Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Ответы для сдачи кандидатского минимума по философии и методологии науки - файл билеты по философии исп.doc


Ответы для сдачи кандидатского минимума по философии и методологии науки
скачать (142.3 kb.)

Доступные файлы (1):

билеты по философии исп.doc771kb.06.11.2002 14:57скачать

содержание
Загрузка...

билеты по философии исп.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8
Реклама MarketGid:
Загрузка...




1. Философия в системе культуры, её предмет и функции.

Термин „философия" в переводе с древнегреческого означает любомудрие, любовь к мудрости („филео" - любовь, „софия" - мудрость), а с древнеиндийского - видение истины („даршака"). Философия пришла на смену мифам, формируясь на основе мифологии и религии первобытного общества. Если мифология и религия есть эмоционально-фантастическое отображение природной и социальной действительности и основаны на вере, то философия – это прежде всего рациональное объяснение окружающего мира, основанное на разуме. Длительный период времени она имела вид натурфилософии, философского учения о природе в целом, так что знания древних имели синкретический, нерасчлененный характер.

По мере развития общества происходило размежевание знаний на отдельные отрасли. Зарождались география, медицина, астрономия, геометрия и другие науки, имеющие, как правило, непосредственно практическое применение. В дальнейшем произошла дифференциация и в самой философии, а ее предмет все более уточнялся. Сегодня диалектико-материалистическая философия в широком смысле представляет собой и науку о наиболее общих законах развития природы, общества, мышления и познания, и особую форму общественного сознания, систему философских дисциплин, способствующих формированию духовных ценностей человека.

Поэтому приходится выступать как против голого сциентизма, который сводит философию к науке и явно преувеличивает роль науки в жизни общества, так и против антисциентизма, сторонники которого склонны полностью отказывать философии в научности, ограничивают ее учением о человеке, философской антропологией.

В чём же своеобразие философии?

Во-первых, она обладает всеобщностью и абстрактностью. Правда, математика тоже абстрактна и в связи с этим претендует на определенную универсальность. Однако математика не обычная наука, а особый, формальный и потому вспомогательный способ описания действительности.

Во-вторых, ей присуще особая рефлексивность. Она рефлексирует саму духовную, прежде всего познавательную, деятельность, исследует и показывает, как изучаются процессы реальной действительности, являемся результатом самосознания науки, ее предельным основанием.

В-третьих, она обладает мощной ценностной компонентой. Это означает, что философия, будучи рефлексией над всей культурой, имеет весьма значительный аксиологический аспект, представляет собой такое сложное духовное образование, которое призвано утверждать гуманистические идеалы, веру в Истину, Добро и Справедливость, формировать в обществе здоровый нравственный климат, имеющие приоритетное значение общечеловеческие императивы, ценностные ориентации, обеспечивающие правильный подход к решению всех практических и теоретических проблем. (Ценностный аспект присущ, конечно, и естественно-техническим наукам, поскольку их только методически можно отделить от философии, от всей духовной культуры.) На многие смысложизненные вопросы ответ дает именно философия: что представляет собой окружающий мир; каковы место и роль в нем человека; в чем заключается смысл и цель жизни; существуют ли независящие от человека законы развития природы и общества; способен ли человек познать и использовать их в своей деятельности; каковы отношения между людьми, обществом и природой, свободой и ответственностью, добром и злом, истиной и заблуждением; что ожидает нас в будущем? Эти и подобные им вопросы, неизменно встающие перед каждым человеком, перед обществом в целом, и составляют главное содержание философии. Таким образом, гуманизм, человеческое измерение философии являются изначальными в ней.

Рассмотрим структуру философского знания.

Ядро философии составляет теория диалектики — наука о всеобщих законах развития природы, общества и мышления, система основных принципов, законов и категорий, или — как вслед за Гегелем мы ее называем — Логика с большой буквы.

Понятия теории диалектики имеют универсальный, всеобщий характер, и потому используются во всех без исключения науках, во всех сферах духовной культуры. Исходной парой категорий теории являются „материя" и „сознание", которые в отличие от других категорий диалектики не имеют сквозного характера, тогда как последние проявляются как в области материального, так и в сфере духовного, идеального, в сознании.

Особое место в философии занимает эпистемология (теория научного познания) — наука о том, как человек познает окружающий мир и самого себя. Теория познания располагает своим набором категорий (познание и практика, эмпирическое .и теоретическое, чувственное и логическое, абстрактное и конкретное и т. п.), которые характеризуют познавательную деятельность людей и потому оказываются тоже общенаучными. Исходными в теории познания являются понятия „познание" и„практика".

В структуру философии входит социология. Это наука о закономерностях и движущих силах развития общества. Она располагает своими категориями, среди которых важнейшими являются понятия общественного бытия и общественного сознания, производительных сил и производственных отношений, базиса и надстройки и т. п.

Из социологии, которую часто называют социальной философией (включая в нее философию истории и прикладную социологию), уже давно выделились такие дисциплины, как этика, эстетика, теория религии и атеизма (а позже и политология), которые являются относительно самостоятельными науками. Все они обладают своими, специальными категориями. Этика, например, оперирует понятиями добра и зла, эстетика — красоты, трагического, комического.

Философские категории, таким образом, образуют как бы три уровня. Первый уровень составляют категории теории диалектики, имеющие универсальный характер. Затем следуют социологические понятия и, наконец, третий уровень — категории „частных" философских наук, характеризующих отдельные области социальной действительности. Категории всех трех уровней находятся в состоянии координации и сложной субординации. Этика, например, использует не только универсальные понятия диалектики и более общей по сравнению с ней общесоциологической теории, но и, естественно, свои собственные категории. В силу неразрывного единства духовной культуры она пользуется также многими другими понятиями.

Таким образом, философия суть сложное, неоднородное, гетерогенное образование, в котором можно выделить ряд относительно самостоятельных дисциплин, обладающих своей спецификой.

Возникает вопрос, почему же не являются философскими науками психология, логика, философские вопросы естествознания и техники.

Дело в том, что формальная логика и психология отделились от философии еще в прошлом веке, хотя, конечно, знакомство с ними в курсе философии необходимо, тем более, что в средней школе в качестве самостоятельных дисциплин они теперь не преподаются. (С введением в 1985 г. курса основ информатики и вычислительной техники этот пробел в какой-то степени восполняется.)

Что касается философских вопросов естествознания и техники, то они не имеют статуса самостоятельной философской науки и преподаются по традиции в качестве отдельной учебной дисциплины.

Kypc философии содержит также историко-философский раздел, поскольку без изучения истории философии трудно овладеть должной философской культурой, хотя история и содержится в теории в снятом виде.

Такова в общих чертах структура философии как особой формы общественного сознания, особого рода духовной деятельности и специфической науки. Характерно, что через этику, эстетику, основы теории религии и атеизма, политологию философия органически связана с такими формами общественного сознания, как моральное, художественное, религиозное, политическое. Она тесно связана с правовым сознанием, а также с наукой.

Итак, философия обладает особым статусом. При этом категории даже отдельных, „частных" философских наук имеют мировоззренческое значение, поэтому она являет собой целостное духовное образование, занимая ведущее место в системе культуры.

Дальнейшая гуманизация (и гуманитаризация) марксистской философии — главная линия ее перестройки, преодоления в ней схоластического теоретизирования, излишней идеологизации, технократизма и догматизма, разрыва между словом и делом, имевших широкое распространение в прошлом. Называя философию марксистской, мы подчеркиваем то обстоятельство, что именно Маркс внес наибольший вклад в становление диалектико-материалистичеркой теории.) Обновляемая диалектико-материалистическая философия является философией подлинного гуманизма и исторического оптимизма; она способствует формированию активной жизненной позиции.

Центральной проблемой философии является проблема человека. И если основным вопросом всякого мировоззрения выступает вопрос об отношении человека к миру, то основным вопросом философии соответственно — неразрывно связанный с ним вопрос об отношении сознания к материи.
2. Философия и наука, их взаимосвязь и различие (функции философии)

Наука — это развивающаяся система знаний, связанная с открытием новых явлений и законов, вид познавательной, духовной деятельности и вместе с тем особый, выполняющий важную роль в обществе социальный институт, предполагающий наличие академий, университетов и других организаций.

Различают гуманитарные (в том числе социально-политические, общественные), естественные и технические науки. Кроме того, в структуре современной науки можно выделить три слоя (схема 2). Первый слой представлен философией, а также примыкающей к ней математикой. Это слой всеобщего знания. Второй слой составляют частные науки, которые изучают объекты в рамках одной из форм материи и движения либо на стыке двух соседствующих структурных уровней материального мира (промежуточные науки типа биофизики). Сюда же относятся сельскохозяйственные и медицинские науки, техническая сфера знаний. Этот слой науки называется частнонаучным. В середине XX в. возникли две отрасли научного знания междисциплинарного характера — общая теория систем и теоретическая кибернетика, которые образуют особый, третий, слой науки, занимая промежуточное положение между философией (и математикой), с одной стороны, и частными науками — с другой.

Третий слой науки можно назвать интегративным, региональным, поскольку он имеет непосредственное отношение к целому региону наук, к большинству областей научного знания и помогает философии и математике в интеграции современной науки. Причем, если теория систем имеет дело со всеми системными образованьями естественной и искусственной природы, то кибернетика — лишь с целесообразно упорядоченными системами, которые наблюдаются в живой природе, обществе, технике.

Предложенная схема упрощает характер взаимодействия наук: Наука в целом не может быть уподоблена кирпичной кладке, и философия, например, буквально пронизывает всю систему научного знания, а физика, скажем, имеет дело и с некибернетическими системами, даже с несистемными образованьями.

Подобная классификация наук, осуществляясь по, так сказать, „объемному" принципу, существенно дополняет традиционное деление наук на общественные, естественные и технические, поскольку ни общая теория систем, ни теоретическая кибернетика не сводятся ни к общественным, ни к естественным ни к техническим наукам, имея прямое отношение и к тем, и к другим, и к третьим.

Структура философии определяет ее функции. В соответствии со своим статусом философия выполняет по отношению ко всем без исключения отраслям знания две основные функции — мировоззренческую и методологическую. В ретроспективном плане философия всегда выполняет мировоззренческую функцию, а в перспективном, в отношении к дальнейшему развитию науки, имеет методологическое значение, играет эвристическую роль.

Мировоззренческая функция философии состоит в том, что она образует костяк научной картины мира, придает „всем другим наукам систематическое единство" (Кант). При этом каждая наука вносит свой посильный вклад в создание такой картины. (Мировоззренческая функция заключается, конечно, и в том, что философия обусловливает формирование необходимых ценностных ориентации.)

Методологическая функция философии заключается в направляющем воздействии на науки, что обусловливает их развитие более оптимальным образом, помогает преодолевать трудности своего развития; при этом она как бы в снятом виде содержит в себе мировоззренческую функцию.

Если философия образует универсальную методологическую основу, теория систем дает системно-структурный, а кибернетика — функциональный (информационно-регулятивный) подход, то каждая частная наука играет определенную роль в методологии, которая имеет гетерогенный характер и не сводится к философской методологической основе, в точности соответствуя зданию Науки в целом. Причем с любой специальной наукой философия соотносится не как целое с частью, а как общее с отдельным: каждая отдельная наука суть единство общего и особенного, неповторимого.

Кроме двух основных функций философии имеет смысл выделить еще теоретико-познавательную и логическую функции, которые дополняют и конкретизируют методологическую (отсюда выражение „логика и методология науки").

Теоретико-познавательная функция обусловлена тем, что в структуре философии имеется особая наука — эпистемология. Впрочем, теоретико-познавательное значение имеет философия в целом, знание которой так или иначе используется в каждом познавательном акте.

Вычленение логической функции философии объясняется тем, что в любом мыслительном процессе неизбежно используются понятия философии — количество и качество, причина и следствие, необходимость и случайность, возможность и действительность. Дело в том, что ни в одном акте мышления невозможно обойтись без универсальных понятий диалектики: мышление категориально по своей природе. Следует, однако, отличать логическую функцию философии от так называемой логики науки, точнее, от анализа языка науки средствами математической логики. Данная процедура прямого отношения к философии не имеет и обычно осуществляется с целью последующего составления программ для ЭВМ.

Итак, философия имеет мировоззренческое, методологическое, теоретико-познавательное и логическое значение для всех без исключения наук. В связи с этим приходится выступать против метафизических крайностей натурфилософии и позитивизма. Если сторонники натурфилософии предлагают решать проблемы специальных наук без использования данных этих наук, спекулятивным образом ставя на место неизвестного вымышленное, то позитивизм представляет собой другую, не менее опасную крайность, означая фактическое игнорирование мировоззренческой и методологической функций философии. Ошибочное кредо позитивизма („каждая наука сама себе философия") приводит к кризисам методологических основ науки и соответствующим издержкам.

Правильная позиция заключается в том, чтобы избежать как Сциллы натурфилософии, так и Харибды позитивизма. Причем философские понятия и принципы должны использоваться главным образом через ткань специальных наук, ибо проблемы этих наук не могут получить обоснованного, правильного освещения без данных этих специальных наук. Верно и другое: проблемы той или иной науки не могут и не должны решаться без использования философии. В этом заключается диалектическое, правильное решение вопроса о взаимодействии философии и специальных наук в познании.

В связи с этим следует постоянно укреплять союз философии и естествознания, повышать философскую культуру каждого специалиста. Объективной основой тесной взаимосвязи философии и других наук является универсальная взаимосвязь и взаимодействие явлений окружающей действительности. Союз философии со всеми гуманитарными, естественными и техническими науками предполагает их взаимное воз действие: не только философия оказывает благотворное, направляющее влияние на специальные науки, стимулируя их развитие, помогая преодолению методологических трудностей, но и достижения специальных наук способствуют дальнейшему развитию философии. Правда, влияние их на философию менее сильно по той простой причине, что она занимается изучением всеобщих закономерностей и, стало быть, меньше подвержена изменениям, чем любая специальная область знаний.

На необходимость повышения философской культуры каждым исследователем указывали многие мыслители. Английский философ Ф. Бэкон, например, сравнивал философский метод с фонарем, без которого невозможно найти выход из лабиринта. А. И. Герцен представлял философию стволом дерева научного знания, а специальные науки — его ветвями (более глубокую аналогию дают, когда сравнивают философию с кровеносной системой, пронизывающей все ткани организма). Создатель теории относительности А. Эйнштейн писал, что „философия является матерью всех научных исканий", а физик М. Борн заявлял, что „без серьезного знания философской литературы работа физика будет впустую". О необходимости союза специальных наук и философии писали В. И. Ленин, русский физиолог И. П. Павлов и многие другие ученые.

Развивая традицию укрепления союза философии с естествознанием, следует обращать внимание на необходимость усиления интеграции всех гуманитарных, естественных и технических наук, поскольку Наука, как и окружающая нас объективная действительность, представляет собой системное образование, хотя из методических соображений ее приходится изучать путем усвоения отдельных наук. Ведущую роль в их интеграции играет, конечно же, философия.
3. Историческая обусловленность возникновения философии. Философия и мифология
Каждый человек имеет определённые воззрения на окружающий мир. Но эти воззрения зачастую оказываются разрозненными, непоследовательными, противоречивыми. Отсюда необходимость их теоризации, приведения в логически обоснованную систему, что оказывается возможным лишь в результате усвоения курса Ф. Философия пришла на смену мифам, формируясь на основе мифологии и религии первобытного общества. Если мифология и религия есть эмоционально-фантастическое отображение природной и социальной действительности и основаны на вере, то философия – это прежде всего рациональное объяснение окружающего мира, основанное на разуме. Длительный период времени она имела вид натурфилософии, философского учения о природе в целом, так что знания древних имели синкретический, нерасчлененный характер.

По мере развития общества происходило размежевание знаний на отдельные отрасли. Зарождались география, медицина, астрономия, геометрия и другие науки, имеющие, как правило, непосредственно практическое применение. В дальнейшем произошла дифференциация и в самой философии, а ее предмет все более уточнялся. Сегодня диалектико-материалистическая философия в широком смысле представляет собой и науку о наиболее общих законах развития природы, общества, мышления и познания, и особую форму общественного сознания, систему философских дисциплин, способствующих формированию духовных ценностей человека.

Многовековое развитие мировой философии отражает определённую преемственность Ф-ских идей, связь их с общекультурными ценностями, с развитием научного познания, а также с общественно-политеческой политикой. При этом с момента своего зарождения в античную эпоху вплоть до настоящего времени Ф. развивалась в русле противостояния таких основных её течений, как материализм и идеализм, диалектика и метафизика, сенсуализм и рационализм. Положение о тесной связи Ф. с социально-политеческими процессами в обществе содержится во многих концепциях истории Ф. Выдающийся английский философ 20в. Б. Рассел замечает: «Философы являются одновременно и следствиями и причинами – следствиями социальных обстоятельств политики и институтов того времени, к которому они принадлежат, и причинами убеждений, определяющих политику и институты последующих веков». Историю домарксистской философии методически целесообразно подразделять на периоды Ф-ии рабовладельческого общества, феодального средневековья, эпохи формирования капитализма в странах Европы 16-18вв., классической немецкой Ф-ии., Ф-ии 19 в. в России.
4. Особенности античной философии.

Особенным многообразием школ и направлений характеризуется на протяжении своего тысячелетнего развития древнегреческая философия (VI в. до н.э. - VI в. н.э.). В ее многообразных формах в зародыше имелись почти все позднейшие типы философского мировоззрения.

Древнегреческая философия получает свое первоначальное развитие в греческих колониях на малоазиатском побережье Средиземноморья — Ионии (гг. Милет, Эфес и др.). В VII-VI вв. до н. э. Милет стал одним из крупнейших центров древнегреческой цивилизации и культуры, имел развитое мореходство, поддерживал широкие экономические и культурные связи со странами Востока и Запада и основал в бассейне Средиземноморья более 70 колоний и поселений. В результате греки унаследовали значительный запас наблюдений над природой, технических сведений и навыков, накопленных более древними цивилизациями Египта и Вавилонии. Благодаря этому милетцы подняли на более высокий уровень производство и культуру. Так, они начинают применять ножницы для стрижки овец, мельницы, приводимые в действие руками, давильный пресс и т. п.

Развитие технических знаний не могло не сказаться на быстром развитии научно-теоретического мышления греков. Следует отметить, что первые греческие философы Фалес, Анаксимандр, Анаксимен, Гераклит и другие были и первыми естествоиспытателями. В своих философских учениях они еще не проводили существенных различий между материальным и идеальным, природу и общество объясняли стихийно материалистически. Основу всего многообразия вещей и явлений они пытались найти в некоей первоматерии, отождествляя ее с чувственно-воспринимаемыми видами и состояниями материи: Фалес — с водой, Анаксимен — с воздухом, Гераклит — с огнем и т. д. Только Анаксимандр первоматерией считал нечто, лишенное чувственной определенности, беспредельное — апейрон. На основе своего понимания апейрона как первоосновы всех вещей и предметов действительности он выдвигает идею о бесконечности мироздания, о бесконечности миров во Вселенной, которые закономерно возникают и гибнут.

Опираясь на строго рациональный метод анализа действительности, Анаксимандр, так же как и Фалес, в своих натурфилософских системах закладывал зачатки современной астрономии, физики и, разумеется, философии. А нарисованная им две с половиной тысячи лет назад картина космоса, хотя и изменилась за это время в деталях, в сущности своей „вполне согласуется с научными взглядами космогонии XX в. Саму жизнь и дух первые греческие философы расшатывали как проявления материи, как особые сочетания материальных первоначал.

Диалектика первых греческих философов-материалистов получила яркое выражение у Гераклита (520-460 гг. до н. э.), который полагал, что вечное движение первоматерии („все втечет, все изменяется"), ее различные превращения в многообразии вещей осуществляются через закономерную борьбу противоположностей. В одну и ту же реку нельзя войти дважды, заявил он, ибо вода в ней меняется. Кратил абсолютизировал эту изменяемость, утверждая, что и один раз войти в одну и ту же реку невозможно.

В отличие от ионийцев Пифагор (ок. 580-500 гг. до н. э.) отождествлял субстанцию мира с числом как устойчивым и бесконечным субстратом Вселенной. Числа, еще не отделяемые пифагорейцами от вещей, выражали, по их мнению, определённый порядок, гармонию окружающего мира и многообразия вещей и явлений („где нет числа и меры, там хаос и химеры"). Число как субстанция стоит у них где-то между чувственно воспринимаемой материей и идеей, а сам Пифагор в эволюции греческой философии оказывается между ионийскими натурфилософами и Платоном; в его философии уже намечаются предпосылки идеализма.

В VI — начале V в. до н. э. в другой греческой колонии на юге Италии — в г. Элее сформировалась философская школа Ксенофана, Парменида и Зенона, появление которой можно рассматривать как реакцию на материализм и диалектику ионийцев. Зенон выдвинул ряд апорий (неразрешимых противоречий), которыми пытался обосновать отсутствие движения в действительном мире („Ахиллес и черепаха", „Летящая стрела" и др.). В противоположность Кратилу, который игнорировал момент устойчивости, он абсолютизировал эту устойчивость.

Проблемы логического доказательства были в центре внимания наиболее известных софистов — Протагора (V в. до н. э.) | и Горгия (V-IV вв. до н. э.). Они были самыми способными ораторами и популяризаторами знаний, им впервые стали платить гонорары за обучение. Протагору принадлежит известное изречение „Человек есть мера всех вещей", которое становится стержнем гуманистических воззрений.

Завоевательные походы персов на рубеже VI—V вв. до н. э. привели к упадку экономической и культурной жизни в малоазиатских колониях греков, а руководящая роль Афинского государства в борьбе греков против персов способствовала огромному подъему в V в. Афин, которые становятся центром культурной и научной жизни греческого мира. На основе развития рабовладельческого способа производства в Афинах принимает острые формы классовая и сословная борьба, получившая яркое выражение в конфликте между рабовладельческой демократией и аристократией.

В V-IV вв. до н. э. в Афинах, а в III-II вв. до н. э. в Александрии (городе, основанном Александром Македонским в Египте) греческая наука получила дальнейшее развитие. В астрономии были установлены факты шарообразности (Аристотель) и вращения Земли вокруг своей оси (Гераклид Понтийский) Аристарх Самосский (IV-III вв. до н. э.) создает новую космологическую картину мира, расположив Солнце в центре Вселенной, а Землю представив обращающейся вокруг него. Пытаясь на основе наблюдений определить расстояние между небесными телами, он пришел к заключению, что Солнце отстоит от Земли в 19 раз дальше, чем Луна. Этот вывод в течение двадцати столетий оставался общепризнанным, а метод расчета греческого ученого можно назвать началом современной астрономии.

Сделанные Архимедом открытия в механике сохраняют свое значение до настоящего времени. Выдающийся древнегреческий географ Эратосфен измерил окружность Земли с ошибкой всего на несколько десятков километров и предпринял первую плодотворную попытку создать карту нашей планеты. Большие успехи были достигнуты в медицине, известной именами Гиппократа (V-IV вв. до н. э.) и Герофила (IV-III вв. до н. э.).

Велики заслуги древних греков в развитии математики. Б. Рассел писал, что „искусство математического доказательства почти целиком греческого происхождения. Наиболее выдающийся математик античности Евклид, живший в Александрии в IV - III вв., в труде „Начала" дал грандиозное обобщение достижении древнегреческое математики. „Начала" Евклида стали наиболее читаемой книгой (после Библии). Её логическое построение повлияло на научное мышление, пожалуй, больше, чем какое бы то ни было другое произведение.

Расцвет древнегреческой науки находил соответствующее выражение в философских обобщениях античных мыслителей. Левкипп впервые в древнегреческой философии выдвинул идею об атомах как мельчайших неделимых материальных элементах, из которых состоят все предметы. Он же предпринимает попытку обоснования причинности в природных процессах.

Философ Анаксагор (ок. 500 - 428 гг. до н. э.), считавший первоначалом всего сущего мельчайшие, невидимые глазом, бесконечно делимые частицы (гомеомерии) и ум (нус) как движущую силу всего сущего, стремился объяснить все природные процессы естественными причинами. Для него все небесные тела — Солнце, Луна и звезды представлялись раскаленными камнями. Анаксагор сумел правильно объяснить лунные и солнечные затмения.

Наиболее глубокое выражение философский материализм получает в учении Демокрита (V - IV вв. до н. э.), основавшего свою школу в Афинах, Эпикура (IV - III вв. до н. э.) и их продолжателя — древнеримского философа Лукреция Кара (I в. до н. э.). Как реакция на материализм сложился объективный идеализм Платона (V - IV вв. до н. э.). С тех пор спор между сторонниками материализма и идеализма, „линий Демокрита и Платона" проходит через всю историю научно-теоретического и философского знания.

Заслугой Демокрита является то, что он глубоко обосновал выдвинутую еще Левкиппом идею об атомах как мельчайших неделимых частицах материи, из которых состоит все существующее. Демокрит и его последователи пришли к выводу о бесконечности и вечности материального мира, отвергали бессмертие души, критиковали религиозные предрассудки, хотя зачастую грешили весьма упрощенным пониманием души человека (по Демокриту, она состоит из круглых и мелких атомов).

В атомистическом учении Эпикура в отличие от учения Демокрита движение атомов объясняется немеханической внешней необходимостью. Эпикур высказывает идею о внутреннем самодвижении атомов, об их самопроизвольном отклонении в процессе движения. Он пытается усмотреть в этом основание свободы воли человека.

Оценивая значение атомистических идей древнегреческих мыслителей для нашего времени, выдающийся физик XX в. В. Гейзенберг отмечал, что попытки создания единой теории элементарных частиц в современной атомной физике вновь поднимают проблему, над которой бились античные мыслители: является ли первоматерия одной из известных субстанций или она нечто отличное от них.

Некоторые исследователи полагают, что главная и основная мудрость греческих мыслителей заключается в размышлениях о политике и морали, в том, что греческий разум прежде всего был устремлен на познание, воспитание и совершенствование человека, а не на преобразование природы. Более того, согласно этой широко распространенной точке зрения именно через антропологические и нравственно-политические категории они сумели достичь значительных успехов в познании природы, сформулировав концепцию естественного порядка и закона, рассматривая структуру природного космоса по аналогии с космосом человеческим. И это особенно отчетливо выражено у Платона и Аристотеля.

К концу V - началу IV в. до н. э. в силу целого ряда причин наступает кризис афинской демократии, что вызвало к жизни идеологию рабовладельческой аристократии. Отражением этих процессов явилась философия Сократа (V - IV вв. до н. э.), который впервые ввел термины „идея", „идеальное", поставил человека в центр философских исканий. Ученик Сократа Платон создал одну из первых и самых развернутых систем объективного идеализма, а платонизм явился важнейшим источником возникновения христианства. У Платона идеи составляют основу изменчивых вещей и предшествуют им в виде особого мира идеальных форм, сущностей. В своих диалогах Платон пытается вскрыть диалектику понятий.

Гегель в „Феноменологии духа" назвал его диалог „Парменид" величайшим образцом древней диалектики. Диалектика Платона была, конечно, идеалистической, а в теории познания он недооценивал роль ощущений в познавательном процессе и обосновывал концепцию, согласно которой познание представляет собой воспоминание человеческой души о мире идей, в котором она ранее пребывала. В своем учении о государстве Платон делит общество на рабов, воинов и философов, считая наиболее совершенным государство, в котором господствует умственная элита.

Ученик Платона Аристотель (384 - 322 гг. до н. э.) — самый энциклопедический ум древности. Он подверг критике платоновскую теорию идей („Платон мне друг, но истина дороже"), хотя и не был до конца последователен. Как исследователь-натуралист Аристотель не может не признать эмпирическую основу познания, необходимость движения мысли к выводу от ощущения, от факта, от вещи.

Признавая за материальным миром вещей свойство быть в вечном движении, Аристотель связывает его с богом как формой всех форм, как основным перводвигателем. Именно бог сообщает круговые движения всем небесным сферам, к которым прикреплены звезды и центр которых совпадает с центром Земли. В отличие от движения в подлунном мире, где вещи возникают, разрушаются и исчезают, движение небесного мира и мира звездных сфер — вечно, неизменно и нерушимо. В дальнейшем (II в. до н. э.) знаменитый астроном древности Птолемей при обосновании геоцентрической системы Вселенной будет опираться именно на эти положения Аристотеля, критикуя и отвергая идеи Аристарха Самосского.

Подчеркивая роль души в человеке („человек и есть в первую очередь ум"), Аристотель не мыслит его вне общества, государства; человек, по нему, как существо политическое, общественное вне государства уподобляется либо животному, либо божеству.

Платоновско-аристотелевское понимание человеческой сущности как деятельности души приобрело определенную мистификацию и вошло составной частью в христианскую религию и католическую философию. Вместе с тем высказанная Аристотелем идея о природном равенстве людей получит своё развитие в философии Нового времени в учении о естественном праве.

Как гениальный натуралист и мыслитель древности, Аристотель впервые и наиболее глубоко в античной философии проанализировал формы мышления, заложил основы формальной логики.

Заслугой античных мыслителей является вывод о счастье и благе как цели человеческой жизни, об удовольствии и страдании как синонимах добра и зла, в чем глубоко отражается гуманистическая направленность древнегреческой философии.

Древнегреческие философы были цельными, убежденными людьми. За свои убеждения они часто платили жизнью. Так, например, Зенон откусил свой язык и выплюнул его в лицо тирану Дионисию, после чего был брошен в ступу истолчен в ней (по утверждению Диогена Лаэртского). Гераклит и Эмпедокл отказались от царского сана, чтобы всецело посвятить себя философии. Демокрит в конце своей жизни ослепил себя, чтобы ничто не отвлекало его oт занятий философией.

В связи с разложением рабовладельческого строя в греко-, римском мире на рубеже новой эры начинается упадок античной философии. Этот процесс проявился в стремлении к слиянию идей Платона („неоплатонизм") и теологии. В первые века нашей эры возникает и развивается христианство, очень скоро превратившееся в официальную государственную религию на громадной территории древнеримской империи и государств, возникших на ее развалинах.
5. Особенности средневековой философской мысли.

В средневековье, когда утверждаются феодальные отношения, общественное сознание характеризуется господством религии и церкви. Философия становится, можно сказать, служанкой богословия. Она сохраняет относительную независимость от религии только в арабских странах, где в силу исторических условий развивается рациональное содержание античной философии, в частности позитивные стороны учения Аристотеля. В отличие от Европы, переживавшей в конце I тыс. н. э. упадок в экономическом и научном отношении, в мусульманском мире. охватывавшем после завоевании арабов в VII о. н. э. огромную территорию от Индии до Атлантики, происходит подъем производительных сил, науки и культуры, значительное оживление торговли.

Арабская культура, унаследовав достижения античной науки и философии, в свою очередь оказала большое влияние на западноевропейское: научно-теоретическое мышление. Мусульманские ученые наиболее известны как врачи, астрономы, математики, химики и т. д. Выдающийся математик и астроном аль-Би-руни (X - XI вв.) с большой точностью определил удельные веса твердых и жидких тел, описал опыты по взвешиванию воздуха, наблюдения явлений капиллярност. Расцвет арабской культуры и науки на рубеже I — II тыс. отразился и в философии.

На мусульманском Востоке, в Средней Азии, философия в это время получает свое развитие в трудах выдающегося врача средневековья Ибн Сины (Авиценны) (X - XI вв.). На Западе, на территории арабских государств, в Испании и Северной Африке философия развивается в трудах выдающегося мыслителя Ибн Рушда (Аверроэса) (XII в.).

Будучи выдающимся естествоиспытателем, Авиценна в философских идеях исходит из объективного существования движущейся материи и возможности её познания человеком. Он подчеркивал важность опытного знания для правильного понимания действительности, хотя столь же высоко ценил и роль теоретических обобщений в науке.

Большое влияние на средневековую, в частности западноевропейскую, философию оказал Аверроэс. Он развивает материалистические идеи аристотелизма, всесторонне обосновывает учение о первичности несотворимой, вечной, материальной субстанции, ее движении и познаваемости. Стремясь освободить научное познание от религиозных догм, Аверроэс обосновывает концепцию так называемой „двойственной истины", согласно которой истины разума не могут противоречить истинам „священных" книг: они находятся в разных плоскостях. Эта концепция оказала большое влияние на философскую жизнь в Западной Европе.

Основной формой философии в средневековой Европе стала схоластика (от греч. „схола" — школа), широко преподававшаяся в школах, а затем и университетах. Своими наукообразными рассуждениями и аргументами схоластика стремилась обосновать содержание библейских догм, согласовать религию с достижениями античной философии. Вместе с тем она способствовала развитию формальной логики.

В противоборстве номинализма и реализма, характерном для средневековой философии, выступает поставленная еще Платоном и Аристотелем проблема о взаимоотношении общего и отдельного, понятия и вещи. Вслед за Платоном реалисты полагали, что общие понятия (универсалии) существуют реально и отдельно от единичных вещей. Более того, универсалии предшествуют бытию вещей, и в этом случае объективно существующие универсалии представляют собой мир „божественных" мыслей пред актом творения. Номиналисты же, опираясь на принципы Аристотеля, исходили из реальности отдельных вещей. Односторонне подходя к данной проблеме, они считали, что общие понятия являются только названиями предметов, что им нет ничего соответствующего в самих вещах.

Реализм служил теоретической основой религиозной ортодоксии. Однако под воздействием роста городов, различных ремесел, торговли, распространения аверроизма все острее становилась потребность в исследовании природы, свободном от религиозного догматизма. Это вело к укреплению и дальнейшему развитию материалистической мысли в средневековой философии.

Известный мыслитель средневековья Р. Бэкон (XJII в.) — родоначальник эксперимента и опыта в научном познании, .обосновывает положение о том, что универсалии существуют в отдельном и через отдельное. Он не только отвергает реализм, но и идет дальше номиналистов в понимании диалектической взаимосвязи отдельного и общего.

Насущные потребности производственной практики, достижения мусульманской науки и культуры, ставшие известными в Европе в результате крестовых походов, вызвали там ,в XI-XIII вв. значительное оживление научной деятельности. Открываются и приобретают широкую известность университеты в Париже, Болонье, Падуе, Риме, Оксфорде и т. д. Большое развитие получила заимствованная у арабов наряду с другими научными достижениями алхимия. Она способствовала умножению сведений о многих химических соединениях, создавая предпосылки для возникновения в будущем химии как науки. Подъем науки порождал свободомыслие и скептицизм в отношении религиозных догм. С целью преодоления нарастающих антирелигиозных тенденций, подрывающих позиции церкви, теолог и богослов Фома Аквинский (XIII в.) в своей Философии (томизм) предпринимает попытку обосновать единство, союз религии и науки.

Как величайший систематизатор средневековой схоластики Фома Аквинский реформирует проблему связи религии и науки. Он настаивает на различении в рамках реализма трех ситуаций — существование универсалий до единичной вещи, в единстве с данной вещью и после ее существования. Это — значительный шаг вперед по сравнению с платонизмом. Напротив, номиналист Росцелин (XI— XII вв.) отвергает существование универсалий вне разума человека. А поскольку это фактически было равносильно материалистическому утверждению о примате материи, номинализм Росцелина еще на Суассонском соборе в 1092 г. был осужден.

Эпоха позднего средневековья (XIV-XVI вв.) завершается формированием нового мироощущения и мировосприятия действительности человеком, что знаменует начало возрождения материалистических идей античности и приводит в конечном итоге к возникновению идеологии гуманизма с ее апологией человеческого разума, человеческой личности, секуляризацией научного знания. Этот период завершается сожжением Дж. Бруно в 1600 г. Именно этим годом датируют начало новой науки. Бруно своей глубоко научной идеей о бесконечности звездных миров и Вселенной поставил под сомнение мировоззренческий авторитет христианской религии. Вопреки аристотелевско-схоластическому утверждению, освященному христианской церковью, Бруно считал совершенно естественным движение как результат внутренней природы вещей, а не божественного первотолчка.

Гуманизм эпохи Возрождения (Ренессанса) в Белоруссии проявился прежде всего в многогранной деятельности Фр. Скорины (И90-1551), С. Буйного (1530-1593), что сыграло огромную роль в развитии славянской культуры и становлении национально-патриотического самосознания белорусского народа.
6. Философия эпохи возрождения.

Развитие капитализма в недрах феодального общества и связанный с ним бурный подъем науки и техники в Европе явились той социально-исторической и естественнонаучной основой, на которой формировался и получал свое дальнейшее развитие философский материализм. Новое время начинается с использования научно-материалистических принципов античной науки. Не случайно культура эпохи зарождения капитализма в Европе характеризуется как Возрождение, содержание которой в значительной степени определяется рационалистическими и, что не менее важно, гуманистическими идеями античности.

В европейской философии Нового времени этот процесс проявляется в использовании и развитии многих идей древнегреческих мыслителей на основе обобщения успехов естествознания. Обоснование Н. Коперником (1473—1543) гелиоцентрической системы в противовес геоцентрической системе Птолемея, служившей теоретической основой христианского антропоцентризма, открытие Я. Кеплером (1571-1630) законов движения планет, объяснение сущности ускорения и формулировка закона падения тел Г. Галшуеем (1564-1642), наконец, открытие законов тяготения и. Ньютоном (1643—1727) — все это величайшие научные открытия, философское обобщение которых вело к материалистическому объяснению мира, преодолению схоластики и теологии.

Относительную завершенность среди всех других наук этого времени получила механика, опиравшаяся на достаточно развитый математический аппарат. Обусловленный этим механистический характер естествознания XVII

XVIII вв. существенным образом отразился на содержании философии, которая, в свою очередь, оказала огромное влияние на развитие всех областей науки.

Характерными особенностями философии XVII в. были тесная связь с развитием естествознания, борьба против засилья схоластики, обоснование идеологии формирующейся буржуазии. Философам Нового времени свойственно утверждение о принципиальной недоказуемости религиозных догм христианства, т. е. разведение знания и веры. Если в период средневековья философия была органически связана с религией, в эпоху Возрождения — с искусством и гуманитарными науками, то в Новое время - с наукой, математическим естествознанием; в самой же науке происходит революция, так что даже философия подчас обретает математическую форму изложения.

„Новая философия... по происхождению итальянка", — замечал Л. Фейербах, имея в виду целую плеяду выдающихся ученых и мыслителей Италии рассматриваемого периода (Г. Кампанелла_(156& - 1639), Дж. Ванини (1585 - 1619) и др.). Преследование материалистически мыслящих ученых, судебный процесс, устроенный церковниками над Галилеем, представляют собой наиболее драматические эпизоды освобождения научной мысли из-под гнета религиозных догм.

Галилей, по выражению Б. Рассела, — величайший основатель современной науки. Он дал фундаментальные доказательства гелиоцентризму Н. Коперника в новой, несовместимой с религиозно-библейским учением, картине мира. Галилей рассматривал познание как изучение великой книги природы, а не произвольные сочетания утверждений догматизированных схоластикой рассуждений Аристотеля. По Галилею, наука — „метод доказательства и рассуждений", опирающийся на опыт, наблюдение и эксперимент. Галилей при этом мыслил науку в неразрывной связи с практическими интересами и задачами людей, что бы­ло характерным для ученых не только Ренессанса, но и Постренессанса 17 в.
7. Английский материализм 17-го века (Бекон, Гоббс, Локк).

С развитием капитализма начинается распространение материалистических идей в Англии (XVII в.). Родоначальником английского материализма и всей современной экспериментирующей науки считают английского ученого Ф. Бэкона (1561 - 1626). Ф. Бэкон считал, что только опытное исследование природы, эксперимент дают подлинную истину. При этом он рассматривал ощущения как источник всякого знания, полагая вместе с тем, что необходимым условием научного знания является рациональная переработка мышлением чувственных данных. Целью познания, согласно Ф. Бэкону, является расширение мощи и господства человека над природой. ,„3нание - сила" - этот афоризм стал общепринятым.

Бэкон разрабатывает учение о природе, обращаясь при этом к взглядам Демокрита об атомистическом строении тел. Задачей философии он считал выработку особого метода Познания, опирающегося на принцип всеохватывающего единства природы. Индукция, анализ, наблюдение и эксперимент -главные условия метода ярко выраженного эмпиризма. Бэкон рассматривает материю как причину всех многообразных явлений в окружающем нас мире. К этому выводу он приходит на основе представления о неразрывной связи материи и дви­жения как самого важного и неотъемлемого ее свойства. Движение, по Ф. Бэкону, - не просто перемещение в пространстве, а „стремление", „жизненный дух", „напряжение". В этом проявляется диалектическая тенденция в подходе английского |философа к материальному миру.

В дальнейшей эволюции философский материализм становится все более односторонним и метафизическим- Это проявилось, прежде всего, в философии другого английского философа Т. Гоббса(1588 - 1679), который, правда, следует эмпиризму Бекона. У него физическое движение приносится в жертву механическому, а геометрия провозглашается главной наукой.

Материю Гоббс сводит к веществу, к „телам", а ее движение - к механическому перемещению в пространстве. Он безоговорочно отвергает абсолютное противопоставление материи и духа. Согласно его представлениям, нельзя отделить мышление от материи, которая мыслит.

В теории познания односторонность Гоббса проявляется в том, что в духе принятого им номинализма содержание по­знания чрезмерно субъективируется. Крайний сенсуализм Гоббса приводит его к выводу, что мышление - это лишь внешняя операция, только сложение и вычитание того, что дано в ощущениях. Опираясь на такие принципы, Гоббс приходит к многозначительному выводу, что человек ничего не может знать о боге, так как при помощи ощущений он способен воспринимать только материальное. Неудивительно, что в гоббсовском материализме человек рассматривается упро­щенно, отрицается самостоятельность его духовного мира, а сам человек в целом определяется как машина.

Все же Гоббс подходит к человеку не только как к физическому существу, функционирующему по принципам меха­ники. Заслуга его как социолога в том, что он рассматривает человека также как „часть политического тела", т. е. государ­ства; человек как физическое существо для Гоббса неотделим от его общественной, политической природы. На этой основе он развивает учение о государстве как „искусственном человеке", которое возникает на основе так называемого общественного договора людей в целях самосохранения и благополучия.

В рамках этой теории, которая будет развиваться общественно-политиче­ской и философской мыслью на протяжении XVII — XVIII вв., Гоббс формули­рует концепцию естественного равенства всех людей и на этой основе закладыва­ет основы учения о правах и обязанностях человека как гражданина. В понима­нии государства и его политики, функций и задач Гоббс, по словам Б. Рассела, является одним из первых современных политических мыслителей, опиравших­ся на здравый смысл и общественно-политический опыт.

Идеи Ф. Бэкона и Т. Гоббса развивает их соотечественник Дж. Локк (1632 - 1704), сосредоточиваясь в своей главной работе „Опыт о человеческом разуме" на теории познания. Он проявляет себя тоже как убежденный сенсуалист, с точки зрения которого весь опыт человека складывается из ощущений.

Поддерживая одностороннее учение Гоббса о материи, Локк, однако, непоследователен и допускает некоторые уступки идеализму в своей теории познания, разделив ощущения на две группы. В ощущениях первой группы отражаются так называемые первичные качества материи, объективно при­сущие ей (протяженность, фигура, перемещение в пространстве и т. д.). Ощущения второй группы составляют так называе­мые вторичные качества (цвет, вкус и т. д.), которые не присущи самой материи и полностью являются субъективными.

Впоследствии Дж. Беркли (1685 - 1753) — английский епископ и философ, из теоретических колебаний Локка сделает субъективно-идеалистические выводы, сведя содержание всех ощущений к субъективным переживаниям челове­ка, исключив из них всякое объективное содержание. На этом основании он определит любой объект как комплекс ощущений.

Оспаривая идеалистические представления своего времени о врожденных идеях, источник которых в боге, Локк рассматривает наш разум как „чистую доску", полагая, что все его содержание определяется только ощущениями. В мышлении, в интеллекте, по Локку, нет ничего, чего не было бы рань­ше в ощущениях, чувствах. В учении Локка получил наиболее полное выражение сенсуализм как односторонне-метафизический взгляд на познание, и это, естественно, вызвало противо­действие со стороны столь же одностороннего рационализма. Если представители сенсуализма недооценивали активную роль мышления в познании, то сторонники рационализма абсо­лютизировали творческую активность человеческого интел­лекта, отрывая ее от материальной деятельности человека.

Находясь в гуще политической борьбы своего времени (гражданская война в Англии середины XVII в. и так называемая „славная" революция 1688 -1689 гг.), Локк проявляет себя как активный общественный деятель и глубокий политический мыслитель, создатель концепции буржуазного либерализма. Подобно тому как в общей философии Локк явился выразителем позиции здравого смысла, в политической философии — он классический выразитель правовых представлений буржуазного общества. В работе „Два трактата о правлении" Локк продолжает развивать идеи Гоббса о естественном и общественном состоя­нии человека, о договорном характере государства, о формах наилучшего его устройства, о целях и функциях. В отличие от Гоббса он не отождествляет госу­дарство с гражданским обществом, признавая уже в естественном состоянии существование частной собственности, свободы личности и других социальных установлении и признаков. Переход к государству, по Локку, был обусловлен необходимостью более эффективной регуляции отношений собственности, личных свобод и т. д.

Как выразитель буржуазного либерализма, Локк выступает сторонником конституционно-монархической формы пра­вления, закладывает основы теории правового государства. В соответствии с принципами либерализма он ограничивает функции государства ролью „ночного сторожа", т. е. соблюдением общественного порядка, не допуская его вмешательства в отношения собственности, в хозяйственную деятельность граждан. Он высказал также немало глубоких идей по вопросам воспитания личности.
8. Философия Р. Декарта.

Локковский сенсуализм и эмпиризм (который не сводится к сенсуализму) складывались в противоборстве с рационализмом выдающегося французского философа Р. Декарта (1596-1650). Картезианский рационализм возникает на основе дуалистического решения вопроса об отношении между материей и сознанием, к которому французский мыслитель пришел в результате своего знаменитого принципа сомнения. Согласно Декарту, в ходе познания можно сомневаться во всем, но нельзя сомневаться в самом мыслительном процессе. „Мыслю, следовательно, существую" - таков вывод Декарта. Он полагал, что в сомнении как ясном, достоверном акте мышления проявляется его реальность и его противоположность материи, обладающей только протяженностью, телесностью, вещественностью. Акцент Декарта на самосознание вел к формированию представлений о творчески активной роли нашего „Я" как субъекта познания.

Вскрыв противоположность сознания материи, Декарт рассматривал их как две совершенно не связанные между собой субстанции (дуализм). Но как ученый-естествоиспытатель он в своем учении о материи стоит на материалистических позициях, раскрывая такие ее неотъемлемые и всеобщие свойства, как движение, бесконечность, многообразие проявлений. В этом смысле Декарт отделил свою физику от своей метафизики, философии. В границах его физики материя представляет со­бой единственную субстанцию, единственное основание бытия и познания. Он ввел понятие переменной величины и систему координат в математике.

Абсолютно противопоставляя материю и сознание, Декарт в своей философии вместе с тем должен был каким-то образом объяснять связь между ними в процессе познания. Поэтому он вынужден был постулировать наличие врожденных идей в нашем сознании, источником которых, по его мнению, является бог.

Подобные отступления Декарта, как и других представителей науки и пере­довой философии XVII в., в сторону религии, были вынужденными и обуслов­ливались деистическим признанием бога как первопричины мира. Однако представления Декарта о врожденных идеях (априоризм) встречали резкую критику со стороны многих мыслителей, в частности Локка. Опираясь на материалистические принципы в трактовке ощущений как источника всякого знания, Локк утверждал, что все, чем обладает наше сознание, - результат обучения. Если бы врожденные идеи имели место, человек обладал бы определен­ными знаниями от рождения. Но на деле этого нет. Локк выдвигает ряд других аргументов против априоризма.
9. Основные черты французского материализма 18-го века.

Материалистические идеи XVIII в., продолжавшие прогрессивную традицию философов XVII в., получают свое дальней­шее развитие и яркую форму, приобретают активную общественную роль во Франции. Специфические особенности фран­цузского материализма связаны с классовой и общественно-политической борьбой, которая развернулась во Франции в XVIII в. накануне французской буржуазной революции 1789-1794 гг. Воинствующий материализм французских мыслителей JI. Гольбаха (1723-1789). К Гельвеция (1715-1771), Ж. Ламетри (1709-1751) и других явился идеологическим выражением революционных устремлений французской буржуазии и объе­диняемых ею народных масс Франции, их борьбы против фео­дализма и религиозной идеологии. Естественнонаучной осно­вой, на которую опирался материализм XVIII в., явились прежде всего достижения классической механики.

Французские материалисты более глубоко, чем их пред­шественники, вскрывают диалектический характер связи ма­терии и движения, хотя в их метафизической в целом филосо­фии диалектика носит характер отдельных прозрений. Выдви­гая правильное положение о многообразии и разнообразии свойств, форм и видов материи, отвергая представление о ее однородности, Д. Дидро, например, выводит движение мате­рии как ее абсолютное свойство из взаимодействия между предметами материального мира. Учитывая данные молекулярной физики, он заявлял, что именно внутренняя природа мельчайших частиц (молекул, атомов), их взаимодействие являются подлинной причиной движения. „Атом приводит в движение мир, - писал он, - это совершенно верно, как и то, что атом движим миром. Однако, абсолютизируя закон тя­готения, Дидро считал, что взаимодействие как общая причи­на движения сводится к притяжению тел, поскольку все они обладают тяжестью, массой. Естественно, что движение в этом случае может проявляться только в форме пространственного перемещения тел. В подобном объяснении сущности движения и его причин отчетливо проступает метафизическая односто­ронность материалистов XVIII в., ибо с точки зрения диалек­тики отталкивание столь же неотделимо от притяжения, как отрицательное от положительного.

Рассматривая материю как единственную реальность, бес­конечную и вечную, французские материалисты полностью освободили материализм от теологической формы, придав ему открыто антирелигиозную направленность.

Для П. Гольбаха, например, бог есть чистый вымысел, продукт обмана невежественных люден со стороны церкви и ее служителей. Будучи до конца последовательными сенсуалистами, французские материалисты, как и Дж. Локк, категорически отвергали идеалистические представления о врож­денных идеях, не оставляя места для религиозного мифа о бессмертной душе. Французский материализм последовательно отстаивал положение о том, что духовное есть свойство материи. Д. Дидро, например, продолжает в этом отно­шении гилозоистскую линию Спинозы, утверждая, что ощущение, „чувстви­тельность" есть всеобщее свойство материи, которое, по мнению мыслителя, проявляется в различной степени в живой и неживой материи.

Французские материалисты решительно отстаивали свои взгляды в борьбе против субъективного идеализма Дж. Беркли (1685-1753) и агностицизма Д. Юма (1711-1776).

Епископ Беркли противопоставлял свои взгляды мате­риализму и стремился опровергнуть его, видел в материа­листических представлениях теоретическую основу атеизма и безбожия. Он настойчиво стремился доказать, что понятие „материя" является фикцией, что материя - это только сово­купность ощущений. Эти идеи английского идеалиста Голь­бах называл чудовищными, ибо если мир существует только в наших ощущениях, то он просто химера. Для Гольбаха безусловным было то, что наши ощущения вызываются внеш­ними, объективно существующими предметами. Столь же непримиримо относились французские материалисты к агно­стицизму Юма.

Ограниченность научного знания XVIII в. о жизни, ее фор­мах и видах не могла не отразиться на содержании философских идей французских материалистов. Не будучи в состоя­нии вскрыть подлинную сущность человека, Гольбах, напри­мер, как и его единомышленники, пытался объяснить специ­фику человека законами природы, его физиологии. Он писал, что человек, подчиненный природе и ее законам, действует в силу главного мотива - стремления к удовольствию, ибо все в человеке есть физическое ощущение и им мотиви­руется.

Признавая роль интереса и потребности в мотивации по­ступков людей, французские философы-энциклопедисты при­шли к выводу о решающей роли воспитания и влияния окру­жающей среды в формировании человека. Однако социаль­ную, общественную среду они понимали крайне односторон­не - как государственно-политический строй, который сам определяется характером и волей законодателя, властите­ля и т. д.

Человека они представляли созерцательно-пассивным существам, способным лишь отражать воздействия окружаю­щей среды. В этом смысле Ж. Ламетри и позволял себе назы­вать человека машиной, действия которого носят непроиз­вольный характер: он не обладает способностью к свободно­му выбору.

Французские материалисты в объяснении общественного развития неиз­бежно попадали, как отмечал Г. В. Плеханов, в замкнутый круг, из которого метафизический способ рассуждения не давал возможности выхода ".у них получалось, что человек определяется общественной средой, а среда - резуль­тат деятельности законодателей, т. е. человека. Ставя развитие общества в пол­ную зависимость от деятельности отдельных исторических личностей (законо­дателей, королей и т. д.), материалисты XVIII в. не смогли дать правильного объяснения развитию общества, вскрыть его специфические законы, хотя в целом поставленная ими проблема отношения общественной среды и человека имела большое историческое и теоретическое значение.

К основным недостаткам французского материализма относится, во-первых, то, что он был механистическим, так как опирался в теоретическом осмыслении мира на законы механики, которыми объяснялись не только природные, но и общественные процессы. Во-вторых, он был метафизиче­ский, т. е. антидиалектическим, в объяснении действитель­ности и нашего познания. В-третьих, он склонялся к идеализму в понимании общества и человека. Наконец, он страдал созерцательностью.
10. Философское учение Канта.

Важная роль в истории философии принадлежит классиче­ской немецкой философии конца XVIII - первой половины XIX в. Она представлена именами таких выдающихся мыслите­лей, как И. Кант, И. Фихте, Ф. Шеллинг, Г. Гегель, Л. Фейербах.

Особенности немецкой философии тесно связаны с социально-исторически­ми условиями страны. Германия в отличие от Франции и Англии того периода оставалась экономически и политически отсталой страной, раздробленной почти на 300 небольших самостоятельных государств. Неспособность немецкой буржуазии решительно выступить против прогнивших феодальных отношений в стране явилась причиной того, что общественно-политические вопросы полу­чали свое отражение не в открытой идейно-политической борьбе, как это было в Англии и Франции, а в абстрактно отвлеченной, зачастую искусственно услож­ненной форм* философских систем и теорий. Идеологи немецкой буржуазии предпочитали компромисс между новыми и старыми общественно-политически­ми взглядами. В то же время прогресс науки, опыт буржуазных революций в Европе (особенно французской революции 1789 - 1794 гг.) создавали предпосыл­ки для развития философско-теоретического мышления, результатом чего и яви­лась выработка в рамках классической немецкой философии идеалистической диалектики.

И. Кант (1724 - 1804) является родоначальником классиче­ской немецкой философии. В его философском учении отчет­ливо проявляются два этапа - докритический и критический. В первый период философия Канта характеризуется в основ­ном как стихийно-материалистическая. Он выдвигает космо­гоническую гипотезу образования солнечной системы из диф­фузной газопылевой материи, тем самым пробивая брешь в ме­тафизическом мировоззрении, господствовавшем в естество­знании XVIII в. Столь же важна его идея о замедлении враще­ния земли вследствие морских приливов. Кант является выда­ющимся естествоиспытателем, обогатившим науку важными идеями и открытиями.

Начиная с 1770 г. Кант развивает свою так называемую критическую философию. По Канту, имеются два ствола чело­веческого познания - чувственность и рассудок, руководи­мый разумом. Тем самым он во многом преодолевает крайности предшествующих ему эмпиризма и рационализма.

В теории познания Кант, по существу, совершает „коперниканский переворот". Если до него материалисты считали, что человек пассивно отражает внешний мир, то Кант процесс познания рассматривает как активный, творческий процесс ; своеобразного конструирования познаваемых объектов в мышлении познающего субъекта. Поэтому наши представления о вещах всегда отличаются от „вещи в себе", вернее, „самой по себе", хотя бы в силу относительности нашего знания. Таким образом, „вещь для нас", т. е. непосредственно воспринимаемый нами мир, есть сторона „вещи самой по себе".

Однако наши отношения к внешнему миру не сводятся к, чисто познавательным, они содержат в себе аксиологический, оценочный аспект, т. е. ценностные, включающие веру, нравственные убеждения. Отсюда три вопроса Канта: что я могу знать? на что я смею надеяться? что я должен делать? На первый вопрос отвечает метафизика (философия), на второй - религия, на третий - мораль. К сожалению. Кант не сумел полностью избежать элементов агностицизма, априоризма и даже, дуализма.

Заслугой Канта является и то, что он, в частности в работе „Критика практического разума", преодолевает концепцию европейских .просветителей: (Руссо, Локка) о естественно-природном человеке и пытается раскрыть специфику человече­ской сущности. В соответствии со своей критической филосо­фией, он разделяет мир человека и человеческих отношений на сферу явлений, где человек под влиянием чувственных воздействий и склонностей проявляет себя как природно-чув-ственное существо, и сферу умопостигаемых процессов и отно­шений, где человек рассуждает и совершает поступки в соот­ветствии с высшими принципами разума. Последняя сфера, по Канту, и есть специфически человеческая сфера моральности, культуры, самой социальности. Именно в этом мире умопости­гаемых отношений свободная воля практического разума при­нуждает действовать индивида не в силу эгоистически-себялюбивых стремлений к чувственному удовольствию, а в соответствии с так называемым категорическим императивом, по требованиям долга и адекватно выдвигаемым свободным разумом целям.

Продолжая и доводя до наиболее полного выражения идею общественно-договорной концепции государства, Кант считал, что именно такой индивид может стать субъектом государства и общества как объединения множества людей подчиненных правовым законам. Кантовская концепция человека и его принцип категорического императива, требующий рассматривать человека как высшую цель (а не как средство), являются основой его гуманизма и учения о правах личности и уже потому заняли свое достойное место в современной культуре. С этих же позиций он формулирует идею вечного мира между народами как принцип международного права, идею отказа от насилия в отношениях между государствами и народами.

Следуя Канту и также называя свою философию критиче­ской, И. Г. Фихте (1762- 1814), отбросив, однако, кантовскую „вещь в себе", пошел по пути субъективного идеализма, и волюнтаризма, считая, что не-Я (внешний мир) целиком суть про­дукт деятельности познающего субъекта-Я. Столь же идеалис­тически он строит и свою концепцию человека и общества.
11. Философия Гегеля.

Г. В. Ф. Гегель (1770 - 1831), принимая предложенный Шел­лингом принцип тождества природы и духа, считал, что это тождество проявляется в понятии, в Мировом разуме.

Все существующее, по Гегелю, лишь покров, под которым скрывается понятие. В гегелевском учении понятие есть фор­ма движения Мирового духа - Абсолютной идеи, которая сна­чала развивается сама в себе как логический процесс, затем переходит в природное бытие и там повторяет пройденное в духовной форме развитие; затем, наконец, в человеческом познании Абсолютная идея познает самое себя.

Раскрывая движение Абсолютной идеи как объективный процесс диалектического развития, Гегель, по существу, в диалектике понятий угадал диалектику объективного мира и таким образом пришел к обоснованию той основной мысли, что мир состоит не из законченных, готовых предметов, а представляет собой совокупность процессов развития, сущность которого выражается в законах диалектики.

Ошибка Гегеля заключалась в том, что эти законы он не выводит из природы и истории, а навязывает им как законы мышления. В философии немецкого мыслителя имеется и неразрешимое противоречив: поскольку Абсолютная идея завершает свое развитие в абсолютном самопознании, Гегель выступает как метафизик, искусственно пресекающий во имя своей системы диалектический, бесконечный процесс движения. (В своем утверждении о несовместимости диалектики с мате­риализмом Гегель был прав в том смысле, что с диалектикой действительно был несовместим тот материализм, который был известен Гегелю, т. е. механистический материализм.)

История рассматривается Гегелем в соответствии с его общей системой: всемирно-исторический процесс представляется как осуществление Мирового разума, который реализует свои цели через потребности, интересы и страсти людей („хитрость Разума").

Абсолютизируя роль государства, Гегель писал, что „вся ценность человека, вся его духовная действительность существует исключительно благодаря госу­дарству". Б. Рассел заметил, что у Гегеля не государство служит человеку, а, наоборот, человек — государству, что может привести к оправданию любой внутренней тирании и внешней агрессии. Гегель решительно отвергал идею Канта о вечном мире, рассматривая войну как средство решения межгосударственных конфликтов.

Противоречивость философии Гегеля обусловливалась двойственностью в общественно-политической жизни первой половины XIX в. Идеализм и консерватизм его системы ис­пользовались реакционерами для оправдания изживших себя порядков и общественных форм, диалектика же использова­лась передовыми силами общества как теоретическая основа для борьбы за прогресс.

Важную роль в преодолении идеализма Гегеля сыграл его ученик Л. Фейербах (1804- 1872)- философ-материалист, вы­ступивший против гегелевского объективного идеализма и официальной религии в главном своем произведении „Сущ­ность христианства". Материализм Фейербаха, как и диалекти­ка Гегеля, сыграл роль основных теоретических источников философии марксизма.
12. Антропологический материализм Л. Фейсрбаха.

Важную роль в преодолении идеализма Гегеля сыграл его ученик Л. Фейербах (1804- 1872)- философ-материалист, вы­ступивший против гегелевского объективного идеализма и официальной религии в главном своем произведении „Сущ­ность христианства". Материализм Фейербаха, как и диалекти­ка Гегеля, сыграл роль основных теоретических источников философии марксизма.

Мировоззрение Фейербаха формировалось сначала в русле гегелевской фи­лософии, и, несмотря на сокрушительную критику им в дальнейшем гегелевско­го идеализма, он высоко ценил роль Гегеля в своем духовном развитии.

Фейербах усмотрел логическую связь между идеализмом и религией, придя к заключению, что, как и религия, идеализм представляет собой извращенную форму сознания человека, „рациональную мистику". Однако Фейербах отбросил не только идеализм Гегеля. Он не сумел в должной мере оценить и использовать его диалектику, выплеснув, образно говоря, вместе с грязной водой и младенца.

Утверждая и обосновывая первичность конкретно-чувст­венного природного бытия, материи по отношению к сознанию, Фейербах рассматривал человека прежде всего как природно­го, созерцательно-пассивного индивида. Как и многие выдаю­щиеся его предшественники, он не видел, что сущность чело­века заключается в его общественных отношениях, поэтому для него осталась непонятной диалектика развития человека и общества. В качестве универсального средства разрешения социальных проблем современности Фейербах предлагал всеобщую любовь людей друг к другу. В этом заключался уто­пизм его взглядов.
13, 14 Философия марксизма и её исторические судьбы.

Диалектико-материалистическая философия явилась ка­чественно новым этапом в развитии европейской культуры XIX ст. Ее становление связано с именами К. Маркса и Ф. Эн­гельса. Следует обратиться к истории, чтобы понять, как шел процесс формирования диалектико-материалистической фило­софии, установить ее связь с духовным опытом прошлого, с теми событиями, которые развертывались в 30-40-е и после­дующие годы XIX в. в Европе.

Под историческими условиями возникновения диалектико-материалистического направления в философии правомер­но понимать совокупность социально-экономических, полити­ческих и естественнонаучных факторов европейской цивили­зации середины прошлого века. Любая философская теория в своем генезисе имеет объективные потребности, способству­ет решению тех задач, которые выдвинуты общественным раз­витием, и используется теми или иными политическими движениями, социальными силами в борьбе за признание их зна­чимости и властное самоутверждение. В связи с этим трудно отделить философию от политики. Все дело в том, какова по­литика и какие цели она преследует.

Социально-экономические предпосылки формирования новых философских воззрений выражались в быстром разви­тии капиталистических общественных отношений, которые в XIX в. все в большей степени стали проявлять антагонисти­ческие противоречия. Один за другим следовали кризисы перепроизводства: 1825, 1837, 1842, 1847 годы. Они сопровож­дались падением производства, безработицей, резким ухудше­нием положения наемных рабочих. Требовался совершенно новый методологический подход к анализу происходящих перемен и соответствующих им философско-социологических обобщений и выводов.

Еще большей сложностью и противоречивостью характе­ризовалось политическое положение. Формировался совер­шенно иной субъект исторического процесса - пролетариат. Если в XVIII в. зарождавшийся новый класс выступал вместе с буржуазией против феодальных порядков, не противопостав­ляя ей свои интересы, то в 30-40-е гг. XIX в. он в ряде случаев открыто заявляет о своих экономических, социальных и поли­тических правах. Классовая борьба пролетариата с буржуа­зией принимает острый характер и невиданные ранее в исто­рии масштабы.

Трансформация взаимоотношений основных классов об­щества, эволюция капиталистического способа производства имели далеко идущие теоретические последствия. Возникла надежда на возможность формирования такой диалектико-материалистической философии, которая охватывала бы в границах целостной системы общество и природу, общество и человека, выявляла основные социальные противоречия и возможные способы их разрешения. Одним из таких способов, по Марксу и Энгельсу, является коммунистическая револю­ция. Только она, по их мнению, способна покончить с миром эксплуатации и насилия и построить общество социальной -справедливости и равенства, свободы и мира. Пролетариат рассматривался как главная сила революционного преобразо­вания общества на новых началах, именно за ним признава­лась всемирно-историческая освободительная миссия.

Признание данной функции только за пролетариатом нало­жило существенный отпечаток на становление и последующее развитие марксистской философии особенно в части социоло­гических воззрений, придав им акцентированную классовую направленность. Классовость и партийность стали рассматриваться в качестве неотъемлемого атрибута при решении всех социально-экономических, политических и идеологических проблем, вопросов развития литературы и искусства. Последо­вателями Маркса эта идея была доведена в XX в. до своего логического завершения, вернее, до абсурда ^примером могут служить работы И. Сталина). Если у Маркса имелись опреде­ленные исторические основания такого понимания классовос­ти, то у его последователей таких оснований уже не было и ос­новывались они на догме.

Следует обратить внимание на опосредованные и непо­средственные теоретические источники этой философской сис­темы. К опосредованным относится философия древнегрече­ских мыслителей, эпохи Возрождения XVII - XVIII вв., а к не­посредственным - философские и социологические идеи прог­рессивных немецких мыслителей Г. Лессинга, И. Гердера, Ф. Шиллера, И. Гете, Г. Гейне и др. Особое место занимает не­мецкая классическая философия в лице ее выдающихся пред­ставителей - И. Канта, Г. Гегеля, Ф. Шеллинга, Л. Фейербаха. Мозаичное сочетание элементов диалектики и материализма, философских идей о природе и обществе, познании и творчест­ве, этики и эстетики, гуманизма и демократии представляло собой широкое теоретическое поле вариативных продолже­ний. Отношение Маркса и Энгельса к различным представите­лям немецкой классической философии в процессе их духов­ного развития было неоднозначным.

Обоснование органического единства материализма и диалектики

Если следовать действительным фактам и принципу исто­ризма, то необходимо признать, что Маркс и Энгельс шли сложным, самостоятельным путем к формированию диалекти-ко-материалистической концепции. И это отнюдь не был пере­ход от идеализма к материализму, как это изображалось во многих учебных пособиях по философии. Маркс даже в юно­шеские годы не был идеалистом в подлинном смысле слова, и отдельные его высказывания по этому поводу не могут яв­ляться основанием для причисления к идеалистам.

Критика философии Гегеля и Фейербаха осуществлялась ими с позиций самостоятельного размышления о материализ­ме и диалектике. Для того чтобы убедиться в этом, следует об­ратиться, например, к письму Маркса-студента к отцу (1837г.), тетрадям по истории 'эпикурейской, стоической и скептиче­ской философии (1839 г.), докторской диссертации „Различие между натурфилософией Демокрита и натурфилософией Эпи­кура" (1841 г.), „Экономическо-философским рукописям"(1844г.), „К критике гегелевской философии права" (1844г.). Надо было иметь уже солидную философскую подготовку, что­бы приступить к критическому анализу гегелевской концеп­ции абсолютного идеализма и антропологического материализ­ма Фейербаха, который, кстати, был современником Маркса и Энгельса.

Немецкая классическая философия действительно оказала противоречивое влияние на всю духовную обстановку Германий того времени, в рамках которого шел процесс формирования духовного мира основателей диалектико-мате-риалистического учения. Однако это влияние необходимо понимать не в бук вальном смысле, не в следовании Маркса и Энгельса Гегелю и Фейербаху, а в приобщении к выдвинутым ими проблемам революции (Германия в 40-е гг. на­ходилась накануне такой революции), человека, его отчуждения, прав и свобод;

субъекта истории и движущих сил истории; познания и революционного преоб­разования общества и многим другим. Маркс и Энгельс все больше убеждались в том, что ни диалектика Гегеля в ее мистической форме, ни материализм Фей­ербаха с его абстрактным подходом к обществу и человеку не могли способство­вать решению этих проблем, поэтому шел процесс поиска более адекватного метода.

Эволюция философских взглядов Маркса и Энгельса не представляла собой прямолинейного процесса восхождения от низшего к высшему. Она включала в себя и моменты отрицания ранних романтически-гуманистических воззрений, к возвращение к прежним теоретическим положениям и принципам, рассматриваемым в свете происходящих изменений в обществе. В этом эволюционном процессе большое место занимает продуцирование новых идей по мере углубления, изучение действительности. „Предпосылки, с которых мы начинаем, -отмечали Маркс и Энгельс в „Немецкой идеологии", - не произвольны, они - не догмы; это - действительные предпосылки, от которых можно отвлечься только в воображении. Это -действительные индивиды, их деятельность и материальные условия их жизни, как те, которые они находят уже готовыми так и те, которые созданы их деятельностью. Таким образом предпосылки эти можно установить чисто эмпирическим путем.

В этой работе с достаточной определенностью проявляется материалистическая позиция Маркса и Энгельса, которая сформировалась у них прежде всего на основе анализа тех условий, которые сложились к этому времени в Германии. Это позволяло им осуществить развернутую критику односторонних положений философии Фейербаха, начатую Марксом -„Тезисах о Фейербахе". Среди этих положений выделялись три: а) созерцательный характер материализма Фейербаха, б) сугубо антропологический подход к решению проблемы человека; в) идеалистическое в целом понимание истории. В процессе критического анализа Маркс и Энгельс подчеркивали, что познание является активной предметно-практической деятельностью, в результате которой происходит очеловечивание природы, объективирование знаний о ней.

Качественно иным, чем у Фейербаха, было и понимание человека как биосоциального существа. Маркс и Энгельс раз­работали системный подход к человеку, что позволяет гово­рить о самостоятельности их философских взглядов.

Маркс критиковал Гегеля и Прудона в „Нищете филосо­фии" (1847 г.) за то, что для них человек - щепка на волнах судьбы, актер, который покорно играет по сценарию, написан­ному объективным Разумом. Маркс же, напротив, признавал за человеком авторство и актерство своей собственной драмы, а всю историю считал не чем иным, как результатом его дея­тельности.

Маркс и Энгельс показали также несостоятельность идеа­листического подхода к объяснению общественно-историче­ских явлений. Признавая значимость побудительных идеаль­ных сил в исторической деятельности человека, они выяснили причины этих сил, коренящиеся в материальных условиях жизни общества. В этой связи Маркс и Энгельс ввели в науч­ный оборот понятие „материалистическое понимание истории", суть которого заключается в признании определяющей роли материального производства по отношению ко всем сфе­рам общественной жизни. При этом они подчеркивали, что социально-экономическую детерминацию не следует абсолю­тизировать, так как духовная жизнь общества имеет собствен­ные законы развития и оказывает все возрастающее влияние на материальные условия, ускоряя или замедляя их развитие.

Отношение Маркса и Энгельса к философии Гегеля, как и Фейербаха, не было односторонним. Оно отличалось творче­ским подходом, конструктивностью критики тех или иных идей. Маркс, обращаясь к гегелевской философии как слож­ной системе, был уже в значительной степени подготовлен к ее анализу, выявлению рационального и мистического, истори­ческого и логического, существенного и преходящего. Мате­риалистическое восприятие мира позволило ему обнаружить ложное основание гегелевской философской системы и сфор­мированного в ее рамках метода.

Основой для формирования отличного от гегелевского ме­тода, его альтернативой Марксом была признана объективная действительность, именно та материальная действительность, которую Гегель изначально игнорировал. Несмотря на все это, Маркс на протяжении всей теоретической деятельности обра­щался к философии этого выдающегося немецкого мыслителя с целью творческого приобщения к богатству ее содержания. Материализм и диалектика в марксистской философии приоб­рели свое истинное содержание в результате органической взаимосвязи, которая придает им цельность и качественно но­вую методологическую функцию.

Очень часто философские учения независимо от их мате­риалистической или идеалистической направленности тяго­тели и тяготеют к естествознанию, находя в нем определенный материал для обоснования тех или иных концепций. Процесс становления диалектико-материалистической философии в еще большей степени нуждался в союзе с естественными и тех­ническими науками. Они подкрепляли убеждение в объектив­ности законов развития не только природы, но и общества, в их общности и различии, познаваемости и практическом ис­пользовании приобретенных знаний.

Уже в XIX в. естествознание стало упорядочивающей наукой, позволяло получить знания о процессах, о происхождении и развитии вещей, о связях, сое­диняющих процессы природы в единое целое. Среди естественных наук особо выделялись степенью своей развитости физиология растений и животных, эмбри­ология, геология, химия, физика и др. Познание взаимосвязи процессов, кото­рые протекают в природе, двинулось гигантскими шагами вперед благодаря прежде всего трем великим открытиям: клетки; закона сохранения и превраще­ния энергии; эволюционного учения Ч. Дарвина.

Развивающееся естествознание объективно вытесняло ме­тафизический метод познания, который до этого там существо­вал, создавая предпосылки для формирования диалектико-материалистического понимания природы. Маркс и Энгельс, обобщив достижения естествознания своего времени, получи­ли естественноисторическую базу для обоснования внутренне­го единства материализма и диалектики. Сомнения и противо­речия уступали место концептуальному подходу, постулиро-вание - обоснованному выводу о проявлении универсальных законов бытия. Стремление Маркса не рассуждать об обществе вообще, а постигать его как внутренне связанную динамичную систему было принципиальным шагом вперед по сравнению с традиционной социологией.

Эволюция марксистской философии в новых исторических условиях

Философско-социологические концепции претерпевают определенные модификации в зависимости от изменения исто­рических условий, в которых они продолжают свой относи­тельно самостоятельный путь, и субъективно-личностных качеств мыслителей, принимающих участие в их разработке. Это в равной степени относится и к диалектико-материалистиче­ской философии. Принцип историзма в этой связи является важнейшей методологической основой для понимания слож­ного и противоречивого процесса развития как в философ­ской, так и естественнонаучной теории.

Развитие диалектико-материалистической философии, конкретизация отдельных ее положений, их адаптация к на­циональным условиям разных стран осуществлялись на ру­беже XIX-XX вв. А. Бебелем, П. Лафаргом, А. Лабриолой, В. И. Лениным, И. Мерингом, Г. В. Плехановым и др. Каждый из них внес ту или иную лепту как в распространение марк­систского учения, так и в разработку отдельных его проблем с учетом новых требований естественнонаучного и обществен­ного характера.

В России одним из первых марксистов-философов был Пле­ханов. Его теоретические труды по истории философии, социо­логии, эстетике („Очерки по истории материализма", „К воп­росу о развитии монистического взгляда на историю", „К воп­росу о роли личности в истории", „История русской обществен­ной мысли" и др.) оставили заметный след в эволюции диалектико-материалистического учения.

Значительный вклад в разработку проблем социальной философии, познания, практики, материалистической диалек­тики в духе марксизма внес Ленин („Материализм и эмпирио­критицизм", „Философские тетради", „Исторические судьбы учения Карла Маркса", „Государство и революция" и др.). Противоречивость его суждений по ряду вопросов, ситуацийность оценок некоторых социальных явлений, избыточная резкость критики взглядов своих идейных противников соче­тались с умением использовать диалектико-материалистический метод для решения конкретных экономических, полити­ческих и управленческих задач.

Уделив большое внимание проблемам социальной филосо­фии, что органически было связано с революционной ситуаци­ей в России, Ленин, к сожалению, во многом воспринял более „поздний" этап развития марксистской теории. А именно в этот период приобрели определяющее значение такие понятия, как „диктатура пролетариата", „разрушение старого общест­ва", „уничтожение частной собственности", „машина классо­вого подавления", „революционное насилие" и др. Философия приобретала откровенно политизированный характер, с ярко выраженной ориентацией на насилие как „повивальную бабку истории".

Ленин и его сподвижники, используя революционную ситуацию, стреми­лись провести в жизнь левокоммунистические установки, принципы радикализ­ма и военного коммунизма. Если у Энгельса в позднее время появилось теоре­тическое положение об исключительности государственной собственности при социализме, то у Ленина - о капиталистической монополии как ближайшей предпосылке нового строя. Идеологизация и политизация философии, особенно ее социальной концепции, стали совершившимся фактом.

После смерти Ленина, которая существенным образом по­влияла на всю обстановку в России, диалектико-материалистическая философия постепенно стала утрачивать свою цель­ность и методологическую значимость. Ее многочисленные представители были втянуты в дискуссию, которая способст­вовала их дифференциации на противостоящие друг другу группы: „механистов" и „диалектиков". Первую из них воз­главляли Л. И. Аксельрод и К. А. Тимирязев, „диалектиков" -последователь Г. В. Плеханова А. М. Деборин. Дискуссия преж­де всего касалась методологического статуса марксистской философии и ее отношения к естественным наукам. „Механис­ты" утверждали, что не может существовать обособленной сферы философствования. „Диалектики", напротив, склоня­лись к тому, что философия обладает самостоятельным статусом и имеет свое собственное содержание.

„Механисты", растворяя философские принципы в общих выводах естественных наук, по существу, отказывались от методологической основы анализа достижений естествознания „Диалектики", обращаясь к идеалистическому диалектическому методу Гегеля, также не могли дать правильного осмысления развития естественных наук на рубеже XIX-XX вв.

„Механисты" демонстрировали негативное отношение к теоретической физике XX в., особенно к теории относительности А. Эйнштейна. Один из лидеров этой школы К. А. Тимирязев обвинил всю физику и ее представителей в идеализме, поскольку они заменили наглядные модели абстрактно-мате­матическими построениями. Математизация физики рассматривалась как чуждый ее природе процесс. К идеалистам, а сле­довательно, врагам марксизма, он причислял таких выдающихся ученых, как П. П. Лазарев, В. И. Вернадский, Л. С. Берг и др. В последующие годы с усилением авторитарной власти и идеологической ортодоксии ученые оказались в очень труд­ном положении.

„Диалектики" не занимали столь непримиримой позиции по отношению к естественным наукам, однако они также были далеки от плодотворного философского обобщения их резуль­татов. Их основные усилия были направлены на то, чтобы осовременить гегелевскую диалектику.

Полемика, которая развернулась в 20-е гг. между „меха­нистами" и „диалектиками", охватила и белорусских философов. На рубеже 20-30-х гг. развертывается движение за „диалектизацию" науки и философии. Центрами такого движения стали философские кафедры Белгосуниверситета, Коммунис­тического университета, Ипбелкульта (с 1929 г. - АН БССР). Здесь находились основные кадры обществоведов, среди ко­торых следует выделить Б. Э. Быховского, С. Я. Вольфсона, Г. М. Выдру, В. М. Игнатовского, С. 3. Кацзнбогена, В. И. Пиче-ту, В. А. Сербента. В 1922 г. был выпущен первый в стране учебник С. Я. Вольфсона „Диалектический материализм", ко­торый переиздавался 7 раз.

В последующем многие участники философских дискус­сий были репрессированы. Сталин и его окружение считали дискуссии непозволительными в условиях господства марк­сизма-ленинизма, установив политический и идеологический диктат.

В основе диктата имеется совокупность причин, объективных и субъектив­ных факторов. Один из них - это канонизация марксизма, догматизация его принципов, монополизация „творческого развития" одним лицом, группой лиц или анонимным коллективным автором (компартия, ее пленумы, съезды). Пос­ле узурпации власти Сталиным последний стал единственным и непогрешимым толкователем марксизма-ленинизма, его „корифеем". Все богатство содержа­ния, по существу, было сведено к классовости и партийности, а диалектико-материалистическая философия приобрела уродливый, схематизированный вид. Сталин писал, что марксизм как наука может сохраниться, развиваться и обога­щаться на основе нового опыта классовой борьбы пролетариата. Отсюда делался вывод о ее обострении в процессе строительства социализма со всеми вытекаю­щими отсюда последствиями.

Деление философии на материализм и идеализм в этот пе­риод приобрело гипертрофированный характер, а борьба про­тив идеализма была возведена в ранг государственной полити­ки во всех сферах общественной жизни, в том числе и в науке.

Возможностей для проявления самостоятельности фило­софского мышления не существовало. Творческие дискуссии по актуальным философским и естественнонаучным пробле­мам были редкостью, а если и проводились, то различного ро­да абсурдные ярлыки типа „меньшевиствующий идеализм" и политические оценки стали основным методом подхода к инакомыслящим авторам и их научным работам.

Во время „организованного упрощения" культуры (по ха­рактеристике пролеткультовцев), в том числе и философии, наблюдается последовательное свертывание диалога между философами-марксистами и представителями других философ­ских направлений. Так, в 1922г. стали применяться репрес­сивные меры по отношению к инакомыслящим, которые в последующем приобрели гигантские масштабы, охватив почти все слои населения. Из страны была выслана большая группа творческой и научной интеллигенции (161 человек), среди ко­торых были такие философы, как Н. А. Бердяев, Н. О. Лосский, С. Л. Франк, С. Н. Булгаков, П. А. Сорокин и др. Начались го­нения и на известных деятелей белорусской культуры, таких как Я. Ю. Лесик, С. М. Некрашевич, В. В. Ластовский, А. И. Цвикевич и др., в наследии которых имеется немало привлека­тельных идей, концепций, суждений. Во взглядах многих представителей русского религиозного идеализма того перио­да тоже содержались глубокие и плодотворные идеи, которые и в настоящее время не утратили своей актуальности.

Расправившись с идеализмом и его представителями, „культовая философия" стала безраздельно господствовать в обществе, которое шло по пути формирования тоталитарной системы, административно-командного метода. Официальные философы сталинского времени Б. Митин, П. Юдин, М. Каммари и другие стали главными интерпретаторами марксистской идеологии. С их помощью работы Сталина были возведены в ранг высшего образца творческого марксизма. Особенно это проявилось после выхода в 1938 г. очерка Сталина „О диалек­тическом и историческом материализме", который вошел в „Краткий курс истории ВКП(б)". В нем диалектика как метод излагалась в отрыве от материализма, все содержание филосо­фии было сведено к нескольким чертам, которые рассматри­вались в отрыве друг от друга.

Односторонность, примитивизм, раболепство стали доми­нирующими во всех последующих работах данного периода, посвященных развитию естественных и общественных наук. Все те, кто так или иначе противостоял официальной филосо­фии, стремился к самостоятельности суждений и выводов, бы­ли расстреляны или умерщвлены в ГУЛАГе (Н. А. Карев, И. К. Луппол, Я. Э. Стен, С. Ю. Сенковский, Г. Г. Шпет, П. А. Флоренский и многие другие). Массовые репрессии охва­тили многих представителей интеллигенции Белоруссии.

Как известно, философия, независимо от разнообразия школ и течений, не может развиваться без анализа и обобще­ния естественнонаучных и технических знаний. Отношение философии к естествознанию и технике в различные историче­ские периоды менялось. Оно характеризовалось доброжела­тельностью и враждебностью, творческим сотрудничеством и его полным отрицанием. В условиях культа личности отноше­ния между философией и естествознанием отличаются чрезвы­чайной сложностью и противоречивостью, а иногда и враждеб­ностью. Навязываемая догматизированная философская императивность вызывала протест со стороны многих естествоис­пытателей, мешала проявлению свободы творчества, культивировала конформизм. Достаточно сослаться на судьбы генетики и кибернетики, физики и химии и т. д.

Все то новое, что не отвечало философским догматам сталинского образца, объявлялось псевдонаукой. В редакционной статье журнала „Естествознание и марксизм" (1930 г.) утверждалось, что „философия, естественные и математи­ческие науки так же партийные, как и науки экономические или исторические". При таком подходе к естествознанию, который противоречил диалектико-материалистической философии, оно оказалось полностью идеологизированным и политизированным.

По своему содержанию диалектико-материалистическая философия не содержит чего-либо негативного по отношению к естествознанию и технике, однако в условиях тоталитаризма, различного рода культов и культиков она превращалась в по-литизированное средство подчинения всей духовной жизни общества заранее установленным правилам, стереотипам и догмам. Получалось, что не философские принципы должны сообразовываться с происходящими изменениями во внешнем мире и соответственно менять свою форму и содержание, а все эти изменения подверстывались под якобы незыблемость принципов, раз и навсегда данных.

Диалектико-материалистическая философия, несмотря на сложные условия (начиная с 1917г. до настоящего времени), в основном сохранила свое методологическое значение, при­обрела немало плодотворных идей в работах известных совет­ских ученых; общественников и естественников, историков философии, этиков и эстетиков (П. Копнин, И. Фролов, М. Ов­сянников, П. Н. Дубинин, Б. Кедров и др.).

В Белоруссии за продолжительный период сформировался большой отряд философов-специалистов, которые разрабаты­вают современную теорию познания, различные аспекты диа­лектики, философские вопросы естествознания и техники, ис­торию белорусской общественно-политической мысли, социо­логии и культуры.

Не обратить внимание на это обстоятельство нельзя. Это означало бы пренебрежение к развитию духовной националь­ной культуры, составной частью которой является философия. Никакой тоталитаризм не может полностью парализовать жи­вую мысль; другое дело, что он препятствовал ей проявиться <во всем многообразии и полноте.

Купчин Н. С. Идеи материализма и диалектики в трудах естествоиспыта­телей Белоруссии. Мн., 1972; Очерки истории философской и социологической мысли Белоруссии. Мн., 1973; Шалькевич В'. Ф. Философская мысль в Белорус­сии. Мн., 1976; Майхрович А. С. Белорусские революционные демократы. Мн., 1977; Мохнач Н. Н. Общественно-политическая и эстетическая мысль Белоруссии начала XX в. Мн., 1985; и др.

Диалектико-материалистическую философию не следует рассматривать как истину в последней инстанции. Ее жизне­способность, научный характер и теоретико-методологическая значимость во многом зависят от степени самообновления, от уровня самокритики, от способности к восприятию всего но­вого, что рождается в духовной жизни общества, практиче­ской деятельности людей, в современной научно-технической революции.
15. Понятие бытия и философии. Проблема единства мира.

Ввели Парменид, Демокрит, Платон и Аристотель. Существует два подхода:

  1. проблема бытия ограничивалась самой природой (земной мир и космос)

  2. в определение содержания и сущности бытия выявилась абсолютизация знаний об объективно-чувственном мире – вечных, бестелесных идеях. Общее разграничение бытия и небытия.
  1   2   3   4   5   6   7   8



Скачать файл (142.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru