Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Дипломная работа - Лингвокультурологические особенности обращений в ситуации неофициального общения (На материале английского языка) - файл n1.doc


Дипломная работа - Лингвокультурологические особенности обращений в ситуации неофициального общения (На материале английского языка)
скачать (616.5 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.doc617kb.21.12.2012 14:26скачать

Загрузка...

n1.doc

  1   2   3   4   5
Реклама MarketGid:
Загрузка...
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ФГБОУ ВПО «Алтайская государственная педагогическая академия»

Лингвистический институт

Лингвокультурологические особенности ОБРАЩЕНИЙ В СИТУАЦИИ НЕОФИЦИАЛЬНОГО ОБЩЕНИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА)

Выпускная квалификационная работа

Выполнила студентка 174-а группы

Перова Екатерина Евгеньевна

Научный руководитель:

к.ф.н. доц. Коротких Ж. А.

Выпускная квалификационная

работа защищена

« »___________________2012 г.

Оценка _________________

Председатель ГАК ______________


Барнаул – 2012

СОДЕРЖАНИЕ
Введение ………………………………………………………………..............3

Глава 1. Региональная вариативность как отражение языковой культуры ...............................................................................................................................6

1.1. Взаимосвязь понятий «язык» и «культура»…………….…......…….......5

1.2. Вариативность как процесс развития и изменения языка....……............9

1.2.1 Национальные варианты английского языка……......………….……..10

Глава 2. Речевая единица «обращение»: основные аспекты изучения.......15

2.1. Основные подходы к понятию «обращение»…………………..............16

2.2. Классификация обращений.....……………………....………….............18

2.3. Структурные особенности обращений.................…………………. …..24

2.4 .Функциональные особенности обращений............................................26

Глава 3. Анализ использования обращений в англоязычной литературе XIX-XXI веков……………………………………………………...................30

3.1. Социолингвистические факторы, влияющие на выбор обращений..…30

3.2. Лингвокультурологические особенности обращений…………………33

3.2.1. Лингвокультурологические особенности обращений XIX в………..34

3.2.2. Лингвокультурологические особенности обращений XX в. ……..…53

3.2.3. Лингвокультурологические особенности обращений XXI в. ………73

Выводы по главе 3……………………………………………………………79

Заключение ………………………...........……………………….....................85

Библиография ……………...........………………………................................89

Приложение…………………………………………………………………...95
Введение

Настоящее исследование посвящено комплексному описанию лингвокультурологических особенностей обращений в системе английского языка и в англоязычном дискурсе.

Актуальность темы обусловлена возрастающим интересом лингвистов к проблемам языка и культуры, а также необходимостью уяснения места и роли обращений, определения способов и средств реализации функции обращения, выявления особенностей обращения в английском языке.

Актуальность работы определяется также все большим распространением английского языка и, как следствие этого, его диверсификации, что дает основание признать правомерность выделения равноправных вариантов английского язык. Комплексный подход к изучению обращений в английском языке и их классификация должны выявить не только особенности языка, но и показать национально-культурные черты, на примере использования обращений.

В качестве объекта нашего исследования выступают обращения в английском языке, предметом исследования является рассмотрение лингвокультурных особенностей, а также частотности употребления обращений в разных вариантах английского языка в XIX- XXI вв.

Целью настоящей работы является уточнение синтаксического статуса обращения, определение его функции в организации речевого общения, а также анализ обращений в англоязычной литературе разных веков.

Цель исследования определяет постановку следующих задач:

  1. рассмотреть понятия «обращение», место обращения в речевом этикете и проанализировать различные подходы к определению данного понятия;

  2. изучить обращение в структурно-семантическом аспекте;

  3. определить параметры и ситуации речевого общения, обусловливающие выбор обращений в английском языке;

  4. описать функциональные особенности английских обращений в коммуникативном процессе;

  5. провести анализ обращений в неофициальных ситуациях общения в англоязычной литературе XIX-XXI вв.

Материалом исследования послужил анализ 732 примеров, отобранных методом сплошной и целенаправленной выборки из англоязычной литературы XIX-XXI вв., общий объем которых составил 19458 страниц.

Основными методами, используемыми в работе, являются сравнительно-сопоставительный метод, описательный метод, включающий в себя обобщение, интерпретацию и классификацию, а также метод контекстуального анализа.

Теоретическая значимость исследования заключается в теоретическом анализе связи языка и культуры, а также основных аспектов в изучении речевого этикета в ситуации «обращение» в контексте разных культур.

Практическая значимость обусловлена тем, что результаты исследования могут быть использованы в лекционных и практических курсах по лингвокультурологии, межкультурной коммуникации, в переводческой практике, а также в спецкурсах по культуре речи и в процессе обучения иностранному языку в школе.

Композиционно данная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложения.

Во введении обосновывается целесообразность проведения исследования, выбор темы, ее актуальность; раскрывается теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе мы выявили связь языка и культуры, а также определили понятия языковой, региональной вариативности.

Во второй главе рассмотрели структурно-функциональные особенности использования обращений, определили понятие «обращения» как одно из важных составляющих речевого этикета и выявили специфику речевого этикета в ситуациях «обращения».

В третьей главе мы проанализировали использование наиболее частотных форм обращений в контексте семейного и дружеского общения в ситуации неофициального общения в английской культуре разных периодов (XIX-XXIвв.). В последнем разделе Главы 3 сопоставляются выделенные формы обращения, и фиксируются обнаруженные соответствия и несоответствия.

В заключении излагаются результаты проведенного исследования, полученные в ходе практического анализа.

Работа была апробирована на студенческих научно-практических конференциях в Лингвистическом Институте АлтГПА в 2011г. и 2012г.


Глава 1. Региональная вариативность как отражение языковой культуры


    1. Взаимосвязь понятий «язык» и «культура»


Проблема соотношения и взаимосвязи языка и культуры всегда вызывала значительный интерес многих лингвистов, которые, несмотря на своеобразие подходов к данному вопросу, рассматривают культуру и язык во взаимодействии. Современная лингвистика стремится постичь культурное сознание отдельно взятой нации через языковые средства. Большинство ученых-лингвистов сходятся во мнении, что язык, будучи явлением социальным, может и должен рассматриваться не только с чисто лингвистической точки зрения, но, что самое главное, с внеязыковой, экстралингвистической или культурологической, т. к. он сам есть часть культуры, с одной стороны, и «зеркало», отражающее ее своеобразие и богатство с другой.

Восприятие мира у разных народов является различным. Взаимодействуя с чужой культурой, говорящий (читающий) пропускает ее через фильтр из представлений и установок, традиционных для своей национальной культуры, своего миропонимания, что в подавляющем большинстве случаев вызывает непонимание специфических фактов и явлений иной культуры.

Недостаточные социокультурные фоновые знания о стране изучаемого языка могут привести к культурному барьеру в общении, языковым конфликтам, а иногда, по мнению Е. М. Верещагина, способны спровоцировать «культурный шок», т. е. «неправильное восприятие мотивов и целей традиционного поведения носителей иной культуры». (Верещагин 1973: 126)

Проблема исследования взаимосвязи языка и культуры осложняется расплывчатостью толкования последней, что, на наш взгляд, является результатом абстрактности и многогранности понятия «культура», вследствие чего различные дефиниции культуры выступают как разные варианты ее трактовки в зависимости от того или иного аспекта ее рассмотрения. В настоящее время существует более 500 различных определений культуры. В широком смысле культура понимается как «совокупность проявлений жизни, достижений и творчества народа или группы народов». (Верещагин 1973: 126)

Любая культура представляет собой единство духовного и материального. Материальная сторона культуры представлена в языке национально-специфическими лексическими единицами, духовная – устойчивыми ассоциациями, общим видением мира, которое сложилось у того или иного языкового коллектива в ходе его культурно-исторического развития.

Язык предстает, как специфическая форма выражения как материальной, так и духовной культуры нации, как ее проводник. Культурный опыт фиксируется в языке в знаковой форме. Трансляция культуры происходит посредством сложноорганизованных семиотических систем языка. (Мельникова 2009: 38)

В лингвокультурологической теории язык трактуется как универсальная форма первичной концептуализации мира; составная часть культуры, наследуемая человеком от его предков; инструмент, посредством которого усваивают культуру; транслятор, выразитель и хранитель культурной информации и знаний о мире. Культура же, с лингвокультурологической точки зрения, интерпретируется, прежде всего, как хранилище безграничного опыта нации, накопленного множеством поколений. Однако культура не может быть наследована генетически, и для передачи ее последующим поколениям необходим «проводник», в роли которого и выступает язык.

Несомненно, между языком и культурой существует прямая связь и эта связь неразрывна. Язык предстает и как хранилище культурных ценностей нации, и как инструмент для усвоения этих ценностей. Само существование языка как явления невозможно без культуры, так же как и существование культуры немыслимо без языка. И язык, и культура являются знаковыми системами и служат для отображения мировоззрения человека. Оба явления имеют схожее «социальное» происхождение, условием функционирования обоих выступает общество.

Связь языка и культуры неоспорима. Язык, являясь фактом культуры, выступает одновременно в роли «катализатора» ее возникновения и развития. Ни одна этническая общность не может быть названа таковой, если она не объединена общим для всех его носителей языком, который служит гарантом трансляции культурных ценностей данной нации. Язык «не может быть не связан с культурой, так как одна из целей деятельности общества создание культуры» (Тарланов 1984: 5). Язык и культура предстают как факторы взаимного развития и существования. Культура немыслима без языка, важнейшего средства общения между людьми. Уже сам процесс коммуникации неповторим для каждой из культур. Культура отражается в языке на всех его уровнях, а также в его нормативно-стилистическом укладе (Мечковская 1998: 59).

Мы, в свою очередь, согласны с точкой зрения Г.П. Нещименко, что «… оба феномена – язык и культура – являются автономными, но вместе с тем тесно взаимодействующими знаковыми системами, соотнесенными с мышлением и коммуникацией (Нещименко 1994: 79) На наш взгляд, культура и язык находятся в отношениях взаимообусловленности и взаимозависимости. Они дополняют друг друга и проникают друг в друга. Иными словами, культура выражена в языке так же, как язык в культуре. Особенности той или иной культуры особенно четко прослеживаются при рассмотрении существующих вариантов языка.

    1. Вариативность как процесс развития и изменения языка


Языковая вариативность рассматривается лингвистами как объективное имманентное свойство языковой системы, затрагивающее все выделяемые в языке подсистемы и единицы в плане формы и содержания, в синхронии и диахронии, а также внутрисистемные отношения и отношения "язык - внешний мир" Однако понятие вариативности не является собственно лингвистическим. Оно применимо при рассмотрении структуры и функционирования различных сфер действительности.

Термин "вариативность" определяется учеными по-разному: "частичная изменчивость", "способность к видоизменению", "процесс видоизменения" и т.д. Непременной основой вариативности является некоторый инвариант, сохраняющий тождество самому себе в серии видоизменений объекта (предмета, явления или отношения) и объединяющий эту серию в тождество более высокого ранга (Швейцер 2003: 109).

Явления языковых изменений пронизывают всю систему языка и ее реализацию в речи. В любом языке постоянно происходят видоизменения частностей при сохранении главного (общего, инвариантного). Согласно теории "языкового дрейфа", предложенной Сепиром, язык движется во времени и пространстве по своему собственному течению; индивидуальные вариации речи движутся в определенном направлении, предопределяемом "дрейфом" языка: "У языкового дрейфа есть свое направление, в нем закрепляются только те индивидуальные вариации, которые движутся в определенном направлении, подобно тому, как только некоторые движения волн в бухте соответствуют приливу и отливу" (цит. по www.comaiLru:8081/~ideology/americandiffers.htm). Дрейф языка осуществляется через неконтролируемый говорящими отбор тех индивидуальных отклонений, которые соответствуют какому-то предопределенному направлению.

Современные языки являются результатом целого ряда внутриязыковых и внеязыковых изменений. Во многих отечественных и зарубежных работах лингвистов по истории языка говорится о вариативности и динамизме языковых изменений. Динамическая сущность языка проявляется в определенных законах фонетической, лексической и грамматической вариативности в каждом конкретном языке.


      1. Национальные варианты английского языка



Говоря о горизонтальной дифференциации (варьировании языка в пространственной проекции), А.Д. Швейцер отмечал, что она лежит в основе деления языка на территориальные диалекты, полудиалекты и варианты (Швейцер 1971: 22). Одним из важнейших направлений в этой области при исследованиях, проводимых социолингвистами, стало изучение функционирования языка в тех условиях, когда тот или иной язык используется в двух или нескольких странах, т.е. несколькими самостоятельными национальными носителями.

Особенно широко распространен английский язык. В настоящее время достаточно сложно определить точное количество людей в мире, говорящих на английском языке. Профессор Kachru предлагает разделить все англоговорящее население мира на 3 группы, которые образуют так называемые «3 круга». К «внутреннему кругу» относятся страны, в которых английский является родным языком (native language): США, Канада, Великобритания, Ирландия, Австралия и Новая Зеландия. К «внешнему кругу» относятся страны, являвшиеся английскими колониями: Индия, Сингапур, Малайзия, Южная Африка. «Расширяющийся круг» включает такие страны, где английский язык получает все более широкое распространение. К этой группе относятся: Китай, Япония, Израиль, Греция и другие (Kachru 1992).

По словам Д. Кристалла «внутренний круг» включает в себя примерно 320-380 миллионов носителей английского языка, «внешний круг» - 150-300 миллионов и «расширяющийся круг» - от 100 до 1000 миллионов. (Crystal 1995).

В одной из своих последних книг - "English as a Global Language", Кристалл предполагает, что в настоящее время около 670 миллионов человек являются носителями английского языка (или же владеют им на уровне, близком к уровню носителей языка), а если взять за основу классификации средний уровень языковой компетенции, то количество человек, использующих английский язык, может достигнуть приблизительно 1.300- 1.500 миллионов (Crystal 1997).

Вариантология языка является относительно молодой теорией, находящейся в настоящее время в стадии своего становления. Однако изучение характера литературного языка, и в частности английского, в таких условиях уже позволило сформулировать концепцию национального варианта литературного языка. Состояние системы такого языка, когда он используется двумя или несколькими национально-государственными общностями, что является отдельным случаем вариантности, называется национальной негомогенностью языка. В целом национальные варианты характеризуются тем, что с точки зрения основного инвентаря элементов своей субстанции и структуры они оказываются едины (Ризель 1953). Единство такого национально негомогенного языка, однако, не предполагает обязательного тождества его вариантов. Как, пишет Д. Брозович, "было бы нематериалистично и недиалектично считать, что язык, обслуживающий одну нацию, общество, одну национальную культуру и цивилизацию, одну науку и литературу, может иметь ту же природу, что и язык, распределяющий те же функции между двумя нациями" (Брозович 1963: 17).

Неидентичность языка при наличии двух или более национальных носителей привела языкознание к признанию вариативности такого языка, что, в свою очередь, выявило необходимость определения этой системы как национальных вариантов языка. Интерпретация национальных вариантов одного языка как систем, обладающих устойчивостью и перспективой, несомненно, является значительным достижением российской и зарубежной лингвистики последних 20-25 лет.

Еще в начале 50-х гг. Э.Г. Ризель, например, при рассмотрении национальных особенностей немецкого литературного языка в Австрии и Швейцарии считала эти особенности элементами, находящимися на различных ступенях их внедрения в общую единую норму, т.е. практически рассматривала их как территориальные дублеты (Ризель 1953: 163). С другой стороны, негомогенность национальных вариантов языка подтолкнула ряд лингвистов к рассуждениям о существовании самостоятельных языков. Ярким примером тому является концепция Г.Л. Менкена, рассматривавшего американский вариант английского литературного языка как самостоятельный, независимый "американский язык" (Mencken 1957).

Поливариантность английского языка, одного из национально негомогенных языков, уже в течение длительного времени привлекает к себе внимание как российских, так и зарубежных лингвистов. Особый интерес вызывает американский вариант литературного английского языка. По мнению А. Д. Швейцера, интерес, проявляемый к этой проблеме, определяется, прежде всего, тем, что она имеет большое значение не только для англистики, но и в кругу таких проблем общего языкознания, как природа языка и его территориальной вариативности, соотношение между вариантами литературного языка и др. (Швейцер 1966: 3).

Национальный вариант любого языка представляет собой совокупность региональной разновидности единого нормированного литературного языка и функционирующих в пределах его ареала внелитературных социализированных территориальных и этнических диалектов, полудиалектов и просторечия (Коровушкин 2003: 53).

Необходимо так же отметить, что важной стороной признания суверенности национального варианта литературного языка является его фиксация, то есть выявление и кодификация национальной нормы литературного языка, и, прежде всего, путем лексикографического отражения состояния нормы данного литературного языка в условиях данного социума (Коровушкин 2003: 54).

Под вариантом литературного языка понимается региональная разновидность единого нормированного литературного языка. Белл рассматривает вариант как стандартизованную нередуцированную разновидность языка, принадлежащую коллективу её исконных носителей, обладающую автономностью и, естественно, имеющую фактические и кодифицированные нормы. Нормы употребления этой разновидности характеризуются значительной общностью грамматики, лексики, риторики, наряду с высокой степенью терпимости по отношению к фонологической вариативности (Швейцер 2003: 16-18).

Колониальная экспансия Англии в 17-19 вв. обусловила распространение английского языка за пределами Великобритании и привела к возникновению некоторых региональных отличий, главным образом в лексике, к настоящему времени оформившихся в несколько относительно независимых групп и подгрупп английского языка.

Можно отметить, что сейчас в мире существует большое количество разновидностей: вариантов и подвариантов английского языка. Однако не все разновидности имеют литературную форму. К вариантам английского языка, имеющим литературную форму относятся: British, Irish, Scottish, Canadian, Australian, New Zealand, American English.

По мнению А. Д. Швейцера с функциональной точки зрения региональные варианты английского языка обслуживают сферы, которые занимает литературный язык (культура, наука, публицистика и художественная литература), (Швейцер 2003: 15). И в дальнейшем нас будут интересовать как различия внутри одного варианта, так и различия между разными вариантами английского языка, а именно: между британским, американским и канадским вариантами английского языка, которые мы рассмотрим на примере обращений.

Таким образом, можно сказать, что язык и культура - сложные и многогранные явления, имеющие коммуникативно-деятельностную, ценностную и символическую природу. Культура устанавливает место человека в системе общественного производства, распределения и потребления материальных ценностей. Язык не просто называет то, что есть в культуре, не просто выражает ее, но и сам развивается в ней. Культура формирует сложную и многообразную языковую систему, благодаря которой происходит накопление человеческого опыта и передача его из поколения в поколение. Уровнем развития материальной и духовной культуры общества определяется форма существования языка, одной из которых является вариант. И при дальнейшем анализе мы будем основываться на определении варианта как региональной разновидности единого нормированного литературного языка.

Глава 2. Речевая единица «обращение»: основные аспекты лингвистического изучения
Обращение - слово или сочетание слов, называющее лицо, которому адресована речь. Обращениями в первую очередь служат имена людей, название лиц по степени родства, положению в обществе, профессии, занятию, должности, званию, национальному или возрастному признаку, взаимоотношениями людей. Формы обращения являются языковым средством выражения взаимных отношений между людьми в определенной социальной общности, поскольку «выбор вежливой или невежливой формы передает не только вкусы отдельных людей, но и языковые навыки отдельных классов общества или всего общества в целом» (Будагов 1970: 35).

Целью использования обращений является привлечение внимания того лица, к которому обращается говорящий.

Исходя из вышеназванной цели, можно выделить следующие коммуникативные задачи употребления обращений в диалогическом общении:

1) Выразить вежливое, уважительное отношение к собеседнику.

2) Указать на то, что конкретная информация будет направлена тому, кому данное сообщение адресовано.

3) Снять обезличивание, показать заинтересованность в личности другого как субъекта общения. Примером реализации этой коммуникативной задачи является многократное наименование одного и того же лица в речевой ситуации единственного адресата, которое не может употребляться с иной целью, чем удерживания его внимания, достижения максимального контакта с ним.

4) Вызвать положительные эмоции у собеседника. Для реализации этой коммуникативной задачи могут использоваться эмоциональные обращения, содержащие положительную оценку адресата говорящим.

  1. Сформировать аттракцию (чувство взаимной симпатии).

Проанализировав перечисленные выше коммуникативные задачи, можно сделать вывод, обращение не только важный элемент вступления в диалог и поддержания коммуникации, но и психологический приём, используемый в общении.
2.1 Основные подходы к понятию «обращение»
Обращения обычно рассматриваются наряду с вводными словами и вставными конструкциями как осложняющие компоненты предложения. Оно изучено довольно основательно, однако, прежде всего по причине сложности и противоречивости лингвистической природы самого объекта, многие вопросы, в том числе относящиеся к определению основных признаков обращений, остаются пока нерешёнными или решаются различными учёными по-разному.

По мнению Панкратовой М. В., «обращение имеет непосредственное отношение к нормам речевого этикета, поскольку неотъемлемым свойством речи выступает ее обращенность, ее адресный характер.» (Панкратова 2008: 5) Играя важную роль в межличностном общении, обращения способствуют взаимодействию говорящего и адресата и помогают создать особое коммуникативное пространство. Обращение, по мнению автора, обладает такими характеристиками речевого стереотипа, как воспроизводимость в фиксированной форме, высокая частотность функционирования в речи, направленность на четкую организацию и максимальную успешность коммуникативного контакта, т.е обращение можно определить как этикетную речевую единицу, играющую первостепенную роль в межличностном общении и создающую особое коммуникативное пространство.

А. М. Пешковский относил обращения к «словам и словосочетаниям, не образующим ни предложения, ни их частей». Формально основной ролью обращения является побуждение, что не даёт ему возможности вступить с каким-либо членом предложения, при котором оно стоит, в связь согласования, управления или примыкания, и оно остаётся, какой бы распространённости оно ни достигало, посторонней для данного предложения группой. Что же касается возможности самому образовать предложение, то для этого оно оказывается недостаточно самостоятельным». (Пешковский 2001: 408)

О том, что обращение, будучи синтаксически независимым компонентом предложения, связано с остальным составом предложения не только семантически («вещественно»), но и синтаксически, пишет Н. Ю. Шведова: «Обращение – это распространяющий член предложения – имя в форме им. п., возможно – с зависящими от него словоформами, называющий того, к кому адресована речь. Обращение не является таким распространителем, который никак не связан с остальным составом предложения. Такая связь существует. Она выражается, во-первых, в том, что любое предложение, сообщающее о действии или состоянии определённого субъекта и имеющее в качестве сказуемого глагол в форме 2 л., с абсолютной регулярностью может распространяться обращением, называющим субъект, который либо обозначен в подлежащем местоимением, либо не обозначен совсем. Во-вторых, всегда, в любом предложении, обращение образует синтагму, либо входит в синтагму вместе с другими словами в предложении». ( Шведова 1980: 163–164)

А. В. Полонский считает, что обращение представляет собою адресатный центр предложения. «Адресатный центр функционально и синтаксически соответствует природе детерминанта, являющегося компонентом семантической структуры предложения и входящего в его грамматическую структуру в качестве распространяющего члена, связанного со всем составом предложения». На этом основании он определяет обращение как «синтаксический адресатный детерминант – особый распространяющий член предложения, который входит в семантическую структуру предложения; обладает специализированной словоформой (звательным падежом) с закреплённой за ней специфической функцией и синтаксической позицией в предложении; относится ко всей

структуре предложения; сочетается с различными типами предложений». (Полонский 2000: 29–30)

Таким образом, проанализировав мнения различных авторов относительно лингвистического статуса обращения, мы можем сделать вывод, что обращение не является ни самостоятельным предложением, выражающим законченную мысль, ни полноценным членом предложения. Как слово оно, напротив, избыточно признаками, не свойственными слову (интонацией, предикативностью). Обращение – это сложная, многофункциональная речевая единица, особенности функционирования которой, определяются коммуникативно-прагматическим контекстом. Обращение является средством универсального характера, выработанным языком для обслуживания человеческого общения и установления связи между высказываниями и субъектами общения (Гольдин, 2009: 114), несущим значительную коммуникативную нагрузку и выполняющим ряд речевых функций в процессе непосредственного речевого контакта.
2.2 Классификации обращений
Учитывая линвистический статус обращения, ситуацию и участников общения, а также морфологические и семантические характеристики выделяют различные виды обращений.

В качестве форм обращения могут использоваться имена собственные, титулы, обращения, связанные с положением, которое коммуниканты занимают в семье по отношению друг к другу, а так же личные местоимения. (Bonvillain 2003: 81)

В зависимости от адресата обращениями могут выступать:

  • Названия лица или группы лиц (dear friends, ladies and gentlemen, darling, Sir, Madam и т.п.): Come here, guys!

«What an excellent father you have, girls!» said she, when the door was shut.

  • Названия одушевлённого существа – не лица: You are probably hungry, my lovely little kitten!

  • Названия неодушевлённого предмета (обычно при олицетворении):

The sun greeted me this morning! Stars, bring me up with you, bring me to the place you sleep. I wonder how they do it.

По частотности употребения обращения делятся на:

  • узуальные

  • окказиональные.

Узуальные (лексикализованные и фразеологизированные) обращения являются единицами языка; окказиональные обращения являются единицами речи. Как единицы языка и речи можно рассматривать те узуальные обращения, которые в конкретном речевом акте получают приращения смыслов к инвариантному значению.

Различные формы обращения также могут использоваться в зависимости от формы речи:

  • В разговорной речи чаще встречаются нераспространённые обращения, называющие лицо по имени, по имени и отчеству, по фамилии.

  • В письменной речи встречаются распространённые обращения. В них название лица часто сопровождаются определениями, которые выражают отношение говорящего к названному лицу.

  • Чрезвычайно разнообразны по строению и значению обращения в языке художественных произведений, особенно в поэтической речи. Они привлекают внимание читателя к адресату. Формируя обращения, писатели употребляют различные типы определений: согласованные и несогласованные, приложения, используют ряды однородных обращений. Бесспорно, процесс коммуникации, имеющий место в определенном обществе, подчиняется этническим и социокультурным нормам общения, которые выступают общепринятыми в одном культурном сообществе и совершенно не обозначены в другом. Они способствуют установлению межличностных контактов и управлению уровнем отношений коммуникантов в процессе любой коммуникации.

С точки зрения критерия нормы обращения можно условно дифференцировать на нормативные и ненормативные, поскольку выбор и использование обращения, как и любой другой речевой единицы, диктуется нормами, существующими в языке того или иного сообщества людей. К нормативным относятся те обращения, которые являются «нормами системы», т.е. они оторваны от конкретной речевой ситуации, носят всеобщий характер, а их знание является непременным условием для осуществления процесса коммуникации на данном языке. Подобные обращения имеют много общих черт с речевыми стереотипами, обладают такими характеристиками, как устойчивость, воспроизводимость в фиксированной форме, ритуальность. Их использование определяется условиями коммуникативной ситуации (кому адресовано сообщение, при каких обстоятельствах происходит общение и т.д.) и контролируется фоновым знанием говорящего, т. е. говорящий, владея нормами языковой системы, при адресации своего сообщения пользуется стандартной формулой обращения, которую он считает приемлемой в рамках данной коммуникативной ситуации. Нормы данного типа «…присутствуют в сознании коммуникантов имплицитно и обнаруживаются, как правило, в случае их нарушения». (Анисимова 1983: 5). Таким образом, адресант применяет речевой шаблон, принятый языковой системой конкретного общества.

К нормативным (или стереотипным) естественнее всего отнести этикетные обращения (например: Mr., Miss, Mrs.,Ms., Sir, др.) и профессионально-должностные (например: Doctor, Professor, Colonel, Minister, Speaker, др.), т. е. обращения, идентифицирующие социальный или профессиональный статус адресата. Но кроме них, нормативными (стереотипными) являются оценочно-характеризующие обращения, термины родства, обращения, идентифицирующие половозрастные признаки.

Ненормативными, на наш взгляд, могут быть названы те обращения, которые не присутствуют имплицитно в сознании говорящего, т. е. не являются нормами системы. В этом случае говорящий в процессе именования руководствуется не стереотипной ситуацией, а личными знаниями о своем собеседнике, подчеркивая при обращении свою эмоционально-субъективную оценку собеседника (его поведения, одной из черт его характера, др.). Примерами подобных обращений могут служить: Mr. Married, Mr. Cool, Mr. Big Man, Mr. Fancy-Pants Party Director. Как демонстрируют вышеприведенные примеры, первый компонент данных обращений – стандартное обращение, идентифицирующее социальный статус человека, а использование второго компонента вместо стандартного имени собственного может быть объяснено только коммуникативно-прагматическим контекстом. Таким образом, вышеприведенные примеры обращений с точки зрения их формы (внешних признаков) не относятся к нормативным, общепринятым. Необходимо отметить, что разговорному стилю общения присущи как нормативные, так и ненормативные обращения, что подтверждает двойственный характер данного стиля общения: с одной стороны, ритуализованность, стандартность, клишированность, приверженность к нормативным формам, закрепленным в языке, а с другой – эмоциональность, оценочность, экспрессивность. Использование того или иного типа обращения обусловливается коммуникативно-прагматическим контекстом ситуации общения.

Классификация английского обращения с точки зрения морфологических характеристик сводится к использованию в качестве обращения трех знаменательных частей речи: имени существительного, субстантивированного имени прилагательного и местоимения. Необходимо заметить, что только имя может реализовывать номинативную функцию языка, заключающуюся в способности языковой единицы именовать не только предмет или явление, но и любой другой элемент реального мира.

Имя существительное, обладающее «чрезвычайно неоднородным характером», отражает «номинативную деятельность говорящего-индивида». (Карташкова 2003: 63) Имена существительные, выступающие в роли обращения, также отличаются неоднородностью.

Собственные имена существительные, функционирующие в качестве обращений, достаточно частотны и вариативны. Обращение, выраженное именем собственным, может быть представлено:

– полной формой имени, например: Beverly, Matthew, Megan;

– краткой формой имени, например: Bev, Mat, Meg;

– уменьшительно-ласкательной формой имени, например: Meggy, Vinnie;

– только фамилией (а также прозвищем), например: McQuillan;

– сочетанием имени и фамилии, например: Stephen Gaunt.

Нарицательные имена существительные, выступающие в роли обращений, характеризуются еще большей неоднородностью, что делает процесс их классификации довольно трудным, поскольку в его основу могут быть положены различные принципы и критерии. Среди нарицательных имен существительных часто используется подкласс абстрактных имен, которые характеризуют адресата «по его роли в жизни говорящего» и представляют его «как источник тех или других состояний автора речи». ( Арутюнова 1977: 341.)

В отношении семантических характеристик обращений необходимо подчеркнуть, что обращения содержат как минимум два (и более) дифференцирующих семантических признака. Например, обращение little man содержит семантический признак пола и возраста, обращение Sir – пола и социального статуса, обращение Duchess – пола и титула, обращение daddy – пола, родственных отношений и возраста. Но этого нельзя сказать об оценочно-характеризующих обращениях, функционирующих в коммуникативных ситуациях, где действует персональная дистанция общения, единственным дифференцирующим семантическим признаком которых выступает признак личностного отношения. Так, например, обращение darling может быть использовано по отношению к мужчине, женщине или ребенку, обращение silly также содержит только дифференцирующий семантический признак психологической характеристики адресата. Последний пример демонстрирует и тот факт, что в качестве обращений используются также и имена прилагательные в субстантивированной форме, например:

No, silly, just to talk to you. (Cooper J. Octavia 1996: 29)

My sweet, my precious, I will make you happy. (Cartland B. 1977: 256) Данные обращения относятся к оценочно-характеризующим, в которых весомое значение имеет субъективный фактор, поскольку «номинант, кроме осуществления номинативного замысла, преследует и другую цель –оценить называемый объект определенным образом» (Карташкова, 2003 : 60). Таким образом, подобные обращения содержат эмоциональный компонент, вкладываемый адресантом сообщения по отношению к своему собеседнику – адресату сообщения.

Кроме того, собственно имя прилагательное является частым спутником обращения. По словам Н.Д. Арутюновой, «для апеллятивов типична, прежде всего, сочетаемость с прилагательными субъективного отношения», а «такие стандартные атрибуты апеллятивов, как милый, дорогой, любезный, уважаемый, выражающие отношение автора речи к адресату, сочетаются с именами любой семантики …» (Арутюнова, 2002: 356).

Обращения, выраженные местоимением, не отличаются значительной вариативностью. В основном, в качестве обращений используются следующие разряды местоимений: личное местоимение 2-го лица единственного или множественного числа – you; определительные местоимения everyone, everybody; указательное местоимение there. Местоимения не называют адресата сообщения, а только указывают на него, из чего следует, что обращения, представленные местоимением, не могут реализовывать номинативную функцию, чем отличаются от всех остальных обращений. Кроме того, возможно использование в качестве обращения местоимения в сочетании с именем числительным, например: Listen, you two, Im dying of thirst; (Modern English Plays 1966: 182) а также в сочетании с приложением, например: I never even met him, you silly thing, I was only on a fishing expedition …; ( Binchy M. 2003: 27.) Oh, no, no … Jack – my love, what’s happened to you? ( Neil J. 2002: 98)

В тех коммуникативных ситуациях, где действует персональная дистанция общения, обращение очень часто сопровождается притяжательным местоимением my. С одной стороны, оно повышает степень приватности общения и свидетельствует о положительном отношении говорящего к своему собеседнику. С другой стороны, обращение, выраженное сочетанием притяжательного местоимения my, оценочно-характеризующего обращения и (или) имени собственного (или половозрастного обращения), очень часто несет оттенок наставления, поучения, как в следующих примерах:

Whatever you do, my dear boy, marry a girl who’s your equal. ( Modern English Drama 1984: 78)

You don’t seem to realize the world you’re living in, my boy. (Modern English Drama 1984: 44)

Before you start sneering again, my boy, just remember one thing. ( Modern English Drama 1984: 68)
2.3 Структурные особнности обращений
Говоря о структурных особенностях обращений в разговорной речи, необходимо отметить использование двойных обращений, например: Beverly, dear; Jeff, darling; Vinnie, baby; Matthew, sweetheart; Ben, my boy; Marigold, my sweet.

Приведенные примеры показывают, что в роли первого обращения используется имя собственное в полной, краткой или уменьшительно-ласкательной форме, в роли второго, как правило, – оценочно-характеризующие обращения. Обращения подобной структуры реализуют воздействующую функцию (особенно это касается второго обращения) и выполняют роль фасилитатора положительной тональности общения, которой, во многом благодаря самой структуре обращения, становится присущ оттенок дружеского, сочувственного, назидательного отношения говорящего к адресату.

Но возможна и такая структура, где обращения будут обрамлять высказывание, например, Mick, could you come over here for a minute, mate? ( Binchy M. 2003: 106.), где второе обращение направлено на усиление прагматического значения просьбы и могло бы быть приравнено к слову please, которое в предложениях подобного рода более частотно, нежели двойное обращение. Такая структура обращения подчеркивает дружелюбную атмосферу коммуникации и вежливое отношение говорящего к своему собеседнику.

Еще одной особенностью структуры обращений является степень их распространенности. Распространенные обращения содержат одно или несколько определений, как правило, стереотипных, например: Poor little Sally; My dear young lady. Довольно редко можно встретить обращения, распространенные нетрадиционным способом,например: Ella Brady from Tara Road, how are you? (Binchy M. 2003: 106) Используя подобные обращения, адресант не просто пытается установить канал связи с адресатом, но и, в зависимости от ситуации общения, с помощью сочетающихся с обращением атрибутов выразить свое положительное отношение (участие, сочувствие, назидание) к собеседнику, а также отрицательное или ироническое.

2.4 Функциональные особенности обращений
В абсолютном большинстве описанных выше определений отмечается, что обращения называют того, к кому (или к чему) обращена речь. По вопросу об объекте обращения (адресате) учёные в целом единодушны. В сущности, любое существительное, обозначающее предмет, к которому может быть обращена речь, способно выступать в функции обращения (многоуважаемый шкаф). Однако безусловный приоритет среди обращений занимают личные существительные, личные местоимения, субстантивные сочетания и субстантивированные прилагательные, называющие лицо (собеседника).

Большинством авторов выделяются следующие речевые функции, выполняемые английскими обращениями:

- номинативная функция или функция наименования адресата в речи;

- характеризующая (Рязанова 1983) функция или функция демонстрации

личного отношения к адресату;

- этикетная (Гольдин 1987) или социально-регулятивная функция, позволяющая говорить об общении как о процессе, протекающем в соответствии со сложившимися в данном обществе (социальной группе) конвенциональными нормами поведения для различных социальных ситуаций;

- воздействующая функция.

Основной функцией обращения признаётся назывная, номинативная функция, точнее – специализированная функция называния адресата – апеллятивная. Апеллятивная функция шире, чем номинативная функция, так как обращение – это не только называние, но и призывание адресата, оформленное звательной интонацией.

Проявление в форме обращения личного отношения к адресату, связанного с той или иной областью знаний говорящего о своем собеседнике, дает возможность говорить о наличии эмоционально-оценочного характера обращения, а, значит, и о его характеризующей функции в речи.

Анализируя характеризующую функцию обращения в речи, необходимо

рассматривать лексико-семантический аспект исследования апеллятивов.

Обращение позволяет адресату идентифицировать себя как получателя

речи, выступающего в той или иной роли, а также выполняет характеризующую функцию адресата. Это, бесспорно, влияет на выбор формы и типа обращения.

Выбор обращений зависит также и от других факторов, позволяющих многим авторам выделить другую значимую функцию обращения – этикетную или социально-регулятивную.

Поскольку в английском языке отмечены социально-регулятивные обращения только с восходящим статусным вектором, то есть, используемые при общении с вышестоящим партнером (это отражено и в этимологии ряда обращений: sir – senior, Mr. – master), можно предположить, что семантическая функции социальной регуляции совпадает с этикетной. Нормы вежливости проявляются в признании статуса собеседника и его возвышении (Карасик 1992). Поэтому обращения, получившие у разных авторов разное название – этикетные и социально-регулятивные – фактически, одна и та же группа обращений.

Обращение не только называет адресата речи, но и является индикатором межличностных отношений, обозначая типовое относительное положение адресанта и адресата относительно друг друга и социальной группы в целом.

То есть, обращение отражает ролевые функции коммуникантов, выражая равенство или неравенство общественного положения участников речи, соотношение их возраста, пола, степень их знакомства, что доказывает зависимость выбора обращения от сферы общения коммуникантов: от подчеркнуто официальной до фамильярной, интимной.

При всем многообразии функций, реализуемых обращениями, воздействующей функции уделяется меньше всего внимания. Ее выделяют не многие исследователи, несмотря на то, что, будучи речевой единицей, обращение имеет собственную коммуникативную цель и интонационную оформленность, что, безусловно, дает ей право оказывать определенное воздействие. Приведем несколько примеров, где обращение, помимо других функций, выполняет и воздействующую функцию.

Так, во фразе I am with you, friend (Shaw I. The Top of the Hill 2000: 180) говорящий, используя в качестве обращения существительное friend, не нарушающее коммуникативно-прагматических норм данной ситуации общения, реализует намерение, заключающееся в оказании определенного воздействия на своего собеседника – расположить его к себе, успокоить, придать уверенности. В таких примерах, как Ella, Angel Ella, I’m never going to hurt you or be bad for you in any way; (Binchy M. Quentins 2003: 40) Shelly, Shelly, who are you tryin’ to turn on (Collins J. Hollywood Wives. 1984: 113) редупликация обращения также нацелена на воздействие говорящего на своего собеседника: в первом примере это эмоциональное воздействие, выражающееся в уверении адресата; обращение второго высказывания реализует оценочное воздействие, которое, по словам экспертов, выступает в форме упрека (Суханова 1984).

Итак, в главе 2 мы рассмотрели различные подходы к понятию «обращение», структурно-функциональные особенности обращений, классификации обращений с учетом лингвистического статуса, ситуации и участников общения, а также морфологической и семантической характеристики обращений. В ходе исследования было отмечено, что при рассмотрении обращения только как элемента синтаксической структуры не принимается во внимание огромное количество употреблений обращений в разнообразных речевых ситуациях. При системно-структурном подходе должным образом не учитывается социальный «фактор адресата», определяющий специфику самой многочисленной и разнообразной в семантическом, стилистическом и коммуникативно-прагматическом отношениях группы обращений – обращения к человеку (адресату-собеседнику). Совершенно очевидно, что семантическое богатство и многообразие функций обращения человека к человеку далеко не исчерпываются называнием адресата и привлечением его внимания. Возникает необходимость изучения обращений в коммуникативно-прагматическом аспекте. Таким образом, в главе 3 будет проведен анализ социолингвистических факторов, определяющих выбор обращений в указанных нами вариантах английского языка.


  1   2   3   4   5



Скачать файл (616.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru