Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Современная социальная психология: теоретические подходы и прикладные исследования 2009 №03 - файл 2009-3.doc


Современная социальная психология: теоретические подходы и прикладные исследования 2009 №03
скачать (622.3 kb.)

Доступные файлы (2):

2009-3.doc3053kb.11.06.2011 22:26скачать
содержание.doc82kb.11.06.2011 15:57скачать

содержание
Загрузка...

2009-3.doc

1   2   3   4   5   6   7
Реклама MarketGid:
Загрузка...

Литература

  1. Ананьев, Б. Г. Психология педагогической оценки / Б. Г. Ананьев // Избр. пси-хол. тр. : в 2 т. - М., 1980. - Т. 2. - С. 128-268.

  2. Андропова, Н. П. Воспитание культуры младших школьников (тендерный ас­пект) : автореф. дис. ... канд. психол. наук / Н. П. Андропова. — Волгоград, 2007.

  3. Берне, Р. Развитие Я-концепции и воспитание / Р. Берне. — М. : Прогресс, 1986.

  4. Бордовская, Н. Педагогика : учеб. пособие / Н. Бордовская, А. Реан. — СПб. : Питер, 2005.

  5. Волобуева, Л. М. Традиции и инновации в дошкольном образовании / Л. М. Во-лобуева, Л. Н. Комиссарова//матер. Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 135-ле­тию МПГУ. - М. : Том, 2007. - С. 633-637.

  6. Гнездилова, О. Н. К вопросу об исследовании педагогических стереотипов / О. Н. Гнездилова, И. Б. Корнеев // Современная социальная психология: теор. под­ходы и приклад, исследования. — 2008. — Вып. 1. — С. 126—136.

  7. Коломинский, Я. Л. Психология взаимоотношений в малых группах /Я. Л. Ко-ломинский. — Минск, 1976.

  8. Константинова, О. А. Тендерный подход к обучению школьников : дис. ... канд. пед. наук / О. А. Константинова. — Саратов, 2005.

9. Смирнова, А. В. Тендерная социализация в общеобразовательной школе :
дис. ... канд. соц. наук / А. В. Смирнова. — Н. Новгород, 2005.

  1. Счастная, Т. М. Сравнительный анализ межличностного взаимодействия детей шестилетнего возраста в условиях подготовительных групп и классов / Т. М. Счастная // Генетические проблемы социальной психологии / под ред. Я. Л. Коломинского, М. И. Лисиной. - Минск, 1985. - С. 110-122.

  2. Флоренская, Т. А. Диалог в практической психологии / Т. А. Флоренская. — М. : Ин-т психологии АН СССР, 1991.

Современная социальная психология:

теоретические подходы и прикладные исследования 2009, № 3 (4)


^ Реферативные обзоры


С. А. Рябинин

Реферативный обзор статьи Д. Бар-Тала «Групповое убеждение как выражение социальной идентичности» (Bar-Tal, D. Group Beliefs as an Expression of Social Identity // Social Identity: international perspectives / ed. by S. Worchel et al. - L. etc., 1998. - Vol. 19. - P. 91-113)

Статья Д. Бар-Тала посвящена проблеме социальной идентично­сти, разработанной А. Тэшфелом, — одной из самых интересных тео­рий социальной психологии, которая способствует пониманию ин­тер- и интрагрупповых процессов. Социальная идентичность отража­ет принадлежность индивида к тем разнообразным группам, к кото­рым он себя относит. Она определяется как часть личностной «Я-кон-цепции», которая происходит от осознания того, что индивид принад­лежит к социальной группе (или группам) вместе с ценностью и эмо­циональной значимостью, которые сопровождают эту принадлеж­ность. Социальная идентичность в форме таких социальных категорий, как «национальность», «религия», «пол», «профессия», «этнос» или «политическая ориентация», интериоризируется и составляет потенци­ально важную часть «Я-концепции». Именно эти категории обеспечи­вают «выразительную и существенную самоотносимость, через кото­рую индивиды познают себя и окружающий мир» (С. 93).

Для автора особенно важно предположение о том, что люди испы­тывают потребность достигать положительной социальной идентич­ности, позитивного собственного образа, и в процессе идентифика­ции с группой эта потребность переводится в тенденцию рассматри­вать собственную группу в благоприятном свете. Такая тенденция происходит необязательно посредством положительного восприятия, но скорее через сравнение соответствующих параметров, которое по­зволяет считать собственную группу «лучше», чем аналогичные другие группы.

Кроме теории социальной идентичности Д. Бар-Тал обращается к теории самокатегоризации Дж. Тернера как продолжению теории со­циальной идентификации. Согласно этой теории индивиды класси­фицируют себя как членов социальных категорий, а затем определя­ют, описывают и оценивают себя в терминах этих категорий. В про­цессе самокатегоризации формируется система когнитивных «обра­зов Я». Часть когнитивных образов отражает понятие принадлежно­сти индивида к группе. Так как индивиды принадлежат к различным группам, у них есть множество «образов Я». Эта категоризация себя выливается в перцептивную акцентуацию сходства интракатегорий и различий интеркатегорий в рамках, которые считают связанными с категоризацией.

Теории социальной идентичности и социальной категоризации со­средоточиваются на определении «нас» как членов группы, в значе­нии «Мы принадлежим группе». Члены группы в этом процессе счита­ют себя именно членами группы, идентифицируют себя с таковыми и противопоставляют свою группу другим. Этот важнейший процесс, когнитивно-эмоциональный по своему происхождению, формирует социальную идентичность каждого члена.

Тем не менее автор задает вопрос: каковы другие когнитивные ре­презентации, дополняющие социальную категоризацию личности, которая лежит в основе социальной идентичности человека? Частич­но автор уже отвечал на этот вопрос, анализируя групповые убежде­ния. В данной статье Д. Бар-Тал рассматривает групповые убеждения как основу для анализа социальной идентификации: он описывает концепцию групповых убеждений, ее характеристики, строение груп­повых убеждений и представляет их значение.

Автор определяет групповые убеждения как убеждения, которые члены группы осознанно разделяют и рассматривают как определяю­щие их «групповость». Такое определение, по его мнению, указывает на то, что два убеждения должны быть разделены членами группы. Одно относится к любой сущности, которая является предметом груп­пового убеждения, а другое — к конкретным знаниям, указывающим на то, что первое разделяется членами группы. Кроме того, это же определение указывает на то, что групповые убеждения — это «те убеждения, которые члены группы считают определяющими сущ­ность их группы» (С. 94). Они обеспечивают ту когнитивную основу, которую члены группы рассматривают как объединяющую их в еди­ную сущность. Фактически групповые убеждения служат фундамен­том для формирования группы, тем, что связывает группу. Автор при­водит примеры групповых убеждений: «Нас эксплуатируют», «Ком­мунизм — лучшая система для человека», «Ирак — наш враг» и др.

В этой структуре убеждение «Мы — группа», выражающее социаль­ную идентичность членов группы, называется «фундаментальным групповым убеждением» (С. 94), которое дополняется групповыми убеждениями различного содержания, относящимися к множеству других предметов и разделяющимися членами группы. Эти убеждения являются частью когнитивных образов, которые вместе с личност-но-социальной категоризацией (т. е. фундаментальным групповым убеждением) определяют социальную идентичность членов группы, и, следовательно, лежат в основе «Мы» и уникальности своей группы.

Индивиды считают, что групповые убеждения характеризуют их как членов группы и определяют границы группы. На их основе инди­виды могут категоризировать себя и могут быть категоризированы другими как члены группы. Принятие групповых убеждений является одним из важных показателей принадлежности к группе. Разделение групповых убеждений чаще всего подразумевает, что человек является членом группы. Более того, принадлежность к группе говорит о том, что человек разделяет убеждения группы. Человек, желающий присо­единиться к группе, обязан, по крайней мере, внешне выразить при­нятие групповых убеждений. Так, групповые убеждения, с одной сто­роны, объединяют членов группы и, с другой стороны, отличают их от членов других групп. Таким образом, Д. Бар-Тал считает, что объеди­нение отражается в признании схожести. Члены группы, которые мо­гут отличаться по множеству параметров, осознают, что они разделя­ют те самые уникальные убеждения, которые определяют их «группо­вость», и, следовательно, осознают свою схожесть между собой.

Во многих случаях группы пытаются отличаться друг от друга, и групповые убеждения часто обеспечивают критерий для дифференци­ации. Границы между внешней и внутренней группами устанавливают именно групповые убеждения.

Автор уделяет в статье большое внимание содержанию групповых убеждений. «Убеждения, в данном концептуальном контексте, рас­сматриваются как утверждения, к которым индивиды приписывают, по крайней мере, долю истины, составляют единицы знания» (С. 95). Это широкое определение, которое классифицирует любые идеи, мысли или мнения о любой теме как убеждения. Так, оно предусмат­ривает разнообразное содержание, которое может подпадать под та­кие категории, как «ценности», «идеологии», «намерения», «цели» и т. д. Групповые убеждения могут относиться к всевозможным темам или идеям, они могут затрагивать такие темы, как религиозные док­трины, политические идеологии, филантропические цели, права че­ловека, характеристики личности, предписания поведения (т. е. нор­мы) и др. В качестве примера автор рассматривает четыре категории групповых убеждений, которые обращаются к групповым нормам, ценностям, целям и идеологии.

^ Групповые нормы, определенные в 1950 г. Хомансом как «идея чле­нов группы, идея, которая может быть положена в форму утвержде­ния, указывающая, что члены группы или другие люди должны де­лать, обязаны делать, какие действия от них ожидаются при данных обстоятельствах» (С. 96), регулируют поведение членов группы и дают критерии его оценки. Нормы, согласно этому определению, не обязательно должны быть групповыми убеждениями. Они могут регулировать поведение членов группы, но не рассматриваются как характеристика конкретной группы. В одних группах групповые убеждения могут относиться не к нормам, а к другому содержанию. В других группах, по крайней мере, часть норм могут определять их характеристики и быть групповыми убеждениями. Тем не менее, ког­да нормы функционируют как групповые убеждения, члены группы считают, что модель их поведения уникальна для них и характеризует их принадлежность к группе.

В качестве примера Д. Бар-Тал рассматривает описание общества амишей1, данное Хостетлером, где указаны некоторые нормы, кото­рые могут рассматриваться как групповые убеждения. Так, амиши верят, что некоторые установки поведения определяют их «группо-вость» и способствуют их социальной идентичности. Например, убеждение амишей устанавливает необходимость отделения от внешнего мира. Следовательно, мужчина амиш не может жениться на женщине, не принадлежащей к амишам, они не ведут дела с чужа­ками и даже не вступают в интимные отношения с человеком, нахо­дящимся вне общины амишей. В дополнение к нормам отделения амиши сохраняют нормы пацифизма. Членам группы запрещается принимать участие в насилии или войне, и они уходят от конфликтов или сопротивления. Они отказываются давать любые клятвы, носить оружие или занимать государственные посты.

Анализ, схожий с представленным выше анализом норм, по мне­нию Д. Бар-Тала, применим и к групповым ценностям. Группы могут иметь ценности, но они не обязательно функционируют как группо­вые убеждения. Ценность, согласно М. Рокичу, определяется как «устойчивое убеждение, как конкретный вид поведения или конеч­ное состояние существования» (Там же). Первое называется инстру­ментальной ценностью, а второе — конечной ценностью. Ценности определяют выбор средств и результатов определенных действий, а также служат критерием, по которому оцениваются объекты, дейст­вия или события. Примерами ценностей могут служить свобода, ис­тина, индивидуализм или равенство. Они отражают идеалы, к кото­рым стремятся индивиды или группы.

1 Амиши — представители христианского вероучения, основанного на строгом сле­довании Священному Писанию (примеч. ред.).

Возможно также характеризовать группы, основываясь на ценно­стях, которые разделяют члены группы. Социологи сосредоточивают­ся на разделенных ценностях, рассматривая их как систему ценностей в данном обществе. Тем не менее не каждый член группы разделяет все ценности группы. Когда достаточное количество членов группы начи­нает принимать какую-либо ценность, она может не только характе­ризовать группу, но и быть важным детерминантом поведения членов группы.

В некоторых группах ценности, как и нормы, могут быть формаль­но сформулированы (т. е. письменно) и утверждаться как групповые убеждения, в то время как в других группах они формально никогда не определялись, но могут считаться групповыми убеждениями и скрыто переноситься на социальные процессы социализации и влия­ния. Тем не менее в обоих типах групп, когда ценности разделяются членами группы и рассматриваются ими как характеризующие группу, они являются групповыми убеждениями. В этом случае ценность или ценности определяют уникальность группы и отделяют ее от внешних групп.

Установить ценности, которые характеризуют нацию, — сложная задача. Тем не менее социологи обычно утверждают, основываясь либо на собранных данных, либо на собственных наблюдениях, что самодостаточный индивидуализм является одной из ярких характери­стик американского общества. Эта ценность подчеркивает право и обязанность каждого человека достигать личных целей при макси­мально возможной свободе. Американцы присваивают эту цен­ность и считают, что она характеризуют их общество.

Большая часть групповых норм и целей, функционирующих как групповые убеждения, основана на ценностях. В качестве примеров автор рассматривает ценности некоторых политических групп — «Международная амнистия» и ку-клукс-клан.

^ Групповые цели определяются как «убеждения важных или желан­ных определенных будущих состояний для группы» (С. 98). Основы­ваясь на этом определении, автор предполагает, что, за некоторыми исключениями, почти у всех групп есть цели. В большинстве случаев цели могут служить групповыми убеждениями в дополнение к другим убеждениям. Люди формируют группы, чтобы достичь определенных целей. Следовательно, наличие цели часто считается разумным осно­ванием для формирования группы, объединяет членов группы вместе, обеспечивает основу для сплочения и дает указания к действию. Эти функции особо видны, например, в некоторых волонтерских группах, которые формируются, чтобы продвигать конкретные цели. Поэтому групповые цели часто служат основными групповыми убеждениями. Они усиливают идентификацию членов группы со своей группой и определяют рамки для членства в группе. Примером групповых целей может служить иллюстрация того, как они могут выполнять функции групповых убеждений. Trans-Species Unlimited (TSU) является нацио­нальной группой, которая защищает права животных и выступает за тотальное уничтожение плохого обращения с животными и их эксплу­атации. Это групповое убеждение ведет TSU к прямым действиям и законодательным кампаниям против такой практики, как использо­вание капканов, отстрел птиц и коммерческая эксплуатация кроликов для мяса, шерсти и исследований.

Другой пример, который рассматривает в этой статье Д. Бар-Тал, — Общество Ричарда III, основанное в Великобритании в 1924 г.

Группы различаются целями, которых они хотят достигнуть. Есть разные цели, которые можно отнести к разным категориям. Напри­мер, группы с целью повлиять на решения властей называются «груп­пами интересов» (С. 99), а термин «интерес» указан как «разделенное отношение к тому, что необходимо или желательно в данной ситуа­ции, наблюдаемое как требования или притязания к другим группам общества» (Тамже). Эти разделенные требования или притязания, ко­торые отражают цели, служат основой для формирования группы и играют роль групповых убеждений. Интересы могут относиться к различным вопросам, включающим в себя материальные или нема­териальные требования, к конкретному политическому курсу или к широким общественным целям.

Интересы группы могут быть основаны на малом или большом количестве групповых убеждений. В некоторых группах групповые убеждения относятся к одной обширной теме, которая влияет на не­сколько вопросов. Например, Федерация потребителей Америки придерживается мнения в пользу защиты прав индивидуальных по­требителей через регуляцию действий компаний, а Торговая палата США твердо верит в систему свободного предпринимательства, со­противляясь чрезмерному влиянию государства на бизнес. Интересы других групп формируются на основе узких групповых убеждений, отражающих одну проблему. Например, Национальная стрелковая ассоциация убеждена в неограниченном праве американских граж­дан носить оружие.

Одна из наиболее обсуждаемых концепций для описания уникаль­ности группы — это групповая идеология. Идеологию часто описывают как «умственную характеристику группы» (Там же). Действительно, различные определения идеологии относятся к ее общности — состо­янию, указывающему на то, что идеологические убеждения разделя­ются членами группы. Оно отражает их общий опыт и служит основой для сотрудничества членов группы, их морали, порядка и обоснова­нием их поведения. Идеология относится к интегрированному набору убеждений, составляющих программу, теорию причин и следствий, и предпосылок на основе гуманизма и общественного порядка.

Когда члены группы придерживаются идеологии, она часто высту­пает как групповое убеждение, которое состоит из набора идей, харак­теризующих то, от чего группа происходит, объясняет и оправдывает средства и цели их организованных общественных действий. Идеоло­гия предоставляет членам группы идентичность, определяет связь группы и описывает ее эксклюзивность; в большинстве случаев иден­тификация с конкретной идеологией указывает на принадлежность к особой группе.

Содержимое идеологии может быть политическим, социальным или религиозным. Идеология обычно указывает на образ желаемого об­щества и на средства и обстоятельства, которые нужны, чтобы достичь его. Например, идеология Итальянской фашисткой партии делала осо­бый акцент на нацию или государство — на фашистский строй. Люди и группы второстепенны по сравнению с государством, которое олице­творяет культуру и дух людей и считается высочайшей и благородней­шей ценностью. Государство служит ориентиром для людей — оно там только для того, чтобы найти свою идентичность. Согласно фашист­ской идеологии жизнь — это продолжительная борьба за превосход­ство нации. Чтобы достичь целей нации, государство должно иметь абсолютный контроль над всеми областями общественной и частной жизни — от образования детей до контроля за экономикой. У госу­дарства есть право контролировать и реструктурировать общество. Государство требует абсолютной преданности. Не может быть возра­жений от групп и отдельных людей, т. к. государство — источник по­литической, экономической и нравственной власти. Эти принципы Муссолини служили групповыми убеждениями Итальянской фаши­стской партии, и с ее приходом к власти в 1922 г. партия попробовала превратить их в групповые убеждения целой нации.

Семь десятилетий принципы коммунистической идеологии слу­жили групповыми убеждениями членам Коммунистической партии Советского Союза. Эта идеология была официальным кредо и самой доступной характеристикой во всех областях жизни в России. Базовые принципы коммунизма воспитывались в советских гражданах с ран­них лет и поддерживались через все государственные каналы комму­никации. Идеология пропагандировала бесклассовую социальную систему и равенство всех членов общества.

В целом, как признает автор, этот небольшой обзор не охватывает всех возможных категорий групповых убеждений. Групповые убежде­ния могут иметь любое содержание, а вышеуказанные категории слу­жат только примерами тех, которые часто используют социологи. Члены группы разделяют групповые убеждения, которые характери­зуют их и отличают их от других групп. Будущие исследования должны принять это как гипотезы, которые должны быть доказаны эмпириче­скими данными.

Не меньшее внимание Д. Бар-Тал уделяет характеристикам групповых убеждений, важнейшей из которых является степень убедительности. Групповые убеждения обычно отличаются убеди­тельностью, т. к. они считаются фактами и истинами. Это происхо­дит потому, что групповые убеждения определяют сущность группы и, следовательно, реальность людей, которые считают себя членами группы. В основном люди добровольно присоединяются к таким группам, как религиозные деноминации, политические организа­ции или профессиональные ассоциации, основываясь на группо­вых убеждениях. Сам акт присоединения к группе указывает на то, что член группы принимает, по крайней мере, формально группо­вые убеждения и считает их обоснованными.

Далее автор обсуждает использование членами группы различных механизмов удержания высокой убежденности в групповых убеждениях.

Д. Бар-Тал вводит понятие «центральность» (С. 101), еще одну ха­рактеристику групповых убеждений, которая может относиться к зна­чимости, во-первых, набора убеждений для членов группы и, во-вто­рых, конкретного убеждения внутри набора групповых убеждений.

Первый аспект основан на предположении, что некоторые груп­пы более важны для своих членов, чем другие. Любой человек обыч­но является членом нескольких групп, и не все они для него имеют одинаковое значение. Важность группы для члена группы отражена в «центральности» групповых убеждений. То есть когда группа важна для членов группы, в большинстве случаев групповые убеждения центральные. Например, можно предположить, что групповые убеж­дения являются центральными для амишей.

Другой аспект, характеризующий групповые убеждения как цент­ральные, относится к предположению, что далеко не все убеждения одинаково центральные для всех членов группы. Некоторые групповые убеждения могут быть более важны, чем другие, и, следовательно, станут более центральными. Это значит, что, когда у группы есть набор разрабо­танных групповых убеждений, некоторые из них больше относятся к ха­рактеру группы и его определению, чем другие. «Более центральные груп­повые убеждения считаются прототипичными при описании характери­стики группы и, следовательно, называются базовыми групповыми убежде­ниями» (С. 102). Их значение при определении сущности группы нельзя переоценить. Простое самоопределение «Мы — группа» обеспечивает кредо группы. Например, в некоторых группах групповые убеждения, которые относятся к целям группы или идентичности, могут быть более центральными, чем групповые убеждения, которые относятся к ценно­стям или истории группы. Характеристика центральности не задается, но часто поддерживается внешними факторами. Доступность и замет-ность групповых убеждений членов группы в окружающей среде может повлиять на их центральность.

Затем Д. Бар-Тал рассматривает процесс формирования групповых убеждений, начиная с формирования фундаментального группового убеждения.

По его мнению, ключевая фаза в формировании групповых убеждений — «возникновение фундаментального группового убеж­дения, указывающего на существование группы (т. е. «Мы — груп­па») . Это фаза предшествует различным социальным перцептивным и когнитивным процессам» (С. 103). С точки зрения автора, заставить людей считать себя группой может множество причин. Индивиды обычно должны сформулировать по крайней мере одно убеждение, которое будет антецедентным фундаментальному групповому убеж­дению, утверждающему, что группа существует («Мы — группа»). Та­кое антецедентное убеждение может впоследствии стать групповым убеждением.

Автор приводит примеры того, как любое убеждение может слу­жить антецедентным для того, чтобы индивиды начали считать себя членами группы: «Наши действия взаимозависимые», «У нас одна вера», «У нас одна и та же черта», «Мы живем в одном и том же месте», «У нас одна цель», «Мы верим в одну религиозную доктрину», «У нас одни предки», «Мы принимаем одну идеологию», «С нами обращают­ся одинаково» и т. д. Антецедентные убеждения могут быть сформиро­ваны на основе опыта или мышления, а могут быть — на основе дове­рия к информации, которая исходит из источников, пропагандирую­щих эти убеждения. В первом случае индивиды могут осознать свою схожесть в ходе естественного развития, тогда как в другом случае эпистемологический источник может указать людям, что они похожи, и показать, в чем эта схожесть заключается.

Например, Д. Бар-Тал ссылается на работу Ипстейна, где указано, что этническая идентичность основана на разделенных убеждениях в общих настроениях или собственности, которые отличают группу от остальных. Эти разделенные убеждения являются продуктом общего понимания прошлого группы и взаимодействия сил, действующих внутри группы, и тех, которые действуют извне. А. Тешфел предполо­жил, что группы меньшинств возникают в результате общих настрое­ний или из-за того, как к ним относятся другие группы, которые, с од­ной стороны, способствуют ощущению общей истории, с другой — обозначают границу между этой и другими группами. В других кон­цепциях подчеркиваются общие потребности индивидов, такие как общие чувства разочарования, отчуждения, лишений, эксплуатации или несправедливости, любое из которых может служить основанием для формирования группы.

Эксперимент, который провели Зандлер, Стотланд и Вольф в 1960 г., может быть рассмотрен в качестве демонстрации того, как формируется базовое групповое убеждение. В этом эксперименте исследователи создали группу, составленную из студенток универ­ситетов. Чтобы имитировать сущность группы, экспериментатор предоставил несколько антецедентных убеждений, касающихся схожести, близости, общих целей и идентичности. Точнее, экспе­риментатор систематически манипулировал восприятием «группо-вости» путем изменения того, кто с кем сидит (создавая близость), указывая на схожесть между членами группы (создавая общность) и указывая группе цель (создавая конкуренцию с другой группой). Членов группы потом попросили выбрать имя для своей группы. Эти антецедентные убеждения вместе с выбором названия группы произвели фундаментальное групповое убеждение «Мы — группа». Исследование также показало, что эти индивиды вели себя как чле­ны группы. Так, исследователи сделали вывод, что, когда группа формируется, большая часть личных интересов становится вовле­ченной в группу и находится под влиянием идентификации с груп­пой (С. 104).

Эффект группового опыта на формулирование фундаментально­го группового убеждения основывается на процессе восприятия. С. Аш и Д. Кэмпбелл утверждают, что принципы перцептивной орга­низации сильно влияют на восприятие индивидами себя как группы. Точнее, Д. Кэмпбелл предложил использовать одних из четырех принципов гештальта (близость, схожесть, общая история и направ­ление), чтобы объяснить, почему индивиды начинают считать себя одной сущностью. Эти принципы, которые ведут к тому, что раздель­ные элементы начинают восприниматься как часть целого, могут рассматриваться как характеристики индивидов, а следовательно, допускают определение группы и ее различия с другими группами. Действительно, такие факторы, как взаимозависимость, схожесть или общая история, влияют на чувство «групповости». Более того, эти факторы не только определяют формирование группы, но также влияют на поведение членов группы в сторону групповых склонно­стей.

Похожий подход к формированию группы был предложен когни­тивными социальными психологами. Они сделали упор на знаниях, которыми обладают индивиды (например, Приор и Остром). Так, ин­формация о коллективе (т. е. его атрибутах) служит основой для са­моклассификации членов этой группы. Это указывает на схожесть членов группы и их уникальность по сравнению с членами других групп.

Мореленд продолжил перцептивно-когнитивное направление к исследованию четырех разных основ для самоклассификации инди­видов как членов группы, формирования фундаментального группо­вого убеждения «Мы — группа». Одна из таких основ исходит из условий и ресурсов окружающей среды. Такие факторы, как деньги, время, родство или социальные сети, могут влиять на формирование группы. Например, люди, которые живут или работают близко друг к другу, могут сформировать группу, которая будет основываться на общих целях или интересах. Социальная сеть отношений может спо­собствовать формированию группы, как это случается между друзья­ми или работниками какой-либо организации.

Поведенческая основа очевидна, когда люди становятся зависи­мыми друг от друга для удовлетворения своих потребностей. Потреб­ности выжить, защищаться, в социальной поддержке, предсказуемо­сти, понимании мира, уменьшении нерешительности, уходе от тре­воги или личностных корректировках являются лишь частью приме­ров тех потребностей, которые можно удовлетворить через членство в группе.

Группы также могут быть сформированными на влиянии взаимных чувств. Позитивные чувства могут выражаться в интерперсональной привлекательности членов группы, привлекательности групповых це­лей или действий, в любви и уважении лидера группы.

Наконец, когнитивная основа указывает на то, что группы форми­руются, когда люди осознают, что они разделяют важные личностные характеристики, такие как настроение, ценности, интересы или цели. Д. Бар-Тал цитирует Мореленда, который указал, что «исследование персональных факторов указывает на то, что малые группы будут фор­мироваться, когда люди: а) осознали свои общие характеристики рань­ше, или б) сделали это недавно, или в) нашли, что полезно считать себя таковыми. Исследование ситуационных факторов указывает на то, что малые группы формируются, когда: г) людям напоминают об общих ха­рактеристиках, или д) их результат зависит от этих характеристик, или е) эти характеристики являются необычными» (С. 105).

Таким образом, проведенный Д. Бар-Талом анализ дает ему осно­вание сделать вывод о том, что «социальная категоризация является тем психологическим процессом, который предвосхищает формирование группы в умах членов группы» (Там же).

Некоторые исследователи показали, что индивиды формируют психологическую группу, основываясь исключительно на общей со­циальной категории, в процессе сравнивания себя с другими. В экс­периментах, проведенных в рамках теории социальной идентично­сти А. Тэшфела и теории самокатегоризации Дж. Тернера, индивиды были в категории членов группы, и они действовали соответствую­щим образом.

В исследовании А. Тэшфела и др. индивиды разделись на группы, основываясь на достаточно простом задании (выражении предпочте­ний между абстрактными картинами Клея и Кандинского или угады­вании количества точек в предъявляемой картине). Позже их посади­ли в индивидуальные комнаты и предложили разделить очки, стоящие денег, между двумя людьми, один из которых принадлежал их группе, другой — нет. Эта минимальная групповая ситуация была достаточ­ной, чтобы вызвать групповой фаворитизм. Люди предпочитали да­вать больше очков членам своей группы. Эти результаты были повто­рены и в других экспериментах.

Важный вклад этих исследований в понимание формирования группы заключается в том, что они показали: осознание группы как сущности не обязательно должно основываться на опыте, даже не­много информации (например, сказать индивидам, что им присвоили одно значение или категорию) — достаточное условие для того, чтобы сформировать убеждение «Мы — группа».

В этом отношении автор анализирует, как группы формируют фун­даментальное убеждение, которое предшествует формированию груп­пы. Общий опыт и осознанная информация могут повлиять на людей, толкая их на формирование новой, разделенной реальности. Появле­ние фундаментального убеждения «Мы — группа», которое было цен­тром работы А. Тэшфела и Дж. Тернера, отражает появление новой со­циальной идентичности и новой самокатегоризации. Это психологи­ческое начало существования группы.

Но данная концепция указывает, что социальная идентичность основана не только на фундаментальном групповом убеждении, ко­торое отражает самокатегоризацию индивидов как членов группы. Как считает Д. Бар-Тал, дополнительные убеждения, называемые групповыми, играют важнейшую роль в формировании и поддержа­нии социальной идентичности. Эти групповые убеждения образуют смысл существования группы и предоставляют причину становле­ния членами группы. Поэтому автор рассматривает далее формиро­вание дополнительных групповых убеждений.

Когда формируется фундаментальное групповое убеждение «Мы — группа», обычно добавляются другие групповые убеждения, хотя их содержание может быть сформировано как антецедентное убеждение образованию фундаментального группового убеждения. Как указано выше, содержание групповых убеждений может относи­ться к разным категориям и быть любых масштабов. Группы различа­ются репертуаром своих групповых убеждений, которые они образу­ют. Они различаются и содержанием, и количеством групповых убеждений. У каждой группы есть свой набор групповых убеждений. Хотя группы могут иметь похожие групповые убеждения, у двух раз­ных групп должно быть хотя бы одно убеждение, которое отличает их друг от друга. У группы может быть мало групповых убеждений в чис­ленном выражении или же очень много. Выбор групповых убеждений сильно зависит от целей группы, общего опыта, идей, связанных с символами, появления норм и ценностей, построения рационализа­ции для формирования группы, осознания схожести, осознания объе­динения усилий и т. д.

Одно из немногих исследований малых групп, из которого можно сделать вывод о появлении групповых убеждений, — это исследование формирования норм М. Шерифа, проведенное в 1936 г. Он пришел к выводу, что группа незнакомых друг с другом людей, столкнувшись с двусмысленным стимулом, стремилась сходиться в своих суждениях к единой норме. То есть общий опыт в групповой ситуации послужил основой для создания общей социальной реальности. М. Шериф по­считал, что индивиды, которые контактируют в определенном месте, формируют общие ценности или нормы как основу для формирова­ния группы. Можно также предположить, что некоторые из этих норм могут служить групповыми убеждениями, т. к. они характеризуют группу и лежат в основе ее уникальности.

Другим направлением исследований М. Шерифа и его коллег, ко­торое способствует пониманию формирования групповых убежде­ний, была линия эксперимента «Пещеры грабителей», где изучали интергрупповой конфликт и кооперацию. Эти эксперименты также изучали формирование группы. В одном из них 22 пятиклассников случайным образом разделили на две группы и развезли по раздель­ным лагерям, чтобы группы формировались в результате интерг­рупповых процессов, без влияния внешних групп. Через 7—8 дней стало заметно, что возникло и окрепло формирование обеих групп. Также было замечено, что обе группы сформировали различные групповые убеждения, которые определили их уникальность и ха­рактер. Так, первая группа, назвавшаяся «Гремучие змеи Тома Хей-ла», выбрала равнину, говорила о некоторых местах как о своей тер­ритории и выработала норму «крутости» (отраженной в сквернос­ловии и избежании донесений о травмах). Вторая группа назвала себя «Орлы», она выбрала свою песню, места под костры и бассейн на своей территории.

Как указали М. Шериф и его коллеги, эти убеждения появились с нуля. Они были сформированы как последствия процессов взаимодей­ствия, которые встречаются в интрагрупповых отношениях. Они слу­жили как уникальные характеристики группы и определяли сущность «групповости». Конкретное название группы, флаг, нормы или терри­тория, вдобавок к убеждению «Мы — группа», определяли сущность группы. Для членов группы эти групповые убеждения служили когни­тивным базисом для их чувства «групповости». Убеждение в том, что они — группа, так же как и другие групповые убеждения, стало частью


их реальности. Можно сказать, что, несмотря на то что простое разделе­ние на группы сформировало фундаментальное групповое убеждение, добавление групповых убеждений не только усилило идентичность группы, но также обеспечило смысл их общей реальности. Поэтому групповые убеждения — неотделимая часть социальной идентичности, обеспечивающая чувство принадлежности к группе.

Д. Бар-Тал отмечает, что групповые убеждения необязательно фор­мируются после того, как группа была основана. Уже было указано, что некоторые убеждения могут функционировать как антецедент для людей, формирующих группу, и позже развиться в групповые убежде­ния. Индивиды формулируют убеждения, которые могут служить основой для формирования группы.

Множество политических партий, религиозных групп и добро­вольных организаций основываются на групповых убеждениях, ко­торые были сформулированы до того, как сформировалась группа. «В этом процессе убеждения сначала формулируются и потом происхо­дит попытка (иногда даже случайно) сформировать группу, в которой этиубеждения будут служить как групповые убеждения» (С. 107). Ав­тор приводит примеры, иллюстрирующие этот процесс: формирова­ние своих убеждений Черными пантерами или свидетелями Иеговы.

В этом контексте Д. Бар-Тал задает вопрос: «Какие общие убежде­ния (т. е. убеждения, разделенные членами группы) становятся группо­выми убеждениями?» (С. 108). И отвечает на него так, что в принципе многие убеждения группы могут стать групповыми убеждениями. На практике, однако, очень мало убеждений достигают этого статуса. Автор считает, что только при определенных условиях общие убежде­ния становятся групповыми убеждениями. «Убеждения, которые необ­ходимы для формирования группы и ее поддержания, становятся группо­выми, т. к. предполагается, что необходимость принадлежать и необхо­димость обретать социальную идентичность являются важными по­требностями, которые лежат в основе человеческого знания и поведе­ния» (Тамже). В этом контексте важную роль играют те убеждения, ко­торые разделяют группу с другими группами, т. к. они допускают раз­граничения границ группы и дают информацию о ней.

Дифференцирование этих убеждений указывает на схожесть чле­нов группы, которая превосходит разницу между ними, т. е. через про­цесс категоризации групповые убеждения одновременно делают чле­нов группы уникально схожими и одновременно отчетливо непохо­жими на другие группы. Они обеспечивают человека системой ориен­тации, направленной на свою группу и другие группы. Эта система приводит к осознанию и оценке индивидов одной и той же категории как более схожих между собой, чем они есть на самом деле, и усилива­ет осознание и оценку их контраста с индивидами, не принадлежащи­ми к данной категории.

Убеждения, предоставляющие информацию о группе, становятся групповыми убеждениями. Не случайно групповые убеждения состо­ят из сущностей, которые включают в себя такие элементы, как исто­рия группы, ее цели и общие характеристики. Они предоставляют ин­формацию для членов группы о них самих и об их общности, обеспе­чивают смысл формирования и функционирования группы. Другие функции группового убеждения могут особенно усилить его статус группового убеждения. Например, убеждения, которые помогают до­стигать цели группы, поднимать самооценку членов группы или уси­ливать чувство безопасности, с наибольшей вероятностью станут групповыми убеждениями.

«Другое условие относится к заметному положению убеждений, ко­торые становятся групповыми. Положение убеждений относится к тем убеждениям, которые привлекают особое внимание членов группы из-за их известности или отчетливости» (С. 109). В сочетании с пер­вым условием эти убеждения эффективно и быстро впитываются и отделяют группу от внешних групп. В некоторых группах заметные групповые убеждения могут относиться к внешнему виду. Специаль­ная одежда, украшения или даже цвет кожи могут служить основой для определения собственной группы. В других группах такие убеж­дения могут относиться к потребностям индивида, групповым целям или общему опыту.

«Наконец, чтобы убеждение могло стать групповым, эпистемологи­ческие источники членов группы нужно считать таковыми и поддержи­вать их» (Там же). Эпистемологические источники — это те источни­ки знания, которые влияют на формирование убеждения. Члены груп­пы относятся с большим доверием к убеждениям, исходящим из эпи­стемологического источника, считают эти убеждения правдивыми и перенимают их как часть собственного репертуара. В этом случае, считает Д. Бар-Тал, термин относится в основном к лидерам, кото­рые продвигают убеждения, чтобы те стали групповыми. Политичес­кие, интеллектуальные, религиозные, социальные и культурные ли­деры в большой степени определяют, какие убеждения становятся групповыми, и влияют на группу, чтобы она их приняла. Они часто выбирают цели группы, которые могут служить групповыми убежде­ниями, формулируют идеологию или религиозные доктрины, реша­ют, какие события прошлого должны запомниться, чтобы быть груп­повыми убеждениями будущего, выбирают символику группы и определяют атрибуты, которые характеризуют членов группы.

Обычно именно в образующей фазе развития группы принимают­ся групповые убеждения. Это период гибкости, когда групповые убеж­дения формулируются и переформулируются. Со временем группо­вые убеждения возникают в относительно стабильной формулировке, хотя всегда есть возможность изменений. В любом случае, пока суще­ствует группа, она всегда будет связана с необходимостью распростра­нять групповые убеждения и поддерживать их среди членов группы.

Эти процессы необходимы, т. к. групповые убеждения служат основанием для существования группы. Содержимое групповых убеждений предоставляет смысл для существования группы и подчер­кивает уникальность группы по отношению к другим группам. Фунда­ментальное групповое убеждение указывает на то, что группа сущест­вует. Члены группы могут добавлять другие групповые убеждения лю­бого контекста, они разделяют групповые убеждения, осознают это разделение и верят, что групповые убеждения определяют их «группо-вость».

Таким образом, согласно концепции Д. Бар-Тала групповые убеждения, так же как и все убеждения, существуют в сознании ин­дивидов. Она не говорит о том, что групповые убеждения являются особой сущностью из категории группового разума. Убеждения от­носятся к индивидам. Группы, организации, общества или любые другие коллективы не придерживаются убеждений на коллективном уровне, убеждения имеют только члены общей группы. Но данная концепция описывает общепризнанный феномен, что члены группы разделяют убеждения, и эти убеждения могут быть рассмотрены как дающие основу для социальной идентичности членов группы и как определяющие сущность этой группы. Более того, в данном подходе групповые убеждения — нечто большее, чем сумма собственных убеждений членов группы. Разделение убеждения членами группы и понимание, что оно характеризует их, обеспечивают групповые убеждения особыми свойствами.

Во-первых, групповые убеждения служат основой для существова­ния группы. Они предоставляют общий базис, с которым индивиды могут себя идентифицировать и через который они могут определить свою принадлежность к группе. Все группы имеют групповые убежде­ния, необходимым условием для формирования любой группы явля­ется формулировка групповых убеждений. Это нужно для того, чтобы индивиды чувствовали, что у них есть что-то общее, что отличает их от других групп. Им необходимо как минимум одно групповое убежде­ние — фундаментальное групповое убеждение. Парадигма минималь­ной группы А. Тэшфела подтверждает этот эффект. Использование этой парадигмы во множестве исследований показало, что простой классификации людей, как принадлежащих, так и не принадлежащих к группе, достаточно для того, чтобы сформировать идентичность группы и направлять поведение членов группы в сторону побуждения внутригруппового фаворитизма и внегрупповой предвзятости. Но в реальной ситуации групповые убеждения необходимы, чтобы обеспе­чивать людей причиной для их членства в группе. Групповые убежде­ния как бы цементируют социальную идентичность.

Во-вторых, групповые убеждения имеют тенденцию вызывать большое доверие к их содержимому. Осознание того, что групповое убеждение разделяется членами группы и характеризует их, застав­ляет членов приписывать им высокую валидность. Понимание того, что групповое убеждение разделяется членами группы, умень­шает субъективные чувства неуверенности и увеличивает ощуще­ние валидности этого убеждения. Следовательно, групповое убеж­дение обычно считается членами группы фактом, правдой, или исти­ной. Другой фактор, который способствует этой точке зрения, — это осознание того, что групповые убеждения определяют сущность группы. Убеждений этого типа нельзя придерживаться с низким уровнем уверенности, т. к. это может разбить основной фундамент существования группы. Следовательно, разделенные убеждения, ко­торые определяют сущность группы, отличаются высокой убедитель­ностью для членов группы.

Одно из последствий наличия группового убеждения — это их от­носительное застывание в репертуаре членов группы. Групповые убеждения нелегко поменять, т. к. застывание предполагает закры­тость, т. е. члены группы редко обдумывают альтернативную гипотезу, относящуюся к групповому убеждению, но часто собирают информа­цию, которая ее удостоверяет. Изменение группового убеждения осо­бенно трудно, если оно центрально. Центральность группового убеж­дения указывает их важность для жизни группы. Центральные группо­вые убеждения могут стать частью культуры и традиции группы, и тог­да они особенно стойкие. Члены группы передают их из поколения в поколение и редко их меняют.

В-третьих, т. к. групповые убеждения определяют сущность груп­пы, члены группы имеют тенденцию организовывать собственные убеждения в соответствии с ними. Групповые убеждения обеспечива­ют рамки для отношения к другим убеждениям. Этот процесс особен­но заметен в случаях, когда групповые убеждения центральны в репер-туарах членов группы. Тогда члены группы извлекают подтекст из групповых убеждений и добавляют новые личностные убеждения, со­гласующиеся с ними. Групповые убеждения служат якорем, вокруг ко­торого организованы другие убеждения.

В-четвертых, групповые убеждения обеспечивают членов группы особой силой, которая исходит из осознания единства и общности, характеризующих членов группы, разделяющих убеждения. Знание, что члены группы разделяют данное убеждение, позволяет каждому члену чувствовать единство с группой, свою принадлежность к группе и ее цельность. Одно из последствий чувства силы в том, что группо­вые убеждения могут служить основанием для требований, желаний или целей членов группы. Лидеры группы обычно учитывают группо­вые убеждения, когда они принимают решения, влияющие на жизнь группы. Групповые убеждения отражают направление, в котором хо­тят действовать члены группы. Следовательно, лидеры часто прини­мают решения о действиях группы, принимая во внимание групповые убеждения.

В-пятых, групповые убеждения могут определить настрой и пове­дение других групп по отношению к данной. Групповые убеждения ка­кой-либо конкретной группы являются важной информацией для других групп. Они характеризуют группу и могут даже отражать дейст­вия, которые предпримет группа. Групповые убеждения могут указы­вать на возможные цели, идеологию, ценности, историю, нормы или характеристики группы. Эта информация делает возможным знаком­ство с группой и влияет на тип интергрупповых отношений, которые могут развиться.

Наконец, если члены группы действуют в соответствии со своими убеждениями, то групповые убеждения можно рассматривать как важный источник информации о поведении группы.

Групповые убеждения обеспечивают когнитивную основу для дей­ствий группы. Они могут служить причинами, целями, объяснениями или оправданиями действий группы. Другими словами, групповые убеждения могут исполнять функцию направляющих сил для группы и, следовательно, определять направление, интенсивность и настой­чивость действий группы. Это одно из наиболее важных значений группового убеждения.

Таким образом, концепция групповых убеждений обеспечивает когнитивные и социальные перспективы для изучения группы. Су­ществование группы является социальной реальностью для членов группы. Групповые убеждения предоставляют основу, которая по­зволяет рассматривать группу как социальную реальность. Группа, следовательно, продукт не только особенностей окружающей среды, ситуационных условий, мотивационных тенденций или социальных воздействий, но и личностного когнитивного процесса. Эти процес­сы определяют сущность группы, т. к. групповые убеждения предо­ставляют содержимое, которое служит базой для формирования и поддержания группы.

Д. Бар-Тал в заключение делает вывод о том, что его концепция развивает понятие социальной идентичности на один шаг дальше тео­рий А. Тэшфела и Дж. Тернера. Она указывает, что социальная иден­тичность основывается не только на процессе категоризации, но так­же на убеждениях, которые обеспечивают основную причину для су­ществования группы. Фундаментальное групповое убеждение, кон­статирующее «Мы — группа», и дополнительные групповые убежде­ния с другим содержимым, которые определяют природу «группово-сти», позволяют индивидам чувствовать, думать и действовать как члены группы. Эти убеждения являются основой уникальности груп­пы и отличают ее от других групп.

Автор полагает, что ученым, занимающимся поведением, важно изучать содержание групповых убеждений и процесс, через кото­рый члены группы приобретают эти убеждения, осознают факт их общности, а также изучать, как они влияют на поведение. Это, с од­ной стороны, добавит когнитивный аспект к изучению группы и, с другой — освободит убеждения из рамок индивидуальных, продле­вая их социальную значимость. В этом отношении данный подход предлагает связь между уровнями анализа индивида и группы. Чле­ны группы как индивиды обретают убеждения, которые формируют их реальность. Но, когда член группы осознает, что его убеждения разделяются другими членами группы, эти убеждения приобретают особые свойства, т. е. у них могут быть важные когнитивные, аф­фективные и даже поведенческие подтексты для членов группы как индивидов и для всей группы в целом.
1   2   3   4   5   6   7



Скачать файл (622.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации