Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Контрольная работа - подпольные организации Бреста в годы Великой Отечественной войны - файл n1.docx


Контрольная работа - подпольные организации Бреста в годы Великой Отечественной войны
скачать (58.9 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.docx59kb.21.12.2012 13:50скачать

Загрузка...

n1.docx

Реклама MarketGid:
Загрузка...
Подпольные организации

Города Бреста

План

1. Подпольные организации в СССР

2. Брест. Начало

3. Боевая молодость

4. Организация антифашистского комитета

5. Силы подполья росли

6. Сильные духом

7. Общими силами

8. В тюремных застенках

9. Непокорённые

Великая Отечественная война Советского Союза против гитлеровской Германии явилась не только суровым испытанием экономического могущества первой в мире социалистической державы, но и проверкой в огне битв прочности нашего государственного и общественного строя, жизненности коммунистической идеологии, братской дружбы советских народов, основанной на принципах социалистического патриотизма и пролетарского интернациолизма.

Одним из решающих условий победы над фашистскими захватчиками была выкованная партией прочная, нерушимая дружба народов нашей многонациональной Родины. Она опиралась на славные вековые исторические и революционные традиции совместной борьбы русского, украинского, белорусского и других народов СССР против иностранных завоевателей, а также против социального и национального гнета царизма, помещиков и буржуазии. ("Всенародная борьба в Беларуси", том 3, стр.329)

Партизанское движение в нашей республике, как и на всей оккупированной территории страны, носило всенародный, интернациональный характер. В дружной братской семье партизан наряду с белорусами (71,1 процента) мужественно сражались с врагом русские и украинцы, грузины и армяне, казахи и узбеки, башкиры и удмурты, литовцы и латыши, представители более чем 70 наций и народностей нашей страныю Все вместе они составляли подлинно интернациональную армию. Партизанские формирования Белоруссии активно взаимодействовали с партизанами оккупированных областей Российской Федерации, Советской Украины, Латвии и Литвы.

В истории партизанского движения Беларуси навсегда вошли такие видные руководители всенародной борьбы, как сыновья руссоко народа М. П. Константинов, А. Ф. Данукалов, В.И. Ничипорович, С.Г. Жунин, В.И. Левенцев, Е.Ф.Филипских; украинцы В.Т. Воронянский, Н.И. Коваленко, Г.А. Кирпич, В.В. Щербина, Ф.Ф. Капуста; грузины И. Г. Щубитидзе, В.М. Талаквадзе; армяне С.А.Арзуманян, Х. А. Матевосян; казахи Хамид Исмагулов, Мурат Иемудов, Нурум Садыков, Галим Ахмедьяров; латыши В. И. Тубелис, И.И. Юкша; литовцы Янис Витол, Станислав Ваупшасов; эстонец А.И.Циббо; осетин Л.З. Джиоев; карачаевцы Осман Касаев, Курман Кипкаев; мариец Родион Охотин, и многие другие.

В суровые годы войны Компартия Белоруссии неуклонно проводила в жизнь ленинские заветы о дружбе и нерушимом единстве советских народов. Плодотворным результатом ее деятельности в этом направлении явилось то, что состав всех подпольных организаций, отдельно дуйствоваших отрядов, бригад был многонациональным. Так, в бригаде имени Л.М. Доватора, действовавшей в Вилейской области, вместе с белорусами сражались русские из Москвы, Ленинграда, Урала, украинцы, казахи, представители народов Севера и т.д.

Интернациональными являлись подпольные организации в Минске, Витебске, Орше, могилёве, Бобруйске, Гомеле, Мозыре, Бресте и других городах, посёлках, на железнодорожных станциях. ("Всенародная борьба в Беларуси", том 3, стр.331-332)

В создании антифашистского подполья видную роль сыграли коммунисты и комсомольцы, состоявшие на учёте в партийных и комсомольских организациях, образованныхна территории западных областей Белоруссии после воссоединения с БССР. Большую роль в формировании здесь подполья сыграли также советские военнослужащие, оказавшиеся в силу обстоятельств военного времени на оккупированной территории. Среди них находилось немало членов и кандидатов в члены партии, комсомольцев.

Одними из первых антифашистские группы и организации возникли на территории Брестской области. (Всенародная борьба в Беларуси, том 1, стр 90-91).

Начало

В 1939-1941 гг. для оказания братской помощи Западной Беларуси было командировано из восточных райнов Советского Союза несколько тысяч железнодорожников, партийных и советских работников с семьями. Местные жители называли их "восточниками". Гитлеровцы первую очередь в лице "восточников" видели опасность для своего режима. В первые дни оккупации в Бресте фашистами было проведено несколько облав на партийных, советских работников, на железнодорожников. Массовые аресты фашисты провели с 8 по 12 июля 1941 г. В эти дни расстреляны несколько тысяч партийных, советских работников и железнодорожников. Часть "восточников" была брошена в концентрационный лагерь в г. Бяла-Подляска (Польша). Группа железнодорожников бежала из лагеря в Брест. Среди них были П.И. Феклистов, П.А. Левин, П.Г. Жуликов - секретарь железнодорожного узлового партийного комитета, член областного и городского комитета КП(б)Б. В Бресте осталось более ста коммунистов. В первые же дни оккупации они стали налаживать связи друг с другом. П.Г. Жуликов установил личные контакты с коммунистами желехнодорожных станций Брест-Центральный и Брест-Полесский, других предприятий города. Группа патриотов-железнодорожников образовалась на станции Брест-Полесский. Её возглавили Михаил Михайлович Жигимонт - бывший начальник 6-й железнодорожной дистанции пути, коммунист Батырбек Созыркоевич Дзабиев - заместитель начальника 6-й дистанции пути. В начале августа 1941 г. эти две группы объединились. Возглавил их П.Г. Жуликов.

В числе первых подпольщиков были железнодорожники Б.С. Дзабиев, М.М. Жигимонт, Ф.М. Гаврилов, П.В. Шкарин, А.Н. Самыченко, Н.М. Голубев, П.Г. Голубева, П.Н. Нрачёв, К.А. Кострубенко, И.Б. Степаненко. Как вспоминал И.Б. Степаненко: "Жуликов разъяснял товарищам, что они командированы в Брест партией. Никто не снимал с них полномочий, которые доверила страна. И коль попали под временную оккупацию фашистов, надо работать в тылу врага в подполье во имя Родины. По предложению Жуликова мы написали листовки-обращения к коммунистам, комсомольцам города с призывом включиться в борьбу с немецко-фашистскими захватчиками. Листовки переходили из рук в руки и подтолкнули к сплочению сил антифашистов".

К коммунистам-железнодорожникам примкнула большая группа женщин, которая в начале июля 1941 г. объединилась вокруг бывшего инструктора Брестского горкома КП(б)Б Розы Степановны Радкевич (1906-1947). В состав группы входили "восточницы" З.И. Южная - заведующая отделом кадров обкома партии, А.И. Хромова - заместитель директора по кадрам брестского межрайторга, Т.Н.Смирнова - помощник секретаря Брестского горкома партии, А.М. Бабушкина - технический секретарь Брестского горкома партии, Е.П.Карначик - работник торгового отдела Брестской железной дороги, А.Ц. Аронина - инструктор Брестского горкома партии, Н.А. Комолова - работник НКВД, М.С. Гамбург - работник областной редакции газеты "Заря", Е.Т. Сименкова - цензор Брестского обллита и большое число беспартийных патриоток.

15 августа 1941 г. на квартире Р.С. Радкевич по ул. Будённого, д. 12 (ныне д. 8), было проведено первое общегородское организационное собрание. В нём приняли участие Р.С. Радкевич, П.Г. Жуликов, Т.Н. Смирнова, З.И. Южная, Я.С. Сливко, М.К. Здзековский, А.М. Бабушкина, С.Н. Аношин, А.Н. Самыченко, Б.С. Дзабиев, М.М. Жигимонт.

Были созданы подпольные обком и горком партии. В состав подпольного обкома вошли П.Г. Жуликов, З.И. Южная, Я.С. Сливко. Для руководства подпольной городской партийной организацией было утверждено бюро в составе П.Г. Жуликова, М.М. Жигимонта, Б.С. Дзабиева, Р.С. Радкевич, А.Н. Самыченко, С.Н. Аношина. Секретарями подпольной городской партийной организации были избраны П.Г. Жуликов и Р.С. Радкевич. Т.Н. Смирнова, З.И. Южная, А.М. Бабушкина, А.И. Хромова, А.А. Свитцов утверждены инструкторами, А.Ц. Аронина, Н.А. Комолова - пропагандистами.

Осенью 1941 г. А.Г. Серафимович связался с партизанскими группами И.В. Солейко, С.С. Шиканова, И.Ф. Селивоника, дислоцировавшимися в Старосельском лесу, договорились о совместных действиях, о помощи партизанам оружием, боеприпасами и медикаментами.

К концу 1941 г. подпольный обком партии имел связь почти со всеми населёнными пунктами Брестского района. По заданию подпольного обкома КП(б)Б бывший хирург областной больницы С.Т. Ильин, З.И. Южная и А.М. Бабушкина наладили связи с антифашистами Брестского, Жабинковского и Кобринского районов. Скоро организаторы подполья убедились в том, что руководить антифашистской борьбой в городе и вне его у подпольного обкома не было ни сил, ни опыта. Подпольный обком КП(б)Б прекратил своё существование. Все силы были сосредоточены на работе в городе.

В августе-сентябре 1941 г. подпольный горком партии направил усилия на организационно-политическое сплочение патриотов города, вовлекая широкие массы в подпольную антифашистскую борьбу.

К ноябрю 1941 г. число учтённых антифашистов составило 125 человек. С помощью инструкторов подпольного горкома партии в городе было создано 10 подпольных первичных партийных организаций и партийных центров.

Городская подпольная организация была построена по административно-территориальному принципу, со строгой централизацией и конспирацией. Территория города была была разделена на отдельные участки. Работу вели по "пятёркам" и "тройкам". Каждый участок возглавлял член подпольного горкома партии или активист, работавший или проживавший в этй части города.

На железной дороге были созданы два подпольных партийных центра: на станциях Брест-Центральный, Брест-Полесский и партийная организация "Граевская". В центре города коммунисты объединились вокруг А.И. Хромовой, Е.Т. Сименковой; в инфекционном немецком госпитале по ул. Мицкевича (ныне корпус университета) сложилась партийная ячейка , которую возглавлял В.А. Раков ( бывший инженер спиртоводочного завода); центр из партийных и антифашистских активистов сплотился вокруг А.Г. Серафимовича; В.Я. Мельников возглавил партийную организацию, а затем партийный центр и группу разведки из числа коммунистов станции и депо Брест-Центральный.

Структура подпольных партийных центров и подпольных первичных партийных организаций постоянно совершенствовалась. Численный и персональных состав их менялся, этого требовали условия коспирации. Секретарями подпольных первичных партийных организаций и партийных центров в разное время были: А.И. Хромова, В.И. Горин, П.В. Бирюков, К.Г. Репиков, М.М. Жигимонт, А.П. Несветаев, А.А. Свитцов, Н.М. Голубев, А.Н. Самыченко, В.Я. Мельников, Г.М. Трайтлин, И.Б. Степаненко, Е.П. Карначик, Е.Т. Сименкова, Р.А. Раков, Л.З. Карасик, А.Г. Серафимович, Б.С. Дзабиев.

Члены и кандидаты в члены партии в годы оккупации платили партвзносы: работавшие из расчёта трёх процентов жалования, а не работавшие по одному рублю в месяц. Эти деньги использовались на приобретение медикаментов, одежды для военнопленных, паспортов, различных документов, немецких бланков, писчей бумаги, пишущих машинок.

Заседания бюро горкома партии созывались по мере острой необходимости, проходили на квартирах подпольщиков. Одно из таких заседаний проходило в новогоднюю ночь 1942 г. на квартире Р.С. Радкевич под предлогом встречи Нового года. По радиоприёмнику была прослушана и записана новогодняя речь Председателя Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинина. Утром с ней были ознакомлены члены подпольных групп.

Состав подпольного горкома партии и его бюро менялся. С августа 1941 г. по август 1942 г. в состав бюро входили П.Г. Жуликов, Р.С. Радкевич, А.Н. Самыченко, Б.С. Дзабиев, М.М. Жигимонт, С.Н. Аношин;с августа 1942 г. по август 1943 г. - Жуликов,Южная, Дзабиев, с октября 1942 г. - А.Г. Серафимович, с сентября 1943 г. по февраль 1944 г. - Т.Н. Смирнова, Б.С. Дзабиев, Н.А. Комолова. С февраля 1944 г. до конца июля 1944 г. деятельность подпольщиков по заданию штаба Брестского партизанского соединения и уполномоченного ЦК КП(б)Б З.Ф. Поплавского направляли Елена Ивановна Литвинова, работавшая до войны в Брестском горкоме партии статистом, и Нина Алексеевна Комолова. обе работали в подполье с июля 1941г.

Первая смена состава бюро горкома партии была связана с расстрелом гитлеровцамив начале 1942 г. машиниста депо Брест-Центральный Андрея Николаевича Самыченко, у которого немцы нашли газету "Правда". Условия конспирации требовали вокращения состава бюро до трёх человек и принятия решений иногда без заседаний бюро. Ответственность за принимаемые решения лежала на П.Г. Жуликове.

Боевая молодость

Борьбу с фашизмом отдельные комсомольские группы начали вести уже в июле 1941 г. Одну из них возглавил комосомолец-"восточник" Сергей. В составе группы было 18 человек . Комсомольцы не знали правил конспирации. Это привело к гибели уже в ноябре 1941 г. пятерых комсомольцев, в из числе Нина Лобакова и Леонид Перевертайло.

В оккупированном Бресте из бывших комсомольских работников остался только Н.И. Шощиц, работавший до войны заместителем секретаря Брестского горкома комсомола. С помощью коммунистов в городе была создана подпольная комсомольская организация, которая действовала с августа 1941 г. по октябрь 1943 г.

На первом собрании комсомольского актива в августе 1941 г. секретарём горкома ЛКСМБ был избран Василий алексеевич Нестеренко, заместителем Николай Иосифивич Шощиц, членами бюро - Г.К. Банников, Б.М. Пикус, Е.В. Попова. Комсомольскую организацию на железной дороге возглавил Анатолий Михайлович Жигимонт. комсомольские группы состояли из 3-5 человек, первичные комсомольские организации - 5-10 человек в каждой. К концу 1941 г. в городе действовало 10 первичных комсомольских организаций, в том числе три на железнодорожном транспорте, по одной в еврейском гетто и авторемонтных мастерских станции Брест-Полесский, три в немецких госпиталях.

К лету 1942 г. в руководстве подпольного горкома комсомола произошли изменения, в связи с тем что погиб Б.М. Пикус, Е. Попова покинула город, В. Нестеренко с группой подпольщиков ушёл к партизанам. В первой половине июля 1942 г. на квартире коммуниста Ю.И. Илларионовой (Косовой) состоялось заседание подпольного горкома комсомола, на котором был определён его новый состав. Секретарём подпольного горкома был избран Григорий константинович Банников, его заместителем - Н.И. Шощиц, членами бюро - Г.А. Аржанова, А.М. Жигимонт, Г. Меерович. Г.К. Банников возглавлял подпольную комсомольскую организацию до октября 1943 г.

Организация антифашистского комитета

Для усиления влияния подпольного горкома партии на беспартийных патриотов города и привлечения их к подпольной работе осенью 1941 г. был создан антифашистский комитет. Председателем была утверждена З.И. южная, заместителем А.М. Бабушкина, членами комитета М.Д. Попова, А.П. Коврижко, М.К. Здзековский, Г. Меерович.

Антифашистский комитет создавал "тройки" и "пятёрки", направлял деятельность антифашистских групп. Елена Ивановна Литвинова объединила вокруг себя и направляла работу десяти "троек", А.М. Бабушкина - до 40 женщин, по нескольку "троек" возглавили Е.Т. Сименкова и М.А. Жигимонт.

Всего в городе было организовано более 100 антифашистских групп (по 3-5 человек) с охватом , примерно, 400 человек. Члены "пятёрок" и "троек" платили членские взносы кто сколько мог, но не менее одного рубля в месяц, которые расходовались по решению горкома партии.

Антифашистские группы были созданы при всех партийных организациях, партийных центрах. Их возглавляли П.Г. Голубева, К.А. Кострубенко, М.А. Жигимонт, Я.В. Косинская, Е.Т. Сименкова, М.Д. Попова, С.П. Словцова, А.М. Сенокосова, А.М. Пиминова, А.К. Короткова и многие другие.

Силы подполья росли

Одной из важнейших задач, стоявших перед подпольным горкомом партии, было разоблачение фашистской пропаганды. Гитлеровцы не скупились на антисоветские спекуляции, использовали радио, кино, наглядную агитацию.

На явочных квартирах собирались небольшие группы людей послушать сообщения из Москвы. Велись беседы среди домохозяек, на предприятиях, в учреждениях, порой индивидуально. Патриоты города несли советски людям хотя и горькую, но правду.

В августе 1941 г. радиоприёмники были установлены на квартирах А. Хромовой, А. Серафимовича, К. Сушкова, В. Нестеренко, С. Шубина и Р. Радкевич. В распространении сводок принимал участие практически весь партийный, комсомольский и антифашистский актив.

З.И. Южная передавала листовки, радиосообщения через Анну Короткову на улицу Мухавецкую, куда были переселены семьи "восточников", через Софью Дмитриеву - на ул. Белостокскую, д. 12 и 78, где жили семьи военнослужащих, активистам С.Т. Оношиной, М.Д. Поповой, С.Т. Ильину, А.А. Горной, Павлу Рудчику. Через Веру Дружинину передавали листовки в деревни Задворцы и Гершоны.

А. Ц. Аронина вела пропаганду среди жителей на улицах: Мухавецкая (Краснофлотская), Карла Маркса, Дзердинского, Пушкинской; Т.Н. Смирнова - Пушкинской, Кобринской (Кирова), Долгой (Куйбышего), Сенкевича (Маяковского), А. Короткова передавала информацию в д. Новые Задворцы Брестского района (теперь в черте Бреста) Б.Н. Соколу и О.Г. Нарышкиной.

С радостью подпольщики распространяли листовки с сообщениями о разгроме гитлеровских войск под Москвой и Сталинградом.

Другой задачей, стоявшей перед подпольным горкомом партии, было обеспечение новыми документами, паспортами "восточников", подпольщиков, патриотов Бреста, узников гетто, советских военнопленных.

Это была трудная и опасная работа. Оккупационные власти при выдаче документов требовали свидетельства двух человек в лояльности заявителя к новой власти. Свидетели обязаны были представлять свои документы с указанием места жительства, расписаться в книге выдачи паспортов. Они рисковали не только своей жизнью, но и жизнью близких им людей, детей. Но таких добровольцев бвло много.

Большинству подпольщикам удалось изменить фамилии, скрыть их приезд в город после 1939 г. , чем спасли их от смерти. Жуликов стал Петровым, Радкевич Татьяной Милькаманович, Аронина - Троцевской, Гамбург - Семенковой, Комолова - Помоловой. Изменили отчество Марии Давыдовны Поповой на Даниловну, девичьи фамилии взяли А.М. Бабушкина, Т.Н. Смирнова, фамилию мужа (Коробова ) - Е.В. Тимонова.

Активно велась работа с военнопленными. Изучалось размещение в городе лагерей. В основном они находились в Южном городке, в районе д. Речица у северных ворот Брестской крепости, в товарных вагонах на железнодорожных путях, напротив католического кладбища по ул. Пушкинской, по ул. Орджоникидзе (в районе нынешней гостиницы "Буг").

Подпольщики помогали военнопленным, чем только могли. Этой работой руководили З.И. Южная, А.И. Хромова, С.А. дмитриева, А.П. Ковришко, С.П. Словцова, М.Н. Пономарёва, В.Г. Иванова, А.М. Пиминова, П.Т. Матвеева. они подбирали актив из женщин, комсомольцев, детей-подростков, которые носили продукты питания к лагерям. Руководители подполья разрабатывали планы побегов военнопленных, подпольщики собирали одежду, снабжали оружием, направляли их в лес. Р.С. Радкевич через подпольщиков, работавших в магистрате, А.П. Ковришко, Е.И. Короткову, Р.А. Ракова доставала бланки немецких паспортов, справки различных учреждений. Г.Я. Рева сделал из резины печати магистрата, гебитскомиссариата. комсомолка Елена Попова заполняла документы на немецком языке, подделывала подписи; паспорта и справки вручали спасённым военнопленным.

Из лагеря для военнопленных в Южном городке подпольщиками был выведен в лес в октябре 1941 г. полковой комиссар 62-го Брестского укрепрайона Иван Георгиевич Чепыженко. К партизанам были переправлены Кузочкин, Сергей Данилович Чубаров, Р.С. Рамковский, капитан Николай Капустин, лейтенант Виктор Живчиков, Иван Кирейцев, Расул Самедович Алиев, Василий Штурхунов, Пётр Николаевич Иванов. С этой работой хорошо справлялись А.П. Ковришко и Л.С. Авдей.

Случались и провалы. Р.С. Радкевич и А.М. Бабушкиной в феврале 1942 г. удалось освободить из плена пать человек, достать для них паспорта. Четверо благополучно ушли к партизанам, а один был задержан немцами. При допросе он не выдержал пыток и привёл фашистов на квартиру подпольщиц. Гитлеровцы арестовали Розу Степановну Радкевич. К счастью, обыска в квартире не сделали, а в ящике под ведром стоял радиоприёмник, на чердаке были спрятаны медикаменты, оружие, листовки и документы подпольного горкома партии.

Р.С. Радкевич владела родным татарским, а также русским, белорусским и польским языками. На допросе она прикинулась малограмотной и забитой татаркой, что и спасло ей жизнь.

После ареста Радкевич подпольщики сожгли все списки коммунистов, комсомольцев, протоколы заседаний бюро горкома партии, которые в целях конспирации Дзабиев вёл на осетинском языке. Временно были прекращены встречи, подобрались новые явочные квартиры. Член подпольного горкома партии Яков Соломонович Сливко был отправлен к партизанам. Перед уходом в лес он передал подпольному горкому партии печатный станок, вывезенный его группой из брестской типографии. Станок хранился у члена Брестской районной антифашистской организации Владимира Шибуни, а летом 1943 г. был передан в штаб Брестского партизанского соединения.

Городской подпольной партийной организацией было решено создать партизанский отряд. С начала 1942 г. проводился отбор людей. В начале марта на одном из заседаний бюро была образована военная "тройка". В неё вошли Г.Я. Рева (председатель), члены - Ф.Ю. Артихович и А.А. Свитцов. В задачу " тройки" входила подготовка людей к партизанской борьбе. Ей помогали комсомольцы В. Нестеренко, Г. Банников, Н. Шощиц. Назначено было руководство отряда: командир Г.Я. Рева, начальник штаба Ф.Ю. Артихович, комиссар А.А. Свитцов, секретарь первичной парторганизации А.И. Хромова.

Выход в лес был назначен на 4 апреля 1942 г. На сборный пункт подпольщики выходили по 1-2 человека. К месту назначения прибыли 22 человека из 65 по списку. Не явилась группа разведки. Боясь провокации, подпольщики укрылись в Старосельском лесу, где находились две недели.

Из леса с отчётом горкому пришли подпольщики А.И. Хромова и Ф.Ю. Артихович. В это время группу подпольщиков обнаружили фашисты и обстреляли. Был убит комсомолец Борис Михайлович Пикус. Патриотам защищаться было нечем, люди разбрелись по лесу и скоро возвратились в Брест.

На специальном заседании бюро подпольного горкома партии были проанализированы ошибки создания партизанского отряда. Приняли решение не создавать свой партизанский отряд, а усилить работу с уже действовашими, туда направлять своих людей, оружие, боеприпасы и медикаменты. Ориентировались на группу М.Н. Чернака.

Во второй половине апреля 1942 г. руководство подпольем решило легализовать некоторых коммунистов и комсомольцев, определить их на работу чтобы иметь возможность работать среди населения города, спасти его от угона в Германию.

В.А. Нестеренко, А.В. Быков, Я. А. Кохановский устроились работать на скотобойне. В мае 1942 г. Нестеренко перешёл на работу в немецкий оружейный склад, откуда выносил оружие и патроны. В городском магистрате работали подпольщики Е.В. попова, Е.И. Короткова, в гебитскомиссариате - Е.И. Соколова, р.А. Раков, на лесозаводе - В.И. Горин, на продуктовом складе - К.Г. Репиков, на трофейной базе оружия - комсомолец Г. Меерович. Женщины устроились на работу в немецкие общежития , на склады, в столовые разнорабочими, посудомойками. П.Г. Жуликов и Н.М. Голубев (секретарь первичной партийной организации "Граевская") устроились на работу в бондарную мастерскую, которая находилась по ул. Московской, д.20, организованную Украинским национальным комитетом. Вскоре к ним присоединился К.Г. Банников. Мастерская стала местом встреч подпольщиков, партизанских связных под предлогом заказов на изготовление бочек, ящиков. Г.Я. Рева стал учителем в ремесленной украинской школе по ул. Пушкинской. Школьное помещение было удобно для конспиративной работы: там прятали радиоприёмник, оружие, медикаменты. Несколько раз Рева брал пишущую машинку из украинского комитета для нужд школы. На ней А.И. Хромова печатала листовки, передовые статьи газеты "Правда", первомайский (1942) приказ И.В. Сталина.

За период с 20 апреля по 17 июня 1942 г. Хромова и Рева отправили в лес к партизанам 20 военнопленных, десять из них смогли вооружить винтовками, 7 пистолетами, 3 гранатами. Одиннадцать патриотов получили паспорта. В конце июня 1942 г. Хромова, Рева и двое военнопленных, забрав собранное оружие, боеприпасы и медикаменты, ушли к партизанам в район Беловежской пущи.

В мае 1942 г. немецкие власти начали подготовку к мобилизации юношей и девушек для вывоза в Германию. Из Бреста планировалось вывезти шесть тысяч человек. Подпольщики узнали об этом через своих товарищей, работавших в гебитскомиссариате и других немецких учреждениях. По рекомендации подпольного горкома партии коммунисты, комсомольцы и антифашисты проводили работу по срыву этого плана: распространяли листовки на предприятиях, беседовали с родителями молодёжи, разъясняли, какую западню готовят фашисты, что ждёт их в Германии не "райская" жизнь, а каторга. В результате намеченный план фашисты сумели реализовать только на 10 процентов. Для борьбы с врагом подпольным горкомом партии были созданыдиверсионные и разведывательные группы. Их возглавили П.Г. Жуликов, М.М. Жигимонт, С.П. Шубин, А.Г. Серафимович, В.Я. Мельников.

С начала 1942 г. на станции Брест-Полесский патриоты вагоноремонтных мастерских выводили из строя паровозы, портили моторы станков, отдельные узлы, неоднократно срывали ввод в строй литейного цеха. Ремонт водонапорной башни был задержан на 3 месяца, а затем основные её узлы были вынесены по частям в лес. Неоднократно выводили из строя автомашины на ремонтной базе, вырезали рукава автосцепки вагонов, портили железнодорожные стрелочные переводы, был выведен из строя карбидный цех в депо, сорван ремонт подъёмного крана, организован сход подвижного состава с рельсов. По инициативе слесаря Я.Г. Сидорова изготавливали металлические шипы для прокола шин автомобилей на шоссейных дорогах.

Активными членами диверсионной группы А.Г. Серафимовича являлись с августа 1941 г. С.Шубин, А.Торбач, П.Трубачёв, Н. Ушаков, Медвецкий, К. Сушков, П. Смык, А. Быков, А. Бабинов, И. Дубовик, В. Шибуня. Этой группой было ликвидировано несколько провокаторов, в том числе Оксана Бык, Мишка-Рябой (Максимов), выведена из строя на ст. Брест-Центральный тормозная система пассажирских и товарных вагонов, испорчены пневматические шланги, соединяющие вагоны.

В конце июня 1942 г. была создана новая военная "пятёрка". В её состав вошли В.А. Нестеренко, А.Ф. Никитин, М.М. Жигимонт, К.Г. Сушков.

Разведывательную деятельность под руководством В.Я. Мельникова вели Яков Алексеевич Кохановский (псевдоним Раскатов), группа артистов театра и группа работников железной дороги. Группу в театре возглавил Николай Францев. В неё входили артисты Д.Г. Красовский, А.А. Иваненко, Зайцевский, В.Н. Виноградов, В. Гребенкина. Сведения о противнике В.Я. Мельников передавал партизанской группе И.В. Солейко, а позже партизанскому отряду М.Н. Чернака.

Для партизанских групп в Беловежской пуще подпольщики собирали одежду, оружие, медикаменты, отправляли к ним спасенных военнопленных, патриотов. С этими группами держали связь П. Жуликов и А. Серафимович, с группой М.Н. Чернака и другими отрядами в Шебринском и Старосельском лесах - бывший хирург областной больницы С.Т. Ильин, З.И. Южная, Н.С. Бобкова. Эта связь упрочилась с апреля 1942 г., когда был создан антифашистский районный комитет во главе с И.В. Солейко.

В июле 1942 г. фашистами были проведены массовые аресты членов подполья. По доносу провокатора было арестовано около 60 человек из 15 семей, живших на улицах Белостокской, Советской, Переца, Тополевой.

Попавшие под подозрение гестапо в августе 1942 г. Р.С. Радкевич и А.М. Бабушкина сумели уйти из города, А.Ц. Аронина и М.С. Гамбург с двоими спасёнными военнопленными направлены к партизанам в район Беловежской пущи, затем в Барановичскую область.

Впервые о деятельности подполья в Бресте и его окрестностях в Центральном и Белорусском штабах партизанского движения узнали из отчёта А.И. Хромовой и Г.Я. Ревы, которые с группой в 7 партизан двигались к линии фронта. По дороге встретились с партизанами соединения Минской и Полесской областей. Командир соединения В.И. Козлов предложил брестчанам составить отчёт о положении в городе и области.

В отчёте за 19 августа 1942 г. А.И. Хромова и Г.Я. Рева сообщали о тяжёлом положении советских людей в оккупированном Бресте, о местах расположения немецких объектов в городе, о работе партийнокомсомольского подполья под руководством П.Г. Жуликова, Р.С. Радкевич, З.И. Южной, о партизанских группах в лесах Брестчины. Эти данные В.И. Козловым были переданы в Москву.

В сентябре 1942 г. был арестован секретарь подпольного горкома партии П.Г. Жуликов. В течение месяца гестаповцы допрашивали его, но, учитывая его болезнь (много лет он страдал костным туберкулёзом, отчего имел горб на спине) и отсутствие доказательств о его подпольной работе, он был освобождён.

В октябре 1942 г. в состав бюро подпольного горкома партии был введён А.Г. Серафимович. Он осуществлял связь с партизанами и руководил диверсионными группами.

4 февраля 1943 г. был арестован М.М. жигимонт, которого удалось выкупить за 30 тыс. рублей, собранных Т.Н. Смирновой и Б.С. Дзабиевым. В начале 1943 г. Б.С. Дзабиев, осетин по национальности, установил связь с вражеским формированием из осетин-легионеров. В формировании осетин была создана антифашистская организация численностью до 50 человек. Связные П. Охримук и Т. Черевко 21 мая 1943 г. вывели в партизанский отряд 38 легионеров с полным обмундированием, вооружением и комплектом боеприпасов.

Готовилась следующая группа для выхода к партизанам, но в июне 1943 г. антифашистская группа была раскрыта, её члены были растреляны.

В начале апреля 1943 г. БШПД совместно со штабом Красной армии разработал план диверсионных операций. Одной из них явилась воздушная бомбардировка вражеских стратегических объектов в Бресте. В ночь на 4 мая 1943 г. наша авиация нанесла удар по городу.Самолёты пронеслись с бомбовыми выбросами почти по прямой линии от железной дороги по улицам 17 сентября и К. Маркса и сбросили бомбы на немецкие военные объекты, указанные в отчёте А.И. Хромовой и Г.Я. ревы.

Оккупанты ужесточили режим проживания в городе. Домоуправам было приказано сообщать в гестапо о каждом квартиросъёмщике, пришельце. Поавились новые приказы о выдаче коммунистов за вознаграждение. Но ничто не могло остановить борьбу трудящихся города против гитлеровцев.

В мае 1943 г. Белорусский штаб партизанского движения направил в тыл врага оперативную группу во главе с уполномоченным ЦК КП(б)Б и БШПД С.И. Сикорским. В её составе был уполномоченный ЦК КП(б)Б по руководству борьбой с оккупантами в регионе З.Ф. Поплавский. Вместе с ними на Брестчину прибыли А.И. Хромова и Г.Я. Рева.

Антифашистское движение в городе и области в это время достигло большого размаха. Оно ещё более активизировалось по единым командованием, имевшим связь с Большой землёй.

В июне 1943 г. через А.И. Хромову была установлена связь подпольного горкома партии с Брестским подпольным обкомом КП(б)Б. Руководить подпольем в городе был уполномочен А.Г. Серафимович. Ему были переданы печать, бланки паспортов, списки актива подполья. Связной между городом и партизанским отрядом им. М.Н. Чернака была назначена Е.Т. Сименкова. Из штаба Брестского партизанского соединения через отряд им. М.Н. Чернака подпольщики получали литературу, взрывчатку, из города в отряд поступали планы немецких военных объектов, медикаменты, собранные деньги, облигации, оружие.

В июне 1943 г. на встрече Жуликова и Сименковой с уполномоченным ЦК КП(б)Б по Бресту З.Ф. Поплавским полпольщики доложили о работе городского партийно-комсомольского подполья, обсудили планы дальнейших действий. получили несколько экземпляров газет "Правда", "Комсомольская правда", речи М.И Калинина на совещании воинов-белорусов.

З.Ф. Поплавский проводил совещания в штабе партизанского соединения с подпольщиками Т.Н. Смирновой, Н.А. Комоловой, Е.И. Литвиновой, А.М. Сенокосовой, Г.К. Банниковым, В.С. Шендруком. На них шла ресь об активизации диверсионной и разведывательной работы. Было создано несколько групп, действоваших самостоятельно.

Диверсионная группа Сергея Павловича Шубина в апреле 1943 г. вывела из строя 86 составов, следовавших на фронт, с нарушением графика движения поездов по Брестскому железнодорожному узлу. При выполнении очередной диверсии Сергей Шубин и Иван Дубовик были схвачены гитлеровцами и казнены 3 июля 1943 г.

С июня по октябрь 1943 г. под руководством П.Г. Жуликова были совершены 23 диверсии.

К 1 августу 1943 г. в Бресте были созданы ещё две диверсионные группы. Одна из них под руководством В.Я. Мельникова (Андрей) действовала на железной дороге Варшава - Брест. В неё входило около 30 человек, в том числе польские патриоты Рудковский,Ленский, Жуковский.. Группа подготовила план железнодорожного узла с пояснительной запиской. По заданию штаба Брестского партизанского соединения подпольщики подготовили планы железнодорожного узла и бреста, на которых были обозначены 70 важнейших объектов, в том числе 17 предприятий, 32 склада, базы, радиостанции, здания почт, магистрата, полиции, расположение 21-й немецкой воинской части, противовоздушных точек, составлены списки полицейских, прислужников оккупантов.

С июня 1943 г. при штабе Брестского партизанского соединения начала действовать группа НКВД "Возрождение". Руководители подполья П.Г. Жуликов, А.Г. Серафимович, В.Я. Мельников, К.Г. Сушков, Г.К. Банников были включены в оперативно-разведывательную службу соединения. Связи подпольщиков с партизанами росли и укреплялись.

С августа 1941 г. по сентябрь 1943 г. подпольщики собрали и передали, главным образом, в партизанские отряды им. М.Н. Чернака и им. М.В. Фрунзе 5 пулемётов, 70 винтовок, 65 пистолетов, около 557 тыс. патронов, 6 автоматов, 9 тысяч патронов к ним, 250 гранат, 10 фотоаппаратов, 4 бинокля, несколько компасов, много медикаментов и одежды. В фонд обороны страны собрали 300 тыс. рублей.

В сентябре 1943 г. по указанию З.Ф. Поплавского был определён новый состав подпольного горкома партии. В него вошли Т.Н. Смирнова (Таня) - секретарь, Б.С. Дзабиев и Н.А. Комолова - члены. Подпольщики передали для оборудования типографии областной газеты "Заря" типографский шрифт, писчую бумагу, питание для раций и радиоприёмников, осуществили диверсии на лесозаводе, продовольственном складе. Ириной Никаноровной Корчагиной, работавшей в пересыльном пункте, Иваном Викентьевичем Михновичем, списчиком вагонов, и Александром Калеником, рабочим железной дороги, вёлся сбор материалов о передвижении воинских частей по железной дороге. Группа А.А. Ильяненко держала связь с тюрьмой.

Взрослым помогали дети подпольщиков. Дочь Т.Н. Смирновой Зоя носила по заданию матери записки Я. Косинской, с бабушкой А.Д. Пономарёвой - продукты семьям "восточников" и в брестскую тюрьму арестованным подпольщикам, присматривала за двухлетней Наташей Усановой, когда её мать, подпольщица Елизавета Иванова, уходила на задания. Помогал родителям Владимир Голубев. Во время собраний коммунистов на квартире Голубевых наблюдал за улицей. По заданию отца ходил в деревню Подлесье. Приносил от подпольщика Шевченко металлические "ежи". Несколько из них вместе со старшим братом Борисом установил на дорогах около 9-го форта (в районе станции Брест-Восточный). "Ежи" срабатывали почти безотказно, прокалывая шины автомобилей. Зимой 1941-1942 гг. вёл подсчёт проходивших эшелонов с ранеными немцами на станции Брест-Центральный.

Разведчице А.Ф. Зажарской помогали дочь Калерия и сын Сергей, школьник младших классов.

Задания матери Е.И. Гребёнкиной по связи с подпольщиками театра группы Д. Красовского выполнял сын Станислав.

Сын Е.В. Крашенниковой Эдуард помогал матери выносить боеприпасы за город, дочь Маргарита, комсомолка, была связной партизан. Вся семья Крашенниковых погибла в 1943 г.

Сильные духом

К июню 1942 г. комсомольский актив направлял деятельность более 100 комсомольцев города, имел тесные контакты с группами партизан.

Деятельность комсомольцев была разнообразной: агитационно-пропагандистская работа, сбор оружия, боеприпасов и медикаментов; работа среди советских военнопленных по организации побегов, вывод их в партизанские отряды; сбор средств в фонд обороны страны, работа по срыву планов оккупантов угона молодёжи в Германию. Для более успешного выполнения заданий руководством партийного и комсомольского подполья в июле 1942 г. были созданы 4 комсомольские оперативные группы по определённым профилям работы. Одна из них под руководством Г.А. Аржановой занималась сбором медикаментов для партизанских отрядов. Другая группа работала по спасению советских военнопленных. Эта работа велась под руководством В.С. Кравцовой. Третья группа во главе с Б.Н. Аношкиным занималась сбором оружия и боеприпасов. Четвёртая диверсионно-разведывательная группа действовала совместно с коммунистами подполья и партизанскими разведчиками. Её возглавляли П.Г. Жуликов и комсомолец И.И. Иванов. Эта группа работала с июля 1942 г. по октябрь 1943 г.

Медикаменты доставали комсомольцы-подпольщики, работавшие в железнодорожном, инфекционном и других немецких госпиталях.

В августе 1942 г. за укрывательство военнопленных были арестованы и расстреляны комсомольцы Лидия Маргатова, Сергей костромин с женой Марией, политрук Сергей с женой, лейтенант Семён, девушки, которых знали в подполье по именам Мария, Надя, Шура, Ольга, Константин Романюк, Екатерина Милица, сестры Лида и Нина Диевы с детьми.

Побег 21 военнопленного организовал комсомолец Пётр Марков, работавший с июня 1942 г. в охране военнопленных на станции Брест-Полесский. Бланки паспортов для них в гебитскомиссариате приобрели коммунисты Е.И. Соколова и Р.А. Раков. По подозрению в организации побега П.Марков в марте 1943 г. был арестован фашистами и вывезен в Германию. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Выводом советских военнопленных к партизанам занимались комсомольские группы Татьяны Пыхтиной-Новиковой, Надежды Бобковой, Веры Кравцовой.

Несколько раз подругам Вере Кравцовой и Вале Бубновой удавалось вывести военнопленных в лес. Они работали под руководством Р.С. Радкевич, потом Г.К. Банникова. В середине 1942 г. 15 военнопленных вывел из города на торфозавод Тельмы комсомолец Иван Иванов. Военнопленных снабдили оружием, боеприпасами и медикаментами. В начале лета 1943 г. комсомолки спасли 35 военнопленных.

Не совсем удачным оказался побег 17 военнопленных, организованный девушками в ночь с 5 на 6 июня 1943 г. Одиннадцать человек из них дошли до партизанских отрядов им. М.Н. Чернака и им. М.В. Фрунзе, остальные шесть были схвачены фашистами. При обыске у пленных нашли план-схему маршрута в лес и письмо Вали Бубновой. В Бубнова успела уйти к партизанам. В.С. Крацова была арестована. после зверских пыток она и шесть военнопленных ночью 22 июня 1943 г. были расстреляны в Бресте. В октябре 1943 г. погибла в партизанской зоне Валя Бубнова.

Н.С. Бобкова устроилась разнорабочей в столярную мастерскую, где работало много военнопленных. 5 мая 1943 г. она вывела в лес семь человек. После её ухода к партизанам по подозрению в организации побега военнопленных были арестованы Елизавета Ерошенкова и подруга Н.Бобковой Мария (фамилия неизвестна). Обе расстреляны в мае 1943 г.

Около 20 военнопленных вывела в лес группав которую входили жёны советских военнослужащих Т.Д. Пыхтина-Новикова и Е. Сорокина (Зубенко). 14 мая 1943 г. во время очередного выхода из города Пыхтина-Новикова была схвачена гитлеровцами. При обыске на ней был обнаружен пояс с патронами. В июне 1943 г. её замучили в гестапо.

1943 г. был тяжёлым для комсомольского подполья. В октябре был арестован секретарь секретарь комсомольской организации Г.К. Банников. Часть комсомольцев успела уйти в партизанские отряды. Их следы потерялись. Ни в одном партизанском отряде они не числились. Возможно, по своей доверчивости они попали в лжепартизанские отряды, которые в провокационных целях создавали гитлеровцы. Из 119 комсомольцев-подпольщиков, имена которых установлены, были расстреляны и повешены 29 человек (каждый четвёртый), в партизанские отряды ушло более 60, из них 8 человек погибли в боях, 27 комсомольцев пропали без вести, 6 вывезены в Германию. Оставшиеся продолжали борьбу.

Общими силами

Антифашисты проводили большую работу среди населения: распространяли сводки Совинформбюро, листовки, собирали гражданскую одежду, оружие и боеприпасы для партизан, участвовали в проводимых партизанами диверсиях, собирали средства в фонд обороны страны. Ими проводилась работа и среди немецких солдат. Член подпольного горкома партии С.Н. Аношин писал листовки-обращения к немецким солдатам. Комсомолка Елена Попова переводила их на немецкий язык, активисты распространяли листовки. Активно действовала антифашистская группа в Бресте и Брестском районе, которую возглавлял М.Н. Карпук. В группу входили Григорй Юхимук , Игнатий Засимук, Степан Мороз, Елена Сень, Зигмунт Градецкий, Яков Панасюк, Демчук, Костянюк с сыновьями. Группа (Градецкий, Юхимук, Мороз) составила чертежы города и нанесла на них немецкие базы и укрепления. Подпольщики действовали слаженно и чётко. Градецкий приобретал строительные инструменты, собирал деньги и облигации, фельдшер Панасюк - медикаменты, Е. Сень - батарейки для раций и радиоприёмников, Демчук перевозил партизанам оружие и боеприпасы, С.Мороз доставал в магистрате карты, бланки справок и паспортов. Костянюк с двумя помощниками собирал сведения на железной дороге.

С лета 1941 г. действовала подпольная антифашистская "пятёрка", в которую входили С.А. Лазарь, и С. Хома. Добытые оружие, боеприпасы и одежду, спасйнных военнопленных переправляли в д. Пожежин. Приобретали продукты питания и одежду для семей "восточников".

Такую же работу проводили врачи С.Т. Ильин,А.С. Путырский, Ф.С. Григорьев, получавшие продукты от сельских жителей за оказанную медицинскую помощь, а также С.Дмитриева, Е. Сименкова, П.Рудчик и другие.

После выхода указа гитлеровцев о сдаче изделий из цветных металлов за вознаграждение группа Татьяны Горячкиной успешно провела разъяснительную работу среди населения. Затея оккупантов была практически сорвана.

Подпольщики использовали любой случай, чтобы навредить гитлеровцам. Женщины, работавшие прачками, портили бельё немцев. Его пересыпали едкими порошками, обрезали пуговицы. Работницы вещевого склада приходили на работу с бритвами, маленькими ножницами. Они резали шинели, брюки, шерстяные одеяла, валенки, когда укладывали их в ящики перед отправкой в немецкие войска.

Антифашистские группы работалм в немецких госпиталях, расположенным по улицам 17 сентября, Московской, Мицкевича, К.Маркса, Пушкинской, откуда доставали медикаменты.

"Пятёрка" в которую входила Е.П. Карначик и Т.А. Фурсова, собирала для партизан одежду, деньги, бумагу, медикаменты. В группе Е.В. Крашенинниковой активно работали её дети - 16-летняя дочь Маргарита и сын Эдуард.

Антифашистские группы Брестского железнодорожного узла передали в партизанские отряды имю М.Н. Чернака и им. М.В. Фрунзе пять литров йода, медикаментов на 25 тыс. рублей, один шестивольтовый аккумулятор для радиоприёмника, набор радиоламп и конденсатор.

В тюремных застенках

Оккупанты старались покончить с подпольем, предпринимали большие усилия в борьбе с ним.

Уже с осени 1942 г. фашисты через предателей располагали некоторыми сведениями о партийно-комсомольском подполье. Провалы случались, в основном, единичные, иногда групповые. Погибли все руководители подполья, многие подпольщики.

В сентябре 1942 г. рабочий пилорамы в конторе "Закупка и сбыт" В.В. Леонтьев стал членом антифашистского подполья. Вошёл в доверие к Жуликову и Серафимовичу, стал связным одного из партизанских отрядов, находившегося в Беловежской пуще. Его жену - Гертруду Вагнер, немку их Поволжья, работавшую на яйцебазе, - шеф базы Карл Редлин склонил к сотрудничеству в гестапо.

В.В. Леонтьев доверился жене. Вскоре был завербован в гестапо. Оба они были внедрены в партизанское соединение. Леонтьев был зачислен в диверсионную группу особого отдела при штабе Брестского партизанского соединения, что дало ему возмодность получать информацию о работе Брестского подполья. Г. Вагнер была включена в одну из разведгрупп. Это привело к тому, что в конце сентября - начале октября 1943 г. гестапо нанесло удар по партийно-комсомольскому подполью в Бресте.

Вот что вспоминает Я.В. Косинская (Дроздова): "...30 сентября 1943 г., работя в разведотряде особого отдела штаба Брестского партизанского соединения, я была направлена с заданием в Брест. Со мной был направлен и Леонтьев. Но он прибыл в д. Закий, там и остался. Его жену, Гертруду Вагнер, ввели в состав разведотряда, в котором была и я...

В это время часть личного состава отряда временно находилась на Чернянском хуторе...

Выполнив задание в Бресте, вернулась в д. Закий. Леонтьев по-прежнему был в деревне, в штаю идти не собирался, заявив, что не все задания штаба выполнили....

Я с двумя бойцами своего разведотряда пошла к месту расположения основной его части. На Чернянском хуторе отряда своего мы не нашли. Там "прошёлся" отряд карателей. Хутор был сожжён и на дровах, сложенных колодцем, лежало 4 сильно обгоревших трупа. Среди них одна женщина...

Три дня мы с ребятами блуждали по лесу, искали свой отряд. А когда нашли, то узнали, что двоих их отряда нет - Лёши Букликова и Г.Вагнер... Лёшу сожгли каратели... Враг был предупреждён о местонахождении разведчиков, в котором была Вагнер... Из Бреста прибыл отряд карателей, напал на группу партизан, сжёг хутор с четырьмя патриотами, Вагнер ушла с немцами, которые пришли её "освободить"(государственный архив Брестской области Ф.7474. Оп.1 "П". Д.22.Л.4.)

Гестаповцы арестовали подпольщиков, работавших в немецком госпитале: фельдшера Л.И.Кулик, её приемную дочь Надежду Мельник, Ирину Богоявленскую, Агнию Пастухову, Ираиду Турнаеву, Н.Н. Титову. В ночь с 7 на 8 октября 1943 г. на квартире Жуликовых арестовали секретаря горкома партии П.Г. Жуликова, его жену Марию Алексеевну, мать Марии Алексеевны - А.И. Жатькову, связную партизанского отряда им. Н.А. Щорса Екатерину Смирнову. Во дворе дома Жуликовых гестапо устроило засаду. В неё попали М.А. Жигимонт, которая несла им медикаменты, В.А. Зажарский и Г.К. Банников, вернувшийся из партизанского отряда им. М.Н. Чернака.

До 18 октября 1943 г. почти весь партийно-комсомольский актив был в фашистских застенках. В числе арестованных были братья Григорий и Николай Шощицы, Людмила Шощиц, Евгений Лотыш, Вера Яковенко, Юрий Святенко, Евгения Коробова, Нина Тимонова, Евгений Шендрук, А.Г. Серафимович с сыном, 14 человек из группы разведки Василия Мельникова, артисты театра Дмитрий Красовский, Николай Францев, Александр Иваненко, а также Галина Аржанова, мать Ивана Герасименко - Евдокия Игнатьевна, и другие. Как заложники были схвачены мать и сестра Валентина Петра Юзефовича, одного из активных комсомольцев в городе. всего было арестовано около 140 человек. Все они подверглись в тюрьме пыткам и истязаниям.

Дважды в октябре допрашивали Г.К. Банникова, Н.И. Шощица, Е.В. Шендрука. В камере пыток их подвешивали к потолку под подбородок, избивали. Подпольщики всё выдержали. Больного Жуликова сильно избивали. На допросы его водили под руки. Пытки и издевательства усугубили болезнь, его перевели в тюремный лазарет, где он умер 7 декабря 1943 г.

Г.А. Аржанову фашисты содержали в одиночной камере. Она вынесла 26 страшных пыток. В декабре 1943 г. её повесили.

Многих подпольщиков сажали в карцер, где можно было только стоять, а сверху на них медленно и размеренно капала холодная вода. Люди быстро теряли сознание.

На глазах В.Я. Мельникова истязали его сына Юрия, а потом мальчика расстреляли. В.Я. Мельников повесился в камере в ноябре 1943 г.

Сотрудники гестапо использовали Г.Вагнер для опознания подпольщиков. Были организованы очные ставки С.Серафимовичу, Д.Красовскому, Н.Францеву, В.Бокареву, Е.Шендруку.

Одновременно с арестами в Бресте были арестованы патриоты Жабинки. В брестской тюрьме были расстреляны Нина Завиша - учительница химии СШ №5 г.Жабинка, Орашкевич - директор этой школы с двоими детьми, Мария Косинок - учительница русского и белорусского языков, Тася Сабелла - ученица 10 класса.

В сентябре 1943 г. были схвачены связной между подпольем города и партизанским отрядом им. М.В Фрунзе бывший член КПЗБ И.З. Бахмат , а его жена Мария Петровна в октябре 1943 г. при выходе из города. Оба они погибли. Заботу об их детях Николае (1932 г. рожд.), Владимире (1934 г. рожд.), Сергее (1939 г. рожд.) и Нине (1941 г. рожд.) взяли на себя их бабушка Н.П. Бахмат, родные и жители д. Смуга.

Оставшиеся на свободе проявляли заботу о своих товарищах, оказавшихся в тюрьме. Т.Н. Смирнова и Б.С. Дзабиев организовали сбор продуктов питания, теплой одежды и передавали их заключенным. Было собранно 8 тысяч рублей и 10 кг сала для подкупа тюремного начальства в надежде спасти хотя бы некоторых арестованных. Удалось выкупить В.А. Зажарского , И.Ф. Иваненко, И.Б. Степаненко, М. Гаевскую, которая стала заботиться о 12-летней сестре и полуторагодовалой дочери Е.В. Коробовой, томящейся в тюрьме.

Многие подпольщики покинули город, среди них Е.Т. Сименкова , Е.И. Гребенкина с четверыми детьми, Гавриловы, Шкарины, А.М. Жигимонт, А.М. Сенокосова, Е.В. Святенко с детьми ,железнодорожник Новиков и другие.

В.В. Леонтьев продолжал свою предательскую деятельность. В октябре 1943 г. он был назначен уполномоченным штаба по оперативной работе Брестского партизанского соединения. Он передал в гестапо материалы о руководящем составе партизанского соединения, местах расположения партизанского аэродрома, штаба партизанской бригады им. И.В. Сталина, партизанских отрядов им. М.Н. Чернака, М.В. Фрунзе, Н.А. Щорса, их количественном составе, вооружении.

3 февраля 1944 г. Леонтьев был арестован партизанами и на первом же допросе сознался в своей деятельности. 12 февраля 1944 г. он был расстрелян.

Потери подполья увеличивались с каждым днем. В декабре 1943 г. были расстреляны А.Г. Серафимович, М.М. Жигимонт, И. Богоявленская, В. Устинова, Л.И. Кулик, В.Н. Виноградов, работница газеты « Заря» и ее двое сыновей- дошкольников, Н. Францев, И.З. Бахмат, М.П. Бахмат, Н.Н. Титова, Е.В. Крашенинников, П. Тарасов, М.И. Плахт, Д.Г. Красовский, М.А. Жуликова, Е. Смирнова. Аресты подпольщиков продолжались и в 1944.

Вместе с родителями фашисты арестовывали и уничтожали детей. В брестской тюрьме в конце 1943 – начале 1944 гг. расстреляны Юрий Мельников (1929г. рожд.), Валентин Серафимович (1932 г. рожд.), Виктор Дацевич (1932 г. рожд.), Эдуард Крашенинников (1930 г. рожд.), Нелли Вагенляйтнер (1938 г. рожд.), Нелли и Светлана Прохоровы, Любовь и Галина Лобаковы, дети Нины Диевой, Жолтиковой и другие.

В Германию на принудительные работы было вывезено около 60 подпольщиков. Среди них Г.К. Банников, Ю.В. Святенко, Е. Лотыш, А.А. Иваненко, Е.В. Коробова, Е.И. Герасименко, Л.И. Шощиц, Г.И. Шощиц, Н.И. Шощиц, И.А. Турнаева, А.А. Пастухова, М. Бондаренко, В. Яковенко, К.Иванова, В.А. Бокарев, А.И. Жатькова, Е.В. Шендрук, П.В. Трубачев, Н.В. Тимонова, В.Н. Юзефович.

НЕПОКОРЕННЫЕ

Оставшиеся на свободе патриоты под руководством секретаря Брестского подпольного горкома партии Т.Н. Смирновой продолжали борьбу с гитлеровцами.

Подпольщики Граевки под руководством П.Г. Голубевой по-прежнему изготавливали «ежи» для прокалывания шин автомобилей и разбрасывали их по шоссе на московском и чернавчицком направлениях.

Группа В.И. Горина занималась сбором боеприпасов и передавала их партизанам. Было собрано около тысячи патронов. В конце 1943 г. недалеко от станции Брест-Восточный В.В. Якубовский поджег скотобойню , Н.К. Кирилюк и М. Молоткова – трансформаторную будку.

В конце января 1944 г. положение в городе оставалось драматичным. Из лагеря по ул. Пушкинской фашисты вывезли за город и расстреляли пленных красноармейцев , итальянцев и политических заключенных.

С наступлением Красной армии через Брест пошли товарные эшнлоны, в которых гитлеровцы насильно увозили в Германию жителей городов Орел, Курск, Белгород, Смоленск, Харьков. Люди любыми путями старались задержаться в приграничном городе. Голодные, полураздетые группами и в одиночку ходили они по городу и окрестным деревням в поисках пищи и пристанища. Подпольщики города и Брестского района оказывали им всемерную помощь: расселяли в городе и деревнях, помогали получить документы, устраивали на работу, проверенных направляли в партизанские отряды.

К концу января 1944г. в Бресте действовали три партийные организации и несколько антифашистских групп, которые возглавляли Е.И.Усанова, В.И.Кравцова, А.Ф.Зажарская, А.А.Ильяненко, Г.Попова, Т.С.Храмченко, Б.М. Вагенляйтнер, З.С.Прохорова. Руководителем подполья была оставлена Е.И.Литвинова, занимавшаяся подпольной деятельностью с августа 1941г. Среди активных участников подполья были Л.И.Казеко, И.П.Чиненова, Л.Е.Васильева(Епифанова).

В городе работала разведгруппа Я.А.Кохановского(раскатова). Ценные сведения поступали от П.Г.Голубевой через связных Раису Ликину и Софью Дмитриеву. П.Г.Голубева обнаружила новую железнодорожную ветку в районе станции Брест-Северныйи передпла в партизанский отряд им. М.Н.Чернака ее план. Этот объект разбомбили наши самолеты. Супруги-подпольщики В.С. и М.М.Шендруки выявили минные поля на подступах к Бресту.

В.И.Кравцова информировала партизан о расположении важных немецких объектов, мероприятиях фашистов в городе, увозе советских людей в Германию, угоне скота и вывозе ценного имущества на запад. Через Брест в Германию было вывезено из Пинска оборудование завода по ремонту пушек, спичечной фабрики, имущество речного порта.

В обстановке ужесточившегося террора в связи с отступлением гитлеровских войск борьба в городе продолжалась. Ею руководили прибывшие в конце мая 1944г. из-за линии фронта уполномоченный Брестского подпольного обкома партии по городу Г.И.Можаев и секретарь нового состава Брестского подпольного горкома КП(б)Б В.А. Терехов. К этому времени в Бресте действовали 50 человек. В помощь спецотряду И.Н.Банова(Черного) была создана подпольная группа из 10 человек во главе с А.Ф.Зажарской. В этой группе активно работали Н.Н.Серовая и В.И.Кравцова. Помимо сбора сведений о гарнизоне врага подпольшики совершали диверсии. 1 июля 1944г. М.Ф.Шевчук взорвала немецкую столовую, размещавшуюся в здании на углу улиц Буденного и К.Маркса. Через неделю член этой группы А.Е.Паршина произвела взрыв 17-килограммового заряда тола в общежитии немецких связистов, где погибло 90 гитлеровцев.

Продолжала работу прибывшая в город разведчица Красной армии Лидия Андреевна Базанова(Корчевская). В ее группу входило 12 человек, которые доставали для нее ценные сведения о противнике.

Нина Григорук собирала данные о движении поездов в южном направлении, А.П.Шиш о немецком гарнизоне, Н.К.Кирилюк о движении поездов в восточном и западном направлениях,А.П.Клопова о передвижении гитлеровских войск по Московскому шоссе, Александр Каленик разведанные по станции Брест-Центральный, В.И.Жигимонт осуществляла связь между членами группы.

Батареи для радиостанции радистка Базанова получила 2 марта 1944г. Из Бреста Москва получала важные сообщения о противнике.Но гитлеровцам удалось выследить разведчицу и ее группу. Последняя радиограмма от нее поступила 9 апреля 1944г. Л.А.Базанова и большинство членов ее группы были арестованы. В фашистских застенках оказались семья Григоруков-Спиридон Сергеевич, Надежда Васильевна и Нина Сергеевна, Николай Кондратьевич Кирилюк с братом Александром, Иван Филипчук.Они были расстрелены. Семья Александра Каленика-жена, дочери,внучка-повешена в тюрьме.

Выявлены имена 610 патриотов Бреста, вступивших в борьбу с гитлеровскими оккупантами. Работа по установлению имен подпольщиков продолжается.


Список литературы:

1)" Всенародная борьба в Беларуси против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны": В 3-х томах Т. 1/кл.Редкол.: А.Т. Кузьмин и др. - Мн.: Беларусь", 1983. - 591 с.

2)" Всенародная борьба в Беларуси против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны": В 3-х томах Т.3 /кл.Редкол.: А.Т. Кузьмин и др. - Мн.: Беларусь", 1985. - 531 с.

3)"Памяць": гiст. дакум. хронiка Брэста. У 2 кн. Кн 2-я, Мн:БЕЛТА, 2001.: 687 с.


Скачать файл (58.9 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru