Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Конспект по истории становления и развития американской журналистики - файл 1.doc


Конспект по истории становления и развития американской журналистики
скачать (2266 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc2266kb.17.11.2011 01:30скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
Реклама MarketGid:
Загрузка...
ГЛАВА I.

ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ

АМЕРИКАНСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ


 

1. Ранний период истории американской журналистики (1690–1783 годы)

Изучению истории многочисленных наций Северной, Центральной и Южной Америки, колонизации Западного полушария посвящены многочисленные труды отечественных и зарубежных исследователей. В 1894 году Р. Маккензи издал в Лондоне очерк истории ряда стран Западного полушария; Г. Болтон, председатель Американского исторического общества, опубликовал небольшую книгу «История американских стран». У. Фостер в 1951 году в своем объемном труде «Очерк политической истории Америки» предпринял попытку исследовать общественное развитие американских народов. Еще больше работ посвящено собственно истории Соединенных Штатов Америки.

12 октября 1492 года Христофор Колумб сошел на берег острова, впоследствии названного им Сан-Сальвадор. Этот день знаменовал собой начало колонизации Нового Света и дал старт мощным социальным сдвигам в странах Европы. Конечно, и до Колумба на берегах континента жили люди – индейцы. И жители Старого Света бывали здесь неоднократно: история помнит путешествие в V веке группы китайских священников к берегам нынешней Калифорнии, жизнь и деятельность ирландского священника Святого Брендана (VI век), ирландца Эйри Марсона, различных мореплавателей, рыбаков и искателей приключений, путешествия норвежца Лейфа Эриксона и других. Однако именно Колумб положил начало освоению Западного полушария.

Более или менее регулярное изучение нынешней территории Соединенных Штатов среди первых исследователей и завоевателей начали испанцы: в 1513 году Понсе де Леон искал во Флориде «источник вечной молодости»; с 1528 по 1534 годы Кабеса де Вака, отправившись из Гаваны (Куба), странствовал по Флориде, Луизиане и Техасу; Эрнандо де Сото с 1539 года много путешествовал по районам, ныне составляющим штаты Флорида, Алабама, Миссисипи, Джорджия, Арканзас, Теннеси и Луизиана; Франсиско Васкес де Коронадо исследовал южную часть нынешних США. Хроники и мемуары колониального периода, послужившие началом американской историографии, отличались фаталистической трактовкой событий, вытекавшей из веры в божественное предопределение всех явлений жизни.

Исследователи, завоеватели и авантюристы выяснили много интересного. Оказалось, что многочисленные индейские племена говорят на более чем 1700 различных языках и диалектах, причем грамматический строй многих индейских языков очень сложен. Для примера отметим, что словарные фонды индейских языков насчитывают до 20 тысяч слов, в то время как в странах английского языка словарный запас «среднего человека» редко превышает 10 тысяч слов1[1]. Испанские и португальские, а затем английские и французские завоеватели не только захватывали богатства и земли индейцев, но и разрушали их самобытную культуру.

«Последним актом великой драмы захвата Западного полушария», как выразился Уильям Фостер, было завоевание англичанами и французами территории нынешних Соединенных Штатов и Канады. Процесс колонизации, начавшийся в 1606 году в Джеймстауне и в 1608 году в Квебеке, был очень длительным и кровопролитным и закончился лишь в последней четверти XIX столетия.

Территория нынешних Соединенных Штатов Америки активно колонизировалась Англией с начала XVII века. Именно из Англии в Новый Свет направлялся наиболее многочисленный поток колонистов. В 1620 году на небольшом судне «Мэй флауэр» («Майский цветок») прибыли английские колонисты, спасавшиеся от религиозных преследований со стороны королевских властей и католической церкви. Их называли «отцы-пилигримы», их потомки по сей день гордятся своим происхождением. Колонисты основали поселение Плимук. Из 102 прибывших после первой суровой зимы осталось в живых только 44 поселенца. Остальные скончались от холода, болезней, недоедания. Но никто из выживших не покинул американскую землю. Английские колонии в Северной Америке оказались наиболее многочисленными и устойчивыми, в результате чего почти вся ее территория попала под власть короля Англии. Английский язык стал официальным языком во всех колониях.

Захватив в результате войны с Голландией голландскую колонию Новые Нидерланды, Британия распространила свои владения в Америке вдоль Атлантического побережья.

Население Вирджинии, самой крупной английской колонии в Северной Америке, уже в 1670 году составляло 40 тысяч человек. Тогда она включала в себя обширные территории, на которых впоследствии возникнет еще ряд штатов (Западная Вирджиния, Кентукки, Огайо, Иллинойс, Индиана, Мичиган, Висконсин). Всего в XVII веке насчитывалось 13 английских колоний. Сюда устремлялись все новые массы переселенцев из Европы. Большие потоки беженцев в Новый Свет были вызваны английскими революциями 1648–1660 годов, диктатурой Кромвеля и последовавшей за ней реставрацией Стюартов.

Среди колонистов получило широкое распространение преимущественно мелкое фермерское хозяйство, но со второй половины XVII века стало развиваться и мануфактурное производство. Элементы феодализма были обречены на провал, поскольку существовали возможности освоения новых плодородных земель. Поэтому все попытки правящей верхушки колоний монополизировать права на землю потерпели крах.

Важной особенностью развития колоний было существование рабства: оно было вызвано тем, что колонисты достаточно легко приобретали землю, а рабочих рук для ее освоения откровенно не хватало. Стремительный рост оплаты труда привел к тому, что работодатели сочли более «экономичным» завести рабов. Первыми рабами были так называемые «белые рабы», которые заключали кабальные соглашения с судовладельцами и купцами. Число рабов пополнялось за счет уголовников и колонистов, не сумевших расплатиться с кредиторами. Однако «белое рабство» постепенно было вытеснено более дешевым рабством негров: первые партии «черного живого товара» были завезены в Вирджинию из Африки уже в первой половине XVII века. Рабский труд негров послужил основой для плантационного сельского хозяйства в южных колониях, где главной сельскохозяйственной культурой был табак. Английская буржуазия рассматривала заокеанские колонии как источник дешевого сырья и рынок сбыта продукции английской промышленности. Естественно, это не могло не вызвать противоречий, тем более, что английское правительство на протяжении XVII–XVIII веков предпринимало различные меры к пресечению развития промышленности колоний.

Для возникновения периодической печати требовалось как минимум три условия:

  •          необходимость в распространении и получении информации;

  •          определенный уровень развития техники;

  •          достаточный уровень образования.

Если необходимость в распространении и, особенно в получении информации была выражена достаточно ясно, а технические возможности позволяли выпускать печатную продукцию, то с уровнем грамотности населения были некоторые проблемы. Появление первых школ в Новом Свете относится к XVI–XVII векам. Обычно они открывались на местные средства или пожертвования частных лиц и строились на тех принципах, которые были приняты на бывшей родине колонистов. В 1636 году было открыто первое высшее учебное заведение – Гарвардский колледж. Интересно, что самый первый закон, положивший начало общественным школам, был принят в штате Массачусетс позднее – в 1647 году. По большому счету, национальная система образования стала складываться лишь после Войны за независимость 1775–1783 годов.

Следует отметить, что среди европейских колонистов господствовала идеология различных протестантских сект, преимущественно пуритан. Главное отличие протестантизма от, скажем, католичества и православия состоит в учении о непосредственной связи бога и человека. А это ведет с одной стороны – к проповеди «мирского аскетизма», с другой – к освобождению человека от феодальных пут и пробуждению в нем чувств личной собственности, буржуазно-индивидуалистических представлений, делячества и накопительства, а в некоторых случаях – к жесткому и вульгарному прагматизму: «если я добился богатства и успеха, значит, Бог меня любит, и я поступаю правильно». То есть, истинно и правильно все, что выгодно. Эти воззрения оказали существенное влияние на общественную мысль того времени.

В начале XVII века центрами общественной и литературной жизни были Новая Англия и Вирджиния, где первоначально тогда еще рукописная литература носила религиозно-морализаторский дух и проповедовала неукоснительное следование догматам пуританизма.

Острую потребность в печатных периодических изданиях первыми почувствовали английские торговцы и предприниматели, избравшие Новую Англию местом своей постоянной деятельности. Вообще-то первый печатный станок был доставлен из Испании в Мехико в 1541 году, второй был установлен в Лиме в 1583 году. На них печаталась главным образом религиозная литература. И первым регулярным периодическим печатным изданием в Новом Свете тоже стала «Гасета де Мехико», вышедшая в 1667 году.

Появление первого печатного станка в Северной Америке (Кембридж, Массачусетс) относится к 1638 году. Именно тогда английский священнослужитель Дж. Гловер вез в Новый Свет печатный станок. Поставкой бумаги и других материалов должен был заняться Стивен Дэй. Однако Гловер умер в пути. На следующий год его вдова открыла печатное дело в Кембридже, пользуясь услугами Дэя. «Матушка американской печати» вышла замуж за Генри Дунстера, президента Гарвардского колледжа. Установленный здесь станок стал дальним предком издательства «Гарвард юниверсити пресс»2[2]. Предназначенные для выпуска преимущественно религиозных книг печатные станки затем появились в Бостоне в 1670 году, Филадельфии в 1685 году и Нью-Йорке в 1693 году.

Заметное влияние на развитие печати сыграло движение квакеров. Джордж Фокс (1624–1691), основатель этого движения, выступил как против англиканской церкви, так и против религиозных принципов кальвинистских общин пресвитериан и конгрегационалистов. Квакеры отвергли всякое внешнее выражение религиозности, все религиозные обряды и таинства, отказались от священнослужителей. Они усматривали сущность религии в озарении каждого верующего святым духом, внутренним светом, который и направляет человека к нравственному совершенству. Одним из первоначальных принципов движения квакеров был протест против социального неравенства: их общины построены на основе равенства членов и не имеют деления на священников и мирян.

Близок к квакерам был первопечатник Пенсильвании Уильям Брэдфорд, который по рекомендации самого Фокса стал публиковать материалы, поддерживающие квакеров. Однако Брэдфорд по-своему понимал, «в чем заключается правда». В 1685 году он опубликовал альманах, который привел его к некоторым неприятностям с квакерами. В частности, он назвал губернатора «Богом Пенном», что было воспринято как оскорбление нравственности, поскольку квакеры не любят восхвалений. В 1686 году на­чались злоключения Брэдфорда, которому было запрещено печатать какие-либо официальные материалы без разрешения властей и лично губернатора Пенна. В 1690 году принадлежавшая Брэдфорду типография была конфискована властями, а сам Брэдфорд оказался в тюрьме по обвинению в издании не санкционированных правительством материалов. Мало того, Брэдфорд на одной из брошюр не указал фамилию издателя, что было расценено как нарушение закона. Просидев в тюрьме год, Брэдфорд вышел на свободу и переехал на постоянное местожительство в Нью-Йорк, где стал издавать первую и единственную до 1733 года в этой колонии газету «Нью-Йорк газетт». Наученный горьким опытом, Брэдфорд превратил свое издание в официоз колониальных властей3[3].

Новая Англия стала местом рождения первой североамериканской газеты. В начале колониального периода жители Новой Англии были вынуждены довольствоваться теми редкими изданиями, которые поступали к ним из далекой Европы. Но вечно так продолжаться не могло.

Первая попытка издания печатной публикации газетного типа в английских колониях Северной Америки относится к 1689 году. С одобрения властей Массачусетса ее предпринял печатник Сэмюэль Грин, выпустивший свое детище под названием «Презент стэйт оф зэ Нью-Инглиш афферс» («Представление государственных дел Новой Англии»). Это издание, как отмечалось в нем самом, должно было предотвратить появление ложных сообщений. Грин умер, не доведя своего начинания до логического завершения: до сих пор неясно, предполагал ли он издавать газету или нечто иное. Известно только, что формат издания Грина был примерно 20 на 36 сантиметров. Некоторые источники утверждают, что на самом деле это издание газетой не было, поскольку лист был заполнен текстом лишь с одной стороны. Следовательно, утверждают эти ученые, публикация Грина была скорее листовкой или своеобразным объявлением4[4].

Вторую, более удачную, попытку предпринял печатник и книготорговец из Лондона Бенджамин Харрис, бежавший в 1686 году от репрессий английских властей за опубликование оппозиционного листка новостей. Считающийся прародителем журналистики США, Бенджамин Харрис напечатал в Бостоне на печатном станке, принадлежавшем Ричарду Пирсу, номер газеты «Паблик оккаренсиз» («Общественные события»), который вышел в свет 25 сентября 1690 года. Многие считают детище Харриса именно газетой, поскольку ей были присущи многие атрибуты этого типа изданий, в частности несколько страниц, что само по себе указывает на стремление сделать именно газету, а не выпустить объявление. Кроме того, было ясно, что у издателя есть намерение продолжить выпуск газеты.

Первый номер первой американской газеты был четырехполосным форматом примерно 15 на 20 сантиметров, заполненным текстом на трех полосах. Четвертая страница была чистой, и читатель мог записать от руки свои собственные новости. Тогда действовало правило: «прочти сам и передай другому», поэтому ничего необычного в пустой странице не было.

Этот номер, посвященный «иностранным и местным» событиям, содержал различную мелкую информацию, однако он оказался не только первым, но и последним. Дело в том, что Харрис не на шутку встревожил колониальные власти, поскольку коснулся запретной темы – положения индейцев и плохого обращения с ними французских колониальных властей. Подобные замечания были восприняты как критика колониальной политики вообще. Кроме того, Харрис критически высказался в отношении войны, которую в то время вело английское королевское правительство против Франции. В дополнение ко всему газета Харриса была выпущена без официальной лицензии, что рассматривалось как нарушение закона. В итоге газета Харриса была закрыта5[5].

По давно укоренившемуся недоразумению, многие историки американской журналистики склонны считать первой в истории США газетой не «Паблик оккаренсиз», а другое печатное издание, которое выходило еженедельно и издавалось регулярно до 1776 года. Речь идет о «Бостон ньюс-леттер» («Бостонский вестник»). Основателем этой газеты, первый номер которой вышел в 1704 году, был бостонский почтмейстер Джон Кемпбелл. К нему колониальные власти относились с большим доверием. Кемпбелл, как и Грин, ранее активно выпускал рукописные листки новостей, поэтому переход к изданию печатной продукции был для него закономерным. Следует отметить, что с 1704 и по 1719 год «Бостон ньюс-леттер» оставалась единственной газетой на территории британских колоний в Америке. Широкой популярностью среди читателей, однако, эта газета не пользовалась.

Основное место в газете занимали «шиппинг ньюс» («корабельные новости»), т.е. информация, доставленная из Европы морским путем. Та самая информация, которая представляла едва ли не наибольший интерес для колонистов, поскольку в ней содержались вести с покинутой родины. Вторичность этой газеты по отношению к европейской, прежде всего английской, прессе выражалась в явном предпочтении иностранных новостей местным и в прямой перепечатке основных материалов из английских газет. Надо сказать, что тогдашнее население американских колоний довольствовалось преимущественно английскими газетами, которые владельцы гостиниц и таверн выписывали для своих клиентов. Распространение даже 250–300 экземпляров, составлявших весь тираж «Бостон ньюс-леттер», представляло тогда весьма серьезную проблему для издателя. В те времена подписка на газету считалась очень большой роскошью, которую далеко не всякий мог себе позволить.

Исторической заслугой Кемпбелла перед американской журналистикой явилось также и то, что на страницах его газеты появилось первое в истории страны газетное объявление. Здесь также впервые в Новом Свете была напечатана иллюстрация. Позже, уже в период редакторства Уильяма Брукера, который сменил Кемпбелла на посту главы газеты в 1719 году, в «Бостон ньюс-леттер» появились первые редакционные статьи.

Обычный номер «Бостон ньюс-леттер» представлял собой двухполосный (иногда и четырехполосный) листок, в котором две трети занимала перепечатка материалов из английских газет, которые приходили в Америку с весьма значительным опозданием, порою до нескольких месяцев. Примерно треть материалов занимала местная информация – сообщения о прибытии и отправлении судов и штормах на море, о движении почтовых дилижансов, о новостях политической и экономической жизни североамериканских колоний Англии, о смертях, рождениях, судебных заседаниях, нападениях индейских племен, об аукционах по продаже рабов.

Оперативностью издание Кемпбелла не страдало: традиционные средства коммуникации (встречи и беседы, передача сведений с путешественниками и т.п., что мы сейчас называем «сарафанным радио») разносили любую новость еще до того, как Кемпбелл ее мог напечатать.

 



^ В Библиотеке конгресса США хранится изображение комнаты редакции одной из первых американских газет и наборного цеха. Сверху вид самого здания редакции и типографии

 

Ряд историков, отмечая невысокий уровень этой газеты, усматривает в «Бостон ньюс-леттер» некоторые отрицательные черты американской прессы, особенно ярко проявившиеся в будущем, такие как неточности, искажения в публикациях и даже откровенную ложь.

Как уже отмечалось, в 1719 году у «Бостон ньюс-леттер» появился первый конкурент – «Бостон газетт», просуществовавшая до 1741 года, когда в Бостоне было уже пять еженедельных газет. По некоторым источникам, такое количество газет выходило в Бостоне уже в 1735 году.

Издателями первых газет в Северной Америке нередко становились почтмейстеры, раньше других получавшие доступ к свежей информации, доставлявшейся морем из Европы и составлявшей основное содержание американских газет, и в руках которых, что само по себе немаловажно, находились также средства доставки газет подписчикам. Издателями газет в Америке колониального периода были также книготорговцы, судьи, члены муниципалитетов.

Газеты того времени первые страницы отводили под коммерческую информацию и объявления о розыске беглых невольников. Последующие полосы представляли собой перепечатку безобидной зарубежной информации, преимущественно английского происхождения. Иногда эта информация разбавлялась местными новостями бытового характера. Страницы газет заполнялись также официальными сообщениями, текстами обращений, адресованных королю или губернатору.

Губернаторы как официальные представители британской короны в колониях осуществляли неослабный контроль за содержанием газет и предпринимали все необходимые меры, чтобы не допустить публикации материалов, содержащих критику в адрес короля, королевского правительства, официальной религии или губернатора. Английское законодательство объявляло уголовным преступлением любое обсуждение в печатных изданиях вопросов политики и вообще деятельности правительства в любой сфере, а тем более оригинальных «недружественных» либо «вредных» материалов с критикой английского королевского правительства или его официальных представителей в колониях.

Естественно, первые газеты Северной Америки, выходившие, как правило, размером немного меньше писчего листка бумаги, ничем не напоминали современные многостраничные газеты США. Публиковавшиеся в них заокеанские новости были сплошь и рядом двух-трехмесячной давности. И в первую очередь североамериканские газеты ориентировались на непреходящий интерес тогдашних поселенцев этих территорий к европейским и английским делам, поскольку первые колонисты еще долго считали Англию своим домом. Они полагали, что в освещении газетами внутренних дел колоний нет особой необходимости, так как эти дела и без того всем хорошо известны.

Итак, колыбелью американской журналистики стал город Бостон, основанный в 1630 году. Крупнейший город Новой Англии имел десятитысячное население уже к концу XVII века и двадцатитысячное в 1735 году. Он являлся главным экономическим центром Новой Англии, средоточием промышленных, судоходных и торговых интересов как английских колоний в Новом Свете, так и самой метрополии.

Важнейшую роль в становлении периодической печати Северной Америки играла также Филадельфия, впоследствии ставшая первой столицей США как независимого государства.

Первой филадельфийской газетой стала в 1719 году «Америкен уикли меркури» («Американский еженедельный вестник»).

«Одним из наиболее честолюбивых газетных проектов, – отмечает американский исследователь В.Г. Блэйер, – в ранний колониальный период был «Юниверсал инстрактор ин олл артс энд сайенс энд Пенсилваниа газетт», основанный Сэмюэлем Кеймером»6[6]. Автор относит создание этой газеты к 1728 году. Именно в этот период на политической арене появляется двадцатидвухлетний Бенджамин Франклин, предполагавший начать издание в Пенсильвании своей газеты. Его активность заставила Кеймера поторопиться с основанием газеты. Как отмечает Дж. П. Вуд, именно эти обстоятельства заставили Кеймера начать выпуск газеты на год раньше планируемого срока7[7]. В 1729 году уже Бенджамин Франклин издавал в Филадельфии «Пенсилваниа газетт».

На рубеже XVII–XVIII веков население колоний, в том числе и Пенсильвании, было смешанным. Например, почти половину населения составляли немцы. Голландцы, французы и представители других народов тоже стремились обзавестись своей прессой. В 1732 году, например, предполагалось выпускать газету «Филаделфия цайтунг» на немецком языке. Лидер немецкой общины Кристофер Сойер развил активную издательскую деятельность; даже Бенджамин Франклин был полон решимости выпускать двуязычную газету на английском и немецком языках. Между 1700 и 1800 годами здесь также выходило семь газет на французском языке8[8].

Многие этнические группы вносили свой вклад в становление новой культуры, отличной от английской, хотя ассимиляционные процессы были весьма и весьма существенны. Это способствовало возникновению особого диалекта английского языка, который иногда называют «американским».

Появляются печатные органы различной периодичности и в других городах. К 1740 году на территории нынешних США публиковалось 11 газет. Не говоря уже о том, что многие из них имели мотыльковый век из-за гонений колониальных властей, их распространению в стране мешало очень многое. Газетные новости из Европы, особенно интересовавшие жителей колоний, приходили в Новый Свет с интервалом в восемь – десять недель и уходили в Старый Свет с большим запозданием. Почтовые курьеры невероятно медленно, особенно в зимнее время, циркулировали между отдельными колониями. К этому надо добавить слабую населенность страны, малочисленность читателей и соответствующую ничтожность тиражей, наконец, дороговизну печатных изданий, которые, по сути, были плохими копиями английских газет, чтобы представить себе степень прозябания, на которое были обречены американские газеты колониальных времен. Неудивительно, что первые американские газеты были недолговечны. «Не имея прочной материальной базы, они исчезали так же быстро, как и возникали, не оставляя заметного следа в общественной жизни страны», – отмечал Н.И. Живейнов9[9].

Особого разговора заслуживает еще одна из первых бостонских газет – «Нью-Инглэнд курант» (1721–1726 годы), издававшаяся родственником Бенджамина Франклина, Джеймсом Франклином10[10]. Этой газете удавалось на протяжении первых двух лет своего существования оставаться «колючей, едкой газетой, созданной по образу и подобию английских оппозиционных изданий». На страницах этой пользовавшейся большой популярностью газеты, печатавшей в числе прочих материалов острую политическую и религиозную сатиру, нередко появлялись перепечатки материалов из радикальных английских газет.

Иногда оппозиционность газеты называют следствием обычной ошибки. Дело в том, что в 1721 году в Америке бушевала эпидемия оспы. Естественно, что власти предприняли меры по предупреждению распространения заболевания – стали проводить вакцинацию населения. Вакцинация в то время была весьма сложным и болезненным процессом. Джеймса Франклина это насторожило: берут здорового человека, режут ему руку, вводят какой-то препарат, в результате у здорового повышается температура тела и он испытывает некоторое недомогание. А уж не специально ли заражают власти здоровых людей? Кроме того, любая эпидемия – это бич Божий. Бороться с эпидемией непозволительно, так как в этом случае человек пытается поставить себя вровень с Господом и даже бороться с ним. Так обычное непонимание привычных для нас вещей поставило Джеймса Франклина в число оппозиционеров. Как бы то ни было, именно с 1721 года многие американские журналисты и издатели, ведущие расследования, отсчитывают родословную своего направления работы.



^ Так выглядела первая филадельфийская газета, в которой была опубликована одна из первых иллюстраций, посвященных свободе Америки.

Экземпляр газеты хранится в Публичной библиотеке Филадельфии.

 

В 1723 году у Джеймса Франклина возникли проблемы: он опубликовал критический материал, посвященный попыткам властей выслеживать передвижения пиратов. Кроме того, газета Джеймса Франклина сыграла, по существу, решающую роль в изгнании из колонии королевского губернатора Шюта. В итоге Франклин был обвинен колониальными властями во всех смертных грехах, в числе которых фигурировали «оскорбление Правительства Ее Величества», «неуважение религии», «искажение Библии» и «нарушение мира и спокойствия». Его заключили на месяц в тюрьму.

По решению суда Джеймсу Франклину было запрещено издавать в дальнейшем газету без предварительного ознакомления с ее содержанием представителей колониальных властей. Этот запрет, однако, некоторое время удавалось обходить. Предприимчивый Франклин решил «сменить издателя» – написал, что новый издатель будет «человек хорошего характера», «учтивый» и т.п.

Запрет на выпуск газеты был ограничен, поскольку новым издателем стали считать юного Бенджамина Франклина, работавшего у Джеймса подмастерьем11[11].

Российский ученый Э.А. Иванян уделяет внимание оппозиционности газеты Дж. Франклина. Вместе с тем он отмечает: «Американский историк печати Ричард Бушман считает, что, «публикуя смелое подражание радикальным лондонским газетам, он (Джеймс Франклин) надеялся расширить продажу выпусков своей газеты и был, возможно, в гораздо меньшей степени движим своими идеалами, нежели деловыми интересами». Следует, однако, воздать должное мужеству Джеймса Франклина, решавшегося на публикацию резких статей в своей газете и даже на издание небольших брошюр, клеймивших коррупцию среди чиновников»12[12].

Особого упоминания заслуживает «Нью-Йорк газетт», которую издавал по разрешению английского губернатора в 1725–1744 годах Уильям Брэдфорд (пришедший ему на смену во главу этого издания Генри Форест переименовал ее в «Нью-Йорк ивнинг пост» – «Нью-Йоркская вечерняя почта»). И хотя колыбелью американской периодической печати по праву считается Бостон, со временем все более привлекательным для американских журналистов становился Нью-Йорк, основанный голландскими колонистами и поначалу называвшийся Нью-Амстердамом. Достаточно сказать, что за полвека, предшествовавших первой американской революции, здесь было налажено издание двенадцати газет.

Разумеется, тогдашние североамериканские газеты действовали в первую очередь в интересах английских колониальных властей. Свобода печати подверглась первому испытанию в ходе судебного процесса над нью-йоркским издателем Иоганном Питером Зенгером, чья газета «Нью-Йорк уикли джорнел» («Ною-Йоркская еженедельная газета», основана в 1733 году) стала рупором оппозиции местным властям. Она выходила в течение двух лет, после чего губернатор, не выдержав сатирических выпадов Зенгера, посадил его в тюрьму по обвинению в клевете. Зенгеру было предъявлено обвинение в публикации враждебных замечаний в адрес губернатора колонии Нью-Йорк, У. Косби. Авторство критических статей установить не удалось, однако, согласно существовавшим в то время законам, издатель печатного органа нес полную ответственность за содержание публикуемых в нем материалов. Судебное разбирательство тянулось девять месяцев. Суд присяжных оправдал Зенгера, и он был освобожден. Это знаменательное событие положило начало американской традиции свободы печати13[13].

В то же время ученые, например Ф. Мотт, обращают внимание на то, что характерными чертами газет Нового Света почти с самого начала сделалась погоня за крикливой сенсацией, грубость, нещадная брань по адресу политического противника или неугодного лица.

Газеты на рабовладельческом юге Америки стали возникать в первой половине XVIII века. Первая из них – «Мэриленд газетт» – появилась в Аннаполисе в 1727 году, вторая в Уильямсбурге в 1736 году, за которыми позже последовали газетные издания в штатах Южная и Северная Каролина.

В 1765 году английская колониальная администрация, традиционно демонстрировавшая свое резко враждебное отношение к прессе североамериканских колоний, ввела так называемый штемпельный сбор (стемп-акт) – обложение специальным денежным налогом каждого опубликованного газетного экземпляра. Эта репрессивная мера вызвала резкий протест со стороны многих газет, некоторые даже прекратили свой выход, другие появлялись без названия.

Между тем по мере дальнейшего становления североамериканской прессы все более возрастал удельный вес местного, оригинального материала на страницах газет колоний, что привносило в них принципиально новую, публицистическую струю. Начали привлекать внимание все более широкой общественности выступления Бенджамина Франклина на страницах его «Пенсилвания газетт», которую считают первой действительно американской газетой. Они были пронизаны ненавистью к колониально-феодальным порядкам и сочувствием к людям труда и к обездоленным, к неграм и преследуемым индейцам.

Американская журналистика приобретала новое качество в процессе философско-нравственного и идейно-политического противостояния английскому колониализму. Постепенно умами американских журналистов овладевала совершенно новая идея независимости, неотделимая от республиканизма. Сторонников ее, выступавших за свободное развитие экономики колоний и отражавших интересы наиболее деятельной в экономическом и политическом отношениях части американского населения, называли «революционистами», а тех, кто стремился к сохранению власти английской короны и колониального господства во всех сферах и к кому американские газеты демонстрировали все более отрицательное отношение, – «лоялистами».

В 1765 году Самюэль Адамс создает в Бостоне подпольное общество «Сыны свободы». В одной из первых деклараций общества говорилось: «Конституция, которой мы непременно добьемся, должна предоставить свободу правде, благородным чувствам, свободу от всего безнравственного, высокомерного и оскорбительного». Спустя год Томас Джефферсон открыл «Вирджиния газетт». В первом номере газеты подчеркивалось, что до того времени в Америке «не было ни одной газеты, которая одержала бы верх над правительством, не было соперника в борьбе за общественное мнение, не совпадающее с мнением губернатора. Мы пробиваем в этом брешь и создаем в Мэриленде свободную газету».

Идеологический климат американского общества складывался не только под влиянием идей свободы и освобождения от колониального господства. Освоение новых земель сопровождалось изгнанием коренного населения и ввозом черных рабов. Франклин предвидел, что рабство может сделаться источником серьезных пороков американского общества. В «Обращении к народу» он так описывал положение рабов: «Несчастный человек, с которым долго обращались как с животным, очень часто опускается и не имеет человеческого достоинства. Тягостные цепи, которые связывают его тело, сковывают и его умственные способности, и ослабляют общественную привязанность его сердца. Он привык двигаться, как машина, по желанию хозяина, у него приостанавливается мышление; у него нет права выбора; причины и следствия имеют очень небольшое влияние на его поведение, потому что им преимущественно управляет чувство страха. Он беден, и у него нет друзей, он, возможно, изнурен тяжелым трудом, возрастом и болезнями».

Победа американской революции закрепляла требования основных классов общества. Декларация независимости выражала принципы, сформулированные вождями английской буржуазной революции и французскими энциклопедистами. Значительное воздействие на распространение свободолюбивых идей в колониях сыграла эмиграция. Среди новых поселенцев были представители различных слоев общества из бурлящей Европы, где наступала эра буржуазных революций. Они распространяли идеи свободы и равенства, требовали закрепления их в будущей американской конституции.

Далеко не все газеты Америки поддерживали революционную идею независимости от британской короны. Например, «Пенсилваниа джорнэл» отмечала, что вместо «волнений и мятежей» необходимо восстановить общественный порядок путем политических решений. Она заявляла, что не будет нарушения «ни естественных законов, ни законов страны», если «люди мирно соберутся вместе». В Нью-Йорке, Массачусетсе, Род-Айленде и других колониях возобновление деятельности судебных и иных органов в целях поддержания «традиционной деловой активности» было санкционировано официальными либо полуофициальными решениями законодательных ассамблей и иных органов власти. Королевская администрация вынуждена была согласиться с этим решением.

Кампания против гербового сбора позволила руководителям извлечь определенный урок, оказавший влияние на формирование их тактики на последующих этапах. Вместе с тем, бесспорно, также то, что кампания эта продемонстрировала растущую консолидацию народных масс, ставших важнейшей движущей силой патриотических выступлений. Об этом наглядно свидетельствует деятельность первых массовых революционных организаций «Сынов свободы», явившаяся, по мнению американского историка Ф. Дэвидсона, «первым важнейшим шагом» организованной оппозиции гербовому сбору. Появление «Сынов свободы» знаменовало этап в развитии политического самосознания масс.

П. Майер объясняет происхождение слов «Сыны свободы» американской традицией, приводя выдержки из колониальных газет и документов, относящихся к середине XVIII века. Однако более вероятной является общепринятая версия о том, что патриотические организации получили свое наименование в результате выступления А. Барре, представителя оппозиции в британском парламенте, с похвалой отозвавшегося о действии этих «Сынов свободы», как он назвал американцев, оказавших сопротивление английской политике. Речь Барре стала широко известна в колониях летом 1765 года. Вначале «Сынами свободы» именовали всех, кто участвовал в антибританских выступлениях. Позднее это название прочно закрепилось за патриотическими организациями, возникшими независимо друг от друга в разных американских колониях.

Рождение этой организации, координирующей и направляющей действия патриотических сил, порождено было самим развитием движения. Вскоре после создания «Сынов свободы» были предприняты попытки объединить их усилия в общеамериканском масштабе. Идея такого объединения возникла в разных колониях в конце ноября – начале декабря 1765 года. Это объясняется тем, что с одной стороны – подошел срок введения гербового сбора и необходима была консолидация сил сопротивления, а с другой – было обусловлено окончанием работы межколониального конгресса против гербового сбора. Все эти действия революционизировали Америку.

Декларация независимости провозгласила прогрессивные для того времени идеи равенства и свободы. Она учредила республиканскую форму правления, расширила избирательные права, отменила остатки феодализма, открыла путь для освоения свободных земель Запада, уничтожила право собственности английской короны на землю и леса.

Однако проблема рабства оставалась нерешенной. При составлении конституции поправка Джефферсона, осуждающая работорговлю, была отклонена южными плантаторами. Сторонники рабства, используя все средства, в том числе и подкупленную печать, прибегали к запугиванию и террору. Тем, кто осуждал работорговлю, кто требовал запрещения рабства конституционным путем, грозила расправа.

Как отмечает Э.А. Иванян, периодическая печать Америки сформировалась и сумела приобрести присущие ей особенности задолго до того, как возникли государственные институты независимых Соединенных Штатов. Следовательно, еще до того как были определены и тем более конституционно сформулированы и закреплены функции и прерогативы трех основных ветвей государственной власти США – исполнительной, законодательной н судебной – и оговорена специфика взаимоотношений между ними, уже существовали исторически сложившиеся традиции американской буржуазной печати, определились особенности ее деятельности в условиях плюралистического колониального общества, выкристаллизовались в общих чертах ее социальная роль и место в общественно-политической жизни колоний. Это означало, что с первых же дней существования американского государства и исполнительные органы власти в лице президента и кабинета министров, и законодательные в лице конгресса США не только имели, по сравнению с прессой, менее четкое представление о своей роли и своем месте в общественно-политической системе, но и, как оказалось, располагали меньшими практическими возможностями оказывать влияние на общественное мнение. И исполнительной, и законодательной власти еще предстояло завоевать и в какой-то степени даже отвоевать у прессы практическую возможность формирования общественного мнения страны.

Не успели «отцы-основатели» завершить свою историческую миссию в Филадельфии, как местная газета «Ивнинг пост», которую издавал печатник Бенджамин Таун, весьма оперативно, хотя и предельно лаконично известила сограждан: «Сегодня Континентальный конгресс объявил объединенные колонии свободными и независимыми штатами». Это сообщение было незамедлительно перепечатано пятью другими газетами Филадельфии, которые сообщили о подписании Декларации независимости. Полный текст этого документа был опубликован вскоре в «Ивнинг пост» и «Данлапс Пенсилвания газетт», а затем и на немецком языке в издававшейся в этой политически активной колонии газете немецких колонистов «Пенсильванише Стаатсбосе».

Через несколько дней после провозглашения независимости американских колоний от британской короны полный текст Декларации независимости опубликовали нью-йоркские газеты. Жители же Делавэра, Южной Каролины, Джорджия и Нью-Джерси, обходившиеся без собственных газет, могли рассчитывать лишь на то, что им в руки попадут газеты из этих штатов или же, если посчастливится, специальный выпуск «Нью-Йорк джорнэл» с вкладышем, содержавшим полный текст Декларации независимости и следующее обращение к читателям: «Отделите его от остальной части газеты и вывесите его на всеобщее обозрение в своих домах».

Ничем не ограничиваемый рост числа газет на начальном этапа истории буржуазной печати США стал своеобразной, сугубо американской формой нейтрализации эффективности публикаций в периодической печати. За период с 1713 по 1745 годы в 7 из 13 колоний было создано 22 еженедельные газеты, а незадолго до Американской революции в колониях издавалось уже 37 газет. С достижением независимости в Соединенных Штатах начался бурный рост количества издававшихся газет: между 1775 и 1789 годами число их выросло вдвое – с 45 до 90. К 1800 году их насчитывалось уже 230, а к 1810 году американцы покупали 376 газет (в подавляющем большинстве своем еженедельных), издававшихся общим ежегодным тиражом 22 млн. экз. Спустя 40 лет, в 1850 году в США выходило 2300 газет, а еще через 10 лет – уже 3725. Если в 1820 году в США не существовало ни одной газеты с тиражом, превышающим 4 тыс. экз., то к 1860 году тираж газеты «Нью-Йорк геральд» составлял 77 тыс. экз. Избыточное количество издававшихся в стране газет, отражавших позиции, суждения и взгляды многочисленных политических группировок и групп экономических интересов, исключало единую точку зрения большого числа органов печати на то или иное событие, тот или иной государственный политический или экономический курс, того или иного государственного деятеля, ограничивая тем самым влияние периодической печати на широкую общественность. Вместе с тем широкое разнообразие политических взглядов, экономических требований и идеологических воззрений, находивших отражение на страницах периодической печати, обеспечивало выход общественным страстям самых различных оттенков. Разнообразие взглядов и суждений полностью отвечало интересам власть имущих в тех случаях, когда оно препятствовало объединению сил политической, экономической или идеологической оппозиции14[14].

Другой важный тип периодического издания – журнал – возник в Северной Америке, как и в Европе, после газеты. Это произошло при следующих обстоятельствах. В начале 1741 года Эндрю Брэдфорд начал выпускать такое издание под названием «Америкен мэгэзин», а через три дня к изданию своего журнала «Дженерал мэгэзин» приступил Бенджамин Франклин.

Казалось бы, тут все ясно. Однако историками американской журналистики приоритет Брэдфорда давно и активно оспаривается. Они отдают свои особые симпатии, а вместе с ними пальму первенства, Бенджамину Франклину. Так пишет об этом Джеймс Вуд: «В еженедельной газете "Пенсилваниа газетт"... последний объявил в ноябре 1740 года о своих планах издания "Общего журнала и исторической хроники для всех английских колоний в Америке"15[15]. К несчастью, Франклин предложил редакторство журнала Джону Уэббу, филадельфийскому адвокату, сыну первого в Пенсильвании типографа. И буквально вслед за этим Брэдфорд объявил о создании собственного журнала с тем же Уэббом во главе его и выпустил первый номер этого издания 13 февраля 1741 года под названием «Америкен мэгэзин, или Ежемесячный взгляд политического государства английских колоний». Через три дня Франклин выпускает свой «Дженерал мэгэзин», причем сам выступил в качестве главного редактора. Другой американский ученый – Т. Грин – отмечает: «Два соперника – Франклин и Брэдфорд – почти одновременно выпустили первый американский журнал в 1741 году»16[16].

Добавим к сказанному, что издание журнала Брэдфорда прекратилось через три номера, а издание Франклина – через шесть. «Дженерал мэгэзин» был задуман Франклином в буквальном смысле как «склад» («магазин») разнообразных сведений и материалов, извлеченных из памфлетов, газет и политических документов, собранных им в одну кучу и предложенных читателям для их образования и размышления.

Война за независимость против Англии в 1776–1783 годах была направлена на освобождение североамериканских колоний от власти метрополии и создание самостоятельного, независимого государства. Как говорил второй президент Соединенных Штатов Америки Джон Адамс, «революция совершилась до того, как началась война, она происходила в умах и сердцах людей»17[17].

Главную роль в создании и распространении в стране духа свободы и независимости безусловно сыграли газеты, которых к началу войны уже было 37 (7 из них выходили в Филадельфии, 5 в Бостоне и 3 в Нью-Йорке). Все активнее и целенаправленнее возбуждаемое ими общественное недовольство колониальными порядками нарастало с каждым годом, ломая ограничительные меры колониальных властей, вынужденных пойти на уступки, и, в частности, отменивших пресловутый «стемп-акт». По мере назревания революционных событий американские газеты все громче заявляли о себе как центры национального сопротивления и организаторы прямых революционных действий народа.

Блокада американского побережья английским флотом вынуждала колонистов создавать предприятия, производившие все нужное им, в том числе печатные машины и необходимые для печати материалы. Это освобождало печать колоний от прямой материальной зависимости от Англии и вызывало рост числа газет. Американская печать на деле становилась независимой от Англии, а американские печатники и издатели получали невиданные прежде возможности для увеличения своих прибылей, которыми уже не надо было делиться ни с кем.

Это явилось одной из предпосылок того, что в Конституции США в 1787 году будет признана и записана профессиональная, ремесленная свобода печати и свобода от цензуры. Отныне и впредь периодическая печать США будет развиваться под знаком этой свободы – возможности для получения все новых и новых прибылей. И хотя она не будет пренебрегать политическими вопросами, по мере отдаления от революции стремление к прибыли снова станет доминирующим, и будет определять все ее последующее развитие.

Об активном участии американских газет в подготовке войны за независимость свидетельствует следующий факт. Выходящая в Бостоне, крупнейшем городе и порте тогдашней Америки, газета «Бостон газетт» Сэмюэля Адамса (брата Дж. Адамса) выступила в декабре 1773 года с инициативой организации протеста, известного в американской истории как «Бостонское чаепитие»18[18]. Несколько колонистов переоделись индейцами в редакции этой газеты, напали в гавани Бостона на английский корабль, груженный чаем, и выбросили тюки с ним в море. Эта акция была совершена в знак протеста против обложения американского чая чрезмерно высоким налогом и послужила поводом для начала вооруженного сопротивления американцев колониальным властям Англии. В развязывании восстания 1776 году, наряду с «Бостон газетт», сыграла свою роль «Пенсилваниа мэгэзин» Томаса Пейна.

Считается, что более двух третей американских газет горячо приветствовали революцию. В годы войны появилось и достаточно много новых изданий, практически единодушно поддержавших революцию. Пожалуй, главной особенностью американской журналистики во время войны за независимость явилась всеобщая политизация изданий, связанная с резко возросшим удельным весом публицистических материалов. Пример тому – газета «Массачусетс спай» («Массачусетский наблюдатель»), выходившая три раза в неделю в Бостоне. Характерна ее эволюция. Сначала газета имела сугубо информационный характер. Позже в ней даже появился подзаголовок «Открыта для всех партий, но не подвержена ничьему влиянию». Однако вопреки этой декларации «Массачусетс спай» все чаще начинает испытывать на себе влияние радикально настроенных участников революции, а редактор ее подвергается преследованиям со стороны колониальной администрации. Все это будет способствовать тому, что тираж газеты достигнет 3,5 тыс. экземпляров – рекордного тиража по тому времени.

Начав разбираться в политических вопросах, газета сама все более вовлекается в революционную политику. Между прочим, «Массачусетс спай» первой среди американских газет стала употреблять слово «американец», что в тогдашних условиях уже звучало как революционный призыв к колонистам, невзирая на их национальные различия, как признание новой единой нации.

Почти все газеты в период войны выходили еженедельно или два-три раза в неделю. Даже в бурные революционные годы доходность изданий периодической печати сохраняется, хотя и отступает на второй план. В течение всех военных лет газеты систематически помещали торговую рекламу и объявления.

Газеты уже завоевывают авторитет в обществе как незаменимые выразители общественного мнения, становятся неотъемлемой частью общественной жизни страны и немало способствуют развитию войны в пользу американцев, порой играя важную роль в выигрыше или проигрыше того или иного сражения. В этих условиях редакционная статья, написанная издателем или редактором, становится неотъемлемой рубрикой американской газеты, оказывая непосредственное влияние на ход событий.

Многие газеты, принадлежа к революционному лагерю, часто меняли свои позиции внутри его, что являлось выражением неоднородности, «многослойности» американской буржуазии, главной силы борьбы за независимость. А это означало, наряду с прочим, что с политизацией американской периодической печати и общественного сознания параллельно протекал процесс политико-идеологической дифференциации печатных изданий.

Война за независимость, начавшаяся с битвы при Лексингтоне 19 апреля 1775 года, быстро выявила различия в лагере сторонников независимости. Образовалось два крыла, имевшие равнозначное влияние на ход событий – консервативное во главе с Джорджем Вашингтоном и Александром Гамильтоном («федералисты») и либеральное, возглавлявшееся Томасом Джефферсоном, Джоном Адамсом, Бенджамином Франклином и Томасом Пейном («республиканцы»).

В условиях острейшей политической борьбы на первых ролях в редакциях газет революционно-патриотической ориентации оказались политики-журналисты, благодаря которым среди американцев широко распространились такие высокие понятия, как свобода, независимость, права народа, а газеты превратились в рупоры политической пропаганды и организаторов революционной энергии американского народа.

Разумеется, первыми среди них заслуживают упоминания вожди борьбы за свободу и независимость Северной Америки, отцы-основатели США, для каждого из которых в обстановке национально-освободительной войны журналистика стала важнейшим средством приложения сил, одним из главных направлений их общественно-политической деятельности. «Американская революция не была социальной и экономической революцией, как это было во Франции в 1793 году, но исключительно революцией политической, имевшей целью освобождение от власти метрополии и создание своей. При этом права собственности не были затронуты в малейшей степени. Были люди, хотевшие видеть Джорджа Вашингтона королем Америки»19[19].

В своей книге «Американская революция и образование США» А.А. Фурсенко20[20] дает обстоятельный очерк революционно-освободительной борьбы североамериканских колоний Англии в 60–70 годах XVIII века, а также войны за независимость 1770–1783 годов. Автор своей главной темой считает взаимоотношения народа и американской революции. Основное внимание он сосредоточил на таких проблемах, как роль народных масс в борьбе за свободу, расстановка классовых сил в колониях, взаимоотношения различных групп и классов в ходе революционно-освободительного движения, а также – на проблеме «прав человека», т.е. на вопросе о том, что же получил народ в результате революции. В частности, большое внимание уделяет автор и фигуре выдающегося деятеля Бенджамина Франклина, его научной, политической и публицистической деятельности.

Первостепенная роль в идейном обосновании необходимости народной освободительной войны против Англии принадлежала одному из зачинателей американской демократической культуры, выдающемуся политическому деятелю и публицисту Бенджамину Франклину, выступления которого на страницах газеты «Пенсилваниа газетт» были пронизаны «ненавистью к колониально-феодальным порядкам, сочувствием к трудящимся и обездоленным»21[21]. Бенджамину Франклину и его газете принадлежит первейшая заслуга в деле распространения в Северной Америке духа независимости.

9 мая 1754 года Бенджамин Франклин поместил в газете свою знаменитую карикатуру, кстати, как газетный жанр первую в американской печати. На ней была изображена змея, состоящая из восьми рассеченных, не связанных между собой частей, каждая из которых была помечена инициалами восьми в то время колоний. Под карикатурой были помещены слова: «Американцы! Свобода или смерть! Объединимся или умрем!»

Карикатура была сразу же перепечатана многими американскими газетами и стала непосредственным толчком к тому, что летом 1754 года был созван общий конгресс представителей всех колоний в Северной Америке.

За глубокие политические, социальные и экономические перемены в колониях на основе ликвидации колониальной зависимости от Англии и архаичного феодального уклада последовательно выступал другой виднейший деятель американской освободительной войны – Томас Джефферсон, один из авторов Декларации независимости и Конституции США. Кстати, в основанной им в 1766 году газете «Вирджиниа газетт» (позже она будет выходить под названием «Газетт оф Уильямсбург») была впервые в стране 19 июля 1776 года опубликована Декларация независимости, причем не изложение, а ее полный текст.

Подлинным агитатором американской революции был Сэмюэль Адамс, который в 1748 году в двадцатилетнем возрасте основал в Бостоне газету «Индепендент адвертайзер», регулярно помещавшую на своих страницах материалы, направленные против английского господства в стране.

 



 

Но, пожалуй, самым знаменитым и влиятельным публицистом Американской революции был Томас Пейн, прибывший в Америку из Англии в 1774 году. Несомненно, это был наиболее революционно настроенный деятель среди всех отцов-основателей США. Пейн регулярно печатался в ряде газет. Так, в 1775 году он опубликовал в газете «Пенсилваниа джорнел» под псевдонимом Гумунус статью, в которой решительно высказывался в пользу независимости от метрополии. В этой же газете появилось эссе Томаса Пейна «Кризис», ряд его памфлетов, привлекших всеобщее внимание.

Наиболее сильно талант Томаса Пейна как публициста проявился в его широко известной статье «Общий смысл», опубликованной в январе 1776 года в виде листовки, отпечатанной общим тиражом 120 тыс. экземпляров. Весь тираж был распространен за три месяца – по тем временам нечто абсолютно небывалое в Америке и во всем мире (произведение Томаса Пейна разошлось в 19 странах). В нем выдвигается идея бескомпромиссного отделения от Англии и полной свободы колоний. Томас Пейн – страстный защитник идеи об отмене рабства и торговли неграми. Во время военных действий Томас Пейн передвигается вместе с революционной армией, испытывая все невзгоды войны и являясь свидетелем ее побед и поражений. В решительный день атаки Трентена он при свете лагерных огней на барабане пишет свое «Воззвание» – такой страстный призыв к свободе и независимости, что главнокомандующий армией колонистов Джордж Вашингтон издал приказ: каждый солдат, прежде чем вступить в бой, должен прочесть его, а неграмотный – прослушать. «Воззвание» перепечатали практически все революционные газеты.

Версальский мирный договор, подписанный в 1783 году, закрепил признание США Великобританией. Революция свершилась. Она не могла в силу исторически сложившихся условий решить всех стоявших перед ней задач. Например, на Юге не было уничтожено рабство. Оставались противоречия и внутри буржуазного общества, о чем свидетельствуют восстание Д. Шейса и ряд других выступлений бедноты, подавленные вооруженной силой.

Впереди еще было создание конституции США, оформившей страну в качестве федеральной республики.

В ранний период развития американской журналистики темпы создания новых изданий по количеству их наименований были сравнительно невелики. Зато весьма впечатляющи качественные скачки, которые свойственны изданиям английских колоний: от перепечаток английских газет и местного мелкотемья до высот гражданственности и яркой публицистики в годы подготовки войны за независимость.

Вместе с тем, именно в эти годы утвердились в американской журналистике такие ее отвратительные качества, как предвзятость, недостоверность публикаций, сенсационность.

Даже один из отцов-основателей США Бенджамин Франклин не может служить примером честного и добросовестного отношения к труду журналиста. Вот как его характеризует Э.А. Иванян: «В эпистолярном наследии Бенджамина Франклина, который вошел в американскую историю не только как выдающийся политический деятель, дипломат и ученый, но и как один из первых американских газетных издателей и журналистов (уже в 1729 году он стал владельцем и издателем «Пенсильваниа газетт»), содержатся свидетельства того, что и этому блестящему уму были далеко не чужды «грубые обращения к эмоциям» и даже самый обычный обман в тех случаях, когда речь шла об успехе затеянного им коммерческого предприятия. Так, в одном из писем 1777 года он признавался: «Когда я был молод и издавал газету, случалось, что мне было нечем заполнить страницы моей газеты, и тогда я доставлял себе удовольствие, придумывая всевозможные истории»22[22].

Колониальный период возникновения, становления и развития американской журналистики характерен также и тем, что именно в эти годы воспитывалось уважение к свободе печати, тесно связанные с повсеместным распространением бунтарских настроений против Британии. Датой рождения традиций свободы печати американцы считают 1734 год, когда издатель газеты «Нью-Йорк уикли джорнэл» Джон Питер Зенгер был оправдан судом присяжных, сочтя публикации Зенгера достоверно излагающими факты о правлении коррумпированного губернатора Уильяма Косби.

Именно на заложенной в 1690–1783 годах базе в дальнейшем развивалась журналистика Соединенных Штатов Америки.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16



Скачать файл (2266 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru