Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Гражданско-правовая ответственность - файл 1.doc


Гражданско-правовая ответственность
скачать (407.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc408kb.20.12.2011 10:37скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

1   2   3   4   5   6   7
Реклама MarketGid:
Загрузка...
^

2.1. Основания и условия гражданско-правовой ответственности


Вопрос об основании гражданско-правовой ответственности также является дискуссионным в науке гражданского права и не имеет однозначного решения.

Сначала будут отмечены позиции тех авторов, которые настаивают на понимании ответственности в позитивном смысле слова. Основанием возникновения ответственности, по мнению этих авторов, является не правонарушение, а существование обязанностей действовать правомерно, возложенных на всех без исключения участников общественных отношений. Выше были высказаны критические замечания в адрес этой теории. Поэтому далее остановимся лишь на взглядах тех авторов, которые понимают ответственность в негативном смысле, то есть рассматривают качестве основания применения мер ответственности нарушение субъективных гражданских прав либо гражданское правонарушение.

Большинство цивилистов поддерживающих теорию негативной ответственности считают основанием гражданско-правовой ответственности правонарушение.

Понятие «правонарушение» как основание ответственности, включающего определенные признаки прочно сложилось в уголовной, административной и общей теории права. По поводу понятия гражданского правонарушения в науке не сложилось единого мнения, и нет легального понятия гражданского правонарушения.

Так И.А. Покровский писал о том, что гражданское право имеет своей задачей устранить вредные последствия, причиненные правонарушением, и для него важно одно - установить, есть ли на лицо то, что называется правонарушением и что дает основание возложить ответственность на его виновника.10

Г.Ф. Шершеневич называл правонарушение основанием гражданской ответственности и выделял условия привлечения лица к ответственности: недозволенное действие, причинение имущественного вреда, нарушение субъективного права и вина правонарушителя.11

Г.К. Матвеев предложил считать в качестве основания гражданско-правовой (и всякой иной ответственности, то есть всех видов) ответственности состав правонарушения, включающий в себя совокупность объективных и субъективных элементов. К объективным элементам он относил: противоправное поведение, его результат и причинная связь между ними, к субъективному элементу – вина правонарушителя. Г.К. Матвеев подчеркивает, что при отсутствии одного из указанных элементов ответственность не может наступить.12

В рецензии В.А. Тархова на работу Г.К. Матвеева отмечается, что различие между уголовной и гражданско-правовой ответственностью весьма существенны.13 Если в уголовном праве всегда решается вопрос о виновности только одной стороны, то в гражданском праве виновными могут быть признаны обе стороны. Данная теория более подходит для применения в уголовном праве, чем в гражданском, так как не учитывает различий между преступлением и гражданским правонарушением.

В поддержку данной точки зрения о различии между уголовной и гражданско-правовой ответственностью приведем пример из судебной практики:

Супруги Г. Обратились в суд с иском к владельцам автомобилей КамАЗ и ВАЗ-2108, ссылаясь на то, что в результате столкновения последних погиб их сын А., ехавший в данной легковой автомашине. Истцы просили взыскать материальный ущерб в виде затрат на погребение и компенсировать моральный вред.

Суд установил: несмотря на то, что действия водителей в момент столкновения автомобилей не были противоправными для уголовной или административной ответственности, владельцы автомобилей несут ответственность за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия источников повышенной опасности по ст. 1079 ГК РФ, в данном случае – смерь А. Исходя из этого, суд сделал правильный вывод о том, что достаточным основанием для возложения ответственности по возмещению вреда на владельцев двух источников повышенной опасности является сам факт причинения вреда в результате взаимодействия этих двух источников повышенной опасности.

Иск суд удовлетворил. 14

Таким образом, данный пример подтверждает, что основание гражданско-правовой ответственности отличается от основания ответственности в других отраслях права, в том числе уголовной.

Позже С.С. Алексеев также предпринял попытку объединить условия наступления ответственности в состав гражданского правонарушения. Критикуя точку зрения Г.К. Матвеева за разделение элементов состава на объективные и субъективные, то есть о неоправданном сближении состава правонарушения с элементами состава преступления, С.С. Алексеев предлагает рассматривать в качестве признаков состава гражданского правонарушения объект, субъект правонарушения и его объективную сторону (противоправность действий правонарушителя, вредоносный результат и причинную связь между ними).15 Данная точка зрения представляется более обоснованной, чем предложенное Г.К. Матвеевым понимание состава правонарушения, так как С.С. Алексеев не включает вину в число обязательных элементов правонарушения, и говорит о более точном отражении специфики ответственности в гражданском праве.

М.И. Брагинский и В.В. Витрянский считают основанием гражданско-правовой ответственности (единственным и общим) нарушение субъективных гражданских прав, как имущественных, так и личных неимущественных, поскольку гражданско-правовая ответственность представляет собой ответственность одного участника имущественного оборота перед другим, ответственность нарушителя перед потерпевшим. Данное определение представляется нам наиболее удачным, так как нарушение права субъекта гражданских правоотношений влечет необходимость восстановления нарушенного права, в том числе и путем применения гражданско-правовой ответственности. Отсюда основанием такой ответственности и является само нарушение субъективного гражданского права.

Применительно к отдельным видам нарушенных субъективных гражданских прав, а также субъектам, допустившим их нарушение, М.И. Брагинский и В.В. Витрянский выделяют обязательные условия гражданско-правовой ответственности, к числу которых относят: противоправность нарушения субъективных гражданских прав, наличие убытков (вреда), причинная связь между нарушением субъективных гражданских прав и убытками (вредом), вина правонарушителя. 16

О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский пишут о том, что для наличия ответственности необходимо общественно опасное, противоправное, виновное деяние. Отсутствие одного из указанных элементов исключает ответственность.17 Данное утверждение можно опровергнуть тем, что в гражданском праве возможна ответственность без вины.

В.А. Хохлов пишет, что имущественная ответственность наступает при наличии определенных условий, к которым относит: противоправность действия (бездействия) должника, заключающаяся в нарушении норм закона или условий конкретного соглашения; возникновение в имущественной сфере потерпевшей организации убытков (он отмечает, что для некоторых санкций (например, неустоек) их наличие необязательно); причинно-следственная связь между поведением должника и нарушением обязательства; вина нарушившего договор. 18

Н.Д. Егоров также считает необходимыми условиями гражданско-правовой ответственности противоправное поведение, вина должника, убытки, а также причинную связь между противоправным поведением должника и наступившими убытками. 19

Для подтверждения необходимости данных условий приведем пример из судебной практики:

ООО "Инком" обратилось суд с иском к ОГУП "Областная продовольственная корпорация" о взыскании 390651 рубля убытков, составляющих 270522 рубля расходов на изготовление голограмм по договору и 120129 рублей за их хранение и уничтожение.

Для возложения на ответчика обязанности по возмещению убытков истцу необходимо доказать нарушение ответчиком принятых на себя обязательств, размер убытков и наличие причинно-следственной связи между убытками и неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств.

Договором предусмотрена обязанность сдать выполненные знаки заказчику по месту нахождения исполнителя. Документов, подтверждающих извещение исполнителем заказчика о готовности продукции к сдаче-приемке и выполнение исполнителем договорного обязательства по сдаче знаков заказчику в дело не представлено. Следовательно, вывод судебных инстанций об отсутствии вины ответчика и причинно-следственной связи между указанными истцом нарушениями обязательства и образовавшимися убытками является обоснованным.

Таким образом, вывод суда об отсутствии необходимых в данной ситуации условий для удовлетворения заявленных требований следует признать правильным. 20

Подводя итог вышеизложенному можно сказать, что наиболее целесообразно выделять в качестве основания применения гражданско-правовой ответственности гражданское правонарушение, под которым вслед за М.И. Брагинским и В.В. Витрянским мы понимаем нарушение субъективных гражданских прав, как имущественных, так и личных неимущественных, но при определенных условиях. В качестве данных условий, по мнению большинства юристов, как общее правило выступают противоправное поведение, наличие убытков (вреда), причинная связь между наступившими убытками и противоправным поведением и вина.

Поэтому в дальнейшем мы переходим к анализу названных условий. Однако следует иметь ввиду, что не во всех случаях для привлечения к гражданско-правовой ответственности необходимы все названные условия. Возможна ответственность без вины, как и в некоторых ситуациях ответственность без убытков, а соответственно без причинной связи между наступившими убытками и противоправным поведением. В подобных ситуациях, как выражается Г.К. Матвеев, в качестве основания ответственности имеет место «ограниченный состав». 21

^ 2.2. Противоправность как условие гражданско-правовой ответственности

Противоправное поведение как условие привлечения к ответственности.

Данное условие относится к числу объективных предпосылок гражданско-правовой ответственности. Противоправность поведения является всегда обязательным условием гражданско-правовой ответственности.

Нерешенным в науке гражданского права является вопрос о понятии противоправности.

Некоторые авторы, в том числе В.А. Тархов, считают, что само причинение вреда является, с точки зрения гражданского права, противоправным, что гражданская противоправность состоит в самой вредоносности действия.22

Очевидно, что данная точка зрения не является правильной, и мы согласимся с мнением В.А. Рахмиловича, что не само причинение вреда является противоправным, вред, причиненный действием, которое само по себе не нарушает установленных правил поведения, не подлежит возмещению. Для возникновения ответственности требуется еще и действительная противоправность, нарушение нормы права.23

Для наглядности рассмотрим ситуацию, когда предприятие собирается производить и продавать какой-либо товар, который на данном рынке уже продают два других предприятия. Своим выходом на этот рынок предприятие отвлечет часть покупателей на себя, а соответственно и часть прибыли. Таким образом будет причинен вред двум предприятиям в форме недополученной прибыли, но такие действия не являются противоправными.

Поэтому само по себе причинение вреда еще не является основанием гражданско-правовой ответственности.

В.А. Рахмилович также утверждает, что нарушение противоправным действием любых имущественных отношений порождает в принципе гражданскую ответственность, гражданско-правовое обязательство. 24

Г.Ф. Шершеневич называет противоправное поведение недозволенным действием и определяет его как действие, запрещенное правом. Поэтому всякое действие, которое является только осуществлением права, которое не выходит из пределов, очерченных законом, не составляет правонарушения как бы оно не было вредно другим людям.25

О.С. Иоффе определяет неправомерное поведение как запрещенное правом или иным нормативным актом. На таком определении противоправности сходятся практически все цивилисты, но О.С. Иоффе указывал также и на другие критерии противоправности, которые подлежат учету в сочетании с нормами права. Это нарушение норм морали, которые привлекаются для выявления содержания закона и обеспечения его правильного применения на практике. Если обязательство возникло из договора, неправомерность совершенных действий выявляется на основе договорных условий, точно определяющих функции, выполнение которых возлагается на каждого из контрагентов. 26

Другие авторы не рассматривают названные факторы в качестве самостоятельных критериев, подлежащих учету при оценке противоправности поведения правонарушителя, а включают их в само понятие противоправности.

Так В.П. Грибанов термином «противоправность» обозначает прежде всего такое поведение гражданина или организации, которое противоречит требованиям права, противоречит требованиям тех правил поведения, которые предусмотре­ны нормами права.27 Отступление договорных условий от правил гражданского законодательства В.П. Грибанов считает правомерным, так как оно санкционировано самим законом в силу диспозитивности норм права. Из этого следует, что нарушение прав и обязанностей, согласованных сторонами в договоре, также противоправно с точки зрения гражданского права. А поведение, нарушающее моральные нормы, может быть признано противоправным, только когда закон придает конкретным моральным правилам правовой характер. 28

Противоправное поведение может выражаться в виде противоправного действия или в виде противоправного бездействия. С юридической точки зрения бездействие – это несовершение конкретных действий, которые предписаны данному субъекту.

Н.Д. Егоров утверждает, что бездействие становится противоправным лишь в том случае, если на лицо возложена юридическая обязанность действовать в соответствующей ситуации. Обязанность действовать может вытекать из условий заключенного договора. Так, противоправным является бездействие поставщика, не осуществившего поставку товара в сроки, определенные в договоре поставки. Обязанность действовать может вытекать из служебного положения лица. Так, работник спасательной станции должен принять все необходимые и возможные меры по спасению утопающего. Неисполнение этой обязанности делает его поведение противоправным. Бездействие же отдыхающих на пляже граждан не носит противоправного характера, так как на них лежит лишь моральная обязанность по спасению утопающего. Обязанность совершить определенное действие может вытекать из закона. Так, в соответствии со статьей 227 ГК РФ нашедший потерянную вещь обязан возвратить ее лицу, потерявшему ее, или собственнику вещи.29

Следовательно, обязанность действовать вытекает лишь из договора, служебного положения лица, либо из закона.

И.А. Покровский пишет: «бездействие будет являться правонарушением только тогда, когда существовала для лица известная, положительным законом установленная обязанность действовать. За пределами этих, указанных в законе случаев, обязанности действовать не существует».30

Однако следует отметить, что при определении противоправности бездействия (как и действия) могут иметь место исключения, которые составляют случаи нарушения обязательства в силу невозможности его исполнения, а также ситуации, когда законодатель ставит наступление ответственности в зависимость от наличия вины нарушителя. Но и в этом случае оценка действий (бездействия) должника будет иметь правовое значение лишь при представлении последним доказательств, подтверждающих наличие оснований освобождения от ответственности31, которые будут рассмотрены в следующем параграфе настоящей дипломной работы.

Таким образом, под противоправным поведением следует понимать такое поведение (действие / бездействие), которое противоречит требованиям права, то есть предусмотренным нормами права.

Для возложения гражданско-правовой ответствен­ности недостаточно только противоправного нарушения лицом субъек­тивных прав других лиц или возложенных на него обязанностей. В опре­деленных случаях в качестве одного из условий гражданско-правовой ответственности требуется и наличие вреда или убытков. Нужно отметить, что данное условие не является обязательным и имеет место только при возложении ответственности в форме возмещения вреда (убытков).

^ 2.3. Вред (убытки) как условие гражданско-правовой ответственности

О вреде обычно говорят применительно к обязательствам из причи­нения вреда имуществу граждан или организаций либо жизни и здоровью граждан. Вредом считается всякое умаление личного или имущественного блага. Вредом является, например, повреждение чужого имущества, причинение увечья гражданину и т. п.

Различают вред моральный и вред материальный. 32 Моральный вред не связан с какими-либо имущественными потерями для потерпев­шего. Моральным вредом может быть признано, например, умаление чес­ти или достоинства гражданина путем распространения о нем ложных, порочащих его сведений. Или, например, в результате несоблюдения на предприятии техники безопасности рабочему было причинено неизгла­димое обезображивание лица. Никакого материального ущерба при этом он не потерпел, так как здоровье его не пострадало, он продолжает рабо­тать в той же должности, получает ту же заработную плату и т. п. Однако моральные и физические страдания, вызываемые обезображиванием ли­ца, остаются.

Под материальным вредом понимаются убытки, то есть те отрицательные последствия, которые наступили в имущественной сфере потерпевшего в результате совершенного против него гражданского правонарушения.33 Убытки как отрицательное последствие правонарушения как отмечалось состоят из реального ущерба и неполученных доходов (упущенной выгоды).

Реальный ущерб включает в себя расходы, которые лицо, чьё право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрату или повреждение его имущества (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Например, штраф, уплаченный кредиторам, третьим лицам вследствие неисполнения обязательства должником в срок.

Несостоявшееся увеличение имущества потерпевшего называется упущенной выгодой. Упущенная выгода включает в себя неполученные доходы, которые потерпевшее лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Например, просрочка должником передачи права собственности на акции, которые могли бы принести доход кредитору именно в строго определенный день, если бы не просрочка должника или, например, если по вине арендатора сгорела арендованная им дача, то убытки арендодателя состоят из стоимости восстановительного ремонта (реальный ущерб) и неполученной за время ремонта арендной платы (упущенная выгода). 34

Но необходимо учитывать, что как не полученные доходы (упущенная выгода), так и реальный ущерб могут быть отдельными и не обуславливающими друг друга последствиями правонарушения.

Неполученный доход (прибыль) - это один из видов убытков, основанный на соотношении категории возможности и действительности.

При взыскании утраченного дохода следует исходить из того, что возможность его получения существовала в качестве объективной реальности, а не субъективного представления.

Необходимо также установить размер утраченной прибыли и причинную связь между виновным поведением должника и неосуществлением реальной возможности получить прибыль в этом размере. При оценке указанных факторов следует исходить не из предположений превращения возможности в действительность, а из конкретных обстоятельств каждого дела.

В соответствии с п.1 ст. 393 ГК РФ возмещению подлежат лишь убытки, причиненные противоправным поведением должника. Из этого можно сделать два вывода: между противоправным положением должника и возникшими убытками должна существовать причинная связь, данное условие является обязательным лишь при возложении ответственности в форме возмещения убытков (вреда).

^ 2.4. Причинная связь как условие гражданско-правовой ответственности

Причинная связь – существующая зависимость между явлениями действительности, суть которой состоит в том, что одно явление (причина) порождает другое (следствие). Важнейшей характеристикой причинной связи является ее объективность. Действия (бездействие) человека могут явиться причиной тех или иных явлений в мире. Но волевой характер деяния не изменяет объективности причинности: действие либо объективно создает изменения в окружающем мире (благоприятные или неблагоприятные), либо остается объективно безрезультатным. 35

В большинстве случаев нарушения обязательств не возникает трудностей при выявлении причинной связи. Если такие трудности возникают, то они вызваны тем, что наступление вреда (убытков) было обусловлено сразу несколькими обстоятельствами. В науке гражданского права выдвигалось множество теорий, объяснявших, каким образом в подобных случаях определить причину убытков.

В соответствии с теорией «необходимого условия» или «теорией равноценных условий», авторами которой являются Бури и Лист, причиной противоправного результата может служить любое обстоятельство, при отсутствии которого результат не наступил бы. Данная теория не облегчает поиски причинно-следственной связи, так как цепь причинно-следственных связей, может продолжаться до бесконечности и в результате приведет к ответственности за самые отдаленные от исследуемого случая события.36 Оценивая данную теорию Г.Ф. Шершеневич отмечал, что идя в этом направлении, можно признать родителей вора, родивших и воспитавших его, ответственными за произведенную им кражу. 37

В соответствии с теорией «возможности и действительности» О.С.Иоффе одни факты создают абстрактную возможность наступления противоправного результата, другие – конкретную возможность, а третьи – превращают возможность в действительность. Если поведением лица создается лишь абстрактная возможность, ответственность исключается ввиду отсутствия юридически значимой причинной связи. Когда же поведение лица вызвало конкретную возможность результата или тем более превратило результат из возможного в действительный, то налицо причинная связь, достаточная для возложения ответственности. Возможность конкретна, если она превращается в действительность объективно повторяющимися обстоятельствами. Абстрактная возможность превращается в действительность объективно неповторяющимися обстоятельствами. 38 В этой теории причинная связь зависит от субъективного характера. Но известно, что причинная связь – это объективная категория. 39

Существует также теория «необходимой и случайной причинной связи». Авторы этой теории полагают, что для наступления ответственности требуется необходимая причинная связь между противоправным поведением и наступившим результатом. Случайная причинная связь не дает оснований для привлечения к ответственности за наступивший результат.40 Изложенная концепция лишь усложняет проблему, так как отграничить необходимую причинную связь от случайной представляется не менее сложной задачей, чем выявить причину и следствие. 41

Теория «прямой и косвенной причинной связи» предлагает считать противоправное поведение лица причиной убытков, только в том случае, когда оно прямо (непосредственно) связано с этими убытками. Наличие косвенной (опосредованной) причинной связи между противоправным поведением лица и убытками означает, что данное поведение лежит за пределами конкретного случая, а, следовательно, и за пределами юридически значимой причинной связи. Прямая (непосредственная) причинная связь имеет место тогда, когда в цепи последовательно развивающихся событий между противоправным поведением лица и убытками не существует каких-либо обстоятельств, имеющих значение для гражданско-правовой ответственности. В тех же случаях, когда между противоправным поведением лица и убытками присутствуют обстоятельства, которым гражданский закон придает значение в решении вопроса об ответственности, налицо косвенная причинная связь. Данная теория представляется наиболее простой в понимании и легко применимой на практике. 42

В гражданско-правовых отношениях (кроме обязательства, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности) сам по себе факт нарушения должником обязательства еще не означает, что у кредитора появляется право требовать возмещения причиненных этим убытков или применения к должнику иных мер ответственности.

Необходимым субъективным условием наступления ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства признается наличие вины лица, допустившего нарушение обязательства в форме умысла или неосторожности. Данное положение в прежние годы носило характер всеобщего обязательного условия гражданско-правовой ответственности (ст. 222 ГК 1964 г.)43 за исключением немногочисленных случаев. Однако затем сфера его применения была значительно сужена: наличие вины перестало служить необходимым основанием ответственности за нарушение обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности (п. 2 ст. 71 Основ 1991 г.)44. Такое отношение к наличию вины лица, допустившего нарушение обязательства, как необходимому основанию ответственности нашло отражение и в действующем ГК РФ (ст. 401).

^ 2.5. Вина как условие гражданско-правовой ответственности

Понятие вины в гражданском праве не остается неизменным. В ГК 1964 г. отсутствовало легальное определение этого понятия, а наука и практика, как известно, использовали одноименное понятие, раскрываемое в уголовном кодексе как психическое отношение лица к своим действиям и к их результату в форме умысла и неосторожности с той лишь разницей, что в гражданском праве форма вины является лишь основанием ответственности и поэтому не влияет на ее размер.

В Основах 1991 г. понятие вины раскрывалось через положение о том, что должник признается невиновным, если докажет, что он принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 71 Основ 1991 г.). Такой подход в принципе сохранен и в ГК РФ с одним существенным уточнением: меры, которые надлежало принять лицу для надлежащего исполнения обязательства, теперь соотносятся с той степенью заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота.

Итак, ч. 2 п. ст. 401 ГК РФ гласит, что лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Из анализа данной статьи мы видим, что вина может выступать в форме умысла и неосторожности. В свою очередь, неосторожность может проявиться в виде простой или грубой неосторожности. Как субъективное условие гражданско-правовой ответственности вина связана с психическими процессами, происходящими в сознании человека. Судить об этих внутренних процессах можно только по поведению человека, в котором они находят свое внешнее выражение.

Умысел заключается в намеренных действиях либо бездействии лица с целью совершения правонарушения, неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства либо создания невозможности его исполнения.

Значительно чаще гражданские правонарушения сопровождаются виной в форме неосторожности. В этих случаях в поведении человека отсутствуют элементы намеренности. Оно не направлено сознательно на правонарушение, но в то же время в поведении человека отсутствует должная внимательность и осмотрительность.

При грубой неосторожности в поведении лица отсутствует всякая внимательность и осмотрительность. Простая же неосмотрительность характеризуется тем, что лицо проявляет некоторую внимательность и осмотрительность, однако недостаточные для того, чтобы избежать правонарушения. Так, если пешеход, переходя проезжую часть на желтый свет, допускает простую неосторожность, проявляя известную внимательность и осмотрительность при переходе улицы, то спящий на трамвайных путях гражданин допускает грубую неосторожность, пренебрегая самыми элементарными требованиями внимательности и осмотрительности. 45

Бремя доказывания отсутствия своей вины в случаях, когда наличие вины является необходимым основанием ответственности, возлагается на лицо, допустившее нарушение обязательства. Данное положение раскрывает суть принципа презумпции вины должника в гражданско-правовом обязательстве. Однако это не освобождает кредитора, предъявившего требование к должнику, если их спор рассматривается в суде, от необходимости доказать факт нарушения должником обязательства и в соответствующих случаях наличие убытков.

Также следует отметить, что вина как психическое отношение субъекта к своему поведению подразумевает, что правонарушитель обладает сознанием и волей. Наличие этих качеств у физических лиц не вызывает сомнений. Говорить же о субъективном, психическом отношении организаций к своему поведению и его последствиям можно лишь весьма условно.

Участниками гражданских правоотношений являются не только граждане, но и юридические лица. Здесь мы имеем дело уже не с отдельным гражданином, а с объединением граждан в организованный коллектив людей, каждый из которых выполняет возложенные на него служебные обязанности. Этим определяются две основные особенности вины юри­дического лица.

Во-первых, правонарушение, допускаемое юридическим лицом, всег­да - результат неисполнения или ненадлежащего исполнения его работ­никами или даже всем коллективом служебных обязанностей. Поэтому под виной юридического лица понимается вина его органов, других дол­жностных лиц, рабочих и служащих, представителей или иных лиц, осуществляющих деятельность юридического лица в пределах установ­ленных для них служебных прав и обязанностей. При этом не имеет значения, допущено ли нарушение отдельным лицом или коллективом в целом. Иногда вообще невозможно определить конкретную вину того или иного лица в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств юридическим лицом. В этом случае закон исходит из презумпции (пред­положения) вины нарушителя и устанавливает, что отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Во-вторых, поскольку предприятия, учреждения и организации составляют определенный коллектив людей, в котором много высококвалифицированных работников, специалистов, использующих необходимую технику, то возможности принять меры по предотвращению различного рода последствий нарушения обязательств у организаций значительно больше. Поэтому подходить к вопросу о вине гражданина и юридического лица с одной меркой было бы неправильно.

При оценке поведения как граждан, так и организаций надо исходить из того, что любой должник обязан проявить максимум внимательности и предусмотрительности в осуществлении своей деятельности. При этом, однако, надо учитывать различия в возможностях отдельного гражданина и трудового коллектива.

Данное положение нашло свое отражение и в законодательстве. Учитывая, что организация также может являться субъектом налогового правонарушения, законодатель установил, что вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения (п. 4 ст. 110 НК РФ). Такой подход к установлению и доказыванию вины субъекта правонарушения является новым в российском законодательстве.

Думается, избранное законодателем решение вопроса о вине организации объясняется тем, что юридическое лицо выступает участником правоотношений через действия своих уполномоченных лиц. Именно их действиями организация приобретает права и принимает на себя обязанности. Соответственно, и противоправное поведение организации будет обусловлено поведением ее представителей, которыми, как правило, являются должностные лица, в том числе руководитель, главный бухгалтер.46

Законом или договором могут быть предусмотрены иные условия (помимо вины) ответственности. Например, при просрочке должника он несет ответственность за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения (ст. 405 ГК РФ). Основанием освобождения грузоотправителя от уплаты штрафа за невыполнение принятой перевозчиком заявки, задержку подачи вагонов, контейнеров может служить авария у грузоотправителя, в результате которой прекращено осуществление основной производственной деятельности грузоотправителя (ст. 116 Устава железнодорожного транспорта РФ)47. Очевидно, что в этом случае не исключена вина грузоотправителя.

Особенности ответственности лица, не исполнившего или исполнившего ненадлежащим образом обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, состоят в том, что основанием освобождения его от ответственности за допущенное нарушение обязательства может служить лишь невозможность его исполнения вследствие непреодолимой силы.

Законом или договором могут быть предусмотрены иные основания ответственности или освобождения от нее и в случае, когда допущено нарушение обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности. Однако во всех случаях не допускается заключение заранее соглашения об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства. Такое соглашение признается ничтожной сделкой.

С учетом изложенного участникам имущественного оборота всякий раз при заключении договоров, возлагающих на них обязательства, связанные с предпринимательской деятельностью, целесообразно предусматривать в них условия, детально регламентирующие ответственность контрагентов за неисполнение договорных обязательств, включая условия об основаниях освобождения от ответственности. В противном случае они могут столкнуться с ситуацией, когда придется нести очень жесткую ответственность, несмотря на очевидность факта отсутствия вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении условий договора.

Следует обратить внимание на то, что правило о единственном основании освобождения от ответственности лица, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, - непреодолимой силе, т.е. об ответственности этой категории должников без учета их вины, является оригинальным по сравнению не только с российской дореволюционной гражданско-правовой доктриной, но и с современным законодательством стран континентальной Европы. В нем получила логически завершенное воплощение идея освобождения должника, нарушившего обязательство, от ответственности лишь в случае абсолютной невозможности исполнить обязательство. Однако при этом необходимо учитывать ряд важных и с теоретической, и с практической точек зрения моментов. Во-первых, фраза «если докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы» означает, что в круг доказывания должником, стремящимся быть освобожденным от ответственности, входит то обстоятельство, что невозможность исполнения обязательства возникла исключительно в силу действия непреодолимой силы. Если неблагоприятные последствия, вызванные непреодолимой силой, стали возможными также по причинам, зависящим от действий должника, не проявившего ту степень заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, должник не может быть освобожден от ответственности.

Во-вторых, к непреодолимой силе Кодекс не относит отсутствие у должника денежных средств, т.е. действие непреодолимой силы не может служить основанием освобождения должника по денежному обязательству, ибо деньги всегда находятся в обращении. И если сегодня должник оказался без денег, в том числе и по причинам, связанным с действием непреодолимой силы, завтра деньги у него снова могут появиться. Освобождение же должника, скажем, не оплатившего переданные контрагентом товары, выполненные работы или оказанные услуги или не возвратившего сумму займа, от возмещения причиненных кредитору убытков в этой ситуации может привести к неосновательному обогащению должника за счет кредитора.

В-третьих, общее правило об освобождении должника, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, только в случае, если надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, допускает исключения, которые могут устанавливаться законом. В самом ГК РФ применительно к отдельным видам договорных обязательств определены иные правила ответственности должника, не исполнившего обязательство, которые являются более снисходительными для последнего и учитывают специфику соответствующих обязательств. Например, по договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший обязательство либо исполнивший ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (ст. 538). По договору энергоснабжения в случае, если в результате регулирования режима потребления энергии, осуществленного на основании закона или иных правовых актов, допущен перерыв в подаче энергии абоненту, энергоснабжающая организация несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств при наличии ее вины (ст. 547). А также в других случаях (п. 1 ст. 693, ст. 697, п. 1 ст. 777, ст. 795, п. 1 ст. 796, ст. 901, п. 1 ст. 993 ГК РФ).

В-четвертых, норма ГК РФ, устанавливающая общее правило, согласно которому лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, является диспозитивной: иное может быть предусмотрено договором.

Что может означать диспозитивность указанной нормы, содержащейся в п. 3 ст. 401 ГК РФ? Что произойдет, если стороны в предпринимательском обязательстве включат в договор условие о том, что к их отношениям не применяются положения, содержащиеся в п. 4 ст. 401 ГК РФ или в целом во всех пунктах ст. 401? Могут ли стороны определить в договоре, что в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательства должник не несет ответственности?

Анализ текста ст. 401 ГК РФ свидетельствует, что если действие ее норм парализовано договором путем указания в нем, что положения данной статьи не подлежат применению к договорным отношениям сторон, должник будет нести ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства абсолютно во всех ситуациях, в том числе и при невозможности исполнения обязательства вследствие непреодолимой силы либо иных обстоятельств, не зависящих от должника (случай). Иными словами, это будет означать ужесточение ответственности, доведение ее до максимального уровня. Представляется, что такой вариант не противоречит законодательству.

На первый взгляд не будет противоречить законодательству также условие договора, освобождающее должника от ответственности за неисполнение иди ненадлежащее исполнение обязательства, за исключением конечно же случая, когда стороны договариваются заранее об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства: п. 4 ст. 401 объявляет такого рода соглашения ничтожными. Во всяком случае, положение о том, что иное, нежели общее, правило, предусматривающее единственным основанием освобождения должника от ответственности по предпринимательскому обязательству непреодолимую силу, может быть предусмотрено договором, дает основания для подобного рассуждения.
1   2   3   4   5   6   7



Скачать файл (407.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru