Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Курсовая работа - Теория и практика гендерных исследований - файл n1.rtf


Курсовая работа - Теория и практика гендерных исследований
скачать (411.5 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.rtf412kb.01.01.2013 11:27скачать

Загрузка...

n1.rtf

Реклама MarketGid:
Загрузка...
Курсовая работа

Теория и практика гендерных исследований
Введение
Что такое гендерная психология? Дисциплина, исследующая то, чем отличаются и в чем схожи девочки и мальчики, мужчины и женщины, то, как представители обоего пола говорят, как ведут себя, как относятся друг к другу.

Кроме того, во многих случаях в гендерно-психологических исследованиях имеются «белые пятна» некоторые особенности психики либо недостаточно, либо совсем не изучены. И конечно же, существует необходимость сопоставления полов по параметру сходства характеристик, ибо отсутствие различий автоматически не означает наличия такого сходства, поскольку различие может быть небольшим и может заключаться в том, в каких условиях или в какой степени проявляется данная характеристика.

К сожалению, в исследованиях часто обнаруживается, что женщины получают данные о преимуществах своего пола, мужчины – своего. Изучение различных разделов гендерной психологии должно способствовать лучшему взаимопониманию мужчин и женщин. Психологи должны предотвратить возможную «войну полов».
1. Теория и практика гендерных исследований
1.1 Предмет и объект гендерных исследований в социальной психологии
Предметом в самом широком смысле являются особенности психики, которые связаны с полом. Конкретизация этого положения содержится в разных разделах этой области психологии. Можно выделить 6 больших разделов: 1) психология сравнения мужчин и женщин; 2) психология женщины; 3) психология мужчины; 4) гендерная социализация; 5) психология гендерных отношений; 6) гендерная психология лидерства.

1. Психология сравнения мужчин и женщин. По ходу истории гендерной психологии этот раздел носил различные названия: половой диморфизм, половой дипсихизм, половые различия, гендерные различия. Нам кажется, что предложенное нами название наиболее точно отражает суть этого раздела. Мужчины и женщины, мальчики и девочки сравниваются по различным параметрам – от психофизиологических и нейропсихологических до социально-психологических особенностей психики. При этом не обязательно устанавливаются различия. Необходимо устанавливать и сходство (отсутствие различий не всегда означает сходство). Цель этого сравнения – установить своеобразие полов, специфические особенности мужчин и женщин. Этот раздел гендерной психологии наиболее развит, и не случайно ему посвящена большая часть данной книги. Однако пока исследованы далеко не все параметры психики. Кроме того, должна быть сменена парадигма – от установления различий до установления специфики и своеобразия (включая и сходство полов). Исследовательский потенциал новой отрасли психологии очень велик: можно повторить практически все исследования в нашей науке – от психофизики до социальной психологии, но на равных выборках мужчин и женщин.

2. Психология женщины изучает те особенности психики и поведения женщин, которые не стали предметом первого раздела. Очень часто в зарубежных работах переплетаются психология женщины и психология гендерных различий – и по экспериментам, на которые ссылаются, и по концепциям, которые лежат в их основе и которые их объясняют, поскольку, характеризуя женщин или девочек, непременно обращаются и к мужчинам. Эта традиция – изучать женщин и мужчин в сравнении – делает размытой границу между обоими разделами, однако у психологии женщин существует и свой специфический предмет: те особенности психики, которых нет у мужчин, прежде всего – связанные с женской физиологией. Здесь изучается психическое состояние женщин во время менструального цикла, дефлорации, беременности, родов, климакса. Помимо этого, предметом психологии женщины становятся материнство (особенно в ситуации неполной семьи, когда нет феномена, с которым можно было бы провести сравнение, – отцовства), женская занятость и женские профессии (особенно те, где нет мужчин или их так мало, что сравнение не может быть адекватным), женская безработица, женское девиантное поведение (особенно в чисто женской среде), наконец, специфически женские заболевания (и не только гинекологические, но и другие – сравнение с мужчинами даже в области психиатрии оказывается нерелевантным). Перечень можно было бы продолжить – многие проблемы пока еще ждут своего изучения.

3. Психология мужчины делает первые шаги. Здесь предметом являются те особенности психики, которых нет у женщин. В частности, изучается влияние мужских гормонов на способность мужчин решать пространственные задачи (см. далее). Часто сравнение с женщинами также нерелевантно – ибо самая маскулинная женщина отличается от самого фемининного мужчины. Также существуют специфические мужские заболевания (например, связанные с половой сферой), которые влияют на психику мужчин и которых нет у женщин Важно изучить психологические факторы мужской смертности. Можно исследовать мужские профессии, где нет ни одной женщины (или их чрезвычайнс мало), а также мужские группы – деловые, профессиональные, клубы, компании, куда женщин не допускают. Маргарет Мид (1988) описывает такие клубы в различных культурах. Словом, есть область, которая требует своего развития При этом данную дисциплину не следует воспринимать как протест против «психологии женщин» – это нормальная стадия развития науки. И психология женщины, и психология мужчины имеют свою широкую проблематику – от психофизиологии до социальной психологии.

4. Гендерная социализация. Предметом этой области гендерных исследований является социализация, заключающаяся в формировании гендерной идентичности и освоении гендерных ролей, в том числе и то, как на этот процесс влияют гендерные стереотипы.

5. Психология гендерных отношений. Предмет этой области достаточно широк, так как гендерные отношения – это не только взаимоотношения между полами, но и внутри каждого пола. Ниже будет показано, что люди иначе ведут себя в однополых и смешанных по полу группах. Интерес представляет и общение в интимных группировках – дружеских, сексуальных, супружеских. Наконец, активно изучаются девиантиые отношения между полами, в частности связанные с насилием. Некоторые аспекты этих исследований мы разберем в отдельной главе.

6. Гендерная психология лидерства. Эта область могла бы считаться разделом психологии гендерных отношений, однако это не вполне корректно. Выделить ее в отдельный раздел позволяют следующие обстоятельства: во-первых, его проблематика выходит за рамки только гендерных отношений, охватывая и различия между мужчинами и женщинами – лидерами, и гендерную социализацию лидерства, и психологию женского менеджмента. Во-вторых, между мужчинами и женщинами часто возникают отношения доминирования-подчинения, лидера и последователя, и эти процессы требуют самостоятельного исследования. Что касается задач гендерной психологии, то к ее теоретическим аспектам относится разработка теорий и концепций, методов и методик, проведение широких исследований, к прикладным – внедрение результатов и достижений в практику. Гендерный подход должен стать неотъемлемой частью работы психолога: и исследователя, и консультанта, и руководителя тренинговых групп. Этот подход предоставляет широкие возможности для помощи практикам, работающим с людьми: менеджерам, юристам, учителям и воспитателям, медицинским работникам. В начале XX в. в гендерной психологии были приняты следующие 5 методов исследования:

1. Грубая индукция. В рамках данного метода анализировались расхожие житейские высказывания о мужчинах и женщинах, полученные, как правило, от знакомых исследователя. Но надежность результатов, основанных на мнениях испытуемых, как правило, невелика: дело в том, что у большинства из них существует имплицитная гендерная теория о половых различиях, характеристиках личности женщин и мужчин и т.п.

2. Эксперимент. Как правило, широко не использовался.

3. Дедукция. Достижения общей психологии и установленные в ней закономерности применялись к испытуемым с учетом их пола. При этом существовала опасность, что не будут учтены те или иные специфические особенности (в частности, женщин), так как заранее предполагалось, что все испытуемые похожи друг на друга, т.е. подчиняются общим закономерностям. Особенно часто этот метод использовали французские исследователи. И в современной гендерной психологии результаты могут искажаться из-за того, что, к примеру, изучая женщин-испытуемых, ученые применяют методики, которые оправдали себя на испытуемых-мужчинах. Далее будет показано, как одни и те же задачи подходят для одного пола и не подходят для другого.

4. Биографический метод. Использовался для анализа выдающихся исторических деятелей, однако возможности его применения к женщинам ограниченны, так как, во-первых, среди женщин мало широко известных исторических личностей, во-вторых, исторические роли мужчин и женщин освещены неравномерно и, в-третьих, различия между знаменитыми и незнаменитыми женщинами и знаменитыми и незнаменитыми мужчинами неодинаковы в силу того, что женщине труднее добиться известности, чем мужчине. Последнее замечание, высказанное Геймансом, впоследствии было подтверждено исследованиями психологии лидерства.

5. Анкетирование Гейманс считал ценным методом, но необходимо было учитывать некоторые особенности испытуемых – в частности, их эмоциональность. Две анкеты Гейманса вы можете найти в Приложении.

В настоящее время в гендерной психологии используется весь арсенал психологических методов: наблюдение, эксперимент, анкетирование, интервьюирование, тесты, моделирование и т.п. Однако не все методики пригодны для изучения гендерной проблематики. При сравнении эффективности решения задач мужчинами и женщинами необходимо применять такие задачи, которые были бы сформулированы на языке, понятном и удобном для обоих полов, были бы интересны и мужчинам и женщинам. Если эти особенности не учитываются, то это приводит к искажению результатов. Ниже будет показано, как особенности методик влияли на получение эмпирических данных. Важным оказался и пол экспериментатора.

Все эти случаи свидетельствуют о том, что нужна гендерная экспертиза психологических методик для оценки их пригодности при изучении обоих иолов. Некоторые методики нужно создавать заново или адаптировать уже известные специально для изучения определенных проблем (к примеру, состояние женщин во время беременности и после родов, во время менструального цикла и т.п.).

Но все же в гендерной психологии уже сформировался свой арсенал психологических методик. Многие из них будут упомянуты в нашем тексте или даны в приложении. Приведен названия ряда методик, которые применяются при изучении гендерных различий по личностным характеристикам и социальному поведению во всем мире: MMPI, MMPI-A (для подростков), HSPQ (16PF Кеттелла), CPI (California Psychological Inventory), GZTS (Guilford-Zimmerman Temperament Surwey), 1PAT (Institute for Personality and Ability Testing), IASQ (Anxiety Scale Questionnaire), XEO-PI и NEO-PI-R (NEO Personality Inventory Revised), GPP (Gordon Personal Profile), GPI (Gordon Personal Inventory), CPS (Comrey Personality Scales), EPQ-R (Eysenck Personality Questionnaire Revised), EPPS (Edwards Personal Preference Schedule), PRF (Personality Research Form).

Эти методики изучают наиболее известные наборы личностных характеристик: нейротизм. экстраверсию, открытость к познанию, заботливость, добросовестность, по которым обычно обнаруживаются гендерные различия. Они имеют тестовые нормы для мужчин и женщин. Существуют также методики для изучения частных личностных характеристик и социального поведения.

В психологии гендерных различий широко используется и такой метод исследований, как метаанализ. Он пришел на смену так называемому качественному литературному обзору, который уходит в. прошлое. Метаанализ был введен в социальные науки в 1976 г. Дж. Гласом, а затем усовершенствован рядом авторов (Hedges, Olkin, 1985; Rosenthal, Rubin, 1982).

Это метод вторичной математической обработки независимых исследований, посвященных одной проблеме. Подбирается множество однородных работ (довольно часто – проведенных с применением одних и тех же методик), после чего составляется база данных, куда включаются различные переменные, к примеру пол исследователя, год проведения исследования, возраст испытуемых и т.п. При этом везде присутствует статистический показатель половых различий. В одних случаях превосходство обнаруживается у мужчин, в других – у женщин, в третьих – различия отсутствуют. Затем эти данные подвергаются новой математической обработке, и в итоге вычисляется величина d – степень различий. Она может быть малой, средней и большой (даже при установлении малой степени это значимые различия!). В итоге делается заключение о том, имеются ли половые различия и насколько они велики.

К сожалению, в отечественной науке этот метод пока не получил распространения – прежде всего в силу технических причин. У нас принято изучать новые проблемы даже на уровне дипломных работ, поэтому создать базу данных из 130 исследований, посвященных, скажем, изучению памяти женщин и мужчин, просто не представляется возможным.
1.2 История развития гендерных исследований в отечественной социальной психологии
В 1915 г. в Москве вышла книга Л.П. Кочетковой с символичным названием «Вымирание мужского пола в мире растений, животных и людей». Книга снабжена многочисленными статистическими таблицами о рождаемости и смертности детей разного пола (в России даже по губерниям). Однако выводы, которые делает автор, и сам характер повествования пронизаны духом ненависти к мужскому полу.

Так, Л.П. Кочеткова считала функцию продолжения рода помехой для развития женщин. Она призывала стерилизовать женщин, дабы устранить эту помеху, – в итоге общество она видела не только без мужчин (или с очень малым их количеством), но и почти без плодовитых женщин. Бросается в глаза сходств такого общества с пчелиным роем. Вот красноречивая цитата из этой книги: «Вымирание мужчин у передовых народов приведет сначала к смешению рас всех частей света и к установлению на земле более однородного типа человечества, а затем мужской пол угаснет вовсе и вместе с ним исчезнет последний источник неравенства, раздоров и отчуждения между людьми Перед женщиной будущего откроются необъятные горизонты. Женщина-сверхчеловек сосредоточит в себе силу, правящую Вселенной. Расстояния перестанут быть для нее непреодолимым препятствием, и ей не будет надобно вечно цепляться за кору земного шара. Подчинив себе силы Земли, она воспользуется и другой, ближайшей планетой Венерой, богатой солнечными дарами. И наконец, использовав всю доступную энергию Солнечной системы, она, быть может, достигнет той вершины бытия, дальше которой не идет наше воображение, – будет бессмертна, всеведуща и всемогуща – и отыщет для себя вместо потухающего Солнца другое, более живительное светило, иные источники жизни…»

Справедливости ради надо сказать, что и мужчины высказывали аналогичные идеи – но о конце женского пола (к примеру, известный философ Н.Ф. Федоров в своей книге «Философия общего дела», вышедшей в 1906 г.). Эти идеи не способствовали развитию гендерной психологии, а, напротив, тормозили ее. Сама тематика, казалось бы, вела к «войне полов». И до сих пор некоторые серьезные исследователи с опаской и оговоркой приступают к разработке проблем этой области, дабы их не обвинили в пристрастии к одному или другому полу. Кажется, что психологи должны способствовать лучшему взаимопониманию представителей обоих полов – в том числе и изучая их. В нашей стране в первые годы советской власти общественно-политическая атмосфера для развитии гендерной психологии изменилась. Было декларировано формальное равенство мужчин и женщин, женщину старались оторвать от семьи – в пользу производственной и общественной жизни. Однако это привело к тому, что не признавалось существования ни различий между полами, ни особой, «женской» психологии. На долгое время в отечественной науке воцарилась ситуация, когда и психология и педагогика справедливо стали называться «бесполыми».

Однако в 1920-х и в начале 1930-х гг. были сделаны попытки разработки гендерной проблематики. Назовем здесь два имени: Е.А. Аркина и П.П. Блонского. В 1927 г. Е.А. Аркин выпустил книгу «Об изучении детского коллектива», где приводилась программа и результаты исследования лидеров – как мальчиков, так и девочек. При этом, рассматривая понятие лидера (тогда – вожака), он возражал Фрейду (а именно его представлению о сексуальных влечениях массы к лидеру): «Ребенок не потому стал вожаком, что его полюбила масса, а масса полюбила его за то, что он стал вожаком» (с. 29), сила его в том, что он питает детскую активность и сам питается ею. Таким образом, влияние вожака не абсолютизировалось, вместо этого подчеркивалась роль других членов группы, влияющих на лидера.

Основу программы-методики для изучения вожачества составляла так называемая личная карточка вожака, в которой должны были найти отражение 23 качества: пол, возраст, национальность, профессия и социальное положение родителей, внешний облик, жестикуляция и мимика, речь, состояние здоровья, конституция, мышечная сила, координированность движений, нервная система, умственный уровень, инициативность, изобретательность, техническая сноровка, степень уверенности в своих силах, индивидуалистические влечения, социальные проявления и то, в чем проявилось влияние на детскую массу, на какое число детей оно распространилось, какова его длительность, какие моменты способствовали возвышению вожака.

Очень интересны результаты собственных исследований Аркина в сфере половых различий детских лидеров (такой аспект был новым не только для отечественной, но и для зарубежной науки). Он установил, что в большинстве детских групп вожаками становились мальчики, девочки же были вожаками «группок», не распространяя своего влияния на всю группу детей. Решающее значение в таком влиянии мальчиков-вожаков имели их инициативность и техническая сноровка (а девочкам были свойственны другие особенности).

В 1935 г. П.П. Блонский написал свои «Очерки детской сексуальности». В них он приводил результаты собственных подлинно научных исследований (с использованием наблюдения, ретроспективной беседы, анкетирования и др.). На большом материале он получил данные о детской сексуальности (в частности, сексуальности девочек, которым в психоанализе уделялось меньше внимания, чем мальчикам). До сих пор эти данные имеют важное научное значение.

Блонский критиковал представление Фрейда о том, что младший школьный возраст – период затишья в сексуальном развитии, возражал против чрезмерного эротизирования переживаний и действий ребенка, а также сомневался в правомерности использования некоторых аргументов (типа приписывания аналогичных состояний младенцу после сосания и мужчине после оргазма). Его главный постулат состоял в том, что значительное влияние на сексуальное развитие ребенке оказывает среда, способная преждевременно его эротизировать. Блонский предложил конкретные воспитательные меры, оздоравливающие эту среду, различные для мальчиков и девочек, чье сексуальное развитие протекает не одинаково. Некоторые из этих рекомендаций сегодня кажутся наивными, но некоторые по-прежнему полезны (особенно учитывая современное давление на детскую психику средств массовой коммуникации).

К сожалению, подобные исследования прекратились в конце 1930-х гг., когда были запрещены педология и психотехника, а социальная психология как отдельная область психологии объявлена ненужной. В развитии отечественной генденой психологии возник вынужденный перерыв до середины 1960-х гг.

Анализ работ отечественных психологов показывает, что в 1920–1930-х гг. на ши ученые были знакомы с зарубежными работами того же периода (в том числе и с работами Фрейда), и направленность тех и других исследований имела общ» черты: изучение половых различий лидеров, сексуальности девочек и мальчиков. Однако имелась и своя специфика, причем отечественные психологи порой oпeрежали зарубежных коллег. Но подобная самобытность имела и свои минусы. Малое количество исследователей и их вынужденная дистанцированность от зарубежной науки (по идеологическим соображениям) привели к потере связи с эти наукой, с ее достижениями. Эта черта была преодолена только в 1960-х гг.

Почему возник перерыв в отечественных исследованиях гендерных проблем (с конца 1930-х до конца 1960-х гг.), вполне понятно это произошло прежде все го по политическим причинам. Но почему он наблюдался и за рубежом? Несмотря на начавшиеся исследования и успехи гендерной психологии, мы наблюдаем перерыв до середины XX в. В некоторых ее разделах – до 1970-х гг. (к примеру, в психологии лидерства), в некоторых – вплоть до 1990-х (психология болевых ощущений)!

Половые различия исследовались в очень широком спектре: от зоопсихологии (Н.А. Тих) и психофизиологии до социальной психологии (исследования А.В. Ярмоленко, Н.А. Розе, Л.А. Головей, Л.В. Саулиной, В.И. Сергеевой и др.). Остальные перечисляются вкратце: исследовались половые различия в психомоторике (И.Я. Круминя), реактивности организма (Г.И. Акинщикова), системах нейропсихической регуляции (Л.В. Буравцова), интеллекте (М.Д. Дворяшина, Л.А. Баранова), общении, социальной перцепции и межличностных отношениях (А.А. Бодалев, В.Н. Куни-цына, И.С. Кон, Н.Н. Обозов и др.), производственной деятельности (Э.С. Чугу-нова, В.Н. Панферов, С.М. Михеева и др.), конформности (В.А. Лосенков).

Отдельно называется имя В.П. Багрунова, защитившего кандидатскую диссертацию по половым различиям. На большом экспериментальном материале (касающемся сенсомоторных, интеллектуальных функций, свойств и состояний личности) им была доказана гипотеза о более высокой видовой изменчивости у мужчин и индивидуальной изменчивости – у женщин, а также о более гибкой реакции и чувствительности женщин к воздействию внешней среды (более подробно об этих экспериментах и о теоретических воззрениях автора речь пойдет в главах о моторике и интеллекте).

Среди исследований этого периода можно выделить изучение лидеров и руководителей разного пола. Группа ученых под руководством Э.С. Чугуновой исследовала личностные характеристики инженеров (среди которых были н руководители) разного пола и установила различие личностных структур мужчин в женщин.

Для мужчин были характерны:

1) высокая творческая продуктивность и экономическая эффективность;

2) профессиональная доминантность и высокая самооценка:

3) мотивация, связанная с чувством долга и ориентацией на дело, самостоятельный выбор профессии.

Структура личности женщин характеризовалась следующими факторами:

1) удовлетворенности служебным положением и работой, взаимоотношениями

с коллегами и руководителями;

2) мотивации на взаимоотношения, выбор профессии под влиянием окружающих;

3) высокого технического интеллекта.

С этими глобальными факторами были связаны другие характеристики, которые определяли своеобразие личностных портретов мужчин и женщин. В исследовании Т.В. Бендас были установлены половые различия студенческих лидеров групп разного уровня организованности. Для мужчин-лидеров были характерны:

1) в высокоорганизованных группах эмоциональная устойчивость, высокий уровень притязаний в области взаимоотношений;

2) в низкоорганизованных малая экспрессивность и низкая успеваемость;

3) в среднеорганизованных высокая успеваемость и низкий уровень притязаний в области взаимооотношений.

Для женщин-лидеров:

1) в высокоорганизованных группах ригидность общения, конформность, низкий самоконтроль;

2) в низкоорганизованных спокойствие, уверенность в себе, эмоциональная устойчивость, хороший самоконтроль, экспрессивность, завышенная самооценка, несовпадение притязаний на лидерство и положение в официальной структуре группы;

3) в среднеорганизованных лабильность общения, эмоциональная неустойчивость и тревожность при хорошем самоконтроле, низкая экспрессивность и конформность.

Особенно показательным было наличие принципа дополнительности для женского лидерства (эту роль брали на себя женщины, когда мужчины к ней не стремились) и их меньшая успешность по сравнению с мужчинами (порой средних результатов женщины добивались за счет высоких эмоциональных затрат, если же таких затрат не было, результаты были очень низкими).

Н.В. Шахназарян обнаружил преимущество женщин – студенческих лидеров – по сенситивности, ориентации на одобрение группой, а мужчин-лидеров – по отношению к себе и людям. Итак, в этот период в отечественной психологии разрабатывалась проблема половых различий. Были накоплены определенные эмпирические факты и заложена теоретическая база для их осмысления – установлены глобальные различия между мужчинами и женщинами.

Слабой стороной гендерной психологии до сих пор остается малое количество обобщающих теорий. Очень часто эту область психологии разрабатывают женщины, поэтому распространена шутка по поводу одного из ее разделов: психология женщины разрабатывается женщинами, на женщинах и для женщин. Эта шутка не может не вызывать горечи еще и потому, что во многом она отражает истину. Для развития гендерной психологии необходимо привлечение исследователей-мужчин.

К сожалению, в нашей науке гендерная психология только начинает развиваться. Проводятся исследования в различных областях: поло-ролевые стереотипы (В.С. Агеев), ролевая структура молодой семьи (Е.В. Антонюк), гендерная социализация (И.С. Клецина), психофизиология мужчины и женщины (Е.П. Ильин), половые различия в феномене неправды (В.В. Знаков), самоактуализация личности в профессии – гендерный аспект (Л.Н. Ожигова), гендерные установки (В.Е. Каган), гендерная психология лидерства (Т.В. Бендас), женский менеджмент (Н.В. Ходырева), самореализация одаренных женщин (Л.В. Попова), состояние женщин во время беременности и после родов (В.И. Брутман, Г.Г. Филиппова, И.Ю. Хамитова), материнство (Г.Г. Филиппова), стереотипы женского поведения (О.В. Митина, В.Ф. Петренко) и др. Как видно из этого перечня, в основном разрабатывается психология половых и гендерных различий. Психология женщины представлена более скромно. Психология гендерных отношений делает первые шаги.

По мнению Г.М. Андреевой, и с ней солидарны другие известные социальные психологи, история социальной психологии как науки значительно «моложе» истории того, что можно назвать «социально-психологическим мышлением». История первобытного общества свидетельствует, что люди уже на заре человечества сталкивались с социально-психологическими явлениями и каким-то образом пытались использовать их. Из поколения в поколение передавались обряды, табу, и это выступало своего рода нравственным регулятором человеческого общения. В таких своеобразных формах «социально-психологическое мышление» насчитывает тысячелетия, в то время как история социальной психологии как научной дисциплины – относительно молодая отрасль знания.
2. Гендерные исследования в социальной психологии: актуальные проблема современности
2.1 Проблемы гендерной социализации в современных социально-психологических исследованиях

гендерный лидерство социальный психологический

В данной части вкратце отражены исследования проблем связанные с различными областями гендерных отношений, такие как:

Аспекты детства все более привлекают внимание психологов. Средовые влияния являются условием реализации врожденных программ в такой же мере, в какой врожденные программы являются необходимой точкой приложения средовых влияний. Быть или не быть лидером ответ на этот вопрос по-разному звучит для мальчиков и девочек. Методология и методы гендерных исследований в психологической литературе мало обсуждаются. Однако исследования, касающиеся анализа поло-ролевых различий, выполненные по традиционному алгоритму, становятся значимыми для развития отечественной гендерной психологии. При анализе природы различий мальчиков и девочек, отдавая должное генетическим факторам, многие авторы подчеркивают важность различных условий социализации, начиная с самого раннего возраста. Так работы рассматривающие личностные качества, входящие в конструкты «фемининность» и «маскулинность». К традиционно женским качествам относят склонность к концентрации на чувствах, проявление эмоций (экспрессивность), стремление разделить их с другими. Представление же о мужественности включает такие личностные особенности, как стремление быть неэмоциональным, не проявлять признаков слабости, обсуждая свои проблемы с другими, а также отгородиться от негативных переживаний, концентрируясь на чем-то другом.

Появление большого числа женщин на менеджерских должностях в организациях, стремительное увеличение их доли за короткое время привлекло внимание исследователей. Первые исследования в гендерной психологии лидерства были проведены в США еще Уайтом, Харвелом и другими, эта область активно формируется за рубежом, начиная с середины 70-х гг. XX в., под влиянием феминистской психологии, представители которой добились того, что гендерный подход стал неотъемлемой частью психологического исследования. Женские гендерные роли и стереотип глубинного менталитета проявляется наиболее отчетливо. Гендерные роли, стереотипы, автостереотипы и связанные с ними социальные установки регулируются на глубинном ментальном уровне общественного сознания и сами влияют на него. Поэтому исследование женских стереотипов является мощным проективным методом, позволяющим описать и понять глубинную природу установок и стереотипов той или иной страны, этноса, культуры, и тем самым способствовать разрешению многих этнических проблем. Разрабатываются специальные шкалы для исследования гендерных ролей, установок и стереотипов. Наиболее часто в эмпирических исследованиях используется шкала для определения отношения к ролевому поведению женщин и нормам этого поведения, принятым в обществе, – ATW (attitudes towards women). В отечественной науке мало изученной стороной являются особенности гендерной социализации, в том числе влияние сексизма, создающего внешние и внутренние барьеры реализации одаренности. Традиционные, патриархальные взгляды на роли мужчины и женщины в обществе, т.е. сексизм, сопровождают весь процесс социализации ребенка. Одной из важнейших функций сексизма, полоролевых стереотипов является оправдание и защита существующего фактического неравенства между полами.

Проблема рекламы является определенной системой представления объектов, программирующей потребителя на приобретение того или иного товара, на то или иное поведение, на те или иные взаимоотношения, но и своеобразным идеологическим конструктом, кодом, выстраивающим систему символических ценностей: социальных, моральных, гендерных, семейных и др. Рекламодатели естественным образом «продают» потребителю общепризнанную версию социально-гендерного мира и взаимоотношений в нем, т.е. «подсказывают, чего от Вас ждут окружающие в более или менее типичной ситуации и каковыми должны быть Ваши действия. Большинство людей верят в эти рекомендуемые, «дисциплинируемые правила поведения», стереотипизированные гендерные идеалы – идеализированные рекламой представления о предназначении, поведении, чувствах мужчин и женщин. Почему именно на символическом воспроизведении «женственности» и «мужественности» сосредотачивает свое внимание реклама? Очевидно, такое множество интересных тем исследует гендерная психология, что в будущем наша социальная жизнь будет более благополучна.
2.2 Гендерные исследования лидерства
Одной из наиболее распространенных зарубежных теорий лидерства является бихевиористская динамическая модель обмена в диаде «лидер–последователь» («leader-member exchange» LMX) Г. Граена и коллег. Одни теории и концепции объясняют различия между лидерами разного пола, другие – отношения между менеджером и подчиненным. Парадигма подобия-аттракции Д. Берна, согласно которой сходство между двумя индивидами увеличивает их взаимную симпатию и, следовательно, влияет на их взаимодействие и поведение, предсказывает, что взаимоотношения высокого LMX будут с большей легкостью формироваться в однополых диадах и что женщинам-лидерам труднее формировать такие отношения, поскольку их начальниками по-прежнему остаются МУЖЧИНЫ (Struthner, 1995; Wayne, Liden, Sparrowe, 1994). Хотя ряд фактов укладывается в эту схему, имеются и данные о том, что женщины-лидеры могут формировать с мужчинами-подчиненными отношения как низкого, так и высокого LMX, к примеру, в исследовании Г. Фейрхурста (Fairhurst. 1993). Ситуационно-должностной подход (Р. Хауз, Дж. Хант) на первое место ставит позицию человека в официальной структуре, должность, которую он занимает в организации, а не пол. Мужчины и женщины, выполняющие одни и те же лидерские роли, занимающие одни и те же менеджерские должности, не будут отличаться друг от друга ни по поведению, ни по лидерской эффективности. Однако ситуативные переменные могут способствовать тому, что гендер становится значимым фактором, и женщины-лидеры (с их меньшей властью, влиянием и ресурсами) в этом плане проигрывают по сравнению с мужчинами (Eagly, Karan, Mak-hijani, 1995). В частности, речь женщин, с позиций этого подхода, является «речью безвластных», а женщины, занимающие должность, дающую им формальную власть, будут говорить подобно мужчинам, подражая их доминантности. Точно так же и мужчины-подчиненные будут в своей речи похожими на женщин. Результаты, полученные Катрин Джонсон (Johnson, 1993), частично подтвердили действие формальной позиций на вербальное, а гендерного эффекта – на невербальное поведение. По мнению Игли (Eagly, Karan, Makhijani, 1995), такой подход недооценивает роль стереотипов в восприятии лидеров разного пола.

Представление о высокотрансформационном лидере (Б. Басе, Дж. Хант и др.), который обладает способностью преобразовывать (совершать трансформацию) своих подчиненных и мотивировать их на сверхдостижения, хотя и появилось только в 1980-х гг., уже завоевало внимание многих ученых в разных странах. Сюзанна Комивс в своем исследовании университетских работников обнаружила равную способность мужчин и женщин быть высокотрансформационными лидерами. В ряде других работ по моделированию учебного процесса и менеджмента было установлено преимущество женщин в этом отношении. Последнее не удивительно – очень многие авторы приходят к выводу о том, что женщинам более свойственно умение воспитывать других, а ведь именно эту характеристику подчеркивают у высокотрансформационного лидера.

Концепция гендерного потока (gender-role spill-over), выдвинутая Барбарой Гутек и коллегами, в отличие от ситуационно-должностного подхода считает фактор пола доминирующим: он является столь мощным, что распространяет свое влияние на другие роли, в том числе и на лидерскую; заливая, подобно потоку, все вокруг. Возникает так называемый «гендерный эффект», когда пол становится более значимым, чем все остальные факторы. Согласно этой концепции, восприятие лидера, в том числе и его эффективности, зависит прежде всего от его пола (Eagly, Karan, Makhijani, 1995). Теория гендерного отбора лидеров Дж. Боумэн, С. Саттон исходит из допущения, что люди вообще и в организациях в частности предъявляют различные требования по отношению к лидерам разного пола; по отношению к женщинам эти требования выше: чтобы получить ту же менеджерскую должность, что и мужчина, женщина должны продемонстрировать гораздо более высокую по сравнению с ним компетентность, чтобы снять влияние предубеждений против нее (Eagly, Karan, Makhijani, 1995). Концепция инграциации связана с концепцией токенизма, свое неблагоприятное положение в группе токены (составляющие меньшинство) могут компенсировать, используя так называемый впечатляющий менеджмент (impression management) способ повлиять на других людей, сформировать у них впечатление о себе с помощью слов, действий и взглядов (Riordan. Gross, Maloney, 1994). Одним из проявлений такого менеджмента является инграциация (ingratiatiori). Это понятие было введено Е. Джоунсом, а теоретическая модель разработана Р. Лайденом и Т. Митчеллом и означает способность человека быть привлекательным для других людей, добиваться их симпатии и любви. Человека, который вызывает такое отношение у окружающих, называют инграциатором, а объект инграциации – мишенью. Инграциаторами могут выступать и лидер, и последователь.

Джоунс и Т. Питтмен эмпирически установили 4 типа инграциационных стратегий:

1) самопрезентацию;

2) усиление других;

3) сходство мнений;

4) выделение фаворитов.

В исследованиях было установлено, что менеджеры наиболее часто применяли инграциацию по отношению к своим подчиненным при выборе своего заместителя, а также в случаях, когда им надо было убедить окружающих, что они подходят для руководящей должности. Считается, что инграциация может помочь женщинам-лидерам уравнять свои шансы с мужчинами, в частности в установлении хороших взаимоотношений с подчиненными, тем более что, согласно стереотипам, роль инграциатора больше подходит женщине, чем мужчине (Wayne, Liden, Spar-rowe, 1994).

Статусная теория или теория ранговых ожиданий, созданная Дж. Бергером и коллегами, имеет много приверженцев: это М. Локхид и К. Холл, Л. Карли, Б. Меккер и П. Ветцель-О'Нил, Э. Игли. Согласно этой теории, поведение человека в деловых ситуациях в малых группах объясняется его статусом в больших группах и обществе в целом: поскольку статус в обществе неравен для разных полов или рас, то и в деловом мире мужчина, согласно стереотипам, изначально воспринимается как высокостатусный, а женщина как низкостатусный индивид (Bartol, Martin, 1986). Чтобы стать лидером в группе, последнему приходится преодолевать больше препятствий по сравнению с первым, даже если он имеет большие знания и способности, чем кто-либо еще в группе – это обнаружили Коухен и Роупер при изучении детских групп, состоящих из представителей разных рас, в отношении черных детей. По мнению Э. Маккоби и К. Жаклин (Maccoby, Jack-lin, 1978), аналогично дело обстоит и с женским лидерством. Высокостатусного индивида оценивают как более компетентного и имеющего более желательные атрибуты по сравнению с низкостатусным, поэтому первому предоставляют более благоприятные возможности для того, чтобы хорошо выполнять работу и влиять на других людей. В результате он действительно становится более влиятельным. Будучи низкостатусными, женщины с помощью экспрессивного поведения и согласия с высокостатусными индивидами вынуждены доказывать, что они не стремятся узурпировать власть (Wayne, Liden, Sparrowe, 1994). Однако повышение статуса позволяет женщине-лидеру проявлять поведение лица с более высоким статусом мужчины, в частности стиль, ориентированный на задачу. Эта теория объясняет множество эмпирических данных, обнаруживающих как сходство, так и различие лидеров разного пола по эффективности, стилю, речевому поведению в деловых ситуациях, причем, в отличие от других направлений, она предсказывает действие гендерного эффекта и в лабораторных, и в полевых условиях. Учитывает она и стереотипы в отношении мужчин и женщин, однако не объясняет их различия в социальном поведении за пределами деловых групп и некоторые другие факты, в частности то, почему женщины (в том числе и лидеры) демонстрируют более социоэмоцнональное поведение в чисто женских группах по сравнению со смешанными по иолу, – в соответствии с теорией в первых женщины должны проявлять большую ориентацию на задачу, чем в последних, где они имеют низкий статус (Cross, Madson, 1997).

Теория социальных ролей Элис Игли, объясняет и различия в поведении лидеров. Гендерная роль требует, чтобы человек вел себя в соответствии с гендерными стереотипами. С другой стороны, роль лидера также предъявляет свои требования к индивиду. И поскольку, согласно стереотипам, эта роль является маскулинной, женщины-лидеры будут испытывать конфликт между гендерной и лидерской ролями. Негативные предубеждения против женщин-лидеров могут вызывать у них снижение самооценки, неуверенность в себе и, соответственно, ухудшение продуктивности работы. И хотя компетентные женщины способны преодолеть эти сложности, мужчины получают преимущество при сравнении их с женщинами в роли лидера, так как подобных барьеров для них не существует. Элис Игли считает, что смягчение ролевого конфликта у женщин-лидеров приведет к росту их достижений. Этому смягчению могут способствовать:

1) реальные успехи женщин;

2) выбор ими той области занятий и должности в тех организациях, где лидерская роль по стереотипу не слишком маскулинизирована, а скорее андрогинна;

3) демонстрация относительно фемининного лидерского стиля – демократического и ориентированного на взаимоотношения.

Хотя эта теория достаточно известна, она не способна объяснить те результаты, когда женщины и мужчины ведут себя одинаково, занимая одни и те же лидерские позиции: гендерные различия, имеющиеся у рядовых испытуемых, у лидеров либо исчезают, либо ослабляются.

Две следующие теории статусная и гендерно-ролевая являются наиболее перспективными в гендерной психологии лидерства, хотя в целом можно констатировать, что ни один из подходов не объясняет всех существующих экспериментальных фактов. Сторонники этого направления изучают препятствия, которые общество выставляет перед женщинами на пути к лидерству. Очень популярна метафора о «стеклянном потолке» («glass ceiling»): невидимой, но реальной преграде, на которую наталкивается женщина-лидер, когда пытается достичь вершин успеха; для мужчин такой преграды не существует. Исследования подтвердили, что женщины имели больше препятствий для служебного роста, чем мужчины. Среди объективных факторов, препятствующих успеху женщин-лидеров, называется лишение их доступа к информации, а также меньшая по сравнению с мужчинами возможность поучиться у менеджеров своего пола, занимающих более высокие должности, – считается, что процесс наставничества протекает успешнее при сходстве его участников.

Но главное препятствие заключается в отношении окружающих. Несмотря на то что по ряду качеств женщины-лидеры не отличаются от своих коллег-мужчин, представление об их непригодности для лидерской роли является устойчивым. Оно проявляется в осуждении близких и друзей, в предпочтении подчиненными мужчины в роли босса и в скептицизме мужчин-администраторов по отношению к женщинам-лидерам. Причем в большей психологической изоляции оказываются успешные женщины-менеджеры.

Недостаток власти, дефицит лидерства заставляют женщин прибегать к защитным стратегиям названным «гендерным менеджментом»:

а) сверхфункционированию на;

б) использованию специфически женских способов деловых переговоров с мужчинами;

в) применению «маски» – стремлению скрыть свою эмоциональную и личную жизнь, чтобы не получить ярлык неэффективных работников и т.п., что может составлять угрозу их психическому здоровью.

И все же женское лидерство все чаще становится реальностью, выполняя в том числе и социальный заказ. Многие компании озабочены царящими в ним отчуждением и цинизмом и ищут гуманистические подходы к управлению, возлагая надежды на женскую модель лидерства; они обучают женщин-менеджеров по специальным лидерским программам, и некоторые фирмы заслужили репутацию «лучших компаний для женщин».

Также пока нет и всеобъемлющей теории, которая годилась бы для объяснения всех многочисленных эмпирических фактов, полученных в гендерной психологии.

Заключение
Психология гендерных отношений – сравнительно молодой и малоисследованный раздел гендерной психологии. Эмпирические данные о гендерных отношениях получены:

а) в детских группировках;

б) в деловых группах;

в) в интимных группах;

г) в супружеских парах;

д) между родителями и детьми;

е) в ситуации конфликта;

ж) в девиантных ситуациях.

В этих группах и ситуациях проявляются две тенденции: к половой сегрегации и конвергенции. Следствием первой тенденции является конфронтация во взаимоотношениях между полами, а следствием второй – формирование хороших, гармоничных отношений. Признаками неблагоприятных гендерных отношений в организациях являются конкуренция за рабочие места и руководящие должности, использование манипулятивных инграциационных стратегий, чтобы повлиять на представителей другого пола, восприятие женщин как чужаков, препятствия карьерному росту по гендерному признаку (в том числе лишение информации), отсутствие сочувствия успешных женщин к неуспешным, стремление женщин доказать свою сверхкомпетентность и сверхполезность организации как защитная стратегия при сравнении с мужчинами, осуждение женщины-менеджера со стороны близких и друзей, предпочтение подчиненными мужчины в роли босса, психологическая изоляция наиболее успешных женщин-менеджеров, наличие гендерных конфликтов в организациях, половая сегрегация (со стороны и мужчин и женщин) в неформальном общении на работе, фаворитизм по признаку пола и сексуальные домогательства на работе.

Более ответственны за половую сегрегацию в деловом мире мужчины, женщины же стремятся найти с ними общий язык. Однако в организациях могут складываться и благоприятные гендерные отношения. В однополой дружбе при стремлении обоих полов к интимности и теплоте мужчины используют описательное самораскрытие, а женщины – эмоциональное. Специфика мужской и женской субкультур сохраняется во всём процессе развития. Это проявляется в различии: предпочитаемых и отвергаемых любовных стилей, характера эмоциональных реакций на измену, поведения после измены, сексуального поведения.

На отношения между супругами влияют несколько факторов: тип брака, связь сексуальных отношений с иерархической структурой общества, тот факт, работает ли жена или занимается домашним хозяйством, кто лидер в семье и культура, в которой складываются представления о гендерных супружеских ролях. Гендерные роли матери и отца по отношению к детям отличаются по следующим параметрам: разделению видов ответственности за детей, стилям родительского поведения, демонстрации гендерно-типичных черт своего пола, различию или сходству поведения по отношению к сыну и дочери и желанию усиливать половую сегрегацию или конвергенцию по отношению к детям. Они влияют на гендерные взаимоотношения между родителями и детьми и между супругами.

В девиантном поведении мужчин и женщин имеются сходные черты, проявляющиеся в мотивации употребления наркотиков после эмоциональных дистрессов, пережитых в детстве, факторах, провоцирующих употребление наркотиков, картине девиантного поведения людей, совершивших акты насилия, и в возложении основной вины и ответственности за преступление на мужчину – как в роли преступника, так и в роли провоцирующей жертвы. Однако есть и отличия, касающиеся памяти об эпизоде насилия, отношения свидетелей к преступнице и большей склонности к насилию по отношению к другим – у мужчин и к себе – у женщин (убийства и самоубийства соответственно).

Важной заслугой гендерной психологии лидерства является определение задачи дла изучения лидеров разного пола. Возможно, гендерный эффект найдет свое место среди других иследований лидерства, и в этом плане эта область имеет большой исследовательский потенциал: многие эксперименты, повторенные при учете пола, могут дать другие результаты и стимулировать новые теории. Однако необходимо уже сейчас устранить смещение акцентов и изучать гендерную роль лидеров – не только женщин, но и мужчин. Отсутствие теории, объясняющей все экспериментальные факты, может свидетельствовать о «кризисе роста» этой области. И не стоит проводить исследований с идеологических позиций, ибо порой можно наблюдать даже в научных публикациях.

Литература
1. Бендас Т.В. Гендерные исследования лидерства // Вопросы психологии. – 2000. – №1.

2. Алифанов С.А. Основные направления анализа лидерства // Вопр. психол. 1991. №3. С. 90–98.

3. Кричевский Р.Л. Современные тенденции в исследовании лидерства в американской социальной психологии // Вопр. психол. 1977. №6. С. 119–129.

4. Бендас Т.В. Гендерные психология. Учебное пособие. 2006.

5. Клецина И.С. От психологии пола – к гендерным исследованиям в психологии // Вопросы психологии. – 2003. – №1.

6. Введение в гендерные исследования: Учеб. пособие для студентов вузов / Под общ. ред. И.В. Костиковой. М.: Аспект Пресс.

7. Гендер как инструмент познания и преобразования общества: Сб. материалов Международной конференции / Ред.-сост. Е.А. Баллаева, О.А. Воронина, Л.Г. Лунякова. – М., 2006.

8. Гендерные истории Восточной Европы. Под ред. Е. Гаповой и др. Минск, ЕГУ, 2002.

9. Котовская М.Г. Гендерные очерки: история, современность, факты. М., ИЭА РАН, 2004.

Размещено на Allbest.ru


Скачать файл (411.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru