Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Асмус В.Ф. Избранные философские труды. В 2 томах - файл Асмус В.Ф. - Избранные философские труды - Том 1.doc


Асмус В.Ф. Избранные философские труды. В 2 томах
скачать (990 kb.)

Доступные файлы (2):

Асмус В.Ф. - Избранные философские труды - Том 1.doc2822kb.06.11.2010 03:42скачать
Асмус В.Ф. - Избранные философские труды - Том 2.doc3057kb.06.11.2010 03:42скачать

содержание
Загрузка...

Асмус В.Ф. - Избранные философские труды - Том 1.doc

1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30
Реклама MarketGid:
Загрузка...
^ VII. УЧЕНИЕ БЭКОНА О «ФОРМАХ» КАК ПРЕДПОСЫЛКА

УЧЕНИЯ ОБ ИНДУКЦИИ. СЛОЖНЫЕ ИНДУКТИВНЫЕ

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Как всякий подлинный новатор науки, Бэкон развивает свое беспрецедентное учение об индукции не в абсолютной научной пустоте, а в русле определенной философской традиции. Такой традицией для его учения о сложных формах индуктивного исследования стало учение античной философии о «формах» ( = «эйдосах», «видах»).

Материалистическая школа Демокрита называла «формами», или «идеями», или образами неделимые частицы, тел — «атомы». «Формами она их называла потому, что одним из основных объективных свойств атома она считала его форму, его «вид». Атомистическая школа подчеркивала, что, будучи «формами», атомы — формы телесные, материальные. Все видимое во внешнем мире при помощи чувств сводится, как к своей объективной сущности, к «атомам», или формам. «Формы» представляют элементы, или сущность всех вещей. Все видимое, осязаемое, слышимое, обоняемое и т. д. есть или простое «мнение» (как, например, цвета, звуки, запахи), или, если дойти до его объективной сущности, есть только связь атомов, отличающихся друг от друга формой, величиной, положением, порядком.

Платон извратил это учение в доктрину идеализма. И он сводит явления к «формам», или «видам» (ta eide), «идеям» (ideai), как к сущностям. И для него, как и для Демокрита, «формы» — это бытие, более того — истинно сущее бытие. Но, в противоположность Демокриту и его школе, он провозглашает свои «формы» («идеи») бестелесными. Для Платона они не только постигаются, или созерцаются умом (с чем соглашался и Демокрит), они, кроме того, и по самой своей природе, «умные», т. е. идеальные, бестелесные формы.

Это учение о «формах» как о постигаемых умом сущностях развивает и Аристотель. Как равнозначащий термину «форма» (rnorphe), он применяет платоновский термин «вид» (eidos). Как и для Платона, для Аристотеля «формы» — вечны, не возникают и не творятся. Когда медник отливает медный шар, форма шаровидности, как таковая, как форма, не создается им впервые. Медник лишь сообщает изначально и вечно существующую форму шаровидности веществу меди, и таким образом возникает медный шар.

394



Ни у Демокрита, ни у Платона, ни у Аристотеля «форма» не означает то, что понимает под формой позднейшая западноевропейская мысль: форма — не только вид, принимаемый бытием, но само это бытие, даже сущность этого бытия (Демокрит, Платон). Сделавшееся характерным для позднейшей идеалистической и метафизической мысли противопоставление формы сущности — нечто, не только совершенно чуждое античной мысли, но в корне ей противоположное: формы — это и есть сущности, а сущности — формы.

К этому античному пониманию «формы» примыкает и Бэкон. Но он не просто повторяет или воспроизводит античное учение о формах. Во-первых, он разрабатывает, развивает его на основе материализма, притом материализма, отличного от демокритовского. Во-вторых, развивая свое оригинальное материалистическое учение о формах, Бэкон особенно подробно рассматривает вопрос гносеологический— вопрос о том, каким образом приходит наука к достоверному познанию, или установлению форм. Именно разработка этого гносеологического вопроса — о методах достоверного постижения форм — связывает онтологию Бэкона с его теорией познания и логикой, в частности — с его теорией индукции.

Бэкон сам подчеркнул связь своего учения о «формах» с античной традицией. Впервые выраженное понимание значения, какое должно принадлежать учению о формах, Бэкон находил именно в античности. Вместе с тем он хорошо видел идеалистическую порочность результата, к которому учение о формах было приведено Платоном. «Платон,— писал Бэкон,— человек высокого гения, обращая взоры на всю природу и созерцая все предметы как бы с высокой скалы, ясно представлял себе в своем учении об идеях, что формы составляют настоящий предмет науки...» (3, I, 269). Но тут же Бэкон отмечает, что, сделав «формы» предметом науки, Платон, будучи идеалистом, «сам не воспользовался плодами этого основательного мнения, обратившись к созерцанию и желанию охватить в материи формы вполне нематериальные и неопределенные; вследствие этой ошибки он и обратился к теологическому умозрению, исказившему и заразившему всю его натуральную философию» (3, I, 269—270).

Так как «формы» в понимании Бэкона — материальные сущности открываемых в природе свойств вещей, то исследование форм и их установление имеет величайшее значение не только для теоретического познания, но также для практического воздействия на природу «По моему мнению,— пояснял Бэкон,— весьма трудно достигнуть какого-либо коренного преобразования природы, создать что-либо вполне новое,— как при содействии какой-либо счастливой случайности, так и ощупью, путем опыта, или руководствуясь физическими законами; этой же цели можно достигнуть только открытием форм» (3, I, 279). По Бэкону, кому известна форма, «тому известна и высшая степень возможности ввести данное свойство во всякого рода материи, и он так же мало стеснен в своих действиях, как относительно такого-то материального основания, так и относительно такого-то условия действующей причины» (3, I, 273).

Но, подчеркнув огромное значение, какое он придает исследованию форм, Бэкон не дал себе труда достаточно ясно, твердо и недвусмысленно выяснить смысл, который он вкладывает в понятие «формы». Термин «форма» у Бэкона — многозначен, переливает различными оттенками. Не только в разных сочинениях, относящихся к различным периодам развития Бэкона, но и в пределах одних и тех же сочинений Бэкон выдвигает в понятии «формы» то одну, то другую сторону его

395



содержания. Для полной и точной характеристики учения Бэкона о «формах» необходимо не только учесть все предлагаемые им определения «формы», но также имеющиеся в его трудах иллюстрации или примеры «формы» *.

Исследование «формы» по сути совпадает для Бэкона с целью научного исследования вообще. Цель эта — уяснение «форм» тех свойств, которые наблюдение обнаруживает в предмете. В первом приближении «форма» может быть определена, как внутренняя, имманентная самому предмету причина его свойства. Так, физические тела обладают свойством теплоты. Свойство это должно иметь внутреннюю причину. Причина эта должна быть всюду там, где возникает и наблюдается свойство теплоты. По Бэкону, эта причина или «форма» -есть некоторый вид движения. Утверждение это сопровождается у Бэкона пояснениями. Мысль Бэкона не следует понимать в том смысле, будто определенный вид движения порождает теплоту. Не следует также думать, будто, наоборот, теплотой порождается движение или будто теплота сопровождается движением. В отдельных примерах может быть и то и другое. Но Бэкон ищет не отдельные примеры. Он ищет именно сущность теплоты — то, что в явлении теплоты составляет ее объективную основу или что существует само по себе, без всякого отношения к человеку. И когда Бэкон говорит, что теплота есть определенный вид движения, то он разумеет отношение человеческого ощущения теплого к тому, что существует в самом предмете совершенно объективно, не имеет отношения к человеческому ощущению. Так как «форма» теплоты предполагает не только определенный совершенно объективно существующий вид движения, но предполагает также и его отношение к человеческому существованию, то «теплота» не есть нечто неизменное. Она изменяется в зависимости ог состояния воспринимающего теплоту органа, в зависимости от условий, в какие поставлен воспринимающий человек. Именно поэтому тог же самый предмет, при одних условиях, при одном состоянии воспринимающего органа кажется теплым, а при иных условиях, при другом состоянии органа — холодным.

Изложенная здесь тенденция или идея учения Бэкона о «форме» состоит в том, что под формой известного свойства (известной «натуры», согласно выражению Бэкона) следует понимать объективное состояние, состояние самой вещи— в противоположность субъективному состоянию, которое возникает в сознании человека в результате действия объективного состояния.

Мысль эту о противоположности объективного и субъективного, или о противоположности, какая существует между состоянием известного предмета, как оно дано вне человеческого сознания, и нашими субъективными ощущениями свойства, Бэкон развил в «Новом Органоне»— при исследовании «формы» теплоты. Но в других сочинениях Бэкона намечается иное понимание «натуры», или «свойства». В них под «натурой», «свойством» понимается уже не субъективное состояние ощущения —в противоположность объективному характеру формы. Здесь «свойство», как и «форма», рассматривается также в качестве объективного состояния вещи. Разница между «формой» и «свойством» — не в том, что первая — объективна, а второе — субъективно. Разница в том, что объективное состояние вещи, называемое ее «формой»,— первично, а объективное состояние вещи, называемое ее «свойством» или «природой»,— вторично, производно, относится к «форме» как более внутреннее состояние вещи к более внешнему.

Какие гносеологические и логические выводы должны были полу-

396



читься из этого учения о «формах»? Чтобы разобраться в них, следует предварительно учесть еще одну сторону взгляда Бэкона на бытие. По Бэкону, каждая вещь — сложна, представляет соединение самых разнообразных свойств. Форма того или другого свойства (той или другой «натуры») существует в вещи вовсе не изолированно от других ее свойств. Поэтому если задача в том, чтобы, зная известную «природу» (= «свойство») вещи, найти «форму» этой «природы», то необходимо исключить из числа принадлежащих этой вещи черт все черты, которые только случайно сосуществуют в ней с «формой» ее «природы» ( = «свойства») и которые в действительности не имеют связи с исследуемой «природой».

Если исключение всех таких черт будет произведено полностью, то в результате из числа принадлежащих предмету черт останется только та, от которой действительно зависит исследуемое «свойство». Черта эта и будет «формой» исследуемой «природы».

Однако реально отторгнуть от предмета его черту, не имеющую существенного отношения к исследуемому «свойству», по Бэкону, невозможно: ведь в реальном предмете все его черты — и необходимо связанные с данным «свойством» черты, и с ним необходимо не связанные— сосуществуют, данные в нерасторжимом единстве.

Таким образом возникает, по-видимому, парадоксальное положение. С одной стороны, операция выяснения, или исследования, «формы» может осуществляться только посредством исключения всех черт предмета случайных, несущественных для исследуемого «свойства». С другой стороны, реальное исключение этих черт не достижимо.                                         

Из этой ситуации, по Бэкону, возможен только один выход: исключение несущественных для «свойства» черт должно быть операцией не реальной (не физической или технической), а операцией логической. Исключение это есть логический процесс отвлечения, или абстракции: черты, не имеющие действительной связи с исследуемым «свойством», должны исключаться только логически. В процессе отвлечения черты предмета, не имеющие необходимого отношения к «свойству», выделяются только в абстракции. В результате этого отвлечения получается вывод, что черта предмета, оставшаяся неисклю-ченной, и есть искомая «форма» исследуемого «свойства».

Но как должен протекать самый процесс исключения несущественных для «свойства» черт предмета? Для выполцения этого процесса Бэкон рекомендует составить две таблицы, или два обзора частных фактов. Обе таблицы основываются на двух фундаментальных положениях. Строго говоря, здесь мы имеем одно единственное положение, однако в каждом обзоре оно рассматривается с другой стороны. Состоит это положение в тезисе, по которому между «формой» и «свойством» существует тесное внутреннее отношение. А именно: там, где налицо известное свойство,— необходимо должна быть налицо и его «форма». Это — первое положение. И во-вторых: там, где «свойство» отсутствует, необходимо должна отсутствовать и его «форма». Или, говоря словами самого Бэкона, «форма какой-либо природы такова, что когда она установлена, то и данная природа неизменно за ней следует. Итак, форма постоянно пребывает, когда пребывает и эта природа, она ее вполне утверждает и во всем присуща ей. Но эта же фор-ма такова, что когда она удалена, то и данная природа неизменно исчезает» (9, II, aph. 4). В нашем примере, где налицо явление или свойство теплоты, должно быть налицо и то особое движение, которое составляет сущность теплоты. И точно так же: где нет свойства тепло-

397



ты, там не может быть и движения, составляющего сущность этого свойства.

Первым положением определяется особенность первого рекомендуемого Бэконом обзора фактов. В этот обзор должны попасть или войти все предметы, имеющие исследуемое «свойство», т. е. свойство, форму которого надлежит найти. Так как при наличии данного свойства необходимо должна существовать и «форма», определяющая это «свойство», то все предметы первого обзора должны иметь эту форму. Предметы эти, вообще говоря, разнообразны. Напротив, форма свойства должна быть в них одинакова, так как — при всех различиях между ними — исследуемое свойство в них одинаково. Поэтому все черты предметов, которыми эти предметы отличаются друг от друга, никоим образом не могут быть «формой» исследуемого «свойства». Черты эти должны быть все исключены.

Таким образом, «форму» можно искать только среди тех черт рассматриваемых предметов, по которым предметы не отличаются друг от друга, а совпадают друг с другом. Это — черты общие всем предметам первого обзора. Именно где-то среди них таится искомая форма данного свойства.

Для иллюстрации мысли Бэкона можно воспользоваться следующей схемой. Имеем три случая, составляющие первый обзор, или первую таблицу:

а т р b r s с —> В

II  aklb n с —> В

III  aqbfgtc —> B

Во всех трех случаях в предмете налицо свойство В. Следует найти его форму. В каждом из трех случаев имеются черты, которыми предметы отличаются друг от друга. Эти черты т, p, r, s, k, I, n, q, f, g. И в каждом случае имеются черты, по которым предметы сходны между собой. Это — а, b, с.

Согласно методу Бэкона, несходные черты не могут быть формой одинакового во всех трех случаях свойства В. Поэтому все несходные черты должны быть исключены, т. е. от них необходимо отвлечь-с я (реально эти черты не могут быть отторгнуты от предметов, так как реально они все сосуществуют в этих предметах).

По исключении различных для всех случаев черт имеем:

а, b, с —> В

II  а, b, с —> В

III  a, b, c —> В

Очевидно, форму свойства В необходимо искать среди сходных для всех случаев черт или обстоятельств: среди а, b, с. Нет основания предполагать, что «формой» свойства В должны быть все черты, одинаковые в рассмотренных предметах первого обзора: и а, и b, и с. Одна из этих черт во всяком случае должна оказаться, по Бэкону, формой свойства В. Но какая именно черта —это должно решить дальнейшее исследование. Не исключена возможность, что среди одинаковых черг а, b, с некоторые сосуществуют со свойством В не необходимо, но совершенно случайно. Поэтому предстоит исключить, т. е. опять-таки выделить в абстракции из совокупности черт а, b, с те из них, которые не стоят в необходимой, существенной связи со свойством В.

Для этого исключения необходимо, по Бэкону, составить вторую таблицу, или второй обзор. В этот обзор должны войти все предметы, которые сходны по своим чертам с предметами предыдущего обзора,

398



но отличаются от них тем, что все лишены исследуемого свойства. Например:

a m p r s с

II  a k I n с — III a q f g t с

Анализ этой второй таблицы идет следующим образом. Так как, согласно второму фундаментальному положению, форма необходимо отсутствует там, где отсутствует определяемое этой формой свойство, то все, что в каждом, из предметов второго обзора сходно с предметами, имеющими данное свойство, не может состоять в связи с формой этого свойства. Стало быть, не могут быть формой свойства В ни черты, исключенные на основании первого обзора — черты т, р, г, s, k, I, n, q, f, g, ни, кроме них, также и черты а и с: ведь эти последние черты наблюдались в предметах второго обзора, однако свойство В ни. в одном из этих предметов не было обнаружено.

Таким образом, посредством второго обзора исключаются из сходных черт первого обзора те, которые не могут быть формой данного, исследуемого нами свойства (в нашем примере черты а и с свойства В). Остается неисключенной черта b. Она и должна быть формой.

Другими словами, первая таблица выделяет в разнообразных предметах, которые все имеют данное свойство, все то, что в этих предметах имеется сходного и в чем, следовательно, возможно и необходимо искать «форму» исследуемого свойства. Вторая таблица идет дальше. Из черт сходства, выделенных первой таблицей, она исключает все, что не может быть признано формой данного свойства,— не может, так как наблюдается у других предметов, лишенных этого свойства.

Мы видим, что метод отыскания «форм», предложенный Бэконом, есть метод последовательного двойного исключения. Посредством этого метода должны остаться неисключенными те черты предметов, которые, во-первых, всегда налицо в них, когда предметы обладают данным свойством, и которые, во-вторых, всегда отсутствуют, когда предметы лишены этого свойства.

Так мы приходим к следующему определению формы: форма — то, что имеют сходного или общего все предметы, несмотря на различие между ними в других чертах, и — одновременно со сказанным — форма есть то, чего не имеет ни один предмет, у которого нет данного свойства.

Разобранное рассуждение есть пример сложного индуктивного метода. Исследование это — индуктивное, так как добываемое с его помощью общее суждение (например, «всякая теплота есть некоторый вид движения») выводится из систематического обобщающего рассмотрения частных случаев. Вместе с тем вывод, получаемый посредством этой индукции, представляется Бэкону не проблематическим,-не всего лишь вероятным, но вполне достоверным, научно обоснованным. Это и есть «истинная индукция» (inductio vera) Бэкона.

Чтобы сообщить индуктивному исследованию наибольшую возможную надежность и довести его до полной достоверности, Бэкон рекомендует, помимо уже рассмотренных двух обзоров, еще и третий. В этом третьем обзоре, или в третьей таблице, помещаются и рассматриваются все случаи, когда исследуемое свойство предмета существует в нем нев одной и той же степени. Рассмотрение основывается на предпосылке, согласно которой между формой свойства и самим свойством имеется внутренняя связь: не только существование «свойства» необходимо предполагает существование «формы», не только от-

399



сутствие «свойства» необходимо предполагает отсутствие «формы» этого «свойства», но и степень, в какой обнаруживается «свойство», всегда должна соответствовать степени, в какой дана «форма». Отсюда получается правило третьего обзора: если имеются случаи, где исследуемое свойство дано не в одинаковой степени, и если мы знаем, что степень свойства должна соответствовать степени формы, то необходимо исследовать и установить, какие черты предмета изменяются в нем в зависимости от изменений свойства, т. е. увеличиваются или уменьшаются в той же степени. Именно среди этих черт и надлежит искать его форму.

В XIX веке Джон Гершель и Джон Стюарт Милль разработали с большой обстоятельностью (особенно Милль) теорию индуктивных методов исследования. При разработке ее Милль имел в виду главным образом исследование, опирающееся на эксперимент и обосновывающее теоретические истины на данных наблюдения и эксперимента.

Теория индуктивного исследования у Бэкона далека еще от понимания роли эксперимента, его условий и обстоятельств в деле индуктивных обобщений. Тем не менее Бэкон несомненно предвосхитил некоторые важные черты форм научной индукции, которые были рассмотрены знаменитыми английскими логиками XIX века. Так, например, «метод согласия» (или «совпадения») Милля есть лишь более обстоятельное развитие метода «первого обзора» Бэкона. И точно так же миллевскии «метод сопутствующих изменений» есть лишь развитие идеи «третьего обзора» Бэкона.

Теория истинной индукции Бэкона не ограничивается характеристикой трех обзоров, изложенных выше. Обзоры намечают только общие принципы метода. В таблицы, соответствующие схемам обзоров, входят и в них предусматриваются по возможности все случаи, предполагаемые схемой каждого обзора. Не трудно догадаться, что случаи эти, входящие в ту или иную из трех таблиц, вообще говоря, могут быть не одинаково ценными для открытия «формы» предмета. Учитывая это неодинаковое значение различных случаев в деле установления «форм», Бэкон поставил задачу указать некоторые частные и преимущественные случаи, помогающие исследователю с наименьшей затратой сил отделить в исследуемых предметах то, что в нем случайно по отношению к данному свойству, от того, что у него необходимо связано с этим свойством и таким образом есть «форма» этого свойства». В «Новом Органоне» Бэкон указывает двадцать семь таких преимущественных частных случаев или, как он их называет, «прерогатив-ных инстанций».

Очень характерны из числа прерогативных инстанций первые две. Они прямо относятся к той цели, ради которой Бэкон ввел свои таблицы: это — случаи, способствующие наискорейшим образом открытию «форм». Это, во-первых, случаи, которые Бэкон назвал «изолированными». Их существует два рода. Первый состоит в том, что два предмета, полностью отличающиеся друг от друга во всех других отношениях, сходны между собой в одном — в том, что оба они имеют определенное свойство. Второй случай состоит в том, что у предметов, полностью сходных друг с другом во всех других отношениях, существует единственное различие, а именно: один из них имеет, а другой не имеет исследуемого свойства.

Нетрудно убедиться, что первый случай относится к таблице первого обзора, а второй к таблице второго. Вместе с тем понятно, в чем преимущественное, особое значение обоих этих случаев. В таблице первого обзора речь шла вообще о всех предметах, отличающих-

400



ся друг от друга, но вместе и совпадающих в том, что все они обладают известным свойством. Напротив, в «преимущественном» случае, о котором здесь идет речь, рассматриваются предметы, не только вообще отличные друг от друга, но отличные полностью. Особенность их на первый взгляд — только в том, что они имеют исследуемое свойство.

Важность этого особого случая совершенно очевидна: он чрезвычайно пригоден для исключения всего случайного. В нем при сопоставлении двух совершенно разнородных предметов сразу исключаются все различные черты, как не относящиеся к форме исследуемого свойства.

Так же упрощается исследование и во втором случае. Как и во второй таблице, здесь рассматривают два сходных предмета. Но при этом предметы эти не только сходны: они сходны полностью во всех других отношениях и отличаются друг от друга только тем, что один из них имеет, а другой не имеет исследуемого свойства. Исключение всех случайных черт получается здесь сразу.

Другая прерогативная инстанция представляет особый случай третьей таблицы. Случаи, которые должны быть здесь приняты во внимание, Бэкон называет «странствующими». Это — случаи или возникновения, или исчезновения исследуемого свойства. Как было разъяснено, третья таблица рекомендует сравнивать предметы, отличающиеся, вообще говоря, степенями исследуемого нами свойства. Особый и крайний случай этого рода, очевидно, будет тот, когда различие выступает не просто как различие в степени, а как различие, состоящее в том, что исследуемое свойство сначала отсутствует, а затем появляется или, наоборот, сначала присутствует, а затем исчезает. Так как, согласно лежащему в основе индукции предположению, «форма» должна привходить и исчезать в связи с появлением и исчезновением «свойства», то в случае «странствующей» прерогативной инстанции форма может быть открыта всего легче.

Выгодность «странствующей» инстанции, во-первых, в том, что при этой инстанции исследователь наблюдает возникновение свойства, а потому может наблюдать и возникновение его формы. Во-вторых, выгодность этой инстанции — в том, что в случае возникновения и исчезновения исследуемого свойства его наличие и его отсутствие наблюдается не в различных предметах, как это предполагается в третьей таблице, а в одном и том же предмете. Именно поэтому связь между свойством этого предмета и формой этого свойства выступает особенно отчетливо.

В учении о «странствующей» прерогативной инстанции Бэкон предвосхищает указанный в XIX веке Миллем знаменитый «метод единственного различия». Сходство между инстанцией Бэкона и методом Милля — в том, что в обоих случаях исследователь имеет дело с двумя моментами существования одного и того же предмета, один из этих моментов определяется наличием наблюдаемого свойства, другой — его отсутствием. Но есть и различие между «инстанцией» Бэкона и методом Милля. Метод Милля есть метод экспериментирующей науки. При этом методе в хорошо известный и во всех своих элементах сполна учтенный порядок явлений экспериментатор вводит некое новое обстоятельство. Только этим обстоятельством и только после его введения наблюдаемый порядок отличается от непосредственно предшествующего ему состояния. Совершенно очевидно, что то новое, что произойдет после введения этого нового обстоятельства, должно быть действием этого обстоятельства. Таким образом, у Милля его метод различия есть метод активного эксперимента, а ход исследования в этом

401



Методе есть движение от причины к ее действию. У Бэкона «странствующая» инстанция применяется непосредственно не к эксперименту, а к исследованию данных наблюдения. Ход мысли при этом — обратный сравнительно с методом различия: сначала наблюдается возникновение «свойства», т. е. действия причины, а затем — возникновение «формы» этого «свойства», т. е. причины.

Рассмотрим еще некоторые из 27 прерогативных инстанций Бэкона, представляющие наибольший интерес для логики научного исследования. Из них могут быть отмечены «отчетливые» инстанции. Это — случаи, когда исследуемое свойство дано в сочетании с такими другими свойствами предмета, которые не препятствуют проявлению исследуемого свойства в самом отчетливом его виде и с наибольшей полнотой. Необходимость выделения «отчетливых» инстанций обусловлена, по Бэкону, тем, что, вообще говоря, любое свойство предмета сосуществует в нем с огромным множеством других свойств. Свойства эти могут различным образом относиться к исследуемому свойству. Они могут оказаться совершенно «нейтральными», или безразличными, для проявления этого свойства. Но они могут оказаться и препятствием для его обнаружения, могут задерживать процесс его выявления. В других случаях сочетание, исследуемого свойства с другими свойствами не порождает никаких препятствий к его проявлению, и тогда исследуемое свойство выступает наиболее отчетливо и в наиболее полном виде. Чем полнее обнаруживается исследуемое свойство, тем легче установить его отличие от других свойств, тем легче выявить его форму и отличие этой формы от всякой другой формы. Так, если теплота представляет собой движение, то ее истинная форма представляет особый, определенный вид движения, отличный от всех других его видов.

Однако, по мысли Бэкона, для науки выгодно принимать во внимание не только случаи отчетливого проявления исследуемого свойства. Столь же важны, столь же плодотворны и обратные случаи. Это — случаи, которые Бэкон называет «темными» инстанциями, или «случаями сумерек». В этих случаях исследуемое свойство, будучи подавлено препятствиями, причина которых коренится в других свойствах предмета, обнаруживается для исследователя самым смутным образом. «Отчетливые» инстанции помогают открыть «форму» как некоторое видовое отличие. Напротив, «темные» инстанции ( = «случаи сумерек») помогают открыть сходство формы с другими формами.

Другой ценный вид прерогативных инстанций — так называемые «пропорциональные» инстанции. Так называет Бэкон случаи, когда между известными свойствами или известными предметами существует не видовое сходство, т. е. не то сходство, какое имеется между экземплярами одною и того же вида, но совершенное частное сходство одних отдельных предметов вида с другими отдельными предметами того же вида. Опираться на такие случаи для доказательства научной истины невозможно. И тем не менее исследование таких случаев может быть очень плодотворным. Не обосновывая прямым способом никаких выводов, случаи эти побуждают исследовать сходство между предметами в таких сторонах этих предметов, в таких отношениях, где на первый взгляд сходство это кажется несуществующим и даже немыслимым. «Пропорциональные» инстанции указывают на характерную для природы связь родства, обнимающую всю природу.

Эту мысль Бэкон иллюстрирует некоторыми примерами. По его мнению, полезно, например, наблюдать сходства, замечаемые между глазом, отражающим образы предметов, и зеркалом, хотя на первый

402



взгляд могло бы показаться, будто глаз и зеркало — совершенно различные предметы. Полезно также наблюдать сходство между строением уха и строением тех мест природы, которые особенно способны порождать отзвук, или э х о. В науке часто наблюдается, что отдельное сходство, кажущееся совершенно случайным, может пролить неожиданный свет на сходство между собой предметов, чрезвычайно удаленных друг от друга. И то же отдельное сходство может пролить свет на строение сложных предметов, уясняя один предмет посредством другого.

Понятая в изложенном выше смысле индукция должна, по Бэкону, охватить все роды исследования. Она должна обнять не только те его роды, которые обычно относились к индукции, но и те, в которых основным орудием научного исследования считался только силлогизм.

Значит ли это, что Бэкон сводит к индукции всякое научное исследование? Такое мнение приписывали Бэкону логики XIX века, которых Энгельс характеризует насмешливой кличкой «всеиндуктивистов». Однако позиция самого Бэкона не была такова. Бесспорно он расширяет сферу применения индукции Он отводит силлогизму сравнительно узкую и подчиненную область «искусств», которые он называет «популярными и основывающимися на мнениях» (artes populares et opinabiles). «Искусства» эти лишены — в его глазах — действительного научного значения.

Этим, однако, еще не решается вопрос, действительно ли думал Бэкон, будто, став на место силлогизма, индукция превращается во всеединый метод всякого познания. Есть основания полагать, что Бэкон не был «всеиндуктивистом» — в смысле всеиндуктивизма XIX века. А именно: в одном месте Бэкон утверждает, что в математике большую роль играют доказательства посредством среднего термина. Но в том же самом месте он утверждает, что силлогизм совершенно неспособен быть надежным орудием научного исследования. Как согласовать между собой эти два утверждения? Согласно догадке М. И. Карийского, под методом, который Бэкон характеризует — по аналогии с силлогизмом,— как доказательство при помощи среднего термина, необходимо понимать метод доказательства только сходный, но не тождественный с силлогизмом. Сходство между ними — лишь в том, что доказательство в них опосредствовано средним (третьим) понятием. Каринский предполагает — и с ним можно согласиться,— что под этим методом мысли Бэкон понимал математические выводы, основывающиеся на общих аксиомах равенства. Таков, например, вывод: а = b, b = с, следовательно а = с. Вывод подобного вида по своей логической форме близок к силлогистическому, но не тождествен ему.

Догадка М. И. Карийского подтверждается некоторыми местами «Нового Органона», где Бэкон прямо сопоставляет математическую аксиому равенства со схемой силлогистического вывода: «признак признака есть признак самой вещи». В этой аксиоме он видит форму вывода, параллельную форме силлогистического вывода, но не тождественную ей.

Таким образом индукция заняла в теории познания и в логике Бэкона место аристотелевского силлогизма, но наряду с индукцией Бэкону представлялся и другой — чисто математический — метод.

Почему Бэкон не дал полной развернутой теории этого метода? Потому, что в «Новом Органоне» он подробно останавливается только на тех методах, которые, согласно его мнению, нуждались в преобразовании. Напротив, выводы о равенстве, опирающиеся на общие аксио-

403



мы равенств, представлялись ему совершенно достоверными и потому не нуждающимися в обстоятельном разборе.

Теория индукции — наиболее ценное учение гносеологии и логики Бэкона. Вместе с двумя первыми «прерогативными инстанциями» три таблицы, или три обзора индукции Бэкона, указывают путь Гершелю и Миллю с их методами сложного индуктивного исследования. Уступая теории Гершеля и Милля в точности, в освещении подробностей, теория индукции Бэкона превосходит их по крайней мере в трех отношениях. Во-первых, бэконовская теория индукции твердо стоит на основе материалистического понимания как бытия, так и познания. В сравнении с материалистом Бэконом, убежденным в возможности поднять индукцию до степени научной индукции, Милль — агностик и субъективный идеалист: в материи он видит только постоянную возможность ощущений. Во-вторых, теория индукции Бэкона отличается всеми чертами подлинной оригинальности. Пусть даже неполно разработанная и выраженная, она так относится к теории Милля, как о р и-гинал, как первичное теоретическое построение к его продолжению и развитию. Первый шаг — самый трудный, и именно в его первичности заключена величайшая ценность. В-третьих, значение и проницательность теории индукции Бэкона в том, что в ней впервые была осознана роль, какую в индуктивных исследованиях и доказательствах играют случаи, противоречащие индуктивному обобщению («oi-рицателъные инстанции»). Если сравнить понятие об индукции, разработанное Бэконом, с понятием об индукции, какое имела античная философия от Аристотеля до школы Эпикура, то можно сказать вместе с М. И. Каринским, что никогда учение об индукции не подвигалось так далеко одним лицом и что никогда не существовало пропасти большей, чем пропасть между теорией индукции Бэкона и теориями всех его предшественников.

Некоторые плодотворные идеи индукции Бэкона начали выясняться только в последние десятилетия — в связи с успехами новейшей логики. Самой плодотворной из них оказалась идея, которая после Бэкона стала развиваться Декартом и Локком. Это — идея, согласно которой математические аксиомы о равенстве представляют особые формы вывода, отдельные и отличающиеся от силлогистических. Ценность этой мысли не могут уменьшить и крупные ошибки, допущенные Бэконом в его критике предшествующей логики. Крупнейшая из них — огульное и полное отрицание логических форм силлогистического вывода в научном мышлении. Бэкон смешал вопрос о методе обоснования общих посылок силлогизма с вопросом о логической значимости самой формы силлогистического вывода. Другими словами, ошибки, которые были ошибками схоластической науки (по существу ее содержания) и ошибками известных античности методов обобщения, он приписал силлогистической форме вывода как таковой. Промах Бэкона легко было обнаружить и указать. Гораздо труднее было понять, что направленные не по адресу возражения Бэкона по сути выдвигали перед наукой и перед логикой важнейшую задачу: преодолеть разрыв между логической формой и содержанием, поднять науку на тот уровень, на котором правильная логическая связь осуществляется между посылками, обобщающая сила которых проверена и научно обоснована, т. е. посылками, отражающими для мысли объективную реальность, действительный порядок вещей. В этой тенденции — непреходящее значение бэконовской критики силлогизма и вульгарной индукции.



^ КРУГ ИДЕЙ ЛЕРМОНТОВА

ПРИМЕЧАНИЯ

Впервые напечатано в «Литературном наследстве» (газетно-журнальное объединение), т. I, кн. 43—44 («М. Ю. Лермонтов») в 1941 году. (Ред.)

Стр. 9 * Современное поэту поколение.

Стр. 10 * Общеизвестная энергия, с какой диалектический мыслитель Гегель критиковал метафизическое понятие кантианцев об идеале как принципиально неосуществимом и трансцендентном по отношению к реальности образце. В этом вопросе Лермонтов — с Гегелем против Канта.

Стр. 36 * Проблемы Schein в эстетике Платона и Аристотеля я специально рассмотрел в работе «Эстетика классической Греции».

ЛИТЕРАТУРА

1 Лермонтов М. Ю. Поли. собр. соч., изд. «Academia» M. — Л, 1937.

2.  «Литературное наследство», тт. 43—44. «М. Ю. Лермонтов». М., Изд-во АН СССР, 1941.

3.  Л о к с К. Проза Лермонтова. «Литературная учеба», 1938, № 8.

4.  Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. М., 1900.

^ МИРОВОЗЗРЕНИЕ ТОЛСТОГО

ПРИМЕЧАНИЕ

Работа была впервые напечатана в «Литературном наследстве», т. I («Лев Толстой») в 1961 году. (Ред.).

ЛИТЕРАТУРА

1.  Маркс К. и Энгельс Ф. Собр. соч.

2.  Л е н и н В. И. Поли. собр. соч.

3.  Горький М. Собр. соч.

4.  Гольденвейзер А. Б. Вблизи Толстого М., Гослитиздат, 1959.

5.  Толстой Л. Н. Поли. собр. соч. Юбилейное изд. (1828—1928). М.—Л., Госиздат, 1928—1955.

6.  «Статьи Толстого об искусстве». «Литературное наследство», 1939, тт. 37—38.

7.  Ш и л л е р Ф. Статьи по эстетике, изд. «Academia». М. — Л., 1953.

8.  Stendеr-Petersen. Geshichte der Russischen Literatur. Munchen, 1957.

9.  Weisbein (Nicolas). L'evolution religieuse de Tolstoi. Paris, 1960.

405



^ ГЕТЕ В «РАЗГОВОРАХ» ЭККЕРМАНА

ПРИМЕЧАНИЯ

Напечатана как вводная статья к книге И П Эккермана «Разговоры с Гете», изд «Academia», 1934 (Ред )

Стр 106 * См столь часто цитируемую сцену переделки Фаустом евангельского стиха «Вначале было Слово» в стих «Вначале было Дело» (Im Anfang war die Tati)

Стр 108 * Cp известное положение Маркса, по которому «религия есть вздох угнетен ной твари»

Стр 109 * Ср известное учение Спинозы о том, что в душе человека есть частица, не разрушимая с гибелью тела, и что степень ее неразрушимости определяется энергией, с какой человек предается деятельному познанию, покоряющему природу его власти

Стр 157 * Ни единое существо не может распасться в ничто

** Ибо все должно распасться в ничто «Разговоры », II, 12 февраля 1829

Стр 159 * Как печально восходит в влажном сиянии неполный диск месяца

Стр 166 * Именно в этой связи он говорил, например, что не будь природа нашего глаза солнечной, мы не могли бы видеть солнца, и т д

Стр 177 * См выше, глава «Естествознание, философия, религия»

Стр 180 * Впрочем, суждения Гете о музыке далеко уступают по обоснованности и по конкретности опыта, лежащего в их основе, его суждениям о поэзии и об изобразительных искусствах То, что казалось Гете «превышающим уровень человеческих ч\вств», было музыкой Бетховена, Вебера, Мендельсона, и его оппозиция против современного музыкального формализма на деле была скорее оппозиция немецкого музыкального вкуса XVIII века против новаторов XIX века

ЛИТЕРАТУРА

Эккерман И П Разговоры с Гете, изд «Academia», M —Л, 1934

^ ФИЛОСОФИЯ И ЭСТЕТИКА РУССКОГО СИМВОЛИЗМА

ПРИМЕЧАНИЕ

Впервые напечатано в «Литературном наследстве», кн 27—28, в 1937 году (Ред )

ЛИТЕРАТУРА

1    Ленин В И Поли собр соч

* * *

2   «Аполлон» Художественный и литературный журнал Пг, 1909—1917

3   Белый А Символизм Книга статей М, «Мусагет», 1910

4   Блок А Соч в 12 ти томах «Издательство писателей в Ленинграде», 1932—1936

5   «Весы» Ежемесячник искусств и литературы М.1904—1909

6   «Вехи» Сборник статей о русской интеллигенции Н А Бердяева, С Н Булга кова, М О Гершензона и др М , 1909

7. «Записки Мечтателей» Журнал, посвященный литературе и искусству Пг, 1919—1922

8   «Записные книжки Ал Блока» Л , «Прибой», 1930

9   Иванов В Борозды и межи Опыты эстетические и критические М , «Муса гет», 1916

10   Иванов В По звездам Статьи и афоризмы Опыты философские, эстетические и критические СПб , «Оры», 1909

11    «На перевале» Сборник статей, выпуск первый М, 1917

12   Шиллер Письма об эстетическом воспитании, изд «Academia», M — Л , 1935

406



БОРЬБА ФИЛОСОФСКИХ ТЕЧЕНИЙ В МОСКОВСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ В 70-х годах XIX века

ПРИМЕЧАНИЯ

Статья была впервые напечатана в «Вопросах истории», I, за 1946 год. (Ред.)

Стр. 239 * «Московскому университету, да и всему просвещению в России, — писал Чичерин по поводу запрещения философии в России,— нанесен был удар, от которого они никогда не оправились» (3,33—34).

Стр. 242 * Цит. по статье сына С М. Соловьева, философа В. С. Соловьева

Стр. 243 * Внимание русского читателя к учению Конта привлек еще Белинский, отозвавшийся на изложение этого учения у Сессе; в 1847 году систему Конта изложил в 55-м томе «Отечественных записок» В. А. Милютин.

Стр. 246 * Какое общественное значение имел этот факт, видно из того, что в начале 1870 года число подписчиков «Московских ведомостей» достигло 12 тысяч.

Стр. 248 * В. Соловьев отзывался о нем как о человеке «с значительным умом», но «ни во что не верующим» (15, 1, 40).

Стр. 252 * В этом отношении показательна эволюция В. Соловьева. В первой своей диссертации, написанной в 1874 году, он прямо выступил против позитивизма. Диссертация называлась «Кризис западной философии», но подзаголовок «Против позитивистов» сразу обнажал ее направленность. Впоследствии в открытом письме редактору «Вопросов философии и психологии» Н. Я. Гроту, напечатанном в 1890 году, Соловьев дал уже иную — примирительную и снисходительную — оценку позитивизму. Правда, и здесь он неодобрительно говорил о «катехизисе» Огюста Конта, которым в сознании передовой части русского общества сменился «катехизис Бюхнера». Однако тут же он разъяснял, что в самой сущности этого новейшего катехизиса «было нечто такое, что совершенно изменяло положение дела и открывало возможность дальнейшего правильного развития» (7, VI, 272). В это время Соловьев видел уже в позитивизме Огюста Конта и Герберта Спенсера «первый шаг на пути к отчетливому критическому миросозерцанию» (7, VI, 273), «первое элементарное условие истинной философии» (7, VI, 273). В частности, заслугой позитивистов — Лесевича, Вырубова, де Роберти — Соловьев считал то, что они «содействовали исцелению русских умов от материалистической эпидемии посредством контовского позитивизма» (7, VI, 275).

Стр. 253 * Работа эта — доклад, прочитанный Троицким в заседании Психологического общества при Московском университете 24 октября 1885 года. ** Один из критиков Троицкого находил, что его отношение к критикуемым учениям есть «манера узкой нетерпимости, позволяющей себе ругательства только что не площадные, зато истощившей в дозволяемых приличием пределах ругательный лексикон до той границы, за которую уже бессильно переступить самое смелое и довольно изобретательное остроумие» (6, 412).

Стр. 255 * Текст письма П. Д. Юркевича М М. Троицкому сообщил В. Ивановский в статье «К характеристике М. М. Троицкого» (2, 204—205).

Стр. 256 * Свою рекомендацию Карийского Иванцов-Платонов изложил в письменном «мнении», представленном им в совет Московского университета. Мнение это вместе с другими четырьмя мнениями по тому же вопросу об избрании профессора на кафедру философии Московского университета хранится в деле совета Московского университета 1874 года за № 300 под литерами А, Б, В, Г и Д. Все эти «мнения» и изложения всего происшедшего в совете при решении вопроса о замещении кафедры философии впервые были опубликованы С. М. Лукьяновым в главе XIV его работы «О В. С. Соловьеве в его молодые годы. Материалы к биографии».

** Каринский не имел ученой степени по философии. Он имел лишь ученую степень магистра богословия, присужденную ему за исследование «Египетские иудеи». Правда, «Критический обзор последнего периода германской философии» отличался такими достоинствами, что мог быть представлен на получение докторской степени, но, конечно, по философии, а не по богословию. Но Московская духовная академия, в которой Каринский закончил аспирантуру, не имела права присуждать ученые степени по философии. Как магистр богословия, Каринский не мог, согласно университетским правилам, баллотироваться в профессоры университета, а только в доценты. Но, будучи уже магистром, он не соглашался баллотироваться в университет_ на должность доцента. Таким образом, кандидатура претендента, наиболее сильного по своим ученым достоинствам, отпала, и остались лишь кандидатуры Троицкого и Соловьева. Последний при бесспорной личной одаренности был скорее богослов и мистик, чем философ и ученый.

407



Стр 261 * Поворот Н. В Бугаева от позитивизма к рационализму и, в частности, к своеобразной «монадологии» произошел не раньше 80-х годов. Но еще в конце 90-х годов Н. В. Бугаев влиянию мистики на своего сына — писателя, впоследствие известного под псевдонимом Андрея Белого,— стремился противопоставить влияние позитивистов. ** Записка Н. В. Бугаева хранится в бумагах того же «дела» № 300 совета Московского университета 1874 года как «приложение». Цит. по публикации С. М. Лукьянова «О В. С. Соловьеве в его молодые годы».

ЛИТЕРАТУРА

1 Аксаков Н. Подспудный материализм (по поводу диссертации-брошюры г-на Струве). М., 1870.

2.  «Вопросы философии и психологии», 1900, март — апрель.

3.  «Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина. Москва сороковых годов». М., 1929.

4.   Глаголев С. Протоиерей Федор Александрович Голубинский. Памяти погибших наставников. Изд. императорской московской духовной академии ко дню ее столетнего юбилея. Сергиев Посад, 1914.

5.  Григорьев А. А. Мои литературные и нравственные скитальчества. Поли, собр. соч. и писем, под ред. В. Спиридонова, т. I. Пг., 1918.

6.  Епископ Никанор. Позитивная философия и сверхчувственное бытие, т. I. СПб., 1875.

7.  «Журнал министерства народного просвещения», 1917, март — апрель.

8.  Кудрявцев В. Критический разбор учения О. Конта о трех методах философского познания. «Годичный акт в Московской духовной академии 1 октября 1874 г.». М., 1875.

9.  Лесевич В. Соч., т. II. М., 1915.

10.  Лопатин Л. Философские взгляды В. Я. Цингера. Философские характеристики и речи. М., 1911.

11.  Лукьянов С. М. С В. С. Соловьеве в его молодые годы. Материалы к биографии. ЖМНП, 1917, март — апрель.

12.  «Московские ведомости», 870, № 59.

13.  Отчет и речи, произнесенные в торжественном собрании императорского Московского университета 12 января 1874 г. Приложение. М, 1874.

14.  Пирогов Н. Университетский вопрос. Соч., т. I. Киев, 1910.

15.  «Письма Владимира Сергеевича Соловьева». СПб., 1908 (1), 1911 (III).

16.  «Современные известия», 6 апреля 1869 г.

17.  Соловьев В. Соч., изд. 2-е, тт. 1—10. СПб., 1911—1914.

18.  Страхов Н. Философские очерки. СПб., 1895.

19.  С т р у в е Г. Взгляд на материалы, необходимые для разработки вопроса о самостоятельном начале душевных явлений. «Русский вестник», 1870, т. XI.

20.  С т р у в е Г. Самостоятельное начало душевных явлений. Психо-физиологи-ческое исследование. М., 1870.

21.  Троицкий М. и Кавелин К. Страница из истории философии в России. «Русская мысль», 1885, ноябрь.

22.  Троицкий М. Немецкая психология в текущем столетии. Историческое и критическое исследование, с предварительным очерком успехов психологии со времен Бэкона и Локка. М., 1867.

23.  Усов С. По поводу диссертации Струве и ответ П. Д. Юркевичу. М., 1870.

24.  Чичерин Б. Положительная философия и единство науки. М., 1892.

25.  Юркевич П. Игра подспудных сил (по поводу диспута проф. Струве).

«Русский вестник», 1870, т. IV.

* * *

26.  Littr ё Е. Paroles de philosophie positive. Paris, 1863, p. 1 et suiv.

^ ЛОГИКА ОТНОШЕНИЙ В РАБОТАХ ШАРЛЯ СЕРРЮСА

ПРИМЕЧАНИЯ

Работа напечатана в «Известиях» АН Армянской ССР, № 8, за 1947 год. (Ред.)

Стр. 267 * «Предложениями» английские (и отчасти французские) логики называют суждения.

** «Des relations entre objets, поп des relations entre pensees».

408



Стр. 271 * «La logique moderne est sortie des besoins de la science».

Стр. 272 * «Une adaptation de la pensee a son objet».

Стр. 273. * Логики, основанные не только на значениях истинного и ложного, но и на других значениях, например, истинного, ложного и абсурдного (тривалентная логика) и т. д.

Стр. 274 * Thomas Greenwood — автор труда «Основания символической логики» (Les fondements de la logique symbolique. Paris, 1938). ** Marcel Boll — автор работы «Элементы научной логики» (Les Elements de logique scientifique, 1942). Анализ основных положений этой книги, а также ряд .принципиальных критических соображений, относящихся к логистике, развил проф. Андре Лаланд и статье Logique et Logistique (Revue philosop-hique, 1945, I—III, pp. 73—93). *** Впрочем, аналогия между логическими нормальными формами и каноническими формами алгебры — только частичная. Числа относятся между собой не так, как предложения, и математические операции не являются исчислениями в том смысле, какой придается этому слову в логике. С другой стороны, важное различие состоит в том, что алгебраический полином не есть предложение. Напротив, в логике всякое выражение, образованное из соединения других выражений, есть предложение.

ЛИТЕРАТУРА

1.  Каринский М. И. Классификация выводов. СПб., 1880.

2.  Lalande (Andre). La philosophie en France. The philosophical Review, 1942, vol. LI.

3.  S erru s (Charles). Essai sur la signification de la logique. Paris, 1939.

4.  S e r r u s (Charles). Traite de logique. Paris, 1945.

ПОНЯТИЕ

ПРИМЕЧАНИЕ

«Понятие», «Аналогия», «Гипотеза» и «Доказательство» вошли как главы в учебник «Логика», изданный в 1956 году. (Ред.)

ЛИТЕРАТУРА

1.  Маркс К. и Энгельс Ф. Собр. соч., изд. 2-е.

2.  Л е н и н В. И. Поли. собр. соч.

* * *

3.  Введенский А. И. Логика как часть теории познания, изд. 2-е. СПб., 1912.

4.  Сеченов И. М. Избр. произв. М., Учпедгиз, 1953.

5.  Уши некий К. Д. Собр. соч., т. 8, Акад. пед. наук РСФСР, М.—Л., 1950.

АНАЛОГИЯ

ПРИМЕЧАНИЕ

Стр. 305 * Ничтожные следы атмосферы, обнаруженные в углублениях лунных кратеров, практически при решении поставленного вопроса не могут приниматься во внимание.

ЛИТЕРАТУРА

1.  Каринский М. И. Классификация выводов. СПб., 1880.

2.  М и ч у р и н И. В. Избр. соч. М., Сельхозгиз, 1948.

3.  Спенсер Г. Основания психологии. Соч., т. II. М, 1898.

409



ГИПОТЕЗА

ЛИТЕРАТУРА

1.  Маркс К. и Энгельс Ф. Собр. соч., изд. 2-е.

2.  Л е н и н В. И. Полн. собр. соч.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

ПРИМЕЧАНИЕ

Стр. 333 * Название это, общепринятое в математике, не точно, так как в этих доказательствах истинность доказываемого тезиса выводится^ из ложности не противного, а противоречащего ему суждения.

ЛИТЕРАТУРА

1.  Маркс К. и Энгельс Ф Собр. соч, изд. 2-е.

2.  Ленин В. И. Поли собр. соч.

*

3.  Джеймс У. Вселенная с плюралистической точки зрения. М., 1911.

4   Павлов И П Избр произв. М, Госполитиздат, 1951

5   Шопенгауэр А Мир как воля и представление, т I. M, 1900.

^ ФРЭНСИС БЭКОН ПРИМЕЧАНИЯ

Печатается впервые. (Ред.)

Стр 349 * Дата наброска не ясна. Соображения по этому вопросу см. Ch. Adam. Philosophie de Francois Bacon (8,164—165).

Стр. 352 * Подробности учения Бэкона о «формах» см ниже в главе VII

** В одном месте «Нового Органона» рекомендуется, например, такая программа исследования: « . должно исследовать, сколько есть во всяком теле от духа и сколько от осязаемой сущности, а также — обилен ли и тучен этот самый дух или тощ и беден, тонок он или более густ, более воздушный или более огненный, деятельный или праздный, слабый или сильный, влекущий впреед или назад, раздробленный или непрерывный, пребывает ли в согласии с внешним и окружающим или в раздоре и т. д.» (9,11, aph. VII)-.

Стр. 354 * См. об этом ниже, в главе V, где рассматривается бэконовская классификация наук.

Стр 361 * Хорошая и точная характеристика черт «Новой Атлантиды», отражающих современное состояние английского общества времен Бэкона, имеется в работе Ф. А. Коган-Бернштейн, где разъясняется, в каком смысле в «Новой Атлантиде» очень мало утопического: « .в ней нет наброска социально-политического уклада, который был бы противопоставлен тогдашней английской действительности» (6,154).

Стр. 366 * Alexander Bruno Hanschmann, Walter Frost, Farrington. Alexander Bruno Hanschmann. Bernardl Palissy der Kunstler, Naturforscher und Schriftsteller als Vater der induktiven Wissenschaftsmethode der Bacon und die Naturphilosophie. Munchen, 1927.

Стр 368 * Конечно, эта оценка современного Бэкону естествознания, в котором блистали имена основателей науки нового времени, в котором Тихо Браге собрал огромный материал измерений, посвященных движению Марса, Галилей открыл закон падения тел, Кеплер — законы движения планет и т. д., несправедлива и основана на недостаточной осведомленнос?и. Однако мы привели ее не для того, чтобы отметить ее истинность, а только для того, чтобы пояснить, какие задачи вменял Бэкон в обязанность естествознанию. Этого не понял Жозеф де Местр, который в двухтомном исследовании, точнее — памфлете, посвященном Бэкону, не находит слов для выражения своего негодования по поводу отзывов Бэкона о современной ему науке (15).

410



Стр 377 * Здесь термины Бэкона восходят к терминологии Аристотеля (в его «Метафизике»)

Стр 378 * Термин «метафизика» Бэкон употребляет еще в античном смысле, правда, суженном

Стр 381 * Номиналисты — средневековые схоластики, доказывавшие, что общее или общие роды вещей не существуют в самой реальности, а только в нашем языке Общие роды — только общие имена (nomma)

Стр 396 * Хорошую сводку различных значений бэконовского учения о «формах» дает М Н Мельвиль в своей диссертации «Материализм Фрэнсиса Бэкона»

ЛИТЕРАТУРА

1   Маркс К. и Энгельс Ф. Собр. соч.

2   Б э к о н Ф Новая Атлантида Опыты и наставления нравственные и политические М, Изд во АН СССР, 1954

Ъ БэковФ Собр. соч. Спб, 1895.

4   Бэкон Ф Новый Органон Л , Соцэкгиз, 1935

5   Бэкон Ф Новый Органон Предисловие

6   КоганБернштейн Ф А Новая Атлантида, Опыты Фрэнсиса Бэкона (приложение ккн Ф Бэкон Новая Атлантида Опыты и наставления нравственные и политические)

7   Франк Ф Философия науки М, ИЛ, 1960

* * *

8   Adam (Charles) Philosophie de Francois Bacon Pans, 1890

9   Bacon (Francis) Novum Organum, ed Fowler Oxford, 1889

10   Bacon (Francis) Novum Organum Praefatio

11    Bacon (Francis) Cogitata et Visa

12   Lord Bacon's Works Philosophical Works, ed by Ellis and Speddmg

13   Essays or Counsels Civil and Moral of Francis Bacon London, 1902

14   Farnngton (Benjamin) Francis Bacon Philosopher of Industrial Science London,  1951

15   Maistre (Joseph de) Examen de la philosophie de Bacon Pans — Lyon, 1836

16   Saggiatore (II) Opera, VI, ed Naz



СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие...................         1

Круг идей Лермонтова................         7

Мировоззрение Толстого................       40

Гете в «Разговорах» Эккермана..............      102

Философия и эстетика русского символизма..........      187

Борьба философских течений в Московском университете в 70-х годах XIX века     238

Логика отношений в работах Шарля Серрюса..........     267

Понятие....................     281

Аналогия....................     301

Гипотеза..................                 308

Доказательство..................     321

Фрэнсис Бэкон ..................     337

Примечания................      405
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30



Скачать файл (990 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru