Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Буря и настиск и ее роль в развитии немецкой литературы XVIII в - файл 1.doc


Буря и настиск и ее роль в развитии немецкой литературы XVIII в
скачать (71 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc71kb.17.11.2011 11:08скачать

Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
Федеральное агентство по образованию

Пермский государственный университет


Кафедра новой и новейшей истории


Реферат на тему

«Буря и натиск» и ее роль в развитии немецкой литературы XVIII в.


Выполнил: студент III курса

1 группы ИПФ

Осиновских Вячеслав Андреевич


Пермь 2008

Оглавление


Введение

В XVIII в. Германия продолжала являть собой комплекс нерешённых проблем, которые для развитых стран «остались в далёком прошлом». Основной проблемой оставались старые, феодальные отношения, особенно проявившиеся на востоке страны, где ещё в XVII в. произошло так называемое второе издание крепостничества.

Таким образом, Германия «оставалась» в Средних Веках; медленно, но верно росло отставание от стран-лидеров, что, безусловно, не могло не найти отражение в работах величайших мыслителей того времени.

Стоит также отметить, что исторический и культурный процесс в Германии развивался под воздействием идеологии Просвещения. Идеалы Просветителей в Германии сочетались с мечтой об объединении страны.

Многие исследователи вслед за Энгельсом говорят об идеологическом подъёме в литературе в XVIII в.: «…эта позорная в политическом и социальном отношении эпоха была в то же время великой эпохой немецкой литературы» 1.

Советский исследователь В.П. Неустроев отмечает, что для Германии характерна реформистская тенденция в Просвещении, для которой свойственно «ограничение сферы деятельности бюргерства такими мерами, как распространение знаний, пропаганда веры в нравственное воспитание личности»2. При этом в социальном развитии Германия «застыла» между эпохами – в Германии того времени «нельзя было говорить ни о сословиях, ни о классах, в крайнем случае лишь о бывших сословиях и нерождённых классах»3. В целом, к середине XVIII в. такая же неопределённость царила и в литературе, когда идеология Просвещения ещё господствовала, но уже появлялись зачатки романтизма.

Ярким явлением в литературе и общественной мысли Германии второй половины XVIII в. стало движение «Буря и натиск».


«Sturm und Drang»

Семилетняя война показала слабость экономики Пруссии, пагубность политики Фридриха II. При этом не стоит забывать, что Пруссия была повержена прежде всего Россией – страной с примерно схожим Пруссии развитием, серьёзно отстававшей от стран-лидеров.

В Германии медленно растёт оппозиция, правда, не охватывающая всего народа. Традиционно выделяют два основных вида протеста: борьба за национальное единство и учение об исключительной роли личности в истории.

Настоящим взрывом в таких условиях стало появление литературного течения «Буря и натиск», получившее своё название от произведения Клингера «Sturm und Drang». Традиционно выделяют два этапа: 1768-середина 70-х гг. XVIII в. (творчество Гердера, Гёте, Ленца, Клингера) и конец 70-х гг. XVIII в.-1785 (прежде всего, творчество Шиллера). При этом Гёте ставит основные проблемы на первом этапе, а Шиллер – на втором.

Драма Клингера «Буря и натиск» в первоначальной редакции называлась «Wirrwarr» - смятение, сумятица, неразбериха. Итоговое название, которое затем будет позаимствовано как название всего литературного течения, было выдумано «апостолом» этого движения, шарлатаном Кауфманом.

Для этого движения была характерна неоднородность по составу и убеждениям. В советском литературоведении выделяют два крыла – радикально-демократическое («Рейнская группа» - Гёте, Шиллер, Шубарт, Мерк, Гердер) и бюргерско-умеренное.

Писатели «Бури и натиска» следовали основных принципам творчества Лессинга, а огромное влияние на них оказали французская просветительская литература, предреволюционные идеи. При этом в лессинговскую, «доштюрмерскую» эпоху существовало лишь стремление перевести на немецкий язык произведения классиков буржуазной идеологии; в «штюрмерскую» же это стремление сменилось желанием не просто перевести, а понять и истолковать этот материал.


Стоит пожалуй остановиться на основных элементах, характерных для этого движения:

  1. Культ личности (индивидуализм) и действия

  2. Культ чувства (сентиментализм)

  3. Культ природы (натурализм) и народности

При этом, как пишет Розанов, «самобытность и своеобразие «Бури и натиска» в соединении этих трёх элементов»4.


§1. Культ природы и народности

Переосмысление Средневековья и Реформации, поиски героических моментов, связанных с проявлением общественной силы определили основы ранней штюрмерской драматургии. Внимательность к национальному прошлому серьёзным образом отличала произведения штюрмеров от произведений равнодушных к истории французских просветителей.

На внутреннее своеобразие были ориентированы произведения в жанре так называемой “Ritterdrama” (Клингер («Отто») и частично Гёте («Гец фон Берлихинген»), а также известный панегирик Страсбургскому собору авторства Гёте. Советские исследователи находили «буржуазное зерно»5 в националистической тенденции штюрмеров: стремление и призыв к объединению государства. Также стоит выделить культ природы, наиболее ярко проявившийся у Ленца и Вагнера, а также у Гердера, Гёте, Гейнзе и других, о чём в частности пойдёт речь ниже. В отличие от Руссо, для которого природа является не более чем социальной категорией, природа штюрмеров это «лирический характер понимания через пантеистическое мировоззрение»6 (некоторые штюрмеры полагали, что через природу можно постигнуть тайну мирового целого).

С другой стороны выступает немногочисленная «линия» в штюрмерстве, ориентированная на Европу. Эти идеи отражали и художественные (мещанская драма), и политические симпатии ко всему иностранному, при достаточно негативном отношении к немецким условиям.

Пожалуй, наиболее ярким представителем этого направления является Шубарт. Идеалом Шубарта была Англия, он мечтал о создании крепкого единого кайзерского трона и строгого контроля над всеми землями Германии. Шубарт восхищался Юмом, Гельвецием, Руссо, Даламбером, Дидро и Мерсье, а к Германии его времени относился с ненавистью и презрением, считая, что в его стране таланты обречены на погибель. При этом, стоит отметить, что Шубарт во всём следовал своим идеям: в отличие от многих штюрмеров, чья жизнь определялась умением или неумением пристроиться при дворе какого-нибудь «просвещённого князя», он никогда к этому не стремился.


§2. Культ чувства

Многие исследователи отмечают, что во многом штюрмерство стало переходным периодом между литературой XVIII в. и романтизмом, часто движение “Sturm und Drang” называют предшественниками романтиков, тем более, что, к примеру, рыцарская драма сильно повлияла на так называемый «рыцарско-разбойничий роман» немецких романтиков («Ринальдо Ринальдини» Вульпиуса, «Игра судьбы» и «Преступление из-за потерянной чести» Шиллера, «Потерянная дочь» Гакена).

Ещё одним отличием от просветительской литературы стало яркое противопоставление чувств разуму, который был одним из главных врагов штюрмеров. Для Гейнзе, Якоби, фон Гиппеля, etc. характерно сочетание предромантической экспрессивности и мечтательности с иррациональным требованием «подражания» природе. А Гердер, молодой Гёте и целый ряд их последователей стремились передать единство человека и природы. Таким образом, происходит слияние гениальности личности и наивности природы.

Вообще, стоит отметить, что наиболее ярким из «культов» штюрмерства стал культ личности.


§3. Культ личности и действия

«Долой правила, да здравствует гений, сам создающий правила для своего искусства!»7 - именно этот лозунг характеризует основную идею Штюрмеров. Идеалом личности у Штюрмеров был цельный, сильный человек, твёрдо стоящий на принципах свободы. «Программный герой «Бури и Натиска» - одинокий титан, на плечи которого возлагается бремя борьбы за свободу»8. Это молодой (“Jűnglingsdrama”) «гениальный бунтарь, одной силой своей индивидуальности преодолевающий низменные законы окружающего мира»9. Таким образом, мы наблюдаем «индивидуалистически окрашенное бунтарство»10.

Именно в культе личности проявился предромантизм штюрмерства: личность «совершает» настоящий прорыв, теперь это не представитель рода, а особый и неповторимый мир, самоценный и самодовлеющий. Этим и обуславливается разнообразие характеров, в отличие от буржуазной драмы, где характер символизирует социальный статус. Всё у штюрмеров индивидуально – даже жесты и отдельные слова – «от внешнего к внутреннему». Не зря многие штюрмеры увлекались физиогномикой - учением о существовании однозначной связи между внешним обликом человека и его принадлежностью к определенному типу личности, благодаря чему по внешним признакам могут быть установлены психологические характеристики этого типа. Это, пожалуй, и помогало им добиться такой пестроты и такого богатства личностей.

При этом многое личности даётся «свыше». Именно изначальным неравенством душ Лафатер объясняет социальное неравенство; а воспитание и окружающая среда не формируют характер, они лишь развивают то, что заложено свыше. У Гёте, который тоже увлекался физиогномикой, индивидуальное, тем не менее «не оторвано от общего, оно взаимодействует с ним и вырастает из него»11.

Культ героя проходит три стадии развития. Вначале это проявление несогласия с однообразием мещанской жизни. Затем это крайний эгоизм и вопрос о божественной исключительности «гения» (это нашло своё яркое отражение у Клингера, который возвёл в абсолют требования индивидуальности характера, интуитивного подхода к человеку. Клингер полностью отрицает реальный мир, пытаясь осмыслить человека и судьбу через мистику. При этом его герой – “Kraftmensch” не сдерживается никакими преградами). И, наконец, в более далёком будущем культ героя трансформируется в националистическую идею о сверхчеловеке.

Штюрмеров часто называют «бурными гениями», а всю эпоху – «эпохой бурных гениев». Такими «бурными гениями» стали Прометей, Адельгейда и Фауст Гёте, Карл Моор Шиллера. Стоит отметить, что не все герои были «бурными гениями». Многие герои штюрмеров - «положительные герои натуралистического, бытового плана, взращенные немецкой почвой. Стремление эмоционально преодолеет действительность переплетается, таким образом, с натуралистическим прикреплением к ней»12.

Идея личности переплетается с идеей действия. Этим обуславливается их преклонение перед Шекспиром и драмой, которая «должна быть воплощённым принципом активности, должна побуждать к действию»13.

Наверное, именно это и подвело черту под этим движением. Как точно отмечает Либинзон, «штюрмеры стремились к действию, но бюргеры не откликнулись на призывы своих идеологов»14. Таким образом, «бурные гении» постепенно разочаровываются в возможностях изменения в стране, происходит переход к созерцанию действительности, выраженного в эстетике и художественном творчестве периода «Веймарского классицизма», а также в бегстве в «ирреальные сферы». «Бурный гений» сменяется слабым и нерешительным героем; повествование из социальной области переносится в камерно-бытовую, психологическую сферы (Клингер, Якоби, «Страдания молодого Вертера» Гёте). Кроме того, как говорилось выше, «стремление к свободе немецких интеллектуалов сталкивается с неизбежностью лакейского существования и личной зависимости от произвола полуфеодальных правителей»15, что Сильман называет «проклятием»16 «бурных гениев».


Заключение

Литературное движение «Буря и натиск» просуществовало около двадцати лет. Тем не менее, значение этого течения велико. Во-первых, штюрмеры серьёзным образом повлияли на немецкий романтизм, став его непосредственным предвестием. Во-вторых, штюрмерам удалось провести начальный этап формирования немецкой буржуазной идеологии – основанной на идеях западноевропейских просветителей и немецком своеобразии. В-третьих, их большая заслуга во внимании к прошлому страны (некоторые фашисты в 30-е годы XX в. будут называть «бурных гениев» едва ли не первыми националистами и их непосредственными предшественниками). Стоит отметить и их огромный интерес к окружающей природе, которую буржуазная идеология относит к некоему «расходному материалу» для человека разумного.

Но, пожалуй, основной их заслугой стоит считать разработку проблематики личности. Именно личность, считали они, сможет когда-нибудь побороть пороки старого, закостенелого общества Германии, и привести страну к таким необходимым изменениям. При этом они одними из первых обращают внимание на своеобразие каждой личности отдельно, что также было важно, как в борьбе за свободу, так и в развитии политической и исторической мысли, а также литературы.


Список литературы

  1. Германская история в новое и новейшее время. Т.1. М., 1970

  2. Либинзон З. Учебное пособие по истории зарубежной литературы XVIII в. Немецкая литература. М., 1957

  3. Неустроев В.П. Немецкая литература эпохи Просвещения. М., 1958

  4. Сильман Т. Драматургия эпохи «Бури и натиска»// Ранний буржуазный реализм. Л., 1936

1 Ф. Энгельс. Положение в Германии// К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т.2, стр. 562

2 В.П. Неустроев. Немецкая литература эпохи Просвещения. М., 1958, стр. 4-5

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собрание сочинений, т.4, стр. 175

4 М.Н. Розанов. Поэт периода «бурных стремлений» Якоб Ленц. М., 1901, стр. 3

5 Т. Сильман. Драматургия эпохи «Бури и натиска»// Ранний буржуазный реализм, Л., 1936, стр. 394

6 Там же, стр. 396-397

7 З. Либинзон. «Учебное пособие по истории зарубежной литературы XVIII в. Немецкая литература. М., 1957, стр. 49

8 Т. Сильман. Драматургия эпохи «Бури и натиска»// Ранний буржуазный реализм, Л., 1936, стр. 392

9 Там же.

10 Там же, стр. 391

11 Т. Сильман. Драматургия эпохи «Бури и натиска»// Ранний буржуазный реализм, Л., 1936, стр. 428

12 Там же, стр. 392

13 Там же, стр. 398

14 З. Либинзон. «Учебное пособие по истории зарубежной литературы XVIII в. Немецкая литература. М., 1957, стр. 52

15 Т. Сильман. Драматургия эпохи «Бури и натиска»// Ранний буржуазный реализм, Л., 1936, стр. 394-395

16 Там же, стр. 295



Скачать файл (71 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru