9 часам, все засуетились.

Tout à coup, un bruit se fit contre le mur. Вдруг что-то стукнуло об стену.

Количественная детерминация - её ядром является значение тотальности и партитивности (частичности)- свойственна несчитаемым вещественным именам и выражается противопоставлением артиклей le/du. Во французском языке частичность выражается артиклем du. В русском языке это значение выражается морфологически - противопоставлением родительного и винительного падежей- только в функции прямого дополнения (обычно при глаголе совершенного вида); ср.: Il a mange tout le poisson.- Он съел всю рыбу и Il a mangé du poisson.- Он поел рыбы. В современном русском языке это различие стирается во множественном числе. Il lui a apporté des fleurs может быть переведено Он принёс ей цветы и Он принёс ей цветов. В русском языке выражение количественной неопределённости не ограничивается одним именем, но может затрагивать и связанный с ним глагол. Некоторые глагольные видовые префиксы (на-, пона-, на-…ся) выражают количественную характеристику действия, степень охвата им объекта, в частности количественную неопределённость и множественность объектов. Глаголы с такими префиксами требуют обязательно родительного падежа, выражающего количественную неопределённость.

Il a mangé des bonbons. Он наелся конфет.

Il a acheté des livres. Он накупил книг.

В этих конструкциях русского языка количественная неопределённость объекта выражается дважды: формой имени (родительный падеж) и формой глагола (некоторые префиксы). Во вторичных функциях частичный артикль, присоединяясь к считаемым, абстрактным или собственным именам, выступает как знак изменения значения слова, но чаще указывает на неполноту качества, подобия, и в этом случае его значение передаётся словами какой-то, что-то от и т.п. Il y a du Hugo dans ce poète. - В этом поэте есть что-то от Гюго.

Также можно выделить такие функции артикля, которые напрямую не связаны с его контекстным проявлением. Это внешние функции, значения которых можно определить без контекста. Функции такого вида описываются в “Essai de lexicologie du français moderne”:

1) придание существительному другого смысла при помощи артикля множественного числа: lunette (f)- подзорная труба, les lunettes- очки; vacance (f)- вакансия, les vacances- каникулы. Лексикализация грамматических слов порождает новые слова.

2) ограничение смысла путём изменения артикля и числа существительного. Сравните: la bonté и avoir des bontés pour qn; la liberté и prendre des libertés avec qn; l’étourderie и faire des étourderies; la malhonnêteté и commettre des malhonnêtetés; la vérité и dire des vérités.

3) дифференциация семантического порядка. Таково значение грамматических категорий числа и рода у артикля. Сравните: la jeunesse - une jeunesse (молодая девушка); la beauté - une beauté (красотка); la révérence (почтение) - une révérence (реверанс); l’hostilité (враждебность) - les hostilités (военные действия); la garde (стража, гвардия) - le garde (стражник, сторож); la manoeuvre (манёвр) - le manoeuvre (чернорабочий).

Три главных способа образования слов (словообразование, конверсия и словосложение) наблюдаются в других европейских языках. Современный французский, язык, главным образом аналитический, использует менее широко, чем русский, словообразование (аффиксацию).

4) смыслоразличительная функция, которая выражается в различении лексического смысла существительных по их категориям рода и числа: le physique- наружный вид человека и la physique- наука, которая изучает основные свойства тел; le poste- рабочее место, должность и la poste- управление, занимающееся перевозкой писем, le voile- ткань, которая скрывает лицо и la voile- ткань, привязанная к мачтам корабля; l’échec (неуспех, провал) и les échecs (шахматы); le ciseau (резец, стаместка) и les ciseaux (ножницы).
Заключение



Теоретическое решение проблемы артикля состоит, по Гийому, в описании того решения, которое принадлежит языку. Язык есть пред-наука всех наук [Guillaume 1969, p.272; Гийом 1992, с.27, 178, 198]. Это решение сводится к установлению психомеханизма, в котором отражены мыслительные процессы познания от общего к частному, и от частного к общему.

Детерминация во французском языке получает грамматизированную и унифицированную форму выражения в артиклях, оформляющих существительное; она представляет собой грамматическую категорию, которая выражается постоянно в именной группе. В русском языке детерминация передаётся более разнообразными средствами: лексическими (местоимения и др.), морфологическими (падежи существительного), синтаксическими (бóльшую роль, чем во французском языке, играет в её выражении порядок слов). Детерминация проявляется также в употреблении наречий и глагольных форм. Единообразие средств выражения детерминации облегчает во французском языке их использование при существительных несоответствующих семантических разрядов, что порождает разнообразные вторичные значения, выражаемые артиклями.

Описание употреблений артикля имеет свою традицию: учитывается семантическая, лексико-грамматическая группа имён (например, деление имён на счисляемые и несчисляемые при употреблении партитивного артикля) и их семантико-синтаксическое окружение (например, при анализе употребления артикля в: le chien du berger, le chien de berger, homme de bien). Рассматривается также более широкий контекст, выраженные и невыраженные указатели (маркеры), помогающие понять тот или иной случай употребления или неупотребления артикля.

Эксплицитные маркеры: детерминанты имени, глагольные времена, порядок слов, глубина контекста, референтные связи и др.

Имплицитные маркеры: семантика и внутренняя форма слов, взаимодёйствие коннотата и денотата, объёма и содержания, ситуация и др.

Употребление артиклей при “несоответствующей” группе слов свидетельствует об изменении в значении слова или о каком-либо стилистическом оттенке. Таким образом, грамматические категории имени существительного обладают богатыми стилистическими возможностями. Наибольшее стилистическое разнообразие даёт употребление артикля. Это и понятно- артикль является новой, весьма продуктивной категорией. Его грамматические значения постоянно дают свежие семантические отпочкования (например, грамматические значения абстрактности и конкретности, нарицательности и собственности), по-новому выявляющие и характеризующие основное грамматическое значение существительного- значение предметности. В связи с этим, внутри категории артикля возникают многочисленные грамматико-синонимические ряды. Компоненты этих рядов, так же как и члены грамматико-синонимических систем, образующихся на базе категорий числа и рода, различаются с точки зрения своих грамматических значений. Различия оценочно-экспрессивного и жанрово-стилистического характера являются вторичными, производными, и проявляющимися, как правило, лишь в определённых художественных контекстах.


Литература


1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. -М., 1966.

2. Гак В.Г. Введение во французскую филологию: Учеб. пособие для студентов I курса пед. ин-тов по спец. № 2103 “Иностр. яз.” -М.: Просвещение, 1986.- 184 с.

3. Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков: Учеб. для студентов пед. ин-тов по спец. “Иностр. яз.”- 3-e изд., дораб. -М.: Просвещение, 1989.- 288 с.

4. Илия Л.И. Очерки по грамматике современного французского языка. -М., 1970.

5. Пиотровский Р.Г. Очерки по грамматической стилистике французского языка. Морфология. -М.: Изд-во лит-ры на иностр. языках, 1956.

6. Реформатский А.А. Введение в языковедение: Учебник для вузов/Под ред. В.А. Виноградова. -М.: Аспект Пресс, 2001.- 536 с.

7. Скрелина Л.М. Лекции по теоретической грамматике французского языка. Часть 1.-Санкт-Петербург: Златоуст, 1997.- 95 с.

8. Тимескова И.Н., Тархова В.А. Лексикология современного французского языка. -Л., 1967.

9. Scrélina L.M. Histoire de la langue française. -M., 1972.


Скачать файл (170.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации