Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Реферат - Испанский язык - файл 1.rtf


Реферат - Испанский язык
скачать (611.1 kb.)

Доступные файлы (1):

1.rtf612kb.18.11.2011 17:49скачать

содержание
Загрузка...

1.rtf

Реклама MarketGid:
Загрузка...
Российский университет дружбы народов

Институт иностранных языков

Направление: лингвистика

Реферат

по предмету "индоевропейские языки"

на тему:
«Испанский язык».


Москва 2008
Содержание.

Введение……………………………….................................................3

История развития испанского языка…………....................................4

  • Место испанского языка среди языков мира и его истоки………..4

  • Происхождение современного испанского языка…………………9

  1. Романизация Испании. (218 г. до н. э. — 429 г. н. э.).

  2. Период вестготского завоевания (429—751 гг.).

  3. Период арабского влияния (711 г. — XI в. н. э.).

  4. Реконкиста и период франко-провансальского влияния (XS—XIV вв.).

  5. Образование испанского литературного языка и Испанское Возрождение (XIV—XVII вв.).

Структура современного испанского языка…………………..14

  • Звуковой состав………………………..............................................14

  • Орфография…………………………….............................................17

  • Грамматический строй…………………….......................................18

  • Словообразование………………………………...............................19

Испанский язык в Латинской Америке………………………22

  • Лексика………………………………...............................................24

  • Фонетика………………………………............................................27

  • Грамматика……………………………….........................................29

Заключение………………………………................................32

Список литературы………………………………....................33

Введение.

Место, которое какой-либо язык занимает в мировой культуре, определяется многими факторам: территориальной распространенностью, значимостью творений, оставленнных человечеству на этом языке, ролью в современной междунардной жизни и т.д.

^ Испанский язык - самый распространенный из входящих в романскую группу индоевропейской семьи. Испанский признан государственным в 21 стране мира, он один из 6 рабочих языков ООН. На нем говорят около 450 млн человек в Испании, во всей Латинской Америке (за исключением Бразилии, Гайаны, Французской Гвианы, Суринама и Белиза) и в других регионах. В США 13% населения считают испанский своим родным языком.
По количеству людей, для которых он является родным (400 млн), испанский язык при сохранении нынешних тенденций имеет все шансы обогнать английский и тогда будет уступать лишь китайскому.
Таким образом, по числу говорящих испанский язык оставляет далеко позади такие распространенные языки, как немецкий и французский.

Можно с уверенностью сказать, что практическому и теоретическому изучению испанского языка в нашей стране принадлежит большое будущее.

Целью данной работы является рассмотрение истории испанского языка, его словарного запаса, изучение характера его грамматического и фонетического строя.

Отдельной главой будет рассмотрен испанский язык стран Латинской Америки. К этому подтолкнул тот факт, что некоторые ученые и писатели даже пытались обосновать существование самостоятельных языков в отдельных латиноамериканских республиках.


История развития испанского языка.

Место испанского языка среди языков мира и его истоки.

Испанский язык, наряду с португальским, каталанским, французским, провансальским, итальянским, сардинским, ретороманским, румынским и молдавским, входит в одну группу языков, которую называют романской. Романские языки так же сходны между собой, как славянские языки (русский, украинский, белорусский, польский, чешский, словацкий, болгарский и т.д.) или германские языки (немецкий, английский, голландский, шведский, норвежский, датский и т.д.). В свою очередь языки трех групп (романской, славянской и германской) вместе с языками балтийскими (литовский, латышский), иранскими (персидский, таджикский, афганский и др.), индийскими, а также греческим, армянским и некоторыми другими, менее известными языками, входят в большую семью языков, которую обычной называют индоевропейской.

В романских яхыках совпадает до 60-80% словарного состава, также наблюдается значитаельное сходство грамматических систем.

Сходство романских языков объясняется общностью их происхождения, а факты расхождений между ними - конкретными условиями их исторического развития.

Все романские языки происходят от одного общего предка - латыни, или языка древнего Римского государства. Отсюда и их название - романские ( Roma - латин. - Рим). Они унаследовали от латыни подавляющую часть лексики, многие черты синтаксиса и особенно морфологию. Конечно, масштабы «совпадений», а также степень и характер видоизменений, которые претерпели отдельные слова в течение многих столетий в различных романских языках, различны. Тем не менее во всех этих языках можно видеть основную, общероманскую часть лексики, «латинский» характер которой говорит об общности происхождения.

Что же касается морфологии, то сходство латыни и романских языков легко проследить, например, в личных и временных окончаниях разных глагольных форм. Сами романские языки заметно отличаются друг от друга, но в то же время сходство романских языков между собой, особенно в области грамматики, гораздо более существенно, чем сходство каждого из них с латынью. Все романские языки являются по преимуществу языками аналитическими, тогда как латынь должна быть отнесена к языками синтетическим.

При сравнении русского и латинского вариантов с романскими (французский, испанский) обращает внимание различ­ное количество слов в предложениях, выражающих одну и ту же мысль. В латинском и русском языках, которые относят­ся к синтетическим, грамматические отношения между слова­ми выражаются формами знаменательных слов - соответ­ствующими падежными, временными и другими окончаниями.

Например: causas rerumпричины вещей.

В романских языках (аналитических) эти же самые отно­шения выражаются дополнительными средствами - служеб­ными словами, которые не имеют самостоятельного значения, а также порядком слов, интонацией.

Например: las causas de las cosas, ha pоdido.

В синтетических языках слово более самостоятельно и полноценно в грамматическом отношении, поэтому и порядок, слов в предложении более свободный, чем в предложении языков аналитических. Для аналитических языков характер­но: 1) широкое использование предлогов для выражения па­дежных отношений; 2) наличие артиклей; 3) наличие слож­ных времен глагола; 4) более «жесткий» порядок слов.

Знакомство с историей древнего мира, с многочисленными памятниками, наконец, непосредственное ощущение живой языковой общ­ности между отдельными романскими языками, распростра­ненными на огромных территориях, которые когда-то входи­ли в состав Римской Империи, говорит о происхождении ро­манских языков от латыни. Однако лишь, в первой четверти. XIX в., с появлением в языкознании сравнительно историче­ского метода, в трудах немецкого ученого Фридриха Дица (1794—1876 гг.) был впервые научно поставлен и разрешен вопрос о генезисе романских языков из латыни, о том, каким образом, через какие этапы, в каких конкретно-исторических условиях, под влиянием каких факторов латинский язык пре­образовался в современные романские языки.

Опираясь на исследования филологов XVИ XVIII вв., которые высказывали мысль о необходимости разли­чать так называемую «классическую латынь», дошедшую до нас в произведениях Цицерона, Вергилии, Овидия и других римских писателей, и поэтов, и разговорную, «народную ла­тынь», служившую населению римских провинций средством повседневного общения, Диц впервые развил и доказал тезис о том, что все романские языки являются естественным про­должением именно «народной латыни» — sermo vulgaris, а не классического римского языка.

^ Каково же соотношение между классической и народной латынью и почему последняя послужила исходной базой для образования романских языков? Еще сами римляне различа­ли так называемую sermo rusticus — обиходную, разговор­ную речь широких слоев населения и sermo urbanus — бук­вально «городскую речь», под которой понимался литератур­ный, по преимуществу письменный язык. Корни народной ла­тыни уходят в глубокую древность, и она в своей устной раз­говорной форме существовала задолго до появления «клас­сического» латинского языка, знакомого нам по памятникам римской литературы. Классическая латынь развилась из на­родной латыни постепенно, как литературный язык более об­разованного, знатного общества, и ее расцвет совпадает с пе­риодом наибольшего могущества Рима (II век до н. э. — III в. н. э.). В отличие от народной латыни, которая отража­ла живую языковую практику на обширных территориях Римской Империи, классическая латынь была официальным языком государства, школы и образованных классов метропо­лии.

Классическая и народная латынь отличались между со­бой не только по сферам применения, но имели также суще­ственные отличия в области произношения, словаря и грам­матики. Эти отличия и привлекли внимание ученых, занимав­шихся вопросом происхождения и развития романских язы­ков.

В народной разговорной латыни в зачаточном состоянии были заложены многие фонетические явления, характерные для современных романских языков, в т.ч. и для испанского. «Народная» латынь, являющаяся ступенью между классической латынью и романскими языками, обладала тенденцией к аналитическим способам выражения. Если в классической латыни имена существительные были 3 родов, то в народной латыни средний род утрачивается; из указательных местоимений ille, ipse развивается будуший определенный артикль романских языков (в испанском - el, la).

Лексика народной латыни обладала ря­дом особых признаков, которые прослеживаются позднее и в романских языках.

Чем же объясняют ученые это скрытое движение живой народной речи римских провинций к новым нормам произношения, к новому словарю, к аналитическим способам выражения в грамматике? Основная причина заключается в том, что ла­тинский язык с его своеобразной системой звуков, характерной лексикой и сложным грамматическим строем усваивался огромными массами иноязычного населения с более низкой культурой в условиях сравнительно слабого распростране­ния письменности и школы. Часто, не отдавая себе в этом от­чета, люди стремились упростить язык, сделать его более по­нятным и выразительным, аналитически разложить не всегда ясные латинские формы.

Как известно, процесс романизации, т. е. завоевания и ос­воения Римом территорий в бассейне Средиземного моря, продолжался около 400 лет.

Пока Рим сохранял свою политическую власть на завоеванных территориях, народная и классическая латынь существовали как бы параллельно и взаимно действо­вали при главенствующей, нормативной роли последней. На­личие книжной официальной нормы сдерживало развитие тен­денций, существовавших в недрах народного разговорного языка, и в какой-то мере ограждало живой латинский язык от иноязычных воздействий.

Народная ла­тынь в различных провинциях имела свои диалектные (мест­ные) особенности.

Когда в V в. н. э. под напором германских племен распа­лось Римское государство, быстро начала распадаться та языковая общность, которая поддерживалась письменной традицией, единой римской школой и мощным администра­тивным аппаратом. Аналитические и диалектные тенденции получили свое полное развитие, и с этого момента мы гово­рим о появлении отдельных романских языков на территории бывшей Римской империи.


^ Происхождение современного испанского языка.

Иберийский (Пиренейский) полуостров, па котором рас­положена современная Испания, издавна привлекал внима­ние завоевателей прежде всего своими естественными богат­ствами — огромными запасами меди и серебра на юге стра­ны. Задолго до появления римлян здесь существовали фини­кийские, греческие и карфагенские колонии в виде отдельных городов и опорных пунктов, которые, однако, не оказали сколько-нибудь существенного влияния на язык и культуру коренного населения внутренних районов полуострова"— ибе­ров. В VI—IV в. до н. э. с севера на Иберийский полуостров вторглись кельты и быстро смешались с иберами, образовав в центральных областях нынешней Испании новую этниче­скую группировку — кельтиберов, о которых особо упомина­ют античные авторы. От этого далекого периода в современ­ном испанском словаре, как полагают ученые, сохранилось лишь несколько древнейших иберизмов (guijarro — булыжник, vega — поле, paramo — плато и др.), а также небольшое коли­чество кельтизмов (abedul — береза, camisa — рубаха, cerve-za — пиво и др.) и грецизмов (golfо — залив, tio — дядя, са­га — лицо и т. д.). Этот незначительный слой испанской лекси­ки — единственное, что осталось нам от периода, предшест­вовавшего римскому завоеванию.

^ Романизация Испании. (218 г. до н. э. — 429 г. н. э.).

Римляне принесли в Испанию более развитый язык и вы­сокую культуру, чем племенные языки и культура кельтов и иберов.

К концу I в. н. э., после того как римский император Веспасиан распространил право латинского граж­данства на все население страны, Испания была полностью латинизирована.

Во время римского владычества в Испании была заложе­на та грамматическая и лексическая основа, которая, прео­долевая иноземные завоевания и иноязычные влияния, обо­гащаясь за их счет, в процессе последующего развития языка дала сначала староиспанский, а затем современный испан­ский язык.

^ Период вестготского завоевания (429—751 гг.). В 429 го­ду на Иберийский полуостров с севера пришли вестготы, на­род германского происхождения.

Вли­яние местной испано-римской культуры и языка было на­столько .мощным, что постепенно вестготская аристократия сливается с испано-римской, усваивает ее язык и ее веру, а католицизм превращается в"официальную религию. Грань между обоими народами стирается, увеличивается число сме­шанных браков, и коренное население ассимилирует завоева­телей.

Вестготы изолирова­ли Испанию от остального романского мира, благодаря это­му язык начал развиваться более свободно и самостоятельно. Так, в частности, полагают, что к этому периоду относится появление характерных для современного испанского языка дифтонгов ue, ie вместо о н е, находящихся под ударением: .лат. porta {дверь) перешло в puerta, septem (шесть) — в siete и т. д. К этому же времени относится и палатализация (смягчение) звукосочетаний 11 и nn: cabaliu (лошадь) пере­шло в caballo; anno (год) — в а по.

Что касается лексики, то вестготский период оставил в испанском языке около 90 слов, связанных, в первую очередь,с военным делом, бытом, домашним хозяйством, феодальной администрацией.

^ Период арабского влияния (711 г. — XI в. н. э.). В 711 г. из Африки через Гибралтар проникают арабские племена, которые быстро оттесняют вестготов в северные горные рай­оны страны.

Влияние арабско­го языка сказывалось в произношении, особенно на юге стра­ны, в Андалузии, но главным наследием арабского периода являются словарные заимствования, или так называемые арабизмы, число которых, по некоторым данным, включая диалектную и устаревшую лексику, достигает тысячи.

^ Реконкиста и период франко-провансальского влияния (XS—XIV вв.).

К началу XI века могущество арабов слабеет, а в северных частях полуострова, куда бы­ли оттеснены испано-вестготские феодалы, происходит про­тивоположный процесс накопления и консолидации сил. Соз­даются реальные условия для активизации так называемой Реконкисты, или «обратного завоевания» под лозунгами «кре­стовых походов» и освобождения христианских земель от «не­верных», т. е. от мусульман-арабов. Но в основе ее лежали серьезные экономические и политические сдвиги в феодаль­ном обществе стран Западной Европы.

Для проведения Реконкисты и «помощи христианскому миру» в Испанию стекаются рыцари и монахи из других го­сударств Европы, прежде всего из Франции, из ее наиболее развитой и культурной в то время части — Прованса. Про­вансальский язык, который в то время был одним из наибо­лее развитых языков Европы и имел богатую литературу, по­служил для испанского языка источником "целого ряда заим­ствований, которые обычно называют франко-провансаль­ским слоем, так как в нем трудно отделить собственно про­вансальские слова от слов французских. Это главным обра­зом лексика, относящаяся к религии, феодальным отношени­ям, военному делу (rnonje — монах, fraile — священник, dama — дама, linaje — знать, batalla — битва, lanza — копье и т. д.).

Во время Реконкисты на территории Испании складыва­ется ряд феодальных государств, что способствует развитию местных диалектов: галисийско-португальского, каталанско­го, кастильского, астуро-леонского и наварро-арагонского. Все они в той или иной степени сохранились до наших дней, но только одному из них — кастильскому — было суждено впоследствии стать национальным языком испанцев, а позд­нее — и многомиллионного населения большинства стран Ла­тинской Америки.

^ Образование испанского литературного языка и Испан­ское Возрождение (XIV—XVII вв.). Самым ранним памятником испанской литературы (так же, как у нас «Слово о полку Игореве») считается зна­менитая «Поэма о Сиде» (Cantar de Mio Cid) — народная эпопея па кастильском диалекте, созданная около 1140 года и воспевающая подвиги национального героя крестового по­хода против мавров Родриго Дпаса де Вивар.

Позднее, в XIV—XV вв., в центре полуострова в хо­де Реконкисты на первый план начинает выдвигаться коро­левство Кастилия.

В 90-х годах XV в. появляются первые латино-кастильские и кастильско-латинские словари. Именно в это время вошло в употребление древнее и сохранившееся до сих пор название испанского языка как кастильского (lengua castcllanа).

В жизни любого парода есть моменты, имеющие исключи­тельно важное значение для его последующей истории. Та­ким моментом для испанского народа был 1492 г. В этом го­ду была завершена Реконкиста и пал последний оплот ара­бов на юге Иберийского полуострова — город Гранада. В этом же году Колумб открыл Америку и была написана пер­вая испанская грамматика Антонио Небрихи. Два последних:факта особенно знаменательны для судеб кастильского языка: открытие Америки распахнуло перед ним целый неве­домый континент, ставший впоследствии его второй родиной, а «Руководство по кастильскому языку» Антонио Небрихи— первая национальная грамматика среди всех романских язы­ков — заложило твердую основу современного литературного языка Испании.

В области языка Возрождение ознаме­новалось переходом от средневековой фонетической системы испанского языка к современной: исчезли звукосочетания, напоминавшие русские, —дз, дж, ц, ж, ш. В области словаря Возрождение обо­гатило испанский язык огромным количеством поздних заим­ствований из уже мертвого латинского языка — латинизмов, которые наряду с «исконными» латинизмами составляют в настоящее время основную массу испанской лексики; неред­ко «исконные» латинизмы образуют с более поздними заим­ствованиями близкие по значению пары слов, имеющие об­щего латинского «предка»: первые называются «народными словами» ("voces vulgares"), вторые — «культурными слова­ми» ("voces cultas").

justicia (латпп.) directus (латин.)

/ \ / \

jusieza justicia derecho directo

(правота- (юстиция, спра- (право— (прямой—

народное ведливость—куль- народное культурное

слово) турное слово) слово) слово)
Помимо латинизмов («культурных слов»), в XVI— XVII вв. испанский язык значительно обогатился за счет итальянских заимствований, т. к. Возрождение началось именно в Италии, а итальянский язык и литература служили в то время образцом для всех романских народов. Итальяниз­мы относились к области искусства: opera, sonata (опера, соната); торговли и промышленности: banco, negociante (банк, негоциант); военному делу: batallon, saldado (баталь­он, солдат); морскому делу: galera, piloto (галера, пилот); общественной жизни: gaceta, mascarada (газета, маскарад) и т. д.

В связи с колонизацией Америки наблюдается большой приток американизмов в испанский язык; это слова, заимст­вованные из туземных индейских языков. Многие из них че­рез испанский язык проникли затем в другие европейские языки: piragua {пирога); maiz (маис); tabaco (табак); cacao (какао); hamacа (гамак); quina (хина) и т. д.

В XVI—XVII вв. окончательно сложилась и та граммати­ческая структура языка, основы которой были зафиксирова­ны в «Руководстве» Небрихи. Национальная словесность в конце XVI—первой половине XVII вв. достигла своего наивыс­шего расцвета в произведениях Сервантеса, Лопе де Вега, Гонгоры, Тирсо де Молина, Аларкона, Кеведо и Кальдерона. Язык этих писателей, представителей «золотого века» ис­панской литературы, без существенных изменений сохранил­ся до настоящего времени как основа современной испанской речи.
Звуковой состав.
Под звуковым составом понимается совокупность звуков, которыми распологает данный язык. Но научный и практический интерес представляют лишь те звуки, или так называемые фонемы, от которых зависит значение слова.

В испанском всего 5 гласных и 18 соглас­ных фонем, т. е. по количеству фонем испанский язык значи­тельно уступает русскому.

Гласные фонемы испанского языка: [а] [о] [u] [i] [е]; соглас­ные: [b] [d] [g] [m] [n] [1] [] [r] [rr] [f] [k] [t] [p] [s] [c] [ñ] [x] [].

В испанском языке отсутствуют такие звуки, как ы, ё, ш, з, щ, ж, ц, зато имеются звуки, которых нет в русском языке: [] — межзубное с, [] — двойное л, приближающееся к рус­скому сочетанию ль в слове болью, rr — раскатистое р, [ñ] — смягченное н, обозначаемое на письме n с особым значком ~ (тильда) и напоминающее русское н «в слове ранью.

1. В испанском языке, в отличие от русского, почти отсут­ствует редукция (т. е. беглое и неясное произношение) безу­дарных гласных. Испанские гласные произносятся очень чет­ко и ясно как в ударном, так и в безударном слоге.

Например, комбинат [къмбинат], combinado [combinado].

  1. В отличие от немецкого и французского в испанском языке отсутствует деление на долгие и краткие гласные, от­сутствует назализация, т. е. носовое произношение; деление на открытые и закрытые гласные не характерно и не имеет смыслоразличительного значения.

  2. Из всех гласных только [е] имеет существенную осо­бенность произношения по сравнению с русским: оно всегда произносится как среднее между э и е.

  3. Русским буквам ю [ju], я [ja] в испанском языке соот­ветствуют дифтонги уи, уа. Помимо этого, в испанском языке имеется еще 15 дифтонгов и 4 трифтонга (слитно произноси­мые сочетания гласных звуков), многим из которых можно найти соответствия в русском языке.

При произнесении испанских согласных необходимо пом­нить следующие особенности:

1. В отличие от русского, где имеет место четкое разграни­чение смягченных (палатализованных) звуков: моль, голь, толь и твердых (веляризованных) звуков: мол, гол, тол, в испан­ском языке отсутствует как палатализация, так и веляриза­ция, а сочетания mol, gol, tol будут иметь на конце звук, средний между ль и л. То же относится и к согласным вначале и внутри слова, которые перед е, i никогда не смягчаются: в словах tema, Lima, colina согласные t и 1 будут произносить­ся как средние между твердым и смягченным звуком.

  1. В испанском языке нет четкого разграничения между звуками б и в, как это имеет место в русском языке. В боль­шинстве сочетаний буквы b, v читаются одинаково: как звук, средний между русским [b] и [v].

  2. Некоторые особенности произношения, в зависимости от положения в слове, имеют звуки: [d], [g], [s], [г].

  3. Конечные согласные, как и в русском языке, несколько оглушаются, а иногда и совсем исчезают, однако это касает­ся главным образом согласных d, s, z, т. к. слов, оканчиваю­щихся на согласные b, g, v, в испанском языке практически нет. Так, слово verdad (правда) произносится как [verdá], а слово feliz (счастливый) произносится с ослабленным ко­нечным z.

  4. За исключеним звуков rr, II и редко nn, произношение которых отличается своеобразием, в испанском языке отсут­ствуют двойные согласные, характерные для русского языка: суббота, оттуда, бессердечный, беззубый и т. д.

В испанском языке гласные составляют 50%, и кроме того, в отличие от русского, в нем преобладают открытые гласные: а, о, э. Что касается согласных, то в испанской речи преобладают звон­кие согласные над глухими, очень редки скопления согласных и отсутствуют такие трудно произносимые сочетания, как бв, бк, бм, кв, кн, дл и т. д.

Преобладание открытых гласных и звонких согласных, умеренность и стремление к благозвучию и симметричности в употреблении согласных обусловливают ту музыкальность, красоту и гибкость испанской речи, которая признается мно­гими иностранцами.

Ударение.

Основные правила испанского ударения: 1) слова, окан­чивающиеся на гласный или согласный n, s, имеют ударение на предпоследнем слоге; 2) слова, оканчивающиеся на сог­ласный, за исключением n, s, имеют ударение на последнем слоге. В обоих случаях знак графического ударения (') не ставится. Все исключения из вышеуказанных правил обозна­чаются знаком графического ударения: césped, fácil, región, después.
Орфография.


Испанский алфавит, латинский по происхождению, насчи­тывает 28 букв:

А. В, C,Ch, D, Е, F, G, Н, I, J, К, L, LL

а, b, с, ch, d, e, f, g, h, i, j, k, 1, 11

М, N, N, О, P, Q, R, S, T, U, V, X, Y, Z

m, n, ñ, 0, p, q, r, s, t, u, v, x, y, z

В отличие от русского и французского языков число букв в испанском языке превосходит количество звуков (5 гласных плюс 18 согласных). Поэтому для обозначения одного и того же звука в разных случаях употребляются разные буквы. На­пример, звук [х] может обозначаться буквами g и j: gente [xente], hijo [ixoj: звук [k] — буквами с, k, q: coca [koka], kilo [kilo], queso [keso]; звук [b] —буквами b и v; звук [] — бук­вами с и z. Имеются и обратные случаи (однако их меньше), когда одна буква читается по-разному, например с перед а, о, u читается как [к], а перед е, i — как []: coca [koka], cielo [ielo], то же самое происходит и с буквой g: gato [gato], но gente [xente].

Одна буква алфавита Н никогда не читается.

Перечисленными случаями, в основном, и ограничивают­ся наиболее существенные расхождения между произноше­нием и написанием в испанском языке. Как по фонетической системе, так и по своей орфографии, испанский язык гораздо доступнее для изучения, чем немецкий, а тем более француз­ский и английский языки. Испанская орфография практиче­ски может быть изучена за 3-4 урока.

Особенностью испанской пунктуации в сравнении с рус­ской является использование в вопросительных и восклица­тельных предложениях соответствующих знаков в переверну­том виде в начале предложения. Например: Qué es esto?— Что есть это?; j No pasaran! — Они не пройдут!

Грамматический строй.
Выше отмечалось, что испанский язык в отличие от своего прямого предка — латыни и в отличие от русского языка яв­ляется преимущественно аналитическим языком. В аналити­ческом языке отношения между словами в предложении вы­ражаются главным образом не формами самих полнозначных слов, а так называемыми служебными словами —пред­логами, артиклями, вспомогательными глаголами.

Конечно, аналитизм (или синтетизм) языка нельзя рассмат­ривать как нечто абсолютное: чисто аналитических языков (как и чисто синтетических) не существует. В испанском языке в системе личных местоимений сохраняются падежные формы, типичные для языков синтетических: él—он, 1е—ему. 1о—его, les— им и т. д. Поэтому, оценивая грамматический строй того или иного язы­ка, правильнее говорить о степени аналитизма (или синтетиз­ма) данного языка в сравнении с другими известными язы­ками. С этой точки зрения, допуская некоторый схематизм, можно сказать, что испанский язык занимает промежуточное положение между английским языком (более аналитическим) и немецким языком (менее аналитическим) и сближается с родственным ему французским языком.

В индоевропейских языках главными частями речи ялвяются существительное и глагол, которые вступая в предложение в качестве подлежащего и сказуемого, являются организующми центрами и средоточием многочисленных грамматических категорий и форм. Поэтому и основные трудности в изучении многих западных и восточных языков синтетического типа связаны в большинстве случаев с существительным и глаголом (ср. Немецкий, русский, греческий, латинский и т.д.). В языках аналитических (английский, французский, испанский, итальянский и др.), где отсутствуют склонение и разветвленная система падеже, существиельное и прилагательное не представляют большой трудности для изучения, и лишь глагол, с его сложной системой времен и форм, наиболее труден для усвоения.
Словообразование.

В ходе исторического развития язык непрерывно обога­щает свой словарный состав и в то же время утрачивает часть слов и значений, которые вместе с отмиранием обозна­чаемых ими понятий сначала становятся так называемыми архаизмами, т. е. словами устаревшими, а затем совсем исче­зают из языка. Одним из главных путей пополнения словар­ного состава является словообразование, т. е. создание новых слов из уже имеющегося в языке «строительного» словарного материала по особым типовым моделям. «Строительным» ма­териалом могут быть как целые слова — тогда мы говорим о словосложении, так и отдельные элементы слов: корни, приставки, суффиксы - и тогда речь идет о словопро­изводстве (испан. maquin + ista и т. д.). При выясне­нии специфики какого-либо языка важно установить, насколько употребителен в нем каждый из этих спосо­бов. Так, для испанского языка, в отличие, например, от не­мецкого, словосложение не является характерным, хотя в нем и имеется ряд устойчивых и продуктивных в настоящее вре­мя моделей: глагол + существительное (lanza+llamas—букв. мечи огонь, огнемет; rompe + hielos — букв. ломай лед, ледо­кол и т. д.); прилагательное + существительное (vana+glo­ria — букв, пустая слава, тщеславие; mala + ventura — букв. плохое счастье, неудача и т. д.) и особенно существитель­ное+прилагательное (barbi + luengo — борода+длинный, длиннобородый; oji+Negro — глаза+черный, черноглазый и т. д.).

Более характерно для испанского языка — словопроиз­водство, т. е. образование слов с помощью суффиксов и пре­фиксов. Например: trabaja-dor — трудящийся; maquina-ción— махинация; jardin-ero — садовник; com-poner — состав­лять; re-hacer — переделывать и т. д.

В современном испанском языке широко употребляются суффиксы и префиксы, ставшие в той или иной степени ин­тернациональными:

-isia (рус. -ист); -ción, -sión (рус. -ация); -or (рус. -ор): -ismo (рус. -изм); anti- (рус. противо-, анти-); contra- (рус. контра-); те- (рус. пере-, ре-) и т. д.

Помимо перечисленных словообразующих элементов для существительных продуктивными являются также следующие суффиксы и префиксы — для обозначения национальности и профессии: -ano; -ana (peru-ano — перуанец; coljosi-ano — колхозник); для обозначения лиц, выполняющих какое-либо действие: -ario, -aria; -dor, -dora; -еrо, -era (bibliolec-ario — библиотекарь; vende-dor продавец; cocin-ега — кухарка); для обозначения действия и результата действия: -mento,

-miento (jura-mento — клятва; descubri-miento — открытие); для обозначения морального и физического качества: -dad (bon-dad — доброта; uni-dad —единство) и др.

Основными суффиксами прилагательных являются: -able, -ible — возможность, качество (cur-able — излечимый; рrе-fer-ible — предпочтительный); -al, -oso, -osa — качество (in-dustri-al — промышленный; labori-oso — трудолюбивый).

Из префиксов отмстим: des-, dis- —отделение, отрицание,
обратное значение (des-componor — разлагать, dis-gusto —
неудовольствие); in-, im- отрицание (in-humano — нечело-
веческий;
im-posible — невозможный); pre- — предшествова-
ние (pre-historico — доисторический; pre-meditado — предна-
меренный)
и т. д.

Существенной особенностью испанского словопроизводства, отличающей испанский язык даже от такого родственного языка, как французский, является большое количество в нем суффиксов субъективной оценки (уменьшительных, увеличи­тельных, ласкательных, уничижительных и др.).

Приведем производные от слова viejo — старик: vej-anción, vej-arrón, viej-azo, vej-ón, vej-ote, vej-ete, viej-ecito, viej-ecillo, viej-ezuelo (ср.: старикан, старичище, старина, старикашка и т.д.).

Интересным способом словообразования в испанском язы­ке, в отличие от русского, является превращение целых слово­сочетаний и даже предложений в отдельные существительные, т. е. их субстантивация.

haz + me + reír — букв, заставь меня смеяться (чучело);

Sabe + lo + todo — букв, он знает все (всезнайка);

Corre + ve + у + di + le _ букв. беги, посмотри и скажи ему

(сплетник);

bien + te + veo — букв. хорошо тебя вижу (караульная буд­ка).

Этот способ, однако, в настоящее время непродуктивен и охватывает лишь незначительное число слов.
Испанский язык в Латинской Америке.
Региональные различия особенно заметно проявляются в устной, разговорной речи и речи менее образованных слоев населения; если брать отдельные ас­пекты языка, то эти различия захватывают больше всего про­изношение и словарный состав и почти не касаются грамма­тики.

Несмотря на незначительные отличия, имеющиеся между испанским языком различных районов Латинской Америки и самой Испании, со стороны некоторых ученых и писателей бы­ли сделаны попытки обосновать существование самостоятель­ных национальных языков в отдельных латиноамериканских республиках. Особенно настойчиво такие попытки предприни­мались в Аргентине и Мексике — наиболее развитых латино­американских странах, находящихся как бы на разных полю­сах испаноязычного мира. Следует признать, однако, что такие попытки оказались неудачными, т. к. исследователи не имели веских аргументов.

Различия в испанском языке отдельных районов Латинской Америки объясняются конкретными историческими причина­ми.

  1. Характер колонизирующего элемента как с социальной, так и с диалектной точки зрения; например, территория ны­нешнего Перу долгое время была центром испанской колони­альной империи и колонизировалась по преимуществу дворя­нами, монахами и вообще представителями более образован­ных городских слоев, поэтому Перу унаследовал испанский язык в более «чистом, правильном» варианте. И наоборот, в Чили или Аргентине основное ядро колонистов составляли земледельцы и ремесленники, испанский язык которых отли­чался чертами просторечия, унаследованными в трансформи­рованном виде чилийской разновидностью современного языка.

  2. Влияние так называемого «субстрата», или языков, су­ществовавших на территории Америки до появления испанцев. Особенно ярко это влияние ощущается в Парагвае, где испан­ский язык, сосуществуя бок о бок с языком индейцев — гуа­рани, заимствовал от него некоторые особенности интонации и произношения, а также определенное количество лексики.

  3. Влияние так называемого «суперстрата», или языков иммигрантов неиспанского происхождения, переселявшихся в Америку из других частей света. Наиболее заметны суперстратные явления в испанском языке Аргентины, где иммигран­ты в начале этого века составляли около 30% населения стра­ны. Особенно много в Аргентине итальянцев, смешение кото­рых с «коренными» аргентинцами в ряде случаев привело к созданию смешанного испано-итальянского языка, или так на­зываемого «коколиче». В качестве суперстратных влияний мб­жет быть рассмотрено и влияние на испанский язык африкан­ских языков, завезенных в Америку в XVI—XVII вв. вместе с сотнями тысяч африканцев-рабов (особенно на Кубе).

В общих чертах опишем главные явления в области лекси­ки, словообразования, фонетики и грамматики, свойственные отдельным национальным вариантам единого испанского язы­ка в Латинской Америке.

Лексика.

Словарный состав является той сферой, где особенно ярко-проявляется своеобразие «испано-американского» языка (и от­дельных национальных вариантов) по сравнению с собствен­но испанским. Это своеобразие проявляется в виде так называ­емых «лексических американизмов», т. е. слов (или значений), свойственных испанскому языку Латинской Америки в отли­чие от собственно испанского. С точки зрения своего проис­хождения «американизмы» могут быть двух видов:

а) созданные на базе уже существовавших испанских слов;

б) иноязычные заимствования из местных (индейских) или
иностранных (европейских) источников.

«Американизмы» испанского происхождения возникли в ре­зультате того, что то или иное слово, «переселившись» в Аме­рику, было забыто в Испании и нашло в Америке свою вторую жизнь или, наконец, послужило основой для образования но­вых, несуществующих в Испании, слов посредством известных суффиксов и префиксов. Так, например, слово vereda в собст­венно испанском языке означает тропинка, а в Аргентине, Пе­ру и некоторых других странах служит для обозначения тро­туара; слово pollera — женская юбка почти не употребля­ется в Испании или воспринимается там как архаизм, в то вре­мя как в Аргентине и некоторых других странах находит ши­рокое распространение в языке; в испанском варианте весьма употребительны слова precioso (драгоценный), bonito (краси­вый), саго (дорогой) и находит широкое распространение аб­страктный суффикс -иrа. В то же время для собственно испан­ского языка не характерны слова precios + ura, bonit + ura, car + ura, образованные на «чисто» испанском материале и имеющие широкое хождение в Латинской Америке.

«Американизмы» иноязычного, преимущественно местного, индейского, происхождения также весьма характерны для испанского языка в Латинской Америке. Первыми туземцами, с которыми столкнулись испанские завоеватели, было население Антильских островов, говорившее на арауакском и карибском языках. От них-то и был почерпнут первый и самый старый пласт индейских заимствований, распространившихся по всей Америке и проникших во многие языки мира: tabaco (табак); maíz (маис); hamaca (гамак); huracán (ураган) и т. д.

Следующим по хронологии (с 1520 г.) источником тузем­ной лексики в испанском языке был науатль — язык астеков, государственный язык астекской «Империи». Заимствования из науатль особенно характерны для испанского языка Мексики, на территории которой находилось древнее государство. К астекским словам относятся: cacahuete (земляной орех);iícara (чашка); hule (резина); petaea (табакерка); tocayo (тезка) и т. д.

Из Мексики испанское завоевание распространилось даль­ше на юг, где конкистадоры столкнулись с высоко развитой цивилизацией государства инков, расположенного на террито­рии нынешних Перу, Эквадора, Боливии и отчасти Чили. Пре­обладающими языками у инков были кечуа и аймара, сохранившиеся среди сельского населения до наших дней. Из этих языков в испанский вошли слова: condor (кондор); pamра (пампа); llamа (лама); quina (хина) и др.

Большую роль в обогащении американизмами испанского языка Парагвая, Аргентины, Уругвая сыграли туземные языки тупи-гуарани, также сохранившиеся в развитой форме до на­ших дней. Из этих языков в испанский вошли: ananás (ана­нас); tapir (тапир); jaguar (ягуар) и т. д.

Как видно из приведенных примеров, слова индейского про­исхождения в испанском языке Латинской Америки связаны прежде всего с обозначением так называемых реалий, т. е. предметов (орудий, материалов, животных, растений и т. д.), характерных для этого далекого и своеобразного континента.

Словообразование. Словообразование в испанском языке Латинской Америки осуществляется то тем же самым моде­лям и с помощью тех же самых формальных средств (суффик­сы, префиксы), что и в собственно испанском варианте языка. Однако новая американская действительность, с ее несвойст­венными Европе реалиями, привела к значительному приросту лексики за счет американских неологизмов, создание которых вызвало повышенную продуктивность определенных словооб­разовательных средств. Словообразовательные «американиз­мы» обычно связаны с использованием корней и основ не соб­ственно испанского, а американского происхождения. Эти кор­ни и основы комбинируются с чисто «испанскими» суффиксами: gauchada (поступок, свойственный гаучо); ponchada (ко­личество вещей или предметов, умещающихся на разостлан­ном пончо); pampero (обитатель пампы); bombachudo (о че­ловеке, который носит очень широкие штаны — бомбачи),; emponchado (о человеке, завернувшемся в плащ-пончо) и т. д.

В целом можно сказать, что словообразовательная система испанского языка в Латинской Америке более динамична, бо­лее продуктивна и проявляет большую словообразовательную «маневренность» в создании неологизмов, чем система собст­венно испанского языка. Некоторые суффиксы на американ­ской почве получили особенно широкое распространение и мо­гут считаться словообразовательными американизмами. К та­ким суффиксам можно отнести суффикс -ada (в значении ме­ста, действия, удара, собирательности, поступка, содержимо­го). Например: picada (тропинка, просека, проход); arreada (перегон скота с одного места на другое); sahleada (удар саб­лей); niñada (группа детей); gauchada (поступок, свойствен­ный гаучо) и т. д.

Гораздо продуктивнее в Америке также суффиксы -ango, -engo; -ingo; -ungo и глагольный суффикс -ear, за счет которого в основном идет пополнение разряда глаголов. Например: tanguear (танцевать танго); cuerpear (увертываться); jinetear (ехать верхом) и т. д.

Некоторые суффиксы имеют преимущественно распростра­нение в той или иной стране Латинской Америки и поэтому мо­гут рассматриваться как «национальные», или «региональные», «американизмы». Например, для венесуэльского словообразо­вания характерен собирательный суффикс -menta: papelamenta (груда бумаги); perramenta (свора собак) и т. д.; для Арген­тины и Уругвая — суффикс -io: tablerío (штабель досок); piedrerío (груда камней); в Коста-Рике широко распространен уменьшительный суффикс -eta; в Колумбии — суффикс -ante: escuelante (школьник); hospiciante (живущий в бога­дельне) и т. д.

К особенностям латиноамериканского словообразования, в отличие от собственно испанского, можно отнести также более широкое распространение в Америке уменьшительно-ласкательных суффиксов, особенно суффикса -ito.

Фонетика
Своеобразие латиноамериканской речи проявляется здесь особенно ярко.

В области согласных наиболее типичными фонетическими явлениями являются следующие:

  1. Seseo, или замена межзубного звука [] на [s]. Диф­ференциация этих звуков весьма характерна для Испании, где строго различается caza [каа] — охота и casa [kasa] — дом. В испанском языке Латинской Америки звука [] не существу­ет; caza и casa, cima и sima, zaque и saque произносятся не­дифференцированно, со звуком [s].

  2. Yeísmo, т. е. произношение сочетания ll как полугласного у, а в Аргентине — как [z] (русское ж). В соответствии с этим слово calle (улица) будет произноситься в Испании как калье, в большинстве стран Латинской Америки — как кайе, в Аргентине — как каже [kae-kaye-kaze].

  3. Ослабление s в придыхательный звук h в конце слога и в конечном положении перед паузой: например, вместо los toros-[loh toroh]; вместо despues-[dehpueh] и т. д.

Из менее типичных явлений, имеющих то или иное распро­странение не только в латиноамериканских странах, но и в са­мой Испании, отметим упрощение некоторых групп согласных: ct>t: indireto вместо indirecto; ct>it: perfeito вместо perfecto; cc>c: transacion вместо transacción и др. Выпадение интерво­кального (т. е. находящегося между двумя гласными) d: soldao вместо soldado; dolorío вместо dolorido и т. д. Исчезнове­ние начального g перед [wa] — uarda [wanda] вместо guarda [gwarda] и др.

В области гласных в Латинской Америке имеет место неко­торая неустойчивость произношения, выражающаяся в пере­ходе звуков:

e>i и обратно: vistido вм. vestido; melitar вм. miltar;

o>u и обратно: cuete вм. cohete; vergoenza вм. vergüenza;

ei>ai и обратно: asaite вм. aceite; meíz вм. maíz.

В целом испано-американское произношение мягкое, мело­дичное, в отличие от энергичного и напряженного кастильско­го, т. е. нормативного испанского произношения; ритм речи в Латинской Америке несколько более медленный и вялый.


Грамматика

Своеобразие латиноамериканской речи в сравнении с речью Испании проявляется как в морфологии, так и в синтаксисе. В морфологии оно выражается прежде всего в «отклонениях» от «обычного», т. е. чисто испанского, употребления рода и числа имен существительных. У существительных, обозначаю­щих живые существа, наблюдается тенденция, в отличие от собственно испанского, дифференцировать грамматический род по признаку пола.

Если в Испании слова tigre (тигр); caimán (кайман); venado (олень); saро (жаба) и т. д. употребляются лишь в муж­ском роде, то в Латинской Америке для них появились «жен­ские» варианты: tigra, caimanа, venada, sapа и т. д., т. е. само­стоятельные слова, обозначающие женские особи данного ви­да животных.

Примерно то же самое наблюдается у существительных, обозначающих лица: в собственно испанском языке имеется много слов (типа el, la testigo — свидетель, свидетельница; el, la criminal — преступник, преступница; el, la liberal; el, la pianisla; el, la maquinista и т. д.), род которых в контексте выра­жается только при помощи артикля и не находит морфологи­ческого выражения. В Латинской Америке для этих слов появились парные варианты с явным морфологическим выраже­нием рода: la testiga (свидетельница); la criminala (преступ­ница); la liberala (женщина-либерал) и наоборот: el maquinisto (мужчина-машинист); el pianisto (мужчина-пианист); el telegrafisto (мужчина-телеграфист) и т. д.

У существительных, обозначающих абсолютные понятия и неодушевленные предметы и употребляющихся в Испании в строго определенном грамматическом роде: el calor (жара); el color (цвет); el fin (конец); la vuelta (сдача); la cerca (ог­рада); la bombilla (электрическая лампочка) и т. д., в Латин­ской Америке имеются варианты противоположного граммати­ческого рода: la calor, la color, la fin, el vuelto, el cerco, el bombillo и т. д.

В грамматической категории числа также имеются явле­ния, типичные лишь для Латинской Америки: если в собствен­но испанском языке существительные, оканчивающиеся на ударную гласную, образуют множественное число путем при­бавления окончания -s: café (кофе) — cafés; té (чай) — tés; pié (нога) — piés и т. д., то в латиноамериканском варианте для мн. ч. часто используются формы с удво­енным окончанием: cafeses, teses, pieses.

В группе имен существительных с окончанием на -еу, обра­зующих мн.ч. путем прибавления окончания -es: buey (бык) — bueyes (быки); rey (король) — reyes (коро­ли), в латиноамериканском варианте наблюдается обратное явление, т. е. упрощение окончаний: bueys, reys.

Некоторые существительные разряда pluralia tantum, т. е. употребляющиеся только во множественном числе, типа tijeras (ножницы), tenazas {клещи), bombachas (штаны), в Латинской Америке могут употребляться в единственном числе: tijera, tenaza, bombacha.

Все перечисленные отклонения от испанской «нормы», так же как и некоторые отклонения в морфологии отдельных гла­голов, на которых мы специально не останавливаемся, харак­терны, главным образом, для устной речи менее образованных слоев населения.

Самой примечательной особенностью латиноамериканского варианта испанского языка в области синтаксиса являются так называемые «voseo», или употребление местоимения vos (2 л. мн. ч.) вместо tú (2 л. ед. ч.). По значению vos и tú почти рав­нозначны и часто употребляются в одном контексте как сино­нимы. Наибольшее распространение «voseo» получило в Ар­гентине:

Vos estás asustada? — ^ Ты напугана? — вм. Тú estás asustada?; Comistes,
vos?— Ты ел? —вм. Comiste, tú?
Другой синтаксической особенностью испанского языка в Латинской Америке является так называемое "loísmo", или бо­лее свободное употребление неударного местоимения 1о (фор­ма винительного падежа) не только для предметов, но и для лиц. Так, испанские фразы Yo le veo и Yo lo veo различаются по смыслу: первая означает Я вижу его (какого-то человека); вторая — Я вижу его (какой-то предмет). Для многих латино­американских вариантов этого различия не существует. Во фразе Yo lo veo местоимение lo может пониматься и как пред­мет, и как одушевленное лицо.

В области использования глагольных времен в испанском языке Латинской Америки наблюдается тенденция к преиму­щественному употреблению в разговорной речи форм простого прошедшего времени (pretérito indefinido) вместо сложного (pretérito perfecto): canté вместо he cantado (я пел); а также, тенденция к использованию аналитических форм будущего вре­мени: Voy a cantar (я буду петь) вместо синтетических Yo cantaré (я спою).

Заключение.

После достаточно подробного рассмотрения вариантов испанского языка в странах Латинской Америки и всех перечисленных особенностей в области лексики, фо­нетики и грамматики, так же как и многие других особенно­стей, можно сделать вывод о заметной эволюции испан­ского языка в Латинской Америке, творчески отобравшего и освоившего многие богатства народно-разговорной речи, накопленные за 400 с лишним лет своего существования в Новом Свете.

Сравнивая испанский язык с другими языками, стало очевидно, что система звуков испанского языка, т. е. его фонетика, в целом легче воспринимаются русским человеком, чем фонетика английского и французского языков; правила орфографии испанского языка, в отличии от сложной английской, французской и даже немецкой орфографии, могут быть быстро объяснены и усвоены; система грамматических форм, сходная с французской, довольно сложна и усваивается труднее, чем при изучении английского и тем более немецкого языков. Что же касается словаря испанского языка, то он исключительно богат и от французской, немецкой и даже английской лексики в целом отличается большим разнообразием региональных (местных) особенностей, главным образом за счет огромного количества американизмов или слов, употребляемых и понятных лишь в отдельных странах Латинской Америки.

Список литературы.
1. Васильева - Шведе О. К. И Степанов Г. В. Грамматика испанского языка. М., Изд-во лит-ры на иностр.яз., 1956.

2. Левинтова Э. И. и Вольф Б. М. Испанский язык. Грамматический очерк, литературные тексты с комментариями и словарем. М., Изд-во МГУ, 1964

3. Сергиевский М.В. Введение в романское языкознание. М., Изд-во лит-ры на иностр. яз., 1952.

4. Степанов Г. В. Испанский язык в странах Латинской Америки. М., Изд-во лит-ры на иностр. Яз., 1963.

5. Шишмарев В. Ф. Очерки по истории языков Испании. М.-Л., Изд. АН, 1941.

6. С. П. Мамонтов Испанский язык. Историко-лингвистический очерк. М. - 1966.


Скачать файл (611.1 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru