Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Паломничество и крестовые походы - файл 1.docx


Паломничество и крестовые походы
скачать (42.3 kb.)

Доступные файлы (1):

1.docx43kb.20.12.2011 09:03скачать

Загрузка...

1.docx

Реклама MarketGid:
Загрузка...


СОЧИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ТУРИЗМА И КУРОРТНОГО ДЕЛА

Центр дистанционного обучения


Контрольная работа

по дисциплине «История туризма и курортографии»

на тему: «Паломничество и крестовые походы»

Выполнила

студентка 2 курса ОЗФО

группа 08-vst-do

Проверил:

Сочи 2009



Содержание:
Введение…………………………………………………………………3
1. Средневековые паломничества – сущность, организация

и значение…………………………………………………………….4

2. Крестовые походы как религиозно-культурное явление

средневековья……………………………………………………….10
Заключение……………………………………………………………..16
Литература………………………………………………………………20

Введение.
Крестовые походы представляют собой одну из самых головокружительных и привлекательных авантюр мировой истории и средневековой истории в частности. Уже сами крестоносцы часто удивлялись своим достижениям. Историографы крестовых походов долгое время пытались объяснить их начало социально-экономическими причинами — избытком воинской силы и безземельной знати, введением в оборот нового вида упряжи, жаждой наживы: трудно было поверить, что толпы людей, забросив своих родных, дом, имущество отправились в Святую Землю лишь ради того, чтобы отвоевать Гроб Господень. История крестоносного движения сразу стала клубком противоречий. Исследователи до сих пор спорят, чем являлись походы западноевропейцев на Восток для человечества - еще одной страницей кровавого разгула или цивилизаторской миссией. Крестовые походы - это военно-религиозные экспедиции христиан, предпринимавшиеся с конца XI в. с целью освобождения Гроба Господня и христианских святынь Палестины в соответствии с папской буллой и под эгидой церковной власти, персонифицированной в лице сопровождающего крестоносцев папского легата. Современники предпочитали говорить о «походе» , «пути в Иерусалим», «пути в Святую Землю». Слово «крестоносец» возникает лишь в XIII в. а слово «крестовый поход» - лишь на рубеже Нового времени.   Возникновение идеи крестовых походов было результатом длительной эволюции самых разных идей и практик средневекового общества. В создании атмосферы религиозного воодушевления, которая породила крестовые походы, велика роль паломничеств.

Пало́мничество - путешествие к Святой земле, географическим местностям, имеющим особое значение для христианской веры с целью поклонения и молитвы; хождение верующих к святым местам на поклонение.



Обычай основывается на стремлении верующих поклониться местам и святыням, связанных с Христом, апостолами, Пресвятой Богородицей; помолиться перед чудотворными иконами, окунуться в священные воды реки Иордан и святые источники. Само слово возникло от слова «палома» — пальмовая ветвь, с которыми жители Иерусалима встречали Иисуса Христа.

Богомольца, совершающего путешествие к святым местам, называют паломником. В других религиях имеются аналогичный обычаи: Хадж -посещение мусульманами Мекки, Кербелу и Неджеф (Ирак) и совершение там предписанных ритуалов; Ко́ра — ритуальный обход вокруг какой-либо святыни в религиях Индии, Непала и Тибета; у ламаистов — посещение Лхасы (Китай); у индусов — посещение Илахабада и Варанаси (Бенарес, Индия); у буддистов и синтоистов — посещение Нара (Япония).

Целью данной работы является рассмотрение сущности явлений средневековых паломничеств и крестовых походов, выявление их исторического и культурного значения с точки зрения развития туризма.
1. Средневековые паломничества – сущность, организация и значение.
Хождение верующих к святым местам на поклонение известно ещё с глубокой древности. Центрами паломничества в древности были храмы Амона в египетских Фивах, Осириса в Абидосе, Аполлона в Дельфах и др. «Золотой порой» паломничеств можно считать период средневековья. Хотя небольшое количество и плохое состояние дорог, опасности, поджидавшие путника на каждом шагу, невежество и неосведомленность в том, что выходило за пределы родного замка, деревни, провинции – все, казалось, должно было удержать средневекового человека от попыток покинуть родной край и отправиться в путь.Тем не менее, вся Европа даже в раннее средневековье находилась в состоянии неугомонного и всеобщего перемещения. В рамках этого перемещения религиозные паломничества были одной из самых значительных составляющих.



В основе идеи паломничества лежит признание возможности прижизненного преображения – человек возвращается измененный, одухотворенный, зачастую в корне изменившийся в моральном и духовном отношении.

Мотивы паломничеств были очень разнообразны. Одним из самых важных было стремление заслужить спасение души. Часто под видом паломничества скрывались купеческие и просто деловые поездки, странствия любознательных путешественников. Паломниками становились и люди, уклонявшиеся от уплаты долгов или суда, поскольку статус паломника (получившего официальное благословение церкви) делал их неподсудными мирской власти.

В раннее средневековье объекты паломничеств возникали чаще всего стихийно. Целью паломничеств было посещение святых мест – целебных источников, мест проживания или захоронения святых, прославленных храмов или монастырей. С IV–V вв. западные паломники направлялись в Египет, Сирию и Палестину, чтобы приблизиться к местам проживания и деятельности духовных наставников. Большой процент среди таких пилигримов составляли лица знатного происхождения и высокого социального и имущественного статуса. В списках главных объектов поклонения, называвшихся «великими паломничествами», всегда присутствовали Рим и Иерусалим. Подавляющее большинство путеводителей упоминает святилище апостола Иакова – старшего в Испании, получившее название Сант-Яго де Компостелла. С середины IX в. святилище стало своего рода «христианской Меккой» и серьезным соперником Рима. Многие списки указывают эфесскую гробницу апостола Иоанна, реликвии апостола Марка в Венеции, мощи Св. Николая в Бари и прочее. Объектами паломничества не всегда были святые места, иногда возникали и «политические культы» – поклонение правителям и церковным прелатам, умершим насильственной смертью, например, английским королям Эдуарду 

II и Генриху VI, Симону де Монфору, архиепископу Томасу Бекету, культ которого был очень популярен в Англии XII–XV вв.

Путешествуя по чужим странам, человек попадал в непривычное для него окружение, поэтому сразу вставали вопросы о расстояниях, местах для ночлега и отдыха (странноприимных домах), средствах передвижения и прочем. Очень рано в Европе стали составлять путеводители для паломников или, как их называли, «дорожники» (итинерарии). Большой популярностью пользовался «дорожник» конца IV в., известный под названием «Хождения Сильвии». В простодушной и эмоциональной форме настоятельница или монахиня какого-то испанского монастыря описала свое путешествие в Палестину. Менее эмоционально, но более по-деловому составил в 333 г. «дорожник» анонимный автор, отправившийся из Бордо в Иерусалим.

Уже с этого времени наметились основные пути, по которым двигались паломники. Если говорить о «великих паломничествах», то было три направления в движении на Восток – «восточная дорога», «западная» и «южная».

«Восточная дорога» проходила от Балтийского моря через Ладогу и Новгород, далее по Днепру до Черного моря. Затем вдоль западного побережья Черного моря путь пролегал до Константинополя, потом через Кипр до Акры. Этот «путь из варяг в греки» имел еще один вариант, который предусматривал водный путь по Дону, Волге и Каспийскому морю в обход Константинополя.

«Западный путь» пролегал от берегов Скандинавии вокруг Франции, Испании, через Гибралтар по Средиземному морю. Этот путь занимал больше года и был связан с большими опасностями для путешественников. Угроза со стороны пиратов заставляла паломников объединяться в большие группы и пускаться в путь в составе большого флота и под усиленной охраной. Даже путешествие в Сант-Яго де Компостелла не совершалось в одиночку, не говоря уже о плавании в Палестину.



«Южная» дорога была сухопутной, и отправным пунктом ее был Рим. До Рима северные пилигримы добирались разными путями. В «дорожнике» Антонина Пьяченцкого указаны 372 дороги на территории бывшей Римской империи. Большинство северных пилигримов попадало в Италию через альпийские проходы. Некоторые из них, минуя Рим, по дороге, шедшей долиною р. По, через Турин, Павию, Милан, Бергамо, Верону, Нижнюю Паннонию и Балканский полуостров направлялись в Константинополь, а оттуда – в Малую Азию и Сирию. «Восточная» и «южная» дороги были более короткими и менее опасными, чем «западный» путь, но это не значит, что они являлись вовсе безопасными. Каким бы путем не двигались паломники во время своих путешествий по Европе и на Ближнем Востоке они постоянно встречались со многими трудностями и опасностями. Можно упомянуть взаимное непонимание и вражду, которые разделяли странников и местных жителей. Например, англичане, французы или немцы, направлявшиеся в Сант-Яго в Испанию, воспринимали басков, через земли которых пролегал путь к святилищу, как варваров, лишенных всякой цивилизации, с отталкивающей внешностью и лающим языком. На греков «латиняне» смотрели как на зловредных схизматиков, изнеженных и развратных. Особую настороженность вызывали различия в области религии. Кроме того, существовали языковые барьеры. Правда, уже в XV в. в Европе стали составлять разговорники, включавшие фразы на баскском, бретонском, хорватском, албанском, венгерском, турецком, греческом, арабском и еврейском языках, и все же взаимное непонимание было очень велико.

Отправляясь в путь, зажиточные и богатые паломники запасались деньгами. Беднякам нечего было продавать и закладывать, поэтому, пускаясь в дальние края плохо снаряженные и без денег, они массами гибли в пути. Средневековые сухопутные дороги находились в очень плохом состоянии. Главные дороги достались Европе в наследство от Римской империи, но в меровингскую эпоху они поддерживались плохо. Большее внимание им уделяла каролингская власть, но традиции римского дорожного 

строительства были утрачены, так что средневековая Европа мало что могла добавить к римской сети дорог. Особенно нелегко давался переход через Альпы. Альпийские перевалы лежали на высоте 2,5 км, и многие путники или замерзали в горах, или, одолев перевалы, умирали от истощения.

В 960 г. святой Бернар на самой высокой точке прохода основал странноприимный дом, давший название всей цепи перевалов. Монахи-августинцы оказывали помощь тем, кто решался перейти Альпы. В темные ночи, снежные ураганы они зажигали огни, звонили в колокола и выходили с колокольчиками навстречу заблудившимся путникам, отогревали замерзших. Если путник все же погиб, братия отпевала его и относила на кладбище в горах.

С ростом влияния клюнийских монастырей вся Европа оказалась связанной единой сетью приютов для паломников, в которых получали ночлег и напутствие не только паломники, но и обычные путники. С началом крестовых походов благотворительные организации, оберегавшие странников, стали создавать приюты и братства проводников, переводчиков, лекарей в тех местах, где скапливались паломники. С конца XI в. подобные братства возникали во многих городах Англии, Франции, Италии, не говоря уже о самой Святой земле, в частности, Иерусалиме. Например, странноприимный дом для паломников в Ронсевале (Наварра) имел отделения (госпитали Ронсевальской божьей матери) в различных европейских городах, которые кроме прямого своего назначения – давать приют паломникам – торговали всякими реликвиями. Возникшие ордены госпитальеров и тамплиеров не только помогали больным, выкупали попавших в плен, но и защищали путников на опасных дорогах.

Уже в XIV–XV вв. существовали постоялые дворы и таверны, которые давали приют путешественникам, в том числе пилигримам. Иногда такие заведения существовали не одно столетие.

Чтобы воспользоваться гостеприимством религиозных организаций, нужно было получить статус паломника, хотя никаким церковным уставом 

специально этого не требовалось. С этого момента паломник оказывался под защитой церкви, и на него не распространялись светские законы. Привилегии паломника были очень велики – его нельзя было привлечь к светскому суду, его финансовые обязательства приостанавливались на время паломничества, имущество находилось под защитой церкви и т.д. Отправляясь в путь, и простые паломники, и короли получали в своей приходской церкви посох и мешок – отличительные знаки пилигрима, а также ленту, опоясывавшую путника через плечо или по талии. И хотя посох вручался всем пилигримам, богатые люди путешествовали с большим комфортом. Такая практика вызывала критику церкви, которая требовала, чтобы паломник отправлялся в путь без денег и пешком. Очень часто паломники злоупотребляли своими привилегиями, порочили статус паломника своим поведением. Исключительное положение, в которое попадали паломники, давало повод к различным соблазнам и злоупотреблениям. Несовпадение настоящих мотивов странствий и идеалов, отсутствие истинного благочестия среди людей, объединявшихся под видом паломничества в компании, праздная потеря времени и неблаговидное поведение в пути и у мест поклонения, вызывали осуждение и церкви, и верующих мирян. С XIII в. разрешение совершить паломничество в Святую землю могли давать только епископы или римская курия.

Уже к XIV в. религиозные паломничества в значительной мере утрачивают свой высокий духовный настрой. Высокий процент среди пилигримов составляли лица знатного происхождения и высокого социального и имущественного статуса. Ежегодное или регулярное паломничество к гробнице святого рассматривалось как признак аристократического благочестия. Знатные дамы и кавалеры превращали паломничества в обычные развлечения с пирушками и забавами. Под видом паломников на дорогах встречалось все больше бродяг или праздношатающихся. После проведения реформации церкви в XVI в. в 

лютеранской Германии паломничества практически прекратились. Такое же отношение к паломничествам наблюдалось во всех европейских странах.

Как же можно оценить значение такого явления, как паломничество? Несмотря на отмеченные выше трудности, с которыми сталкивались пилигримы, и которые мешали формированию объективных представлений об увиденном, средневековые паломничества выполняли функцию межцивилизационных контактов – между Западом и Востоком, между христианством и мусульманством.

В самом конце XX в. среди специалистов в туристическом бизнесе вновь встал вопрос о включении в туристические каталоги религиозных центров и памятников. Появилось даже новое понятие «паломнический туризм». Можно сказать, что пережив период упадка, паломничество вновь начинает возрождаться, хотя и в изменившемся виде.
2. Крестовые походы как религиозно-культурное явление средневековья.
Большинством историков считается, что рассказы паломников о Святой Земле приучили средневековых людей рассматривать ее как свою далекую родину, породили также желание завладеть Гробом Господним, находившимся в руках неверных, и освободить от власти иноверцев Палестину - цель, которая была поставлена папой Урбаном II на Клермонском соборе 1095 г., положившем начало крестоносному движению. На этом же соборе папа обещал его участникам отпущение грехов. Покаянные паломничества существовали и раньше. Новизна крестовых походов состояла в том, что обет паломничества заменялся теперь обетом креста. Участие в крестовом походе ставилось выше всякого иного покаяния. Не случайно многие хроники говорят о том, что в поход подчас отправлялись самые закоренелые грешники — убийцы, насильники, воры, должники, беглые монахи. Благочестивые намерения переплетались с самыми разными мотивами. По сравнению с паломничеством, новым была посылка легатов и 

клириков для сопровождения войск и снижение покаянной дисциплины до уровня повседневной, а также введение внешних опознавательных знаков для участников военно-религиозных экспедиций. Принимавшие обет креста прикрепляли к одежде матерчатый знак креста, символизировавший их религиозные цели и намерения. Крестоносцы идут по стопам паломников, тем же путем, но теперь посох паломника заменил меч. Как и паломники, крестоносцы пользуются особыми привилегиями церкви: крестоносец освобождается от уплаты процентов и частично от уплаты долгов, его имущество вплоть до возвращения из крестового похода находится под защитой церкви, он и члены его семьи подлежат только церковному суду и пр. Развилась целая система привилегий и прав, получившая в XII в. название «привилегия креста».

Ближайшие обстоятельства, вызвавшие крестовые походы, до сих пор остаются не вполне ясными. Сильное развитие папской власти, мечтавшей в конце XI в. обратить греков к послушанию римской церкви, глубокое влияние духовенства, подвинувшего западные народы к исполнению воли римского первосвященника, тяжкое экономическое и социальное положение народных масс, привычка к войне и жажда приключений - вот причины, которыми объясняют начало крестовых походов. Решительным и последним побуждением было обращение царя Алексея I Комнина к папе Урбану II в 1094 году с просьбой о помощи против турок-сельджуков. Все эти мотивы, конечно, имели значение при возбуждении первого крестового похода, но ни все вместе, ни каждый в отдельности они недостаточно объясняют принятое крестовыми походами направление и на первых же порах обнаружившиеся недоразумения между крестоносными вождями и византийским правительством. В русской исторической литературе с особенной силой выдвинуто то обстоятельство, что крестовые походы стоят в тесной и внутренней связи с состоянием Византийской империи того времени и что принятое ими направление может быть выяснено из рассмотрения политических условий, в каких находилась тогда Византия. Само собой 

разумеется, здесь подразумеваются отношения Византии к мусульманскому миру.

Непосредственные причины во многом связаны с той ситуацией, в которой оказалась Византия после вторжения в к. XI в. в ее малоазийские владения турок-сельджуков. Рассчитывающая на помощь Запада, Византия занимала важное место в программе церковной реформы, предусматривавшей создание универсальной теократии и распространение власти римских пап на византийскую церковь. Урбан II пытался претворить эту идею в жизнь под видом помощи Византии против "неверных". Другим поводом для провозглашения крестового похода было угнетение (во многом мнимое) восточных христиан в Святой Земле, оскорблявшее христианское благочестие. Фальшивая энциклика, приписанная папе Сергию IV, была призвана напомнить христианам о профанации христианских святынь халифом Аль-Хакимом в 1009 г. На Клермонском соборе два этих мотива - необходимость помочь Византии и оскорбление христианских святынь - приводились Урбаном II в пользу крестового похода.

Своеобразным архетипом всего последующего крестоносного движения стал Первый крестовый поход (1096-1099 гг.), в котором идея нашла свое наиболее полное воплощение. Он же увенчался и наибольшими военными успехами - были основаны четыре государства крестоносцев, из которых главным было Иерусалимское королевство. Из всех государств крестоносцев именно оно оказалось наиболее жизнеспособным. Если Первый крестовый поход сохранял во многом религиозный характер, то впоследствии политические или экономические моменты возобладали над религиозными. Вся история крестоносного движения представляет собой различного рода девиации (географические, политические, религиозные) от первоначальной идеи. Известной девиацией был уже Второй крестовый поход (1147-1149 гг.), организованный французским и германским государями, поскольку его не сопровождал папский легат. В дальнейшем крестовые походы вызвали волну священной войны - джихада со стороны мусульман, в результате чего в 1187 

г. Иерусалим был отвоеван ими у христиан. Взятие Иерусалима вызвало настроения реванша в Европе и побудило Запад организовать Третий крестовый поход (1189-1192 гг.). В этом походе на первое место вполне отчетливо выдвигается ожесточенное соперничество западноевропейских государств в борьбе за экономическое, военное и политическое преобладание в Восточном Средиземноморье. Существенной девиацией был Четвертый крестовый поход (1199-1204  гг.),  так  как  конечным  пунктом  стал  уже  не  Иерусалим,  а  Константинополь, подвергшийся разграблению. В этом походе крестоносцы обратили свое оружие против христиан, и была создана Латинская империя (1204-1261 гг.). Всплеск религиозных настроений отразили т.н. Детские крестовые походы 1212 г. Пятый крестовый поход (1215-1221 гг.) представлял собой девиацию в географическом плане — крестоносцы отправились к африканскому побережью, оставив прежнюю цель - Иерусалим. Шестой крестовый поход (1227 - 1229 гг.) был просто дипломатическим договором между императором Фридрихом II и султанами Египта и Дамаска. Лишь Седьмой (1248-1254 гг.) и Восьмой (1270-1271 гг.) крестовые походы, организованные французским королем Людовиком IX, рассматривавшимся в дальнейшей традиции как идеальный крестоносец, были попыткой отчасти вернуться к первоначальной религиозной идее и на фоне общей социальной и культурной эволюции выглядели анахроничными. Помимо политических и географических девиаций, существовали и религиозные, когда папы использовали институт крестового похода для борьбы против мятежных христиан (например, альбигойский крестовый поход 1209 г.). Отклонения от первоначальной идеи объясняются и эволюцией религиозного сознания: тускнеет образ земного Иерусалима. Изменение строя религиозности сопровождается постепенным переходом в обращении с иноверцами от крестового похода к миссии, и в результате деятельности доминиканских и францисканских миссионеров католическая церковь завоевывает более прочные позиции на Ближнем Востоке. Падение в 1291 г. Акры, последнего военного оплота христиан на Ближнем Востоке, 

знаменует окончание эпохи крестовых походов, хотя сама идея неоднократно актуализовалась в различных исторических контекстах.
 Крестоносное движение привело к углублению пропасти между христианами и мусульманами и евреями, к еще более решительному разрыву с греко-православной церковью.

 Во всех областях материальной и духовной жизни встречаются в эпоху крестовых походов или прямые заимствования с Востока, или явления, обязанные своим происхождением влиянию этих заимствований и тех новых условий, в какие стала тогда Западная Европа.

В эпоху крестовых походов было создано большое число хроник и исторических сочинений, описывающих нравы восточных народов. Новизной отличаются построенные крестоносцами фортификационные сооружения и крепости, заимствованные с Востока образцы архитектуры (храм с купольным сводом), дошедшие до нас миниатюры из мастерской в Акре и т.д.
Мореплавание достигло больших высот - большая часть крестоносцев отправлялась в Святую Землю морем; морским же путём велась и почти вся обширная торговля между Западной Европой и Востоком. Сношения с Востоком приносили на Запад много полезных предметов, до тех пор или вовсе там не известных, или же бывших редкими и дорогими. Теперь эти продукты стали привозиться в большем количестве, дешевели и входили во всеобщее употребление. Так были перенесены с Востока рожковое дерево, шафран, абрикос (дамасская слива), лимон, фисташки. В больших объемах стал ввозиться сахар, вошёл в широкое употребление рис. В значительном количестве ввозились также произведения высоко развитой восточной промышленности — бумажные материи, ситец, кисея, дорогие шёлковые ткани (атлас, бархат), ковры, ювелирные изделия, краски и т. п. Знакомство с этими предметами и со способом их изготовления привело к развитию и на Западе подобных же отраслей промышленности. С Востока заимствовано было много предметов одеяния и домашнего комфорта, которые носят в 

самих названиях (арабских) доказательства своего происхождения (юбка, бурнус, альков, софа), некоторые предметы вооружения (арбалет) и т. п. Значительное количество восточных, преимущественно арабских слов, вошедших в эпоху крестовых походов в западные языки, указывает обыкновенно на заимствование того, что обозначается этими словами. Крестовые Походы познакомили западных учёных с наукой арабской и греческой (например, с Аристотелем). Особенно много приобретений сделала в это время география: Запад близко ознакомился с целым рядом стран, мало известных ранее; широкое развитие торговых сношений с Востоком дало возможность европейцам проникнуть в такие отдаленные и малоизвестные тогда страны, как Центральная Азия (путешествия Плано Карпини, Вильгельма из Рубрука, Марко Поло). Значительные успехи сделали тогда также математика, астрономия, науки естественные, медицина, языкознание, история. В европейском искусстве с эпохи крестовых походов замечается известное влияние искусства византийского и мусульманского. Также заимствования можно проследить в архитектуре (подковообразные и сложные арки, арки в форме трилистника и остроконечные, плоские крыши), в скульптуре («арабески» — самое название указывает на заимствование от арабов), в художественных ремеслах. Поэзии, духовной и светской, крестовые походы дали богатый материал; они познакомили европейцев с сокровищами поэтического творчества Востока, откуда перешло на Запад много поэтического материала, много новых сюжетов.

Крестовые походы раздвинули горизонты географических и этнографических представлений западноевропейцев. Связи корабельщиков и купцов, феодальных сеньоров и рыцарей с Востоком и Византией принесли Западу более точные и многообразные знания о соседях, о народах Передней Азии и Северной Африки. Так, епископ Акры Жак де Витри в своей «Восточной истории» и письмах оставил подробные, отмеченные живым интересом к природе описания растительного и животного мира стран Восточного Средиземноморья. Весь материал, относящийся к истории 

Иерусалимского королевства, он преподносит скорее под углом зрения географа и этнографа, чем историка: его мало занимают собственно деяния крестоносцев, зато он систематически вводит в повествование статистические данные, характеризующие природные условия и хозяйственную жизнь Иерусалимского королевства. Написанный в 1273 г. трактат доминиканца Гийома из Триполи «О положении сарацин, лжепророке Магомете, об их обрядах и вере» также содержит немало сведений этнографического характера.

Однако крестоносное движение стоило народам Европы громадных сил: во время этих изнурительных войн погибли сотни тысяч людей; были израсходованы миллионные суммы, изрядная толика которых осела в мошне римских первосвященников. В народных массах на Западе Крестовые походы оставили по себе скорбную память: в старинных французских народных песнях, сложенных во времена Крестовых походов, звучит печаль о бессмысленно павших, слышится протест против повторения в будущем таких войн.

В Крестовых походах погибли не только многие из тех паломников, которые сами стали жертвой религиозного фанатизма или собственной корысти, не только те, кто, как писал немецкий хронист Эккехард из Ауры, «отказывались от собственного имущества и с жадностью устремлялись к чужому». Мечом крестоносных рыцарей, участников первых четырех походов, были истреблены и десятки тысяч людей в Юго-Восточной Европе. Иными словами, с точки зрения общеевропейского прогресса эти религиозные войны означали растрату впустую и прямое уничтожение значительных ценностей и людских ресурсов.
Заключение.
Крестовые походы, продолжавшиеся почти 200 лет, не прошли вовсе бесследно. Очевидно, однако, и другое: непосредственных целей, которые 

ставили перед собой их вдохновители, организаторы и участники, достигнуть не удалось, а добытые результаты явились весьма недолговечными; иными словами, крестовые походы оказались провальными.

Но главные культурно-исторические итоги паломнических путешествий и крестовых походов заключаются в том, что они значительно раздвинули интеллектуальный горизонт средневековых людей и изменили систему представлений о мире. Открытие новых культур и религий в целом привело к осознанию культурного многообразия мира. Прежний средневековый мир, являвшийся конечным, замкнутым и иерархически организованным, становится безграничным и бесконечным универсумом, а иные культуры и традиции воспринимаются как часть единого и потенциально бесконечного мира. Крестовые походы оказались не менее важны в плане эволюции западной христианской цивилизации и культуры. В крестовых походах впервые европейцы осознают свое единство и объединяются для общего дела - освобождения Иерусалима. С этой точки зрения, крестовые походы были важным фактором становления европейского самосознания. Само представление о Европе как единой культурной и территориальной целостности складывается в ходе крестовых походов из противопоставления мусульманскому миру. Паломничество и крестовые походы обеспечили знакомство западных народов с новыми странами, с иными чем на Западе политическими и общественными формами, со множеством новых явлений и продуктов, с новыми формами в искусстве, с другими религиозными и научными взглядами — должно было чрезвычайно расширить умственный кругозор западных народов, сообщить ему небывалую дотоле широту. Западная мысль стала выбиваться из тисков, в которых католическая церковь держала до тех пор всю духовную жизнь, науку и искусство.

Было бы крайне односторонним довольствоваться характеристикой негативных или позитивных последствий Крестовых походов, замыкаясь в рамки только западноевропейского региона. Объективная оценка таких последствий предполагает и непременный анализ вопроса с иной позиции - с 

точки зрения последующего развития мусульманского и византийского Востока. В этом отношении оценка значения Крестовых походов может быть вполне однозначной: Крестовые походы явились для стран Восточного Средиземноморья подлинной катастрофой. Крестоносцы в течение десятилетий несли им разорение, опустошали и грабили города и села Малой Азии, Сирии, Палестины, Египта, заслужив к себе величайшие ненависть и презрение народов Переднего Востока. Арабский писатель Усама ибн Мункыз называет франков не иначе как «дьяволами», «проклятыми», призывая кару Аллаха на их головы. И не напрасно. Экономически и культурно процветавшие центры Ближнего Востока были приведены завоевателями в упадок. Что же касается глубинных областей мусульманского мира, то они и не были затронуты Крестовыми походами. Крестоносные вторжения и завоевания захватили лишь его окраины, да и здесь государства крестоносцев, относительно широко простершие свои границы на протяжении не более сотни лет, довольно редко выступали сколько-нибудь весомым и активным политическим фактором. Перемены, происходившие в этих областях, будь то утверждение сельджукского господства, крушение фатымидского халифата, возвышение мамлюков или тем более монгольское нашествие, совершались независимо от Крестовых походов и в лучшем случае использовались государствами крестоносцев в своих интересах.

И едва ли не важнейшим - притом именно во всемирно-историческом масштабе - из пагубных плодов крестовых войн был разгром Византии в 1204 г., установление там владычества западных феодалов и южноевропейского купечества. Подвергшаяся разграблению и опустошению империя, даже будучи восстановлена (в сильно уменьшенных размерах) как самостоятельное государство через несколько десятков лет, уже никогда не смогла в дальнейшем возвратить себе былые экономические и политические позиции. И без того внутренне ослабленная, прежняя Византия, оказавшись к тому же расчлененной, стала спустя недолгое время добычей османов, вслед 

за чем угроза с их стороны вплотную приблизилась к Западной Европе. Разрушив Византию, которая на протяжении столетий служила юго-восточным бастионом Запада против натиска всевозможных варварских орд, крестоносцы тем самым открыли дорогу османскому вторжению.

Вследствие ошибок, допущенных в XII и XIII вв., оказались надолго утраченными для европейского культурного влияния Малая Азия, Сирия и Палестина. Ошибками христиан воспользовались их враги. Монголы и затем османские турки основали прочное господство на тех местах, которые были предметом неудачного домогательства со стороны христиан. Вопрос о возвращении святых мест отошел на задний план, а на первое место выступил Восточный вопрос, стоивший Европе уже громадных жертв и доныне привлекающий к себе внимание отчаянными криками о помощи.

Ввиду несказанно тяжелых потерь, понесенных во время крестовых походов, и неисчислимого количества погибших христиан, а равно ввиду полного несоответствия результатов с предположенными целями трудно говорить о том, уравновешиваются ли громадные жертвы и потери той пользой, которую извлекло средневековое общество из знакомства с Востоком.

Существует в исторической науке точка зрения, что влияние крестовых походов на прогресс средневекового общества переоценено, если принять во внимание естественный процесс эволюции, который и без крестовых походов мог привести средневековые народы к успехам на пути политического развития и эмансипации. Независимо от этого, период крестовых походов оставил Западной Европе тяжелое бремя в Восточном вопросе, который требует от нее новых жертв и служит препятствием к ее дальнейшим успехам на пути развития.

С точки зрения значимости рассмотренных явлений – паломничества и крестовых походов – для развития туризма, можно отметить, что они способствовали формированию в средневековой Европе того, что называется туристской инфраструктурой, прежде всего, странноприимных домов при 

монастырях. Эти заведения предоставляли ночлег, питание, информационные услуги, т.е. являлись прообразами современных гостиниц; иногда услуги сопровождения и транспортировки. Кроме того, нельзя отрицать тот факт, что паломнические путешествия и участие в крестовых походах способствовали сдвигу средневекового сознания в сторону мобильности, что также способствовало развитию путешествий: несмотря на различные цели походов и путешествий, все они объективно расширяли географические и научные познания человека.


Литература:
1. Васильев А.А. История Византийской империи от начала крестовых походов до падения Константинополя. – СПб.: Алетейя, 2000. – 583 с.

2. Гизо Ф. История цивилизации в Европе: Перепечатана с издания 1905. –

М.: Территория будущего, 2007. – 329 с.

3. Заборов М.А. Крестом и мечом. – М.: Советская Россия, 1979. – 240 с.

4. История средних веков: Европа /А.Н.Бадак, И.Е.Войнич, Н.М.Волчек и др. – Мн.: Харвест, 2000. – 736 с.

5. Культурология. Энциклопедия. В 2-х т. Том 2 / Гл. ред. С.Я.Левит. – М.: «Российская политическая энциклопедия», 2007. – 1184с.

6. Соколова М.В. История туризма: учебное пособие для студентов высших учебных заведений по специальности 230500 – Социально-культурный сервис и туризм. – М.: Academia, 2004. – 350 с.

7. Тайны, скрытые забралом: энциклопедический путеводитель по истории рыцарства. – М.: Современник, 2002. – 413 с.

8. Успенский Ф.И. История Византийской империи 11 – 15 вв. Восточный вопрос. – М.: Мысль, 1997. – 829 с.

9. Эпоха крестовых походов/ под ред. Э.Лависса, А.Рембо. – М.: АСТ;

СПб.: Полигон, 2003. – 1086 с.


Скачать файл (42.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru