Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Современная социальная психология: теоретические подходы и прикладные исследования 2009 №03 - файл 2009-3.doc


Загрузка...
Современная социальная психология: теоретические подходы и прикладные исследования 2009 №03
скачать (622.3 kb.)

Доступные файлы (2):

2009-3.doc3053kb.11.06.2011 22:26скачать
содержание.doc82kb.11.06.2011 15:57скачать

2009-3.doc

  1   2   3   4   5   6   7
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Современная социальная психология:

теоретические подходы и прикладные исследования 2009, № 3 (4)


Вопросы социально-психологических исследований


Т. А. Араканцееа

Распределение домашней нагрузки в семье как фактор тендерной социализации подростков

Статья посвящена проблеме взаимосвязи типа распределения ролей в семье и тендерных характеристик подростка. В ней раскрыты тенденции и особенности рас­пределения ролей между супругами в настоящее время, выделены разные типы рас­пределения ролей в сфере домашнего труда (гендерно асимметричный, партнерский и демократический) и показано, как они влияют на формирование тендерных пред­ставлений подростков. Статья адресована специалистам в области социальной и тен­дерной психологии.

^ Ключевые слова: семья, тендерная социализация, тендерные отношения, распре­деление домашнего труда.

Семья является для ребенка первым институтом тендерной социа­лизации, именно здесь закладываются первые представления о более широком социальном мире. Именно в семье идет необратимый про­цесс половой типизации, благодаря которому ребенок усваивает атри­буты приписываемого ему пола, набор личностных характеристик, особенности эмоциональных реакций, различные установки. Суще­ственную роль в этом процессе продолжает играть семья и на последу­ющих возрастных этапах, помогая или мешая формированию тендер­ных характеристик подростка.

Основными факторами тендерной социализации ребенка в семье являются: тендерная дифференциация родительских ролей; полоро-левые стереотипы родителей, тендерное распределение ролей в семье и связанные с ним отношения между родителями.

В своей статье мы остановимся на одном из аспектов распределе­ния ролей в семье, а именно на распределении домашней нагрузки. Распределение домашней нагрузки является наиболее очевидным для ребенка отражением тендерных отношений в семье. Дети уже в до­школьном возрасте чувствительны к существующему в семье распре­делению ролей: все опрошенные нами дошкольники ассоциировали


наибольшее число хозяйственно-бытовых предметов с мамой, а наи­большее число «предметов досуга» приписали отцу. В роли «отдыхаю­щего», «не обремененного домашними делами» члена семьи дети обо­его пола представляют отца [ 1].

Характер распределения ролей между супругами принято оцени­вать как с позиции соответствия устоявшимся (традиционным) моде­лям тендерного распределения ролей в семье, так и с позиции количе­ственных показателей домашней нагрузки каждого из супругов [5; 6]. За последние 100 лет в этой сфере не произошло значительных изме­нений: трудовая нагрузка женщин в сфере домашнего труда продол­жает в два раза превышать мужскую. И это несмотря на то, что общий объем домашней работы у мужчин и женщин планомерно сокращает­ся (табл. 1).

Таблица 1

^ Недельная трудовая нагрузка в семье работающих супругов (в часах)



довая нагрузка | | | | |

Существует несколько теоретических подходов, объясняющих не­равное распределение домашнего труда. Наиболее распространенные из них «экономический» и «культурный».

Согласно первому отношения в семье выглядят как рациональный экономический обмен и взаимозависимость. Тот, кто вносит больший финансовый вклад в семейный бюджет, выполняет меньший объем домашней работы или полностью освобожден от нее. Тот, чей зарабо­ток ниже, напротив, выполняет больший объем домашней работы, как бы компенсируя свой меньший финансовый вклад. При этом один из супругов зависит от доходов второго, а тот, в свою очередь, за­висит от услуг, предоставляемых первым. Считается, что замужние женщины зарабатывают меньше, чем их мужья, и выполняют основ­ную часть домашних обязанностей.

Культурный подход, напротив, считает неравное разделение до­машнего труда определенным культурным символом тендерной иден­тичности, согласно которому мужская роль связана с экономической самостоятельностью и неучастием в домашнем труде, а женская — с экономической зависимостью и выполнением основной части до­машних обязанностей. Следование мужчин и женщин данным нор­мам обеспечивает воспроизводство тендерных статусов в семье.




Данные разных исследований демонстрируют, что на тендерное раз­деление труда в семье в большей степени оказывает влияние содержа­ние тендерных представлений супругов, а не их реальные доходы. Так, около 40 % замужних женщин имеют с мужем примерно равный доход, а 10 % женщин зарабатывают гораздо больше своих мужей. Но это не приводит к перераспределению домашних обязанностей в семье. Напротив, в семьях, где жена зарабатывает значительно больше мужа, она же чаще выполняет домашнюю работу, чем в семьях с одинаковыми доходами и меньшим заработком жены [4].

Женщины уменьшают объем домашней работы по мере роста своих доходов, однако они могут себе позволить уделять домашним обязанностям «стандартные мужские» 10 часов лишь при уровне за­работной платы, в 1,5 раза превышающем средний мужской зарабо­ток [2].

Низкий экономический статус мужчин приводит их не к выполне­нию большего объема домашней работы, а к проявлению компенса­торной маскулинности «от противного», когда мужественным являет­ся то, что не является женственным. Домашний труд, согласно усво­енным нормативным тендерным образцам, является традиционно женской сферой, и для подтверждения своей мужской идентичности мужчина уклоняется от домашней работы [2]. Именно роли «кормиль­ца» и «хозяйки» в представлениях большинства респондентов до сих пор сохранили свою тендерную поляризованность, тогда как другие сферы семейной жизни ее утратили (табл. 2).


На практике роль кормильца или ответственного за материальное обеспечение семьи уже давно перестала быть сугубо мужской. Объе­динив данные социологических опросов [7], можно сказать, что при­мерно в 42 % семей функцию «кормильца» главным образом выполня­ет муж, в трети семей вклад мужа и жены в материальное обеспечение семьи является равным, в оставшейся части семей жена имеет более высокий доход, чем муж.

По данным опроса, проведенного Фондом общественного мне­ния, более трети респондентов (37 %) говорят, что для отношений в семье лучше, когда заработок мужа выше заработка жены; более четверти (28 %) приветствуют примерно одинаковые заработки. Лишь для 2 % опрошенных приемлем более высокий заработок жены, а 30 % считают, что с точки зрения взаимоотношений в семье распределение заработка не принципиально. При этом более чем половина респондентов (56 %) считают, что лучше, чтобы домаш­ним хозяйством в равной мере занимались оба супруга; четверть опрошенных (24 %) полагают, что заниматься домом должна в основном жена, а 14 % не придают значения тому, кто в семье боль­ше занимается хозяйством.

Распределение домашних обязанностей за последние годы также претерпело значительные изменения, суть которых заключается, прежде всего, в сокращении домашней нагрузки женщины. В конце прошлого века в советской городской семье половина всех домашних дел выполнялись исключительно женой. Еще 41,7 % дел выполнялись несколькими членами семьи, на долю мужа приходилось только 2,6 % хозяйственных обязанностей (см.: [3. С. 69]). В настоящее время, по нашим данным, в семьях с детьми исключительно на долю матери в среднем приходится 40 % всех домашних дел, на долю отца — 10 %, остальные выполняются несколькими членами семьи.

К сожалению, вышесказанное относится не ко всем семьям в рав­ной степени. В большей части семей основную часть домашней на­грузки продолжает нести на себе женщина, при этом часто она выпол­няет две трети и более всей домашней работы.

Обобщая данные исследований [1; 4; 7; 8], мы считаем возможным выделить три типа распределения домашней нагрузки в полной семье с детьми:

  1. гендерно асимметричный, когда исключительно жена выполняет большую часть домашних дел;

  2. партнерский, когда муж и жена совместно выполняют большую часть домашних обязанностей;

  3. демократический, когда все члены семьи в равной степени участву­ют в домашних делах.


ю

В своем исследовании мы попытались выявить взаимосвязь выде­ленных типов распределения домашней нагрузки и тендерных харак­теристик подростков. Остановимся на полученных результатах.

Характер распределения домашней нагрузки в семье непосредст­венно влияет на содержание представлений подростков о семейных ролях. Так, все подростки из семей, в которых домашние дела выпол­няются сообща (демократический тип), уверены, что ведение домаш­него хозяйства и создание уюта в доме не только женская, но и мужс­кая обязанность. И напротив, большинство подростков (86 %) из се­мей, где основную нагрузку несет мать (гендерно асимметричный тип), считают, что так и должно быть.

В целом большая часть современных подростков уверены, что бла­гополучие практически во всех сферах семейной жизни зависит от усилий обоих супругов. Исключение составляет материальное благо­получие семьи; половина опрошенных подростков считают, что это прерогатива мужа, и 48 % опрошенных — что это обязанность обоих супругов (табл. 3).

Таблица 3

^ Распределение ответов подростков на вопрос «Кто в семье должен исполнять роль ответственного за...?» (в %)



^ Роль ответственного за

Должен выполнять в семье




муж

муж и жена

жена

Воспитание детей

4

83

10

Эмоциональный климат в семье

10

76

13

Материальное обеспечение семьи

50

48

1

Организацию развлечений

16

64

14

Ведение домашнего хозяйства, обеспечение уюта

17

46

36

Сексуальные отношения

10

72

4

Организацию семейной субкультуры (интересы и увлечения, жизненные принципы и правила членов семьи)

11

79

8

В семьях, где отцы участвуют в домашней работе, по мнению жены, «более чем достаточно», подростки имеют больше всего посто­янных домашних дел. В семьях, где участие отца оценено «менее чем достаточно», зафиксирован большой процент подростков, участвую­щих в домашних делах от случая к случаю или вообще не участвую­щих. Таким образом, вовлечение подростков в хозяйственно-бытовую сферу находится в прямой зависимости от степени участия отцов в этой деятельности.


п


Установлено, что в семьях, где нет жесткого разделения мужских и женских дел, развиваются положительные характеристики обоих по­лов, уделяется внимание изменяющимся способностям и потребно­стям их членов, а не внешним формам. В таких семьях у детей формиру­ются высокие интеллектуальные способности, они более креативны.

Тип распределения домашней нагрузки в семье не оказывает за­метного влияния на оценку подростками тех или иных качеств у роди­телей, но влияет на их идеальные представления. Так, все подростки из семей с гендерно асимметричным типом распределения, в которых исключительно жена несет большую часть домашней нагрузки, счита­ют, что идеальная женщина должна обладать преимущественно каче­ствами, традиционно сопряженными с женским полом. С ними со­гласны только 60 % подростков из семей с демократическим типом распределения, где домашние дела выполняются сообща. Остальные из них уверены, что идеальная женщина должна сочетать в себе как традиционно женские, так и традиционно мужские качества.

Таким образом, подростки из семей с демократическим типом рас­пределения домашнего труда чаще своих сверстников из семей с ген­дерно асимметричным типом оценивают качества человека без учета его половой принадлежности. Они также в полтора раза чаще включа­ют в свой идеальный образ гендерно нетрадиционные качества, т. е. качества, долгое время считающиеся приемлемыми только для чело­века другого с респондентом пола (табл. 4).

Таблица 4

^ Тендерные представления подростков (в %)

Количество подростков, имеющих представления

с преобладанием традици- с равной выраженностью
онных для пола персонажа традиционных и нетради-
качеств ционных для пола персона-





Тип распределения ролей в семье взаимосвязан и с характером отно­шений подростка с родителями. В семьях с демократическим типом рас­пределения домашней нагрузки подростки считают свои отношения с родителями более благоприятными по сравнению с их сверстниками из семей с гендерно асимметричным типом. Они считают их более до­верительными, интересными и бесконфликтными (табл. 5).

Таблица 5

^ Характеристики общения с родителями у подростков из разных типов семей (в баллах)

Средние показатели характеристик общения подростков

, с мамой с папой

Характеристики

общения в семьях с типом распределения домашней нагрузки

гендерно асим- демократичес- гендерно асим- демократичес-

Очевидно, что в семьях с демократическим типом распределения домашней нагрузки родители в меньшей степени придерживаются стереотипа тендерной поляризации занятий и качеств человека. Анд-рогинное поведение родителей, когда отцы проявляют больше «жен­ских», экспрессивных свойств, а матери — больше «мужского», инст­рументального в своем поведении, способствует развитию у детей противоположного пола андрогинных черт.

На наш взгляд, в настоящее время значение семьи как института тендерной социализации существенно не изменилось. Формирование тендерной толерантности ребенка напрямую связано с отсутствием у родителей гендерно поляризованных представлений, одним из прояв­лений чего является демократический тип распределения домашней нагрузки в семье, когда большинство домашних дел выполняется со­вместно всеми членами семьи.

The article is dedicated to the problem of interrelation of a family role distribution type and a teenager's gender characteristics. It uncovers tendencies and features of role distributi­on between spouses currently, marks out different types of role distribution in the house work sphere (gender asymmetric, partner and democratic) and shows how they influence the tee­nagers' gender representations formation. The article is addressed to experts in the field of so­cial and gender psychology.



Keywords: family, gender socialization, gender relations, house work distribution.

Литература

  1. Араканцева, Т. А. Тендерные аспекты детско-родительских отношений / Т. А. Ара-канцева. — М., 2006.

  2. Балабанова, Е. С. Домашний труд как символ тендера и власти / Е. С. Балабано­ва // Социол. исследования. — 2005. — № 6. — С. 109—120.

  3. Васильева, Э. К. Образ жизни городской семьи / Э. К. Васильева. — М., 1981.

  4. Дадаева, Т. М. Кто выносит мусор, или Парадоксы тендерного разделения тру­да / Т. М. Дадаева // Социол. исследования. — 2005. — № 6. — С. 120—126.

  5. Карабанова, О. А. Психология семейных отношений и основы семейного кон­сультирования : учеб. пособие / О. А. Карабанова. — М. : Гардарики, 2007. — 320 с.

  6. Клецин, А. А. Тендерные отношения в семье: дифференцированность и иерар­хичность супружеских ролей / А. А. Клецин, И. С. Клецина // Семейная психология и семейная терапия. — 2006. — № 4. — С. 32—58.

  7. Козина, И. Что определяет статус «кормильца» семьи? / И. Козина // Социол. исследования. - 2000. - № 11. - С. 83-90.

  8. Лыткина, Т. С. Домашний труд и тендерное разделение власти в семье / Т. С. Лыт-кина // Социол. исследования. — 2004. — № 9. — С. 85—90.

О. Д. Дмитриева

Социально-мотивационная основа межэтнической толерантности (постановка и пути решения проблемы)

В статье рассматривается проблема межэтнических отношений в социальной психологии, ставятся вопросы, связанные с исследованием толерантности, в том числе психолого-педагогические аспекты проблемы, намечается путь исследования толерантности.

^ Ключевые слова: толерантность и интолерантность, социальное поведение, моти­вация достижения успехов.

Проблема межэтнических отношений людей, несмотря на то что данная тема давно находится в сфере внимания ученых и практиков, до сих пор остается нерешенной. На эту тему было организовано и проведено большое количество исследований. В них, в частности, ста­вились и обсуждались следующие вопросы:

  1. Что представляют собой собственно психологические проблемы межэтнических отношений?

  2. Как они возникают?

  3. Каким образом эти проблемы можно предупредить и разрешить?

Положение дел в развитии современной социальной психологии, имеющей дело с взаимоотношениями людей в обществе, сложилось та­ким образом, что внимание ученых вначале привлекло не толерантное, а противоположное ему агрессивное поведение. Стимулом к его широ­кому и глубокому изучению стали события Первой и Второй мировых войн, произошедших соответственно в начале и середине XX столетия. Эти войны отличались особенными заметными проявлениями агрес­сии со стороны воюющих друг с другом сторон. По окончании войн прогрессивные люди во всем мире задумались над тем, как предупре­дить возможность возникновения подобных трагических событий в бу­дущем. В этой связи перед учеными была поставлена задача изучения причин агрессивного поведения, поиска способов его предупреждения и исключения из практики человеческих взаимоотношений.

Спустя некоторое время пришло осознание того, что агрессив­ность может быть с успехом устранена и в какой-то мере исключена из сферы человеческих взаимоотношений за счет формирования проти­воположной ей и несовместимой с ней разновидности поведения. Та­кими по отношению к агрессивности стали, прежде всего, толерант­ность, терпимость, уважительное отношение к людям.

Основной массив исследований толерантности приходится на вто­рую половину XX столетия, причем ее изучением в настоящее время параллельно занимаются представители многих наук: философы, со­циологи, юристы, политики и психологи.

В ходе научных исследований толерантности выяснилось, что она представляет собой сложную форму поведения, которая зави­сит от множества социальных и психологических факторов, может проявляться в различных видах человеческих отношений, как меж­личностных, так и межгрупповых, в частности межэтнических. Одна из первых задач, связанных с исследованиями толерантности, которая была поставлена и решена учеными (С. К. Бондырева, Д. В. Колесов и др.), — это поиск точного определения толерантно­сти, уточнение и классификация ее видов. Ученые также приступи­ли к исследованиям толерантности как формы социального поведе­ния, пытаясь, в частности, найти ответы на следующие связанные с ней вопросы:

  1. В чем конкретно может проявляться толерантное или интолерант-ное поведение?

  2. Каковы социальные, политические и экономические, право­вые, психологические и иные причины проявления людьми то­лерантности или интолерантности? (Поиском ответов на этот вопрос занимались ученые, представляющие соответствующие науки.)

  3. В чем заключаются социально-психологические и индивидуально-психологические детерминанты толерантности или интолерантно­сти? (Этот вопрос преимущественно интересовал социальных пси­хологов и психологов, изучающих проблемы личности.)

  4. Как зависит толерантность или интолерантность от религиозной, этнической и других форм социальной принадлежности людей? (Данный вопрос изучался социологами.)

  5. Какова правовая основа толерантных человеческих отношений, обеспечивающая их проявление и исключение интолерантности? (Решением этой задачи занимались юристы.)

  6. Каким образом толерантность или интолерантность связана с теми или иными индивидуальными особенностями людей? (Этот вопрос стал предметом исследования по преимуществу ученых, представляющих дифференциальную, общую и возрастную пси­хологию.)

  7. Существуют ли клинико-психологические предпосылки толерант­ного или интолерантного поведения? (Данная проблема находится в сфере внимания клинических психологов.)

  8. Каким образом надо обучать и воспитывать человека, чтобы формировать у него психологические свойства, способствую­щие проявлению толерантности и предупреждающие интоле­рантность? (Это стало темой исследований в педагогической психологии.)

Наряду с обозначенными выше частными вопросами, связанны­ми с исследованиями толерантности, возникли и отдельные пути ее научного изучения, соответствующие тем школам и направлениям, на которые оказалась разделенной современная психология. Это би­хевиоризм, психоанализ, гуманистическая, когнитивная и социальная психология.

Бихевиористический подход к толерантности трактует ее как фор­му социального поведения и игнорирует тот факт, что данное поведе­ние может иметь внутренние, психологические детерминанты. Соот­ветственно в современном социальном бихевиоризме (А. Бандура, Б. Скиннер и др.) толерантность или интолерантность, как и другие разновидности социального поведения, трактуется как форма поведе­ния, приобретенная в результате научения. В связи с ней рассматрива­ются и обсуждаются разновидности социального научения, предлага­ется научное объяснение происхождения толерантности или интоле-рантности как вида социального поведения, возникшего в результате научения. В качестве средств практического формирования толерант­ности и исключения интолерантности здесь выступают бихевиорист­ски ориентированные социально-психологические тренинги.

В рамках данного подхода к изучению толерантности или интоле­рантности интересующая нас проблема зависимости толерантности или интолерантности от мотивов социального поведения личности вообще не ставится, поскольку внутренние, психологические детер­минанты представляют собой игнорируемые бихевиоризмом факторы социального поведения.

По-иному ставится и решается тот же вопрос в необихевиористи-ческих учениях, например, в трудах А. Адлера, Э. Фромма и К. Хорни. Интолерантность, по Адлеру (в его научных работах такое понятие не используется, однако обсуждаются формы социального поведения, близкие к нему), возникает вследствие доминирования у человека стремления к власти или превосходству. Э. Фромм видит истоки толе­рантности или интолерантности в социальном характере человека, формируемом обществом. Больше всего проявлений интолерантно­сти, по его мнению, обнаруживается в сообществах, во главе которых находятся авторитарные режимы и значительную часть населения ко­торых составляют личности садомазохистского или разрушительного типа. С точки зрения К. Хорни, истоки толерантного или интолерант-ного поведения своими корнями уходят в раннее детство, которое формирует толерантный или интолератный тип личности, сохраняю­щийся в течение всей жизни человека. Больше всего толерантности обнаруживается у людей с доминирующей тенденцией «стремление к людям», а меньше всего толерантности демонстрируют индивиды с выраженной склонностью идти «против людей».

Психоаналитический подход к пониманию толерантности или ин­толерантности можно назвать инстинктивным по своей сущности, поскольку для него, в отличие от бихевиоризма, характерно игнори­рование научения и признание врожденного характера любого пове­дения, его полное сведение к тем или иным инстинктам. В соответст­вии со сложившимися в классическом психоанализе традициями (учение 3. Фрейда) толерантность рассматривается как непосредст­венная производная от так называемого инстинкта жизни, а интоле­рантность — как прямое следствие проявления инстинкта смерти.

Специфика гуманистического подхода к пониманию толерантно­сти или интолерантности заключается в подчеркивании зависимости такого поведения от уровня личностного развития человека. Если ин­дивид достиг уровня самоактуализирующейся личности (по А. Мас-лоу), обладает здоровой «Я-концепцией» (по К. Роджерсу) или имеет значимую и положительную жизненную цель, связанную с творением добра (по В. Франклу), то он демонстрирует преимущественно толе­рантное поведение. Если же человек как личность находится на низ­ком уровне, т. е. ведущими потребностями для него являются стремле­ние к власти или иные, менее развитые потребности, если он обладает неадекватной (нездоровой) «Я-концепцией» или не имеет значимой для него и полезной для других людей цели в своей жизни, то итогом становится интолерантное поведение.

Когнитивно-психологический подход к пониманию и изучению то­лерантности заключается в следующем. Толерантность, как и все осталь­ные формы социального поведения, здесь выводится из когнитивной сферы человека или из процессов переработки им информации. Выска­зывается, в частности, гипотеза, согласно которой больше толерантно­сти в области межличностных отношений проявляют люди с высокораз­витыми когнитивными процессами и люди, знания которых о себе и о мире являются внутренне согласованными. Менее всего толерантности демонстрируют соответственно индивиды с низкоразвитой когнитивной сферой и с выраженным когнитивным диссонансом.

Специфика социально-психологического подхода к пониманию и изучению толерантности состоит в ее интеракционистической или со­циально-ролевой трактовке. Интеракционизм, который лежит в основе большинства современных социально-психологических уче­ний, представленных в социологии, рассматривает любую разновид­ность социального поведения, к которому относится толерантное или интолерантное, как результат или следствие взаимодействия двух факторов: социальных (ситуационных) и индивидуальных (психоло­гических). Социально-ролевой подход к исследованию толерантно­сти базируется на предположении о существовании таких социальных ролей, которые делают их обладателей соответственно толерантными или интолерантными людьми.


Специфика данного подхода к пониманию и изучению толерант­ности заключается в утверждении, что изначально толерантных или полностью интолерантных людей не существует, что один и тот же че­ловек в зависимости от социальной ситуации, в которой он оказался, а также от роли, которую ему приходится исполнять в соответствующей социальной ситуации, может вести себя и толерантно, и интолерантно по отношению к окружающим людям.

Несмотря на многочисленные исследования, проведенные за по­следние десятки лет, в проблематике толерантности до сих пор остает­ся немало сложных, нерешенных вопросов. Среди них можно назвать следующие:

  1. Является ли склонность к толерантному или интолерантному по­ведению устойчивой чертой личности или же она представляет со­бой изменчивую ситуационную форму социального поведения?

  2. Каковы основные системно организованные социально-психоло­гические детерминанты толерантного или интолерантного пове­дения?

  3. Существуют ли биологические, инстинктивные причины толе­рантного или интолерантного поведения?

  4. Какие свойства личности непосредственно побуждают человека вести себя толерантно или интолерантно?

  5. Можно ли добиться того, чтобы люди всегда вели себя толерантно по отношению друг к другу?

  6. Как воспитать детей таким образом, чтобы они вырастали устой­чиво толерантными людьми?

  7. Как перевоспитать взрослых людей, которые ведут себя интоле­рантно, и возможно ли это в принципе?

  8. Как охарактеризовать человека, который в одних ситуациях, по отношению к одним людям ведет себя толерантно, а в других ситу­ациях, по отношению к другим людям ведет себя интолерантно.

Толерантное или интолерантное поведение представляет собой, по-видимому, весьма сложную форму поведения, которая имеет мно­жество социальных и психологических проявлений и детерминантов. Рассмотрим его возможные причины.

В первом приближении данные причины можно разделить на две большие группы: психологические и социальные. Психологические причины толерантного или интолерантного поведения локализуются в самом человеке, его психологии. Социальные причины толерантно­сти или интолерантности связаны с обществом, в котором человек живет, и проявляются в разнообразных социальных факторах, побуж­дающих его со стороны общества (окружающей социальной среды) вести себя толерантно или интолерантно.

В настоящее время трудно определенно ответить на вопрос о том, какая из этих двух групп причин — социальные или психологические — оказывает большее влияние на толерантность, поскольку, во-первых, нет четкого критерия их сравнения между собой в плане детерминации соответствующего поведения, во-вторых, в зависимости от сложив­шейся ситуации или обстановки их относительный вес или влияние могут меняться.

В свою очередь, собственно психологические причины толерант­ного или интолерантного поведения можно разделить на две подгруп­пы: те, которые оказывают прямое (непосредственное) влияние на та­кое поведение, и те, которые могут воздействовать на него косвенно (опосредствованно). Первая подгруппа причин включает в себя фак­торы, побуждающие человека всегда вести себя определенным обра­зом во взаимоотношениях с окружающими людьми (непосредственно побудительные причины социального поведения), а вторая подгруппа содержит в себе факторы, которые сами по себе не порождают опреде­ленные действия или поступки, но участвуют в их регуляции (причи­ны и факторы, определяющие динамику и стиль социального поведе­ния).

Среди известных и наиболее важных причин побудительного свойства, способных оказывать непосредственное влияние на толе­рантное или интолерантное поведение, можно назвать следующие:

  1. черты характера людей;

  2. их интересы и потребности;

  3. мотивы социального поведения;

  4. социальные установки;

  5. ценностные ориентации;

  6. принятые людьми социальные и моральные нормы.

В число психологических причин регулятивного характера, кос­венно влияющих на толерантное или интолерантное поведение и определяющих его стиль и манеру, входят следующие:

  1. воля человека;

  2. способности;

  3. тип темперамента;

  4. эмоции.

Социальные причины толерантного или интолерантного поведе­ния, в свою очередь, также можно разделить на две подгруппы: те, ко­торые представляют собой ближайшее социальное окружение инди­вида — малые группы, в состав которых он входит или с которыми взаимодействует, и широкое социальное окружение, представленное большими социальными группами или обществом в целом.

Что касается причин толерантного или интолерантного поведе­ния, связанных с психологией малых групп, то они могут быть следу­ющими:

  1. групповые нормы, характерные для соответствующих групп;

  2. взаимоотношения, сложившиеся между членами соответствую­щей группы;

  3. стиль лидерства;

  4. социальный статус индивида в данной группе;

  5. сплоченность или разобщенность группы.

В свою очередь, аналогичные причины, характерные для больших социальных групп или общества в целом, могут оказаться следующими:

  1. идеология;

  2. политика;

  3. социальные ценности;

  4. общественные нормы;

  5. уровень культуры;

  6. состояние экономики;

  7. правовая система;

  8. социальное расслоение людей (населения).

Среди важнейших психологических причин толерантного или интолерантного поведения находятся также мотивы и мотивация со­циального поведения. Они сравнительно мало изучены.

Поведение людей, в котором проявляются межэтнические отно­шения и, соответственно, толерантность или интолерантность, в пси­хологии принято называть социальным. В проводимых научных ис­следованиях на указанную тему изучалась данная форма социального поведения и его возможная мотивация, т. е. факторы, которые иници­ируют, стимулируют, направляют и поддерживают толерантное или интолерантное поведение людей.

Социальное поведение в разнообразных формах давно стало пред­метом специальных исследований в области общей психологии моти­вации и социальной психологии. К нему относятся, например, иссле­дования, касающиеся мотивации достижения успехов и избегания не­удач, стремления к людям и изоляции от них, оказания помощи и бес­помощного поведения, уверенности и неуверенности в себе, власти и подчинения, агрессивности и доброты. В проведенных исследованиях накоплено немало полезной информации, которую можно использо­вать в процессе дальнейшего изучении толерантности, подвергнув ее более глубокому социально-мотивационному анализу и тем самым продвинув вперед соответствующие исследования за счет постановки и решения следующих вопросов:

  1. Как связаны проявления толерантности в межэтнических отно­шениях с мотивами социального поведения людей?

  2. Какие мотивы социального поведения способствуют, а какие пре­пятствуют проявлениям толерантности?

  3. Как формировать и развивать именно те мотивы и мотивацию со­циального поведения, которые обеспечивают толерантное пове­дение и усиливают его?

Между тем исследования обозначенных выше проблем — межэт­нических отношений и толерантности, с одной стороны, и мотивов социального поведения — с другой, — до сих пор ведутся раздельно. Их, на наш взгляд, необходимо объединить друг с другом, т. к. без глу­бокого изучения взаимосвязи толерантности и мотивации социально­го поведения трудно будет решить многие теоретические и практиче­ские вопросы, касающиеся формирования толерантности и исключе­ния проявлений интолерантности в межэтнических отношениях. Зна­ние такой мотивации позволит целенаправленно формировать и раз­вивать толерантное поведение, а также предупреждать возможность появления интолерантного поведения. Многие мотивы социального поведения, в том числе названные выше, имеют непосредственное от­ношение к толерантному или интолерантному поведению, однако их связь с проявлениями толерантности до сих пор основательно не изу­чена. Подобная постановка проблемы и ее решение в соответствую­щем ключе позволят раскрыть внутреннюю, социально-психологиче­скую основу межэтнических отношений.

Возможные психолого-педагогические аспекты обсуждаемой проблемы (планируемое нами исследование лежит в русле педагоги­ческой психологии) нам представляются следующими:

  1. В психологии мотивации социального поведения раскрыты и опи­саны его основные мотивы, а также способы их количественной оценки. Это позволяет выделить, описать и оценить мотивы, ле­жащие в основе толерантности.

  2. В психологии мотивации социального поведения представлена структура различных видов такой мотивации. Ее знание направляет внимание ученых и практиков на процесс формирования тех моти­вов и составляющих мотивации социального поведения, которые должны способствовать улучшению межэтнических отношений и, соответственно, формированию и развитию толерантности.

  3. В психологии мотивации социального поведения разработаны модели мотивации различных видов так называемого просоциаль-ного поведения1. Эти модели можно положить в основу разработ­ки программ, направленных на улучшение межэтнических отно-

1 Это поведение, направленное на поддержку людей, развитие общества и оказание людям добра (примеч. авт.).

шений и формирование толерантности. Речь, в частности, может идти о мотивации достижения успехов, мотивации аффилиации, мотивации уверенного поведения и мотивации оказания помощи людям.

4. В исследованиях мотивов и мотивации социального поведения раскрыты и описаны закономерности и механизмы формирова­ния разных видов мотивации социального поведения. Этими за­кономерностями можно будет воспользоваться в практике улуч­шения толерантных межэтнических отношений.

Все это, вместе взятое, открывает новое и перспективное направле­ние в изучении толерантности. Очевидно, однако, что в одном исследо­вании невозможно будет поставить и решить все вопросы, связанные с разработкой данного направления. Понадобятся, наверное, десятки по­добных исследований, для того чтобы найти достаточно полные и удов­летворительные ответы на все вопросы, связанные с ним. В проводимом нами исследовании будут поставлены и решены только некоторые из них, в частности те, которые более подробно обсуждаются дальше.

Целью проводимого исследования является изучение социаль-но-мотивационной основы толерантности, в частности, влияния на проявления толерантности или интолерантности просоциаль-ных (мотив аффилиации, достижения успехов, оказания помощи людям и уверенности в себе) и асоциальных (избегание неудач, аг­рессивность, изоляция от людей, неуверенность в себе и отказ в оказании помощи людям) мотивов социального поведения, а также условий, обеспечивающих формирование и развитие толерантно­сти в межэтнических отношениях через соответствующие мотивы и мотивацию.

В исследовании будут проверяться следующие две общие и ряд частных, конкретизирующих их гипотез. ^ Общие гипотезы:

  1. Наличие высокоразвитых позитивных мотивов социального поведе­ния является важным условием проявления толерантности в межэт­нических отношениях.

  2. Предложенная программа экспериментальной психолого-педаго­гической работы со студентами, рассчитанная на развитие поло­жительных мотивов социального поведения, будет способствовать формированию у них толерантности.

^ Частные гипотезы:

1. С толерантностью в межэтнических отношениях положительно соотносятся такие мотивы социального поведения, как мотив аффилиации, достижения успехов, оказания помощи людям и уверенность в себе.

  1. Отрицательно связаны с толерантностью такие мотивы социально­го поведения, как избегание неудач, агрессивность, уход (изоляция) от людей, неуверенность в себе и отказ в оказании помощи людям.

  2. В результате опытной работы, проводимой со студентами, увели­чится сила позитивных и уменьшится величина негативных моти­вов социального поведения.

  3. В итоге такой работы усилятся проявления толерантности и умень­шатся проявления интолерантности в сфере межэтнических отно­шений.

В экспериментальной части исследования с целью опытной про­верки предложенных гипотез будут применены следующие конкрет­ные психодиагностические методики:

  1. Методика определения уровня развития толерантности в межэт­нических отношениях студентов.

  2. Методика оценивания мотивов достижения успехов и избегания неудач.

  3. Методика диагностики мотивов аффилиации, включая стремле­ние к людям и избегание людей.

  4. Методика оценки уверенности в себе (уверенного в себе, или ас-сертивного, поведения).

  5. Методика определения мотивов оказания помощи людям и отказа в помощи.

  6. Методика выявления и оценки уровня развития агрессивности.

Теоретическая значимость проводимого исследования заключа­ется в том, что будет изучен чрезвычайно важный для понимания фе­номена толерантности социально-мотивационный аспект, т. е. то, что со стороны личности реально побуждает человека вести себя то­лерантно или интолерантно по отношению к окружающим людям. Это позволяет существенно расширить и углубить представление о социально-мотивационной основе соответствующего поведения.

Научная новизна проводимого исследования заключается в том, что в нем будут обсуждены психолого-педагогические условия фор­мирования и развития толерантности через формирование и развитие связанных с ней позитивных мотивов социального поведения у сту­дентов во время их обучения в вузе. Решение данной задачи позволит, в частности, найти ответы на следующие вопросы:

1. Каким образом у студентов можно формировать и развивать пози­тивные, препятствовать формированию и укреплению негатив­ных мотивов социального поведения, которые соответственно оказывают положительное и отрицательное воздействие на толе­рантное поведение?

2. Каковы пути, средства и способы обеспечения толерантности в области межэтнических отношений студентов в вузах с многона­циональным этническим составом?1

Выше уже были обозначены мотивы социального поведения, кото­рые могут оказывать влияние на толерантное или интолерантное по­ведение. Они, в свою очередь, делятся на мотивы, определяющие по­зитивное социальное поведение (к нему относится толерантность) и негативное социальное поведение (к нему относится интолерант­ность). Это соответственно мотивы аффилиации, достижения успе­хов, оказания помощи людям и уверенности в себе (позитивные, или просоциальные, мотивы социального поведения) и стремление избе­гать неудач, агрессивность, уход, изоляция от людей, неуверенность в себе и отказ в оказании помощи людям (негативные, или асоциаль­ные, мотивы социального поведения). В заключение статьи рассмот­рим их возможное влияние соответственно на проявления толерант­ности или интолерантности в сфере межэтнических отношений.

^ Мотив аффилиации в его позитивном проявлении (стремлении к людям) побуждает людей устанавливать, сохранять и упрочивать хо­рошие взаимоотношения с окружающими людьми. Поэтому естест­венно ожидать, что наличие такого мотива будет побуждать людей к демонстрации толерантности в отношении тех, кто их окружает, т. к. в противном случае у человека не будет оснований рассчитывать на установление благоприятных взаимоотношений с соответствующими людьми.

Если вместо позитивно выраженного мотива аффилиации у чело­века имеется его негативный эквивалент — стремление к избеганию лю­дей или изоляции от них, то от него, напротив, следует ожидать интоле­рантного поведения, поскольку наличие подобного мотива будет по­буждать человека к избеганию контактов с окружающими людьми. Своим интолерантным поведением по отношению к ним он может до­биться только того, что окружающие люди, в свою очередь, станут из­бегать общения с ним.

^ Мотив достижения успехов обычно стимулирует человека к тому, чтобы в делах и видах деятельности, за выполнение которых он берет­ся, добиваться успехов. С одной стороны, такое стремление в условиях открытой конкуренции между людьми должно стимулировать инто­лерантное поведение по отношению к ним как к реальным или потен­циальным конкурентам. С другой стороны, все люди осознают, что в современных условиях без помощи других людей и активного взаимо­действия с ними, тем более в ситуации противодействия с их стороны,

1 Исследование планируется провести на студентах Сахалинского государственного университета, а Сахалинская область, как известно, традиционно отличается устойчивым полиэтническим составом населения.

в большинстве случаев жизни трудно добиться сколько-нибудь значи­тельных успехов. По данной причине от человека с высокоразвитым мотивом достижения успехов следует, напротив, ожидать толерантно­го поведения по отношению к окружающим его людям.

В связи с указанным выше противоречием следует рассчитывать на неоднозначную, противоречивую зависимость между мотивом дости­жения успехов и толерантным или интолерантным поведением. Если, например, индивид хорошо понимает, что его персональные успехи зависят от окружающих людей, то он, наверное, будет демонстриро­вать по отношению к ним толерантное поведение. Если же он допус­кает, что сможет добиться успехов без помощи и поддержки со сторо­ны окружающих людей, если, кроме того, он убежден в том, что окру­жающие люди являются препятствием на пути удовлетворения его личных интересов, то, естественно, будет вести себя по отношению к ним интолерантно. В данном случае можно будет рассчитывать на на­личие прямой зависимости между развитой мотивацией достижения успехов и интолерантным поведением.

Следующий просоциальный мотив социального поведения — ока­зание помощи людям — должен быть, напротив, положительно связан с толерантным поведением, т. к. он по своей природе таков, что предпо­лагает толерантность по отношению к другим людям. Психологическая близость форм социального поведения, порождаемых мотивом оказа­ния помощи людям и мотивом толерантности как свойством личности человека, настолько очевидна, что другой зависимости между обсужда­емыми переменными ожидать не следует. Однако требуется специаль­ное исследование, направленное на изучение и определение различий между этими формами социального поведения и их мотивацией.

^ Мотив уверенности в себе как возможный детерминант толерантно­сти по своему стимулирующему влиянию чем-то напоминает мотив до­стижения успехов, и его взаимосвязь с толерантностью также может быть как положительной, так и отрицательной. Если уверенный в себе человек одновременно с этим обладает стремлением к людям и желани­ем оказывать им помощь, то его собственная уверенность в себе, оче­видно, будет положительно коррелировать с толерантным поведением. Если, напротив, уверенность в себе будет сочетаться у индивида со стремлением не помогать другим людям, изолироваться от них, то в данном случае следует ожидать отрицательной зависимости между уве­ренностью в себе и толерантным поведением.

^ Мотив избегания неудач побуждает человека действовать так, чтобы свести к минимуму его возможные неудачи. Свои успехи и неудачи люди обычно оценивают, сравнивая свои достижения с успехами окружающих их людей. Если кто-то смог добиться большего успеха, чем данный человек, то он, будучи в среднем более успешным, чем многие, может все же расценивать свои достижения как относитель­ную неудачу. Для таких людей соответственно могут представлять психологическую угрозу те люди, чьи успехи превосходят их собствен­ные достижения. Те же, кто уступает им по своим достижениям, не бу­дут представлять для них психологической угрозы.

Эти рассуждения наводят на мысль о возможном толерантном или интолерантном поведении людей с мотивом избегания неудач по от­ношению к окружающим людям. Они, вероятно, будут вести себя то-лерантно по отношению к тем, кто не представляет для них психоло­гической угрозы в указанном выше смысле слова, и будут проявлять интолерантность по отношению к тем, кто несет в себе психологичес­кую угрозу для них (по отношению к кому они лично выступают как относительные неудачники).

^ Мотив агрессивности противоположен по содержанию и побудитель­ным свойствам мотиву оказания помощи людям и несовместим с ним. Соответственно и толерантное поведение, скорее всего, окажется несо­вместимым с высокоразвитым мотивом агрессивности, а интолерантное будет положительно коррелировать с такой мотивацией.

^ Мотивы ухода от людей, изоляции от них (негативные проявления аффилиации) могут оказаться связанными и не связанными с прояв­лениями толерантности или интолерантности. Если окружающие люди не мешают человеку в его стремлении изолироваться от других людей, не вмешиваются в его личную жизнь, то он, скорее всего, будет вести себя по отношению к ним толерантно. Если же человек окружа­ющих людей рассматривает как препятствующих удовлетворению его потребности вести замкнутый образ жизни, то по отношению к ним он может вести себя интолерантно.

^ Мотив неуверенности в себе также, скорее всего, обнаружит двоя­кую, как положительную, так и отрицательную, взаимосвязь с толе­рантностью или интолерантностью. Если участие других людей в об­щении с ним уменьшает степень неуверенности данного человека в себе, то по отношению к ним он, вероятно, будет вести себя толерант­но. Если же окружающие люди своими действиями будут усиливать неуверенность человека в себе, то по отношению к ним он, по-види­мому, сам станет вести себя интолерантно.

Наконец, мотив отказа в оказании помощи людям, очевидно, будет связан с толерантностью отрицательно, а с интолерантностью поло­жительно, поскольку толерантное поведение предполагает оказание помощи другим людям, а интолерантное поведение рассчитано на от­каз в помощи людям.

В соответствии с предложенными общими и частными гипотезами исследование в его экспериментальной части будет состоять из двух относительно самостоятельных экспериментов. В первом экспери­менте проверяется общая и соответствующие ей частные гипотезы о том, что наличие высокоразвитых позитивных мотивов социального поведения является условием проявления толерантности в межэтни­ческих отношениях. Во втором эксперименте будут приведены дока­зательства второй общей и частных гипотез о том, что предлагаемая программа опытной работы со студентами может способствовать фор­мированию и развитию у них мотивов социального поведения и через них — толерантности в межэтнических отношениях.

В первом эксперименте будет непосредственно проверена первая частная гипотеза — о положительной связи с проявлениями толерант­ности таких мотивов социального поведения, как мотивы аффилиа­ции, достижения успехов, оказания помощи людям и уверенности в себе. Здесь же будет представлено исследование, направленное на экс­периментальную проверку второй частной гипотезы — об отрицатель­ной зависимости толерантности в межэтнических отношениях от таких негативных мотивов социального поведения, как стремление избегать неудач, агрессивность, избегание людей, неуверенность в себе и отказ в оказании помощи людям.

Во втором эксперименте будет произведена верификация третьей частной гипотезы, согласно которой в результате опытной работы, проведенной со студентами, у них увеличится сила позитивных и уменьшится сила негативных мотивов социального поведения. Здесь же найдутся доказательства четвертой частной гипотезы, в соответ­ствии с которой в итоге опытной работы, проведенной со студента­ми, у них также усилятся проявления толерантности в сфере межэт­нических отношений.

The article examines the problem of interethnic relations in the social psychology, ques­tions connected with tolerance study, including the problem's psychological and pedagogical aspects, the way of the tolerance study.

Keywords: tolerance and intolerance, social behavior, success achievement motivation.
  1   2   3   4   5   6   7



Скачать файл (622.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации