Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Ответы на экзамен - Регионоведение - файл n1.doc


Ответы на экзамен - Регионоведение
скачать (226 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.doc226kb.25.12.2012 07:44скачать

Загрузка...

n1.doc

  1   2   3
Реклама MarketGid:
Загрузка...
7. Памятники русского освоения на Дальнем Востоке в XVII – начале XVIII в. (зимовья, остроги, деревни, города).
Уже с конца ХV века усилиями московских князей русское государство стало разрастаться и превращаться в многонациональное, что являлось естественным состоянием для всех сообществ, переживающих стадию роста.

ХVII век вошел в историю России как время великих географических открытий, значение которых можно сравнить с географическими открытиями европейских стран. За неполных 60 лет русские землепроходцы, преодолев огромные пространства за Уралом, вышли к берегам Тихого океана.

Переход казачьего отряда во главе с Ермаком через Уральские горы положил начало активной, целенаправленной колонизации русскими людьми восточных территорий. Преодолев тысячи километров сибирской тайги, русские землепроходцы достигли реки Лены. На ее берегу енисейский казачий сотник Петр Бекетов в 1632 году построил Ленский острог, позже названный Якутском.

Впоследствии Якутск превратился в опорную базу организации русских экспедиций в дальневосточном регионе и центр распространения русского влияния на Северо-Востоке. Сюда стекался ясак с огромных пространств, сюда же потянулись торговцы, бывалые сибирские промышленники, вольные люди. В 1638 г. Якутск стал официальным административным центром Восточно-Сибирского воеводства.

Вслед за Ленским острогом стали появляться другие укрепления: в 1635 г. – Олекминский острог, в 1638 г. – Верхне-Ленское зимовье, в 1643 г. – Средне Колымское. В 30-40-е гг. землепроходцы узнали от местных жителей о существовании Камчатки. В середине ХVII в. продвижение до Якутии осуществлялось двумя путями: сначала по реке Ангаре плыли до оз. Байкал, а затем следовали по р. Илим до Лены и далее. Открытие пути из Восточной Сибири в Якутию позволило землепроходцам выйти на лодках к устью рек, впадающих в Ледовитый океан. Каждую весну из Якутска отправлялись партии промышленных людей, ватаги казаков. Предводители отрядов и экспедиций получали от якутского воеводы специальные наказы о сборе сведений о местных народах, их численности, хозяйственной деятельности, обычаях. Особое значение придавалось поиску серебряной руды.

Небольшой отряд Ивана Москвитина (около 30 чел.) перешел через хребет Джугджур и оказался на реке Улье, по которой спустился к побережью Охотского моря. В устье реки Ульи казаки срубили первое на Дальнем Востоке и берегах Тихого океана Усть-Ильинское зимовье и приступили к сбору ясака с местного населения. Так началось присоединение к России земель и народов этого региона. Москвитинцам пришлось преодолевать множество препятствий и неурядиц.

Суровый климат, не всегда доброжелательное отношение со стороны аборигенов, нехватка продовольствия и др. побуждали их к поиску возможностей для выживания. Угроза голода вывела отряд к богатой рыбой реке Охоте, куда они попали в октябре 1639 г. и где впоследствии был заложен Охотский острог.

Первые походы в Приамурье отважные землепроходцы совершали с Лены по Алдану, Мае и Улье, выходя к нижнему течению Амура.

В исторических документах середины XVII века территорию бассейнов рек Шилки, верховьев и среднего течения Амура называли Даурией, или "Даурской землицей".

Русские остроги, расположенные в Приамурье, также стали называть даурскими, что указывало на их местонахождение, а затем это название распространилось и на русские поселения в Забайкалье. Позднее здесь образовались Нерчинское (1656) и Албазинское (1682) воеводства.

Строительство городов и острогов рассматривалось русскими землепроходцами как обязательное и первое мероприятие по закреплению "новых землиц" за Русским государством. И лишь на базе этих укрепленных пунктов и под их защитой налаживалась промыслово-хозяйственная деятельность.

Удаленность восточных окраин от Москвы побуждала первопроходцев в первую очередь решить "хлебную проблему", поэтому для поселений выбирались места, пригодные для хлебопашества. Не случайно большинство острогов были сконцентрированы в районах Забайкалья верхнего и среднего течения Амура, в частности в пределах современной Амурской области. Именно здесь наиболее энергично осваивалась долина реки Зеи, где в семидесятые годы XVII века были построены несколько острожков и укрепленных зимовий, а в 1680 году появился и Зейский острог.

Важный вклад в исследование дальневосточных земель внесла экспедиция енисейского воеводы Афанасия Пашкова, который царским указом от 20 июня 1654 г. был назначен воеводой “на Амур-реку в Китайской и Даурской землях”. Ему поручалось строить остроги, укрепляя их крепостями, возводить жилища и амбары для хранения государевых запасов, а местных князей и улусных людей призывать к государевой милости и собирать с них ясак. Особое значение придавалось строительству русской православной церкви. Путь отряда с 600 казаками и служилыми людьми лежал по рекам Енисею, Верхней Тунгуске к Байкалу. Достигнув в 1657 г. р. Шилки, а затем Нерчи, Пашков восстановил заложенный Бекетовым и сожженный тунгусами в1656 г. острог. В отписке 1658 г. Пашков назвал его Верхний Шилкский острог в связи с тем, что его возвели на левом берегу р. Нерчи возле ее впадения в Шилку. Между тем, в 1659 г. в грамоте, посланной из Москвы в Якутск о замене воеводы А.Пашкова, острог назван Нерчинским.

Нередко судьба даурских острогов складывалась трагически. Поставленные в неудобьях, они разрушались от разливов рек, или же их сжигали непокорные "инородцы".

Строительство самых первых русских острогов в Даурии связано с именами таких землепроходцев, как Ерофей Хабаров, Онуфрий Степанов, Петр Бекетов и Афанасий Пашков. Именно их стараниями были поставлены Ачанский, Албазинский, Кумарский и Нерчинский остроги - наиболее значительные в архитектурном отношении крепости Приамурья и Забайкалья. Создавались они в традициях древнерусской оборонной архитектуры. В наказах воеводам предписывалось строго следовать указаниям, где и в каких местах ставить укрепления, какими они должны быть и какими силами производить строительные работы. При выборе мест для острогов непременно учитывались такие обязательные требования, как наличие поблизости питьевой воды, безопасность от наводнений, близость сельскохозяйственных угодий и ряд других немаловажных факторов.

Почти все остроги, поставленные русскими казаками от Албазина до самого устья Амура, использовались как места зимовок и просуществовали всего лишь несколько лет. Единственное, пожалуй, исключение - Албазинскйй острог, ставший центром вновь учрежденного воеводства.

Сведений об архитектуре русских крепостей в Приамурье сохранилось немного.

Ачанский острог - один из первых на Амуре. Под его защитой русские казаки отразили натиск сначала ачан и дючеров, а затем и маньчжуров. Основанный осенью 1651 года отрядом Ерофея Хабарова на месте древнего поселения тунгусов, острог стал базой для зимовки казаков. Ачанский городок просуществовал всего одну зиму. Уже в конце апреля 1652 года отряд покинул его и отправился вверх по Амуру.

Еще одна русская крепость на Амуре - Кумарский острог, также относится к эпохе Ерофея Хабарова. Правда, руководил в то время отрядом уже Онуфрий Степанов. Свою известность острог получил после его многодневной осады маньчжурами в марте-апреле 1655 года.

Несмотря на то, что ставили острог казаки в неблагоприятное время года, он отвечал всем требованиям фортификационного искусства.

Кумарский и Ачанский остроги, поставленные на Амуре в середине XVII века, существенно отличались от сибирских крепостей. Кроме основных элементов (рвы, валы и деревянные стены с башнями), в них с успехом применялись и дополнительные всякие крепости - надолбы, чеснок, катки и прочее.

Первый Албазинскйй острог, построенный в 1665 году, был небольшим по размеру и в плане имел четырехугольную форму.

Если при Н.Черниговском острог был небольшим - восемнадцать на тринадцать саженей, то впоследствии он неоднократно расширялся и перестраивался. Уже в 1680 году, как свидетельствуют исторические, документы, в Албазине были "четыре стены по двадцати сажен... да три башни". Отличался Албазинскйй острог от прежних приамурских крепостей еще и тем, что здесь стали селиться крестьяне и заниматься хлебопашеством. В том же 1680 году под станами острога находились 53 "жилецких двора". Уже к тому времени, - отмечал В.А.Александров, -"...Амурский район оказался наиболее заселенным по сравнению со всем Забайкальем". Как видим, Албазин с самого начала представлял собой не только крепость, в нем налаживалась хозяйственная деятельность, и, по расчетам, Албазинский уезд должен был обеспечивать хлебом не только Приамурье, но и Якутское воеводство. Еще в 1672 году была учреждена печать Албазинского острога, а еще через десять лет образовано Албазинское воеводство.

В отличие от многих сибирских крепостей Албазин стал действующей крепостью. За относительно короткий срок он несколько раз перестраивался и выдерживал осаду. Испытанию подверглись не только ратное умение, отвага и выдержка русских казаков, но и сама крепость, ее способность выдерживать осаду, штурм и огонь артиллерии неприятеля.

Честь исследования и описания Камчатских земель и их присоединения к России принадлежит Владимиру Атласову. Занимая должность приказчика в Анадырском остроге, Атласов снарядил отряд из 16 казаков под руководством Луки Морозко для иследования Камчатки. Его сведения оказались настолько ценными, что Атласов через год (в 1696 г.) сам отправляется на Камчатку с многочисленным отрядом. Он дошел до р. Камчатки, в устье которой поставил огромный крест в знак присоединения Камчатки к землям Якутского воеводства. Казаки стреляли из пищалей, кидали кверху шапки, целовали землю, плакали и смеялись. За два года участники похода прошли вдоль всего западного побережья полуострова. По его итогам были сделаны подробные описания – “сказки” Атласова, содержащие сведения о природе, богатствах, жителях этой земли.

9. Коренные народы Дальнего Востока в XVII-XVIII вв. Последствия русской колонизации.
Дальний Восток России не представляет собой единого этнографического региона. Исторически этническая карта региона была чрезвычайно пестрой. Сотни племен и родов населяли обширную территорию от побережья Северного Ледовитого океана до границ Китая и Кореи. В отчетах русских землепроходцев XVII в. упоминаются чукчи, коряки, эскимосы, камчадалы, юкагиры, тунгусы, алеуты, гиляки, натки, ачаны, гольдики, солоны, дауры, дючеры и другие. Особенности исторического пути аборигенов Дальнего Востока и своеобразие их культур во многом зависели от той географической среды, на фоне и условиях которой жили эти народы.

В этническом отношении территория расселения дальневосточных аборигенов представляла несколько больших областей, каждая из которых имеет свою специфику, обусловленную географической средой, процессом исторического развития народов, их принадлежностью к той или иной языковой группе, производственной деятельностью народов и взаимоотношениями.

Крайний Северо-Восток Азии – Чукотско-Камчатская этнографическая область – населена чукчами, эскимосами, коряками, ительменами, алеутами.

К началу XVII в. в социальном отношении народы Крайнего Северо-Востока находились в стадии первобытно-общинного строя. Хозяйственная деятельность народов Крайнего Северо-Востока имела комплексный характер. Так, морской зверобойный промысел эскимосов и чукчей сочеталось с охотой, рыболовством и собирательством, а рыболовство, ведущая отрасль хозяйства береговых коряков – с морским зверобойным промыслом. Пастушеское оленеводство соседствовало с охотой на диких оленей. Главным занятием ительменов было рыболовство, подсобным – сухопутная и морская охота, собирательство. Алеуты занимались морской охотой.

Таежно-тундровые районы Охотского побережья, Северо-Востока Азии и север Приамурья являлись местом жительства эвенов, эвенков, юкагиров, которые также находились на стадии первобытно общинного строя. К середине XVII в. численность эвенов и эвенков составила 8,4 тыс. человек. Все эти народности вели кочевой образ жизни. Делились по типу хозяйствования на пеших и оленьих. Для первых первостепенное значение в хозяйстве имели рыболовство, собирательство и охота. Вторые занимались отгонным оленеводством и охотой на диких оленей. Имели они и многочисленные стада домашних оленей, которых использовали как транспортных животных.

Третья крупная этнографическая область – Амуро-Сахалинская – охватывает Приамурье, Приморье, Сахалин. Это районы проживания нанайцев, ульчей, удэгейцев, орочей, ороков, негидальцев, нивхов, айнов. Все эти народности находились на стадии распада родоплеменных отношений. Население среднего и верхнего Амура занималось земледелием. Земледелие сочеталось с охотой. Среди нивхов довольно высокого уровня развития достигли такие ремесла, как кузнечное, лодочное, плетение веревок, выделка шкур животных и рыбьей кожи. Нанайцы достигли большого мастерства в постройке лодок, в изготовлении различного вида нарт, лыж и т.д. Орочам издавна было известно металлическое литье. Айны кроме рыболовства и охоты занимались океаническим рыболовством. Земледелие в основном было развито у дючеров и дауров. Кроме земледелия дауры занимались коневодством и охотоводством. По существу хозяйство всех народов юга Дальнего Востока было комплексным, по характеру – полунатуральным.

В документах первопроходцев XVII в. упоминаются дауры, дючеры, которые находились на более высокой стадии общественного развития, вели оседлый образ жизни, испытывали сильное культурное влияние со стороны маньчжуров и китайцев.

Природные условия, в которых жили дальневосточные аборигены, и их хозяйственная деятельность определи характер поселений, тип жилища, бытовой уклад, одежду.

У оседлых народов – эскимосов, береговых коряков, нивхов, ульчей, нанайцев – существовали как постоянные поселения, так и временные – промысловые, сезонные. У кочевых народов (чукчей, коряков), занимавшихся таежной охотой и оленеводством, постоянных селений не было. Основными селениями были зимние. Ительмены летом жили во временных селениях, где они занимались рыболовством, а зимой переселялись в поселки, состоящие из землянок. Типы жилищ были разнообразны. На Камчатке и Чукотке широкое распространение имели полуземлянки с входом через дымовое отверстие в крыше. Такие жилища в XVIII в. сохранялись у ительменов и коряков, в них жило по нескольку родственных семей. Оленные чукчи и коряки имели переносную ярангу (юрту), в которой жили круглый год.

У оседлых нанайцев, ульчей, орочей, «низовых» негидальцев и нивхов постоянным жилищем в XVII-XVIII вв. являлась постройка в виде обычного дома, имеющего столбовые каркасы, крышу, земляной пол, с кановым отоплением. Летнее жилище у каждого народа отличалось по форме и конструкциям. В XVIII-XIX вв. народы Дальнего Востока постепенно освоили технику русского срубного домостроения. Появились русские печи, а на место канов устанавливали нары или кровати. Русская изба к началу XX в. стала основным типом жилья.

Освоение новых территорий, их несметные богатства и внедрение русскоязычных анклавов в инородную среду побуждали к развитию торговых отношений. Эти отношения имели особый отпечаток. Главенствовал натуральный обмен. Изделия из железа, украшения и другие поделки землепроходцы обменивали на пушнину, моржовый клык, кость мамонта. Конечно, ни о каком эквиваленте речи не было, более того, торговля носила стихийный характер. По мере развития местного хозяйства торговые связи обретали более устойчивый и целенаправленный характер. В торговле принимали участие российские товаропроизводители и промышленники, налаживалась торговля с соседним Китаем. Хлеб, ремесленные изделия, мыло, холст, выделанные кожи, скот представляли особый интерес на востоке.

Коренным образом изменилась русско-китайская торговля. Если в начале ХVII в. торговые пути проходили вне территории Дальнего Востока из-за опасений нападения кочевников, то с освоением ее русскими появился удобный и безопасный маршрут, проходящий по территории Российского государства. Цинское правительство откликнулось на предложение России “на обе стороны торговать повольною торговлею” через административный центр Нерчинск. В разные годы партии пушнины, отправленные из Нерчинска в Китай, практически равнялись объему торговли мехами между Москвой и Западом. Регион, таким образом, постепенно втягивался во всероссийский рынок.

Освоение региона и вовлечение коренных народов в систему экономических отношений во весь рост ставило вопрос о формах управления и административного устройства. В этом отношении Россия отличалась от европейских колониальных империй. Там гордая метрополия и униженная колония представляли собой несравнимые категории. В России все было иначе. Многонациональное государство было единым, унитарным. Огромные территории, присоединенные к государству, осваивались русскими ценой каторжного труда, самоотречения и подвига. На новые территории распространялись правила административно-территориального деления страны. На то время основной единицей был уезд. По мере включения территорий в состав государства формировались уезды, которые, в свою очередь, из-за больших площадей и удаленности объединялись в разряды. Из Тобольского разряда, сформировавшегося в начале ХVII в., отпочковались Томский, Ленский. Южная часть Дальнего Востока – Даурия входила в состав Томского разряда. Перераспределение территорий наблюдалось на протяжении всего ХVII в. К концу его территория Дальнего Востока входила в состав трех уездов: Якутского, Иркутского и Нерчинского. Управлением Сибирью и Дальним Востоком ведал образованный в 1637 г. Сибирский приказ в чьем ведении находились вопросы судебно-административные, финансово-податные, таможенные, военные и даже дипломатические. Он же назначал в административные центры воевод, имевших всю полноту власти на местах.

Управление аборигенным населением осуществлялось воеводами и приказчиками через родоплеменную знать, которая получала дворянский статус с сохранением местных особенностей. Это способствовало усилению власти местной элиты и облегчало русскому правительству управление территорией. Нельзя не отметить коммуникативную роль православной церкви. После присоединения Дальний Восток в духовном отношении подчинялся Тобольской митрополии. Среди аборигенного населения с учетом добровольности распространялось христианство. Принятие ими христианства сопровождалось некоторыми привилегиями. Рядовых общинников зачисляли в списки служилых людей, а родоплеменную знать – в детей боярских. Кроме того, новокрещеные освобождались от ясачной повинности и наделялись земельными наделами. Имели место и принудительные случаи христианизации, что пресекалось властью.

С первого момента встречи русских землепроходцев с коренными народами отношения между ними складывались, за редким исключением, мирно. Большинство племен соглашались принять подданство русского царя и платить ясак. Да и русские не просто изымали дань, а обеспечивали аборигенов предметами первой необходимости, что, скорее всего, способствовало более мягкому характеру русской колонизации. На начальной стадии ясачной повинности существовал принцип: собирать “по скольку будет мочно”, имея дело только с местными князьками. И только к концу ХVII в. ясачное обложение обрело систематизированную форму. Она была представлена в двух видах: неокладный и окладный ясак. Различались они тем, что неокладный ясак платили неучтенные по разным причинам племена и его объемы не были фиксированными. Окладный, наоборот, собирался по строгому списочному составу в соответствии с установленным размером. Исчисление ясака шло в соболях: от одного до пяти соболей с “ясачной души”. В случае ее смерти оклад (налог) передавался по наследству вместе с имуществом. Если же не было соболя, то засчитывали одного волка, рысь, лисицу и др. Наряду с ясаком аборигенное население должно было подносить подарки. Они назывались государевы, воеводские, дьячьи поминки и были тяжелым бременем для населения. В конце ХVII в. их отменили.

Следует отметить некоторые черты социальной структуры населения приобщенных к России территорий. Встреча двух миров на одной территории повлекла за собой своеобразный общественный и культурный синтез. Природные общества в лице аборигенного населения, столкнувшись с цивилизованным миром, вынуждены были медленно, но неуклонно развиваться в рамках предложенного им варианта. Это развитие в дальнейшем обеспечивалось благодаря доминированию русских, включению части местной аристократии в управленческую элиту, а также за счет жесткой централизации и применения силы. На местах воссоздавалась общественно-хозяйственная структура, присущая центральным регионам страны. Вместе с тем, полностью воссоздать ее не удалось. Пришлось некоторыми принципами поступиться. Конечно, и на этих территориях социальные отношения определялись зависимостью от монопольных владений государства на землю, недра и пр. Однако, огромный фонд земель, относительно слабая заселенность края и потребности хозяйственного освоения и обороны вынуждали власть ослаблять крепостнический курс и допускать вольнонародный характер колонизации. Таким образом, грубые формы принуждения исключались, а население обретало право личной свободы и переселения. Крестьянство состояло из “государевых” и монастырских.

Более быстрыми темпами шел процесс формирования группы промышленников, торговых людей и посадского населения. Взаимодействие стоявших на разных уровнях экономического и культурного развития народов не могло пройти бесследно.

11. Памятники русского освоения на Аляске, Алеутских островах, в Калифорнии в XVIII – начале XIX в. (редуты, одиночки, крепости).
Началом целенаправленного освоения Русской Америки можно считать организованную в 1783 году экспедицию под руководством Григория Шелихова. Шелихов с компаньонами отправил три корабля на Аляску, где им было основано первое русское поселение на острове Кадьяк. В 1787 он снарядил еще два судна и продолжил освоение Курильских островов и Аляски. На Аляске Шелихов проводил различные исследования, основывал новые поселения, обучал местных жителей ремеслу и хлебопашеству. Описание путешествия, наблюдения и мысли об освоении Русской Америки Шелихов оставил в своем труде "Российского купца именитого Рыльского гражданина Григория Шелехова первое странствие с 1783 по 1787 из Охотска по Восточному океану к Американским берегам" (1793). Первым русским постоянным поселением в Северной Америке стало селение Иллюлюк (в дальнейшем - Доброго Согласия), основанное на Уналашке в период с 1772 по 1775 гг. Почти 10 лет спустя, в июле 1784 года, суда Г.И. Шелихова из Охотского порта пришли на Уналашку для ремонта и обновления провианта, чтобы двинуться на восток, к Кадьяку. Фактория на Уналашке послужила промежуточной базой для создания Шелиховым в августе того же года новых постоянных поселений в Гавани Трех Святителей на острове Кадьяк, а затем - на Афогнаке и на берегах Кенайского и Чугацкого заливов. Шелихов продолжил русскую традицию ведения зверобойного морского промысла на базе постоянных поселений. Шелиховские поселения были уже не только факториями. В них была осуществлена первая попытка создания во вновь осваиваемых районах комплексной системы хозяйства, включаюшей, кроме основной отрасли (зверобойного, морского и пушного промысла), такие сопутствующие производства, как судостроение, отливка железных изделий, меднолитейное дело, кожевенное и кирпичное производство; было положено начало изысканиям полезных ископаемых - каменного угля, меди, глины, сланцев и др.; проведены опыты по введению земледелия и огородничества, по разведению домашнего скота и птицы (Русская Америка в "Записках" К.Т. Хлебникова. Ново-Архангельск. М.: "Наука", 1985. - с. 5).

В 1790 году Шелихов назначил правителем Русской Америки каргопольского купца Александра Баранова. Напряду с Шелиховым, Баранов вошел в историю, как человек, внесший незаурядный вклад в освоение Русской Америки. Также как и Шелихов, Баранов был сторонником объединения разрозненных компаний, для обеспечения организованного освоения Северной Америки во благо российского государства.

Наиболее серьезной проблемой, осложнявшей целенаправленное освоение Русской Америки была ее оторванность от России. Транспортное сообщение с Русской Америкой было крайне дорогостоящим и рискованным. Снабжение Российско-Американской компании осуществлялось через Охотск.

Примечательно, что еще в начале XIX века Русская Америка не имела четко обозначенных границ, продолжая вести промыслы на правах первооткрывателя.

Всего за время существования Русской Америки там было создано около 60 русских поселений.

В 1799 году Александром Барановым был основан форт Архистратига Михаила в устье ручья, который сейчас носит название Старригавань. Между поселившимися здесь колонистами и местным населением неоднократно возникали серьезные вооруженные конфликты. В 1802 году индейцы, подстрекаемые американскими и английскими пиратами сожгли форт дотла, убив почти всех находящихся в нем русских и алеутов.

В 1804-1805 гг. русские вновь заняли эту территорию. Новое поселение получило название Ново-Архангельск. В закреплении за русскими этого поселения Баранову оказал помощь Ю.Ф. Лисянский, прибывший на корабле "Нева", совершавшим первую русскую кругосветную экспедицию, под руководством И.Ф. Крузенштерна.

В 1808 году Ново-Архангельск стал столицей Русской Америки. Без малого шесть десятилетий это поселение было местопребыванием Главного правителя Российских владений в Америке.

После продажи Русской Америки Ново-Архангельск был переименован американцами в Ситку. Ситка оставалась столицей Аляски вплоть до 1906 года, когда она была перенесена в город Джуно.

В 1794 году на Кадьяк прибыла первая духовная миссия, в которую входили восемь монахов Валаамского монастыря во главе с архимандритом Иосифом. Ими была построена деревянная церковь Воскресения Христова, начато крещение алеутов.

В 1812 году помощник Александра Баранова Иван Кусков основал в Северной Калифорнии Форт-Росс, ставший самым южным поселением русских в Америке.

Проникновение русских в Калифорнию началось с промысловых экспедиций. Первым русским кораблем, достигшим в июне 1806 г. калифорнийских берегов, стала «Юнона», на которой плыл Н.П. Резанов, впервые установивший дипломатические отношения с испанскими и американскими колонистами Калифорнии.

После основания форта, в Калифорнии был организован ряд совместных русско-американских промысловых экспедиций. Планировка Форта-Росс во многом напоминала деревянные остроги, возводимые русскими первопроходцами в Сибири. Стены форта и большинство, расположенных внутри него построек были сделаны из секвойи. Форт обороняли 12 пушек. В 1836 население Форта-Росс составляло около 260 человек, которые занимались земледелием и промыслом морских котиков, а также торговали в Сан-Франциско производимым ими железом. Основное население проживало в Уиллоу-Крик, на реке Славянка (в настоящее время река носит название Russian River).

Несмотря на то, что Русская Америка перестала принадлежать России уже полтора столетия, историко-культурный след русского освоения Америки сохранился. Среди части представителей алеутского населения Аляски сохранилось православие и некоторые элементы традиционной культуры, привнесенные из России. На Аляске существует небольшое русское поселение - Николаевск, основанное в 1968 году старообрядцами, переселившимися сюда из штата Вашингтон.

На Аляске существует несколько музеев, посвященных истории и культуре русских первопроходцев.

Важным историко-культурным символом Русской Америки стал Форт-Росс. Стараниями русских жителей Калифорнии и Русско-американского исторического общества он был восстановлен и превращен в музей под открытым небом. В нем были воссозданы дом И.А. Кускова, дом А.Г. Ротчева, часовня Св. Троицы и ряд других построек. Форт-Росс объединил российских и американских исследователей истории Русской-Америки, стал местом проведения историко-культурных и музыкальных фестивалей.
28. Гражданская война на Дальнем Востоке. Образование и деятельность Дальневосточной республики.
К началу XX в. в стране обострились противоречия, особенно острым был политический кризис. Попытка с помощью русско-японской войны 1904-1905 гг. снизить накал кризиса не увенчалась успехом. Более того, поражение русской армии в этой войне способствовало углублению революционного движения.

Революция 1905-1907 гг., начавшись в центре, постепенно охватывала и окраины России. С началом революции активизировали свою деятельность социал-демократические группы на Дальнем Востоке.

Условия революционной деятельности на Дальнем Востоке были сложными. Продолжалась нелегальная революционная работа во всех городах региона, в Харбине издавалась газета большевиков. Деятельность профсоюзов также была нелегальной.

Гражданская война на Дальнем Востоке имела свои особенности:

  1. Она носила затяжной характер. Война длилась почти пять лет и закончилась в октябре 1922 г.

  2. На ход войны большое влияние оказали удаленность края от промышленных центров страны, его пограничное положение.

  3. Кроме того, Дальний Восток был объектом активной экономической экспансии США и Японии, которые активно помогали контрреволюции.

  4. Война социальная сочеталась на Дальнем Востоке с войной против интервентов.

  5. Гражданская война протекала в сложных условиях блокады, экономической разрухи и превосходства вражеских сил.

  6. Большинство населения края составляли крестьяне. Кроме того, здесь была значительная прослойка казачества. Они вместе с офицерством старой армии поставляли основные кадры контрреволюции.

  7. Боевые действия на Дальнем Востоке развивались преимущественно в полосе Амурской и Уссурийской железной дорог. Зимой важное значение приобретали русла крупных рек - Амура и Уссури.

  8. Партизанское движение на Дальнем Востоке вследствие специфических - социальных, политических и природных условий приобрело большое значение.

  9. Еще одной особенностью было то, что на Дальнем Востоке в 1920-1922 гг. было создано буферное государство - Дальневосточная республика (ДВР).

Историю гражданской войны на Дальнем Востоке можно разделить условно на три периода.

Первый период длилея с апреля по сентябрь 1918 г., т.е. до временного свержения Советской власти. Он характеризовался первыми социалистическими преобразованиями, началом военной интервенции.

Второй период продолжался с сентября 1918 г. по февраль-март 1920 г . Это время борьбы против интервентов и колчаковского режима. Главной формой борьбы в эти годы была деятельность партизанских отрядов. Период завершился свержением колчаковской власти в Приморской, Амурской, Камчатской, Сахалинской областях и в Прибайкалье. Только в Забайкалье сохранялась власть атамана Семенова (так называемая «читинская пробка»), которая была ликвидирована в ноябре 1920 г.

Третий период длился с апреля 1920 г. по ноябрь 1922 г. Он совпал со временем существования буферного государства - ДВР. Завершился период освобождением Дальнего Востока, от интервентов и белогвардейцев, ликвидацией ДВР и воссоединением Дальнего Востока с Советской Россией.

Чтобы избежать прямого столкновения с Японией, облегчить положение Советской республики ЦК РКП (б) и Совет Народных Комиссаров приняли решение на территории от Байкала до Тихого океана создать буферное государство – Дальневосточную республику (ДВР). Трудность создания буферного государства состояла в том, что не только революционно настроенные, но и значительная часть коммунистов стояла за немедленное восстановление советской власти на Дальнем Востоке. От местных партийных организаций требовалась огромная работа по разъяснению необходимости временного создания на восточной окраине страны буферного государства.

Образование Дальневосточной республики произошло на съезде представителей трудового населения Прибайкалья, состоявшемся в Верхнеудинске с 28 марта по 8 апреля 1920 г. 6 апреля съезд принял резолюцию, провозгласившую образование ДВР, в состав которой были включены Забайкальская, Амурская, Приморская, Сахалинская и Камчатская области. Было избрано правительство республики во главе с коммунистом А.М. Краснощековым.

С 28 октября по 11 ноября 1920 г. в Чите, после ликвидации власти атамана Семенова в Забайкалье, состоялась конференция областных правительств Дальнего Востока. Конференция законодательно оформила объединение Забайкалья и Дальнего Востока в единую Дальневосточную республику и приняла решение о созыве
  1   2   3



Скачать файл (226 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru