Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Ясвин В.А. Психология отношения к природе - файл Ясвин В.А. - Психология отношения к природе (Смысл, 2000, 456с).doc


Ясвин В.А. Психология отношения к природе
скачать (6056.9 kb.)

Доступные файлы (1):

Ясвин В.А. - Психология отношения к природе (Смысл, 2000, 456с).doc8305kb.20.01.2009 11:32скачать

содержание
Загрузка...

Ясвин В.А. - Психология отношения к природе (Смысл, 2000, 456с).doc

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23
Реклама MarketGid:
Загрузка...
изо­лированности человека от всего прочего мира, а изолированность, в свою очередь, — результат конфликта в человеческом мышле­нии между суррогатным миром человеческого рассудка и реаль­ным миром, окружающим человека. Подобная монотеистическая традиция, конечно, не могла возникнуть у племени уби, которое никогда не находилось в условиях такой биологической изоля­ции, в которой оказались семитские племена — основоположни­ки западной интеллектуальной традиции.

А.Тойнби приходит к выводу, согласно которому западная цивилизация, если она действительно захочет обезопасить себя от загрязнения отходами собственной деятельности, должна от­бросить свои претензии на уникальность человека и вновь обра­титься к первобытной точке зрения: «Человек должен вернуться в лоно природы, неотъемлемой составной частью которой он фак­тически и является» (там же, с. 175).

Необходимо отметить, что определенные христианские тече­ния отличаются особым этическим характером отношения к при­роде. Так старообрядцами (староверами) природа воспринимается как светлое, очистительное начало. Уничтожение всего естествен­ного, природного, приближающее «конец света», рассматривается как тяжкий грех. Традиционное природопользование в старооб­рядческих общинах строится на принципах нанесения минималь­ного ущерба миру природы (Киселева, 1993).

психологические основы отношения к природе

Как подчеркивает В.Е.Борейко (1996), в современном мире христианское духовенство проявляет все большую природоохран­ную активность, используя для этого церковные проповеди и пуб­ликации в духовной литературе, освящая своим авторитетом различные акции общественных экологических организаций, при­нимая участие в экологических форумах и т.п. Для этого привле­каются также и образы соответствующих религиозных персонажей: «В сонме католических святых особенно выделяется святой Фран­циск Ассизский, который в настоящее время в католических стра­нах считается покровителем природоохраны. Этот человек напутствовал своих последователей не рубить деревья (лучше со­бирать хворост), не пахать полностью целину, оставляя участки для дикой природы (прототипы резерватов), брать под защиту всю без исключения фауну и флору ("и брата оленя и брата журав­ля"), ибо только так, откупаясь перед природой, человек спосо­бен воспринимать следы Бога-творца» (с. 100). В современных христианских проповедях подчеркивается, что растения и живот­ные обладают автономным правом на жизнь, собственным значе­нием перед Богом-творцом, независимо от того, приносят они пользу человеку или нет (В1Ье1гШег, 1990). Показательно, что Все­мирный совет церквей (300 церквей из 130 стран) в 1991 году стал инициатором Всеобщей Декларации обязательств человека по отношению к природе.

глава VI. отношение к природе

^ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ

6.1. Истоки и сущность антропоцентрического

ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ христианство и картезианство

Как уже отмечалось, многие исследователи современного экологического кризиса (например, Моисеев, 1990; Гачев, 1991; Хесле, 1993 и др.) приходят к выводу, что его преодоление невоз­можно без изменения господствующего антропоцентрического экологического сознания.

По мнению Д.Марковича (1991), основные философские прин­ципы современной цивилизации сводятся к следующему:

  1. Картезианский дуализм между человеком-субъектом и ми­
    ром-объектом, которым он манипулирует.

  2. Наука как объективное знание, которая не заботится ни о
    своем смысле, ни о целях, легко становится средством власти и
    могущества.

  3. Материалистическая концепция человека как победителя
    природы, а затем и всего мира.

Эти принципы были утверждены картезианством, возникшим в XVII в. (а в дальнейшем — и представителями позитивизма). Кар­тезианское учение, по замечанию В.Хесле, «в определенном смыс­ле, венчает собой развитие, коренящееся в самой сущности человека и состоящее в том, что субъективность через рефлексию радикальным образом выделялась из мира. Благодаря Декарту субъективности удалось абсолютизировать самое себя до неви­данной в мировой истории степени (1993, с. 54—55). Как отмеча­ет А.Ф.Лосев, анализируя эпоху христианства: «Человеческая личность, воспитанная в течение полутора тысяч лет на опыте абсолютной личности, захотела теперь сама стать абсолютом. Но такой универсальный субъективизм будет достигнут только в кон­це XVIII века» (1978, с. 289).

отношение к природе в современном общественном сознании 141

В картезианском учении высшей ценностью признается ра­зум. Абсолютность разума приводит к противопоставленности человека-субъекта и остального мира-объекта, истоки которой можно встретить еще у софистов, рассматривавших человека как субъекта, а природу (пассивную материю) как объект, которо­му человек навязывает свою волю. При этом подразумевается, что достижение власти над природой заведомо обеспечивает ин­тересы людей.

В картезианском учении доминирует представление о том, что природа прекрасна лишь тогда, когда она «облагорожена» челове­ком. Если христианство лишило природные объекты души, то те­перь они лишаются права даже оставаться собой, в своем естественном состоянии. Характерно, что Декарт конечную зада­чу знания видел в господстве человека над силами природы, в открытии и изобретении технических средств, которые позволя­ли бы эту власть обрести. «Признавая за другими людьми субъек­тивность, Декарт, вместе с тем, настаивал на том, что нечеловеческая природа совершенно лишена субъективности: рас­тения и животные суть машины, не имеющие внутреннего мира [1ппеп§е11е]» (Хесле, 1993, с. 56).

Современная картезианская наука впитала в себя христианс­кое представление об исключительности человека. Природа была провозглашена объектом научного изучения во имя прогресса. При всем их методологическом антагонизме, материалистическая на­ука и христианская религия в вопросах экологической этики ока­зались практически на единой позиции по отношению к миру природы.

Таким образом, современное западное экологическое созна­ние имеет в своей основе два главных источника. Первый — хри­стианство: «Запад, несмотря ни на что, насквозь пропитан христианством. Тертуллианово "ашта паШгаШег сЪтйапа"* отно­сится к Западу не в религиозном, как он считал, а в психологи­ческом смысле» (Юнг, 1994, с. 102).

Второй источник — картезианская наука, с точки зрения ко-т°рой, как известно, «препарирование животного ничем не от­личается от разборки часов». Как отмечает В.Хесле, «более не -читали необходимым предполагать во внечеловеческой природе существование математически не исчерпываемого остатка душев-н°й жизни» (1993, с. 56-57).

Душа по природе христианка (лат.)

142 культурно-историческая обусловленность отношения к природе

Иными словами, христианство заложило основы прагмати­ческого, антропоцентрического восприятия мира природы в сфере чувств, Веры, Души, а картезианство --в сфере мышле­ния, Знания, Духа (Дерябо, 1993).

парадигма человеческой исключительности

Анализируя эволюцию антропоцентрического мировоззрения, Н.Г.Холодный (1993) выделяет четыре его основные особенности:

  1. Убеждение в том, что человек — это высшее существо, отде­
    ленное от других живых существ непереходимой границей.

  2. Переоценка значения человека в мироздании, утверждение,
    что все в этом мире существует исключительно для удовлетворе­
    ния его потребностей.




  1. Убеждение, что человек и его деятельность, а также
    человеческое общество -- это прототипы предметов и явлений
    внешнего мира.

  2. Уверенность в том, что, изучая духовный мир человека,
    можно постичь основные законы, управляющие явлениями всей
    природы.

Антропоцентризм находится в основе и господствующего се­годня «западного мировоззрения» (Ооттап! \Уез1егп \Уог1сМе\у), которое может быть охарактеризовано как антиэкологическое, пронизанное духом социального оптимизма (СаНоп, Вип1ар, 1980):

  1. люди существенно отличаются от всех других живых су­
    ществ на Земле, над которыми они доминируют;

  2. люди — хозяева своей судьбы, они могут выбирать цели и
    делать все, что необходимо для их достижения;

  3. мир бесконечен и предоставляет людям неограниченные
    возможности;

  4. история человечества -- история прогресса, каждая про­
    блема принципиально разрешима, и прогресс бесконечен.

Эти положения закреплены в разного рода философских, со­циальных, научных, технологических концепциях и могут быть сведены к единой парадигме, получившей название «парадигма человеческой исключительности» (Нитап ЕхсерйопаНзт Рагас1щп1)> а затем — «парадигма человеческой освобожденное™» (Нитап Ехетр^опаНзт РагасН§т), освобожденное™ от подчинения объек­тивным экологическим закономерностям (СаПоп, Оип1ар, 1980).

Таким образом, западное экологическое сознание в целом может быть названо антропоцентрическим, поскольку для него характерен ряд признаков, сформулированных С.Д.Дерябо следующим образом-

отношение к природе в современном общественном сознании 143

1) Высшую ценность представляет человек. Лишь он самоце­
нен, все остальное в природе ценно лишь постольку, поскольку
оно может быть полезно человеку, приносящее ему вред — анти­
ценно. Природа объявляется собственностью человечества, при­
чем, как само собой разумеющееся, считается, что оно имеет на

это право.

  1. ^ Иерархическая картина мира. На вершине пирамиды стоит
    человек, несколько ниже — вещи, созданные человеком и для
    человека, еще ниже располагаются различные объекты природы,
    место которых в иерархии определяется полезностью для челове­
    ка. Мир людей противопоставлен миру природы.

  2. ^ Целью взаимодействия с природой является удовлетворение
    тех или иных прагматических потребностей: производственных,
    научных и т.д., -- получение определенного «полезного продук­
    та». Сущность его выражается словом «использование».

  3. ^ Характер взаимодействия с природой определяется своего рода
    «прагматическим императивом»*: правильно и разрешено то, что
    полезно человеку и человечеству.




  1. Природа воспринимается только как объект человеческих
    манипуляций, как обезличенная «окружающая среда».

  2. Этические нормы и правила действуют только в мире людей
    и не распространяются на взаимодействие с миром природы.

  3. Дальнейшее развитие природы мыслится как процесс, кото­
    рый должен быть подчинен процессу развития человека.

  4. ^ Деятельность по охране природы продиктована дальним
    прагматизмом: необходимостью сохранить природную среду, что­
    бы ею могли пользоваться будущие поколения (Дерябо, Ясвин,
    1994а).

В основе перечисленных признаков лежат три главных факто­ра, которые можно представить в виде трех шкал, характеризую­щих тот или иной тип экологического сознания:

  1. противопоставленность человека миру природы — включен­
    ность
    человека в мир природы;

  2. объектное восприятие природы — субъектное восприятие при-
    роды;


3) прагматический характер взаимодействия с природой
непрагматический характер взаимодействия
с природой.

Таким образом, современный западный антропоцентрический тип экологического сознания — это система представлений о мире,
По налогии с «нравственным императивом» — базовой категори-

ей этики Канта.

144 культурно-историческая обусловленность отношения к природе

для которой характерны противопоставленность человека как вые шей ценности и природы как его собственности, объектное вос­приятие природы, прагматический характер взаимодействия с ней (Дерябо, Ясвин, 1994а).

Очень ярко охарактеризовал антропоцентрический тип эколо­гического сознания Дж.Даррелл: «Мы получили в наследство не выразимо прекрасный и многообразный сад, но беда в том, лу/ мы никудышные садовники. Мы не позаботились о том, чтобы усвоить простейшие правила садоводства. С пренебрежением от носясь к нашему саду, мы готовим себе в не очень далеком буду щем мировую катастрофу не хуже атомной войны, причем делаем это с благодушным самодовольством малолетнего идиота, стри­гущего ножницами картину Рембрандта» (1994, с. 367).

Антропоцентрическое экологическое сознание пронизывает все сферы деятельности человека: хозяйственную, политическую образовательную и т.д.

Учебные программы по биологии, географии, экологии, приз­ванные, в общем-то, воспитывать «ответственное отношение к природе», проникнуты идеей полезности ее для человека: «вред­ные и полезные жуки», «значение леса в народном хозяйстве»,

«полезные ископаемые» и т.п. (Захлебный, 1986). „, «Когда я показываю посетителям моих питомцев, один из первых

вопросов (если животное не наделено располагающей внешностью), который они задают, неизменно гласит: «А какая от него польза?» При этом они подразумевают, какая польза им от этого животного. На такой вопрос можно ответить только вопросом: «А какая польза от Акрополя?» Разве животное непременно должно приносить чело­веку утилитарную пользу, чтобы за ним признали право на существо­вание? Вообще, спрашивая: «Какая от него польза?», вы требуете, чтобы животное доказало свое право на жизнь, хотя сами еще не оправдали своего существования» (Даррелл, 1994ж, с. 367). Антропоцентрическая парадигма мышления настолько глубо­ко проникла в современное сознание, что проявляется даже У людей профессионально и на самом высоком уровне занимаю­щихся охраной природы. Вот что пишет по этому поводу шведс­кий зоолог Я.Линдблад: «Всемирный фонд дикой природы много доброго сделал для охраны уязвимой среды и животного мира, вот только мотивировка его деятельности не очень хорошо продУ* мана: "Сохраним мир животных, чтобы и наши потомки могли ему радоваться". Повторю то, что не раз говорил прежде: "Мь обязаны сохранить фауну ради нее самой". Многообразие особей

отношение к природе в современном общественном сознании 145

должно уцелеть не затем, чтобы радовать и развлекать нас, а потому, что наш долг обеспечить животным надлежащие усло­вия жизни» (1991, с. 243). А.Гиляров также подчеркивает, что необходимость охраны природы пропагандируется, как прави-ло? только с прагматических, утилитарных позиций: «Когда биологи вспоминают об истреблении стеллеровой коровы -крупного морского млекопитающего из отряда сиреновых, оби­тавшего на Командорских островах, то почти всегда упоминают о возможности использования этого вида человеком. Обязатель­но ли нужно такое "оправдание"?...Формированию этического отношения людей к животным мешает то, что в обосновании любых мероприятий, направленных в защиту животных, сооб­ражения морали почти никогда не фигурируют в явной форме, о них словно бы стесняются говорить и писать публично» (1997, с. 135-136).

Очень яркий пример, демонстрирующий антропоцентрический ха­рактер нашего отношения к природе, приводит Дж.Даррелл: «Люди негодуют, услышав, что на дорогах Великобритании ежегодно поги­бают около двух тысяч человек. Конечно, это трагедия. Но мало кто знает, что на дорогах ежегодно гибнут два миллиона диких птиц. Что жертвами автомашин на дорогах небольшого района, изучавшегося одним датским исследователем, оказалось: 3 014 зайцев, 5 377 ежей, 11 557 крыс, 27 834 других мелких млекопитающих, 111 728 птиц, 32 820 земноводных, (т.е. 192 330 только позвоночных животных! — В.Я.)... В любой стране, будь столько жертв среди людей, поднялся бы такой шум, такой бунт, что властям пришлось бы запретить автомо­били и вернуться к конным экипажам» (1994д, с. 535). Психосемантическое исследование «обыденных экологических представлений, характерных для индустриального общества» (Кряж, 1998) показало: «Экологическое содержание поступков, совершаемых по отношению к природному окружению, представ­лено в обыденном сознании в неактуализированной форме. Более актуальными оказываются потребительские смыслы. В отношении : Другим живым существам проявляется антропоцентризм обы-енных экологических представлений. Возможности удовлетворе-ия потребности в непосредственном общении с природой взываются преимущественно с экспансивно-присваивающими Формами поведения» (с. 75).

Таким образом, можно констатировать, что именно антропо-ентризм современного экологического сознания создает психо­тическую базу — источник глобального экологического кризиса.

146 культурно-историческая обусловленность отношения к природе

6.2. отношение населения к охране заповедной природы

Общий уровень обеспокоенности населения России (и быв­шего СССР) состоянием среды достиг пика в 1989 году, а затем начал неуклонно снижаться (Докторов, Сафронов, 1990). Наиболее обеспокоена экологическими проблемами гуманитарная интелли­генция, лица с высшим образованием, пенсионеры, молодые матери. Наименее — лица, утерявшие социальные корни и заня­тые в сфере услуг. Более озабочены жители больших городов в западной части бывшего СССР, менее — жители малых городов и поселков Средней Азии (по данным А.В.Баранова).

По данным социологического исследования 1996 года по об­щероссийской репрезентативной выборке, 40% опрошенных от­метили связь между социальной напряженностью и экологической ситуацией в их регионах (9% — такую связь отри­цали). Экологическую ситуацию как крайне неблагополучную оценили 27% опрошенных и как не вполне благополучную — 57% (Сосунова, 1997). Таким образом, можно констатировать общую неблагоприятную оценку россиянами состояния среды.

Согласно результатам исследования общественного мнения в 22 регионах России, проведенного в 1998 году по инициативе «Гринпис» (около 1300 респондентов), 81% опрошенных поддер­живают создание особо охраняемых природных территорий (за­поведников и национальных парков) как важнейшего фактора сохранения российской природы и только 2% — не видят в этом необходимости (Ярошенко, 1999).

Однако, в условиях господства антропоцентрического эколо­гического сознания, природоохранная деятельность специальных государственных служб часто протекает в контексте сопротивле­ния населения. Данные проведенного в 1995 году опроса директо­ров российских заповедников свидетельствуют, что почти 90% из них отмечают наличие проблем взаимопонимания с местными жителями.

К.Горб (1995) в исследовании, проведенном на Украине, и С.Э.Попова (1997а) -- в Республике Марий Эл выявили зако­номерность: чем дальше живут люди от территории заповедника, тем позитивнее у них отношение к этому заповеднику. Так, по данным С.Э.Поповой, с необходимостью организации заповед­ника согласна лишь половина населения, проживающего на его территории, и практически все жители других районов. Введение

отношение к природе в современном общественном сознании 147

строгого заповедного режима поддерживает только треть мест­ных жителей. Основной причиной негативного отношения к за­поведнику является лишение населения возможности прагматического использования данной природной территории. Отмечается, что субъективное отношение к заповеднику связа­но с уровнем информированности людей о его целях и задачах, а также с возрастом жителей: организацию заповедника поддер­живает практически вся молодежь, до 80% людей среднего воз­раста и менее 50% людей пожилого возраста.

Исследование социальных проблем охраны ^ Волжско-Камско-го государственного природного заповедника (рис. 5) проводилось сотрудниками его научного отдела (Бакин, Габайдуллин, Иванов, 1994). По их данным, 23% местного населения желают ликвида­ции заповедника. Наиболее негативно относятся к заповеднику семейные мужчины в возрасте 30—50 лет. Практически все мест­ные жители (95% опрошенных) хотели бы отмены заповедного режима на данной территории (запреты на сбор ягод, грибов, рыбную ловлю, сенокошение, пастьбу скота, сбор валежа на дро­ва). Население (90% опрошенных) уверено, что традиционные формы природопользования не являются губительными для запо­ведника. 75% опрошенных подтвердили, что продолжают посе­щать заповедную территорию, причем 38% из них делают это «часто», а 39% — «периодически». Треть опрошенных (в основном люди среднего возраста) в последние годы стали посещать запо­ведник чаще, чем прежде, и только один из пяти — реже (в ос­новном молодежь и пенсионеры). При этом 21% опрошенных отмечает, что им приходилось вступать в конфликты с сотрудни­ками заповедника. Характерно, что 20% местного населения так­же оказались неспособны ответить на вопросы о значении заповедника в деле охраны природы. Однако, отмечается, что сами сотРУДники заповедника не вызывают у населения отрицательных эмоций.

Авторы данного исследования в целом констатируют нега­тивное отношение жителей к заповеднику как к государственно-МУ учреждению. Это вызвано прежде всего тем, что при его с°здании интересы местного населения совершенно игнорирова­ть. Вторая проблема, выделяемая исследователями, ~ низкий Уровень экологического сознания людей. Причем отмечается кор->еляция отношения к заповеднику с уровнем образования рес-°ндентов. Наилучшее отношение к заповеднику отмечено у лиц вЬ1сщим образованием, а также у учащихся. Характерно, что

148 культурно-историческая обусловленность отношения к природе

недостаточная эффективность эколого-просветительской рабо­ты с населением, по мнению авторов, во многом обусловлена «невысоким уровнем экологического сознания самих сотрудни­ков заповедника», бывших работников лесхоза. На основе ана­лиза полученных данных делается вывод о необходимости учета социальных аспектов при организации охраняемых территорий, а также о важности постоянной эколого-просветительской ра­боты с местным населением.

Комплексное социально-психологическое исследование отно­шения различных категорий местного населения к природоохран­ной деятельности заповедников изучалось нами по инициативе Эколого-просветительского центра «Заповедники» (Всемирный фонд дикой природы — \У\УР) в 1998 году. Исследование прово­дилось в населенных пунктах, расположенных на территории Лап­ландского, Костомукшского, Катунского и Сихотэ-Алинского заповедников или в непосредственной близости от их границ (см. рис. 5 и табл. 6 ).



Рис. 5. Географическое расположение Волжско-Камского, Лапландского, Костомукшского, Катунского и Сихотэ-Алинского заповедников.

149

отношение к природе в современном общественном сознании

Таблица 6. Данные о выборке респондентов для исследо­вания отношения местного населения к заповедникам

заповедник


населенные пункты








школьники

мужчины

женщины

учителя

всего

Лапландский

Мончегорск
















Костомукшский

Костомукша

78

40

41




170

Катунскии

Усть-Кокса, Тюнгур, Огнёвка, Катанда, Мульта, Верх-Уйлюк

110

47

50




259

Сихотэ-

Терней



27

15

7

49

всего

291

131

146




643

Исследование проводилось с помощью методик «ЭЗОП» и «Заповедные мифы» (см. гл.1,3.3.и3.5.)

лапландский заповедник

Мужчины

Природа воспринимается мужским населением прежде всего как источник материальных благ. В определенной степени — как объект красоты и изучения, и в минимальной— как объект охраны (рис. 6а).



(а) (б)

рис. 6. Отношение взрослых мужчин к природе (а) и к заповеднику (б).

150 культурно-историческая обусловленность отношения к природе

Показатели всех компонентов отношения к заповеднику — ниже среднего уровня (рис. 66). Заповедник воспринимается в це­лом эмоционально положительно (на среднем уровне), однако, в значительной степени выражено и эмоционально отрицательное от­ношение к заповеднику, которое преобладает у каждого третьего взрослого мужчины. Абсолютно положительно воспринимает за­поведник только один из десяти мужчин. Соответственно, ниже среднего уровня и готовность в той или иной мере поддерживать природоохранную деятельность заповедника, принимать в ней какое-либо участие.

Взрослое мужское население может рассматриваться работ­никами заповедника как самая проблемная группа, для которой должна быть создана специальная программа эколого-просвети-тельской работы.

Женщины

Отношение к природе у женщин имеет совершенно другую структуру (рис. 7 а), которая является вполне благоприятной с природоохранной точки зрения .Для женщин природа — это прежде всего источник красоты. Восприятие природы с прагматической точки зрения выражено в наименьшей степени (почти в два раза меньше, чем у мужчин). При этом у женщин, по сравнению с мужчинами, в два раза сильнее выражено восприятие природы как объекта охраны и заботы.



(а) (б)

Рис. 7. Отношение женщин к природе (а) и к заповеднику (б).

отношение к природе в современном общественном сознании 151

Все показатели отношения женщин к заповеднику (кроме поступочного компонента) - - выше среднего уровня (рис. 76). Более 60% опрошенных женщин эмоционально воспринимают заповедник исключительно положительно. (Небольшое преоб­ладание эмоционально отрицательного восприятия заповедни­ка отмечено лишь у трех из тридцати восьми опрошенных женщин.) Представляется особенно важным ~ средний уровень показателя готовности женщин оказывать содействие заповед­нику, который значительно выше соответствующего показателя у мужчин. В то же время, следует заметить, что женщины гораздо менее мужчин осведомлены о деятельности заповедника (рис. 8).



Рис. 8. Сравнение показателей отношения к заповеднику у мужчин и женщин.

^ Учителя

У учителей абсолютно преобладает эстетическое восприятие

природы (рис. 9а). Однако, отношение к природе как к источнику

материальной пользы значительно превосходит познавательное и

природоохранное отношение, что является тревожным симптомом.

^ Все компоненты отношения учителей к заповеднику имеют вы-

с<>кие показатели (рис. 96). Особенно важно, что это касается и

товности учителей оказывать заповеднику поддержку и содей-

Твие. Эмоциональное восприятие заповедника учителями также

Меет выраженный положительный характер. Учителя являются











153

152 культурно-историческая обусловленность отношения к природе

(а) (б)

Рис. 9. Отношение учителей к природе (а) и к заповеднику (б).

наиболее благополучной социальной группой с природоохран­ной точки зрения. В то же время, учителя демонстрируют доволь­но низкую информированность о деятельности заповедника (ниже среднего уровня).

Школьники

Отношение к природе подростков 12—16 лет представляется с природоохранной точки зрения более благополучным, чем от­ношение взрослого населения (рис. Юа и На). Характерно, что именно у школьников, и только у них, преобладает отношение к природе как к объекту охраны. Природа также воспринимается под­ростками в значительной степени эстетически и, в меньшей степени — познавательно и прагматически (как источник мате­риальной пользы). По сравнению со школьниками соответствую­щего возраста из других городов, не имеющими никакой связи с эколого-просветительской деятельностью заповедника (см. гл. IV), у подростков Мончегорска в меньшей степени проявляется вос­приятие природы как источника материальной пользы, а приро­доохранное отношение выражено сильнее.

Однако, у подростков с возрастом намечается тревожная тен­денция роста доли прагматических установок по отношению к природе (с 19% в 12—13 лет до 22% в 14—17 лет) на фоне сниже­ния доли ее эстетического восприятия (с 30% до 24%).

Каждый четвертый (26%) из опрошенных подростков (как мальчиков, так и девочек) имеет очень высокие показатели всех



Рис. 10. Отношение к природе (а) и к заповеднику (б) подростков 12 — 13 лет.


отношение к природе в современном общественном сознании Подростки 12—13 лет

Рис. 1 1 . Отношение к природе (а) и к заповеднику (б) подростков 14 — 16 лет.

компонентов отношения к заповеднику (кроме информирован­ности о заповеднике). При этом четко выраженного отрицатель­ного отношения к заповеднику (как это имело место у взрослых мужчин) среди школьников не отмечено.

Возрастные изменения отношения школьников к заповеднику имеют положительную динамику по всем показателям, кроме практического (рис. 12). Наиболее заметен рост информированно­сти школьников о деятельности заповедника (практически в два Раза), который, тем не менее, не обеспечивает даже среднего уров-Ня и, следовательно, в итоге этот показатель не может считаться Удовлетворительным .

154 культурно-историческая обусловленность отношения к природе

Пост. Знай. | Интенс.



Рис. 12. Сравнение показателей отношения к заповеднику школьников 12—13 и 14-16 лет.

^ Костомукшский заповедник

Взрослое население

Для всех категорий взрослого населения характерно в большей степени эстетическое отношение к природе — как к объекту красо­ты. При этом, молодые люди (18—35 лет) относятся к природе существенно менее прагматично (как к источнику материальной пользы), чем лица старших возрастов. Природоохранный тип от­ношения слабо представлен во всех категориях взрослого населе­ния (рис. 13).



Рис. 13. Отношение к природе различных возрастных групп взрослог населения.

отношение к природе в современном общественном сознании 155

В целом отношение взрослого населения к Костомукшскому за­поведнику следует считать экологически благоприятным. Отмечает­ся высокий уровень всех компонентов отношения: люди воспринимают заповедник эмоционально положительно, хотят получать о нем информацию и, что самое главное, готовы оказы­вать необходимую поддержку деятельности заповедника. Населе­ние также демонстрирует средний уровень информированности о функционировании данной охраняемой территории.

Однако, на этом безусловно благополучном фоне резко выде­ляются показатели отношения к заповеднику мужчин старше 35 лет, которые воспринимают заповедник более эмоционально отрица­тельно, нежели положительно (!), относительно плохо информи­рованы о заповеднике и не хотят оказывать какую-либо поддержку его деятельности. Единственный позитивный пока­затель у этой категории населения — наличие определенного интереса к заповеднику, т.е. готовности воспринимать инфор­мацию о заповеднике (рис. 14).



^ 14. Сравнение показателей отношения к заповеднику мужчин Старше 35 лет и остального взрослого населения.

Учителя

Структурные характеристики отношения к природе у косто-

кшских учителей в целом соответствуют показателям взрослого

еления. Отмечается высокий и очень высокий уровень показа-

еи их отношения к заповеднику: эмоциональный компонент

156 культурно-историческая обусловленность отношения к природе

(эмоционально положительный) — 8,2 балла; познавательный — 8,3 балла; практический — 9,1 балла; поступочный — 6,9 балла. Однако, информированность учителей о деятельности заповед­ника не превышает среднего уровня (4,8 балла), уступая (!) ин­формированности взрослого населения в целом (5,7 балла).

Школьники

Наблюдаются существенные различия отношения к природе школьников 10—13 и 14—17 лет (рис. 15).



Рис. 15. Отношение к природе различных возрастных групп школьников.

Если младшими (10—11 лет) и средними подростками (12—13 лет) природа воспринимается прежде всего как то, о чем необ­ходимо заботиться, что следует охранять (соответственно 30% и 39%), то начиная со старшего подросткового возраста (14 лет) происхо­дит резкое снижение доли природоохранного типа отношения (до 16%). Именно в этом возрасте формируется структура отношения к природе, характерная для взрослых — преобладает эстетическое отношение. Отмеченная тенденция снижения роли природоохран­ного отношения на фоне роста эстетического восприятия приро­ды у костомукшских школьников совпадает с аналогичными данными, полученными нами в других регионах.

К сожалению, можно констатировать, что с возрастом у кос­томукшских школьников снижается уровень большинства компо­нентов их отношения к заповеднику (рис. 16).

Если в 10—13-летнем возрасте все показатели отношения к заповеднику находятся на высоком уровне (7 баллов и более), то начиная с 14-летнего возраста эти показатели не превышают сред-

отношение к природе в современном общественном сознании 157

него уровня. Исключение составляет только эмоциональный ком­понент отношения, показатель которого сохраняется на высоком уровне. Вместе с тем, уровень информированности более старших школьников о заповеднике в два раза превышает этот показатель у школьников более младшего возраста.



Рис. 16. Сравнение показателей отношения к заповеднику школьников 10—13 и 1Ф-17 лет.

Отмечается также важное различие по отношению к заповед­нику между юношами и девушками (16—17 лет): если девушки склонны оказывать поддержку деятельности заповедника (посту­почный компонент — 5,7 балла), то юноши остаются к этому более безразличными (4,2 балла), хотя их информированность о заповеднике (3,5 балла) превосходит соответствующий показатель У девушек (2,7 балла).

катунский заповедник

^ Взрослое население

Природа воспринимается взрослым населением прежде всего как источник красоты. Это характерно и для мужчин и для жен­щин всех возрастных категорий. Однако, женщины относятся к природе «более экологично», чем мужчины (рис. 17). Если для Женщин природа — это красота, которую следует охранять и о которой необходимо заботиться, то мужчинам, наряду с эстети­ческим и этическим (природоохранным) восприятием, в зна­чительной степени свойственно также и прагматическое восприятие природы (как источника материальной пользы).

158 культурно-историческая обусловленность отношения к природе

ВЗРОСЛЫЕ



Рис. 17. Отношение к природе мужского и женского населения.

Анализ показывает, что отношение к природе практически не различается у представителей различных возрастных групп взрос­лого населения. Однако, с возрастом наблюдается тенденция более прагматического отношения к природе (рис. 18). Если у школьников восприятие природы с точки зрения ее материального использо­вания составляет десятую часть, у взрослых людей до 50 лет -уже пятую часть, то у пожилых людей — четвертую часть. Наибо­лее выражено природоохранное отношение у школьников, наи­менее — у взрослых 20—50 лет, а у пожилых людей вновь отмечается повышение доли такого отношения к природе.

отношение к природе в современном общественном сознании 159

Отношение населения к заповеднику также представляется в целом достаточно благоприятным с природоохранной точки зре­ния. Показатели всех компонентов этого отношения и у мужчин и У женщин 20—50-летнего возраста значительно превышают сред­ний уровень. Население воспринимает деятельность заповедника эмоционально положительно, проявляет интерес к заповеднику, предрасположено к духовному общению с природой, проявляет значительную степень готовности оказывать содействие в охране природы. Осведомленность о деятельности заповедника — на сред­нем уровне.






11—14 15—18 19—35 35—50 более 50 Рис. 18. Тенденции возрастных изменений отношения к природе.

Рис. 19. Сравнение показателей отношения к заповеднику пожилых людей (старше 50 лет) и остального взрослого населения.

Несколько ниже — на среднем уровне — показатели отноше­ния к заповеднику пожилых людей (как мужчин, так и женщин старше 50 лет), хотя их осведомленность о заповеднике даже не­сколько превышает этот показатель у более молодых возрастных ФУпп (рис. 19).

Характеристики отношения к природе и к заповеднику школь­ных учителей в целом не отличаются от соответствующих характе­ристик остального взрослого населения. Восприятие природы: °храна — 21%, красота — 48%, изучение -- 19%, польза -- 12%. отметить преобладание эстетического восприятия приро-

ды на фоне несколько меньшей степени как прагматического,

так и природоохранного отношения к природе. Отношение к за­поведнику: эмоционально положительное — 6,8 баллов, эмоцио-




160 культурно-историческая обусловленность отношения к природе

нально отрицательное -- 2 балла, стремление получать инфор­мацию о заповеднике - - 8,2 балла, стремление к общению с природой — 8,4 балла, готовность оказывать содействие в при­родоохранной деятельности заповедника — 6,5 балла. Интенсив­ность позитивного отношения к заповеднику — 74,8 балла. Осведомленность о заповеднике и его деятельности — 6 баллов.

Школьники

Для школьников различного возраста (11 — 18 лет) характерно приблизительно одинаковое отношение к природе, которое в це­лом соответствует отношению взрослых. При этом мальчикам бо­лее свойственно восприятие природы как объекта охраны и заботы (рис. 20). Это отношение, безусловно, может рассматри­ваться как экологически благоприятное. Подчеркнем, что отно­шение к природе как к объекту охраны и заботы у алтайских школьников (36—45%) существенно превышает этот показатель у городских школьников европейской части России (18—29%). При этом доля прагматического отношения к природе у алтай­ских школьников в два раза меньше, чем у их городских сверст­ников в европейской части (10—13% против 23—28%). Эти цифры несомненно свидетельствуют о положительных результатах эко~ лого-просветительской работы сотрудников заповедника.



Рис. 20. Отношение к природе мальчиков и девочек школьного возраста.

В то же время наблюдается некоторое снижение уровня пока­зателей положительного отношения к заповеднику к старшему
отношение к природе в современном общественном сознании 161

школьному возрасту (с 15 лет). Если показатели всех компонен­тов этого отношения у школьников 11 — 14 лет находятся на очень высоком уровне (8—9 баллов), то к старшему школьному возра­щу они несколько снижаются (до 6—7,5 баллов), при этом ста­бильно продолжая превышать средний уровень (рис. 21). Отметим, что осведомленность о деятельности заповедника с возрастом несколько повышается, причем именно школьники оказывают­ся категорией населения, наиболее информированной о запо­веднике.

Рис 21. Сравнение показателей отношения к заповеднику школьников 11-14 и 15-18 лет.

Результаты данного исследования свидетельствуют о высокой эффективности эколого-просветительской работы сотрудников заповедника. Характер отношения местного населения к природе и Заповеднику в целом можно квалифицировать как достаточно агоприятный с природоохранной точки зрения. При этом соци­ологические исследования 1994 года (Байлагасов, Байлагасова) Оказывали весьма тревожную картину: 22% местных жителей °обще не знали о существовании заповедника, 48% — отрица-ельно относились к его деятельности и только 19% поддержива-^ создание этой охраняемой природной территории.



162 культурно-историческая обусловленность отношения к природ^

Сихотэ-Алинский заповедник

Взрослое население



Отношение к природе различных категорий взрослого населе-. ния имеет приблизительно одинаковую структуру: это прежде все­го эстетическое отношение и в наименьшей степени — прагматическое (рис. 22). Такая структура отношения к природе свидетельствует об экологически благоприятной социально-психологической ситуации.

Красота 38%

Рис. 22. Отношение к природе взрослого населения.

Также можно констатировать и высокий уровень всех показате­лей отношения взрослого населения к заповеднику. И мужчины и женщины воспринимают заповедник эмоционально положитель­но, проявляют к заповеднику большой познавательный и практи­ческий интерес, проявляют высокую природоохранную активность, очень хорошо информированы о деятельности запо­ведника (рис. 23). Учителя имеют еще более высокие показатели компонентов отношения к заповеднику, демонстрируют исклю­чительную осведомленность о его деятельности. Интенсивность по­зитивного отношения к заповеднику учителей пос. Терней является наиболее высокой по сравнению со всеми социально-возрастными группами населения исследуемых территорий.

^ ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Для различных категорий взрослого населения характерно пре­обладание эстетического восприятия природы. При этом восприя­тие природы как объекта охраны и заботы выражено сильнее, чем у жителей больших городов, никак не связанных с деятельностью

отношение к природе в современном общественном сознании 163 Эмоц. Позн. Практ. Пост. 9,7

Рис. 23. Отношение к заповеднику всего взрослого населения и учителей.

заповедников. В наименьшей степени у населения представлено отношение к природе как к объекту изучения.

Прагматическое отношение к природе (как к источнику мате­риальной пользы) у мужчин выражено сильнее, чем у женщин, и у пожилых людей — сильнее, чем у молодежи.

Отношение взрослого населения к природоохранной деятель­ности заповедников в целом носит позитивный характер. Эмоци­онально положительное восприятие заповедников намного превосходит эмоционально отрицательное. Население проявляет значительный интерес к информации об охраняемых природных территориях, готово в определенной степени оказывать содействие в природоохранной деятельности.

Осведомленность населения о заповедниках, их функциях и значении остается недостаточной. Однако, более высокий уровень информированности людей сам по себе не гарантирует усиление позитивного отношения к заповедникам.

Отношение молодежи к природоохранной деятельности запо­ведников более позитивно, чем отношение людей зрелого и осо->енно пожилого возраста, отношение женщин — более позитивно, чем мужчин.

В отношении школьников к природе по сравнению со взрос­лыми более выражено восприятие природы как объекта охраны и *боты, которое часто является преобладающим. Это отличает


165
164 культурно-историческая обусловленность отношения к природе

школьников из населенных пунктов, в которых сотрудниками заповедников ведется эколого-просветительская работа. Их от­ношение к природе носит менее прагматический и более приро­доохранный характер по сравнению со сверстниками из городов европейской части России.

Отношение к заповедникам школьников всех возрастов носит ярко выраженный позитивный характер. Наиболее позитивное от­ношение к деятельности охраняемых природных территорий отме­чается у учащихся среднего школьного возраста (до 14—15 лет). Отношение к заповедникам учащихся старшего школьного возрас­та имеет более низкие показатели. Девочки относятся к заповед­никам более позитивно, чем мальчики.

Школьные учителя представляют собой наиболее экологичес­ки активную категорию населения. Однако их информированность о деятельности заповедников недостаточна.

Результаты исследования показывают, что эколого-просвети­тельская работа, проводимая сотрудниками охраняемых природ­ных территорий, может оказывать значительное влияние на экологическое сознание местного населения.

Эффект коррекции отношения к природе и к заповедникам может быть достигнут путем разработки и реализации комплекса эколого-просветительских программ, направленных на работу с различными категориями населения. Прежде всего, целесообраз­но создать такие программы для работы с людьми пожилого возра­ста и школьниками старших классов. Особую задачу представляет эколого-просветительская работа с мужской частью взрослого на­селения. Разрабатывая такие программы, необходимо опираться на психологические особенности соответствующих социально-возра­стных групп.

Проблема заключается в том, что традиционно в эколого-про-светительской работе основное внимание уделяется школьникам, причем преимущественно учащимся среднего школьного возрас­та. С одной стороны, эта сфера эколого-просветительской работы имеет более развитую методическую базу, а с другой – пси- хологические особенности детей данного возраста делают эту работу педагогически более легкой и эффективной. Если рабо­та со школьниками может и должна осуществляться в тесном контакте с учителями, то работа со взрослым населением пол- ностью ложится на плечи сотрудников заповедников и нацио- нальных парков.

к природе в современном общественном сознании

Представляется совершенно необходимым

• во-первых, с помощью социологов и психологов разрабо­
тать комплексную программу тщательного изучения особеннос­
тей отношения к природе и к заповедникам различных категорий
взрослого населения;

  • во-вторых, накапливать банк данных о формах и методах успеш­
    ной эколого-просветительской работы с различными категория­
    ми взрослого населения;

  • в-третьих, не менее важно накапливать банк данных об ошиб­
    ках и провалах в работе с теми или иными категориями взрослого
    населения;

  • в-четвертых, разработать и апробировать комплекс экспери­
    ментальных эколого-просветительских программ, направленных
    на работу со взрослыми;

  • в-пятых, организовать конкурс программ эколого-просвети­
    тельской работы со взрослым населением и т.д.

6.3. Истоки и сущность экоцентрического

^ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ философские основы нового экологического сознания

Нарастающее осознание учеными эволюционно-исторической бесперспективности антропоцентрической идеологии обусловли­вало зарождение новых идей, поиск новых основ для разработки экологических стратегий человечества. «Одно из проявлений диа­лектики развития человеческой мысли заключается в том, что в самом процессе эволюции антропоцентрического мировоззрения возникали и крепли зародыши новых, диаметрально противо­положных взглядов, постепенно подтачивавших устои старых пред­ставлений о природе, человеке и их взаимоотношениях» (Холодный, 1993, с. 337). Характерно, что это новое мировоззрение начало в той или иной форме проявляться в трудах интеллектуалов, пред­ставлявших различные культурные традиции, и приобретать все больше сторонников во всем мире.

Например, во второй половине XIX в. в России возникает

своеобразное религиозно-философское направление, представлен-

н°е именами Н.А.Бердяева, И.В.Киреевского, В.С.Соловьева,

'•Ф.Федорова и другими (см. ^ Русский космизм, 1993). Это была не

1кола в научном ее понимании, а скорее особое умонастроение в

кРУгах русской интеллигенции (Моисеев, 1990).

^ 166 культурно-историческая обусловленность отношения к природ отношение к природе в современном общественном сознании 167

Одной из идей этого направления являлось представление том, что Человек — составная часть Природы, что их не следует противопоставлять, а необходимо рассматривать в единстве, что Человек и все, что его окружает, — это частицы единого, Вселен- ной. Противоречие между Разумом и Природой неизбежно, но Разум ответственен за отыскание путей его разрешения. Необхо- дима новая моральная основа взаимодействия Человека с Приро- дои, смена исключительно прагматических принципов развития цивилизации. «Цивилизация эксплуатирующая, а не восстанавли­вающая, не может иметь иного результата, кроме ускоренного конца», — писал Н.Федоров в своей «Философии общего дела» (1982, с. 301) в 90-х годах прошлого века, когда до экологического кризиса в его технократическом понимании было еще очень далеко.

Н.А.Бердяев связывает потерю человеком своей духовной свободы с установлением господства объектно-прагматического отношения к миру природы — «давящим омертвлением природы, отрицать кото­рое нет возможности». Для того чтобы стали возможны «освобожде­ние и творческий подъем» человека, по мнению Н.А.Бердяева, «природа должна быть очеловечена, освобождена, оживлена и оду­хотворена человеком. Только человек может расколдовать и оживить природу, так как он сковал и омертвил ее. Судьба человека зависит от судьбы природы, судьбы космоса, и он не может себя отделить от него. Человек должен вернуть камню его душу, раскрыть живое су­щество камня, чтобы освободиться от его каменной, давящей влас­ти» (1993, с. 172).

Следует отметить, что большинство философов-космистов, в отли­чие от Н.А.Бердяева, не акцентировали свое внимание на необходи­мости установления субъект-субъектного характера взаимоотношений с природой, ограничиваясь критикой абсолютного прагматизма п< отношению к природе и утверждением принципа неизбежности в] ченности человека в мир природы.

Развитием нового взгляда на взаимосвязь человека и при ды стало учение о ноосфере В.И.Вернадского*. Он считал, что воздействие человека на окружающую природу растет столь бы стро, что скоро наступит время, когда человек превратится в основную геологическую силу, формирующую облик Земли: био­сфера перейдет в свое новое состояние, в сферу разума — ноос­феру. Развитие окружающей среды и человеческого общества

* Термин «ноосфера» (от греч. поиз — разум и зрИага — сфера, ласть) предложен французскими учеными Тейяр де Шарденом Э.Ле-Руа, сам В.И.Вернадский стал пользоваться им лишь в кон жизни.

ойдет неразрывно, начнется их коэволюция (совместная эво-юция, в которой просто невозможно господство интересов одной из сторон).

Важнейшим качественным шагом, выводящим экологическое мировоззрение человека на непрагматический уровень, стал «эти-ко-эстетический подход в охране природы», пропагандируемый в конце XIX—начале XX века рядом видных отечественных ученых: В И.Талиевым, Д.Н.Анучиным, И.П.Бородиным, А.П.Семеновым-Тян-Шанским, Г.А.Кожевниковым, Д.Н.Кайгородовым и др. (см. сборник «Этико-эстетический подход в охране дикой природы и за­поведном деле», 1997, подготовленный по инициативе Борейко).

В работах этих специалистов акцентируется эстетическая цен­ность мира природы, утверждается необходимость формирования гуманного отношения людей ко всем живым существам, вне за­висимости от их материальной ценности: «...надо систематически воспитывать в населении чувство сострадательной любви ко все­му живущему, ко всему имеющему право существования наряду с человеком. Нравственное воспитание должно умерять развитие узко- и подчас тупоутилитарных взглядов, которые так часто до­минируют... Надо развить в самом народе нашем чувство любви к природе и уважения к ее произведениям... Эту задачу должны по­ставить себе все народные школы... Преподавание в них элемен­тарного естествознания необходимо; но еще необходимее гуманитарно-этическое влияние учителя на восприимчивые детс­кие души... Школа должна воспитывать подрастающие поколения... так, чтобы совершенно исчезли дикие разрушительные наклон­ности» (Семенов-Тян-Шанский, 1997, с. 70—71).

В это же время в США складывается общетеоретическая и ми­ровоззренческая ориентация, получившая название американско­го инвайронментализма, в центре внимания которой оказывается взаимодействие общества («социальных образований») со средой обитания. Эта ориентация проявилась в социологии, философии, политэкономии, правоведении, этике, эстетике, а также в соци­альных движениях за качество среды обитания*. Среди основных направлений инвайронментализма выделяют консервационизм, °хранительное движение и экологизм (Банъковская, 1991).

Консервационисты (Б.Фернау, Дж.Пиншо и др.) видят выход Из экологического кризиса в умеренном, рациональном природо-

^ 1985 году в США насчитывалось около 12 тысяч природоохран-ных организаций; ежегодно создается до 250 новых (МНЬгаМ, 1984).

168 культурно-историческая обусловленность отношения к природ^

пользовании, рассчитанном на длительный период времени ц обеспечивающем, хоть и ограниченное, но стабильное потреб, ление ресурсов как можно большего числа людей. Таким обра^ зом, консервационистическое направление несет выраженный утилитарный, техноцентрический оттенок. Однако, консерва-ционисты призывают также к организации заповедников и на­циональных парков, имеющих как рекреационное, так и духовное значение для человечества (Мшг, 1971).

Мировоззренческие позиции, во многом сходные с подходом консервационистов, присущи активистам современного российс­кого экологического движения, обозначаемого О.Н.Яницким (1996) как российский экологический аскетизм. Основа этого дви­жения, по мнению автора, -- «сочетание ценностей бедных, но относительно свободных (по сравнению со сталинской эпохой) детских и юношеских лет и ценности общения с нетронутой при­родой, в которой прошел этот период жизни нынешних лидеров экодвижения... Нельзя также сбрасывать со счетов устойчивый романтический синдром, присущий русской интеллигенции XIX и начала XX вв., который через систему образования и воспита­ния передавался вплоть до нынешнего поколения инвайронмен-тального авангарда» (с. 550). Как подчеркивает О.Н.Яницкий экологический аскетизм благодаря усилиям многочисленных груш защиты природы превращается в достаточно устойчивую субкуль туру, альтернативную культуре официальной.

Охранительное движение, или биоцентризм, выступает за со­хранение «нетронутой, дикой природы», которая обладает цен­ностью независимо от перспектив ее продуктивного использования (Эмерсон, Торо, Кэтлин, Лоу, Олмстед, Элиот и др.). Биоцентристы (йеер есо!о&181;8) рассматривают Природу как наиболее совершенное и наделенное духовными качествами сущее, воплощающее в себе основополагающие принципы жиз­недеятельности всего живого и разумного. «Биоцентристы пред­ставляют инвайронментализм как определенный способ (состояние) бытия и определенный тип поведения, когда охра­на и рациональное природопользование могут быть лишь вне­шними проявлениями более глубоких мотивов и ценностных ориентации» (Банъковская, 1991, с. 11).

Большую роль в формировании нового типа экологического сознания, в преодолении взгляда на природу как на простой объект человеческих манипуляций сыграла так называемая универсальная этика (Торо, Ганди, Швейцер). «Она не проводит в ценностном отно-

^ К ПРИРОДЕ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ 169

иении разграничения между человеком и другими живыми суще­ствами: жизнь насекомого столь же ценна, как и жизнь человека, иными словами, представители природы такие же полноправные субъекты, как и человек. Ее важнейший постулат заключается в утверждении необходимости распространения сферы действия че­ловеческой этики и на все природное» (Церябо, Ясвын, 1994а, с. 2). «В соответствии с биоцентрической концепцией сотворения наше­го земного мира, в основу гуманизации положены права животных, принятые законодательными базами многих считающихся цивилизо­ванными стран. Вот небольшая часть этого кодекса.

— Животное, как существо чувствующее, может переживать боль и радость, испытывать потребности, как и человек, поэтому потреб­ности должны быть удовлетворены.

  • Они (животные) имеют право на жизнь, место обитания, за­
    щиту от страданий.

  • Ни от кого не получал человек права распоряжаться животными
    по своему усмотрению.

Человек узурпировал это право как наиболее сильное существо на планете. Право силы — безнравственно. Отношение человека к жи­вотным трактуется как видовая дискриминация, и это последняя форма дискриминации, на которую человек обратил внимание и на­чал с ней бороться. Уже давно человечество осудило расизм, нера­венство полов и только после — видовую дискриминацию» (Фокс, 1997, с. 139).

Так, А.Швейцер исходит из принципа «преклонения перед жизнью» как основы нравственного обновления человечества. Этика А.Швейцера предполагает высокую степень персональной ответ­ственности за все живые существа. Она исходит из представления о необходимости своего рода искупления того неизбежного вре­да, который человек наносит природным объектам: «Когда я по­могаю насекомому выбраться из беды, то этим я лишь пытаюсь Уменьшить лежащую на человеке вину по отношению к другому живому существу» (цит. по Лаптев, 1978, с. 315). Следует отме­тить, что такая позиция имеет достаточно критически настроен-НЬ1Х оппонентов среди философов и педагогов.

Необходимость гуманного отношения к животным находит все

эльщее понимание у жителей России. По данным Д.Н.Кавтарад-

' и А.А.Овсянникова (1999) почти 59% опрошенных согласны с

м> что «животные должны иметь те же права на жизнь, свободу

>езбедное существование, что и люди», и только 16% с этим не

ласны. В то же время 69% респондентов оправдывают использо-

1Ние животных для медицинских экспериментов и лишь 6% это

170 культурно-историческая обусловленность отношения к природе

Наконец, экологизм строится на модели взаимодействия об-щества и природы, основанной на научных закономерностях. Эко-логисты (Дж.П.Марш, Э.Ист, Э. Росс, Ф.Клеменс, А.Леопольд и др.) настаивают на необходимости включения анализа роли че­ловеческих сообществ во взаимозависимых связях экосистемы. При этом именно человеческий социум обязан регулировать ее опти­мальное функционирование (полное созвучие с идеями В.И.Вер­надского).

Таким образом, экологизм соединяет в себе черты этики биоцентризма с рационализмом консервационизма.

ши-ской

Один из выдающихся представителей экологизма Оддо Леопольд предложил основы «этики природы» (экологической этики), которая должна поменять «роль человека, превращая его из завоевателя при­родного сообщества, составляющего землю, в рядового и равноправ­ного его члена. Это подразумевает уважение к остальным сочленам и уважение ко всему сообществу» (1983, с. 202). Подчеркивается необ­ходимость распространения этики не только на отношения между людьми, но и на отношения с миром природы. Распространение эти­ки на мир природы является эволюционной возможностью и экологической необходимостью.

Этика в экологическом смысле — это ограничение свободы дей­ствий в борьбе за существование. Этика в философском смысле — это различение общественного и антиобщественного поведения. И то и другое — лишь два определения одного явления. Все сложившиеся этические системы опираются на одну предпосылку: индивид — это член сообщества, состоящего из взаимосвязанных частей. Инстинкт побуждает его соперничать за место в обществе, но этика одновре­менно побуждает его к сотрудничеству.

Этика природы попросту расширяет пределы «сообщества», вкл-чая в него животных, растения, почвы, воды и т.д. Разумеется, он не может препятствовать воздействию человека на эти «природны ресурсы», управлению и пользованию ими, но она, по крайней мере, утверждает их право на дальнейшее существование и — хотя бы кое-где — на дальнейшее существование в естественных условиях. Такая этика предполагает существование понятного человеку образа природы Человек способен поступать этично только по отношению к том что может видеть, чувствовать, понимать, любить или еще как-дарить доверием.

По мнению О.Леопольда, наиболее серьезное препятствие на „, развития этики природы заключается в том, что образовательная и экономическая системы скорее уводят от подлинного понимания природы, чем способствуют ему. Современный человек отделен от природы множеством посредников и технических приспособлений. У него нет связи с природой, и он видит в ней лишь пространство между городами. Для тех же, чей труд непосредственно связан с при-

отношение к природе в современном общественном сознании 171

родными объектами (лесорубы, рыбаки, фермеры), природа остает­ся суровым противником, которого необходимо побеждать. Только для отдыхающего, у которого есть время, чтобы философски обо­зреть окружающий мир, природное «сырье» становится предметом любви и заботы, потому что оно придает его жизни определенность и смысл.

Венгерский философ Д.Лукач также связывает возможность эти­ческого отношения к природе с ситуацией восприятия ее как бы со стороны, предпочтительно на досуге: «Отдаленность, отстраненность от природы... означает, таким образом, свободу от непосредственно-актуальной практики обыденной жизни, освобождение от абсолют­ного господства пользы. Акцент во внутреннем самочувствовании человека падает уже не на действие, а на бытие, на простое экзисти-рование» (1987, с. 303).

О.Леопольд с сожалением констатирует: «Идея сохранения приро­ды пока не коснулась... основ человеческого поведения — доказатель­ством служит тот факт, что экологическая этика не нашла отражения ни в философии, ни в религии» (с. 207).

^ НОВАЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА

Инвайронменталистами выдвигаются основные положения «новой экологической парадигмы», призванной радикально из­менить мировоззренческие ориентации человечества (СаНоп, Вип1ар, 1980):

  1. хотя люди обладают исключительными характеристиками
    (культура, технология и т.п.), они остаются одним из многих ви­
    дов, взаимозависимо включенных в глобальную экосистему;

  2. человеческая деятельность обусловлена не только соци­
    альными и культурными факторами, но и сложными связями в
    природной сети, поэтому она может иметь неожиданные пос­
    ледствия;

  3. люди живут в конечной биофизической среде, налагающей
    потенциальные физические и биологические ограничения на че­
    ловеческую деятельность;

  4. хотя изобретательность людей и приобретаемая благодаря
    еи сила до некоторой степени и увеличивают несущую способ­
    ность среды, все же экологические законы не утрачивают своей
    °бязательности.

В целом, экологическая этика инвайронментализма может быть

Характеризована следующими чертами: «предпочтение природ-

Ь1Х Ценностей девальвированным социальным... стремление

мпенсировать неподвластность социальной стихии обращением

" Познаваемому средствами позитивной науки и подчиняющемуся

172 культурно-историческая обусловленность отношения к природе

человеку миру природы; восприятие природы как последнего опло-та, объединяющего отчужденных друг от друга социальной стихией людей, и единственного атрибута общества... сохраняющего его со­лидарность; поиски внутренней гармонии человеческого общества в непостижимости связей всего живого и проявлений жизни от биологического до социального» (Банъковская, 1991, с. 120).

Формирование экологической этики для человечества можно на­звать насущной необходимостью: «Гуманитарности надо сделать шаг, делавшийся уже в культуре не раз... и допустить этику в общение человека с природой, а не только как регулятор внутрилюдского меж­дусобойчика. Ведь само "собой разумеется" и утверждено авторите­том немецкой классической философии (Кант, Фихте, Гегель), что этика — это касается только отношений человека с человеком, где зона свободы воли, тогда как в природе царство необходимости и места этике нет...

Итак, что если в круг гуманитарных проблем включить вопрос: «А возможна ли этика в общении между человеком и природой?»... — воп­рос, который ныне настоятельно выдвигается экологами и есть почти практический для существования человечества в XX веке? Ведь волей самого своего исторического развития человечество подведено к тому, чтобы преодолеть гуманитарный эгоизм, когда человек объявлен само­целью общества и природы: ибо либо мы станем способны считаться с природой, целым бытия, с другими сожителями, соседями по космосу (с водой, воздухом, деревьями, антилопами) как нравственными лич­ностями, не оскорбляя их прерогатив в бытии, полагая их самость и субъективность, сущность (а не только субстанцию и пассивную материю и объективную реальность) — либо сами сгорим в геене огненной своей тупой гордыни и в чаду чванства задохнемся» (Гачев, 1991, с. 33—34). Таким образом, формирующееся в настоящее время в культу­ре Запада экоцентрическое экологическое сознание характеризу­ется следующими признаками (Дерябо, Ясвин, 1994а):

  1. ^ Высшую ценность представляет гармоничное развитие челове­
    ка и природы. Природное признается изначально самоценным,
    имеющим право на существование «просто так», вне зависимости
    от полезности или бесполезности и даже вредности для человека.
    Человек не собственник природы, а один из членов природного
    сообщества.

  2. ^ Отказ от иерархической картины мира. Человек не признает­
    ся обладающим какими-то особыми привилегиями на том осно­
    вании, что он имеет разум, наоборот, его разумность налагает на
    него дополнительные обязанности по отношению к окружающей
    его природе. Мир людей не противопоставлен миру природы,
    они оба являются элементами единой системы.

отношение к природе в современном общественном сознании 173

  1. Целью взаимодействия с природой является максимальное удов­
    летворение как потребностей человека, так и потребностей всего
    природного сообщества. Воздействие на природу сменяется
    1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23



    Скачать файл (6056.9 kb.)

    Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации