Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Мелехин А.В. Теория государства и права: Учебное пособие - файл n1.doc


Мелехин А.В. Теория государства и права: Учебное пособие
скачать (2421 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.doc2421kb.18.01.2013 09:52скачать

Загрузка...

n1.doc

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   24
Реклама MarketGid:
Загрузка...
чрезвычайное законодательство революционного периода (гражданская война);

  • чрезвычайное законодательство военного времени (состояние войны и военное положение)1;

  • чрезвычайное законодательство мирного времени (чрезвычайное положение и правовой режим проведения контртеррористической операции).

    Правоотношения, возникающие в процессе действия чрезвычайного законодательства, регламентируются различными отраслями законодательства. Поэтому нормы чрезвычайного законодательства, в отличие от обычного, не имеют систематизированной формы. Они группируются в виде отдельных нормативных правовых актов (законы, указы), но в основном разбросаны по отраслям законодательства. Это позволяет сделать вывод о том, что чрезвычайное законодательство является составной частью обычного законодательства государства и имеет системный характер.

    Необходимо отметить, что чрезвычайное законодательство имеет много общего с административным законодательством. В силу объема и многообразия регулируемых общественных отношений оно, по мнению ученых и практиков, также не поддается кодификации. Неоднократные попытки опровергнуть это оказывались неудачными. Как точно отметил Ю.П. Соловей, «в Общеправовом классификаторе отраслей законодательства... «административное законодательство» как самостоятельная отрасль отсутствует, будучи «разбросанным» по иным классификационным группам»2.

    Сходство административного и чрезвычайного законодательства проявляется еще и в том, что их следует считать не отраслью, а комплексом законодательства. Среди ученых — правоведов по-прежнему отсутствует единство точек зрения на признание некоторых отраслей права комплексными (предпринимательское, хозяйственное, муниципальное). Противники этой точки зрения3, по нашему мнению, достаточно обоснованно считают, что комплексным может быть только

    1 Следует отметить, что Федеральный конституционный закон Российской
    Федерации «О военном положении» предусматривает возможность введения
    военного положения в случае непосредственной угрозы и в условиях мирного
    времени.

    2 «Государство и право». 1999, № 5. С. 84.

    3 См., например: Современное состояние Российского законодательства и его
    систематизация: «круглый стол» журнала «Государство и право» // Государство и
    право, 1999, № 2, с. 23 — 31; Зенин И.А. Место «предпринимательского права» в
    системе российского частного права // Законотворчество, законодательство и
    правоприменение (актуальные проблемы): доклады и сообщения III Междунар. науч.
    — практ. конф. Москва, 16 мая 2003 г. // Под ред. А.В. Хорошилова, А.А. Романова,
    В.Н. Белоновского. М.: МЭСИ, 2003 С. 36 — 46.

    208

    законодательство, отдельные нормы которого могут одновременно использоваться различными отраслями права.

    Исследователи (Ю.А. Тихомиров, И.Л. Бачило) отмечают применительно к административному праву, что оно выступает «правоформирующей отраслью», оказывающей самое непосредственное влияние на развитие ряда отраслевых законодательств — финансовое, налоговое, муниципальное, земельное, экономическое, информационное и другие.

    Формирование новой отрасли законодательства — не только достаточно сложный, но и исторически длительный и не всегда равномерный процесс. Основанием и причиной возникновения регуляторов общественных отношений, каковыми являются право и законодательство, всегда выступает потребность в них общества в целом. В общей теории права подобный подход получил название источника права в материальном смысле. Если рассматривать это явление более конкретно, то такой причиной считается наличие и реальное существование объектов, по поводу которых возникают определенные общественные отношения, а также формирование и реализация определенных видов социально значимой деятельности.

    Активный нормотворческий процесс в Российской Федерации повлек за собой необходимость его систематизации и унификации банков данных правовой информации. В этих целях Указом Президента Российской Федерации от 16 декабря 1993 г. №2171 был утвержден общеправовой классификатор, включавший в себя 45 отраслей законодательства1. На смену ему Указом Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 года № 511 был принят классификатор правовых актов2. Нормы чрезвычайного законодательства расположены в нем по следующим разделам:

    Оборона включает в себя 13 блоков, среди которых: организация обороны; управление обороной; мобилизационная подготовка; состояние войны; военное положение; мобилизация; гражданская оборона; территориальная оборона и т.д.

    Безопасность и охрана правопорядка — включает в себя 8 блоков: общие положения; силы обеспечения безопасности (Совет Безопасности Российской Федерации, ФСБ, органы внешней разведки, органы пограничной службы, органы государственной охраны, органы налоговой полиции, органы внутренних дел …); безопасность государства (охрана государственной границы, чрезвычайное положение, вооруженные конфликты немеждународного характера, государственная тайна, обеспечение безопасности объектов государственной охраны, внешняя разведка, контрразведка…);

    1 Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993г.,
    № 51, ст.4936

    2 «Российская газета». 2000. 21, 22 и 23 марта.

    209

    безопасность общества (информационная, пожарная, промышленная, радиационная, санитарно-эпидемиологическая и экологическая безопасность...); безопасность личности; средства обеспечения безопасности... .

    Исторические факты свидетельствуют, что важную, а может и определяющую роль в формировании системы законодательства, в том числе и чрезвычайного, играют политические режимы государства. Если обобщить высказываемые точки зрения, то под выражением «политический режим» следует понимать совокупность применения определенных форм и методов, используемых властными структурами (должностные лица и органы власти) в процессе реализации своих полномочий по управлению делами государства.

    «На крутых поворотах», переживаемых обществом, наиболее
    часто используемой формой государственно-политического устройства
    является авторитарный (от латинского auctoritas-власть) режим. Как
    правило, он возникает в странах, где происходит замена общественного
    строя на противоположный по своему содержанию. Этот процесс
    сопровождается резкой поляризацией политических сил. Когда
    преодоление политических и экономических кризисов

    демократическими средствами становится невозможным, то в действие вступает чрезвычайное законодательство.

    Возникновение, развитие и совершенствование чрезвычайного законодательства шли параллельно с процессом формирования обычного законодательства. Вначале это выражалось в виде отдельных статей, содержащих более строгие санкции за преступления, совершаемые в условиях чрезвычайных ситуаций. Идеологическим источником формирования законодательства такого вида выступали мировоззрения выдающихся мыслителей (Цицерон, Ш. Монтескье, В. М. Гессен), признающих необходимость выбора пути, связанного с временным ограничением прав и свобод («набросить на свободу покрывало»), когда решается вопрос о спасении государства.

    Уже на заре развития цивилизации человечество стало считать отягчающим вину обстоятельством совершение преступлений в условиях общественных бедствий. Подобные юридические конструкции применяются и в современном законодательстве. В законах царя Хаммурапи, правившего Вавилоном (ХУ111 в. до н. э.), это было сформулировано следующим образом: «Если в доме человека вспыхнет огонь и человек, пришедший тушить его, обратит свой взор на пожитки хозяина дома и возьмет себе что-нибудь из пожитков хозяина дома, то этого человека должно бросить в этот огонь»1.

    Процесс зарождения чрезвычайного законодательства, имеющего обособленный, а значит и более предметный характер, также

    1 Черниловский З.М. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. М.: 1973. С.12.

    210

    насчитывает многовековую историю. Еще римские юристы отмечали, что «особое право — это то, которое введено властью, установившей его в отклонение от точного содержания (общих норм) для удовлетворения какой-нибудь потребности»1.

    Формирование института чрезвычайного законодательства в государственно-правовом механизме большинства стран в виде принятия специальных законов относится к периоду их перехода от абсолютизма к конституционным монархиям. Первые законодательные акты о чрезвычайном положении были приняты: во Франции (1848 г.), в Пруссии (1851 г.), в Австрии (1869 г.), в Испании (1870 г.), в России (1881 г.).

    Отметим основные черты чрезвычайного законодательства. Они заключаются в том, что чрезвычайное законодательство:

    • является составной частью обычного законодательства и базируется на нем;

    • обладает системным характером;

    • его содержание должно иметь направленность на защиту не только государства, но личности и общества;

    • более жесткий по отношению к обычному законодательству характер регулирования общественных отношений;

    • для позитивного поведения субъектов предпочтение отдается использованию мер запретительного характера, а не дозволениям;

    • в процессе реализации должно предусматривать, чтобы степень вводимых ограничений, основания и продолжительность контролировались не только самим государством, но и мировым сообществом;

    • при введении в действие предусматривает необходимость создания специальных органов управления или изменения полномочий у постоянно действующих;

    • по времени действия оно подразделяется на мирное и военное;

    • по продолжительности действия подразделяется на: ограниченный законом срок (режим чрезвычайного положения); на срок окончания действия чрезвычайных обстоятельств, послуживших причиной введения в действие чрезвычайного законодательства (прекращение войны, достижение целей проводимой контртеррористической операции);

    • вводит ограничения, подразделяющиеся на комплексные, системные и отдельные.

    Отмеченные выше основные черты чрезвычайного законодательства позволяют сформулировать определения ряда дефиниций и сделать характеризующие их выводы.

    См.: Памятники Римского права. Дигесты Юстиниана. М.: 1996. С. 167.

    211

    1. Под теорией чрезвычайного законодательства Российской Федерации следует понимать совокупность научно обоснованных взглядов на: его структуру, сущность, принципы и пути развития; государственно-правовой механизм его реализации, направленный на осуществление защиты интересов личности, общества и государства присущими ему формами и методами с учетом складывающихся обстоятельств; его роль и место в системе обычного законодательства.

    2. Чрезвычайное законодательство Российской Федерации представляет собой совокупность нормативных правовых актов различной юридической силы, обладающих внутренним организационным единством и системным характером, являющееся составной частью системы действующего законодательства государства, основывающееся на соответствии нормам международного права, вступающее в юридическую силу на определенный срок при наступлении чрезвычайных ситуаций мирного или военного времени и предусматривающее возможность ограничения конституционных прав и свобод определенного вида субъектов права.

    3. Субъектами правоотношений, возникающих на основе действия норм чрезвычайного законодательства, являются индивиды (граждане) и организации, способные по своим качествам быть «носителями субъективных прав и обязанностей»1. К физическим лицам, как субъектам рассматриваемых правоотношений, относятся граждане Российской Федерации, а также находящиеся на ее территории иностранцы и лица без гражданства. Они должны обладать двумя качествами:




    • правовым статусом — закрепленными в законодательстве правами и обязанностями;

    • правосубъектностью, которая по международным нормам права неотделима от личности, носит всеобщий характер и гарантируется государством.

    4. Объектом чрезвычайного законодательства выступают
    общественные отношения, складывающиеся в процессе
    функционирования государственного механизма по обеспечению
    безопасности личности, общества и государства. В зависимости от видов
    и характера угроз они могут возникать практически во всех сферах
    жизнедеятельности общества.

    Основными объектами правового воздействия чрезвычайного законодательства следует считать общественные отношения, возникающие в процессе реализации государством оборонной и правоохранительной функций. В то же время, под его регулирующее воздействие подпадают и другие функции государства — экономические и социальные. Среди оснований введения в действие особого правового

    1 Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права. Учебник для ВУЗов. М.: Издательство «Спарк». 1998. С. 293.

    212

    режима чрезвычайного положения законодатель указал и социальные конфликты.

    Законодательство Российской Федерации предусматривает предоставление пострадавшим от воздействия чрезвычайных ситуаций гражданам определенных социальных внеочередных льгот. Например, «гражданам, утратившим единственное жилое помещение в городе Москве в связи с чрезвычайными ситуациями»1, жилые помещения, находящиеся в собственности города Москвы, наряду с другими категориями граждан (дети-сироты, дети-инвалиды, больные туберкулезом в открытой форме…), предоставляются вне очереди (п. 3 ст. 1).

    1. Предметом чрезвычайного законодательства являются: виды чрезвычайных ситуаций, выступающие как угроза личности, общества и государства; предупредительно — пресекательные меры, используемые государством; административно-правовые режимы, устанавливаемые на определенный период времени и рассматриваемые как один из основных способов защиты интересов личности, общества и государства от вредоносного воздействия.

    2. Государство, являясь основным элементом политической системы общества, обязано иметь резервную законодательную систему, предназначенную для защиты провозглашенных конституционных прав и свобод субъектов права. Эта система должна носить легальный характер и разрабатываться заблаговременно в мирное время. Она предусматривает варианты усиления государственной власти и, в первую очередь, органов исполнительной власти.

    3. Чрезвычайное законодательство должно содержать несколько видов законодательных актов, рассчитанных на реагирование различных по степени опасности для личности, общества и государства угроз. Вводя в действие адекватный угрозе вид чрезвычайного законодательства, государство определяет: степень ограничения тех или иных свобод; срок действия вводимых ограничений; необходимость создания специальных органов власти для их реализации; формы контроля за их деятельностью.

    13.3. Соотношение системы права с системой законодательства

    В теории права соотношение категорий «система права» и «система законодательства», а также «право» и «законодательство» понимается неодинаково. Специфика права выражается в том, что это особое, обладающее объективными свойствами социальное явление.

    1 См.: Закон г. Москвы «О приоритетах предоставления в пользование или приобретение в собственность с помощью города жилых помещений в 2002 — 2003 годах» от 23 января 2002 г. № 2 // «Ведомости Московской городской Думы». 2002. № 3. С. 8-14.

    213

    Право рассматривается как более широкая категория по отношению к законодательству. Такой подход обусловлен несколькими причинами.

    Во-первых, процесс формирования права предполагает наличие у него нескольких источников: правовой обычай; нормотворчество самого государства; международные и внутригосударственные договора, носящие нормативный характер; судебные или административные прецеденты.

    Во-вторых, законодательство создается только самим государством, выражая волю законодателя. В свою очередь, право носит более естественный характер. Основное его содержание, направленное на объективное регулирование общественных отношений, формируется еще до принятия нормативных актов1.

    В то же время, памятуя о необходимости полного и эффективного исполнения правовых предписаний, законодатель обязан учитывать ряд разнообразных условий: политических, идеологических, экономических, религиозных, социальных, т.е. будущей «среды обитания» принимаемого нормативного правового акта.

    Процесс объединения в основных чертах национальных правовых систем, осуществляемый под регулирующим воздействием универсальных международных организаций (в первую очередь это ООН, Совет Европы и др.) повлек за собой унификацию и законодательства, рассчитанного на действие в обычных и кризисных ситуациях. Государствам предоставляется право введения конституционных ограничений и выбор силовых методов действия. С учетом степени применяемого насилия и допускаемых государством пределов силового воздействия роль международного права в их урегулировании пропорционально возрастает.

    Наука теории государства и права рассматривает государство и право в неразрывной взаимосвязи. Подобное условие необходимо соблюдать и при характеристике чрезвычайного законодательства.

    Система права и система законодательства не тождественны. Между ними имеются существенные различия и несовпадения, которые позволяют более предметно говорить об их относительной самостоятельности. В основе этой посылки лежат следующие черты.

    Во-первых, первичным элементом системы права является норма, а первичным элементом системы законодательства выступает статья нормативного правового акта. Юридические нормы отраслей права — это строительный материал, из которого складывается та или иная конкретная отрасль законодательства. Но при построении каждой законодательной отрасли этот строительный материал может употребляться в разном наборе и в различном сочетании определенного

    1 См.: Явич Л. С. Общая теория права. Л., 1976. C. 112-114; Лукашева Е. А. Общая теория права и многоаспектный анализ правовых явлений // Советское государство и право, 1975.

    214

    нормативного акта. Вот почему отрасли законодательства не всегда совпадают с отраслями права и такое несовпадение двояко.

    В одних случаях мы можем констатировать факт, когда отрасль права есть, а отрасли законодательства нет (финансовое право, право на социальное обеспечение, сельскохозяйственное право и т.д.). Такие отрасли права не кодифицированы, а действующий в этой сфере нормативный материал разбросан по различным правовым актам, нуждающимся в унификации.

    Не исключена и обратная ситуация, при которой отрасль законодательства существует без отрасли права (таможенное законодательство, Воздушный кодекс РСФСР и т.д.).

    Может быть и идеальный вариант, когда отрасль права совпадает с отраслью законодательства (гражданское право, уголовное, трудовое, административное и т.д.). Такой вариант наиболее желателен, ибо сближение двух систем, их гармоничное развитие повышает эффективность функционирования всего правового механизма.

    Имеются комплексные отрасли законодательства, которые возникли из сочетания норм административного, гражданского и некоторых других отраслей права. Важнейшим из них является хозяйственное законодательство.

    Во-вторых, система законодательства по объему представленного в нем материала шире системы права, так как включает в свое содержание положения, которые в собственном смысле не могут быть отнесены к праву (различные программные положения, указания на цели и мотивы издания актов и т.п.).

    В-третьих, в основе деления права на отрасли и институты лежит предмет и метод правового регулирования. Поэтому нормы отрасли права отличаются высокой степенью однородности. Отрасли же законодательства, регулируя определенные сферы государственной жизни, выделяются только по предмету регулирования и не имеют единого метода. Кроме того, предмет отрасли законодательства включает в себя весьма различные отношения, в связи с чем и отрасль законодательства не является столь однородной, как отрасль права.

    В-четвертых, внутренняя структура системы права не совпадает с внутренней структурой системы законодательства. Вертикальная структура системы законодательства строится в соответствии с юридической силой нормативных правовых актов, компетенцией издающего их органа в системе субъектов нормотворчества. В этом плане система законодательства непосредственно отражает национально-государственное устройство Российской Федерации, в соответствии с которым ведется федеральное и республиканское законодательство.

    Единство принципов распределения правотворческой компетенции между государственными органами на каждом из указанных уровней позволяет выделить два субординационных среза

    215

    законодательства: акты органов законодательной власти: акты органов исполнительной власти. Вертикальная же структура права — это его деление на нормы, институты, отрасли и т.д.

    В основе горизонтальной структуры законодательства лежат горизонтальные связи между элементами системы законодательства, обычно производные от характера взаимосвязей между составными частями предмета регулирования. При таком структурном раскладе отрасли законодательства не совпадают с отраслями права, и их число превышает число отраслей права.

    В-пятых, если система права носит объективный характер, то система законодательства в большей степени подвержена субъективному фактору и зависит во многом от воли законодателя. Объективность системы права объясняется тем, что она обусловлена различными видами и сторонами общественных отношений. Субъективность законодательства относительна, так как она тоже в известных пределах детерминирована определенными объективными социально-экономическими процессами.

    13.4. Развитие системы права и системы законодательства

    Развитие рассматриваемых систем представляет собой сложный диалектический процесс, в котором подчас сталкиваются противоположные тенденции.

    Процесс дифференциации правового регулирования проявляется,
    прежде всего, в членении самой системы права на отрасли, подотрасли,
    институты и субституты. Именно эти процессы преобладали до 90-х
    годов XX в. в развитии рассматриваемых систем нашей страны. Это
    привело, в частности к появлению такой новой отрасли, как право
    социального обеспечения, которое отпочковалось от трудового права,
    бюджетного (финансового) права, вычленившегося из

    административного, и др.

    «Набор» отраслей права, приводимых в учебниках по теории права, совпадает далеко не во всем, как с точки зрения их наименования, так и количественно. Причин этому несколько. Во-первых, далеко не всегда удается провести разграничения между отраслями и подотраслями права. Например, уголовно-исполнительное право, которое является как бы продолжением уголовного права, некоторые ученые считают подотраслью уголовного права. Однако, по мнению большинства специалистов, уголовно-исполнительное право — самостоятельная отрасль, имеющая свой предмет, своих субъектов, свой специфический метод регулирования: воспитание, поощрение в сочетании с методом власти и подчинения.

    Во-вторых, обращающиеся к системе права исследователи и практики часто именуют отраслью права то, что в действительности является отраслью законодательства, и наоборот.

    216

    В-третьих (и, может быть — это главное), в науке весьма распространены попытки искусственного привнесения в процессе структурирования системы права, присущего ей на уровне отраслей и подотраслей признака комплексности. Так, «сельскохозяйственное право» (термин, употребляемый наукой и практикой) существует в виде обширного массива нормативных правовых актов, специализированных на регулировании отношений в аграрном секторе. Они включают в себя нормы ряда отраслей права: административного, финансового, гражданского, земельного, трудового. Условность наименования «сельскохозяйственное право» очевидна, так как не принято какие-то массивы законодательства именовать промышленным правом, торговым правом или коммерческим правом, хотя такие комплексы возможны.

    Среди ученых — правоведов по — прежнему отсутствует единство точек зрения на признание некоторых отраслей права комплексными (предпринимательское, хозяйственное, муниципальное…). Противники этой точки зрения1, по нашему мнению достаточно обоснованно считают, что комплексным может быть только законодательство, предназначенное регулировать определенные сферы общественных отношений. Их отдельные нормы могут одновременно использоваться различными отраслями права.

    Процесс развития системы права происходит не только за счет уточнения и конкретизации имеющихся о ней научных выводов и представлений, но и по объективным причинам, вследствие изменений, которые претерпевают сами общественные отношения. Одни отрасли и институты утрачивают значение. И наоборот, появление новой сферы общественных отношений или усиление их значимости неизбежно влечет за собой создание новых структурных частей системы права. В современных условиях колхозное право утратило статус отрасли. Природоохранительное право, наоборот, из подотрасли земельного права превратилось в основном компонент системы права России.

    Перераспределение сферы правового регулирования между отраслями права может быть связано также со становлением и развитием комплексных межотраслевых «пограничных» институтов, образующихся на стыке смежных однородных отраслей права, например гражданского и семейного, гражданского и трудового, административного и налогового и др. «Пограничные» институты характеризуются наличием между нормами отраслей права, образующими данный институт, подвижной предметно-регулятивной

    1 См., например: Современное состояние Российского законодательства и его систематизация: «круглый стол» журнала «Государство и право» // Государство и право, 1999, № 2, с. 23-31; Зенин И.А. Место «предпринимательского права» в системе российского частного права // Законотворчество, законодательство и правоприменение (актуальные проблемы): доклады и сообщения III Междунар. науч. — практ. конф. Москва, 16 мая 2003 г. // Под ред. А.В. Хорошилова, А.А. Романова, В.Н. Белоновского. М.: МЭСИ, 2003 С. 36-46.

    217

    связи. Чаще всего эта связь проявляется в том, что на предмет одной отрасли права накладываются некоторые элементы метода правового регулирования другой отрасли, как это имеет место в институте возмещения вреда, причиненного жизни либо здоровью работника при исполнении им своих трудовых обязанностей.

    Межотраслевые «пограничные» институты возникают также как следствие тесного смыкания и известного взаимодействия на определенном участке предметов регулирования смежных однородных отраслей права. В результате на границе указанных отраслей образуются зоны, регламентирующие единое по существу общественное отношение, обладающее, однако, в определенных своих частях оттенками, модификациями, обусловленными спецификой той или иной отрасли. Именно в результате такого взаимодействия образовались «пограничные», смежные с гражданским правом институты семейного права — совместная собственность супругов и брачный договор.

    13.5. Основные тенденции развития системы законодательства

    России

    Изменения, происходящие в системе законодательства, обусловлены целым комплексом разнообразных факторов объективного и субъективного свойства. Не последнюю роль среди них играет трансформация системы права под влиянием процессов интеграции, дифференциации, а также расширения или сужения сферы правового регулирования. Изменения системы законодательства можно наблюдать, хотя и в разных объемах, во всех трех ее структурных образованиях: иерархической, федеративной и отраслевой.

    В иерархической подсистеме на протяжении последнего десятилетия наблюдается дальнейшее увеличение множественности нормативных актов. В начале этого периода речь шла преимущественно о нежелательном увеличении в общем объеме действующих нормативных правовых актов удельного веса подзаконных актов, прежде всего ведомственных. Сейчас картина несколько иная.

    По-прежнему недостаточно упорядочен вопрос о соотношении законов и указов, подзаконности последних и праве Президента РФ восполнять пробелы, имеющиеся, по его мнению, в законодательстве.

    В федеративной структуре законодательства заметным явлением стал фактический отказ от такой формы федеральных законов по вопросам совместного ведения Федерации и регионов, как Основы законодательства. На их место приходят кодексы.

    Не разрешен пока законодательно и существенный для построения и функционирования федеративной структуры законодательства вопрос о правовой природе соглашений между органами исполнительной власти РФ и ее субъектами по вопросам разграничения компетенции, число которых все время возрастает.

    218

    Сильное воздействие изменений, происходящих в системе права, испытывает отраслевая структура законодательства. Подобно системе права в системе законодательства можно одновременно зафиксировать проявление процессов и интеграции, и дифференциации. Под влиянием последних сформировались, например, такие отрасли и подотрасли законодательства, как избирательное законодательство, об охране здоровья, образовании, пенсионное и др.

    О значимости интеграционных процессов в системе законодательства можно судить по тому, в какой мере его эффективность зависит от завершенности процессов формирования тех или иных законодательных массивов (комплексов).

    Контрольные вопросы

    1. Дайте определение понятия «система права».

    2. Охарактеризуйте структурные элементы системы права.

    3. Что понимается под системой законодательства?

    4. Охарактеризуйте способы систематизации законодательства.

    5. Как соотносятся друг с другом система права и система законодательства?

    6. Проблемы становления в современной России институтов частного и публичного права.

    Основные черты правовых режимов.

    1. Тенденции развития системы законодательства России.

    2. Основные черты чрезвычайного законодательства России.

    Рекомендуемая литература

    1. Учебник ТГиП.

    2. Поленина СВ. Система права и система законодательства в современных условиях // ж-л «Правоведение», 1987 г., № 5

    3. Алексеев С.С. Общая теория права. М., Юр. Литература, т. 1-1981г., т.П-1982г.

    4. Современное состояние российского законодательства и его систематизация. (Материалы «круглого стола»), // ж-л «Государство и право». 1999г. № 2, с. 23-31

    5. Поленина СВ. Взаимодействие системы права и системы законодательства в современной России // ж-л «Государство и право», 1999г., № 9, с. 5-12.

    6. Указ Президента РФ от 16 декабря 1993г. № 2171 «Об общеправовом классификаторе отраслей законодательства // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации, 1993г.. № 51, с. 49-56.

    219

    1. Кондрашов Б.П. Общественная безопасность и административно-правовые средства ее обеспечения. Монография. М.: Изд-во «Щит и меч». 1998. 296 с.

    2. Сборник нормативных документов под общей ред. Чекалина А.А. «Правовые основы деятельности органов военного управления. СПб.: «Печатный двор». 2001. 998 с.

    3. Мелехин А.В. Чрезвычайное законодательство Российской Федерации. Монография. М.: ВНИИ МВД России. 2002. 180 с.

    4. Чрезвычайное законодательство ФРГ. Монография. Под ред. В. М. Чхиквадзе. М.: «Юридическая литература». 1969. 278 с.

    5. Проблема реализации прав и свобод человека и гражданина. // Тематический номер ж-ла «Юриспруденция». М.: РГГУ. 2003. № 3. 287 с.

    6. Идрисов Р.Ф. Государство в обеспечении национальной безопасности России. М.: Манускрипт. 2001. 290 с.

    7. Законотворчество, законодательство и правоприменение (актуальные проблемы): доклады и сообщения III Международной научно-практической конференции. Москва, 16 мая 2003 г. // Под ред. А.В. Хорошилова, А.А. Романова, В.Н. Белоновского. М.: МЭСИ, 2003. 503 с.

    8. Андриченко Л.В., Елеонский В.О., Хабриева Т.Я. О концепции развития миграционного законодательства Российской Федерации. //«Журнал Российского права», 2003,№4.

    9. Боголюбов С.А. Соотношение федерального и регионального законодательства в области охраны окружающей среды. //«Журнал Российского права», 2003, № 2.

    10. Кашепов В.П. О проблемах гуманизации уголовного законодательства при его обновлении. // «Журнал Российского права», 2003, № 6.

    11. Игнатьева И. А. Систематизация экологического законодательства: современные проблемы и практические подходы. //«Журнал Российского права», 2003, № 12.

    12. Пчелинцев СВ. Проблемы реализации положений Конституции РФ об особых правовых режимах в федеральном законодательстве.//«Журнал Российского права», 2003, № 11, с. 131-145.

    13. Саликов М.С. Конституционный судебный процесс в системе российского права. // «Журнал Российского права», 2003, № 11, с. 125-130.

    14. Абрамова А.И., Рахманкина Т. Н. Классификатор правовых актов и вопросы упорядочения законодательства. //«Журнал Российского права», 2003,№ 7.

    15. Бриксов В.В. О юридической силе кодифицированных федеральных законов. // «Журнал Российского права», 2003, № 8.

    220

    1. Давыдова М.Л. О юридической природе нормативно — правовых предписаний: основные научные концепции. //«Журнал Российского права», 2003, № 10.

    2. Тихомиров Ю.А., Талапина Э.В. О кодификации и кодексах. // «Журнал Российского права». 2003, № 3

    3. Пчелинцев СВ. Развитие законодательства об осуществлении правосудия в условиях особых правовых режимов: история и современность. //«Журнал Российского права». 2003, № 6, с. 97-108.

    4. Яценко В.Н. Закон и подзаконный нормативный правовой акт: соотношение понятий. //«Журнал Российского права». 2003, № 2.

    5. Гуськов А.Я., Колбая Г.К. Составляющие национальной безопасности России. //«Журнал Российского права». 2003, № 3.

    6. Жолобова Г.А. Своду Законов Российской Империи — 170 лет (к вопросу о юридической силе и значении). //«Журнал Российского права». 2003, № 6.

    7. Бахрах Д.Н. О предмете административного права в России. // «Государство и право». 2003, № 10, с.31-38.

    8. Иванов С. А. Федеральный закон и нормативный указ Президента России: проблемы взаимоотношений и пути их совершенствования. //«Государство и право». 2003, № 2, с. 101-103.

    9. Игнатьева И.А. Принципы экологического законодательства. // «Государство и право». 2003, № 9, с. 36-45.

    10. Колдаева Н.П. Конституционные основы систематизации законодательства Российской Федерации. //«Государство и право». 2003, № 2, с. 13-16.

    11. Литягин Н.Н. Ревизия и систематизация законодательства. // «Государство и право». 2003, № 4, с. 26-32.

    12. ФЗ РФ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» от 18 июля 1996 г. // СЗ РФ 1996. № 34. Ст. 4029.

    13. ФЗ РФ «О санитарно — эпидемиологическом благополучии населения» от 30 марта 1999 г. // СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1650.

    14. Указ Президента РФ «О порядке организации и проведения митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования» от 25 мая 1992 г. № 524. // ВСНД и ВС РФ. 1992. № 22. Ст. 1216.

    15. Федеральный закон Российской Федерации «О радиационной безопасности населения» от 9 января 1996 г. » // Сборник основных нормативных и правовых актов по вопросам ГО и РСЧС. — М., 1997. — С. 31-39.

    16. Федеральный закон Российской Федерации «Об использовании атомной энергии» от 21 января 1995 г. № 170.

    17. ФЗ РФ «О санитарно — эпидемиологическом благополучии населения» от 30 марта 1999 г. // СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1650.

    18. Постановление Правительства Российской Федерации от 5 сентября 1995 г. № 1113 «О единой государственной системе

    221

    предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций». //Собрание законодательства Российской Федерации. 1995, № 46. — Ст. 4459.

    1. Постановление Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2003 г. № 794 «О единой государственной системе предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций». //Российская газета от 20 января 2004 г. № 7.

    2. Постановление Правительства Российской Федерации от 13 сентября 1996 г. № 1094 «О классификации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». //Собрание законодательства Российской Федерации. 1996, № 39. — Ст. 4563.

    3. Постановление Правительства Российской Федерации от 3 августа 1996 г. № 924 «О силах и средствах единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций».

    4. Указ Президента РФ «О порядке организации и проведения митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования» от 25 мая 1992 г. № 524. //ВСНД и ВС РФ. 1992. № 22. Ст. 1216.

    5. Программа социально — экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2003 — 2005 годы). Утверждено Распоряжением Правительства Российской Федерации от 15 августа 2003 г. № 1163 — р. //Российская газета от 2 сентября 2003 г. № 173.

    6. Положение о функциональной подсистеме «Охрана общественного порядка» единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Утверждено совместным приказом МВД России и МЧС России № 1/ 2181 от 31 декабря 1996 г.

    7. Приказ Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий от 16 августа 2000 г. № 436 «Об утверждении Примерного положения об органе, специально уполномоченном решать задачи гражданской обороны, задачи по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций в составе или при органе исполнительной власти субъекта Российской Федерации и органе местного самоуправлении». // Российская газета от 20 сентября 2000 г.

    8. Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 12 января 2004 г. № 5 «Об утверждении и введении в действие Разъяснений по применению Положения о порядке введения федерального регистра нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации». //Российская газета от 30 января 2004 г. № 16.

    222

    1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   24



    Скачать файл (2421 kb.)

    Поиск по сайту:  

  • © gendocs.ru
    При копировании укажите ссылку.
    обратиться к администрации
    Рейтинг@Mail.ru