Logo GenDocs.ru


Поиск по сайту:  


Дипломная работа - Внешнеполитические взгляды О.Бисмарка и их реализация в европейской дипломатии Германии - файл fine.doc


Дипломная работа - Внешнеполитические взгляды О.Бисмарка и их реализация в европейской дипломатии Германии
скачать (46.2 kb.)

Доступные файлы (1):

fine.doc309kb.21.05.2011 20:55скачать

содержание

fine.doc

  1   2   3
Реклама MarketGid:
Министерство образования И НАУКИ

российской федерации

федеральное агентство по образованию

Курганский государственный университет

Кафедра всеобщей истории




Внешнеполитические взгляды О.Бисмарка и их реализация в европейской дипломатии Германии




дипломная работа




Студент 6020 группы

Специальность 030401(история)


Руководитель: ст. преподаватель


Рецензент: кандидат исторических наук,

Доцент кафедры истории Отечества

Зав. кафедрой всеобщей истории

кандидат исторических наук, доцент


Курган 2007


Содержание.


Введение……………………………………………………….............................. 3

Глава 1. Путь в большую политику. Формирование политических взглядов Бисмарка………………………………………………………………………….14

1.1. Политическая обстановка в Европе к середине XIX века………....14

1.2. Становление Бисмарка как политика……….………………………17

Глава 2. Объединение Германии и роль Бисмарка в создании Германской империи…………………………………………………………….…………….26

Глава 3. Внешняя политика Германии имперского периода…………………38

Заключение…………………………………………………………………….....60

Список используемых источников и литературы…………………………......66


Введение.


Актуальность темы. Среди крупнейших международных проблем последних столетий «германский вопрос» оказался одним из самых болезненных по своим последствиям для общего развития международных отношений. В различных исторических облачениях он неизменно всплывал с каждым крутым и трагическим поворотом в общественной жизни. «Германская угроза» не раз тревожным отблеском освещала горизонты Европы. Дважды, в 1914 и 1939 гг., германский милитаризм способствовал возникновению мировых войн. Обе войны были войнами за передел мира, войнами мирового масштаба. В обеих войнах германский империализм ставил перед собой задачу утверждения своего господства над миром. Уже в конце XIX века германский империализм начал быстро развертывать «мировую политику», стремясь принять самое активное участие в борьбе за окончание раздела мира и одновременно ставя перед собой задачу подготовиться к борьбе за его передел. Но еще раньше реакционные и агрессивные силы в Германии создали историческую концепцию, согласно которой милитаризм и война, скрепив единство Германии, являются и основой её дальнейшего существования. Упорно и настойчиво они насаждали представление, будто только «железом и кровью», на милитаристской основе можно претворить в жизнь единство немецкого народа и что только войной или постоянной готовностью к войне можно гарантировать это единство от опасности извне. Автором этой концепции был Бисмарк [16, стр. 8].

Среди государственных деятелей XIX века, оказавших наибольшее влияние на судьбы Европы и мира, Бисмарк занимает, бесспорно, одно из первых мест, как по историческому значению своей деятельности, так и по масштабам своих политических и дипломатических дарований. Существует мнение, что наиболее важной фигурой в истории Германии между Лютером и Гитлером был Отто фон Бисмарк [30, стр.907].

На протяжении почти тридцати лет, с 1862 до 1890 года, он возглавлял правительство и внешнеполитическое ведомство Пруссии, а затем одновременно и Германской империи, принадлежавшей к числу великих европейских держав. С его именем неразрывно связан ряд важнейших событий германской и общеевропейской истории, прежде всего, конечно, осуществленное при помощи политики «железа и крови» объединение Германии и создание буржуазно-юнкерской и милитаристской Германской империи.

Без изучения деятельности Бисмарка нельзя до конца уяснить ход и движущие силы исторического развития Германии и в целом Европы во второй половине прошлого и в начале нынешнего столетия. Нельзя также уяснить истоки тенденций внешней и внутренней политики германского империализма и некоторых течений германской буржуазной общественной мысли вплоть до наших дней. Естественно, что личность Бисмарка привлекала внимание историков многих стран. Жизнь этого человека была до краев наполнена событиями, а решения, которые он принимал, имели исключительное значение, как для европейской политики, так и для всего мира [28, стр. 3].


Объектом исследования в данной работе является внешняя политика Германии второй половины XIX века.


Предмет изучения – внешнеполитические взгляды и деятельность Бисмарка.


Территориальные и хронологические рамки. Данная работа ограничивается территорией Центральной и Восточной Европы, где внешнеполитические интересы Германии получали реализацию в ходе дипломатической деятельности О. Бисмарка. Хронологические рамки исследования определяются периодом участия Бисмарка в «большой» политике, который занимает вторую половину XIX века.

^ Историография вопроса. Большой вклад в изучение деятельности Бисмарка, в особенности его внешней политики, внесли советские историки И. С. Галкин, А. С. Ерусалимский, А. И. Молок, Л. И. Нарочницкая, С. В. Оболенская, Л. Роотс, Ф. А. Ротштейн, В. В. Сергеев, С. Д. Сказкин, В. М. Хвостов, Л. М. Шнеерсон и другие.

В. Г. Ревуненков раскрыл политическую обстановку, в которой к власти в Пруссии пришел О. Бисмарк. Взятый Бисмарком курс на объединение Германии «железом и кровью» и решительно им проведенный в династических войнах, освещен акад. Ф. А. Ротштейном. Решение шлезвиг-гольштейнского вопроса исследовано Л. Роотс.

Реакция и отклики европейских государств и общественности на объединение Германии Бисмарком «сверху», «железом и кровью», исследованы в обобщающем труде «История дипломатии», а также в работах Л. И. Нарочницкой, Л. М. Шнеерсона и др.

Широкий круг проблем, связанных с деятельносты Бисмарка, тщательно и плодотворно исследовали историки: X. Бартель, В. Виттвер, X. Вольтер, Г. Зеебер, К. Канис, X. Хельмерт, В. Шрёдер, А. Шрайнер, Г. Шульце, Э. Энгельберг и др. В центре их внимания — ключевые вопросы образования единого прусско-германского государства, внешней и внутренней политики Бисмарка, борьбы немецкого рабочего класса против реакции и милитаризма. Изучению деятельности Бисмарка посвящена работа А. Хилльгрубера «Выдающиеся политики: Отто фон Бисмарк», в которой исторические наблюдения автора удачно дополнены выдержками из писем и мемуаров Бисмарка, отражающими блестящий ум и незаурядные способности политика.

В 1988 году вышла еще одна специально посвященная Бисмарку книга В.В. Чубинского «Бисмарк. Политическая биография». Эта содержательная работа может заинтересовать и специалиста, и массового читателя. Ее автор впервые в советской исторической литературе написал очерк жизненного пути Бисмарка и всех основных сторон его деятельности. Стремясь показать Бисмарка как крупнейшего государственного деятеля Германии второй половины XIX в. и в то же время «очистить» его облик от апологетических искажений, автор описал жизнь Бисмарка с юных лет и до кончины и охарактеризовал его внешнюю и внутреннюю политику. Внешней политике Чубинский уделяет больше внимания, но это понятно: общепризнано, что эта сторона деятельности германского канцлера наиболее интересна. Подчеркивается, что Бисмарк несет историческую ответственность за превращение Германии в источник опасности в Европе, а затем и в очаг агрессии.

Обращает на себя внимание тот факт, что в российской историографии оценка деятельности Бисмарка дается более жесткая, чем в работах немецких авторов.

В исследовании жизненного пути «железного канцлера» особое место принадлежит крупному специалисту по истории германского империализма А. С. Ерусалимскому. Работы А. С. Ерусалимского давно уже получили официальное признание и высокую оценку со стороны представителей исторической науки. Изучение Бисмарка и его эпохи было в свое время первым шагом в науку молодого Ерусалимского. В 1940 году Ерусалимским был написан очерк «Бисмарк как дипломат» в качестве вступительной статьи к русскому переводу «Мыслей и воспоминаний» основателя Германкой империи. Эта статья принесла в свое время автору популярность.

Ерусалимский подверг также глубокому анализу германскую историографию периода Веймарской республики, освещающую политику и дипломатию Бисмарка в целом, и особенно экспансионистские последствия объединения Бисмарком Германии под главенством милитаристской Пруссии. А.С. Ерусалимский показал подлинные масштабы личности Бисмарка, утверждая, что он был на голову выше окружающих его деятелей юнкерской Пруссии и лучше всех других деятелей своего класса понял, в чем состояли задачи эпохи. Он проанализировал переплетение в дипломатии Бисмарка прусских традиций и новых методов, выработанных в 50-60-е годы XIX века, охарактеризовал Бисмарка как политика и как дипломата.

В своих работах А.С. Ерусалимский охарактеризовал немецкую историографию Бисмарка, особенно работы периода Веймарской республики. 3аявляя, что политика Бисмарка определялась стремлением к гегемонии Германии в Европе, Ерусалимский выступил против одной из главных тенденций германской "бисмаркианы" - против толкования Бисмарка как миротворца. По его мнению, канцлер был убежденным сторонником решения политических вопросов военным способом.


Источники. Основным источником, который используется в данной работе, являются мемуары, написанные Бисмарком. «Мысли и воспоминания» Бисмарка — это не столько воспоминания, сколько мысли, изложением которых закончил свою продолжительную политическую жизнь один из крупнейших государственных деятелей Европы второй половины XIX века. Политические деятели дворянства и буржуазии, когда они составляют свои мемуары, преследуют обычно определенную, более или менее ясно выраженную цель. Одни пытаются задним числом свести счеты со своими политическими противниками; другие стремятся приоткрыть завесу над некоторыми дотоле неизвестными событиями, в которых они участвовали или к которым имели то или иное отношение; третьи хотят напомнить современникам и потомству о своих подлинных или мнимых подвигах и заслугах. Но все они, прежде всего, стремятся оправдать свою собственную политическую деятельность, показав в убедительном или привлекательном свете ее подлинные или позднее придуманные мотивы. С этой целью мемуаристы обычно замалчивают одни факты, излишне подчеркивают другие, пронизывают все определенной тенденцией и вдобавок пытаются всему этому придать черты достоверности и убедительности. Таким образом, мемуары — это, прежде всего апологетический документ, где автор имеет возможность выступить в качестве своего собственного адвоката и судьи одновременно. Дело историка дать мемуарам критическую оценку.

«Мысли и воспоминания» Бисмарка — это не только апологетический документ. Это, прежде всего политическое завещание основателя Германской империи, написанное, как гласит посвящение, «сынам и внукам для понимания прошлого и в поучение на будущее». Свои обширные, трехтомные воспоминания Бисмарк начал писать вскоре после вынужденной отставки в 1890 г. Уединившись в Саксонском лесу, в одном из своих имений, он вел оттуда борьбу против так называемого «нового курса», взятого молодым Вильгельмом II и новым канцлером Каприви. Охваченный тревогой за судьбы империи, в создании которой он принимал столь большое участие, обиженный своей отставкой, недовольный и фрондирующий, - он посвятил последние годы своей жизни составлению политического завещания. К работе над «Мыслями и воспоминаниями» Бисмарк приступил тотчас же после отставки. Как сообщает профессор Коль, немецкий издатель и комментатор мемуаров Бисмарка, последний уже в июле1890 года передал издательству Котта право издания своего труда. Вскоре Бисмарк начал диктовать свои воспоминания почти постоянно гостившему у него Лотару Бухеру – некогда, в 1848 году, участнику революционного движения, а затем ставшему близким, доверенным лицом Бисмарка. Стенографические записи, сделанные Лотаром Бухером, явились остовом первого наброска, над которым Бисмарк впоследствии много и тщательно работал, внося дополнения и исправления. В 1893 году по первоначальной рукописи был изготовлен полиграфический макет «Мыслей и воспоминаний», который Бисмарк снова два или три раза перерабатывал, внося не только отдельные изменения, но и переделывая целые главы. Большую часть работы Бисмарк, по-видимому, считал законченной. Первые два тома «Мыслей и воспоминаний» вышли в свет через несколько месяцев после смерти автора (1898 г.). Третий том, посвященный резкой характеристике Вильгельма II и острой критике его политического курса, должен был, согласно воле Бисмарка, выйти в свет лишь после смерти Вильгельма. Однако вскоре после ноябрьской революции в Германии (1918 г.) и отречения Вильгельма издатели, вопреки протестам наследников Бисмарка, опубликовали этот том, как самостоятельное издание.

То была, прежде всего, идейная реакция на поражение Германии, Ноябрьскую революцию и Версальский мир. После поражения германской армии, как на Западе, так и на Востоке и бегства кайзера Вильгельма II в Голландию, после компъенской капитуляции и краха аннексионистского Брестского мира не только милитаристские и монархические, но и более широкие круги господствующих классов, стремясь спасти свои реакционно-исторические традиции и утвердить свои политические воззрения и поколебленный престиж, стали на путь идеализации «железного канцлера» как политика и дипломата. Они обращали свой умственный взор в прошлое — к тем временам, когда Бисмарк успешно сколачивал Германскую империю, а ее экономические и военно-политические позиции в системе европейских государств неизменно усиливались и казались непоколебимыми. То были времена, когда прусско-германский милитаризм, сумев в короткий срок провести три победоносные войны — на севере, юге и западе, был на большом подъеме и во многом определял развитие не только внутреннего положения в Германии, но и международных отношений в Европе. Популярным было следующее утверждение: если бы Бисмарк все еще продолжал стоять у политического руля Германии или если бы Германия не вышла из фарватера, предуказанного ей Бисмарком, ее современное положение было бы совершенно иное. Германская публика и историография вскоре расценили опубликованный том мемуаров Бисмарка как составную и завершающую часть политического завещания [18, стр. 270].

Общеизвестно, что с воспоминаниями Бисмарка как с историческим источником нужно обращаться весьма осторожно. Он выпячивает одни факты, замалчивает другие, дает произвольные толкования третьим — и все с целью создать собственный канонический образ, образ дальновидного, проницательного, никогда не ошибавшегося и озабоченного лишь интересами государства политика. Однако значение исторических событий и проблем, о которых повествует автор; его крупная роль в этих событиях и в разрешении этих проблем; огромный политический ум и опыт, делающие интересными его соображения, даже если он при их помощи затушевывает истинный смысл происшедшего; наблюдательность, меткость суждений, мастерство формулировок, даже его явная пристрастность, прорывающаяся сквозь нарочитую объективность изложения, — все это сделало «Мысли и воспоминания» одним из замечательнейших произведений мемуарной литературы прошлого столетия и, как это было сразу замечено, своего рода политическим завещанием Бисмарка [28, стр. 401].


^ Цель исследования. Используя доступную мне научную литературу и имеющиеся источники, я попыталась определить основные направления внешнеполитической деятельности О. Бисмарка, а также его роль и место в системе дипломатических отношений европейских государств во второй половине XIX века.


Задачи исследования. Для достижения поставленной цели необходимо рассмотреть внешнеполитическую обстановку в Европе; определить основные задачи, которые стояли перед немецкой дипломатией исходя из интересов внутренней и внешней политики; учесть отношение других великих держав к сложившемуся раскладу сил в Европе; попытаться определить геополитические интересы Германии, а также пути и методы их реализации в дипломатической деятельности Бисмарка; выявить наиболее острые моменты во взаимоотношениях европейских стран и точки совпадения их внешнеполитических интересов; оценить результаты и итоги политической деятельности Бисмарка и их влияние на расстановку сил в Европе во второй половине XIX века и сделать собственные выводы о месте и роли бисмарковской политики в системе политических отношений европейских государств во второй половине XIX века.


^ Методологические основы работы. В методологии истории выделяют общенаучные и специально-исторические методы. Общенаучные методы как таковые необходимы на теоретическом уровне исторической науке. Применительно же к конкретным историческим ситуациям их используют с целью разработки специально – исторических методов, для которых они служат логической основой.

Специально - исторические методы исследования представляют собой различное сочетание общенаучных методов, адаптированных к особенностям

исследуемых исторических объектов. В данной работе целесообразно использовать:

  • ^ Историко – сравнительный метод, который дает возможность оценивать внешнеполитический курс Германии и других европейских государств по принципу сходства-различия;

  • ^ Историко – системный метод, который последнее время получает все большее распространение в практике научно-исторического исследования, это связано с попытками углубленного анализа целых общественно-исторических систем, раскрытия внутренних механизмов их функционирования и развития. К тому же все исторические события имеют свою историческую причину и функционально взаимосвязаны между собой, то есть носят системный характер. Это непосредственно относится и к данной работе, так как речь идет о международных отношениях.

  • ^ Историко – типологический метод. Типология чаще применяется к динамическим системам, она учитывает специфику развивающихся систем, какой, безусловно, является система политических европейских отношений.


^ Научная новизна работы заключается в том, что в данной работе была сделана попытка проследить и проанализировать влияние политических взглядов Бисмарка и его дипломатической деятельности на внешнюю политику Германской империи второй половины XIX века.


^ Практическая значимость. Материалы данной работы могут быть использованы при разработке конспекта урока в средней школе для повторительно-обобщающего урока познавательного характера, разработке разнообразных специальных курсов в гимназии, могут быть задействованы при работе на факультативных занятиях и т.д.


^ Структура работы. Работа имеет следующую структуру: введение, основная часть, заключение, а так же список используемой литературы и источников.

Во введении указывается на актуальность разрабатываемой темы, определяются объект и предмет, а также хронологические и территориальные рамки исследования. Введение содержит историографию вопроса и анализ используемых в работе источников. Также во введении указываются цель и задачи исследования, методологические основы, научная новизна и практическая значимость работы, её структура.

Основная часть состоит из трёх глав. В первой главе дается характеристика политической обстановки, сложившейся в Европе к середине XIX века. А также рассматривается начало становления политических взглядов Бисмарка.

Вторая глава посвящена рассмотрению процесса объединения Германии и роли Бисмарка в создании Германской империи. Данный процесс, а также методы, которыми он осуществлялся, имели важное значение для будущих политических отношений всей Европы.

Внешняя политика Германии имперского периода и её роль в системе международных отношений освещается в третьей главе. Данный период – это время наибольшей политической активности Бисмарка и позволяет в полной мере оценить его дипломатический талант.

Заключение содержит выводы, сделанные в процессе исследования данной темы соответственно поставленной цели.


Глава 1. Путь в большую политику. Формирование политических взглядов Бисмарка.


1.1. Политическая обстановка в Европе к середине XIX века. Система политических отношений, оформленная на Венском конгрессе 1815 года в виде Священного союза, законсервировала тот порядок, который установился на момент завершения наполеоновских войн. При этом многие естественные устремления народов подавлялись коллективными усилиями монархов, что не могло прибавить Священному Союзу популярности в глазах европейского общественного мнения.

«Союз монархов против народов» не мог остановить ход исторического прогресса, но серьезно его затруднил. В то же время были заложены основы международного права и создан специфический механизм разрешения межгосударственных конфликтов путем переговоров, этому же служили и периодически созывавшиеся европейские конгрессы, обеспечивавшие право голоса в международных делах не только великим державам, но и государствам, не обладающим значительной мощью. Данную систему недаром называли «европейским концертом» – интересы ведущих государств были так сбалансированы, что играть не в унисон было практически невозможно без риска нарваться на крупные неприятности.

Однако принципиальные противоречия между европейскими государствами в рамках существовавшего порядка не разрешались, они накапливались – пока не прорвались наружу. Крымская война разрушила основу основ Венской системы – доверие между европейскими монархическими династиями, некогда одолевшими Наполеона. После этого внешний каркас европейского равновесия некоторое время сохранялся, но потерял устойчивость и был готов развалиться при очередном взрыве противоречий между державами. Падение международного влияния русского царизма и усиление удельного веса Франции и Англии в международных делах явилось одним из признаков перемен в расстановке и соотношении сил на международной арене [29, стр. 28].

Между тем в Европе накопилось немало политической «взрывчатки». Фундаментальными потрясениями грозила неразрешенность ряда политических проблем, самыми назревшими из которых на тот момент были германская, итальянская и балканская. Во всех трех случаях суть дела заключалась в том, что сложившийся порядок не давал возможности целому ряду народов жить в своих национальных государствах. Сходные стремления были и у поляков, и у венгров, а также у других народов многонациональной империи Габсбургов.

Естественному стремлению немцев к национальному единству мешало австро-прусское соперничество, поддерживавшееся своекорыстной политикой других великих держав Европы, не заинтересованных в появлении на свет германского колосса. Главный угнетатель балканских народов – Османская империя – опиралась на поддержку Англии и Австрии, стремившихся не допустить усиления влияния России на Балканах. Итальянцам путь к освобождению и национальному объединению заграждали их собственные князья, папский престол, а также австрийцы, владевшие богатейшими землями Северной Италии.

Таким образом, три проблемных узла Европы были так или иначе связаны с державой Габсбургов. Сохранять архаику политического status quo на всех этих направлениях одновременно Вена могла лишь в условиях европейского концерта. Но концерт развалился. Поддержав политически англо-французский альянс в ходе Крымской войны, австрийская монархия обрела опасного противника в лице Российской империи, внешнюю политику которой возглавил дальновидный, опытный и гибкий дипломат Горчаков.

Утвердившись на министерском посту, Горчаков постарался первым делом преодолеть опасную изоляцию России. Естественным партнером его в этом деле должна была стать Пруссия, но она до прихода к власти Бисмарка не имела четких внешнеполитических ориентиров. Поэтому о привлечении Берлина к решению российских проблем в Причерноморье и на Балканах невозможно было и думать. Гораздо более перспективным делом представлялась возможность российско-французского сближения. Действуя в этом направлении, Горчаков опирался на уже имевшийся у него опыт контактов с окружением Наполеона III. Договорились достаточно быстро, поскольку у Парижа и Петербурга не было реальных противоречий и имелось большое сходство мнений по многим европейским проблемам.

В 1859 году Россия, не истратив ни одного патрона, не только наказала Австрию, но также вновь открыла себе дверь на Балканы: Вена под давлением Петербурга вынуждена была эвакуировать войска из дунайских княжеств. Вскоре Молдова и Валахия объединились в одно государство. Так был сделан решающий шаг к созданию независимого Румынского государства.

Франко-российский союз мог стать ключевым элементом в новой системе европейских отношений. Но в правящих кругах Парижа явно переоценивали могущество и прочность державы Наполеона III, недооценивая потенциал державы Российской. В связи с этим периодически возникали шероховатости, затруднявшие дальнейшие шаги по сближению двух европейских государств. Под влиянием Англии французская дипломатия не давала согласия на устранение пунктов Парижского мира, ограничивавших права России на Черном море. Соответственно и российская дипломатия отнюдь не склонна была к односторонним уступкам, в частности в вопросе о восточной границе Франции, которую наследник Наполеона хотел бы передвинуть до Рейна.

Таким образом, распад старых союзов и обострившиеся противоречия между Россией, Францией и Англией заставляли каждую из этих стран искать новую опору в Европе для противодействия соперникам, и усиливавшаяся Пруссия начала, таким образом, входить в их политические расчеты [29, стр. 29].

^ 1.2. Становление Бисмарка как политика. Бисмарк прошел большую жизнь. Он родился в 1815 г. Европа в этом году окончательно сбросила с себя владычество Наполеона. На Венском конгрессе по-новому перекроили политическую карту европейского континента. Гнетущая реакция, воцарившаяся под эгидой Священного союза, стремилась преодолеть веяния Французской буржуазной революции XVIII века, пронесшиеся над миром. Реакция пыталась в самом зародыше задушить пробуждающееся национально-освободительное движение.

Бисмарк был современником ряда европейских революций, сам являлся участником — на стороне реакции — многих классовых битв. Бисмарк был современником всех войн, происходивших после низвержения Наполеона I, вплоть до конца XIX века. Он сам являлся активным организатором нескольких войн, в огне которых завершилось воссоединение Германии. Бисмарк родился на заре капиталистического развития Пруссии. Он умер, когда капитализм уже вступил в последнюю, империалистическую стадию развития. Бисмарк умер в июле 1898 г., почти на самом рубеже нового века. Он умер тогда, когда разразилась война между молодой империалистической державой — США и старой колониальной державой — Испанией; эта война являлась предзнаменованием того — только впоследствии осмысленного — факта, что закончился один период новейшей истории — период завершения территориального раздела мира — и начался новый период — период передела мира путем империалистических войн.

Бисмарк, таким образом, прошел очень большую жизнь, и даже простое повествование обо всех событиях его времени представляло бы несомненный интерес. Но Бисмарк был не только свидетелем, но и активным участником многих крупнейших политических событий, в особенности второй половины XIX столетия. Бисмарк сделал по-своему историческое дело. Объединение Германии было необходимо... Этого воссоединения Гер-мании Бисмарк добился путем войн — сначала с Данией (1864 г.), потом с Австрией (1866 г.), наконец, с Францией (1870—1871 гг.), — и в последние годы своей жизни он не без гордости отмечал, что на его совести лежат три войны и восемьдесят тысяч жизней, скрепивших своею кровью фундамент воссоединенной Германской империи. Уже в организации и в проведении этих войн раскрылся его несомненный талант политика и дипломата.

Но дипломатические способности Бисмарка обнаружились не сразу. На пути к политической и дипломатической карьере, о которой он начал уже рано мечтать, лежал ряд препятствий. В семье Бисмарка не было никаких традиций дипломатической службы. Его отец, Фердинанд Бисмарк, был типичный остэльбский юнкер, ничем не выделявшийся среди представителей своего класса. Он хозяйствовал в своем родовом имении Шенгаузен, по-видимому, не очень удачно. В руководящих бюрократических кругах иностранного ведомства довольно презрительно относились к отпрыскам старомодного провинциального юнкерства и не слишком охотно допускали их на дипломатическую службу. Семейные традиции скорее могли склонить молодого Бисмарка к мысли о военной карьере. На протяжении последних трех столетий предки Бисмарка принимали участие во всех войнах против Франции. Его отец вместе с шестью другими родственниками участвовал в войнах с Наполеоном. Впоследствии Бисмарк неоднократно высказывал сожаление, что не выбрал карьеры военного. Об этом Бисмарк пишет так: «Я рассчитывал жить и умереть в деревне, преуспев на поприще сельского хозяйства и, быть может, отличившись на войне, если бы она разразилась» [7, стр. 10]. Молодой Бисмарк, окончив сначала школу, а затем, проучившись правоведению в Геттингенском и в Берлинском университетах, начал стучаться в двери дипломатического ведомства. Встретив там более чем холодный прием и не имея поддержки со стороны необходимых в таких случаях влиятельных людей, Отто Бисмарк вынужден был добиваться своей цели окольным путем: он поступил в чиновники судебного, а затем административного ведомства. Служба вскоре начала его тяготить. Его огромное, рано пробудившееся честолюбие не позволяло ему примириться с подчиненным положением. После некоторых столкновений с начальством он отказался от должности. Молодого юнкера потянуло в свое имение. В 1839 г. он получил от своего отца в управление имение в Померании и на этом поприще добился значительных успехов. Революция, вспыхнувшая в марте 1848 года, застала его в имении Шенгаузен преуспевающим помещиком.

К этому времени Бисмарк имел уже вполне сложившиеся политические взгляды. Основные черты его будущего облика – и, прежде всего «презрение к человеческим иллюзиям, огромная воля, неразборчивость в средствах для достижения поставленной цели и, наконец, физическая выносливость» – сложились уже тогда [19, стр. 22].

Он давно и окончательно распростился с мимолетными туманными полуреспубликанскими увлечениями своей ранней молодости и стал убежденным монархистом. Если он тогда чем-либо выделялся среди представителей своего класса, то только своенравием сильного характера и подчеркнутой, порой грубоватой, прямотой. Ничто еще не предвещало тогда, что Бисмарк станет одним из крупнейших политических деятелей и дипломатов своего времени. Все это было лишь прологом к тому моменту, когда «на смену сельскому хозяину должен был прийти политик, на смену частному лицу – личность историческая» [28, стр.20]. Этот момент наступил в конце 40-х годов.

Его первое выступление в мае 1847 г. в Соединенном ландтаге, в котором он участвовал в качестве «запасного» депутата, привлекло к нему внимание. Молодой депутат открыто порвал с весьма умеренной дворянской оппозицией, которая в адресе королю пыталась напомнить о необходимости даровать некоторые, впрочем, весьма ограниченные, права. Выступивший в прениях молодой Бисмарк в резких выражениях обрушился на оппозицию, в защиту прав короля.

В марте 1848 года, вслед за революцией во Франции, вспыхнула революция и в Германии. Бисмарк реагировал на нее, как человек, инстинктивно хватающийся за оружие, когда видит, что ему угрожает опасность. Он бросается в Берлин, чтобы побудить испугавшегося короля к активным действиям. Потерпев неудачу, он становится более роялистом, чем сам король. Он связывается с принцем Прусским Вильгельмом (прозванным «картечный принц») и побуждает его к активным действиям в защиту растерявшейся королевской власти. Лично или через посредство доверенных лиц он связывается с некоторыми представителями генералитета прусской армии, пытается и их убедить в том, что войска должны выступить в защиту королевской власти, — но неудачно. До этого он пытался поднять в своей округе крестьянскую Вандею, но и это окончилось неудачей. В этот период ультрароялистские настроения Бисмарка настолько сильны, что даже король, опасаясь скомпрометировать себя, вынужден избегать встреч с ним.

Уже в период революции 1848 г. у Бисмарка в полной мере обнаружились те черты, которые в последующем оказались столь характерными для его деятельности: уверенность в своих силах, презрение к парламентской болтовне, умение довольно точно оценить силы противников. Несколько позднеё, глядя на то, как легко трусливая либеральная буржуазия стала сдавать свои позиции перед наступающей реакцией, Бисмарк высказал сожаление, что правительство не смогло в полной мере проявить свою силу и, таким образом, еще более укрепить свое положение. Уже в ту пору главным аргументом для него была сила: в ней он видел «альфу и омегу всякого политического и дипломатического успеха» [19, стр. 24]. Несколько позднее он заявлял: «Германский вопрос не может быть разрешен в парламентах, а только дипломатией и на поле битвы» [7, стр. 58].

Вскоре после своего назначения министром-президентом Пруссии (1862 г.) Бисмарк формулирует свою позицию: «Германия смотрит не на либерализм Пруссии, а на её мощь. Великие вопросы времени решаются не речами и парламентскими резолюциями, - это была ошибка 1848 – 1849 гг., - а железом и кровью». Эти знаменитые слова прозвучали в одной из первых официальных речей и с тех пор цитировались бессчетное число раз [16, стр. 25].

Если его взгляды на роль силы, как решающего аргумента в политической и дипломатической борьбе, сложились ёще в период революции 1848 г., то понимание роли силы в воссоединении Германии под гегемонией Пруссии пришло позднее. Германия была раздроблена на ряд мелких государств и княжеств. Среди десятков раздробленных государств главную роль играла Австрия, между тем как Пруссия должна была довольствоваться более скромным положением. В 1848 г. Бисмарк не помышлял еще о том, чтобы одна Пруссия взяла на себя миссию воссоединения Германии и вытеснила габсбургскую Австрию. Он считал нужным проглотить позор Ольмюцского соглашения, когда Австрия при помощи России заставила Пруссию отказаться от подобных поползновений и закрепила за собою преобладающее влияние. Немалую роль тут сыграл учет реального соотношения сил. Пруссия, считал он, слабее, и она должна отступить, пока не успеет вооружиться и тем самым в будущем заставить Австрию и все другие немецкие государства считаться с собою. Столкновение между Пруссией и Австрией становилось рано или поздно неизбежным, и Бисмарк сознавал это [29, стр. 13]. Однако окончательное и ясное понимание путей воссоединения Германии под гегемонией Пруссии за счет вытеснения преобладающего влияния Австрии пришло после того, как ему, наконец-то, удалось вступить на дипломатическое поприще.

В мае 1851 г. Бисмарк получил назначение на пост сначала советника, а затем — посланника Пруссии при Союзном сейме во Франкфурте-на-Майне. По-видимому, именно благодаря своим ультрароялистским взглядам он оказался подходящим кандидатом на этот пост. Очевидно, считали, что этот «сильный человек» будет энергично отстаивать в Союзном сейме интересы Пруссии. Здесь на собственном повседневном опыте, непосредственно столкнувшись со всем сложным переплетом отношений между отдельными германскими государствами, Бисмарк сумел создать себе политическую концепцию, которой остался верен и впредь и которую последовательно осуществлял. Будучи на голову выше окружающих его руководящих политических деятелей Германии того времени, он понял объективные задачи, которые выдвигались ходом исторического развития.

Бисмарк понял историческую неизбежность объединения Германии: чтобы сохранить монархию и дворянство, нужно было, чтобы эти силы сами возглавили дело национального воссоединения, чтобы они заставили буржуазию покорно следовать за собою. Он понял также, что на этом пути столкновение между двумя немецкими государствами — Пруссией и Австрией неизбежно. Поняв это, Бисмарк стал настойчиво и последовательно подготавливать столкновение, которое должно было стать одним из существенных этапов на пути к воссоединению Германии на юнкерско-династической основе, под главенством Пруссии. Когда настал час, Бисмарк приступил к осуществлению своих планов и притом обычным Прусским способом, то есть войной. Немалую роль в этом сыграла прусская дипломатия Бисмарка, которая с самого начала усвоила простой принцип: каждого их противников нужно изолировать и бить их поодиночке [16, стр. 25].

Надо отметить, что, осознав эту историческую задачу, Бисмарк вместе с тем понял, какое значение для ее разрешения имеет международная политическая обстановка. К созданию наиболее благоприятных международных условий и была направлена его деятельность как политика и дипломата. Это был период, когда не только окончательно сложились, но и полностью раскрылись основные черты бисмарковской дипломатии. Как дипломат Бисмарк прошел хорошую школу. В течение восьми лет своего пребывания во Франкфурте он имел возможность самым тщательным образом изучить все сложные дипломатические хитросплетения, возникающие из противоречивых интересов отдельных германских государств. Он мог учиться у своих собственных соперников в Союзном сейме; австрийская дипломатия, прошедшая школу Меттерниха, имела огромный опыт по части хитроумных интриг. Его кратковременное пребывание в Вене, в этой, по словам прусского короля, высшей школе дипломатического искусства, также имело в этом смысле немалое значение. Впоследствии, будучи назначен на пост посланника в Петербург (1859—1862 гг.), Бисмарк тщательно изучил опыт русской дипломатии. Вопреки довольно распространенному мнению, здесь было чему учиться, и были люди, у кого можно было учиться. Бисмарк, по собственному его признанию, брал уроки дипломатического искусства у Горчакова... Некогда соученик Пушкина по лицею, канцлер Горчаков был не только выдающимся оратором, но и одним из наиболее крупных дипломатов своего времени. Бисмарк сумел завоевать доверие Горчакова, и последний охотно предоставлял своему немецкому ученику возможность регулярно читать поступающую в Петербург дипломатическую почту [32]. Впоследствии, в период охлаждения русско-германских отношений, Бисмарк отплатил своему русскому учителю немалой толикой ненависти, а Горчаков ответил тем же. В известной степени это объяснялось тем, что оба слишком хорошо познали друг друга. Наконец, в области политической и дипломатической у Бисмарка был еще один образец — Наполеон III. В «Мыслях и воспоминаниях» есть много страниц, посвященных рассуждениям Бисмарка о французском бонапартизме, о его исторической природе, о его целях и методах. Будучи прусским посланником в Париже (1862 г.), Бисмарк мог многое заимствовать и из этого арсенала. В своих беседах с Бисмарком Наполеон III говорил о желании «тесного французско-прусского сближения», «говорил о том, что эти два соседних государства, по своей культуре и внутренним порядкам стоящие во главе цивилизации, нуждаются во взаимной поддержке» [7, стр. 111].

Наполеон произвел на Бисмарка впечатление человека умного и любезного. В своих воспоминаниях он напишет: «Особенно у нас его привыкли считать неким гением зла, у которого на уме всегда только пакости. Мне кажется, он доволен, когда может в тиши радоваться какому0нибудь доброму делу; его ум преувеличивают в ущерб его сердцу; в сущности, он добродушен, и ему свойственно испытывать необычайную благодарность за каждую оказанную ему услугу» [7, стр. 112].

Таким образом, в течение одиннадцати лет, предшествовавших тому времени, когда Бисмарк призван был королем на должность министра-президента Пруссии, он имел возможность самым непосредственным образом изучить внешнюю политику и дипломатию трех наиболее крупных европейских держав, окружавших Пруссию: России, Австрии и Франции. Воспринятый им опыт не был, однако, механическим соединением и простой комбинацией приемов. В дипломатии Бисмарка были, несомненно, собственные черты.

Бисмарка, крупнейшего немецкого дипломата второй половины XIX века, часто сравнивают с крупнейшим французским дипломатом начала того же века — Талейраном. Обоим сопутствовал успех, оба хорошо умели скрывать свои мысли, умели использовать в своих интересах противоречия не только в лагере своих противников, но и в лагере своих союзников. Но это были люди совершенно разного типа. Талейран, прежде всего, был продажен, личный успех для него имел решающее значение. Бисмарк был лично безупречно честен и все попытки со стороны иностранных держав подкупить его оказались тщетными. Он всегда был во власти чувства солдатского долга, нарушение которого рассматривал, как измену. Главным орудием Талейрана была тонкая дипломатическая интрига. Бисмарк от этого орудия не отказывался, но наиболее характерной его чертой была огромная сила воли, которой он порой парализовал своих партнеров. С одними он был подчеркнуто учтив, с другими — прямолинеен и порою даже груб. Он мог приспособиться к каждому, в зависимости от того, какое впечатление он хотел оставить для достижения своей цели. Но он всегда находился в состоянии борьбы и готовности к решающему удару [17, стр. 13].

В качестве политика и дипломата Бисмарк обладал еще одним, впрочем, необходимым качеством — изумительной выдержкой и самообладанием. Он вовсе не был хладнокровен, скорее горяч, а иногда запальчив. Он давал волю этим чувствам, когда хотел кого-либо запугать. В такие моменты Бисмарк бывал страшен.

Бисмарк считал, что ненависть — один из самых главных двигателей жизни; он умел ненавидеть и яростно ненавидел своих политических врагов. Но он умел сдерживать свои чувства, подчинять их соображениям политической целесообразности. В особо критические моменты он был подвержен острым нервным припадкам и, по собственному признанию, несколько раз подумывал даже о самоубийстве. Но для внешнего мира эти спады оставались неизвестными.

Итак, формирование политических взглядов Бисмарка происходило во времена перемен в расстановке и соотношении сил на международной арене. В это время наблюдалось падение международного влияния русского царизма и усиление удельного веса Франции и Англии в международных делах. Также данное время характеризуется наличием политических проблем, имеющих национальную окраску: Германской, Итальянской и Балканской.

Первоначально политические взгляды Бисмарка формировались под влиянием событий революции в Германии 1848 г. Дальнейшую политическую школу он прошёл, будучи на дипломатической службе. Это был период, когда не только окончательно сложились, но и полностью раскрылись основные черты бисмарковской дипломатии. Понимая историческую неизбежность объединения Германии, Бисмарк понимал какое значение для этого имеет международная политическая обстановка, которую он имел возможность изучить, будучи посланником в Австрии, России и Франции. К созданию наиболее благоприятных международных условий и была направлена его деятельность как политика и дипломата.


  1   2   3

Реклама:





Скачать файл (46.2 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru