Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Спартак А. Современный регионализм - файл n1.docx


Спартак А. Современный регионализм
скачать (115.3 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.docx116kb.25.12.2012 08:37скачать

Загрузка...

n1.docx

Реклама MarketGid:
Загрузка...
СОВРЕМЕННЫЙ РЕГИОНАЛИЗМ

Автор: А. Спартак Mirovaia e'konomika i mezhdunarodnye otnosheniia,  No. 1, January  2011, page(s): 3-15

Последние два - два с половиной года стали переломными для России в плане значительной активизации ее участия в интеграционных процессах на пространстве СНГ: с 1 января 2010 г. функционирует Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана, полным ходом идет работа по формированию договорно-правовой базы Единого экономического пространства трех стран, в рамках российского председательства в Содружестве в 2010 г. выдвинуты и реализуются новые инициативы в формате многостороннего экономического сотрудничества, включая создание многосторонней зоны свободной торговли СНГ. Ведется работа над Концепцией дальнейшей экономической интеграции, предполагающей последовательные действия по формированию общего экономического пространства Содружества и углублению экономического взаимодействия в формате СНГ-ЕС.

Наряду с этим к настоящему времени Россия получила более двух десятков предложений заключить соглашения о свободной торговле от зарубежных стран и их объединений, включая ЕАСТ, Египет, Сирию, Израиль, Новую Зеландию, Индию, Республику Корея, Вьетнам. В ряде случаев начаты взаимные консультации и созданы двусторонние исследовательские группы по изучению возможности и целесообразности заключения таких соглашений с учетом экономических факторов, а также членства России в Таможенном союзе и предстоящего ее присоединения к ВТО. Очевидным является существенное изменение внешней торгово-политической среды для России, появление новых благоприятных возможностей и одновременно усложнение стоящих перед ней в этой сфере задач, что требует осмысления общемировых тенденций и происходящих за рубежом качественных сдвигов в самом явлении региональной экономической интеграции.

МЕТАМОРФОЗА РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

На протяжении многих десятилетий региональная экономическая интеграция является неотъемлемым феноменом мировой экономической жизни, расширяются ее масштабы и совершенствуются формы, растет число стран, активно участвующих в этом процессе. По фактическому охвату стран и регионов, отраслей и секторов хозяйства, глубине влияния на взаимодействующие экономики региональная экономическая интеграция сама стала глобальным явлением. Она оказывает системное влияние на ход глобализации и справедливо претендует на самое серьезное к себе отношение. Сегодня в интеграционные процессы вовлечены практически все страны мира, некоторые участвуют в десятках соглашений, направленных на сближение с зарубежными партнерами в торгово-экономической сфере. В рамках интеграционных группировок и соглашений в настоящее время реализуется около 60% международной торговли1.

Вместе с тем общая тенденция скрывает коренные изменения в форматах и содержании региональной экономической интеграции, принципиально важные для понимания ее современной роли в развитии национальных экономик и мирового хозяйства в целом. Классическая схема ступеней региональной интеграции, представленная в трудах известного американского экономиста венгерского происхождения Б. Балашши, опубликованных в 1960-е годы, последовательно включает зону свободной торговли (ЗСТ), таможенный союз (ТС), общий рынок (ОР), экономический союз (ЭС), экономический и валютный союз (ЭВС)2. ЭВС, или полная интеграция хозяйств стран-членов, предусматривает унификацию денежно-кредитной, налоговой и валютной политики вплоть до введения единой валюты и учреждение наднациональной администрации с
СПАРТАК Андрей Николаевич, доктор экономических наук, директор Всероссийского научно-исследовательского конъюнктурного института, профессор, заслуженный деятель науки России (Spartak@vniki.msk.ru).

1 По оценкам, к 2013 г. 80% всей торговли на американском континенте будет осуществляться в беспошлинном режиме.

2 См.: Balassa B. The Theory of Economic Integration. L., 1961. P. 1 - 2.

page 3
широким объемом полномочий, решения которой обязательны для участвующих государств.

При всей логичности и убедительности приведенной классификации с течением времени выявились ее ограничения и растущее несоответствие главным трендам3. Дело в том, что данная классификация была разработана фактически на единственном примере - ЕЭС, причем в начальной стадии его становления. Соответственно она отражала идеологию и последовательность шагов, содержащихся в учредительных документах и декларациях ЕЭС.

Первые и существенные коррективы в схему Б. Балашши внес сам Евросоюз, важным промежуточным этапом развития которого между общим рынком (common market) и экономическим и валютным союзом стало создание единого рынка (single market), не предусмотренное этой схемой.

Разница в названиях отражает глубокие различия в этих двух категориях. Формирование общего рынка заключалось в полной отмене таможенно-тарифных барьеров в торговле между членами ЕС, но при этом продолжали существовать многочисленные нетарифные ограничения, установленные национальными законами и препятствовавшие свободному движению товаров. Свобода перемещения лиц была введена только для наемных работников, отмена ограничений на движение услуг и капиталов практически не начиналась. Образование же единого рынка означало устранение всех, в том числе административных, технических и налоговых, барьеров на пути свободного движения товаров, лиц, услуг и капиталов ("четыре свободы"), провозглашенное Единым европейским актом (1986 г.). Фактически речь шла о замене обособленных национальных рынков стран-членов единым внутренним рынком, то есть о качественно новом этапе развития ЕС.

С участием ЕС в европейском регионе получила развитие нетрадиционная интеграционная модель - модель экономического пространства. Соглашение о Европейском экономическом пространстве - ЕЭП (European Economic Area) было подписано Евросоюзом в 1992 г. с семью странами ЕАСТ, на тот момент не желавшими или не готовыми вступить в ЕС в качестве полноправных членов - Австрией, Финляндией, Швецией, Норвегией, Исландией, Швейцарией и Лихтенштейном (позднее, в 1995 г., Австрия, Финляндия и Швеция вступили в ЕС). В рамках этого соглашения осуществляется свободное движение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. Швейцария, в результате референдума отказавшаяся ратифицировать соглашение о ЕЭП, так как при этом требовалось автоматически принять все наработанные за долгие годы существования ЕС правовые нормы и стандарты (acquis communautaire), участвует в нем на основе двусторонних соглашений с ЕС по конкретным аспектам деятельности ЕЭП. Фактически ЕЭП - это распространенный на страны ЕАСТ единый внутренний рынок ЕС, действующий на основе норм и правил Евросоюза. Более "мягкий" вариант модели экономического пространства, предполагающий равноправное участие сторон в его формировании, заложен в Концепции Общего европейского экономического пространства (ОЕЭП) России-ЕС и "дорожной карте" по ее реализации, одобренных соответственно в 2003 г. и 2005 г.

Одно из заслуживающих внимания определений экономического пространства принадлежит финскому экономисту Кр. Пурсиайнену, известному эксперту по российско-европейским отношениям. По его мнению, экономическое пространство в варианте ОЕЭП "является новой, ранее не существовавшей комбинацией, во многом отличающейся от традиционных форм экономической интеграции. Возможно, она включает некоторые элементы зоны свободной торговли, однако не имеет ничего общего с таможенным союзом. В то же время в ней просматриваются некоторые черты общего рынка, а инструмент регулятивной конвергенции привносит в нее элементы экономического союза. Однако в конечном счете она не отвечает критериям существующих форм экономической интеграции"4.
3 На растущее многообразие практики региональной интеграции, не укладывающейся в схему Б. Балашши, указывали многие российские ученые. Так, известный специалист по вопросам европейской интеграции проф. В. Г. Шемятенков отмечает, что концепция Б. Балашши "верно раскрывает логику поступательного движения экономической интеграции, однако, как показало реальное развитие, страдает определенной схематичностью" (Европейская интеграция. М., 2003. С. 349). В свою очередь, проф. Н. Н. Ливенцев в учебном пособии по международной экономической интеграции подчеркивает, что "реальный процесс интеграции в силу своей внутренней противоречивости не может развиваться столь прямолинейно и поступательно, как предполагает ... логическая схема (Б. Балашши. - Авт.). ... История показывает, что не существует ни строгих закономерностей, ни автоматизма между этапами региональной интеграции, все зависит от конкретно-исторических условий..., от экономических и политических интересов..." (Международная экономическая интеграция. М., 2006. С. 23).

4 Пурсиайнен Кр. От слов - к делу (теории интеграции и отношения ЕС-РФ) // Современная Европа. 2005. N 2 (апрель-июнь). С. 30.

page 4
Вступившее в силу с 1 января 1994 г. соглашение о Североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА) стало первым в истории соглашением в формате "ЗСТ+", охватывающим, помимо торговли товарами, торговлю услугами, обмен инвестициями и рабочей силой, вопросы охраны интеллектуальной собственности, гармонизации конкурентной политики и технического регулирования и др. Оно показало, что на практике возможно успешное движение от ЗСТ к более высоким уровням интеграции (общему рынку и элементам экономического союза), минуя стадию таможенного союза с его наднациональными компетенциями в области торговой политики. За НАФТА последовали десятки подобных соглашений между другими странами как близко расположенными, так и - все чаще - находящимися на разных континентах. Именно этот процесс определяет главное содержание нынешнего этапа региональной интеграции.

В итоге в современных условиях в понятии "региональная экономическая интеграция" слово "региональная" становится все менее применимым на практике. Пик активности по формированию региональных торговых блоков, ставящих в том числе интеграционные цели, пришелся на последнюю четверть прошлого столетия. В начале текущего века зарегистрированы лишь единичные случаи образования новых региональных объединений. Более того, либерализационные и интеграционные соглашения между близлежащими странами становятся, скорее, исключением, нежели правилом. Может оказаться, что Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана будет одним из последних примеров создания региональных экономических группировок классического типа, в основном соответствующих логике интеграционного строительства, предложенной Б. Балашши.

Сегодня региональная экономическая интеграция в ее традиционном виде - это сужающаяся часть более общего, набирающего силу явления, которое можно охарактеризовать как глобализирующийся регионализм. Последний представляет собой закономерный результат проводимой большинством развитых и многими развивающимися странами политики выстраивания постоянно расширяющейся и совершенствующейся системы межгосударственных горизонтальных обязательств, обеспечивающих существенное улучшение условий взаимного торгово-экономического сотрудничества, преимущественно в формате "ЗСТ+". В документах ВТО для таких соглашений появился новый термин - "соглашения об экономической интеграции".

Представляется, что накопилось достаточно аргументов в пользу нового концептуального подхода к разработке теории региональной экономической интеграции с учетом реальной торгово-политической практики. ЕС - и это хорошо известно - остается единственным региональным объединением, достигшим высшей ступени интеграции - экономического и валютного союза. Менее известно, что, кроме ЕС, ни одно из существующих региональных объединений не дошло даже до второй, по Б. Балашши, ступени интеграции - таможенного союза. То есть формально таможенными союзами себя считают более десятка группировок, однако все они функционируют со значительными изъятиями из режима таможенного союза, а часть - и из режима зоны свободной торговли, шансы же создать полноценный ТС есть не более чем у трех-четырех таких объединений (возможно, ими станут МЕРКОСУР, Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, Южноафриканский таможенный союз, Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана). Как пробуксовка Доха-раунда торговых переговоров в рамках ВТО привела к значительной активизации двусторонней и многосторонней коммерческой дипломатии, так и трудности, проявившиеся в создании таможенных союзов (конечно же, наряду с экономическими и иными причинами), побудили зарубежные страны в массовом порядке искать новые, более гибкие и эффективные в условиях глобализации форматы интеграции.

Практика интеграции все более уходит от "жестких" форм, предполагающих наднациональное регулирование, но при этом в сфере либерализации и содействия торгово-экономическому сотрудничеству идет значительно дальше, чем большинство таможенных союзов. За созданием ЗСТ в торговле товарами, как правило, следует распространение преференциального режима на другие сферы экономического взаимодействия, в результате чего, а также действий по гармонизации хозяйственного регулирования формируются межгосударственные экономические пространства (МЭП), представляющие в совокупности наиболее динамичную часть глобальной экономики. Для наглядности и сравнительного анализа на схеме приведены этапы интеграции по Б. Балашши и последовательность интеграционных шагов, отражающая доминирующий тренд.

Общая часть в приведенной схеме (рис.) - точка отсчета, первый этап интеграции, или зона

page 5
http://www.ebiblioteka.ru/issue_images/meo/2011/01/001_31/1298282610929_01me1.gif

Рис. Этапы региональной интеграции

свободной торговли. В конструкции Б. Балашши начальным этапом может быть и таможенный союз, а не ЗСТ, как это и произошло в практике ЕС (поэтому стрелка между ЗСТ и ТС сделана пунктиром). Но в любом случае ЗСТ или ТС являются первоосновой, необходимым условием возникновения интеграционной группировки и ее дальнейшего развития. Интеграция не может строиться только на намерениях и совместных межгосударственных проектах, и в данной логике АТЭС, ШОС и даже СНГ пока не являются интеграционными объединениями. Собственно вся история постсоветской интеграции свидетельствует о том, что без создания условий для свободного перемещения товаров внутри группировки (в формате ЗСТ или ТС) невозможно движение к более высоким уровням интеграции.

Если далее сравнивать две последовательности этапов интеграции, то выявляются значительные различия между ними. В конструкции Б. Балашши, предполагающей формирование единой таможенной территории, единого рынка и снятие внутренних границ, неизбежным является формирование наднациональных органов регулирования с расширяющимся кругом полномочий. Кроме того, и это очень важно, конструкция Б. Балашши нежизнеспособна без постоянного движения вверх по ступеням интеграции, что предопределяет ее негибкость и низкую адаптивность к условиям глобализации, объективно порождающей множественность разнонаправленных интересов стран-участниц интеграционных проектов.

Все сложнее становится достигать согласия по вопросам интеграционного строительства, тогда как логика однажды запущенного процесса требует его обязательного продолжения. Например, для нормального функционирования ТС со свободным обращением товаров внутри группировки нужна либерализация других сфер торгово-экономического сотрудничества и гармонизация правил конкуренции. В свою очередь, общий рынок не может полноценно работать без устранения всех барьеров на пути свободного движения товаров, услуг и факторов производства и широкой унификации норм хозяйственного регулирования. При этом любые задержки и несогласованности девальвируют прежние достижения и могут сопровождаться серьезными издержками стран-участниц.

В то же время последовательность интеграционных шагов, отражающая mainstream интеграции, представляет собой формат, который в наибольшей степени приспособлен к условиям глобализации, органично вписывается в быстро меняющиеся мирохозяйственные реалии и позволяет полностью учесть разнообразные интересы стран-участниц и растущие амбиции глобально оперирующих компаний. Конструкция ЗСТ-"ЗСТ +" - МЭП привлекательна тем, что здесь

page 6
нет жесткой соподчиненности и взаимообусловленности ступеней интеграции, то есть с учетом конкретных интересов стран-участниц возможен переход к решению задач следующего уровня до завершения интеграционных мероприятий предыдущего уровня без потери в качестве процесса.

Данная конструкция, не обремененная наднациональной надстройкой и сохраняющая обособленные таможенные территории, допускает параллельное движение вперед на всех уровнях с одновременной их взаимной подстройкой, которая учитывает меняющиеся внутренние и внешние условия развития, включая отношения с третьими странами (на схеме эти возможности, а также открытый характер рассматриваемого типа интеграции отражены пунктиром и двусторонними стрелками). Соответственно экономится время, и вся конструкция приобретает характер саморазвивающейся системы, демонстрируя хорошую приспособляемость к вызовам глобализации и становясь, по сути, одним из ее главных проявлений в мирохозяйственной сфере.

КОЛИЧЕСТВЕННЫЕ И СТРУКТУРНЫЕ ПАРАМЕТРЫ

До последнего времени львиная часть исследований российских ученых в области региональной экономической интеграции, регионализма концентрировалась на деятельности ЕС и группировок развивающихся государств. В центре внимания находились вопросы формирования единого рынка, экономического и валютного союза ЕС, расширения его на Восток, взаимодействия интеграционного ядра и интеграционной периферии (опять же на примере ЕС), интеграционного строительства с участием развивающихся стран, включая создание ими таможенных союзов.

Показательно, что в учебном пособии под редакцией профессора Н. Н. Ливенцева5 подробно рассматриваются ЕС, НАФТА, АТЭС, отдельные интеграционные группировки развивающихся стран, опыт СЭВ и интеграция в СНГ, но практически ничего не говорится об основной массе либерализационных и интеграционных соглашений, являющихся базой и движущей силой современного регионализма. Это объясняется традиционным пониманием интеграции как регионально обусловленного процесса, хотя, как уже отмечалось, реальная практика интеграции намного шире6.

Применительно к современному регионализму вполне можно говорить о том, что количественные изменения привели к новому качеству данного явления. Эксперты ВТО отмечают быстрый рост числа региональных торговых соглашений (РТС) в 1990 - 2000-х годах и особенно во время последнего кризиса. Имеется в виду весь спектр двусторонних и многосторонних соглашений либерализационного и интеграционного характера, включая преференциальные торговые с частичным снижением и/или отменой пошлин, соглашения о создании ЗСТ в торговле товарами, о создании ТС, об экономической интеграции, охватывающие торговлю услугами и другие сферы экономического сотрудничества.

За весь период существования ГАТТ (1948 - 1994 гг.) эта организация получила от стран-членов заявления о 123 РТС (относящихся к торговле товарами), тогда как еще около 350 нотификаций о заключении РТС (во многих случаях выходящих далеко за рамки регулирования торговли товарами) поступило уже после старта работы ВТО в 1995 г. При этом в кризисные 2008 - 2009 гг. в ВТО было заявлено о 75 новых РТС (35 в 2008 г. и 40 в 2009 г.). К июлю 2010 г. общее число нотифицированных в ВТО РТС превысило 470, из которых 283 составляли действующие (на 31 декабря 2008 г. их было 230). Еще порядка 90 РТС в рамках процедуры раннего уведомления ВТО находятся в стадии переговоров или подписаны, но еще не вступили в силу.

В структуре РТС доминируют соглашения о свободной торговле в чистом виде, а также дополненные соглашениями об экономической интеграции (причем число соглашений по типу "ЗСТ+" выросло в истекшем десятилетии почти в пять раз). Число таможенных союзов невелико -15, из них четыре образованы ЕС.

Примерно 37% всех нотифицированных в ВТО и вступивших в силу РТС заключено при участии ведущих развитых стран и их объединений - ЕС, ЕАСТ, США и Японии (причем США и Япония стали сравнительно недавно заметными игроками на поле регионализма). Среди других стран безусловными лидерами на поле регионализма являются Сингапур и Чили, последовательно проводящие политику открытой экономики и ориентирующиеся на соглашения интеграционного типа. Высокую активность по заключению РТС
5 См.: Международная экономическая интеграция. М., 2006.

6 Справедливости ради отметим, что проблематика современного регионализма уже стала предметом исследований ряда российских экономистов, в том числе нашла отражение в монографии Я. Д. Лисоволика "Конкурентная Россия в мире "конкурентной либерализации"" (М., 2007, 446 с), где автор говорит о важности сочетания многосторонней, региональной и двусторонней либерализации и приводит примеры такой политики за рубежом.

page 7
Таблица 1. Структура региональных торговых соглашений, нотифицированных в ВТО и вступивших в силу, по видам соглашений на середину 2010 г.1

Виды РТС

Включая двойной счет

Исключая двойной счет

всего

% к итогу

всего

% к итогу

Соглашения о преференциальной торговле

13

4.6

13

6.2

Соглашения о свободной торговле

164

58.0

89

42.8

Таможенные союзы

15

5.3

15

7.2

Соглашения об экономической интеграции

79

27.9

79

38.0

Соглашения о присоединении к существующим РТС (в основном расширение ЕС)

12

4.2

12

5.8

Все соглашения

283

100.0

208

100.0



1 ВТО раздельно учитывает РТС в торговле товарами и РТС в торговле услугами, охватывающие широкий комплекс вопросов, хотя на практике это одно и то же РТС. Исключение двойного счета осуществляется путем вычитания из числа соглашений о свободной торговле товарами тех случаев, когда между странами заключены также соглашения об экономической интеграции. По таможенным союзам, где есть такие соглашения, в обоих вариантах соглашения о ТС и соглашения об экономической интеграции считались раздельно.

Источник: WTO Regional Trade Agreements Database (http://rtais.wto.org).

Таблица 2. Страны и объединения, участвующие в наибольшем числе РТС, нотифицированных в ВТО и вступивших в силу, на середину 2010 г.

Страны и объединения

Всего РТС

В том числе

РТС в торговле товарами

соглашения об экономической интеграции

ЕС

37

29

8

Чили

31

18

13

Сингапур

31

17

14

ЕАСТ

25

17

8

Мексика

24

14

10

США

21

11

10

Япония

21

11

10

Китай

17

10

7

Турция

16

16

0

Республика Корея

14

9

5

Индия

14

12

2

Таиланд

14

9

5

Австралия

14

8

6

Украина

14

14

0

Новая Зеландия

13

7

6



Источник: WTO Regional Trade Agreements Database (http://rtais.wto.org).

проявляют Мексика, Турция, Индия, Китай, Таиланд, Малайзия, Филиппины, Республика Корея, Израиль и ряд других государств.

Помимо всплеска активности по заключению новых РТС, для последнего времени и особенно кризисных лет стало характерно проявление и закрепление наиболее значимых качественных изменений в форматах и содержании регионализма.

Во-первых, половина всех вступивших в силу РТС за период с начала 2008 г. по середину 2010 г. - это межрегиональные, преимущественно трансконтинентальные РТС. Здесь наибольшую активность демонстрируют ЕС, ЕАСТ, страны Восточной и Юго-Восточной Азии, США, Канада, Мексика, Чили. В данном случае мы имеем результат целенаправленных действий государств по структурированию внешней конкурентной среды для получения максимальных преимуществ в процессе интеграции в глобальное экономическое пространство. Реализуемые развитыми и многими развивающимися странами стратегии

page 8
конкурентной либерализации главной своей задачей ставят достижение наибольшего экономического эффекта от участия в РТС, что все чаще не совпадает с идеологией классического, пространственно ограниченного регионализма.

Во-вторых, растущая часть новых РТС приходится на соглашения с участием в качестве одной из сторон региональных объединений. И если раньше это были только ЕС и ЕАСТ, то в последнее время в качестве полноправных участников РТС выступают наиболее продвинутые объединения развивающихся государств - АСЕАН, МЕРКОСУР, Южноафриканский таможенный союз, Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. Более того, в 2008 - 2009 гг. появились первые межблоковые (и одновременно межрегиональные) РТС: между ЕАСТ и Южноафриканским таможенным союзом, между ЕАСТ и Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива, а также между ЕС и Карибским форумом африканских, карибских и тихоокеанских государств. На саммите стран ЕС, Латинской Америки и Карибского бассейна в мае 2010 г. глава Еврокомиссии Ж. М. Баррозу заявил, что Евросоюз и МЕРКОСУР договорились возобновить официальные переговоры о создании ими зоны свободной торговли, охватывающей территорию проживания 800 млн. человек. Таким образом, успешные региональные группировки становятся все более активными, самостоятельными участниками глобальных торгово-политических процессов.

В-третьих, РТС двух-трех последних лет - это все больше соглашения именно интеграционного типа, не ограничивающиеся созданием зоны свободной торговли товарами, а охватывающие вопросы торговли услугами, обмена инвестициями и рабочей силой, охраны интеллектуальной собственности, таможенного, технического, санитарного и фитосанитарного регулирования, конкурентной политики, доступа к рынку госзакупок, кооперации, урегулирования споров и др. Если исключить двойной счет (см. пояснение к таблице), то с начала 2008 г. по середину 2010 г. 70% всех вступивших в силу РТС относились именно к этой категории. В целом же на середину 2010 г. общее число подобных РТС составило около 80, или (опять же исключая двойной счет) почти 40% всех действующих РТС.

Как уже говорилось, на базе соглашений об экономической интеграции, надстраиваемых над соглашениями о свободной торговле товарами, происходит становление нового интеграционного формата с более или менее выраженными чертами общего рынка и даже элементами экономического союза, но без атрибутики, свойственной таможенному союзу - единого внешнего тарифа и наднациональных органов внешнеторгового регулирования. Возникающая в результате принципиально новая кооперационная структура мирового хозяйства все более утрачивает сотовый характер, где интенсивность сотрудничества внутри пространственно сопряженных торговых блоков существенно выше, чем в неблоковом и/ или межрегиональном формате, и приобретает сетевую основу, при которой выравнивается интенсивность блокового и внеблокового, зачастую сильно разделенного в пространстве интеграционного взаимодействия.

С достаточно высокой степенью уверенности можно предположить, что на определенном этапе множащиеся и перекрывающие друг друга межгосударственные экономические пространства приведут к формированию новой многосторонней системы регулирования международной коммерции, реализации проекта "ВТО+". В его рамках станет возможным согласованное на глобальном уровне решение всего комплекса вопросов, входящих сегодня в повестку соглашений об экономической интеграции. Отсюда важный практический вывод: создание интеграционных мегаблоков (например, панамериканской или азиатско-тихоокеанской зон свободной торговли, активно обсуждавшихся до кризиса ЗСТ АСЕАН+3 (Китай, Республика Корея, Япония), АСЕАН+6 (те же плюс Индия, Австралия, Новая Зеландия), трансконтинентальных ЗСТ Восточная Азия-ЕС и Восточная Азия-Северная Америка) вряд ли возможно и целесообразно.

Регионализм в его классическом виде в значительной степени исчерпал свой экономический и геополитический ресурс, хотя применительно к России и ее партнерам по СНГ сохраняется весомый созидательный потенциал региональной экономической интеграции, цель которой - восстановить нарушенные после распада СССР производственно-технологические и сбытовые цепочки и использовать преимущества взаимодополняемости постсоветских экономик. Однако в любом случае в масштабах всего СНГ может быть реализован лишь "мягкий" интеграционный проект, содержательно похожий на рассмотренные выше новые РТС, которые сохраняют за странами-участницами свободу экономически целесообразного торгово-политического выбора (комбинации решений) с тем, чтобы максимизировать выгоды и возможности, открывающиеся в процессе интеграции в мировое хозяйство.

page 9
СООТНОШЕНИЕ РЕГИОНАЛИЗМА И МНОГОСТОРОННОСТИ

Одним из первых зарубежных экономистов, заостривших проблему соотношения регионализма и многосторонности, стал Дж. Бхагвати, опубликовавший в 1991 г. исследование, в котором он задался вопросом, что собой представляют РТС в контексте многосторонней либерализации торговли: "строительные блоки" (building blocs) или "камни преткновения" (stumbling blocs)?7 Опасения, связанные с ростом числа РТС, обусловлены главным образом повышением трансакционных издержек в глобальной коммерции из-за многочисленных различающихся торговых режимов, условий доступа на рынки, правил определения происхождения товаров и др.

Долгое время многие экономисты наряду с Дж. Бхагвати были склонны видеть в распространении РТС вполне реальную угрозу многосторонней торговой системе. Считалось, что множественность пересекающихся и накладывающихся друг на друга региональных торговых соглашений образует "клубки спагетти" (spaghetti bowls), чреватых хаосом.

Так, в докладе группы экспертов, озаглавленном "Будущее ВТО" (2004 г.), подчеркивается, что "спустя пять десятилетий после учреждения ГАТТ режим наибольшего благоприятствования перестал быть правилом, а превратился скорее в исключение. Конечно, значительная часть торговли между ведущими странами по-прежнему ведется на базе РНБ. Однако то, что было названо клубком спагетти..., фактически достигло границы, за которой РНБ - исключение из правила... Более правильный термин сегодня - режим наименьшего благоприятствования... Мы полагаем, что это имеет принципиальное значение для будущего ВТО"8.

Эксперты МБРР, анализируя экономические эффекты растущего числа двусторонних соглашений между ведущими торговыми державами и малыми странами (так называемая система "hubs and spokes"), отмечали, что одним из следствий этого процесса является фактическое нарушение рыночных принципов торговли: малые страны связывают себя обязательством покупать конкретные товары в развитом государстве, а не у третьей страны, производящей соответствующую продукцию с меньшими издержками. В результате недополучения пошлин развивающиеся страны теряют до 20 млрд. долл. бюджетных доходов ежегодно9.

Однако параллельно с ростом критики в адрес РТС постепенно утверждалась более сбалансированная позиция, исходящая из объективной реальности и высокого динамизма РТС, склонная видеть в регионализме не только деструктивный, но и созидательный потенциал.

В материалах, подготовленных к первой Министерской конференции стран - членов ВТО в Сингапуре в декабре 1996 г., эксперты Секретариата пришли к выводу, что РТС позволяют участвующим в них странам достигнуть высокого уровня экономического общения и единообразия в условиях конкуренции. Констатировалось, что "...большинство членов ВТО соглашаются с тем, что региональные торговые инициативы способствуют дальнейшей либерализации и могут даже содействовать развивающимся странам и особенно странам с переходной экономикой интегрироваться в мировую торговую систему"10. В том же году эксперты ОЭСР опубликовали исследование о проблемах сосуществования региональных торговых соглашений и многосторонней торговой системы, в котором пришли к заключению, что РТС положительно влияют на международную торговлю и в большинстве случаев не являются препятствием на пути дальнейшей многосторонней интеграции11.

Среди экономистов наиболее последовательным сторонником принципиальной совместимости регионализма и многосторонности стал Р. Болдуин. Он признает креативные возможности региональной и двусторонней либерализации при соблюдении ряда условий (выработка единых правил происхождения товаров на уровне крупных региональных торговых блоков, взаимодействие с ВТО и др.). Уже в 1995 г. в своей статье в сборнике научных трудов Кембриджского университета он применил к объяснению регионализма теорию домино, согласно которой создание РТС с более либеральным режимом взаимного торгово-экономического сотрудничества повышает ценность присоединения к РТС для третьих стран, ранее экспортировавших продукцию в данный регион12. В результате последовательного расширения РТС за счет новых членов в его деятельности усиливаются элементы много-
7 См.: Bhagwati J. The World Trading System at Risk. Princeton (NJ), 1991.

8 The Future of the WTO: Addressing institutional challenges in the new millennium / Report by the Consultative Board to the Director-General. WTO. December 2004. P. 19.

9 См.: The Economist. 05.08.2006. P. 64.

10 WTO Ministerial Conference. Press brief: Regionalism and Multilateral System. Singapore, 09 - 13.12.1996. P. 2 - 3.

11 См.: Regional Integration and the Multilateral Trading System. Synergy and Divergence. OECD, Paris, 1996.

12 См.: Baldwin R., A Domino Theory of Regionalism / Expanding Membership of the EU. Cambridge, 1995. P. 25 - 48.

page 10
сторонности и возникают стимулы к выработке универсальных правил регулирования торговли.

Через десять лет после выхода в свет упомянутой статьи, в середине истекшего десятилетия, Р. Болдуин выступил с серией публикаций, где выдвинул аргументы в пользу того, что так называемые клубки спагетти в виде пересекающихся РТС при определенных условиях вполне могут породить сильные стимулы в пользу гармонизации различающихся правил и процедур, подпитывать движение в направлении многосторонности. По мере того, как будут возрастать издержки для транснациональных компаний в связи с необходимостью соблюдения различающихся правил происхождения товаров, действующих в разных РТС, будет усиливаться их давление на правительства с требованиями устранить обременительные и снижающие конкурентоспособность избыточные формальности13.

Сегодня проблематика регионализма и многосторонности большинством экономистов и практиков не рассматривается как антагонистическая. Кризис способствовал тому, что возобладал прагматический подход, принимающий РТС как данность, признающий их полезность для стран-участниц и диалектическое единство с развитием многосторонней торговой системы. В предисловии к одной из последних публикаций по проблемам регионализма, вышедшей в свет в феврале 2009 г., генеральный директор ВТО П. Лами отмечает, что "спутанный клубок перекрывающих друг друга торговых соглашений будет во все возрастающей степени генерировать интерес к движению региональных соглашений в направлении многосторонности путем объединения их в более крупные образования, подводящие нас много ближе к многосторонней системе торговых соглашений".

Развивая эту мысль, П. Лами подчеркивает, что "дебаты вокруг вопроса хорошая или плохая вещь регионализм per se длительное время были бесплодными. Они упускали суть. Нам нужно посмотреть на то, каким образом функционируют региональные соглашения, какое влияние они оказывают на развитие торговли и создание новых экономических возможностей... Было бы полезно систематически отслеживать характеристики и конструкцию региональных соглашений не только с позиций юридического соответствия (нормам и правилам ВТО. - Авт.), но также с точки зрения того, насколько их архитектура может благоприятствовать многосторонним подходам в будущем. Возможно, мы должны думать в терминах лучшей практики в этой области"14.

Приведенное высказывание П. Лами ориентирует экспертное сообщество не на обсуждение проблемы регионализма как таковой, а на поиск ответов на вопросы, как улучшить РТС, как усилить их позитивные эффекты для торговли, как наладить эффективное взаимодействие между ними и ВТО, представляющей многостороннюю торговую систему. Таким образом, предлагается перевести дискуссию из политэкономической в большей степени в технологическую плоскость.

В этой же публикации ее редакторы Р. Болдуин и П. Лоу указывают, что движение в направлении многосторонности предполагает недискриминационное распространение преференциальных торговых соглашений на новых торговых партнеров. Причем оно может происходить двумя путями - через присоединение новых членов к существующим соглашениям или же посредством замещения имеющихся соглашений новыми, открытыми для третьих стран. Правда, действительность свидетельствует скорее о постоянном росте числа новых РТС, а не о расширении или преобразовании действующих: по состоянию на середину 2010 г. из 283 работающих РТС только 12 составляли соглашения о присоединении к существующим РТС, в том числе 9 из них относились к расширению Евросоюза15. То есть путь к многосторонности, по-видимому, лежит не через укрупнение РТС, а через взаимодействие и сближение их режимов различных РТС, что труднодостижимо без активного подключения к этой деятельности ВТО.

РЕГИОНАЛИЗМ В ПОВЕСТКЕ ВТО: ОТ РЕГУЛИРОВАНИЯ К ПАРТНЕРСТВУ

Большинство экспертов отмечают, что при всех существенных достижениях ГАТТ/ВТО за более чем шесть десятилетий работы эта организация все-таки не смогла эффективно ответить на вызовы регионализма, оставаясь в основном пассивным наблюдателем16. Система надзора за
13 См. например: Baldwin R. Multilateralising Regionalism: Spaghetti Bowls as Building Blocs on the Path to Global Free Trade. CEPR. Discussion Paper N 5775. August 2006.

14 Multilateralizing Regionalism: Challenges for the Global Trading System. Ed. by R. Baldwin and P. Low / Graduate Institute of International and Development Studies. WTO. Geneva. February 2009. P. XII-XIII.

15 См.: WTO Regional Trade Agreements Database (http://rtais.wto.org).

16 Так, Чернышев С. В. в коллективной монографии "Основы торговой политики и правила ВТО" (М., 2005) на с. 373 делает вывод, что в настоящее время механизм регулирования интеграционных процессов ВТО "дает международному сообществу больше возможностей для изучения, чем для влияния на торговую политику интеграционных группировок".

page 11
РТС в лице специально созданного в 1996 г. Комитета по региональным торговым соглашениям длительное время функционировала недостаточно результативно. Пока не удается выйти на выработку системных правил в отношении РТС, в том числе достичь консенсуса в отношении формата и содержания докладов (экспертиз), подготавливаемых Комитетом по конкретным РТС17. Главное же, нет четкого понимания, что именно ВТО должна сделать, чтобы РТС стали более "дружественными" для многосторонней торговой системы.

Критические высказывания, касающиеся слабой роли ВТО в упорядочении региональной экономической интеграции, содержатся в ряде исследований последних лет, проведенных под эгидой самой же ВТО18, хотя, конечно, это не следует воспринимать как отсутствие в ее документах необходимых правовых норм в отношении РТС. Такие нормы в развернутом виде содержатся в текстах ГАТТ и соглашений ВТО, но сегодня требуется их адаптировать, развить и конкретизировать применительно к новым реалиям, приспособить к потребностям дальнейшей либерализации мирохозяйственных связей.

Перечень положений ГАТТ/ВТО, имеющих непосредственное отношение к содержанию и деятельности РТС, включает XXIV статью ГАТТ "Территориальное применение - приграничная торговля - таможенные союзы и зоны свободной торговли", принятое в итоге Токийского раунда решение "Дифференцированный и более благоприятный режим, взаимность и более полное участие развивающихся стран", документы Уругвайского раунда - Договоренность о толковании статьи XXIV ГАТТ, Соглашение по правилам происхождения (в том числе Приложение 2, озаглавленное "Совместная декларация по вопросу о преференциальных правилах происхождения"), Генеральное соглашение по торговле услугами (ст. V - "Экономическая интеграция" и V-бис - "Соглашение об интеграции рынков рабочей силы").

В принципиальном плане следует выделить две группы требований ВТО к РТС. Первая направлена на то, чтобы заключались полноценные РТС, в рамках которых либерализуется определяющая часть взаимного торгово-экономического сотрудничества (в практике ВТО для этих целей используется критерий не менее 80% товарооборота; когда речь идет о торговле услугами, предполагаются либерализация условий доступа в ключевых секторах и охват всех четырех способов поставки услуг, регулируемых ГАТС). Тем самым поощряется реальная интеграция (а не политически или иным неэкономическим образом мотивированные соглашения), способствующая расширению и улучшению условий экономического сотрудничества сторон без получения ими неоправданных преимуществ в отношениях с прочими партнерами.

Вторая группа требований исходит из необходимости не допускать неблагоприятного воздействия РТС на торговлю других стран и многостороннюю торговую систему в целом. В связи с этим странам - участницам РТС рекомендуется больше внимания уделять мерам содействия торговле, упрощению соответствующих формальностей и процедур. Особо отмечается важность неухудшения режима доступа третьих стран на рынки стран - участниц РТС после начала их действия; на случай, если ухудшение имеет место, предусмотрен механизм торгово-политической компенсации третьим странам, пострадавшим в результате создания ЗСТ или ТС. По смыслу документов ВТО преференции в рамках РТС не могут распространяться на инструменты регулирования, имеющие объективную экономическую природу, например, на величину таможенных сборов или плату за транзит (которые можно рассчитать исходя из фактических затрат)19.

Важным шагом на пути установления более тесных рабочих контактов ВТО с РТС стало решение Генерального совета ВТО от 14 декабря 2006 г. о создании на временной основе (до достижения содержательных договоренностей по РТС в ходе Доха-раунда) нового механизма транспарентности для региональных торговых соглашений. По мнению известного исследователя проблематики РТС Р. Фиорентино, "новый механизм подчеркивает непредвзятый (non-litigious) подход к формированию универсальной и полной информационной базы, которая позволит членам ВТО получить лучшее представление о региональных торговых соглашениях"20.

Данный механизм предусматривает раннее уведомление ВТО о готовящемся соглашении,
17 См.: Annual Report 2009. WTO. Geneva, 2009. P. 50.

18 См. например: Baldwin R. and Thornton Ph. Multilateralising Regionalism: Ideas for a WTO Action Plan on Regionalism. Centre for Economic Policy Research. 2008.

19 См. подробнее: Основы торговой политики и правила ВТО. Разд. 6. Гл. 15 и 16 (М., 2005).

20 Multilateralizing Regionalism: Challenges for the Global Trading System. Ed. by R. Baldwin and P. Low / WTO. Geneva. February 2009. P. 4.

page 12
нотификацию (извещение ВТО о заключенном соглашении с приложением текста его до фактического применения преференциального режима), процедуры для усиления транспарентности (включая предоставление подробной информации по преференциальным ставкам тарифа и ставкам РНБ, правилам определения происхождения товаров, импортной статистике не позднее чем через 10 недель после нотификации в общем случае и не позднее чем через 20 недель, если в соглашении участвуют только развивающиеся страны).

В январе 2009 г. была запущена специализированная база данных ВТО по РТС, включающая подробную информацию о самих РТС и позволяющая их анализировать по различным параметрам (страны-участницы, даты нотификации и вступления в силу, виды РТС, основания для заключения, статус в процессе рассмотрения в ВТО, тип - региональные или межрегиональные соглашения, охват вопросов экономического сотрудничества и др.).

Следует признать, что ГАТТ и более поздние соглашения, договоренности и решения стран ВТО, вместе взятые, позволили создать базу международно-правового регулирования региональной экономической интеграции, особенно в области торговли товарами и услугами. Российский эксперт по проблемам торговой политики С. В. Чернышев справедливо отмечает, что "нормы ВТО являются при всех их недостатках единственной разработанной в международном экономическом праве основой для определения и регулирования процессов экономической интеграции"21. Однако это не исключает, а скорее предполагает необходимость дальнейшего совершенствования указанных норм. Посткризисная экономическая и геополитическая реальность в целом благоприятствует встречному движению регионализма и многосторонности. Для восстановления и обеспечения устойчивого хозяйственного роста всем нужны понятные и предсказуемые правила игры на глобальном экономическом пространстве.

В чем может состоять новая повестка ВТО в отношении РТС? Для этого прежде всего надо разобраться в технологии успеха РТС. В том числе ответить на вопросы, почему все большее их число включают обязательства по гармонизации внутреннего хозяйственного регулирования (конкурентной политики, технических норм и др. - так называемые behind-the-border disciplines); как взаимодействуют либерализационные меры в сферах торговли товарами и услугами, инвестиций, трудовой миграции; почему развивающиеся страны в своих РТС с развитыми странами приняли обязательства в тех областях, в которых в рамках многосторонних переговоров они занимают выжидательную или критическую позицию. Надо также уяснить, как и насколько серьезно влияют "клубки спагетти" из РТС на производителей и торговцев, как можно "навести мосты" между различными РТС. Главное же - требуется понять, что нужно сделать, чтобы взаимодействие между регионализмом и многосторонней торговой системой стало более конструктивным; что необходимо для этого предпринять на национальном, региональном и многостороннем уровнях; как транслировать практику лучших РТС на многосторонний уровень; как эффективнее использовать потенциал РТС для продвижения к цели глобальной либерализации торговли.

Поиску ответов на эти и другие вопросы посвящено опубликованное в июне 2009 г. совместное исследование Межамериканского банка развития и ВТО "Региональные правила и глобальная торговая система", в котором анализируются соотношение и взаимодействие региональных и многосторонних торговых правил22. В предисловии отмечается, что главная задача состоит в выявлении тех норм и правил РТС, а также их отдельных элементов, которые дополняют многосторонние нормы и совместимы с ними, и тех, которые им противоречат.

Пока ощущается явный дефицит предложений относительно возможных конкретных шагов РТС и ВТО навстречу друг другу, при том, что такие шаги лучше предпринять до завершения Доха-раунда. Часть предложений касается гармонизации различных систем определения происхождения товаров. В 1997 г. для устранения искусственных барьеров во взаимной торговле европейских стран, возникающих по причине нестыковки систем определения происхождения товаров, была введена Паневропейская кумулятивная система, позволяющая складывать стоимости, добавленные в странах-участницах (с 1999 г. включает Турцию). Упорядочение правил, применяемых в рамках множащихся региональных двусторонних соглашений о свободной торговле, является одной из задач заключенного в ноябре 2005 г.
21 Чернышев С. В. "Многосторонняя система регулирования и проблемы регионального сотрудничества" / Основы торговой политики и правила ВТО. М., 2005. С. 374.

22 См.: Regional Rules in the Global Trading System. Ed. by A. Estevadeordal, K. Suominen, R. Teh / Inter-American Development Bank. WTO. June 2009.

page 13
Азиатско-Тихоокеанского торгового соглашения. В данном случае ВТО могла бы способствовать гармонизации правовых и торгово-политических аспектов двусторонних торговых соглашений, что, в свою очередь, потребует от последних большей открытости и прозрачности.

Эксперты отмечают как позитивный момент некоторых РТС в части регулирования торговли услугами пункт о распространении РНБ на неучастников (non-party MFN clause), гарантирующий всем поставщикам услуг, пользующимся преференциями, одинаковые условия доступа в рамках различных РТС, заключенных данной страной с зарубежными партнерами. Некоторые эксперты считают, что было бы правильно отказаться от исходного предположения об иерархии между правовой базой ВТО и нормами РТС; другими словами, следует говорить не столько об иерархической соподчиненности, сколько о взаимном приспособлении, согласовании двух систем регулирования. Предлагается восемь принципов, на которых может строиться взаимодействие многосторонних и региональных норм, включая верховенство более поздних соглашений над более ранними, более частных над более общими, использование в процедурах урегулирования споров в рамках ВТО и РТС как правил ВТО, так и норм РТС.

ПЕРСПЕКТИВЫ РЕГИОНАЛИЗМА И ЗАДАЧИ РОССИИ

Попытаемся подытожить вышесказанное. Регионализм в его классическом, пространственно ограниченном, ориентирующемся на "жесткие" интеграционные форматы виде постепенно уходит в прошлое. Все страны научились ценить преимущества открытой торговли, обеспечивающей наиболее эффективное использование имеющихся ресурсов и преимуществ. Кроме того, мощным лоббистом открытой торговли выступает транснациональный бизнес, интересы которого все чаще концентрируются далеко за пределами собственного региона.

Регионализм перестает быть идеей вертикального интеграционного строительства и все более начинает напоминать систему горизонтальных обязательств ВТО и вместе с тем систему, пока фрагментированную в пространстве, но идущую существенно дальше соглашений ВТО. В этом качестве современный регионализм - это открытая, постоянно развивающаяся система, охватывающая растущее число стран и достаточно уверенно дрейфующая в направлении новой многосторонней системы регулирования международных экономических отношений.

Поэтому мы говорим о современном регионализме как о глобализирующемся, что по сути означает кардинальное изменение архитектуры мирового хозяйства, выход глобализации на новый этап развития. Если раньше процессы регионализации и глобализации развивались в основном параллельно и зачастую конфликтуя между собой, то в настоящее время они все более выступают как единый процесс. Следствием является значительное ускорение темпов стимулирующей, либерально ориентированной регулятивной конвергенции в масштабах мирового хозяйства. Это создает качественно новые условия для устойчивого и эффективного функционирования глобальной экономики.

В данный момент нет однозначного ответа на вопрос, как конкретно будет осуществляться движение от регионализма к новой многосторонности. Возможно, это будет поэтапный, растянутый во времени процесс, в ходе которого произойдет структурирование торгово-политических отношений внутри торговых блоков и на более широких региональных экономических пространствах, будут гармонизированы нормы и правила торгового и хозяйственного регулирования, а уже затем в той или иной степени интегрированные мегапространства сольются в некую новую целостность. Для отдельных регионов, где имеются политические и экономические предпосылки консолидации экономического пространства, такой сценарий в его первой части вполне приемлем. Однако в глобальном масштабе более вероятным представляется дальнейшее разрастание сети РТС, причем число межрегиональных соглашений будет увеличиваться опережающими по сравнению с региональными РТС темпами.

Сегодня уже трудно сказать, что важнее для США - участие в НАФТА или РТС с третьими странами. Еще сложнее, если вообще возможно, представить существенную заинтересованность Сингапура, заключившего соглашения об экономической интеграции с США, Китаем, Японией, Республикой Корея, Индией, ЕАСТ и др. в углублении сотрудничества в рамках АСЕАН. То же относится к Чили, для которой полностью утрачен экономический смысл региональной интеграции, поскольку львиная часть ее внешнеэкономической деятельности осуществляется в рамках соглашений об экономической интеграции с нерегиональными партнерами. Реалии глобальной экономики плохо вписываются в идеологию традиционного регионализма.

page 14
Дальнейшее стихийное разрастание и уплотнение сети РТС на определенном этапе вызовет у стран-участниц острую потребность в выработке общих правил игры, необходимых для транснационального бизнеса. Последний не разделяет РТС на "свои" и "чужие", а ищет места наиболее выгодного приложения капитала. Но такой путь развития является трудноуправляемым, непредсказуемым по срокам и может вызвать эскалацию торговых споров.

Существует и другой способ перехода к более совершенной системе регулирования международных экономических отношений - активное включение ВТО совместно с РТС в процесс достраивания многосторонней торговой системы, выработки принципов и подходов, обеспечивающих перевод сотен двусторонних преференциальных режимов в универсальные многосторонние форматы. Это более эффективный путь, но он потребует мобилизации политической воли огромного числа стран и колоссальных усилий в сфере коммерческой дипломатии. В рассматриваемом контексте безусловно позитивным фактором, способствующим движению к новой многосторонности, стало бы присоединение к ВТО России, Белоруссии и Казахстана, таможенный союз которых, что бы ни говорили, является сегодня ярким примером традиционного регионализма.

Формирующиеся новые тенденции в сфере региональной экономической интеграции и меняющаяся торгово-политическая конфигурация мирового хозяйства не могут не оказывать влияния на интеграционные процессы в СНГ. Не углубляясь в конкретное содержание последних интеграционных инициатив, необходимо остановиться по крайней мере на двух очень важных следствиях вышесказанного для России и ее партнеров.

Первое следствие, или лучше урок, заключается в том, что с проектом "жесткой" региональной интеграции, предусматривающим наднациональные форматы регулирования, мы очень сильно запоздали, и диктуемая глобализацией экономическая целесообразность открытой торговли может стать значимым центробежным фактором. Поэтому главная задача - как можно быстрее завершить институциональный этап формирования таможенного союза и единого экономического пространства России, Белоруссии и Казахстана и начать позиционирование объединения как полноправного субъекта мировой торговой политики, заинтересованного в расширении и углублении сотрудничества с третьими странами и их группировками, в том числе в формате РТС. Из этого же вытекает крайне осторожное, сдержанное отношение к возможности расширения состава Таможенного союза.

Второе следствие состоит в том, что единственно возможным в масштабах всего Содружества интеграционным форматом может быть проект "мягкой" интеграции, предполагающий создание многосторонней зоны свободной торговли (МЗСТ) с элементами, содержащимися в современных соглашениях об экономической интеграции. Причем и с этим проектом нужно спешить, поскольку уже в среднесрочной перспективе неизбежным является вовлечение стран СНГ в переговоры о заключении РТС с нерегиональными странами (как известно, 18 февраля 2008 г. Украина начала переговоры о создании ЗСТ с ЕС, 21 апреля 2009 г. - с ЕАСТ, ведутся переговоры с Сингапуром, идет подготовка к началу переговоров о ЗСТ с Турцией, Канадой, Мексикой и Сирией). Для стран - участниц Таможенного союза было бы целесообразно уже на стадии обсуждения договора о многосторонней зоне свободной торговли СНГ выступить от лица ТС, что позволило бы лучше структурировать всю систему обязательств по МЗСТ и закрепить международную правосубъектность Таможенного союза.

После присоединения к ВТО Россия и ее партнеры по Таможенному союзу могли бы активно включиться в обсуждение вопросов взаимодействия ВТО и РТС, в поиск путей обеспечения совместимости глобализма и регионализма. Проект создания МЗСТ, открытой для участия третьих стран, можно рассматривать как один из рабочих вариантов движения к новой многосторонности, по крайней мере в евразийском регионе. Идея формирования партнерских отношений ВТО и РТС ради устойчивого развития глобальной экономики могла бы стать одним из центральных пунктов повестки российского председательства в АТЭС в 2012 г.

Ключевые слова: глобализация, региональная экономическая интеграция, региональные торговые соглашения, многосторонняя торговая система, ВТО/ГАТТ, АТЭС, СНГ, Россия, Таможенный союз.

page 15


Скачать файл (115.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru