Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Реферат - Дизайн - файл n1.doc


Реферат - Дизайн
скачать (761.5 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.doc762kb.21.12.2012 14:18скачать

Загрузка...

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9
Реклама MarketGid:
Загрузка...

  • Каковы условия работы художников на "Оливетти"?

  • Поскольку "стиль Оливетти" - это не формальное единство всего и вся, фирма максимально заинтересована в развитии своеобразия, в профессиональном движении каждого художника и дизайнера. Крупнейшие дизайнеры фирмы работают на правах консультантов, заключая договор на разработку каждого проекта. Фирма заинтересована в том, чтобы эти дизайнеры выполняли и заказы других промышленных фирм. "Оливетти" не только пользуется работой постоянно связанных с фирмой дизайнеров, но и постоянно дает заказы на разработку отдельных проектов свободным художникам и дизайнерам - для того, чтобы не пользоваться только услугами людей, связанных одной линией мышления".

Ответы Джованни Джудичи, подтверждаемые всем фактическим материалом по фирме, позволяют понять многое. "Стиль Оливетти" невозможно определить однозначно, потому что он не связан с каким бы то ни было формально-стилистическим единством. Это, скорее, единство проектных концепций, которое может быть реализовано в любой внешне воспринимаемой форме, сохраняя свою ценность и индивидуальность. "Стиль Оливет- ти" - это особое орудие, которое позволяет фирме готовить, воспитывать потребителя для своей продукции, удовлетворяя реальные культурные запросы или льстя публике утверждением, что у нее есть реальные культурные запросы, и это, несомненно, самое интересное из того, что есть на фирме "Оливетти".

Приглашение группы художников, скульпторов, литераторов, организация группы дизайна были для "Оливетти" тщательно продуманной акцией в рамках общей программы реорганизации фирмы. Очевидно, ставший традицией фирмы антиконсерватизм, широкая культура Адриано Оливетти позволили ему значительно раньше других осознать экономическую роль дизайна как мощного средства конкурентной борьбы и завоевания (удержания, что еще труднее) монополии. Можно провести обоснованную параллель между историей Адриано Оливетти - дизайн-центр фирмы и историей отношений Вальтер Ратенау - Петер Беренс, о которых мы упомянули в первой главе. Дизайн-центр "Оливетти" можно считать, очевидно, качественно новым повторением первого европейского эксперимента с дизайном. И в том и в другом случае инициирующей силой является "просвещенный капиталист"; и в том и в другом случае деятельность дизайнера приобретает исключительно важное значение. Однако "Оливетти" - это качественно новый этап, причем различия между ними являются следствием различий двух хронологически близких эпох, при однородно формулируемой генеральной цели меняются конкретные задачи, меняются методы реализации планов.

При сравнении дизайна АЭГ и "Оливетти" главное различие по любому разделу заключается в замене элементарного сложным, что необходимо определяется несравненно более сложной обстановкой функционирования итальянской фирмы. В основе создания "стиля Оливетти" лежит разработка единой системы конторского оборудования во всем объеме, сменившей выпуск отдельных образцов отдельных машин.

"С точки зрения их применения машины и конторское оборудование, изготовляемые фирмой, составляют единую систему приборов, полностью предназначенных для разрешения различных проблем, возникающих при управлении современным предприятием. Большое специализированное предприятие, каким является "Оливетти", должно основывать свое производство не только на реальном спросе рынка, но и на общей философии предназначения отдельных товаров и их взаимного дополнения. И поэтому именно в этом смысле фирма "Оливетти" сегодня может быть представлена не только как производитель машин, но и как создатель инженерно-управленческих систем" (6).

В этом отрывке из фирменного проспекта задерживают внимание слова "философия предназначения товаров", по всей видимости, они не случайны, это не стилистический прием, а нечто гораздо более существенное.

Две трети продукции "Оливетти" предназначены для крупных контор-фабрик всего мира, и хотя лишь в последние годы фирма перешла на проектирование полных комплектов оборудования для любой системы операций, уже первые новые модели мыслились как элементы единой и стройной деловой системы. Очевидно, именно это имел в виду Джованни Джудичи, говоря о "философии предназначения продуктов". Американизация конторской службы охватила после войны весь мир, и везде она носила не только деловой характер - она приобретала дополнительное значение, добавочную ценность. Именно "Оливетти" предлагала потребителю, жаждущему организовать не просто контору, а контору-символ, то оборудование, которое ему было необходимо, чтобы почувствовать себя современным бизнесменом.

Продукты "Оливетти" живут двойной жизнью. Это машины, отлично выполняющие свою функцию на фабриках переработки информации. Для человека, восемь часов работающего за этой машиной в американизированной конторе, любая из этих машин может быть чем угодно - партнером, коллегой, наконец, врагом, но только не объектом эстетического созерцания. Эта же машина, целый комплекс этих машин вместе с людьми, работающими на них в не разделенном перегородками зале - это уже объект созерцания для высшей администрации, посетителей, клиентов, кинохроники и корреспондентов. Современная контора уже не может быть только фабрикой, она должна быть еще и зрелищем. Именно "Оливетти" (хотя ее монополии уже угрожает научившаяся от нее многому американская "ИБМ") предлагает современный "образ" конторы, комплекс утилитарных предметов, являющийся зрелищем высокого класса. Дизайнеры фирмы создали изысканный паноптикум конторских машин, которые хорошо выглядят с людьми, но без людей, пожалуй, еще лучше. Для того чтобы "стиль Оливетти" мог появиться, нужно было увидеть и признать красивым сам сбалансированный механизм американской конторы: руки квалифицированной машинистки - это красивое зрелище, клавиши у машинок имеют специальный профиль, чтобы не портился маникюр. Только на выставке или фотографии можно оценить всю мягкость "линии Ниццоли", прочувствовать всю тонкость соотношения прямых, формирующих "Текне-3".

Критиками дизайна выделяются три "стиля Оливетти", хронологически следующие один за другим, однако очевидно, что это неверно, что "стиль Оливетти", заключается в смене "стилей", в свободе от формальной стилистической определенности.

Став реальностью, получив признание, "стиль Оливетти" сам формирует эстетическое восприятие современной конторы, делает его обязательным. Не случайно фирма организует некоммерческие выставки "стиля" - "Оливетти" подготавливает для себя потребителя.

До последнего времени фирма остается в авангарде мирового дизайна. "Оливетти" - очевидный и редкий пример постоянного совпадения коммерческой и профессионально-художественной оценки продуктов работы дизайнеров, пример полного и органичного включения дизайна в общую систему программирования всей деятельности фирмы.
"БРАУН"
Активное развитие дизайна "Оливетти" неотделимо от прикладной социологии, общих методов комплексного программирования деятельности фирмы, передовых методов организации труда и управления, именно социальная нейтральность, обыденность "Браун" позволяет в чистом виде проследить значение развития дизайна для существования и развития фирмы.

"Оливетти" стремилась к завоеванию действительной монополии в производстве конторского оборудования, используя для достижения этой цели принципиально новые средства; "Браун" (это принципиально новое явление) пытается традиционными средствами в производстве добиться монополии в стилистике. До 1951 года фирма выпускала в ограниченном количестве стандартное кухонное оборудование, не отмеченное какой бы то ни было индивидуальностью. Приборы имели заурядный облик, одни - скучно обыденный, другие - навязчивый и спекулятивно-фальшивый, соответствовавший представлению обеспеченного потребителя о "хорошей продукции". Ведущий дизайнер фирмы Фриц Айхлер утверждал впоследствии: "Мы нашли, что внешний вид этих приборов не отвечает их сущности. Мы выпускали технические приборы для домашнего быта и досуга, приборы, функция которых в первую очередь служить человеку и существование которых оправдано лишь в том случае, если они непосредственно связаны с человеком и окружающей его средой" (7). Наверно, Айхлер абсолютно искренне убежден в том, что "внешний вид приборов не отвечал их сущности", однако в действительности все несколько сложнее. По всей видимости, старая продукция довольно полно соответствовала представлению традиционного потребителя о "хорошем", и только это имело значение. Дизайнеры фирмы, и прежде всего Айхлер, внесли в ее работу представление об ином потребителе с иным представлением о "хорошем" и "красивом". Вот для этого потребителя уже понадобилось представление о соответствии внешности бытовых машин их человеческому (не только техническому) назначению. Фирма превратилась в "группу Браун" с предприятиями в ФРГ и отделениями в США, Японии, Канаде, Франции, Швейцарии и других европейских странах. С 1955 по 1965 год обороты фирмы выросли более чем в четыре раза, в 1965 году на предприятиях фирмы было занято более 5000 человек (до 1961 года немногим более двухсот).

С 1951 года наследники Эрвин и Артур Брауны начинают разрабатывать программу деятельности фирмы. Фирма, прежде чем проектировать вещи, создала обобщенный образ своего потребителя и проектировала уже в расчете на этот обобщенный образ. "Мы представляем себе этих людей симпатичными, интеллигентными и естественными. Это люди, квартиры которых представляют собой не сценические декорации, а убраны просто, со вкусом, практичны и уютны. Соответственно этому и должны выглядеть наши приборы. Приборы мы делаем не для витрин, чтобы суммарной навязчивостью обратить на себя внимание, а такими, чтобы с ними можно было долгое время жить" (8). Эти слова Артура Брауна хорошо показывают, насколько образ потребителя, выбранный художником, становится всеобщим, описывается руководителем фирмы как собственное видение задачи, да оно и становится собственным видением, будучи сформулированным художником. Портрет потребителя последовательно уточняется через портрет вещей для потребителя: "Наши электроприборы должны быть бесшумными, тихими помощниками и слугами. Они должны незаметно исчезать, так же как хороший слуга, когда все уже сделано" (9).

В это уточнение вкрадывается уже некоторая доля сомнения в скромности "скромного потребителя" - к вещам начинают предъявляться требования, свидетельствующие об огромном внимании к миру вещей. Дизайнеры фактически оказываются в парадоксальной ситуации: они стремятся сделать незаметные вещи, но одновременно концентрируют свои усилия на разработке "незаметной" формы, при этом уже трудно поверить, чтобы форма, сделанная с такой тщательностью, могла быть незамеченной. Дизайнер по существу своей художественной деятельности, не говоря уже о его коммерческой задаче, не может делать ничего иного, кроме различных форм заметности вещей, их отличительных свойств.

Брауны и Айхлер, совместно анализируя рынок, остановились на производстве элементарно простых, прежде всего транзисторных радиоприемников, которым гиганты типа "Грюндиг", "Телефункен" или "Филипс" не уделяли особого внимания, делая ставку на дорогие классные модели.

"Браун" сделала ставку на скромного потребителя, "дискриминованного" крупными монополиями, разрабатывая конструктивно и функционально безукоризненные и относительно дешевые модели. Исходя из интересов "дискриминованного" покупателя, образ которого предшествовал проектированию вещей, под влиянием идейных концепций Ульмской высшей школы формообразования (Мальдонадо и другие) фирма очень быстро формирует единый стиль, настолько индивидуальный (первоначально), что можно говорить о "Браун-стиле" как исключительном явлении в мировом коммерческом дизайне.

"Браун-стиль" является максимально четким выраженным представлением о "стиле" как формально-стилистическом единстве продукции, но в системе "Браун-стиля" это формально-стилистическое единство не было внешним, случайным - его источником является представление о "скромном потребителе". Ведь этот потребитель пользуется в своем быту разнородными предметами, отсюда очевидно, что все эти предметы должны носить единый характер и каждый предмет должен проектироваться как элемент единой системы. Проектирование изолированной вещи или проектирование комплекса вещей в системе "Браун-стиля" объединяются в единую по существу задачу художника.

В то же время Айхлер утверждает: "Конечно, фамильное сходство отдельных приборов отрицать нельзя. Случайно оно или это следствие осознанного стиля? В промышленности и торговле часто говорят о "стиле Брауна". Существует ли он вообще?.. Мы не знаем, как будут выглядеть наши будущие изделия. Если они будут похожи на нынешние, то безусловно не из-за каких-то определенных стилистических соображений, а потому, что изделия будут созданы группой людей с одинаковыми взглядами и вкусами" (10).

Любопытно, что на материале "Оливетти" мы сталкивались с аналогичным явлением, только в ином расположении оценок: критика отрицала существование единого "стиля Оливетти", а фирма и рынок утверждали его наличие; критика и рынок утверждают существование "Браун-стиля", а дизайнеры фирмы его отрицают.

"Браун-стиль" оказался первым выражением (и наиболее цельным) определенной, легко фиксируемой стилистики начала 60-х годов, ставшей универсальной для всего мира. Уже в середине 60-х годов эта стилистика, слишком определенная, чтобы существовать как идеал длительное время, начинает сменяться другой, и дизайнеры "Браун" волей-неволей, сознательно или неосознанно меняют стилистику "Браун". Сейчас остается дизайн "Браун" как заметное явление, но "Браун-стиль" уже принадлежит истории послевоенного дизайна.

Достоверно известно, что, разрабатывая первые образцы своей продукции, "Браун" не проводила предварительных исследований, прощупывания рынка. Однако, вопреки всем отрицательным прогнозам, продукция фирмы очень быстро приобрела популярность. Но здесь и заключается парадокс: художники и руководители фирмы создали образ "дискриминованного" покупателя и вели проектирование на этого "скромного человека".

Однако в это же время произошел резкий сдвиг в представлении о красивой продукции, выпуск моделей "Браун" совпал с пресыщением от обтекаемого стиля линии Ниццоли, характерного для 50-х годов. Сухость и лаконизм моделей "Браун" стали в глазах элитарного потребителя самостоятельной ценностью, независимой от источника происхождения этого лаконизма. Новизна формы стала бестселлером на короткое время, стала в высшей степени конкурентоспособным товаром. После кризиса универсальной линейной стилистики начала 60-х годов, сложившейся под прямым влиянием успеха "Браун", принявшей представление о "Браун-стиле" как внешней характеристике целого направления, элитарный потребитель, еще недавно восторгавшийся продукцией фирмы, жаждет иного. В это время тот самый "скромный потребитель", на которого ориентировались дизайнеры фирмы, подражая элитарному потреблению, начинает воспринимать непонятный раньше и некрасивый поэтому лаконизм "Браун" как свой идеал, чтобы сейчас, снова подражая потребительской элите, признавать красивым новый скульптурный стиль. Получилось, что продукты, спроектированные для скромного интерьера, прежде всего начали организовывать сцену скромности, аналогичную (хотя и в вульгаризованной форме) "опрощению" пасторалей XVIII века, аналогичную сегодняшней страсти к построению жилого интерьера как кунсткамеры или театральной сцены.
Таким образом, если следовать логике фактического материала, то успех фирмы носит совершенно случайный характер, в то время как достоверно известно, что возможность счастливой случайности в развитии малой фирмы в настоящее время исчезающее мала. Дело в том, что несомненно не случайным было совпадение образа "скромного человека", созданного художниками фирмы, и общей смены стилистики в мировом дизайне - художники фирмы оказались достаточно тонкими индукторами общих изменений. Однако, в отличие от "Оливетти", дизайнеры "Браун" не осознали действительный характер своего успеха, не смогли предвидеть изменение в дальнейшем, в этом смысле их успех является случайным.

Хотя различия между "Оливетти" и "Браун" (различное понимание задач дизайнера, различные методы проектирования) являются существенными, необходимо подчеркнуть их внутренний характер - они касаются профессионального представления о дизайнерской деятельности. В ином срезе рассмотрения различия между компаниями исчезающе малы. Как "Оливетти", так и "Браун" формально относятся к четвертому из выделенных нами типов организации стафф-дизайна, однако было бы ошибкой не учитывать их специфические особенности. Обе промышленные компании в значительной степени ("Оливетти") и полностью ("Браун") обязаны своим развитием дизайну и дизайнерам, поэтому дизайн-отделы этих фирм занимают промежуточное положение между независимыми дизайн-фирмами и стафф-дизайном в его обычном характере. Таким образом, считать дизайнеров "Оливетти" и "Браун" типичными представителями "пленного дизайна" (по определению Нельсона) было бы серьезной ошибкой. К тому же нужно вообще учитывать различия между характером европейского и американского дизайна - до настоящего времени дизайнер-художник в Европе пользуется значительно большим авторитетом (в США такой авторитет имеют только руководители независимых дизайн-фирм), дизайнеры Европы в большей степени являются художниками, чем коммерсантами, в США это отношение перевернуто.

Для того чтобы контраст условий, в которых работает дизайнер в системе американского стафф-дизайна и рассмотренных нами европейских фирм, был нагляднее, достаточно привести характеристику работы дизайнеров, данную вице-президентом "Форда" Жаном Бординатом: "В автомобильном бизнесе особенно стилист не имеет права отрываться от целей своей компании и просто создавать красивые формы... "Ривьера" не только стоит дорого, но и выглядит соответственно, и, к счастью для фирмы, эта модель появилась как раз тогда, когда американские потребители покупали дорогие машины чаще, чем когда-либо раньше" (11).
Уже в абсолютно чистой форме эта позиция самоотречения дизайнера от любых внекоммерческих идеалов выражена в словах американского стафф-дизайнера, процитированных в отчете делегации европейских дазайнеров в США: "Самая важная цель дизайна - заставить звонить кассу, выбивающую чеки". "Мы считаем изделие хорошим в том случае, когда оно привлекает покупателя, и плохим, если оно отталкивает его. Вопрос о том, существует ли единое требование к внешнему виду или единый вкус и эстетический критерий, которые были бы справедливы для всех времен и народов, является вопросом академическим. С нашей точки зрения, дизайн есть орудие сбыта так же, как продавец или реклама. Дизайн является хорошим в той степени, в какой он способствует сбыту" (12).

Было бы неверно думать, что руководство "Оливетти" или "Браун" относятся к дизайну принципиально иначе, просто оно не требует от своих дизайнеров говорить так или думать так, если их деятельность решает эту же задачу. Различие заключается в типе потребителя (элитарного), на которого рассчитана продукция этих фирм, в этом смысле работа дизайнеров "Оливетти" и "Браун" хороша только потому, что привлекает покупателя, а не отталкивает его, просто покупатель этот несколько иной.
НЕЗАВИСИМЫЙ ДИЗАЙН
Одновременно с мощной системой стафф-дизайна в капиталистическом мире и прежде всего в США существует и развивается система "независимого" дизайна - дизайн-фирмы или меньшие по размерам дизайн-бюро, которые осуществляют все виды дизайнерского проектирования на свой страх и риск, сами должны завоевать клиентуру и сами - удержать ее.

Многие из ведущих дизайнеров фирм дают собственную интерпретацию характеру, возможностям и задачам дизайна, что тем более интересно, что готовая продукция (практикующие дизайнеры считают, естественно, продуктом дизайна готовое изделие) этих фирм в целом однородна и имеет приблизительно равный коммерческий успех.

"Я думаю, что очень многое в дизайне как профессии - а он в целом не слишком профессионален - чрезвычайно похоже на проституцию для промышленности, так как он служит рекламной компании - скорее один раз, чем длительное время, не опираясь на философское отношение или социальную ценность, не обнаруживая особой ответственности в длительном действии, зато являясь очень услужливым на короткое время" (13). Элиот Нойес предлагает сильно индивидуализованную, профессиональную трактовку дизайна, считая его средством, пользуясь которым художник может воспринять самого себя и выразить себя для других. Утверждая таким образом самоценность дизайна как творческой художественной деятельности, Нойес одновременно констатирует очевидную для него внутреннюю разнородность дизайна.
"Гуд дизайн асс." - новая точка зрения, достаточно ясно выраженная деловым девизом фирмы: "Хороший дизайн - это хороший бизнес". Эта фирма описывает себя как группы молодых и энергичных индивидов с торговой (!) настройкой мышления, при этом дизайнеры фирмы называют "дизайном" не работу дизайнера, а признаки работы дизайнера в готовом продукте.

Руководитель "Питер Мюллер-Манк асс.":

"Наша задача - превратить процесс дизайна в философию управления, а не просто проектировать продукты" (14).

Не оставляет сомнения, что часть активно практикующих дизайн-фирм не удовлетворена выполнением прямых заказов на конкретный продукт, стремясь самостоятельно определять задания на более широкое проектирование. В этом случае дизайнеров, очевидно, не устраивает роль пассивных регистраторов вкусов промышленной администрации и потребителя. Они стремятся активно участвовать, если не лидировать, в формировании этих вкусов.

Критическая позиция Мюллера-Манка не является исключением из общего оптимистического хора. Президент крупной фирмы графического дизайна Ральф Экерстрем не уступает ему в резкости высказываний: "Никто не является большим льстецом, чем американский дизайнер. Он капитулирует перед управлением и потом отправляется домой - красить... Утрата ответственности - общая болезнь, поразившая дизайн в Соединенных Штатах. В течение последних десяти лет американский дизайн находится все в том же положении. Эта бесцветность, эта плоская подмена нового "новинкой" приводит к подмене целостности продукта внешней косметикой" (15).

Руководство одной из крупнейших дизайн-фирм, в которой работает более тридцати специалистов "Дейв Чепмен, Голдсмит энд Ямасаки", придерживается прямо противоположной точки зрения: "Функцией дизайна - следовательно, и задачей дизайнера - является соединение труда и материалов в вещи, которые предпочитают люди" (16).

Даже немногих приведенных мнений вполне достаточно, чтобы увидеть глубокое различие принципиальных установок. Однако эти фирмы объединяет одно весьма существенное обстоятельство - их примерно равный коммерческий успех. Несомненно, что на американском рынке дизайна представители руководства этих фирм составляют определенную профессиональную аристократию по сравнению с "пленными" дизайнерами. Естественно возникает вопрос, каким образом сосуществует деятельность независимых дизайн-фирм и входящего в систему крупных корпораций стафф-дизайна. Если бы их практическая деятельность была однородной, то неизбежная конкуренция в условиях финансовой мощи промышленных групп могла быстро привести к самоликвидации "независимого" дизайна. Пытаясь получить ответ на этот вопрос, редакция журнала "Industrial Design" разослала двухстам пятидесяти независимым дизайн-фирмам анкеты, в состав которых входил вопрос: "Как рост промышленных дизайн-групп повлиял на Ваши дела?". Из шестидесяти семи фирм, приславших свои ответы в редакцию, только двенадцать указывают на то, что рост промышленных групп (стафф-дизайн) повредил их делам. Есть действительные основания считать, что независимо от программных установок руководства дизайн-фирм их работа протекает в целом в ином уровне, чем работа "пленных" дизайнеров, а это должно существенно ослаблять отношения конкуренции между ними.

"Каждый выполняет свои собственные задачи. И те и другие развивают свою деятельность параллельно. Промышленные группы - для ежедневной работы по текущим заданиям, консультанты - для перспективных и экспериментальных проектов".

"Мы твердо ощущаем, что независимый дизайнер-консультант может предложить более свежие, более независимые решения в дизайне, чем решения, которые может предложить стафф-дизайнер, - однако по соображениям экономии и скорейшей эффективности собственная дизайн-группа является желательной для компаний, постоянно развивающих выпуск новой продукции".

"Между ними не должно быть антагонизма. И тот и другой дизайн может занимать свое место и эффективно работать над общими задачами. Внутренняя промышленная группа может лучше решать текущие задачи. Дизайнер-консультант, обладая объективностью подхода и опытом во многих областях, может более эффективно планировать и разрабатывать перспективные задания и соответствующую перспективную продукцию" (17).

Для того чтобы могли сосуществовать разные организационные виды дизайнерской деятельности, между ними должны быть существенные различия в содержании самой деятельности. Понять эти различия мы сможем только в том случае, если от организованного деления на стафф-дизайн и независимый дизайн временно перейдем к различению "классического" дизайна и нон-дизайна.
НОН-ДИЗАЙН

Когда мы говорим о стафф-дизайне и независимом дизайне, то мы, во всяком случае, говорим о проектировании отдельных промышленных продуктов или экспозиций, интерьеров, элементов фирменного стиля. Но наряду с "классическим" дизайном в последние годы происходит интенсивное развитие иного дизайна. Было бы значительно проще, если бы мы имели возможность отнести складывающийся в США нон-дизайн к иному классу явлений, не называя его дизайном, однако у нас нет к этому оснований. Нон-дизайн в любой из его многочисленных вариаций осуществляется дизайнерами-профессионалами в рамках существующих дизайн-фирм, специалисты, которые развивают этот вид дизайнерской деятельности, называют его дизайном и, очевидно, имеют к этому основания. Более того, теми же фирмами и теми же специалистами осуществляется одновременно и параллельно практика "классического" дизайна вещей.

Ральф Каплан в номере журнала "Design", посвященном США, подчеркивает, что американский дизайн в последнее десятилетие заметно прогрессировал в двух направлениях. "Первое - возрастающее использование дизайнеров в производстве непотребительских товаров. Второе - сумма недизайнерских услуг, которые сейчас выполняют дизайнеры" (18).

Помимо анкетного исследования журнал "Industrial Design" провел дополнительные опросы фирм и утверждает: "Ряд дизайнеров-консультантов ощущает, что они свободны в более независимой деятельности теперь, когда группы стафф-дизайна переняли функции дизайна в ряде областей легкой промышленности".

Еще несколько лет назад "недизайнерский дизайн" компании "Раймонд Лоун энд Снайт инк." мог показаться экстравагантным исключением - в настоящее время количество фирм, трактующих дизайн чрезвычайно широко (собственно, как всякое проектирование), непрерывно увеличивается. Руководитель дизайн-фирмы Уолтер Дорвин Тииг один из первых осознал, что проблемы и нужды, возникающие из растущей сложности производства, требуют нового типа дизайнера-консультанта, который мог бы соединить технологию, проектирование и средства торговли в специальную службу для руководства бизнесом. Конечно, под руководством здесь имеется в виду выполнение экспертной службы для высшей промышленной администрации, значительное увеличение престижа профессии, подъем ее на новый уровень. В соответствии с этой программой дизайн-фирма Тиига ведет, в частности, многолетнюю систему проверки качества ракетных установок для флота США. Для "Коламбиа гэс систем" фирма разработала принципиально новую инфракрасную систему кухни, этот проект, осуществленный под непосредственным руководством Тиига, представляет собой тот (редкий пока еще) случай, когда дизайнер был приглашен для разработки концепции продукта задолго до того, как к его реализации подключились производственные отделы.

"Дейв Чепмен, Голдсмит энд Ямасаки" отнюдь не ограничивается разработкой отдельных продуктов - фирма выиграла, в частности, премию Форда по исследованию применения телевидения в школьном обучении. По словам клиента, "мы убедились, что дизайнер знал больше о передаче знаний людям, чем кто-нибудь другой" (в конкурсе принимали участия университеты и научно-исследовательские институты).

Фирма "Кашинг энд Невелл" может показать очень немного из "классического дизайна", зато непрерывно набирает вес как поставщик технических руководств и программ для производства.

Усилия фирм распространяются на овладение статусом экспертной службы в космических программах и программах реконструкции производства, программах торговых операций и длительных рекламных компаний, программах выставок и программах дизайна семейств промышленных товаров.

Фирма Элиота Нойеса не заключает контрактов на проектирование, если эти контракты не гарантируют ей регулярного и продолжительного характера деятельности, охватывающей фирменный стиль, архитектуру, рекламу и дизайн. Ведущий дизайнер фирмы Бевилакуа определяет работу дизайнера-консультанта как руководство во всех областях, где корпорации производят что-либо, на что смотрят люди. Большинство клиентов "Генри Дрейфус асс." заключает с ней долговременные соглашения - дизайн-фирма берет на себя ответственность за дизайнерское проектирование в системе компании в течение длительного времени и ведет все проекты в области дизайна. Фактически здесь дизайн-фирма выступает как эксперт, осуществляющий методический контроль за деятельностью групп стафф-дизайна в этих промышленных корпорациях. С 1955 по 1960 год фирма "Мюллер-Манк" занималась комплексными изысканиями в области экономических, материальных и трудовых ресурсов по контракту с правительствами Израиля, Турции и Индии. Руководство фирмы "Уилльямс асс." делает попытку сформулировать кредо нон-дизайна: "Мы твердо убеждены, что использование профессионального дизайна для разработки "случайного" проекта изделия или графики является малоэффективным способом отношений как для клиента, так и для нас. Наши усилия направлены на создание концепции тотального дизайна-коммерции; соответственно мы ищем таких клиентов, которые стремятся к глубине дизайнерских разработок и широте программ своей деятельности. Мы стремимся до максимума увеличить время, отводимое на обдумывание проблемы, и сократить до минимума время, затрачиваемое на художественную обработку" (19).

В настоящее время независимые дизайн-фирмы предпринимают энергичные усилия в овладении всей искусственной средой, создаваемой человеком, вместо проектирования отдельных элементов этой среды. Очевидно, что среда и есть просто сумма этих элементов, ее составляют и сложные системы связей между элементами, а проектирование связей существенно отличается от проектирования элементов. Когда содержанием американского дизайна была в первую очередь коммерческая стилистическая обработка продукции, не находившей потребителя в обстановке кризиса и депрессии, Раймонд Лоуи демонстрирует работой для "Гештеттнер" экономическую эффективность стайлинга.

Именно Раймонд Лоуи впервые осуществил программу комплексного дизайна для Пенсильванской железной дороги: начав с проектирования сборной стандартной железнодорожной станции, дизайнер сумел доказать руководству компании необходимость последовательной модернизации всего железнодорожного хозяйства - от локомотива до кассового автомата. Именно фирма Раймонда Лоуи выполнила впервые сложнейшую проектную задачу: было необходимо изменить упаковку популярных сигарет "Лаки страйк" таким образом, чтобы, приобретая новых потребителей, не потерять старых (консерватизм в потреблении табачных изделий чрезвычайно велик).

Не удивительно, что именно фирма Лоуи (особенно когда его компаньоном стал Снайт, которого Каплан называет одним из лучших в мире авторитетов относительно практически всего) была в числе лидеров и в переходе от "классического" дизайна к нон-дизайну или тотальному обслуживанию рынка. Снайт гораздо в большей степени заботится о виде услуг, которыми могут воспользоваться клиенты фирмы, чем тем, называются ли эти услуги дизайном или нет; он утверждает, что хотя фирма проектирует множество продуктов и упаковку, она выполняет также и другие услуги, которые являются необходимостью, если дизайн вообще что-нибудь из себя представляет.
1   2   3   4   5   6   7   8   9



Скачать файл (761.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru