Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Ясвин В.А. Психология отношения к природе - файл Ясвин В.А. - Психология отношения к природе (Смысл, 2000, 456с).doc


Ясвин В.А. Психология отношения к природе
скачать (6056.9 kb.)

Доступные файлы (1):

Ясвин В.А. - Психология отношения к природе (Смысл, 2000, 456с).doc8305kb.20.01.2009 11:32скачать

содержание
Загрузка...

Ясвин В.А. - Психология отношения к природе (Смысл, 2000, 456с).doc

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   23
Реклама MarketGid:
Загрузка...
'^812

258

механизмы развития отношения к природе

Механизмы перцептивно-эмоционального канала

259


ми, отличающими их от других: визуальных, аудиальных, так­тильных и обонятельно-вкусовых.

Во-первых, хотя они, безусловно, имеют естественное происхож­дение, но воспринимаются людьми с точки зрения «аналогичного» человеческого поведения: действия животных оцениваются по моральным, этическим критериям, к естественному значению ре-лизера добавляется, привносится социальное. Такой механизм вос­приятия сквозь призму социально выработанных значений сближает их с социальными релизерами, которые действуют по когнитивно­му каналу.

Необходимо отметить, что нередко возникает противоречие между человеческими этическими принципами и экологической целесообразностью. В этом случае даже экологически целесообраз­ное поведение природного объекта вызывает отрицательную эмо­циональную реакцию на этот объект. Например, у некоторых птиц, в частности у белого журавля (стерха), из яиц вылупляются два птенца, но родители выкармливают только одного, обрекая вто­рого на гибель. Это экологически целесообразно, так как установ­лено, что двух птенцов журавли выкормить не в состоянии (в соответствии с кормовыми ресурсами их местообитания) и один из них является «запасным» на случай патологического развития второго зародыша. Но с точки зрения человеческой морали речь идет о «детоубийстве», что, конечно, может способствовать раз­витию отрицательного отношения к стерхам.

Во-вторых, поведенческие релизеры связаны с определенной ситуацией, в которой находится или действует объект природы, в то время как остальные естественные релизеры связаны с опреде­ленным качеством, свойственным этому объекту (визуальным, аудиальным и т.д.).

Сказанное выше позволяет сделать вывод, что поведенческие (витальные) релизеры составляют особую группу естественных ре-лизеров (так как они отвечают главному, критериальному признаку: связаны с первой сигнальной системой), являющуюся переходной между естественными и социальными релизерами (в силу указанной специфической связи с социально выработанными значениями).

10.3. механизмы дифференциации и интерпретации

^ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ РЕЛИЗЕРОВ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ПЕРЦЕПТИВНОГО КАНАЛА

Результатом воздействия естественных релизеров на те или иные органы чувств являются ощущения. Ощущение «есть действитель-

но непосредственная связь сознания с внешним миром, есть превращение энергии внешнего раздражителя в факт сознания» (Психология. Словарь, 1990, с. 261). Поэтому классификация есте­ственных релизеров, в целом, соответствует классификации мо­дальности экстероцептивных ощущений: зрительные, слуховые, осязательные и т.д.).

Переживание воздействия релизеров сопровождается эмоцио­нальным тоном ощущений. При этом положительный эмоциональ­ный тон побуждает человека к его сохранению и продолжению, т.е. к контакту с природными объектами, обеспечивающими соот­ветствующие стимулы, а отрицательный — обусловливает их из­бегание (Психологический словарь, 1983, с. 412).

Таким образом, ощущения выступают в процессе развития отношения к данному природному объекту в качестве своеобраз­ного «фильтра»: отрицательные могут «блокировать» дальнейшие контакты с этим существом, в то время как положительные -стимулируют пролонгацию контактов с объектом, их вызвавшим, закладывают основу для формирования субъектно-этического типа отношения к нему.

Несколько иначе обстоит дело с поведенческими (витальными) релизерами: получаемые ощущения уже не играют сами по себе прин­ципиальной роли. Ведущим механизмом становятся эмоции, возни­кающие при оценке определенного поведения, витальных проявлений природного объекта в контексте социально выработанных значений, стереотипов, человеческих этических норм и т.д.

Природные объекты, обеспечивающие релизеры, вызывающие положительные ощущения и эмоции, становятся привлекатель­ными для человека. Н.Н.Обозов подчеркивает, что «привлекатель­ность первая фаза установления отношений. Привлекательность регулируется опытом прошлых контактов личности, визуальным обликом партнера (т.е. комплексом релизеров. — В.Я.). Она являет­ся внутренним стимулом для установления отношений... устойчи­вое переживание позитивных установок по отношению к привлекательности личности переходит в готовность к опреде­ленному типу взаимодействия с ней» (1981, с. 85).

Такие природные объекты, обеспечивающие положительные релизеры, становятся аттрактивными для человека. Наши действия, направленные на эти существа, это «результат... специфического эмо­ционального отношения, оценка которого порождает разнообразную гамму чувств (от неприязни до симпатии и даже любви) и прояв­ляется в виде особой социальной установки» (Психология. Сло-в«Ръ, 1990, с. 31).


260

механизмы развития отношения к природе




Рис. 43. Специфические механизмы развития субъективного отношения к природным объектам по перцептивно-эмоциональному каналу.

Аттрактивные для человека природные объекты, привлекатель­ность которых обеспечивается действием тех или иных релизеров, вызывают желание продолжить контакты с ними. Такое стремле­ние может выразиться как в поиске и сборе информации об этих объектах (тогда дальнейшее развитие отношения идет по когни­тивному каналу), так и в целенаправленном стремлении к прак­тическому взаимодействию с ними (тогда отношение продолжает формироваться уже по практическому каналу).

глава XI. специфические механизмы

^ КОГНИТИВНОГО КАНАЛА РАЗВИТИЯ СУБЪЕКТИВНОГО ОТНОШЕНИЯ К ПРИРОДЕ

11.1. психологические релизеры социального происхождения

Если естественные релизеры действуют в рамках первой сиг­нальной системы, в процессе непосредственного восприятия, то социальные релизеры, оказывающие свое влияние на развитие отношения к природе в рамках когнитивного канала, действуют на основе второй сигнальной системы. Их «ядро» — заключенные в словах значения. Такие значения получаются личностью в «гото­вом виде», вырабатываются социумом, являются кристаллизаци­ей опыта того или иного общества. В них отражается социальный характер этой группы релизеров, в то время как действие естест­венных релизеров, например визуальных (большие глаза), мало зависит от социальных факторов.

Филолог А.Брагина (1995) проводит подробный анализ образов различных животных в народных сказках, загадках, присказках, при­баутках и песнях. «Можно даже сказать, что сказки — это память человечества о добре и зле, о силе и слабости, о мудрости и глупо­сти, о торжестве добра над постыдным злом. А как воплощаются эти истины? В сказочных героях. А их имена и будут теми ключевыми словами, которые пробуждают уже в нашей языковой памяти сло­весные связи в той или иной ситуации, пробуждают образ слова и образ того фона, на котором слово живет. Волк — это зло, грубая сила, а ягненок, петух — добро, часто беззащитное, и у них всегда находится много друзей! И возникает словесное окружение. Волк — слово, как и образ, известное многим языкам. Волк — злой, зубас­тый, серый, некрасивый, грубый, сильный, но глупый... Ягненок — красивый, кудрявый, белый, беззащитный, добрый, доверчивый (за­метьте, доверчивый, а не глупый), милый... (с. 11—12).

262

механизмы развития отношения к природе

механизмы когнитивного канала.

263


Анализ социальных психологических релизеров позволяет выде­лить в них две группы: релизеры эстетического (эмоционально-эсте­тическая оценка) и релизеры этического (эмоционально-этическая оценка) содержания.

^ Эстетические релизеры связаны с выработанными обществом эталонами прекрасного, своеобразными «стереотипами красоты», эстетическими значениями, зафиксированными в слове или сло­восочетании.

Н.Г.Чернышевский, анализируя эстетическое в природе, связыва­ет эстетические симпатии людей с их представлениями о «полно­кровной, хорошей, здоровой» жизни: «Животные ближе всего в природе напоминают о человеке и его жизни, потому в них более, нежели во всей остальной природе, мы находим и красоты и безобразия. Одно из красивейших животных — лошадь, потому что в ней кипит жизнь, но, например, нога лошади вовсе не так прекрасна, как нога льва или тигра, нога лошади слишком костлява, суха, нога тигра вся покрыта мускулами, она, если можно так выразиться, живее, здоровее, то же самое надобно сказать и о голове лошади: она слишком суха, сухость нам представляется следствием недостатка жизненных сил и потому не нравится. Зато полный, здоровый корпус лошади, так легко лежа­щий на ногах, ее широкая грудь, ее крутые бедра, как их называ наши песни, чрезвычайно красивы... Кошка (и все животные кошач! ей породы) — красавица: какие полные, мягкие очертания у всех ее членов, как стройно она сложена! Одним словом, в животных нам нравится умеренная полнота и стройность форм, почему же? Потому что в этом находим мы сходство с выражением цветущей здоровьем жизни у человека, также выражающейся полнотой и стройностью форм» (1950, с. 237).

Своеобразный взгляд на сущность «безобразного» в мире живот­ных представлен в работе В.С.Соловьева «Красота в природе». Им вы­деляются «три формальные причины или категории: 1) непомерное развитие материальной животности, 2) возвращение к бесформен­ности, 3) карикатурное предварение высшей формы» (1993, с. 97).

«Такую положительно безобразную форму... мы находим в черве. Форма червя... есть прямое выражение, обнаженное воплощение двух основных животных инстинктов — полового и питательного — во всей их безмерной ненасытности... Этот вобранный внутрь червь у некото­рых позвоночных животных, принадлежащих к классам рыб и земн< водных, опять получает такое преобладание, что сообщает свою фор всему телу животного. Таковы в особенности змеи, которые изо позвоночных животных суть самые похожие на червя, а потому и са­мые отвратительные...

Мы знаем, что бесформенность, или неустойчивость, формы сама по себе есть нечто безразличное в эстетическом смысле (напр., бес­форменные и бесцветные облака). Но когда в животном царстве бес-

форменность является на таких его ступенях, которые уже предпола­гают более или менее сложную и устойчивую организацию, то такое возвращение... становится источником положительного безобразия. Например, улитки и другие слизняки, кроме того, что они еще до­вольно ясно сохраняют безобразный тип червя, отвратительны также и по своей первобытной бесформенности и мягкотелости...

Третья причина безобразия в животном царстве, и именно у неко­торых высших (позвоночных) животных (лягушки, обезьяны), со­стоит в том, что они, оставаясь вполне животными, похожи на человека и представляют как бы карикатуру на него» (с. 95—97). Подобного рода критерии и эталоны прекрасного и безоб­разного в мире природы, принятые в данном обществе, усваи­ваются личностью в процессе социализации и могут выполнять функцию психологических релизеров, обусловливающих как по­ложительную, так и отрицательную модальность субъективного отношения к тем или иным природным объектам.

Эстетическим релизером является также, например, и такое словосочетание как «благородный олень», способствующее поло­жительному направлению развития отношения к этому животно­му. Оно отражает на уровне второй сигнальной системы определенное качество, присущее оленю, в частности его граци­озную осанку. (Возможно, ассоциация с «благородной осанкой» аристократии.) Иными словами, эстетические релизеры - - это своеобразная «калька» естественных релизеров, связанных с ка­чеством (визуальных, аудиальных, тактильных и обонятельно-вку-совых).

Иногда кодирование через вторую сигнальную систему есте­ственных релизеров, связанных с качеством объекта, бывает дос­таточно неожиданным и трудно поддающимся расшифровке: например, название «божья коровка», которое, вероятно, связа­но с впечатлением от взлета («на небо к богу») жука, когда он Доползает по руке до кончика пальца, с выделениями, оставляе­мыми на руке («молочка»), а также с «пегой» окраской. Такое название — достаточно мощный психологический релизер — мож­но вспомнить детскую присказку: «Божья коровка, полети на небо, там твои детки кушают конфетки», — которая отражает положи­тельное отношение к этому насекомому.

В свою очередь, отдельные животные и растения, как элемен­ты биоценоза, могут выступать в качестве эстетических релизеров восприятии ландшафтов (Леопольд, 1983; Келлерт, 1997). «Эстетическая реакция на природу большинства людей имеет тен­денцию фокусироваться на больших организмах, особенно млекопи-

264

механизмы развития отношения к природ^ механизмы когнитивного канала.

265


тающих и птицах. В противоположность экологически-научному вни­манию к небольшим и часто скрытым объектам, эстетическая точка зрения подчеркивает «крупных харизматических позвоночных» -, медведей, оленей, волков, антилоп, львов, журавлей, лебедей и так далее... Эстетическая точка зрения имеет тенденцию фокусироваться на более крупных, более ярких, мобильных и дневных видах.

Хотя значение эстетического подчеркивания крупных живых су-ществ остается неуловимым, это может являться критическим аспек­том тенденции придавать ценность определенным ландшафтам. Вероятно, наличие эстетически впечатляющих живых существ ожив­ляет, направляет, организует и эмоционально заряжает человечес­кую реакцию» (Келлерт, 1997, с. 13).

^ Этические релизеры связаны с принципами и нормами мора­ли, принятыми в обществе. По своей сути этические релизеры сообщают о поведении (витальных проявлениях) природного объекта в той или иной ситуации. Причем в этом повествовании заключена оценка такого поведения с точки зрения человеческой морали (в виде явных оценочных суждений или за счет различных художественных средств: композиции, лексики и т.д.).

К таким этическим релизерам можно отнести, например, миф о Прометее, прикованном по приказу Зевса в наказание за непос­лушание к горе, к которому каждое утро прилетал орел и выкле­вывал печень. Этот миф может рассматриваться как отрицательный релизер в процессе формирования отношения к орлам и даже другим хищникам.

Интерпретацию человеком жизни природы с позиций нрав­ственности, т.е. наделение природы этическим содержанием, И.Кант объяснят тем, что «разум заинтересован и в том, чтобы идеи... имели также и объективную реальность... душа не может размышлять о красоте природы, не находя в этом для себя ин­тереса. Но этот интерес находится в родстве с моральным» (196 с. 315). Иными словами, собственные моральные интересы чел века как бы подталкивают его к этическому истолкованию явл ний природы, делают его чувствительным к этическим релизер

Поскольку этические релизеры связаны с ситуацией опред ленного поведения или витальных проявлений природного объе можно сказать, что они копируют поведенческие (витальные релизеры на уровне второй сигнальной системы.

С одной стороны, социальные релизеры повторяют на уровне второй сигнальной системы структуру естественных релизеро^, действующих через первую: эстетические являются своеобразной «калькой» с визуальных, аудиальных, тактильных и обонятельн

Бкусовых, а этические — с поведенческих (витальных). В этом отношении они сближаются с естественными релизерами, но противопоставлены им по критериальному признаку — задей-ствуемой сигнальной системе.

С другой стороны, социальные этические релизеры имеют много общего с тем, что можно обозначить как «экологические сведе­ния» («экологические факты»), которые в то же время служат пси­хологическими релизерами когнитивного канала. Таким экологическим фактом — релизером, способствующим развитию положительного отношения, может стать, например, информа­ция об очень высокой степени избирательности при выборе парт­нера и пожизненной (!) верности в лебединых парах. Информация о «самоотверженном» поведении куропатки, которая притворяет­ся раненой, чтобы отманить хищника в сторону от того места, где находится выводок, также, безусловно, способствует формирова­нию положительного отношения к этой птице.

Тем не менее этические релизеры принципиально отличают­ся от экологических сведений. Экологические сведения (факты) — это достоверная, научная информация, сообщение о реаль­ном поведении природного объекта, и человек четко отдает себе в этом отчет. Этический релизер --- это, скорее, неосознаваемое человеком усвоение определенного социального стереотипа по отношению к природному объекту, причем часто представлен­ного в виде вымышленных, мифологизированных ситуаций, поведение природного объекта в которых может совершенно не соответствовать его реальному биологическому поведению.

Социальные релизеры образуют переходную группу между пер­цептивно-эмоциональным и когнитивным каналами, между ес­тественными релизерами и «экологическими сведениями».

Социальные релизеры, как и поведенческие, оказывают свое воздействие на развитие отношения к природному объекту через соответствующие эмоции, вызываемые заложенными в них обще­ственно выработанными значениями, содержащими оценки.

11.2. этнопсихологическое и архетипическое

^ ПРОИСХОЖДЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ РЕЛИЗЕРОВ

Особенности восприятия тех или иных природных объектов Могут быть обусловлены соответствующими этническими тради­циями, культурными установками, т.е. этнопсихологически (Борей-

266

механизмы развития отношения к природе

механизмы когнитивного канала.

267


ко, 1995; Грищенко, 1995; Морохин, Гришин, 1995; Зудов, 1997-Шилов, 1997; Хийемяэ, 1997; Зайцева, Ляпаева, Калинина, 1997 и др.). «Укрепившиеся в народном сознании природоохранные тра­диции значительно влияют на отношение людей к окружающей природной среде. Невежественные предрассудки и суеверия о вред­ности жаб, лягушек, змей, сов, сычей, филинов, летучих мы­шей, козодоев значительно способствовали исчезновению последних» (Листопад, Борейко, 1996, с. 49).

Известному путешественнику В.Гумбольдту принадлежит фра­за: «У каждой нации свое собственное понятие природы» (цит. по Лукач, 1987, с. 287). Например, отношение к слону в Индии, где он издревле живет с людьми, и в Африке, где слон ~ источник опасности или объект охоты, будет, безусловно, диаметрально противоположным: субъектно-этическим в первом случае и объек­тно-прагматическим — во втором.

Культуролог Г.Д.Гачев, анализируя этнопсихологические аспекты восприятия животных, останавливается, в частности, на особеннос­тях отношения к свиньям у эстонцев.

Он приводит следующий отрывок из романа «Варгамяэ» А.Там-мсааре: «Свиньи уже на дороге: на выгоне им нечем поживиться. Брюха у них пусты, свисают как кузнечные мехи. Завидев хозяйку, они поднимают жалобный визг, будто они не свиньи, а заколдован­ные дети. И хозяйка разговаривает с ними, как с детьми, ведь своих у нее еще нет».

Г.Д.Гачев констатирует, что «если в семито-исламском мире ев] нья — это грязное, "трефное" животное, в среднеевропейском презрительное ("ты — свинья" звучит оскорбительно и для немца и для россиянина), то для прибалта-северянина — положительное су­щество, с кем безобидно можно сравнить и человека и деток люби­мых» (1991, с. 248). Для эстонца свинья — и образец матери, и мера поведения, ведь свинья — это символ домашнего приусадебного ско­товодства, основы хозяйства прибалтийского крестьянина (там же). В приведенном выше отрывке из романа просматривается действие нескольких психологических механизмов, формирующих соответству­ющее отношение. Так можно выделить социальный этический рели-зер (ситуация голода), а также естественные релизеры аудиального («жалобный визг») и визуального («брюха свисают») типа. А то, что «хозяйка разговаривает с ними, как с детьми», свидетельствует о на­личии у нее субъектификации этих животных, которой способствуют описанные психологические релизеры.

Многим природным объектам в различных культурах придает ся определенное символическое значение, которое, выступая в ка честве социального релизера, может в решающей степени

обусловливать характер субъективного отношения людей к этим природным объектам. О.Г.Листопад и В.Е.Борейко (1996), рас­сматривая использование народных традиций в экологическом воспитании, делают обширный обзор поверий различных наро­дов, связанных с миром птиц. «Так, кукушка — символ времени, соловей — радости, аист — счастья, ласточка — домовитости, орел -- власти, сокол -- благородства. Сорока, ворона, сыч -вестники, чибис — символ грусти» (с. 53). Журавль считается тоте­мом, священной небесной птицей, помощницей шаманов у эвен­ков и других северных народов. Эта птица особо почитается также в Туркмении и Японии, где журавлей называют «людьми в перь­ях» или «мой великий господин журавль». Дятел -- священная птица у древних римлян, доставившая пищу и огонь Ромулу и Рему. Голубь у славян — символ любви. Удод — символ мудрости у евреев и священная птица в Узбекистане. Ласточка — символ Эс­тонии, белая трясогузка — Латвии, лебедь-шипун ~ Литвы. По немецкому поверью, клест и черный дрозд спасают дом от грозы и т.д. (там же).

Социальные релизеры могут быть и архетипическоео проис­хождения, что связано с сохранением в нашем бессознательном следов архаического мышления. К.Юнг считал, что «наиболее глу­боким слоем» человеческой психики является коллективное бес­сознательное, имеющее не индивидуальную, а всеобщую природу. Оно включает в себя содержание и образы поведения, которые оказываются повсюду и у всех индивидов одними и теми же. Со­держание коллективного бессознательного и составляют архети­пы. «Это наименование... значит, что, говоря о содержаниях коллективного бессознательного, мы имеем дело с древнейши­ми, лучше сказать изначальными, типами, т.е. испокон веку на­личными всеобщими образами» (1991, с. 98).

Наше отношение к тем или иным природным объектам в оп­ределенной мере обусловлено соответствующими архетипами. По мнению К.Юнга, «нет ни одной существенной идеи либо воззре­ния без их исторических праобразов. Все они восходят в конечном счете к лежащим в основании архетипическим праформам, обра-3Ь1 которых возникли в то время, когда сознание еще не думало, а воспринимало. Мысль была объектом внутреннего восприятия, °на не думалась, но обнаруживалась в своей явленности, так ска-Зать, виделась и слышалась» (с. 121—122).

Анализируя процесс формирования первичных понятий, не-МеДкий психолог Ф.Клике подчеркивает, что результатом работы

268

механизмы развития отношения к природ^

механизмы когнитивного канала...

269


органов чувств является извлечение из множества сенсорных в] чатлений определенных фигуративных, цветовых, обонятельн и других характеристик. Причем из множества воспринимаем признаков конкретного объекта в понятии фиксируются толь: некоторые из них. Объединение последних и образует первичн понятия, которые в свою очередь определенным образом класси­фицируются.

Важным условием возникновения социальных релизеров, по нашему мнению, является подчеркнутое Ф.Кликсом обстоятель­ство: «Все объекты, принадлежащие к некоторому классу, в извест­ном смысле эквивалентны прежде всего с точки зрения связанного с ним поведенческого решения. Такое решение может быть на­правлено вовне (ответная реакция). Однако оно может оставаться и латентным, выступая в форме поведенческой установки.

Каждый воспринимаемый предмет может предстать перед нами в несколько различном обличье, что, в принципе, будет менять набор перцептивных признаков. В зависимости от той или иной основной мотивации из множества форм проявления одного и того же предмета мыслимый в понятии класс могут определять в одном случае одни, а в другом — иные признаки. Например, в одной ситуации растение может рассматриваться как лечебное средство, а в другой -- как украшение» (1983, с. 158).

Ф.Клике настойчиво подчеркивает, что название, которое получает тот или иной природный объект, фиксирует, «"подобно штампу", то содержание признаков, которое значимо для приня­тия решения и последующего действия»* (с. 161). Индейские племе­на, занимающиеся садоводством, называют ворона «потребителем садовых плодов», а племена рыболовов и охотников считают эту же птицу «поедателем падали и экскрементов». Выделение какой-либо частной совокупности признаков приводит к несколько иному значению и другой поведенческой установке по отношению к природному объекту. Последовательный выбор признаков, внут­ренне связанный с названием, формирует соответствующее зна­чение и смысл природного объекта (там же), т.е. субъективное отношение к нему.

К.Юнг также считает, что «формами придания смысла нам служат исторически возникшие категории, восходящие к туман-

* Интересно, что у индейских племен решения относительно назва­ний тех или иных природных объектов принимаются советом ста­рейшин.

ной древности, в чем обычно не отдают себе отчета. Придавая смысл, мы пользуемся языковыми матрицами, происходящими, свою очередь, от первоначальных образов. С какой бы стороны ы ни брались за этот вопрос, в любом случае необходимо обра­титься к истории языка и мотивов, а она ведет прямо к перво­бытному миру» (1991, с. 121).

В самой семантике таких названий, как «гадюка», «чертопо­лох» («черт + полох» (огонь) -- «чертов огонь»), заложено опре­деленное отношение к этим природным объектам и определенная поведенческая установка: например, «гадюку нужно уничтожать». В других случаях архетипическое значение оказывается полностью стертым, и название природного объекта может приобрести про­тивоположную семантическую нагрузку. Например, «василек» вос­ходит к названию мифологического существа Василиска, приносящего горе, как и сам сорняк василек приносит горе хлебо­робу, хотя в настоящее время за счет приятного фенотипического оформления это название воспринимается как «положительное». Л.П.Печко (1991) говорит об «экологичности образов» ху­дожественной культуры, «вошедших в плоть языка»: «соколи­ный глаз», «лебединая шея», «утиная походка», «волчий нрав», «ершистый характер» и т.п.

Таким образом, названия многих животных и растений, несу­щие следы их значения и смысла в архаическом сознании, заклю­чают в себе указания на возможные способы действий по отношению к этим животным и растениям, задают те или иные экологические установки, стимулируют развитие определенных субъективных отношений личности, т.е. являются психологичес­кими релизерами.

О.Г.Листопад и В.Е.Борейко констатируют, что наиболее попу­лярной птицей многие народы называют ласточку. «Отношение к ней в народе по-особому теплое, доброе... Ластица, ластка, ластовица, ластовка, ластовочка, ластушка, ласочка, косатка, краснозобка, ви­лохвостка, кошанок, красулька — названия-то все какие ей выдума­ли милые да ласковые!» (1996, с. 54).

А.Брагина отмечает, что символ России — медведь имеет в раз­ных районах различные имена-синонимы: косолапый, космач, мох­нач, лесник, хозяин. «Медведь в силу своего тотемного значения, а впоследствии уже традиционного почитания, внимания как бы оче­ловечивается и получает человеческие имена: Михаил, Михаиле, Миша, Мишка, Мишук, Михайло Иванович, Михаиле Потапыч. Это «Домашние» имена, а есть и «официальный» полный именной ряд из имени, отчества и фамилии — Михаил Иванович Топтыгин. Фами-

270

механизмы развития отношения к природ^

механизмы когнитивного канала.

271


лия имеет прозрачную основу: Топтыгин — от глагола топтать — приминать, придавливать ногами на ходу. Такое имя говорит о тяже­ловесности, силе медведя.

Медведицу зовут обычно Матрена, Аксинья или Настасья Фи­липповна. Маленький медведь — медвежонок — также имеет свои имена-синонимы: медвежоночек, медведик, медвежатка, Мишутка Мишенька. Особые ласковые имена есть и у взрослого медведя -! Медведко, Медведушка, Медвежатушка. Многие из этих названий сложились в устном народном творчестве (1995, с. 129—130). В языке, в частности, находит отражение и социогенез экологи-ческого сознания. Как уже отмечалось, одной из важнейших законо­мерностей эволюции мировосприятия была тенденция усиления противопоставления «человеческого, субъектного» с одной сторо­ны и «нечеловеческого, объектного» — с другой. Человек самоутвер­ждался, подчеркивая свое отличие от мира природы, в том числе и на уровне вербальных противопоставлений: «лицо — морда», «жи­вот — брюхо», «умер -- подох» и т.п. Причем слова, относящие к животным, несут явно негативную смысловую окраску. Их употреб­ляют по отношению к человеку, когда хотят его унизить, оскор­бить: «отрастил брюхо», «наел морду» и т.п., -- отождествляя тем самым с категорией «нечеловеческого, объектного».

Такие вербальные противопоставления обусловлены фунда­ментальной особенностью мышления: как подчеркивает амери­канский психолог Дж.Келли, когда мы что-то называем, мы всегда подразумеваем и нечто конкретное, противоположное данному (см. Франселла, Баннистер, 1987); значение слова опре­деляется не только и не столько отношениями сходства, сколько обусловливается системой противопоставлений (Брудный, 1971). Их использование характеризуется рядом особенностей. Во-первых, если о животном говорят «оно подохло», то о ра­стении, например, о дереве — «погибло» (как и о человеке). Рас­тения, вероятно, не рассматриваются как «конкуренты» человека при утверждении им собственной субъектности. Интересно, что то же, в принципе, касается и беспозвоночных животных: если о рыбе еще говорят «сдохла», то о насекомом уже — «погибло». Ис­ключение составляют «дохлые мухи и тараканы», досаждающие человеку, вызывающие к себе его особую неприязнь.

Во-вторых, описанные вербальные противопоставления выст­раиваются, в основном, по отношению к наиболее заметным вне­шним морфологическим элементам (живот — брюхо, рука — лапа и т.п.); по отношению же к частным, «мелким» элементам ис­пользуются одинаковые слова (пальцы, уши, глаза и т.п.); то

относится и к «внутренним» элементам (язык, сердце, кости и т.п.). Вероятно, это связано с тем, что «мелкие» и «внутренние» элементы не так «бьют по глазам» своим подобием с человечес­кими, и потому не требуют особого противопоставления. (Вспом-ним также рассуждения В.С.Соловьева о «безобразии» животных, «карикатурно» напоминающих человека.)

В-третьих, когда о животном говорят с любовью, то чаще все­го используют «человеческий» полюс вербальных противопостав­лений («наш котик умер»). В этом случае, благодаря «человеческим» словам, любимое животное уже противопоставляется «природно­му» и относится к сфере «человеческое».

Таким образом, описанные вербальные противопоставления играют важную роль в развитии отношения к тому или иному природному объекту. «Позитивный, человеческий, субъектный» полюс выступает в качестве положительного социального релизе-ра в процессе формирования отношения к тем или иным живот­ным, «негативный, нечеловеческий, объектный» — в качестве отрицательного.

11.3. Роль экологических сведений в процессе

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   23



Скачать файл (6056.9 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации