Logo GenDocs.ru


Поиск по сайту:  


Янгузин Р. 3. Этнография башкир (история изучения) - файл n1.doc


Янгузин Р. 3. Этнография башкир (история изучения)
скачать (2311 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.doc2311kb.24.12.2012 05:02скачать


n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Реклама MarketGid:
УДК 39 (470.57) ББК 63.5 (235.54) Я 60

Янгузин Р. 3.

Я 60 Этнография башкир (история изучения). - Уфа: Китап, 2002. - 192 с: ил.

ISBN 5-295-03080-6

В работе излагается история накопления фактов и изучения этнографии башкир с древних времен до конца XX в. Рассматриваются сведения средне­вековых восточных и европейских авторов, башкирские шсжерс, сочинения русских, зарубежных и башкирских ученых XV1I1-XX вв. Впервые в истори-ко-этнографической литературе представлена цельная картина изучения этно­графии башкирского народа.

Книга рассчитана на широкий круг читателей - учителей, студентов, пре­подавателей вузов и колледжей, научных работников и всех, интересующихся этнографией края.

УДК 39 (470.57) ББК 63.5 (235.54)

ФП-2002

ISBN 5-295-03080-6

1 Р. 3. Янгузин, 2002

ВВЕДЕНИЕ

Башкиры в этнографическом отношении представляют ис­ключительный интерес. Сформировавшись на Южном Урале и являясь его коренным народом, они прошли сложную этническую историю. Башкиры -первое полукочевое общество, которое было включено в область активного влияния земледельческой культуры Русского государства и его социально-политической организации. Взаимодействие сыграло важную роль в эволю­ции быта и культуры башкирского народа,

К началу третьего тысячелетия накопилась обширная литература по эт­нографии башкир. Назрела необходимость в цельной работе, в которой был бы воедино показан вклад ученых в исследование башкирской этнографии.

В имеющейся литературе дается краткая историография тех или иных проблем. Например, о дореволюционной литературе по этногенезу и этни­ческой истории - у Р. Г. Кузеева (Происхождение башкирского народа. М., 1974), по декоративно-прикладному искусству - у Н. В. Бикбулатова (С. А. Авижанская, Н. В. Бикбулатов, Р. Г. Кузеев. Декоративно-прикладное искусство башкир. Уфа, 1964; Р. Г. Кузеев, Н. В. Бикбулатов, С. Н. Шитова. Декоративное творчество башкирского народа. Уфа, 1979), поселениям, жилищу и народной одежде - у С. Н. Шитовой (Традиционные поселения и жилища башкир. М., 1984; Башкирская народная одежда. Уфа, 1995), хо­зяйству и социальной структуре - у Р. 3. Янгузина (Хозяйство и социальная структура башкирского народа в XVIII-XIX вв. Уфа, 1998) и др.

С. И. Руденко посвящены статьи С. А. Авижанской, Р. Г. Кузеева «Эт­нографические коллекции по башкирам Государственного музея этногра­фии народов СССР» (Археология и этнография Башкирии. Т. I. Уфа, 1962. С. 344—357), Н. В. Бикбулатова «Руденко и башкирская этнография» (Архе­ология и этнография Башкирии. Т. 5. Уфа, 1973. С. 9-16), сборник «С. И. Руденко и башкиры» (Уфа, 1998) и др.

Научное наследие М. Уметбаева изучено Г. С. Кунафиным и опублико­вано в работах «Башкирские просветители-демократы XIX века» (М., 1981), «Просветитель и писатель М. Уметбаев» (Уфа, 1991. На башкирском языке). В журнале «Агидель» на башкирском языке мною опубликована статья «Мухаметсалим Уметбаев - этнограф» (1991. № 8. С. 6-12).

Н. А. Мажитов и А. Н. Султанова в работе «История Башкортостана с древнейших времен до XVI века» (Уфа, 1994) анализируют сведения средневековых авторов о башкирах с позиции воссоздания исторического Башкортостана.

Этнография башкир

Д. Ж. Валеев в работе «Очерки истории общественной мысли Башкор­тостана» (Уфа, 1995) описывает исторические воззрения башкирских этно­графов М. Уметбаева, Б. М. Юлуева, М. Баишева и Бикбова.

Были также опубликованы специальные историографические статьи по наиболее важным вопросам башкироведения (Р. 3. Янгузин. История и со­временное состояние изучения этногенеза и этнической истории башкир // Из истории Башкирии (дореволюционный период). Уфа, 1968. С. 258-309; Он же. Хозяйство башкир (1798-1917 гг.) в дореволюционной историко-эт-нографической литературе // Очерки истории дореволюционной России. Вып. 3. Уфа, 1975. С. 127-139).

В сборнике «Наука в Советской Башкирии за 50 лет» (Уфа, 1969) была опубликована статья Н. В. Бикбулатова и Н. А. Мажитова «Археология и этнография Башкирии за 50 лет» (с. 513-528). Этнографическая ее часть написана Н. В. Бикбулатовым. Автор вкратце охарактеризовал этнографи­ческое изучение башкир в 1920-е годы, приостановление исследования бы­та и культуры башкир в 30-^Ш-е годы, возобновление - в начале 50-х годов. Отмечаются работы С. И. Руденко и Р. Г. Кузеева.

В 1975 г. в сборнике «Очерки советской историографии Башкирской АССР» (Уфа) была опубликована моя статья «Дореволюционное хозяйство башкир в советской историко-этнографической литературе» (с. 24-40). В ней дается анализ публикаций в советское время до начала 1970-х годов.

К 50-летию Института истории, языка и литературы Башкирского фи­лиала АН СССР был выпущен сборник «В научном поиске» (Уфа, 1982). В нем содержится статья Н. В. Бикбулатова «Становление и развитие этно­графической науки» (с. 83-101). Автор подчеркивает, что в 50-е годы в ИИЯЛ была создана этнографическая группа, куда вошли Р. Г. Кузеев, Н. В. Бикбулатов и С. Н. Шитова. С самого начала она взяла курс на плано­мерное экспедиционное обследование Башкирии, чтобы создать источнико-вую базу для широких научных изысканий. Этнографические исследования рассматриваются в статье по проблемам. Центральное место занимала в то время проблема этногенеза и этнической истории башкирского народа (Р. Г. Кузеев), далее - изучение материальной культуры башкир (С. Н. Ши­това, Н. В. Бикбулатов, М. Г. Муллагулов), хозяйственной жизни (Р. Г. Кузе­ев, Р. 3. Янгузин), семейного быта (Р. Г. Кузеев, Н. В. Бикбулатов) и другие вопросы башкирской этнографии.

Исследованием вклада С. И. Руденко в башкирскую этнографию зани­мался Н. В. Бикбулатов. В пятом томе «Археологии и этнографии Башки­рии», посвященном С. И. Руденко, опубликована его статья «Руденко и башкирская этнография» (с. 9-16). Кроме того, Н. В. Бикбулатов является ответственным редактором и автором предисловия библиографического указателя «Сергей Иванович Руденко», выпущенного к 100-летию со дня его рождения (Уфа, 1986).

Введение

110-летию со дня рождения С. И. Руденко была посвящена Всероссий­ская научная конференция, которая состоялась в Уфе в 1995 г. Материалы этой конференции опубликованы в сборнике «С. И. Руденко и башкиры» под редакцией Р. М. Юсупова и М. В. Мурзабулатова (1998). В докладах по­казан выдающийся вклад С. И. Руденко в исследование башкирской этно­графии.

Несколько библиографических изданий посвящено Р. Г. Кузееву. В 1988 году опубликован библиографический указатель «Кузеев Раиль Гу-мерович» (Уфа) с вступительной статьей Н. В. Бикбулатова «Краткий очерк научной, педагогической и общественной деятельности Р. Г. Кузеева». В 1996 г. - с вступительной статьей «Р. Г. Кузеев - этнолог, историк-восто­ковед, общественный деятель» Н. В. Бикбулатова. В 1999 г. - с вступитель­ной статьей И. Кучумова «Основные даты жизни и деятельности Р. Г. Кузе­ева» и статьей «Очерк жизни и деятельности».

Институт истории, языка и литературы УНЦ РАН опубликовал к 40-ле­тию Отдела этнографии и антропологии справочник «Этнографические и антропологические исследования в ИИЯЛ» (Уфа, 1999). В нем подведен итог научным изысканиям отдела за 1959-1999 гг. В книге показаны на­правления научных исследований, основные темы, их исполнители, этно­графические экспедиции с указанием участников и маршрутов, конферен­ции и форумы, доклады на конференциях, форумах, связи с этнографами страны, международные связи, архивный фонд, фототека, участие в созда­нии Музея археологии и этнографии, список защищенных диссертаций, библиографический свод монографий, сборников и отдельных статей, пре­принты докладов, участие в написании общеисторических работ, учебни­ков, энциклопедий, словарей и справочников, информационные работы, библиографии, различные программы, список неопубликованных моногра­фий и сборников. Как видно, в справочнике содержатся сведения по всем основным направлениям деятельности отдела, что намного облегчает опре­деление путей дальнейших исследований этнографии башкирского народа.

В сборнике «Взаимодействие культур народов Урала» (Уфа, 1999), в разделе «Персоналии» опубликованы статьи Р. И. Якупова «Наиль Валее-вич Бикбулатов (1931-1996)» (с. 255-258) и Р. Г. Кузеева «Памяти друга -Н. В. Бикбулатова» (с. 259-266), а также список основных научных трудов Н. В. Бикбулатова (с. 261-269).

Указанные историографические материалы абсолютно недостаточны для представления общей картины истории этнографического изучения башкирского народа.

В настоящей работе поставлена задача - проследить историю накопле­ния фактов и изучения этнографии башкир с древних времен по конец XX в. Потребность в подобной работе возросла особенно в последние годы, когда по проблемам башкирской этнографии читаются специальные курсы

Этнография башкир

в вузах республики, когда в школах преподается история Башкортостана, когда усилился приток молодых этнографов, историков, философов и др. в науку, занимающихся различными аспектами башкироведения, когда на­род начал по-настоящему интересоваться своим прошлым.

Историю этнографического изучения башкир можно подразделить на 5 этапов:

1. Древние и средневековые авторы о башкирах. Это период накопления фактов. Здесь же даются башкирские шежере и Книга Большому Чертежу.

2. Этнография башкир в трудах ученых XVIII- середины XIX в.

3. Изучение этнографии башкир в пореформенный период и в начале XX в.

4. Этнографическое изучение башкир с 1920 г. до середины 50-х годов.

5. Исследование этнографии башкир с середины 1950-х по 2000 г.

Хотелось бы сделать несколько замечаний по содержанию книги. В ра­боте не ставится задача анализировать и делать какие-то субъективные вы­воды по сочинениям средневековых авторов, а даются они воедино как ис­точники о башкирах. Исследование сведений средневековых авторов о баш­кирах - тема особая, требующая кропотливого труда в сочетании со знани­ем арабского и европейских языков.

В отличие от принятых правил, дать историографию в хронологическом порядке или по проблемам, в работе избран другой путь. Я счел более целе­сообразным охарактеризовать вклад каждого ученого в изучение башкир­ской этнографии в отдельности. Это позволит читателю более ясно и четко представлять роль того или иного исследователя в разработке проблемы.

Многие газетные статьи из-за их компилятивного характера не рассма­триваются, а приводятся только наиболее важные.

Следует отметить одну важную особенность работы. В историографи­ческих и историко-библиографических работах обычно даются очень крат­кие данные о той или иной работе, указываются положительные и отрица­тельные стороны.

В этой работе дается развернутая характеристика работ, особенно моно­графий. Ибо я считаю, что читатель, прочитав в книге о работе того или ино­го автора, должен получить полное представление о ней. К тому же надо иметь в виду, что большинство изданий из-за их малого тиража давно стало библиографической редкостью и они не доступны даже специалистам.
I.

ДРЕВНИЕ И СРЕДНЕВЕКОВЫЕ АВТОРЫ О БАШКИРАХ

В IX—XV веках одним из центров мировой культуры бы­ли арабские страны. После распада Багдадского халифата в IX-X веках арабская культура продолжала развиваться. Успехи арабской науки в это время были связаны с потребностями хозяйственного развития, которыми стимулировался усиленный интерес к точным наукам и географии. Арабские путешественники побывали во мно­гих странах и собрали огромный фактический материал по геогра­фии, истории, быту и культуре увиденных народов. Из арабских ав­торов Саллам Тарджеман (IX в.), Ибн-Фадлан (X в.), ал-Масуди (X в.), Эль-Балхи (X в.), ал-Андалузи (XII в.), Идриси (XII в.), Ибн-Саид (XIII в.), Якут (XIII в.), Казвини (XIII в.), Димешки (XIV в.), Абульфред (XIV в.) писали о башкирах. К XI в. относится деятель­ность выдающегося среднеазиатского тюрколога Махмуда Кашга-рий. В своем сочинении он писал и о башкирском языке. Из восточ­ных ученых о башкирах писал также Рашид-ад-Дин (1247-1318 гг.) - персидский политический деятель государства иль-ханов и историк. Сведения арабских авторов Махмуда Кашгарий и Раши-да-ад-Дина можно выделить как первую, восточную, группу источ­ников о башкирах.

В это время в Западной Европе господствующей идеологией был католицизм. Для проповеди христианства, а также исполнения различных дипломатических поручений во многие страны отправ­лялись миссионеры. Такими миссионерами были путешественники XIII века Юлиан, Плано Карпини и Гильом де Рубрук. Путевые за­метки этих авторов, где содержатся сведения о башкирах, вместе с сообщением Константина Багрянородного (905-959 гг.) четко вы­деляются как вторая группа источников о башкирах - европейская.

В историко-этнографической литературе первые письменные известия о башкирах обычно связывались со средневековыми авто­рами. Однако, публикация «Истории башкир»* Ахметзаки Валидо-

* Рукопись «История башкир» была прислана Ахметзаки Валидовым трем башкирским ученым, в том числе Раилю Гумеровичу Кузееву. В со­ветское время любая связь с А.-З. Валидовым, бывшим руководителем

8

Этнография башкир

ва, великого ученого-востоковеда, удревнила гипотезу о времени появления первых свидетельств о башкирах.

Валидов, допуская, что упоминаемый Птолемеем (II в. н. э.) на­род по имени Пасиртай, расселенный в районе Дона, напоминает самоназвание башкирского народа «башкорт». Кроме того, когда Птолемей пишет о племенах, живущих по рекам Волге и Уралу, Гно-вивой, Табивой, Боровской, кажется, имеет в виду башкирские пле­мена Гайна, Табын и Бурзян, - заключает Валидов. Еще Птолемей сообщает, что на юге Урала живет народ Савобивой. Это имя, по мнению Валидова, напоминает одну из ветвей кипчаков - суун (История башкир. Уфа, 1994. С. 11).

Валидов приводит также мнение китайского профессора Чанг Лана. В генеалогической истории китайской династии Суй, напи­санной в 643 г., упоминаются тюркские племена «Тиеле» Западно­го Туркестана, одно из которых называлось «Ба-шу-ки-ли». Это имя, по мнению Чанг Лана, означает «башкорт». В истории Суй «Тиеле» считаются потомками гуннов. Следовательно, по Валидо-ву, башкиры были тюрками гуннского происхождения. По утверж­дению другого китайского профессора May Цая, продолжает Заки Валидов, в VIII в. но Волге жили народы и племена гуннского, т.е. тюркского, происхождения: хо-тзе (хазары), го-ти (гузы), пи-тзен (печенеги), субе (сабиры), йевей (ибиры), бо-хон (видимо, болга­ры), бей-дин (возможно, башкиры), ен-гу (возможно, угры), алан и хун (или гун) (с. 11).

Крупный специалист по истории тюрков М. И. Артамонов счи­тал, что башкиры под именем бушки упоминаются в «Армянской географии» VII в. Бушки - башкиры приходили на Северный При-каспий на зимние пастбища откуда-то с севера (с Урала, по мнению Н. А. Мажитова).

Первое письменное сообщение о башкирах принадлежит Сал-ламу Тарджеману. В отчете о путешествии в легендарные страны Гога и Магога в 842-847 гг. он пишет, что встретил башкир в 27 днях пути от города в устье реки Волги (Н. Мажитов, А. Султанова. С. 123). Сведения Саддама Тарджемана дошли до нас по переписи его труда Ибн-Хордадбеком (Книга путей и стран. Баку, 1986). Сал-лам Тарджеман, по мнению исследователей его данных, увидел башкир в районе Уральских гор.

национально-освободительной борьбы башкирского народа (1917-1920 гг.), эмигрантом в Турции, рассматривалась как антисоветская и строго каралась. Нельзя было упомянуть даже его имени. Несмотря на это, Кузеев сохранил рукопись. По просьбе редактора журнала «Агизел» Булата Рафикова, при моем посредничестве, академик Р. Г. Кузеев пере­дал рукопись «История башкир» для публикации. Так впервые увидела свет работа Валидова о своем народе в журнале «Агизел» в 1993 г. В 1994 г. «История башкир» вместе с другой работой Валидова «История турок и татар» издана отдельной книгой на башкирском языке (Уфа).



/. Древние и средневековые авторы о башкирах



Впервые этнографическое описание башкир дал Ибн-Фад-лан - посол багдадского халифа аль Муктадира к царю волжских булгар. Он побывал среди башкир в 922 году. Во время своего пу­тешествия он вел путевые записи. Рукопись Ибн-Фадлана счита­лась утерянной.

Часть его рукописи была известна ученым по компиляции вели­кого арабского географа XIII в. Якута. Однако, в 1923 г., т.е. спустя 1000 лет после пребывания Ибн-Фадлана среди башкир, рукописная работа Ибн-Фадлана «Книга путешествий» была обнаружена в Ира­не, в г. Мешхеде в библиотеке Равза среди древних рукописей Ах-метзаки Валидовым, эмигрировавшим в это время из Туркмениста­на в Иран. Впоследствии «Книга путешествий» была анализирова­на Валидовым и защищена в качестве докторской диссертации в Венском университете. В 1939 г. в Лейпциге было опубликовано исследование Валидова «Ibn Fadlans Reisebericht...». На русском или башкирском языках «Путешествия» Ибн-Фадлана Валидова нет, а на немецком - в библиотеках отсутствует. В «Истории баш­кир» Валидов дал только комментарии к сведениям Ибн-Фадлана о башкирах. Поэтому мы используем перевод «Путешествия», сде­ланный академиком И. Ю. Крачковским. «Мы оставались у печене­гов один день. Потом отправились и остановились у реки Джайх (Яик), - пишет Ибн-Фадлан, - потом мы ехали несколько дней и пе­реправились через реку Джаха (Чаган), потом после нее через реку Ирхиз (Иргиз), потом через Бачаг (Моча), потом через Самур (Са-мар), потом через Кинел (Кинель), потом через реку Сух (Сок), по­том через реку Ка(н)джалу (Кундурча), и вот мы прибыли в страну народа турок называемого аль-Башгирд (курсив мой. - Р. Я.) (Путе­шествие Ибн-Фадлана на Волгу. Перевод, комментарий и редакция академика И. Ю. Крачковского. М.; Л., 1939. С. 66). По мнению Ва­лидова, посольство остановилось у самарских башкир. Он же счи­тает, что, по Ибн-Фадлану, башкиры жили на Урале, соседями их с юга были огузы, по р. Яику - печенеги, на западе по pp. Сок и Че­ремша - болгары (История башкир. С. 13).

Башкиры, по утверждению Ибн-Фадлана, были воинственными и могущественными, которых он и его спутники (всего «пять тысяч человек», включая военную охрану) «остерегались... с величайшей опасностью». Они занимались скотоводством. Мужчины брили бо­роду. Башкиры почитали двенадцать богов: зимы, лета, дождя, вет­ра, деревьев, людей, лошадей, воды, ночи, дня, смерти, земли и не­ба, среди которых главным был бог неба, который объединял всех и находился с остальными «в согласии и каждый из них одобряет то, что делает его сотоварищ». Некоторые башкиры обожествляли змей, рыб и журавлей... Наряду с тотемизмом Ибн-Фадлан отмеча­ет и шаманизм. Видимо, среди башкир начинает распространяться

10

Этнография башкир



ислам. В составе посольства был один башкир мусульманского ве­роисповедания.

Таким образом, по свидетельству Ибн-Фадлана, башкиры -тюрки, живут на южных склонах Урала и занимают обширную тер­риторию до Волги, их соседями на юго-востоке были печенеги, на западе - болгары. Сведения Ибн-Фадлана являются очень цен­ным источником по этнографии башкир. Он впервые непосредст­венно описал территорию расселения, этническую принадлеж­ность, некоторые особенности быта и культа башкир.

Известный историк и путешественник ал-Масуди (умер в 956 г.) пишет, что причиной движения тюркских племен в IX веке в Евро­пу была борьба «у моря Гурганча» (Аральское море) «между...че­тырьмя тюркскими племенами баджанак, баджане, баджгард (кур­сив мой. - Р. Я.) и наукерде с одной стороны, и гузами, каблуками и кимаками, с другой» (Н. Я. Гаркави. Сказания мусульманских пи­сателей о славянах и русских. СПб., 1870. С. 148). Он же сообщает, что тюркские племена баджане, баджнак, баджгард и наукерде бы­ли соседями хазар и алан, и участвовали в войне с Византией за го­род Валандар. В другом месте, рассказывая о Черном море, он сви­детельствует: «по показаниям астрономов и древних ученых об этом море выходит, что море болгар, руссов, нагайцев, печенегов и баджгардов - последние три народа тюрки - не что иное как Чер­ное» (Д. А. Хвольсон. С. 104).

Абу-Зейд эль-Балхи сообщает, что «башджарды разделяются на два племени; одно племя живет на самой границе Гуззия - то есть, Гузов - Куман - близ болгар. Говорят, что оно состоит из 2000 чело­век, которые так хорошо защищены своими лесами, что никто не может покорить их. Они подвластны болгарам. Другие башджарды граничат с печенегами. Они и печенеги - тюрки, и они близкие со­седи румийцев» (Д. А. Хвольсон. С. 105), т. е. Византийского госу­дарства. Итак, по эль-Балхи, башкиры делятся на две части. Одна -на востоке, другая - в стране, смежной, с одной стороны, с печене­гами, а с другой, близко к Византийскому государству.

Абу-Хамит ал-Андалузи, совершивший в 1135 году путешест­вие в Волжскую Булгарию, пишет о посещении башкир (Валидов. История башкир. С. 14). Этот путешественник видел у башкир длинные могилы. Ал-Андалузи свидетельствует также, что башкир Даут ибн-Гали, исповедующий ислам и посетивший Анатолию, рас­сказывал ему о захоронениях башкир в длинных могилах.

Одним из первых краткие сведения географа Шарифа Идриси (умер в 1162 г.) о башкирах опубликовал на русском языке Д. А. Хвольсон (с. 106). Идриси сообщает, пишет он, что башкиры живут у истоков Камы и Урала. Язык башкир отличается от языка печенегов.

/. Древние и средневековые авторы о башкирах

11

Наиболее полное изложение материалов Идриси о башкирах да­ет в «Истории башкир» Валидов (с. 14-16). Идриси говорит о «внешних» и «внутренних» башкирах. «Внешние» башкиры (име­ются в виду уральские) живут в степях и пустынях. Дороги очень плохие. В верховьях Лика имеется маленький город Немжан. От этого города в восьми днях дороги находится гора Ирендек. Там более 1000 человек заняты плавкой меди в печах. Плавленная медь отправляется на продажу в Хорезм и Ташкент. Добытые здесь лисьи и бобровые меха доставляются в сторону Хазарского моря. В горах и реках находятся очень ценные камни. От Немжана за восемь дней можно попасть в большой и порядочный город Гурхан. Он располо­жен в северной части реки Агидель. В Гурхане, в отличие от других тюрков, делают красивые и качественные предметы искусства, сед­ла и оружие. Страна «внутренних» башкир (соседи булгар) располо­жена в 10 днях пути к северу от Каракыя. Здешние башкиры очень сильные духом и героические люди. Одежда у них одинаковая с бул-гарской, одевают они длинные халаты.

«Земля башкард лежит в седьмом климате» (Хвольсон. С. 110), - пишет Ибн-Саид. Авторы того времени «под седьмым климатом» имели в виду Урал. В то же время он утверждает, что «башкиры тюрки, и что они живут около алеманов, то есть немцев, и живут с ними в мире. Тюрки обращены в ислам ученым туркме­ном, который дал им наставления в мусульманских обрядах. Боль­шая часть их жилищ находится на берегах Думы (то есть Дуная), на южном берегу которой лежит их столица по имени Керат (?). Страна их принадлежит к странам, на которые напали и которые за­воевали татары, и жители которых они грабили. К востоку от этой страны находится земля венгерцев, братьев башкир; они приняли христианство вследствие соседства с немцами. Они имеют много городов и местечек, с варварскими именами, на берегу большой ре­ки и столица их называется Тартебуа. И эта страна была завоевана татарами» (Хвольсон. С. ПО).

Знаменитый географ Якут сообщает, что «страна башкир лежит между Константинополем и Болгарией» (Хвольсон. С. 106). Еще он пишет «видел в Алеппо башкир с рыжими волосами и лицом того же цвета. Они исповедают ислам и следуют учению Абу-Ханифа. Они описывали ему границы обитаемой ими страны, говорят, что они подданные короля Венгрии, где они заселяют около традцати местностей, которые они, однако же, не имеют права окружать сте­нами, ибо король боится восстания. Относительно языка и одежды, продолжали они, «мы не различаемся от Ифрендж (видимо, мадьяр, по Хвольсону. - Р. Я.) и служим с ними вместе в войске». Относи­тельно происхождения их вероисповедания они рассказывали пре­дания. Что семь болгарских юношей вводили и распространяли у них ислам. Мы сами, прибавили они, пришли в знание ислама

12

Этнография башкир

и будем занимать в своей родине важные духовные места» (Хволь-сон. С. 106-107).

Казвини, как и Якут, пишет, что башкиры живут между Кон­стантинополем и Болгарией (Хвольсон. С. 107). Казвини так описы­вает башкир: «Один из мусульманских богословов башкир расска­зывает, что народ башкир очень велик и что большая часть их ис­пользует христианство; но есть между ними и мусульмане, которые должны платить дань христианам, как христиане у нас мусульма­нам. Башкиры живут в избах и не имеют крепостей. Каждое местеч­ко предоставлялось в ленное владение знатной особе; когда же царь заметил, что эти ленные владения давали повод ко многим спорам между владельцами, он отнял у них эти владения и назначил опре­деленное жалованье из государственных сумм. Когда царь башкир во время набега татар вызывал этих господ на войну, они отвечали, что будут повиноваться, только с тем условием, чтобы данные вла­дения были им возвращены. Царь отказал им в том и сказал: высту­пая в эту войну, вы ведь защищаете себя и детей своих. Магнаты же не послушались царя и разошлись. Тогда напали татары и опусто­шили страну мечом и огнем, не находя нигде сопротивления» (Хвольсон. С. 107-108).

Димешки говорит о большой реке руссов и славян, в которую впадают разные реки из страны башкир, Маджара и Сордака. В дру­гом месте он причисляет венгерцев и башкир к народам, живущим на берегу Черного моря (Хвольсон. С. 109).

Якут, Казвини и Димешки в разных местах сообщают и «о гор­ном хребте башкир, находящемся в седьмом климате» (Хвольсон. С. 109), под которым они, как и другие авторы, имели в виду Ураль­ские горы.

Арабский автор Абульфред пишет, что «земля басджарт, кото­рые суть неверные и убивают всякого пришедшего к ним, находит­ся налево от земли печенегов» (Хвольсон. С. ПО).

Ценные сведения о башкирах содержатся в «Сборнике летопи­сей» (Т. 1. Кн. 1. М.; Л., 1952) Рашид-ад-Дина. Следует отметить, что при создании этого труда автору помогали ученые из китайцев, монголов, индейцев, европейцев и др. Были широко использованы устные предания и другие источники тех народов, которые получи­ли освещение в этом огромном описании. Характерно, что у Рашид-ад-Дина башкиры упоминаются 3 раза и всегда в числе крупных на­родов. «Когда же пришла очередь ханствования и господствования над миром Чингис-Хану, его знаменитому роду и его великим пре­емникам, то они замирали и сделали покорными себе все государст­ва населенной части мира, состоящие из Северного Китая, Южного, из Индии и Синда, Мавераннахра и Туркестана, Сирии и Византии, стран асов и русов, черкесов и кипчаков, келаров и башкир, короче

/. Древние и средневековые авторы о башкирах

13

говоря, все то, что простирается с востока на запад и с севера на юг» (с. 66).

Касаясь границ некоторых местностей, те расселены тюркские народы, Рашид-ад-Дин пишет: «Точно также народы, которых с древнейших времен и до наших дней называли и называют тюрка­ми, обитали в степях (...), в горах и лесах областей Дешт-и-Кипча-ка, русов, черкесов, башкиров Таласа и Сайрама, Ибира и Сибира, Булара и реки Анкары» (С. 73).

Характеризуя татар, он отмечает: «...еще и поныне в областях Хитая, Хинда и Синда, в Чине и Мачине, в стране киргизов, келаров и башкир, в Дешт-и-Кипчаке, в северных от него районах, у араб­ских племен, в Сирии, Египте и Марокко все тюркские племена на­зывают татарами» (С. 103).

Махмуд Кашгарий в своем энциклопедическом «Словаре тюрк­ских языков» (1073/1074 гг.) в рубрике «об особенностях тюркских языков» перечисляет башкир в числе двадцати «основных» тюрк­ских народов. А язык башкир, - пишет он, очень близкий к кипчак­скому, огузскому, киргизскому и др., т.е. тюркский (Девону луготит турк. 1 том. Тошкент. С. 66 б).

В другой группе письменных источников средневековья башки­ры отождествляются с угорскими племенами - предками современ­ного венгерского народа.

В науке известно венгерское предание, записанное Анонимом в конце XII века. Оно рассказывает о пути движения мадьяр с вос­тока в Паннонию (Современную Венгрию): «В 884 году, - пишется там, — от воплощения Господа нашего семь вождей, называющихся Hetu moger, вышли с востока, из земли Сцитской. Из них вождь Almus, сын UgeK, из рода короля Magaog, вышел из той страны вме­сте со своей женой, сыном Арпадом и с великим множеством союз­ных народов. После многодневного шествия по пустынным местам они на своих кожаных торбах переплыли реку Этыл (Волгу) и, ни­где не находя ни сельских дорог, ни селений и не питались изготов­ленными людьми кушаньями, как был обычай у них, но наедались мясом и рыбами, покуда пришли в (Суздаль), в Россию. Из Суздаля они шли в Киев и потом через Карпатские горы в Паннонию, чтобы овладеть наследством Аттилы, прародителя Almusa» (E. И. Горюно-ва. Этническая история Волго-Окского междуречья // Материалы и исследования по археологии СССР. 94. М., 1961. С. 149). Обраща­ет на себя внимание утверждение о том, что мадьярские племена не одни двигались на запад, а «с великим множеством союзных наро­дов», в числе которых могли быть некоторые башкирские племена. Не случайно Константин Багрянородный отмечает, что венгерский союз в Паннонии состоял из семи племен, двое которых назывались Юрматоу и Ене (Э. Мольнар. Проблемы этногенеза и древней исто-

14

Этнография башкир

рии венгерского народа. Будапешт, 1955. С. 134). В формировании и башкирского народа участвовали наряду с многочисленными пле­менами древние и крупные племена Юрматы и Еней.

Естественно, у мадьярских племен, обосновавшихся в Панно-нии, сохранились предания об их древней прародине и оставшихся там соплеменниках. Чтобы их найти и обратить в христианство, из Венгрии были предприняты рискованные путешествия на Восток Отто, Иоганки Венгра и других, закончившиеся неудачей. С этой же целью совершил путешествие в районы Поволжья венгерский мо­нах Юлиан. После долгих мытарств и мучений ему удалось попасть в Великую Булгарию. Там, в одном из больших городов Юлиан встретил венгерскую женщину, выданную замуж в этот город «из страны, которую он искал» (С. А. Аннинский. Известия венгерских миссионеров XIII-XIV веков о татарах и Восточной Европе // Исто­рический архив. Т. III. M.; Л., 1940. С. 81). Она и указала ему доро­гу к соплеменникам. Вскоре Юлиан нашел их близ большой реки Этиль (Итиль, Идель, Изел, Агизель) или Волга. «И все, что только он хотел изложить им, и о вере и о прочем они весьма внимательно слушали, так как язык у них совершенно венгерский: и они его по­нимали и он их» (С. А. Аннинский. С. 81).

Плано Карпини, посол папы Иннокентия IV к монгольскому ха­ну, в своем сочинении «История монголов», рассказывая о северном походе Батый хана в 1242 году, пишет: «Выйдя из России и Кома-нии, татары повели свое войско против венгров и поляков, где мно­гие из них, пали... Оттуда прошли в землю мордванов - идолопо­клонников, и, победив их, пошли в страну билеров, т.е. в великую Булгарию, которую совсем разорили. Потом к северу против бастар-ков (башкир. - Р. Я.), т. е. Великой Венгрии и, одержав победу, дви­нулись к парасситам, а оттуда к самоедам» (Путешествие в восточ­ные страны Плано Карпини и Рубрука. М., 1957. С. 48). Кроме это­го, он еще 2 раза называет страну башкир «Великой Венгрией» (Пу­тешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. М., 1957. С. 57, 72).

Другой католический миссионер Гильом де Рубрук, посетив­ший Золотую Орду в 1253 году, сообщает: «проехав 12 дней от Эти-лин (Волги) мы нашли большую реку, именуемую Ягак (Яик. -Р. Я.); она течет с севера, из земли паскатир (башкир. - Р. Я.)., .язык паскатир и венгров - один и тот же, это - пастухи, не имеющие ни­какого города; страна их соприкасается с запада с Великой Булгари-ей. От земли к востоку, помянутой северной стороне, нет более ни­какого города. Из этой земли паскатир вышли гунны, впоследствии венгры, а это, собственно и есть Великая Булгария» (Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. С. 122-123).

/. Древние и средневековые авторы о башкирах

15

БАШКИРСКИЕ ШЕЖЕРЕ

Особо следует остановиться на важнейших источниках, составленных самими башкирами, и относящихся к периоду до и после присоединения Башкортостана к Русскому государству -это слово «шежере» употребляют в двояком смысле. В узком смыс­ле шежере толкуется как родословие или генеалогия, а широком -генеалогия в сочетании с легендами о важнейших событиях из жиз­ни своего поколения. Поэтому неудивительно, в опубликованной на русском языке литературе, содержащей переводы некоторых баш­кирских шежере, эти источники называются то преданием (В. Юма­тов. Древние предания башкирцев Чубиминской волости // Орен­бургские губернские ведомости. 1848. № 7), то хроникой (М. В. Лоссиевский. Из неизданных арабских и татарских хроник // Оренбургский листок. 1881. № 8), то исторической записью (П. С. Назаров. К этнографии башкир // Этнографическое обозре­ние. М., 1890. № 1. С. 166-171), то летописью (Д. Н. Соколов. Опыт разбора одной башкирской летописи // Труды Оренбургской ученой архивной комиссии. Оренбург, 1898. Вып. IV. С. 45-65).

Выдающаяся роль во введении в научный оборот башкирских шежере принадлежит Р. Г. Кузееву. Исследователи башкирского на­рода до трудов Р. Г. Кузеева историю средневековья в основном зна­ли по описаниям арабских и западноевропейских авторов. Ощуща­лась острая необходимость в источниках, которые дали бы возмож­ность хотя бы частично заполнить «белые пятна» по истории Баш­кортостана до XVII в. Упорные поиски Р. Г. Кузеева позволили дока­зать, что в Башкортостане существуют и долгое время находятся в забвении интереснейшие документы, скрупулезное изучение кото­рых может пролить свет на многие важные моменты ранней и сред­невековой истории Башкортостана. Эти документы - башкирские шежере, т.е. генеалогические летописи родов и племен (по Р. Г. Ку­зееву).

Башкирские шежере составлялись каждым родом. Когда род у башкир распался, шежере стали составлять жители группы родст­венных сел, одного села или даже члены отдельных семей. В такие шежере обычно записывались имена всех мужчин данного села или семьи на протяжении нескольких поколений. Интереснее и полнее шежере более крупных организаций башкирского общества - пле­мени, рода, так как они включают сведения о важнейших моментах истории башкирского народа.

В 1960 г. Башкирское книжное издательство выпустило книгу Р. Г. Кузеева «Башкирские шежере». Во вводной статье «Башкир­ские шежере как исторический источник» автор показал важнейшие

16

Этнография башкир

шежере для разработки многих проблем истории и этнографии баш­кир, особенно этнической истории. В сборник вошли 25 шежере. Это шежере племен Юрматы, Мин, Бурзян, Кипчак, Усерган, Тамь-ян, Табын, Айле, т. е. наиболее крупных родоплеменных организа­ций Восточной Башкирии. «Башкирские шежере» дали мощный толчок к изучению генеалогических записей и преданий тюркских народов Средней Азии, Казахстана и Восточной Сибири. Исследо­вания узбекских, казахских и других ученых показали правильность утверждения Р. Г. Кузеева о том, что шежере являются выдающимся по значению историко-этнографическим источником, достовер­ность которого подтверждается соответствующим сравнительным материалом и данными других источников различных эпох.

КНИГА БОЛЬШОМУ ЧЕРТЕЖУ

По дошедшим до нас источникам, в русской письмен­ной литературе XVII века башкиры впервые упоминаются в тексто­вом описании крупнейшей карты XVII века «Книга Большому Чер­тежу». Оно является сводом географических и этнографических сведений о России первых десятилетий XVII века. «Книга» была со­ставлена в 1627 г. и служила руководством служилым людям, посы­лаемым в различные области для «государевой службы». Вплоть до начала XX века она являлась общеобразовательным пособием, а также использовалась в научных целях. Описание в «Книге» ве­дется по большим рекам: «А от устья реки Белые Воложки (Белая. -Р. Я.) вверх и по реке Уфе по обеим сторонам и до Аральтовы (Уральские. - Р. Я.) горы и далее, все живут башкиры, а кормля их мед, зверь, рыба (курсив мой. - Р. Я.), а пашни не имеют» (Книга Большому Чертежу или Древняя Карта Российского государства, поновленная в разряде и списанная в книгу в 1628 году. СПб., 1792. С. 224). Как видно, по утверждению авторов «Книги», башкиры за­нимались пчеловодством, охотой и рыболовством. Скотоводство у башкир в XVII веке было само собою разумеющимся направлени­ем хозяйственной деятельности. Поэтому в описании о нем и не пи­шется.

Что касается рыболовства, то упоминание тоже естественно, так как описание велось по рекам, где, разумеется, составители карты видели башкир-рыболовов. К тому же добавим, что по озерам и ре­кам беднота занималась и рыболовством.

со

ЭТНОГРАФИЯ БАШКИР В ТРУДАХ УЧЕНЫХ XVIII - СЕРЕДИНЫ XIX в.

^Q

Бурное развитие русской науки, в том числе и историче-j ской, начинается при Петре Великом. Оно было связано с происхо-t дившими сдвигами в экономической жизни и с преобразованиями Mjгосударственного аппарата. При Петре Великом начинается изуче­ние истории, географии и других наук. По мере развития промыш­ленности и торговли объективно повышалась потребность в науч-) ных знаниях, технических усовершенствованиях, в изучении при­родных богатств. Состояние торговли, промышленности, путей со­общения, природных ресурсов, а также народов, населяющих окра­ины государства, становится во второй половине XVIII в. предме­том изучения академических экспедиций. Вообще в то время един­ственным учреждением, занимавшимся этнографическим исследо­ванием, была Академия наук. Она проделала огромную работу по исследованию народов России, в том числе башкир в XVIII в. Но в первые десятилетия XIX в. заметно ослабила свою деятель­ность по изучению малых народов России.

Выдающуюся роль в исследовании этнографии народов России сыграло созданное в 1845 г. императорское Русское географическое общество. Оно наряду с отделами общей географии России и стати­стики имело отдел этнографии. Этот отдел существует и по настоя­щее время.

Отдел этнографии вел исследования по различным направлени­ям: изучение народов, сбор экспонатов для будущего этнографичес­кого музея и т.д. Одним из важных достижений географического об­щества было издание в 1851 г. первой этнографической карты Евро­пейской России П. И. Кеппена. На карте точно показано расселение башкир.

Одним из первых о башкирах пишет Страленберг Филипп-Ио­ганн (1676-1747), подполковник шведской армии. Сопровождал Карла XII в Северной войне. Во время Полтавской битвы (1709) был взят в плен и сослан в Сибирь. Получив разрешение путешество-

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Реклама:





Скачать файл (2311 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru
Разработка сайта — Веб студия Адаманов