Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Гештальтпсихология - файл Гештальт.doc


Гештальтпсихология
скачать (28.9 kb.)

Доступные файлы (1):

Гештальт.doc120kb.14.05.2009 09:09скачать

содержание
Загрузка...

Гештальт.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
ТАВРИЧЕСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМ. ВЕРНАДСКОГО

Реферат


по истории психологии

Гештальтпсихология







Выполнила: студентка 2-го курса

факультет «Психология»


Преподаватель: Власенков Р.П.







Содержание

Введение 3

I.Основная часть 4

    1. Фриц Перлз - основатель гештальттерапии 4

    2. Гештальтпсихология: предмет, области исследования,

критический анализ 5

2.1. Модель личности 6

    1. Понятия в гештальт-терапии 7

3.1. Организм как единое целое. 9

3.2. Меж­ду «сейчас» и «тогда» 10

3.3. Критерии психологического здоровья и зрелости 10

3.4. Невроз 11

3.5. Основные невротические механизмы 12
^

II. Оценка гештальтпсихологии 13

Заключение 15


Список литературы 17

Гештальтпсихология



Введение

Гештальтпсихология - психологическое направление, возникшее в Германии в начале 10-х и просуществовавшее до середины 30-х гг. ХХ в. К этому направлению принадлежат, прежде всего М. Вертгеймер, В. Келер, К. Коффка. Гештальтпсихология выступила против ассоциативной психологии В. Вундта и Э. Титченера, трактовавшей сложные психические феномены в качестве выстроенных из простых по законам ассоциации. Методологической базой гештальтпсихологии послужили философские идеи критического реализма и положения, развивавшиеся Э. Герингом, Э. Махом, Э. Гуссерлем, И. Мюллером, согласно которым физиологическая реальность процессов в мозге и психическая, или феноменальная, связаны друг с другом отношениями изоморфизма. В силу этого изучение деятельности мозга и феноменологическое самонаблюдение, обращенное на различные содержания сознания, могут рассматриваться как взаимодополняющие методы, изучающие одно и то же, но использующие разные понятийные языки. Субъективные переживания представляют собой всего лишь феноменальное выражение различных электрических процессов в головном мозге.


По аналогии с электромагнитными полями в физике, сознание в гештальтпсихологии понималось как динамическое целое, поле, в котором каждая точка взаимодействует со всеми остальными. Для экспериментального исследования этого поля была введена единица анализа, в качестве которой стал выступать гештальт. Гештальты были обнаружены при восприятии формы, кажущегося движения, оптико-геометрических иллюзий. В качестве основного закона группировки отдельных элементов был постулирован закон прегнантности как стремления психологического поля к образованию наиболее устойчивой, простой и экономной конфигурации. При этом были выделены факторы, способствующие группировке элементов в целостные гештальты, такие как фактор близости, фактор сходства, фактор хорошего продолжения, фактор общей судьбы. В области психологии мышления гештальтпсихологи разработали метод экспериментального исследования мышления - метод рассуждения вслух и внесли такие понятия, как проблемная ситуация, инcaйт (М. Вертгеймер, К. Дункер). При этом возникновение того или иного решения в продуктивном мышлении животных и человека трактовалось как результат образования хороших гештальтов в психологическом поле. В 20-х гг. ХХ в. К. Левин расширил сферу применения гештальтпсихологии путем введения личностного измерения. Гештальтпсихология оказала существенное влияние на необихевиормзм, когнитивную психологию, школу New Look.

Свои положения гештальтпсихология противопоставила также бихевиоризму, который объяснял поведение организма в проблемной ситуации перебором «слепых» двигательных проб, лишь случайно приводящих к успеху. Заслуги гештальтпсихологии состоят в разработке понятия психологи­ческого образа, в утверждении системного подхода к психическим явлениям.
^ I. Основная часть.

1. Представители направления гештальтпсихологии.

Одно из направлений, которое заявило о себе в период кризи­са психологии, — гештальтпсихология. Если бихевиоризм как один из путей выхода из состояния кризиса психологии возник и получил развитие в США, то данное направление зародилось в Германии и получило признание в Европе. Гештальтпсихоло­гия тоже ориентировалась на естественные науки как на обра­зец научного знания, но больше использовала достижения фи­зики и математики, а не физиологии организма.

Представителей этого направления, среди которых можно назвать М.Вертгеймера, В.Келера, К.Левина и других, больше всего не устраивал упрощенный атомистический подход к изу­чению и анализу психических явлений, характерный для ассо­циативной интроспективной психологии. Такая психология раз­лагала все сложные явления на элементарные, стремясь из их сочетания по ассоциативному принципу вывести законы фор­мирования целостных структур психического. Психические яв­ления, по сути дела, сводились к разнообразным сочетаниям простейших элементов по ограниченному числу законов.

Гештальтпсихологи заявили о себе утверждением о сущест­вовании собственных законов формирования сложных, целост­ных систем психических явлений, не сводимых к элементар­ным законам сочетания элементов. М.Вертгеймер, характери­зуя специфику этого подхода в психологии, писал. «Основную проблему гештальттеории можно было бы сформулировать так; существуют связи, при которых то, что происходит в целом, не выводится из элементов, существующих якобы в виде отдель­ных кусков, связываемых потом вместе, а, напротив, то, что проявляется в отдельной части этого целого, определяется внут­ренним структурным законом этого целого». В исследованиях гештальтпсихологов изучение сложных явлений по элементам и их связям было заменено выяснением структуры этих связей и законов ее формирования. По этой причине данное направ­ление в истории психологии иногда называют структурной пси­хологией (один из переводов слова «гештальт» на русский язык как раз и означает «структура»). Многие представители геш-тальтпсихологии, кроме психологического, имели базовое об­разование в области одной из точных наук, и это оказало влия­ние на их психологические взгляды. В.Келер, например, изучал физику и пользовался соответствующими знаниями при объяс­нении процессов восприятия и мышления.

Установки и принципы гештальтпсихологии применительно к личности и межличностному поведению реализовал в своих теоре­тических и экспериментальных исследованиях К.Левин. Для того чтобы понять и объяснить поведение личности в ее физическом и социальном окружении, писал он, необходимо для каждого пси­хического явления (действия, эмоции, переживания и т.п.) «оп­ределить ту кратковременно действующую целостную ситуацию», которая представляет собой сложившуюся на данный момент структуру поля и состояние личности. Среда, согласно Левину, должна определяться не в физических единицах, как это делали бихевиористы, а психологически, т.е. так, как она представлена и феноменальном субъективном мире воспринимающих ее людей

Идеи гештальтпсихологии сыграли положительную роль в раз­работке ряда важных проблем психологии. Они затронули вос­приятие, мышление, память, личность и межличностные othoшения. Они также способствовали применению в области пси­хологии полезных для нее теорий и понятий, заимствованных из естественнонаучных исследований. Они преобразовали старую интроспективную психологию, сделав ее более соответствую­щей достижениям естественных наук. Вместе с тем основные проблемы, породившие общий кризис психологической науки, гештальтпсихология так же, как и бихевиоризм, не решила, а только несколько снизила их остроту, привлекая внимание ис­следователей к новым интересным проблемам. [4, 637]
2. Гештальтпсихология: предмет, области исследования, критический анализ.

Рассматривая проблему мотивации К. Левин выдвинул свою теорию поля. По Левину, протекание деятельности целиком сводится к конкретной совокупности условий сущес-твующего в данный момент поля. Понятие поля охватывает как факторы внешней (окружение), так и внутренней (субъект) ситуации. Основные тезисы, выдвинутые Левином таковы: 1. Анализ поведения должен исходить из данной ситуации. Ситуацию следует реконструировать так, как она представляется субъекту. 2. Объяснение должно быть психологичным, то есть основными единицами анализа должны быть воспринимаемые субъектом особенности окружения, которые представляют ему различные возможности для действия, причем, учитываться должно не только данное феноменально действующему субъекту в нем самом и окружении, но и не представленное в переживании, и тем не менее, влияющее на поведение. 3. В основе любого поведения лежат некоторые силы. 4. Одинаковое поведение не всегда вызвано одинаковыми причинами (конструктивный метод ). 5. На поведение действует только то, что происходит здесь и теперь : прошлые и будущие события действенны только как нечто актуально припоминаемое или предвосхищаемое. Нельзя без проверки сводить наличное поведение к более ранним событиям. 6. Психологические ситуации должны по возможности представляться в математической форме, дабы облегчить их научную обработку. Так, поведение (V) есть функция личностных факторов (Р) и окружения (U).

V = f ( P, U )

М - сенсомоторная пограничная зона, выполняющая роль посредника между окружающим миром (U) и внутриличностными областями (IP), которые подразделяются на центральные (Z) и переферические (Р).

Раскрывая эти теоретические положения, Левин предлагает две модели: модель личности, оперирующую энергиями и напряжениями, и модель окружения, оперирующую силами и целенаправленным поведением.

2.1. Модель личности

Для Левина личность представляет собой систему, состоящую из многочисленных, не пересекающихся друг с другом областей, каждая из которых соответствует определенной цели действия, будь то устойчивое стремление, которое можно обозначить как потребность ( мотив ), или сиюминутное желание. Области структуры личности могут также представлять определенны активности или знания субъекта. Степень сходства областей зависит от их близости. Максимально похожие области имеют общую границу. Числом же погра-ничных областей определяется близость данной области к “Я”, ее личностная ценность, личностная значимость целей действий. Граница между областями может обладать различной прочностью и, таким образом, обеспечивать связь между разными областями. Отдельные области модели личности могут отличаться по напряжению. Для напряженной системы характерна тенденция к уравниванию напряжения с соседними областями. Левин представляет два основных способа разрядки напряженной системы: 1. Взаимодействие с пограничной областью. Напряженная система начинает определять поведение до тех пор, пока не достигается цель действия. 2. Диффузия, которая зависит от прочности границ с соседними областями, а также от фактора времени. В данном случае происходит удовлетворение потребности замещаю-щим действием, либо выход потребности в ирреальный план при разрядке напряженной системы. Значительную роль играют также утомление, гнев и т.п. По Левину, цели действий очень часто представляют собой квазипотребности, то есть производные от потребностей. Они имеют преходящий характер, часто возникают из намерения. Решающим фактором в силе квазипотребности Левин считает ее связь с истинными потребностями (мотива-ми). Объекты же, которые могут служить для разрядки или удовлетворения потребности приобретают валентность, сила которой зависит от напряженности системы. Напряженные системы всегда специфичны относительно цели, и, следова-тельно, обладают функцией влечения, а также, направляют на достижение цели и, в зависимости от ситуации, гибко вводят необходимые для этого действия.
3. Понятия в гештальттерапии.

Ф. Перлз утверждает, что организм имеет мириады пот­ребностей, которые ощущаются, когда нарушается пси­хологическое или физиологическое равновесие. Организм пытается его восстановить. По Перлзу, ни один инстинкт не является основным: все потребности — прямое выра­жение органических инстинктов. При анализе «сопро­тивления» он подчеркивал форму этого избегания, а не его содержание. Правильным вопросом является «как я избегаю осознания?», а не «что я не хочу осознавать?»

Он полагает, что каждый индивид, просто благо­даря тому, что он существует, имеет огромный матери­ал для терапевтической работы. В раннем детстве ребе­нок «проглатывает» (интроекция) опыт взрослых, но он не в состоянии его «переварить», ассимилировать и ин­тегрировать по-своему. Этот непереваренный опыт ста­новится привычкой, чертой характера, патерном поведе­ния и т.п. Весь этот материал необходимо «переварить», ассимилировать и интегрировать или отторгнуть, ибо в противном случае человек будет жить не своей жизнью, не так, как ему нужно, а так, как его запрограммирова­ли в раннем детстве родители, и напоминать утку Мюн-хаузена, которую поймали на удочку.

Как происходит это программирование? Дети такие, какие они есть, родителям не нужны. И они заставляют детей делать не то, что им хочется, а то, что нужно им самим. Ребенку хочется избить обидчика, а его застав-ляют просить у него прощения, он хочет играть, а его заставляют учить уроки. К родителям возникает чувст­во ненависти, но оно не находит разрядки, вытесняется в бессознательное. Уже во взрослой жизни человек на­ходит себе для общения примерно таких же людей, с которыми он общался в раннем детстве, и безнадежно пытается завершить те же детские дела до тех пор, пока невроз не выбьет его из реальной жизни.

Перлз в своей практике использовал понятия геш­тальтпсихологии, первое из которых — анализ частей не может помочь пониманию целого, поскольку целое определяется взаимосвязью и взаимозависимостью час­тей. Так, выделенные из гештальта части не тождественны тому, чем они были ра­нее. К.Левин рассматривал поведение как вектор всех сил, действующих в психологическом «жизненном пространстве». Его представления и легли потом в основу групповой психотерапии.

^ Второе понятие — организм приспосабливается к среде, достигая оптимального равновесия и организации частей, и нельзя изменить какую-то одну часть, чтобы при этом не изменились и другие. Организм в данном поле выбирает для себя нечто значимое. Оно становит­ся фигурой, а все остальное становится фоном. А выби­рает организм то, что ему интересно и важно в данный момент.

Понятия гештальтпсихологии великолеп­но объясняются Г.Н.Крыжановским. В сооветствии с его теорией о детерминантных структурах во время той или иной деятельности в головном мозгу из отдельных цент­ров формируется детерминантная структура. Один из этих центров становится детерминантным. Остальные ему подчинены. Когда действие совершено, структура (гештальт) распадается, и освободившиеся от детерминантного очага центры вступают в связь в другой ком­бинации в зависимости от потребностей организма, а детерминантным центром становится другой участок мозга. В основе собственного психотерапевтического подхода Ф. Перлза лежат пять ключевых теоретических понятий:

а) соотношение фигура/фон, б) осознание и сосредоточенность на настоящем, в) полярности, г) защитные функции, д) зрелость и ответственность.

Перлз утверждал, что каждая встреча врача с паци­ентом — это экзистенциальная встреча человеческих существ, а не разновидность классического отношения между терапевтом и больным. Люди творят и раскрыва­ют свои миры. Ум (сознание) понимается Перлзом как интенция (намерение) и не должен рассматриваться отдельно от того, что мыслится. Каждый психический акт — «Это интенция, и он не может пониматься отдель­но от того, что мыслится, а каждое намерение должно быть понимаемо из самого себя, а не с точки зрения более фундаментального акта. Понимание иногда стано­вится утонченной формой невежества. Если мы поймем красный цвет с точки зрения определенной длины во­лны, то мы упустим самое главное — сам красный цвет. Это так, потому что это так. Причинные объяснения недостаточны для понимания действий и намерений че­ловека. Вот почему в трудах Перлза нет цепи аргумен­тов. Вы можете на основании собственного опыта при­нять или отвергнуть его положения.



    1. Организм как единое целое.

Организм — это единое целое как в отношении организменного функциониро­вания, так и с точки зрения создания единого поля дея­тельности. Между ментальной и физической деятель­ностью нет пропасти. Просто ментальная деятельность осуществляется на более низком энергетическом уров­не, чем физическая. Когда интенсивность реакции орга­низма на среду уменьшается, физическое поведение пре­вращается в ментальное, когда увеличивается, металь­ное поведение превращается в физическое. То, что де­лает человек, дает много информации о нем, как и то, что он говорит и о чем думает. Между индивидом и его средой имеется контактная граница. У здорового она подвижна, постоянно допускает как контакт со средой, так и уход из нее. Контакт — это формирование гештальта, уход — его завершение. У невротика контакт и уход искажены. Не закончив одно дело, невротик при­нимается за другое. Индивид оказывается перед конгло­мератом гештальтов, которые в той или иной мере не закончены, не полностью сформированы или заверше­ны. Ключом к ритму контактов и уходов является иерар­хия потребностей. Доминирующая потребность прояв­ляется как фигура на фоне остального, что есть в лич­ности. Эффективное действие направляется в сторону доминирующей потребности. Невротики не способны определить и почувствовать, какая потребность является доминирующей. Нередко эта потребность вытесняется из сознания, и тогда все действия оказываются неэффективными. [2, 81]

Переживание сознавания тела почти для всех трудно и вызывает сопротивление и чувство трево­ги. Но оно чрезвычайно важно и заслуживает за­траты многих, многих часов — в умеренных дозах. Это не только основа для разрушения «мышечного панциря» (мышечных напряжений, в которых коре­нятся сопротивления), но также и средство для ле­чения всех психосоматических заболеваний. Чудес­ные исцеления, о которых рассказывают, — такие, как исчезновение острого невротического симптома в течение нескольких минут, — покажутся естест­венными, если вы почувствуете телесную структуру симптомов. Невротик создает свои симптомы, бессо­знательно манипулируя мышцами. К сожалению, при этом невротик не может понять, что здесь симп­том является фигурой, а сама невротическая лич­ность — фоном. Невротик утерял контакт со своей личностью, и сознает только свой симптом. Если вы будете считать, что вы «должны» быть способны делать то, что вам предлагают, вы сразу же ограни­чите то, что вы можете обнаружить уже известным и ожидаемым. Будьте, насколько это для вас воз­можно, открытыми, экспериментирую-цими, любоз­нательными; то, что вы при этом узнаете о себе — пленительное и животворящее знание! [5, 212]


    1. Меж­ду «сейчас» и «тогда».

Невротик не способен жить в настоящем, поскольку несет в себе незаконченные ситуации (незавершенные гештальты). Их внимание, по крайней мере частично, привлекается эти­ми ситуациями, поэтому им не хватает ни осознания, ни энергии, чтобы полно жить в настоящем. Как можно быть эффективным в сексе, если ночью думаешь о днев­ном конфликте? Хорошо, что еще это осознаешь. А если незавершенные гештальты не осознаются? Суть гештальтистского подхода как раз и состоит в том, чтобы не исследовать прошлое в поисках воспоминаний о травми­рующей ситуации, а предложить пациенту сосредоточить­ся на осознавании того, что переживается в настоящем: фрагменты травмирующих ситуаций из прошлого неиз­бежно всплывут как часть опыта в настоящем. Тогда пациенту предлагается вновь проиграть их и пережить, чтобы закончить и ассимилировать их в настоящем.

Тревожность Перлз определял как напряжение меж­ду «сейчас» и «тогда». Неспособность принять это на­пряжение заставляет невротика планировать, репетиро­вать свое будущее. Это отвлекает от настоящего, посто­янные репетиции создают незаконченные ситуации. Раз­рушается открытость в будущее. Это часто проявляется вопросом: «А вдруг станет хуже?» или ответом на во­прос о самочувствии: «Пока хорошо!» А ведь сейчас хорошо! Жизнь в настоящем сама по себе есть нечто хорошее.

    1. Критерии психологического здоровья и зрелости.

По Перлзу, процесс роста — это рас­ширение зон самосознавания, а основной фактор, препятствующий росту, — избегание самоосознавания. Перлз рассматривал здорового зрелого индивидуума как самостоятельное саморегулирующееся существо. Он раз­вил понятие континуума сознавания. Прерывание само­сознавания не дает человеку проработать неприятнос­ти. Он остается лицом к лицу с незаконченной ситуа­цией. Сознавать — это значит все время уделять внима­ние постоянно возникающим в собственном восприятии фигурам.

Перлз полагает, что у человека есть три зоны созна­вания: сознавание себя, сознавание мира и сознавание того, что лежит между тем и другим — своего рода проме­жуточная зона фантазии.

Перлз дает два критерия психологического здоровья и зрелости: опора на себя и переход на саморегуляцию. тогда как незрелый человек пытается манипулировать другими людьми и менять ситуацию. Терапевтический процесс направлен на созревание организма, который обладает способностью достигать оптимального равно­весия внутри себя и между собой и средой. Надо не жаловаться на волны, а обучаться в них плавать. Само­регулируемые опирающиеся на себя индивиды характе­ризуются свободным изменением и отчетливым форми­рованием фигуры-фона, в выражении своих потребнос­тей в контакте и уходе. Они знают о своих способ— костях и возможностях выбирать средства для удовлет­ворения потребностей, когда эти потребности возника­ют. Они сознают границы между собой и другими и вни­мательны к различению своих фантазий о других и сре­де и того, что воспринимается в непосредственном кон­такте. Пути психологического роста Перлз видит в за­вершении ситуаций, или гештальтов.

    1. Невроз.

Невроз Перлз рассматривает как пятиуровневую структуру. Рост и освобождение от невроза происходит по мере прохождения этих пяти уровней.

^ Первый уровень — уровень клише («Доброе утро», «До свидания» и т.п.), уровень знакового существования.

Второй уровень — уровень ролей, или уровень игр. Он (как будто) характеризуется тем, что на нем мы притворяемся такими, какими хотели бы быть: компетент­ным бизнесменом, всегда очаровательной девушкой и т.п.

Реорганизовав эти два уровня, мы достигаем треть­его уровня — уровня тупика, или фобического избега­ния. Здесь мы переживаем пустоту. Это критический момент. Он иногда напоминает депрессию. Близкие люди вдруг становятся чужими, дело оказалось неинтересным, все, что раньше было важным, стало ненужным. И тут некоторые индивиды опять возвращаются к знаковому существованию и игранию ролей.

Если мы способны поддержать сознавание себя в этой пустоте, то достигнем четвертого уровня — уровня умирания, или внутреннего взрыва. Старая личность с ее защитами умерла, а высвободившаяся энергия прояв­ляется четырьмя вариантами взрыва: взрыв горя и печа­ли, взрыв гнева, взрыв оргазма у людей сексуально за­блокированных, взрыв смеха и радости. Не следует кон­тролировать энергию этих взрывов.

^ Пятый уровень — уровень эксплозивный, уровень внешнего взрыва. Подлинная личность осознает его.

Невротики, т. е. те, кто прерывает свой рост, не при­нимают собственных потребностей, а также не могут провести четкое разграничение между собой и осталь­ным миром. Обычно при этом человек чувствует про­никновение слишком глубоко в себя границ социальной среды («Ты должен!»). Невроз состоит в защитных ма­неврах, предпринимаемых индивидом, чтобы уравнове­сить себя в этом нападающем мире. [2.82-85]
3.5. Невротические механизмы.

Имеются четыре основных невротических механизма искажения границ, препятствующих росту: интроекция, проекция, слияние и ретрорефлексия.

Интроекция, или «проглатывание непережеван­ным» — это механизм, посредством которого люди при­сваивают стандарты, нормы, способы мышления.Они не становятся их собственными, не ассимилируются, не «пе­ревариваются». Одно из следствий интроекции: инди­вид перестает различать, что он действительно чувству­ет, а что другие хотят, чтобы он чувствовал. А если требования интроектов противоречивы, то ему кажется, будто его рвут на части. Интроекты необходимо «пере­варить» или «отрыгнуть».

Проекция — это тенденция переложить ответствен­ность за то, что исходит от себя, на другого, поместить вовне то, что принадлежит тебе самому. Понимание про­екции в системе гештальттерапии соответствует трак­товке защитных механизмов других школ. Проецирую­щие люди видят свои неосознаваемые качества в других людях. Они видят «сучок в глазу брата своего», но не замечают «бревна в собственном глазу».

Слияние делает невозможным здоровый ритм кон­такта и ухода, поскольку контакт и уход подразумевают «другого». Слияние также делает невозможным приня­тие различий между людьми. Человек, страдающий сли­янием, нередко заявляет, что «все одним миром маза­ны». Мама, страдающая слиянием со свои собственным ребенком, рассказывая о нем, говорит «мы». «Вот поба­ловаться мы любим, а вот чтобы заниматься — это нам не нравится».

Ретрофлексия — это обращение энергии против самого себя вместо того, чтобы направлять ее на изме­нение среды. Эта форма защиты еще называется «ока­менелость»: «Готов убить его, но держу себя в руках», т.е. убиваю себя. Иногда кулаки стискиваются так, что ногти впиваются в ладони, губы прикусываются до кро­ви. Но чаще всего убийство самого себя идет путем раз­вития психосоматических расстройств: артериальной ги-пертензии, инфарктов, кровоизлияний, язв и пр.

«Интроектор делает то, чего хотят от него другие, проецирующий делает другим то, в чем их обвиняет; человек, находящийся в патологическом слиянии, не знает, кому что делает; ретрофлектор делает себе то, что хотел бы сделать другим... Интроектор обнаружива­ет себя, когда говорит «я» вместо «они»; проекция обна­руживает себя употреблением местоимения «они», ког­да реальное значение — «я». При слиянии используется местоимение «мы»; ретрофлектор обнаруживает себя употреблением рефлективныхся, себя».

Данные механизмы редко действуют отдельно друг от друга. Главное, что при этом происходит» — наруше­ние чувствования границы.

Перлз считал, что в нашем обществе слишком пере­оценивается, а точнее, не там, где надо, используется интеллект. Он больше верил в мудрость организма, но ее он понимал, скорее, как интуицию. Перлз полагал, и отчасти можно с ним согласиться, что в нашей культуре переоценивается словоговорение. Он назвал три его уров­ня: цыплячий помет (болтовня в обществе), бычье дерь­мо (извинения, рационализация), слоновья струя (тео­ретизирование). [1,49]

Задача лечения в гештальттерапии — возвращение потенциала, задержанного мышечными напряжения­ми. Врач в гештальттерапии фрустрирует больного. Удовлетворяет его потребность во внимании и приня­тии, но в то же время отказывает ему в поддержке. В процессе лечения больной начинает осознавать и видеть, как он играет роли. Обычно гештальттерапия проводится в группе.
^ II. Оценка гештальтпсихологии.

Гештальт-терапия, разработанная Фрицем Перлзом, вобрала в себя его опыт психоаналитика, на который наложились влияния философии экзис­тенциализма, гештальт-психологии и работ Вильгельма Райха, посвященных физиологическим механизмам реакций сопротивления. В настоящее время гештальт-группы известны своими активными руководителями, которые спо­собствуют развитию самостоятельности и ответственности у участников.

Основными используемыми в гештальт-группах понятиями являются: фи­гура и фон, осознание и сосредоточенность на настоящем, зрелость, поляр­ности и функции защиты. Как показали исследования психологических меха­низмов восприятия, все, что в данный момент представляет для человека наибольшую ценность, образует фигуру, которая выделяется в сознании на фоне всех других обстоятельств. В процессе естественной саморегуляции организма этот образованный фигурой и фоном гештальт постоянно меняется. Невротическое функционирование возникает, когда между внутренней и внешней зонами сознания вклинивается средняя зона — зона фантазии. Поня­тие «полярностей» используется при описании борьбы между крайними проти­воположностями, существующими в рамках одной личности, например в слу­чае конфликта между «нападающим» и «защищающимся». Функции защиты представляют собой неэффективные способы борьбы с угрозой и стрессами и включают слияние, ретрофлексию, интроекцию и проекцию. Зрелость описы­вается как способность человека выявить собственные ресурсы и принять от­ветственность за самого себя.

Число хороших исследований по гештальт-терапии ничтожно. Прохазка (Prochaska, 1979) проанализировал несколько современных работ на эту тему и пришел к выводу, что, хотя в некоторых работах и был отмечен значитель­ный личностный рост после посещения занятий в гештальт-группах, в других работах описываются только минимальные эффекты. Обследование 60 студен­тов (Foulds and Hannigan, 1977), проведенное с использованием «Опросника личностной ориентации» (Personal Orientation Inventory), показало, что учас­тие в гештальт-семинарах привело к усилению тех тенденций в поведении, которые способствуют самореализации. Как было показано в недавних иссле­дованиях, включавших изучение контрольной группы, применение методов гештальт-терапии приводит к углублению самоосознания индивида (Greenberg).

Главной задачей гештальт-терапии является стимуляция организмических процессов и побуждение участников к развитию осознания своего «Я» и про­движению к зрелости. По установившейся традиции, руководитель группы работает с добровольцем из числа участников, который находится на «горячем стуле». Другие члены группы оказывают этому добровольцу поддержку, иден­тифицируют себя с ним и активно участвуют в экспериментах, чтобы помочь ему в работе. В последнее время гештальт-терапевты стали в большей степени обращать внимание на групповые процессы. Методики и упражнения геш­тальт-терапии направлены на расширение осознания, интеграцию полярнос­тей, побуждение участников к принятию ответственности за самих себя, уси­ление внимания к чувствам, анализ снов и фантазий, преодоление сопротив­ления.

Критики обвиняют приверженцев гештальт-терапии в том, что они поощ­ряют у членов руководимых ими групп проявления эгоизма и формируют у них антиинтеллектуальные установки. Тем не менее гештальт-группы пользуются широкой популярностью. Ценность гештальт-терапии в том, что она представ­ляет собой альтернативу традиционным методам групповой психотерапии, ориентированным преимущественно на функции сознания.

Заключение

Основатель данного психотерапевтич. направления – Ф. Перлз. Представителями этой школы явл. также Л. Перлз, П. Гудмен, Дж. Симкин, Р. Хефферлин, К. Наранхо. На развитие направления оказали влияние современная западная философия (феноменология, экзистенциализм), дзен-буддизм, различные психотерапевтические подходы: психоанализ, психодрама , телесно-ориентированная психотерапия.

В гештальттерапии используются термины гештальтпсихологии (фигура, фон, гештальт) для описания процесса удовлетворения потребностей и эмоционального реагирования. Объяснительная модель этого подхода такова. Человек взаимодействует со средой в ритме "контакт-уход". Когда появляется насущная потребность, она выделяется как фигура на фоне др. переживаний. Для удовлетворения потребности человек должен ее осознать и вступить в контакт со средой. После удовлетворения гештальт завершается, и человек выходит из поля. Новая фигура (потребность, эмоция), возникающая на фоне других, требует повторения цикла. Однако этот процесс нарушается, если фигура не может стать четкой: ей мешают др. неудовлетворенные потребности, появляющиеся в поле восприятия. В этом случае потребность не осознается, и человек не контактирует со средой. Избегание контакта осуществляется за счет подавления потребности и ухода в мысли, фантазии, внутренний монолог. "Осадки" незавершенных гештальтов, непережитых эмоций "замутняют" процесс осознавания в настоящем, появляясь в поле восприятия как фигуры. Ощущения теряют непосредственность, замещаясь усвоенным чужим опытом.

Прекращение осознавания собств. потребностей, разрушение контакта со средой ведет к нарушению границы "Я" и взаимодействия с людьми. В зависимости от характеристик этого процесса различаются четыре невротических механизма: слияние, интроекция, проекция, ретрофлексия. Слияние проявляется в неразличении собств. идей, чувств, потребностей и переживаний, идей др. людей. Интроекция – мышление и действие от имени интериоризированного авторитета, усвоение чужих установок без рассмотрения и критики, перенесение в собств. систему верований без анализа и переструктурирования. Проекция состоит в приписывании другим собств. (чаще негативных) побуждений, мотивов, черт. Ретрофлексия означает раскол личности на противоположные части (напр., "Я презираю себя").

В отличие от невротического функционирования, аутентичная личность осознает свои потребности и эмоции, находится в контакте со средой для их удовлетворения, погружена в процесс жизнедеятельности, а не живет прошлым или будущим.

Опираясь на данную модель, представители Г. разработали принципы терапии: "Я-Ты", "что и как", "здесь и теперь". Результатом психотерапии является осознавание и полное переживание ощущений и эмоций, завершение гештальтов, доверие клиента к собств. потребностям и ответственность за их удовлетворение. Психотерапия направлена не на содержание вытесненного бессознательного, а на процесс осознавания в настоящем.

В гештальтерапии не используется интерпретация. Наиболее известные техники: зоны осознавания, техника усиления, челночная техника, разыгрывание ролей, метод "пустого стула".

Для терапевтических отношений в гештальтерапии характерно признание за клиентом ответственности за свои чувства, потребности, опора на его естественное стремление к росту. П. Гудмен сформулировал эту позицию в парадоксальной фразе: "Самое худшее, что Вы можете сделать для человека, – это помогать ему". В процессе психотерапии развивается личная автономия, и человек становится свободным и самодостаточным.


Список литературы:


  1. Гештальттерапия. Теория и практика. Пер. с англ./ М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. – 320 с.

  2. Литвак М.Е. из Ада в Рай: Избранные лекции по психотерапии/Учебное пособие.- Ростов н/Д: изд-во «Феникс», 1997, - 448 с.

  3. Методы эфективной психокоррекции: Хрестоматия / сост. К. В. Сельченок. – Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2001. – 816 с.

  4. Немов Р.С: Психология. В 3 т. Кн. 1. Общие основы психологии. - М.: Владос, 2001.-688 с

  5. Петровский А. В. Вопросы теории и истории психологии. - М., 1992.

  6. Психологический словарь / Под ред. А.В. Петровского. М.Г. Ярошевского. - М.: Полииздат, 1990. - 424 с

  7. Рудестам К. Групповая психотерапия. – СПб.: Питер Ком, 1999,- 384 с.

  8. Тайны сознания и бессознательного: Хрестоматия / Сост. К. В. Сельченок. – Мн.: Харвест, 1998. – 496 с.



Скачать файл (28.9 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru