Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Конспект для сдачи экзамена по курсу История экономических учений - файл 1.doc


Конспект для сдачи экзамена по курсу История экономических учений
скачать (956.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc957kb.17.11.2011 20:51скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Лекция 7. Возникновение классической политической экономии в Англии и во Франции

^ Исторические условия возникновения и общая характеристика классической политической экономии

Классическая школа сменила меркантилизм. Она формирова­лась и получила большое развитие только в двух странах: в Англии и во Франции, хотя меркантилизм имел несравненно более широкое распространение.

Исторические условия, подготовившие возникновение классиче­ской школы, сложились прежде всего в Англии. Здесь быстрее, чем в других странах Европы, завершался процесс первоначального на­копления капитала. Были заложены основы мануфактурного произ­водства, получившего большое развитие уже в XVII в. В результате обострения социальных противоречий в 1640 г. в Англии началась буржуазная революция, покончившая с феодально-абсолютистским строем и ускорившая развитие капиталистических отношений. Вмес­те с ростом мануфактурного производства, развёртыванием внешне­торговой экспансии, Англия в капиталистическом развитии значи­тельно обогнала другие страны Европы.

Во Франции, где до последней трети XVIII в. сохранялся феодаль­ный строй, капитализм с большим трудом пробивал себе дорогу.

Классическая политическая экономия возникла в Англии в XVII в. Ее основатель — У. Петти. В XVIII в. она развивалась А. Смитом, а затем в первой четверти XIX в. была завершена Д. Рикардо. Осно­ватель классической школы во Франции — П. Буагильбер. Ее поло­жения развивали в своих работах физиократы (Ф. Кенэ, А. Тюрго), а завершил Ж. Сисмонди.

Классическая политэкономия, в отличие от меркантилизма, ори­ентировалась прежде всего на развитие производства и представляла интересы той части предпринимателей, которая вкладывала свои капиталы в мануфактуры.

Классики политэкономии создали учение о "естественных" зако­нах экономики. Эти законы они отождествляли с законами природы.

Английские и французские ученые исследовали производство, положив начало экономическому анализу. Классики политэкономии впервые применили абстрактный метод исследования. Все это име­ло большое значение для решения методологических проблем полит­экономии, в чем одна из научных заслуг классической школы.

В ее рамках началась разработка трудовой теории стоимости. Было провозглашено, что богатство нации создается в производст­ве, а его источником является затрачиваемый на производство то­варов труд. Это явилось выдающимся научным приобретением, сыг­равшим громадную роль в дальнейшем развитии политэкономии.

Одно из важных достижений классиков политэкономии связано с разработкой научных элементов теории прибавочного продукта.

К числу научных элементов относится также анализ общест­венного воспроизводства в "Экономической таблице" главы школы физиократов Франсуа Кенэ.

^ Экономическая теория У. Петти

Основателем классической буржуазной политэкономии в Анг­лии был Уильям Петти (1623-1687). Родился он в семье ремеслен­ника, трудовую деятельность начал корабельным юнгой, затем рабо­тал моряком. В дальнейшем У. Петти — врач, учёный, политиче­ский деятель Англии.

У. Петти был выдающимся ученым, которого К. Маркс называл "отцом английской политической экономии". Он написал ряд произ­ведений: "Трактат о налогах и сборах" (1662), "Слово мудрых" (1664); "Политическая анатомия Ирландии" (1672), "Политическая ариф­метика" (1676), "Кое-что о деньгах" (1682).

Экономические воззрения У. Петти в истории английской полит­экономии представляли переходную эпоху от меркантилизма к клас­сической школе. В вопросах экономической политики У. Петти во многом ещё стоял на позициях меркантилизма, постепенно преодоле­вая его догмы. Так, например, золото и серебро он считал преимуще­ственной формой богатства, а заботу о пополнении денег — одной из важнейших забот государства. По его мнению, драгоценные метал­лы нужны для всех времён, для всех мест. Он поддерживал идею торгового баланса, считал, что промышленность доставляет больше барыша, чем сельское хозяйство, а торговля — больше, нежели про­мышленность. У. Петти ратовал за торговую экспансию. Вместе с тем укреплялось его убеждение в том, что основная часть населе­ния должна заниматься производством, а не торговлей. В процессе эволюции своих взглядов У. Петти преодолел влияние мерканти­лизма.

В отличие от меркантилистов У. Петти выяснил внутренние за­висимости, сущность изучаемых экономических явлений. Хотя его интересовала главным образом количественная сторона изучаемых процессов, он сделал большой шаг вперёд в развитии экономиче­ской теории.

Это проявилось прежде всего в учении о стоимости. Трудовая теория стоимости, которая берет свое начало от У. Петти, явилась важнейшим отправным пунктом, от которого началось исследова­ние внутренних зависимостей производства.

У. Петти различал рыночные и естественные цены, меняющиеся в зависимости от соотношения спроса и предложения. Такую цену он называл политической ценой. Вместе с тем Петти приходит к выводу, что основу цены составляет "естественная цена", или стоимость. Он определял ее затраченным на производство товара тру­дом. Такая цена, по его мнению, выражается определённым количе­ством серебра. "Если одну унцию серебра можно добыть и доста­вить в Лондон из перуанских рудников с такой же затратой време­ни, какая необходима для производства одного бушеля хлеба, то первый из этих продуктов будет составлять естественную цену вто­рого; и если вследствие открытия новых, более богатых рудников две унции можно будет добывать так же легко, как и теперь одну, то при прочих равных условиях хлеб будет так же дёшев при цене в 10 шил. за бушель, как теперь при цене в 5 шил."*

 

* Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26, ч. 1. С. 164.

 

У. Петти рассматривал стоимость только в денежной форме. Он не исследовал меновое отношение двух товаров, не видел, что в нем заключен зародыш денежной системы, беря её в таком виде, как она проявляется в процессе обмена. "Опутанный представлениями монетарной системы, он объявляет этот особый вид реального тру­да, которым добывается золото и серебро, трудом, создающим ме­новую стоимость"*

 

* Там же. Т. 19. С. 40.

 

Высказав исходную идею трудовой теории стоимости, Петти не сумел развить её в стройное учение и последовательно проводить в своих исследованиях. Не понимая двойственного характера труда при товарном производстве, он смешивал стоимостную и натураль­ную формы богатства, не мог согласовать такие его источники, как труд и земля. "Труд есть отец и активный принцип богатства, а земля его мать", — говорил Петти. Это верно по отношению к по­требительной стоимости, производство которой требует сочетания конкретного труда и вещества природы. Распространив данное поло­жение на стоимость, Петти впал в глубокое противоречие и вынуж­ден был отойти от первоначального определения стоимости. Так, стоимость ирландской хижины он сводил к числу дневных пайков продовольствия, потребных её строителям, т.е. по существу, к зара­ботной плате.

Опираясь на трудовую теорию стоимости, Петти рассматривал другие экономические категории, высказав ряд весьма ценных для политической экономии положений. Это проявилось прежде всего в определении ренты как разницы между стоимостью товара и зара­ботной платой. Рента представляла излишек стоимости над издерж­ками производства, сводившимися в основном к стоимости рабочей силы. Рента у Петти — единственная форма прибавочной стоимос­ти. Он высказал догадку о природе прибавочного продукта, указал, что рента как выражение совокупной сельскохозяйственной стоимос­ти выводится не из земли, а из труда, и определяется как создан­ный трудом избыток над тем, что необходимо для поддержания жизни работника.

Характеризуя заработную плату, Петти исходил из того, что она имеет объективную основу, установил её зависимость от стои­мости средств существования рабочего. Петти сводил заработную плату к минимуму средств существования. Он был сторонником низкой заработной платы, считая, что только в этом случае рабочий будет трудиться с достаточным напряжением сил.

Опираясь на трудовую стоимость, Петти сделал существенньш шаг вперед в вопросе о цене земли. Он рассматривал её в тесной связи с проблемой ренты. По его мнению, цена земли должна пред­ставлять капитализированную ренту, т.е. сумму годовых рент за определённое число лет. Петти дал оригинальный расчёт, по которому цена земли включала такое количество годовых рент, которое опре­делялось продолжительностью совместной жизни представителей трех поколений: деда (50 лет), сына (28 лет) и внука (7 лет). Это составило 21 год. Такой расчет был произвольным и не решал пробле­мы. Для ее научного понимания требовалось знание природы ссуд­ного процента, который у Петти выступал не в качестве заранее данной величины, связанной с движением прибыли, а лишь как особая форма ренты. Прибыли как особой, отличной от ренты, кате­гории, Петти не выделял.

^ Экономические взгляды. П. Буагильбера

Во Франции зарождение классической политэкономии связано с именем Пьера Буагильбера (1646-1714). Автор ряда работ ("Роз­ничная торговля Франции", "Трактат о природе возделывания, тор­говле и пользе зерна", "Рассуждение о природе богатства, денег и налогов"), Буагильбер во времена Людовика XIV занимал высокие судебные и административные должности.

П. Буагильбер выступал с критикой меркантилизма, считая его главным виновником бедственного экономического положения стра­ны, в особенности доведённого до нищеты французского крестьянства. Он отверг концепцию и экономическую доктрину кольберизма, ра­туя прежде всего за улучшение положения сельского населения. Для этого Буагильбер считал необходимым проведение покровитель­ственных мер по отношению к сельскому хозяйству, которые умень­шили бы гнёт крестьянства и облегчили его положение.

По мнению П. Буагильбера, богатство нации заключается не в деньгах, а в полезных вещах, прежде всего в продуктах земледе­лия. Он рассматривал богатство в противоположность меркантилис­там как сумму потребительных стоимостей, а его основу видел в сельском хозяйстве. Деньги, по его мнению, должны находиться в постоянном движении, их роль сводится к средству обмена.

П. Буагильбер уделил большое внимание экономической теории. Независимо от У. Петти он положил начало учению о трудовой стои­мости. Буагильбер различал рыночную цену и "истинную стоимость". Если рыночные цены — случайны, то "истинная стоимость" законо­мерна, определяется трудом, затраченным на производство товара. Её величину Буагильбер определял рабочим временем. Стоимость выступала у него в пропорциях между обмениваемыми товарами, отражающими равные затраты труда.

"Истинную стоимость" Буагильбер принимал за основу пропор­ционального обмена. Его идеальной формой, обеспечивавшей сохра­нение пропорциональности, он считал обмен товара на товар. Такой обмен должен был развиваться на основе свободной конкуренции.

Не понимая связи между товарной и денежной формами стои­мости, П. Буагильбер выступил против денег, которые он назвал "все­общим палачом". Они, по его словам, "объявляют войну всему роду человеческому". В деньгах он видит причину нарушения правиль­ных пропорций между обмениваемыми товарами, основное зло и источник бедствий народа.

Будучи основателем классической политической экономии во Франции, П. Буагильбер в своих работах широко отразил специфи­ку экономической мысли страны. Она определялась резким разрывом с меркантилизмом, возросшим вниманием к аграрным проблемам, сочувственным отношением к находившемуся в бедственном поло­жении крестьянству.

Лекция 8. Экономическое учение физиократов

Классическую политэкономию во Франции после П. Буагильбера представляла школа физиократов, основанная в середине XVIII в. ^ Франсуа Кенэ (1694-1767). В неё входила большая группа экономис­тов (А. Тюрго, В. Мирабо, В. Дюпон де Немур, Г. Летрон и др.).

Исходным в концепции физиократов было учение о "естественном порядке". Оно означало признание объективной реальности окру­жающего мира, существование которого объяснялось соответствием "естественному порядку" или "естественному праву". Кенэ рассмат­ривал такое право как выражение высшей справедливости, идущей от Бога. По его мнению, соблюдение "естественного порядка" обяза­тельно для всех людей уже потому, что представляющее его "есте­ственное право" признаётся "светом разума". Кенэ не разделял вы­водов просветителей. Он считал, что человек не может претендо­вать "на всё" (это равносильно праву ласточки на всех летающих мошек), а должен исходить из того, что в состоянии обеспечить сво­им трудом. Физиократы опирались на идею "естественного права" для определения существующих норм поведения человека. В соот­ветствии с учением о "естественном порядке" Кенэ и его коллеги признавали экономические и политические законы в качестве есте­ственных (не зависящих от людей и политической власти). Такие законы трактовались как вечные.

Школа физиократов выступила с резкой критикой монетариз­ма. Она отвергала ошибочные исходные положения его концепции о том, что единственной формой богатства является золото, а его ис­точником — внешняя торговля. Ф. Кенэ и его коллеги считали, что богатство складывается из потребительных стоимостей. Деньгам отводилась роль посредника в обращении. Источник богатства они видели в производстве, а не в торговле, для которой характерен, по их мнению, только обмен равных ценностей (эквивалентный обмен). Заслуга физиократов в том, что они перенесли исследование о про­исхождении прибавочного продукта в сферу непосредственного про­изводства и тем самым заложили основу для анализа капиталисти­ческого производства. Физиократы одними из первых дали анализ капитала.

Вместе с тем толкование производства у них одностороннее: сфера производства ограничена лишь сельским хозяйством. Отсюда един­ственно производительным трудом считался труд земледельцев. Физиократическая система выступала как выражение нового капи­талистического общества, пробивающего себе дорогу в рамках фео­дального. Для объяснения процесса физиократы брали такую от­расль труда, которая "выступает наружу независимо от процесса обращения", что они видели только в земледелии. С их точки зре­ния, промышленность не являлась производительной отраслью хо­зяйства.

Центральное место в учении физиократов занимала проблема "чистого продукта" и его производства. Это избыток над той частью, которая возмещала заработную плату. Иными словами, под "чис­тым продуктом" имелся в виду прибавочный продукт. Исходя из того, что "земля есть единственный источник богатства", Кенэ пола­гал, что "чистый продукт" производится только в земледелии. С этой точки зрения промышленность оказывалась "бесплодной". Един­ственной формой чистого продукта считалась рента.

Физиократы противоречиво толковали производство "чистого продукта". С одной стороны, он представлялся как результат есте­ственного процесса роста, свойственного земледелию, следователь­но, как дар природы. Вместе с тем "чистый продукт" выступает у них и как результат земледельческого труда, избыток над заработной платой. Прибыль рассматривалась как разновидность заработной платы.

В соответствии со своим пониманием производства Ф. Кенэ де­лил общество на три класса: 1) собственников (дворянство, духовенст­во, король со свитой, чиновничество); 2) фермеров, к которым отно­сил и капиталистов, и наёмных рабочих; 3) "бесплодных", включав­ших торгово-промышленное население страны.

Физиократы категорически отвергли экономическую доктрину меркантилизма. В области экономической политики они выступили как сторонники невмешательства государства в экономическую жизнь страны, противники всякого рода монополий, защищая свободу пред­принимательской деятельности в условиях капиталистической конку­ренции.

Вершину физиократической системы составила попытка анали­за воспроизводства общественного капитала, предпринятая Ф. Кенэ в знаменитой "Экономической таблице" (1758).

Рассматривая процесс воспроизводства, Ф. Кенэ анализировал происхождение доходов, обмен между капиталом и доходом, отноше­ние между производительным и окончательным потреблением. В качестве момента процесса воспроизводства он пытался представить "обращение между двумя большими подразделениями производст­венного труда — между производством сырья и промышленностью". Всё это воплощалось в одной экономической таблице.

При построении "Экономической таблицы" Кенэ исходил из оп­ределённых предпосылок, делал ряд допущений. Он абстрагировался от влияния внешнего рынка, колебаний цен, рассматривая простое воспроизводство, что правомерно для начала анализа. Анализируя общественное воспроизводство, Кенэ взял движение товарного ка­питала, обнаружив верный экономический такт, поскольку пробле­ма воспроизводства есть прежде всего проблема реализации общест­венного продукта.

"Экономическая таблица" воплотила в себе все основные поло­жения физиократов: деление общества на три класса (земельных собственников, фермеров и "бесплодных"); чистый продукт (при­бавочная стоимость) производится только в сельском хозяйстве; для промышленности характерно лишь сложение стоимостей; обмен экви­валентов в торговле как результат свободной конкуренции. Капитал фермеров делится на первоначальные ежегодные авансы. Кенэ ввёл различие стоимостной и натуральной формы совокупного обществен­ного продукта, разграничил категории капитала и дохода.

Автор "Экономической таблицы" исходил из того, что существу­ет крупное земледелие, где землёй владеют собственники, получаю­щие ренту, а хозяйство ведут фермеры, арендующие землю и владе­ющие капиталом. Капитал фермеров складывается из двух частей: 1) первоначальных авансов (основной капитал) в сумме 10 млрд лив­ров, которые служат в течение 10 лет, ежегодно десятая часть (1 млрд ливров) входит в стоимость годового продукта; 2) ежегодных аван­сов (оборотный капитал) в сумме 2 млрд ливров, за счёт которых покрываются расходы на сырьё, заработную плату всех работников сельскохозяйственного производства; эта часть капитала служит в течение одного года, а стоимость её входит в стоимость продукта; она полностью подлежит возмещению. Стоимость годового продукта фермеров, кроме перенесённой капитальной стоимости (3 млрд лив­ров), включает стоимость чистого продукта в сумме 2 млрд ливров и составляет в целом 5 млрд ливров.

По своей натуральной форме сельскохозяйственный продукт со­стоял из: 1) семян и продовольствия, потребных для возмещения оборотного капитала; 2) продовольствия для обмена и 3) сырья для промышленности.

В стоимость совокупного общественного продукта входит также стоимость продукта, произведенного "бесплодными" (2 млрд лив­ров). По натуральной форме это — промышленные изделия. Стои­мость совокупного общественного продукта в целом составляет, та­ким образом, 7 млрд ливров.

"Экономическая таблица" Кенэ включает, по существу, две таб­лицы: большую, отражающую движение "чистого продукта", и малую, содержащую изображение всего процесса воспроизводства и обращения общественного капитала. Реализация общественного про­дукта приурочена к окончанию хозяйственного года (сбору урожая). Весь процесс в укрупненном виде можно представить в виде несколь­ких крупных актов.

Он начинается с того (акт 1), что земельные собственники, обла­дающие деньгами в сумме 2 млрд ливров (рента, полученная за предыдущий период), приобретают продовольствие у фермеров на 1 млрд ливров, а на второй млрд ливров покупают промышленные изделия у "бесплодных" (акт 2). Класс "бесплодных" на выручен­ные деньги (1 млрд ливров) приобретает у фермеров продовольст­вие (акт 3). Фермеры в свою очередь на 1 млрд ливров покупают у "бесплодных" мануфактурные изделия для возмещения сношенной части орудий труда (акт 4). "Бесплодные" у фермеров приобретают на 1 млрд ливров сырье, потребное для продолжения производства (акт 5).

Процесс реализации опосредован движением денег. Первая их половина (1 млрд ливров) после первого акта выходит из обращения и остается у фермеров. Второй млрд ливров обслуживает реализацию и в итоге тоже оседает у фермеров. Деньги в сумме 2 млрд ливров будут выплачены земельными собственниками в качестве ренты. Учитывая это обстоятельство, Ф. Кенэ выдвинул требование, чтобы все налоги в государстве выплачивались получателями ренты — зе­мельными собственниками.

В "Экономической таблице" рассматривалось только простое воспроизводство, отсутствовала проблема накопления. Кенэ не по­казывал, каким образом реализовывалась оставшаяся у фермеров часть сельскохозяйственного продукта. Игнорировалась необходи­мость восстановления средств труда у "бесплодных".

Тем не менее "Экономическая таблица" Ф. Кенэ впервые пока­зала условия, необходимые для осуществления воспроизводствен­ного процесса.

Завершил учение физиократов выдающийся экономист, видный государственный деятель Франции^ Анн Робер Жак Тюрг (1727-1781). С 1761 г. он занимал должность королевского интенданта в Лиможе, а с 1774 по 1776 г. — пост генерального контролера финан­сов. Основное его произведение "Размышления об образовании и распределении богатств" вышло в свет отдельной книгой в 1776 г. Излагая концепцию физиократов, Тюрго внес в неё ряд существен­ных дополнений. Именно у него физиократическая система приняла наиболее развитый вид.

Тюрго обратил внимание на зарождение экономического неравен­ства. Причину возникновения наемного труда он видел в отделении производителей от земли. Тюрго выдвинул более зрелое толкование классовой структуры общества, выделив среди фермеров и "бес­плодных", с одной стороны, хозяев, с другой стороны — наемных рабочих. Он приблизился к пониманию значения собственности на средства производства и дифференциации общества.

Тюрго пытался толковать проблему накопления капитала. Он впервые указал на различие между деньгами и капиталом. У него наметилось выделение прибыли как особого вида дохода. Рассматри­вая заработную плату, Тюрго связывал её движение с конкуренции ей между рабочими на рынке труда. Он считал, что это обеспечивает сведение заработной платы к минимуму средств существования.

Будучи генеральным контролером финансов, Тюрго предприни­мал усилия для проведения в жизнь доктрины физиократов. Он упразднил цехи, освободил крестьян от дорожной повинности, ввёл свободу хлебной торговли, пытался установить единый налог на зе­мельную ренту. Однако даже такие ограниченные нововведения встретили упорное сопротивление со стороны дворянства, придворной знати, и Тюрго вынужден был уйти в отставку

^ ИЗ ЖИЗНИ ВЫДАЮЩИХСЯ УЧЁНЫХ В ОБЛАСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ

Антуан Монкретьен (1576—1621). Человека, который впер­вые ввел в социально-экономическую литературу термин "поли­тическая экономия", звали Антуан Монкретьен, сьер де Ваттевиль. Он был небогатым французским дворянином времён Генриха VI и Людовика XIII. Жизнь Монкретьена наполнена приключениями, до­стойными д'Артаньяна. Поэт, дуэлянт, изгнанник, приближенный короля, мятежник и государственный преступник, он кончил жизнь под ударами шпаг и в дыму пистолетных выстрелов, попав в засаду, устроенную врагами. Впрочем, такой конец был для мятежника уда­чей, потому что, будь он захвачен живым, не миновать бы ему пы­ток и позорной казни. Даже его тело по приговору суда было под­вергнуто поруганию: кости раздроблены железом, труп сожжен и пепел развеян по ветру. Монкретьен был одним из руководителей восстания французских протестантов (гугенотов) против короля и католической церкви. Погиб он в 1621 г. в возрасте 45 или 46 лет, а его "Трактат политической экономии" вышел в 1615г. в Руане. Не­удивительно, что "Трактат" был предан забвению, а имя Монкретьена смешано с грязью. К сожалению, случилось так, что главным источ­ником биографических данных о нем являются пристрастные и прямо клеветнические отзывы его недоброжелателей. Эти отзывы несут на себе печать жестокой политической и религиозной борьбы. Монкретьена честили разбойником с большой дороги, фальшивомонетчи­ком, низким корыстолюбцем, который якобы перешел в протестант­скую религию только ради того, чтобы жениться на богатой вдове-гугенотке.

Прошло почти 300 лет, прежде чем доброе имя Монкретьена было восстановлено, а почетное место в истории экономической и политической мысли прочно закреплено за ним. Теперь ясно, что его трагическая судьба не случайна. Участие в одном из гугенот­ских мятежей, которые были в известной мере формой классовой борьбы бесправной французской буржуазии против феодально-абсо­лютистского строя, оказалось закономерным исходом жизни этого простолюдина по рождению (отец его был аптекарь), дворянина по случаю гуманиста и воина по призванию.

Получив хорошее для своего времени образование, Монкретьен в 20 лет решил сделаться писателем и опубликовал трагедию в сти­хах на античный сюжет. За ней последовало несколько других дра­матических и поэтических произведений. Известно также, что он сочинял "Историю Нормандии". В 1605 г., когда Монкретьен был уже известным писателем, он был вынужден бежать в Англию пос­ле дуэли, которая закончилась смертью противника.

Четырехлетнее пребывание в Англии сыграло в его жизни та­кую же роль, как через несколько десятилетий в жизни У. Петти — пребывание в Голландии: он увидел страну с более развитым хо­зяйством и более развитыми буржуазными отношениями. Монкре­тьен начинает живо интересоваться торговлей, ремеслами, эконо­мической политикой. Глядя на английские порядки, он мысленно примеряет их к Франции. Возможно, для его дальнейшей судьбы имело значение то обстоятельство, что в Англии он встретил много французских эмигрантов-гугенотов. Большинство из них были ре­месленники, многие весьма искусные. Монкретьен увидел, что их труд и мастерство принесли Англии немалую выгоду, а Франция, понудив их к эмиграции, понесла большую потерю.

Во Францию Монкретьен вернулся убежденным сторонником развития национальной промышленности и торговли, защитником интересов третьего сословия. Свои новые идеи он начал осуществ­лять на практике. Женившись на богатой вдове, он основал мас­терскую скобяного товара и стал сбывать свой товар в Париже, где у него был свой склад. Но главным его занятием была работа над "Трактатом". Несмотря на громкое название, он писал сугубо прак­тическое сочинение, в котором пытался убедить правительство в необходимости всестороннего покровительства французским про­мышленникам и купцам. Монкретьен выступает за таможенный протекционизм — высокие пошлины на иностранные товары, чтобы их ввоз не мешал национальному производству.

Уильям Петти (1623-1687). Читатели, наверное, помнят, как юный Робинзон Крузо, герой романа Дефо, вопреки воле отца и мольбам матери тайком бежал из дома и ушел в море. Так начались все его приключения. Подобная история, возможно, произошла в семье суконщика Энтони Петти из городка Ромси в Хэмпшире (Юж­ная Англия): его 14-летний сын Уильям отказался заниматься на­следственным ремеслом и нанялся в Саунтхэмптоне юнгой на ка­кой-то корабль. Выдуманный писателем Робинзон и вполне реаль­ный Уильям Петти принадлежали к одному поколению. Дефо за­ставил своего героя родиться в 1632 г., У. Петти родился в 1623 г. Они принадлежали к одному и тому же классу — мелкой городской буржуазии, хотя суровый старик Крузо был, видимо, побогаче скром­ного суконщика.

Петти был своего рода вундеркиндом. Несмотря на скромное образование, которое могла ему дать городская школа в Ромси, он настолько знал латынь, что обратился к отцам иезуитам, имевшим свой колледж в городе Кане, со стихотворным латинским "заяв­лением" о приеме. То ли бескорыстно, изумленные способностями юноши, то ли с расчетом — сделать ценное приобретение для католической церкви, иезуиты приняли его в колледж и взяли на свое содержание. Петти пробыл там около двух лет и в результате, по его собственным словам, "приобрел знание латыни, греческого и французского языков, всей обычной арифметики, практической гео­метрии и астрономии, важных для искусства навигации..."* Мате­матические способности Петти были замечательны, и он до конца жизни оставался в этой области на уровне достижений тогдашней науки.

 

* Цит. по: Strauss E. Sir William. Portrait of Genius. L., 1954. P. 24.

 

В 1640 г. Петти в Лондоне зарабатывает на жизнь черчением морских карт. Потом он три года служит в военном флоте, где его способности к навигационному делу и картографии оказываются весьма полезными. Покидая флот в 1643 г., он имеет наличными 60 фун­тов стерлингов — немалую по тем временам сумму.

Он уезжает в Голландию и Францию, где изучает в основном медицину. Такая разносторонность — не только признак личной та­лантливости Петти: в XVII в. выделение отдельных наук только на­чиналось и ученая универсальность не была редкостью.

Следуют три счастливых года странствий, бурной деятельности, напряженного поглощения знаний. В Амстердаме Петти зарабаты­вает на жизнь в мастерской ювелира и оптика. В Париже он слу­жит секретарем философа Гоббса, живущего там в эмиграции. К 24 годам Петти имеет за спиной уже 10 лет самостоятельной жизни.

Это вполне сложившийся человек, обладающий широкими знания­ми, большой энергией, жизнерадостностью и личным обаянием. Правда, его положение в жизни до сих пор не упрочено, но он твер­до идёт к этому.

Вернувшись в Англию, Петти скоро становится в Оксфорде, где он продолжает изучать медицину, и в Лондоне, с которым его связы­вает работа ради денег, видным членом группы молодых учёных. Эти люди сначала в шутку называли себя "невидимой коллегией", потом получили прозвище "знатоков", а вскоре после Реставрации создали Королевское общество — первую Академию наук нового вре­мени. Когда в 1650 г. Петти получил от Оксфордского университета степень доктора физики и стал профессором анатомии и вице-прин­ципалом (нечто вроде проректора) одного из колледжей, "невиди­мая коллегия" стала собираться в его холостяцкой квартире, кото­рую он снимал в доме аптекаря.

Петти, очевидно, был хорошим врачом и анатомом. Об этом гово­рят его успехи в Оксфорде, наличие у молодого профессора меди­цинских сочинений и последующее высокое назначение. В это вре­мя с Петти произошёл случай, который впервые сделал его извест­ным сравнительно широкой публике. Он заслуживает внимания и с точки зрения истории медицины, так как речь идет, возможно, о первом опыте "лечения" клинической смерти.

В декабре 1650 г. в Оксфорде, по варварским законам и обычаям той эпохи, была повешена некая Энн Грин, бедная крестьянская девушка, соблазнённая молодым сквайром и обвинённая в убийстве своего ребёнка (впоследствии выяснилось, что она была невиновна: ребенок родился недоношенным и умер своей смертью). После уста­новления факта смерти она была положена в гроб. В этот момент на месте действия появился доктор Петти со своим помощником: цель их состояла в том, чтобы забрать труп для анатомических исследова­ний. К своему изумлению врачи обнаружили, что в повешенной теп­лится жизнь. Приняв срочные меры, они "воскресили" ее! Интерес­но дальнейшее развитие событий. Петти сделал три вещи, которые с разных сторон характеризуют его натуру. Во-первых, он проде­лал серию наблюдений не только над физическим, но и над психи­ческим состоянием своей необычной пациентки и чётко зафиксиро­вал их. Во-вторых, он проявил не только врачебное искусство, но и человечность, добившись от судей прощения Энн и организовав сбор денег в её пользу. В-третьих, он со свойственной ему деловой хват­кой использовал это происшествие для громкой рекламы: через не­сколько дней по его инициативе в Оксфорде была выпущена сенсаци­онная листовка (газет тогда ещё не было!) под интригующим загла­вием: "Новости из мира мёртвых, или Правдивый и точный рассказ об избавлении от смерти Энн Грин". Он организовал подобные изда­ния и в Лондоне.

В 1651 г. доктор Петти внезапно оставил свою кафедру и вскоре получил должность врача при главнокомандующем английской ар­мией в Ирландии. В сентябре 1652 г. Петти впервые сошёл с кораб­ля на ирландскую землю. Что побудило его так резко изменить те­чение жизни? Видимо, жизнь оксфордского профессора была слиш­ком спокойной и малоперспективной для молодого энергичного че­ловека с изрядной долей авантюризма в характере.

Петти взял у правительства и армейского командования подряд на "обзор земель армии". Платили ему в основном деньгами, со­бранными с солдат, которые должны были получить землю. Петти заказал в Лондоне новые инструменты, набрал целую армию земле­меров в тысячу человек, составил карты Ирландии, которые употреб­лялись в судах при разрешении земельных споров вплоть до сере­дины XIX в. И это было сделано немногим более чем за один год. Поистине, всё удавалось этому человеку, всё ладилось у него!

"Обзор земель армии" оказался для Петти, которому было в это время немного за тридцать, настоящим золотым дном. Приехав в Ирландию скромным медиком, он через несколько лет превратился в одного из самых богатых и влиятельных людей в стране.

Огромная энергия Петти, его страсть к самоутверждению, аван­тюризм — всё это на некоторое время нашло своё выражение в мании обогащения. Он вкладывал в земельные спекуляции такую же страсть, как в оживление и лечение Энн Грин. Разумеется, здесь это говорится не для оправдания морального облика Петти. Такая цель была бы нелепа. Но разобраться в этой сложной личности инте­ресно с научной и человеческой точки зрения.

Получив, по его собственным данным, 9 тыс. фунтов стерлингов чистой прибыли от выполнения подряда, он использовал эти деньги для скупки земли у офицеров и солдат, которые не могли или не хотели дожидаться своих наделов и занимать их. Кроме того, зем­лёй он получил часть причитавшегося ему вознаграждения от пра­вительства. Точно неизвестно, какие ещё способы применял ловкий доктор для увеличения своей собственности, но успех превзошёл все ожидания. В итоге он оказался собственником нескольких де­сятков тысяч акров земли в разных концах острова. Позже его вла­дения ещё более расширились. Одновременно он стал ближайшим помощником и секретарём лорда-наместника Ирландии Генри Кромвеля, младшего сына протектора.

Достоверно известно из документов и из переписки Петти, что королевская власть дважды предлагала ему пэрство. Однако он не без основания расценивал эти предложения как желание отделаться от просьб, которыми он действительно докучал королю и двору дать ему реальный государственный пост, на котором он мог бы осуществить свои смелые экономические проекты. Очень характер­но для личности и стиля Петти объяснение причин его отказа от королевской милости в одном из писем: "Я скорее согласен быть медным фартингом,* но имеющим свою внутреннюю ценность, чем латунной полукроной, как бы красиво она ни была отчеканена и позолочена".** При всем его честолюбии и корыстолюбии этот чело­век был иной раз принципиален до упрямства.

 

* Самая мелкая монета, грош.

** Цит. по: Dictionary of National Biography / Ed. by L. Stephen and S. Lee. Vol. 45. P. 116.

 

Лишь смерть сэра Уильяма Петти сняла препятствия. Через год его старший сын, Чарлз, был сделан бароном Шелберном. Однако это было ирландское баронство, не дававшее право заседать в пала­те лордов в Лондоне. Только правнук Петти занял это место и во­шел в историю Англии как крупный политический деятель и лидер партии вигов под именем маркиза Лэнсдауна.

Между прочим, в Англии XX в крупнейших экономистов, ока­завших важные услуги правящим классам, стали делать пэрами за их научные труды. Первым таким "аристократом от политической экономии" стал Дж. Кейнс.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12



Скачать файл (956.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru