Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Лекции - Основы психотерапии. Часть 2 - файл 1.doc


Лекции - Основы психотерапии. Часть 2
скачать (551.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc552kb.20.11.2011 21:24скачать

1.doc

1   2   3   4   5

^ МЕДИТАТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ
Медитативная психотерапия обычно не выделяется как само­стоятельное психотерапевтическое направление. Но в связи с тем, что элементы медитации широко используются или могут быть использованы во многих других психотерапевтических направле­ниях, мы считаем целесообразным рассмотреть ее отдельно.

Слово медитация, хотя и привнесено в психотерапию с англий­ского языка, где meditation означает размышление, но смысл его взят из буддизма и отражает состояние отрешения от суеты, пас­сивного созерцания, течения собственной мысли.

В настоящее время термин медитация применяется настолько широко, что имеет множество оттенков, поэтому ни одно опреде­ление не устраивает всех специалистов этого метода.

На наш взгляд толкование термина «медитация» наиболее хо­рошо изложено Н.Линде («Психотерапия в социальной работе», М., 1992). Сравнивая его с другими базовыми понятиями психоте­рапии - деятельностью и общением, Н.Линде пишет:

«Если деятельность - это всегда взаимодействие субъекта (S) с объектом (О), где всегда вся активность (познающая, использующая, преобразующая и т.д.) принадлежит субъекту, то в случае общения происходит взаимодействие субъекта с равноправным ему субъек­том и активность в равной мере принадлежит обеим сторонам.

В случае же медитации нет второй стороны, нет деятельности и нет общения, субъект не рефлектирует, беседуя с самим собой, он просто становится собой».

Сторонники медитации утверждают, что она благодаря освобо­ждению от мешающих суетных мыслей и эмоций приводит к про­светлению, озарению (чаще всего - к молниеносному интуитивно­му), так называемому инсайту. Этот процесс они характеризуют как развитие самого человека, как процесс познания себя, других и ок­ружающей (а иногда и потусторонней) действительности. Происхо­дит скачкообразный (от озарения к озарению) рост личности, приоб­ретающей ранее недоступное новое, более совершенное знание.

В некоторых классических направлениях буддизма медитация происходит в процессе концентрации сознания в одной точке. При этом совершенствуется способность к максимальному освобождению сознания от потока образов и мыслей. Одновременно совершенствуется процесс все более полной релаксации (психо­мышечного расслабления).

Задачей каждого такого сеанса является все более глубокое и длительное (стабильное) обретение внутреннего покоя и гармо­нии, стабилизация сознания, максимальное освобождение от пси­хомышечного напряжения, любых (не только негативных) эмоций и мыслей, психического напряжения и достижение предельно уравновешенного состояния.

Постепенно эта сосредоточенность сознания должна уходить от фиксации на конкретном объекте - точке, которая на началь­ном этапе помогает освободить сознание от посторонних, сует­ных раздражителей.

Выполнив свою роль «громоотвода», «точка» сама становится ненужной. То есть взгляд медитирующего может оставаться на ней, но уже не замечая ее.

Начинается этап совершенствования способности «отпускать» свое очищенное от суеты и конкретных мыслей сознание в «свободное плавание». При этом сам «корабль нашего сознания», отпущенный в свободное плавание, не аморфный, а достаточно прочный - наше сознание, свободно перемещаясь с объекта на объект, не «цепляется» за эти объекты, как утопающий или как любопытный, а царственно проплывает над ними, спокойно и уверенно защищенное от суеты конкретных образов и мыслей.

Можно сказать, что медитация - концентрация сознания на отрешении от суеты конкретных образов и мыслей с целью обре­тения и совершенствования состояния внутренней гармонии в единстве с гармонией мира. Природы, Вселенной. Это такое со­стояние сознания, когда все духовные силы находятся в равнове­сии, так что ни одна мысль, ни одна склонность не может доми­нировать над другими.

В этом состоянии человек обретает устойчивое равновесие в противовес состояниям зависимостей от мыслей, чувств, людей и привычек. Крайним (противоположным медитации) проявлением этих зависимостей являются страсти, нервно-психические состоя­ния и поведенческие реакции, от которых человек страдает, хотел бы освободиться, но не может. К таким зависимостям можно от­нести и большинство неврозов (или наоборот - неврозы отнести к зависимостям).

А так как главной задачей любого направления классической психотерапии является максимально возможное освобождение че­ловека от неврозов и других мешающих ему зависимостей, то мы ви­дим, что медитативная терапия, используя свои средства и методы, направлена на решение этой общей психотерапевтической задачи.

На первых занятиях практически невозможно обрести способ­ность полного освобождения сознания от конкретных образов и мыслей. Это процесс длительный. Поэтому вначале нужна трени­ровка концентрации сознания на каком-нибудь удобном для кли­ента и не раздражающем образе или мысли, используя их «как громоотводы» от других, менее приятных и более суетных объек­тов внимания. В это же время начинается тренировка сначала ак­тивного, а потом все более ненасильственного удержания созна­ния на выбранных объектах, стараясь, чтобы оно все реже пере­скакивало на «непрошенные» мысли.

Перечислим кратко суть основных этапов медитативной тре­нировки.

Надо сказать, что последовательность этих этапов не жесткая. Нередко они применяются в различных комбинациях друг с дру­гом. В этом случае их можно рассматривать не как этапы, а как упражнения или подходы.

Первый этап

На первом этапе освоения техники медитации лучше направ­лять внимание занимающегося на ощущения, которые он может контролировать и регулировать физически. Они легче, чем мысли, поддаются наблюдению и удержанию на них внимания.

Чаще всего для этого используется направление внимания кли­ента на процесс своего дыхания: слежение за всеми ощущениями, сопровождающими вдох, выдох, контроль за спокойным ритмом дыхания с одновременным расслаблением мышц.

Второй этап

В классической йоге (а сейчас и почти во всех техниках меди­тации) к этим дыхательным упражнениям добавляются так назы­ваемые мантры, простейшими, древнейшими и наиболее эффек­тивными из которых считаются мысленные произнесения при вы­дохе слов «ОУМ» (в переводе - абсолют) или «ОЛЕ» (один). Не­которые терапевты рекомендуют произносить эти мантры (назовем их - камертоны) вслух.

Это простейшие мантры, которые в дальнейшем во многих медитативных техниках существенно усложняются. Однако пси­хотерапевт должен помнить, что любое усложнение процедуры должно быть оправдано повышением ее эффективности и рас­сматриваться с учетом конкретной задачи и индивидуальных особенностей клиентов.

Третий этап

В дальнейшем (а некоторые терапевты сразу начинают с это­го) клиентам предлагают просто спокойно следовать своим мыслям, не прогоняя их и не принимая близко к сердцу, наблю­дая их как бы со стороны и все более отстраняясь от них эмо­ционально.

Этот подход учитывает присущий всем нам дух противоречия, когда запрет думать о чем-то нередко еще глубже фиксирует мысль на запрещенном объекте.

Такое упражнение применяется не во всех случаях, а лишь ко­гда не удается устраниться от мешающих мыслей. Тогда человек делает вид, что умышленно поддается им («ну хорошо, давай по­думаем об этом»), а сам постепенно тренирует в себе все более монотонное, автоматическое, притупленное (все менее эмоцио­нальное) следование этой мысли, постепенно отстраняясь от нее как от постороннего объекта.

Четвертый этап

Хотя этот прием давно известен в медитациях, в последнее время он распространился под названием имаготерапии (терапии воображением), когда для уменьшения тревожности и стресса клиенту предлагается представить самого себя в зоне комфорта и полной защищенности. При этом его внимание сосредоточивается на все более отчетливом видении себя самого в образе олицетво­рения спокойствия и удовлетворения.

В настоящее время имаготерапия часто применяется как само­стоятельное психотерапевтическое направление или включается как технический прием в гештальттерапию, психосинтез, поведен­ческую терапию и пр.

В настоящее время широко применяются не только пассивные, но и активные методы медитации. В данном случае определенные движения выполняют или усиливают роль мантр (камертонов) с целью отвлечения от мешающих и суетных образов и мыслей и включения свободного от конкретики сознания в состояние внут­ренней и внешней гармонии.

Одним из известных активных методов является так называе­мая мандала-медитация. Она состоит из нескольких ступеней.

(Продолжительность активного освоения каждой ступени -15 минут.)

Первая ступень

Пробуждение энергии

Бег на месте с максимально высоким подниманием колен (глаза открыты). Темп бега и высота подъема колен подбираются исходя из индивидуального состояния здоровья занимающихся.

Инструктор просит сосредоточить внимание на глубоком и ровном дыхании.

Вторая ступень

Чтобы пробужденная энергия попала в нужный центр, следует сесть с закрытыми глазами, полностью расслабиться и мягко по­качиваться. Обратить особое внимание на полное расслабление мышц лица.

Мышцы челюстей полностью расслаблены, рот свободно по­луоткрыт (как у спящего), веки не подрагивают, лицо выражает спокойствие и комфорт.

Третья ступень

Направление энергии к «третьему глазу». Для этого рекомен­дуется лечь на спину и вращать открытыми глазами по часовой стрелке, делая полные обороты глазами, все быстрее и быстрее.

Все тело полностью расслаблено, особенно лицо, рот естест­венно полуоткрыт (как у спящего), расслаблен, голова совершен­но неподвижна, дыхание легкое, спокойное.

Четвертая ступень

Прекратите все движения, закройте глаза и прочувствуйте мак­симально полное расслабление и спокойствие и пребывайте в спокойствии.

Американский психолог Р.Найдиффер предлагает различные варианты активной медитации с элементами спорта, особенно циклических видов.

Монотонный ритм движений и дыхания длительного бега, ходьбы на лыжах, гребков в плавании или в гребле, езды на вело­сипеде и даже просто ходьбы может выполнять роль мантры-камертона, сосредоточение на которой сначала служит «громо­отводом» от раздражающих и суетных мыслей, а затем помогает обрести гармонию психофизического состояния.

Разумеется, интенсивность таких нагрузок должна подбираться с учетом психофизического состояния.

В так называемой активной релаксации мы (А.Н.Романин с сотр., 1986) применяем индивидуально подобранные и постоянно совершенствуемые комбинации активной медитации с формулами самовнушения.

^ ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ
Несмотря на то, что мы в различных разделах уже затрагивали элементы и упражнения групповой терапии, она настолько попу­лярна, что заслуживает подробного самостоятельного рассмотре­ния. Поэтому приносим извинения за некоторые повторы. К тому же читателям полезно ознакомиться с различными определениями и подходами к групповой психотерапии наиболее известных тео­ретиков и практиков.

Групповая психотерапия в настоящее время очень популярна и имеет множество определений.

Важно отличать групповую психотерапию как форму проведе­ния учебных и психокоррекционных занятий во многих других направлениях психотерапии (поведенческая терапия, психодрама, гештальт, психосинтез и др.) от групповой психотерапии как са­мостоятельного психотерапевтического направления, в котором могут применяться элементы других видов психотерапии, но ко­торое принципиально отличается тем, что в нем основная работа и ответственность за нее переносится с психотерапевта на саму группу и отдельных ее членов.

Эти идеи групповой психотерапии особенно близки подходам гуманистической психологии и психотерапии, хотя начало этих подходов можно увидеть и в идеях Адлера.

Впервые термин «групповая психотерапия» употребил Якоб Морено в 1932 г., обозначив этим просто психотерапию, проводи­мую не индивидуально, а в группах. В дальнейшем многие пред­ставители как медицинской, так и не медицинской психотерапии давали свои определения этой форме и методу.

При этом каждый акцентировал внимание на какой-то одной важной стороне этого метода. С.Крахотвил (1978) указывал на то, что при проведении групповой терапии хорошо используется процесс групповой динамики отношений и взаимодействия как по вертикали (клиентов и психотерапевта), так и по горизонтали (клиентов между собой). Хотя надо сказать, что понятия «вертикаль» и «горизонталь» здесь применяются не как в менедж­менте (начальник - подчиненные), так как большинство подходов к групповой терапии подразумевает создание атмосферы взаимо­отношений клиентов с психотерапевтом, которую еще Адлер на­зывал равным партнерством.

Большинство авторов (Н.К.Липгард с сотр., 1978, С.Ледар, 1990 и многие другие) отмечают как главную заслугу этого метода именно создание атмосферы совместной активности и творческо­го единства как клиентов с психотерапевтом, так и клиентов друг с другом.

Иногда можно встретить употребление терминов групповая психотерапия и коллективная психотерапия. Такие известные спе­циалисты, как Либих (1974), Вельвовский (1986) и другие, считают эти термины идентичными. Однако есть и другие мнения.

Некоторые авторы считают, что понятие коллективная психо­терапия подчеркивает лишь коллективную форму занятия, содер­жание которого не обязательно исповедует принципы усиливаю­щего (самоисцеляющего) эффекта использования внутренних ре­зервов группы - «динамики группового процесса» (К.Роджерс), тогда как групповая терапия именно и строится на этом эффекте.

В.Т.Кондрашенко, В.И.Донской (1997) и многие другие ав­торы считают, что коллективная терапия скорее относится к массовой терапии, которая по многим параметрам далеко не идентична групповой, главным образом именно по недостаточ­ной активизации и использованию внутригрупповых резервов самопомощи.

Однако еще В.М.Бехтерев считал, что «коллективом не может быть названо случайное скопление лиц в данный период времени в определенном месте». По его мнению, это должна быть группа людей, объединенных какой-то общей целью, настроением, зада­чей и т.п. Хотя это определение вполне может быть отнесено практически к любой психотерапевтической группе.

К этим спорам следует еще добавить и то обстоятельство, что в нашей политизированной педагогической и психологической лите­ратуре на протяжении десятилетий коллектив трактовался как группа высшего типа, объединенная ценностно-ориентационным единством и общественно значимой целью. Думается, что такое определение, идущее от трудов А.С.Макаренко и развитое в совет­ской психологии под руководством А.В.Петровского и др., имеет право на существование и в современной научной литературе.

Однако сегодня, раз мы вышли в открытое общество, то для лучшего взаимопонимания с коллегами очень важно точно знать те различия, которые мы вкладываем в толкование одних и тех же терминов. Мы понимаем коллектив как наиболее высокооргани­зованную, единую, активную, положительно социально ориенти­рованную группу, а в западной психологии словом коллектив час­то называется собрание людей, которым необходимо определенное объединение и включение процессов групповой динамики, что­бы быть охарактеризованным как группа.

Некоторые оппоненты приводят неопровержимые факты уси­ления терапевтического воздействия (главным образом, дирек­тивной терапии, самовнушения, внушения, гипноза) даже среди стихийно собранных или незнакомых (и не стремящихся к этому) лю­дей. Действительно, у В.М.Бехтерева и других можно найти мно­го примеров психического заражения при массовом гипнозе или в таких явлениях, как паника и даже массовые эпидемии психических заболеваний. Однако, несмотря на внешнюю общность повышения эффективности взаимовоздействия, у массовой, коллективной и групповой терапии есть и принципиальная разница.

При массовом, коллективном внушении, или психическом за­ражении, этот процесс происходит стихийно, нередко выходит из-под контроля и приносит не исцеляющие, а, напротив, усугуб­ляющие последствия. (Это отнюдь не исключает возможности грамотного применения коллективного гипноза и других видов терапевтического внушения.)

Это то, что касается западного употребления (впрочем, весьма редкого) понятия коллективная терапия. Однако, как уже говори­лось, за годы советской власти мы привыкли к противоположно­му толкованию термина коллектив, подразумевая под ним как раз не просто группу, а ее высшую форму с точки зрения единства со­циально значимых ценностей и путей ее достижения.

Разумеется, в этом понимании коллектив приобретает многие черты, отличающие его от обычной психокоррекционной группы, и может оказывать весьма своеобразное (причем не только усили­вающее, но и сдерживающее индивидуальное развитие личности) воздействие.

В этом социальном смысле употребляемые до сих пор некото­рыми нашими специалистами понятия коллектив и коллективная терапия имеют определенные достижения, оригинальные теоре­тические и практические подходы, которые могут претендовать даже на самостоятельное направление. Однако мы считаем, что их следует рассматривать отдельно, так как они не вписываются в традиционное понимание групповой терапии.

Что касается групповой терапии (в строгом научном толкова­нии этого термина), то здесь процесс организован (хотя и не имеет жесткой регламентации) и направлен на совместное решение со­вершенно конкретных психологических проблем или их доступ­ных этапов, о которых мы поговорим подробнее.

Групповая психотерапия - это не стихийный, а достаточно от­лаженный (хотя не жесткосконструированный) процесс, имеющий много различных видов и форм осуществления и применения в различных комбинациях почти со всеми классическими направле­ниями современной психотерапии.

Как и у каждого психотерапевтического направления, в группо­вой терапии имеется набор уже устоявшихся понятий и терминов.

Начнем с такого понятия, как психокоррекционная группа.

Психокоррекционной группой называется малая (до 20 чело­век) терапевтическая группа, состоящая из людей, добровольно объединившихся для совместного изучения и решения общих психологических проблем как личного, так и межличностного характера.

Группа работает главным образом по принципу «здесь и те­перь», то есть перенося все свои переживания и попытки их изуче­ния и решения из прошлого в настоящее.

Наиболее популярны два типа психокоррекционных групп:

- группы тренинга умений;

- encounter-группы (группы встреч - столкновений).

Группы тренинга умений обычно центрированы на психотера­певте, то есть его руководство ощущается достаточно четко.

Encounter-группы (см. выше) переносят основную работу и от­ветственность на самих себя, то есть на всех участников группы.

Считается, что первым эффект положительного влияния груп­пы на процесс оздоровления больных заметил американский врач Дж.Пратт при лечении больных туберкулезом. В процесс лечения он включал разъяснительные беседы о гигиенических правилах поведения, во время которых старался укрепить у больных веру в окончательное выздоровление. Сначала он вел эти беседы инди­видуально, а затем с целью экономии времени стал проводить их с группой больных.

Через некоторое время такие беседы стали спонтанно допол­няться беседами больных друг с другом, атмосферой взаимопод­держки. Такая форма общения понравилась самим больным и на­чала оказывать значительное психотерапевтическое воздействие, хотя это еще нельзя было назвать групповой психотерапией в со­временном смысле этого понятия.

Надо сказать, что эффект усиленного взаимовоздействия лю­дей друг на друга в группах и массах отмечали многие социологи, психологи, психотерапевты и психиатры (Лебон, Фрейд, Бехтерев, Московичи и другие), однако это больше касалось стихийного воз­действия (заражения) или усиления директивного (прямого) внуше­ния (включая гипноз). Что касается применения психотерапевтиче­ского эффекта взаимодействия членов группы в недирективной психотерапии, то можно сказать, что его первыми стали использо­вать ученики З.Фрейда - А.Адлер, Л.Уэндер и др. Причем сам Фрейд весьма критически относился к возможности проведения психоанализа в группе, считая, что влияние и даже само присутст­вие группы могут исказить продуцируемую клиентом информацию.

Однако в настоящее время многие психоаналитики применяют групповой метод не только с целью экономии времени, но и счи­тая его более эффективным (при правильном подборе группы).

И все же автором групповой психотерапии как направления и метода принято считать Якоба Морено, издавшего в 1931 г. жур­нал, который так и назывался «Групповая психотерапия».

В дальнейшем одним из наиболее видных представителей групповой психотерапии стал Карл Роджерс, внесший в нее много нового. Главной его заслугой считается разработка терапии гу­манистического, или антиавторитарного, направления, то есть терапии, центрированной на клиенте. Он же ввел уже упоминав­шееся понятие encounter-групп.

К.Роджерс в свою очередь отмечает значительный вклад Курта Левина (и в первую очередь его теории поля) в развитие теории и групповой психотерапии. Ведь именно Курт Левин задолго до возникновения этого метода групповой психотерапии утверждал, что индивидуумов легче изменять в группе, чем по отдельности. Основные идеи и методы К.Роджерса изложены в книге Л.А.Петровской «Теоретические и методические проблемы соци­ально-психологического тренинга» (М., 1982), где автор приводит и собственные интересные взгляды на данное направление.

Хорошим пособием для применения групповой психотерапии в медицинской практике стала книга С. Кратохвила «Групповая психотерапия неврозов» (1978), многие положения которой могут быть успешно адаптированы к немедицинской психотерапии.

Значительный интерес в этом направлении представляет труд Б.Д.Карвасарского и С.Ледера «Групповая психотерапия» (1990), а также труды С.С.Либиха, А.Л.Гройсмана, Н.В.Иванова, А.И.Захарова и другие работы.

Чаще всего употребляется следующая классификация психо-коррекционных групп:

- группы для решения проблем;

-группы обучения межличностным взаимоотношениям (обычно это группы деловых людей, политиков, разного рода руководителей);

- группы роста (самосовершенствование);

- терапевтические группы.

Наиболее четко резюмировал основные характеристики психокоррекционных групп Лэкин. В своей работе, опубликованной в 1972 году, он перечисляет следующие особенности атмосферы, в которой проходит процесс групповой психотерапии:

- облегчение выражения эмоций;

- возникновение ощущения принадлежности;

- обязанность самораскрытия;

- апробирование новых навыков поведения;

- санкционированная группой свобода межличностного обще­ния (межличностные сравнения);

- разделение с формальным лидером ответственности за руко­водство группой.

В настоящее время многие практики групповой психотерапии пользуются хорошо систематизированным пособием К. Рудестама «Групповая психотерапия» (1990).

Кроме уже отмеченного усиливающего психологического влия­ния на личность, группа позволяет моделировать (разыгрывать) различные социальные ситуации, с которыми клиент хотел бы научиться справляться. А так как в группу обычно подбираются люди с аналогичными проблемами или особенностями (кроме ге­терогенных групп), то здесь налицо общая заинтересованность: помогая другому, помочь и себе самому. То есть все члены груп­пы являются не просто зрителями, а лично заинтересованными участниками.

Мы уже описывали многие аспекты формирования и деятель­ности психокоррекционных групп в разделе «Бихевиористская (поведенческая) терапия». Поэтому напомним лишь основные моменты.

Итак, группы разделаются по типам: группы формирования уме­ний и encounter-группы. Группы различаются также по форме и со­держанию предстоящей терапевтической деятельности. И, нако­нец, группы могут объединяться для решения какой-либо узкой, но важной для каждого члена этой группы задачи или проблемы: боязнь экзамена, публичного выступления, необоснованная бо­язнь конкретного человека.

Следует помнить, что групповая терапия благоприятна не для всех людей и не для всех случаев. Вот здесь и требуется опыт пси­хотерапевта, чтобы определить показания или, напротив, проти­вопоказания к применению групповой психотерапии.

Надо сказать, что групповая терапия имеет достаточно широ­кий спектр применения. Однако стиль и методы работы в таких группах могут существенно варьироваться в зависимости от раз­личия задач и проблем.

Считается, что для преодоления обычных жизненных трудно­стей во многих случаях достаточно пользоваться так называемой разговорной терапией, давая возможность клиенту в полной мере удовлетворить свою способность поделиться своими проблемами с понимающими собеседниками, быть принятым и с сочувствием и вниманием выслушанным ими.

Несмотря на вполне заслуженную репутацию самостоятельно­го психотерапевтического направления, групповая терапия ус­пешно дружит с другими терапевтическими направлениями и ме­тодами. Так, например, при нарушениях характерологического типа большинство специалистов применяют методы гештальттерапии. а также психодрамы. Бихевиористская психотерапия хо­рошо применяется в группах тренинга умений и при психокор­рекции определенных фобий (навязчивых страхов). Недиректив­ная групповая психотерапия часто используется при профилакти­ке и лечении алкоголизма и других зависимостей и т.д.

Не рекомендуется принимать в терапевтические группы лиц, страдающих различного рода психозами и отличающихся низким интеллектом. Лица со сниженным интеллектом плохо вписывают­ся в обсуждение проблем, постоянно уточняют те детали, которые другим ясны.

Они заставляют других членов группы отвлекаться на разъяс­нение им очевидных для других вещей, то есть мешают образова­нию группы единомышленников.

Лица, страдающие психозами, склонны периодически вносить диссонанс в групповую атмосферу, которая должна быть как можно более защищенной и комфортной для каждого члена груп­пы, позволяя ему преодолеть страхи и смущения и вступить в нормальное общение.

Следует хорошенько подумать, прежде чем включать в группы людей с тяжелыми психопатическими отклонениями (особенно эпилептоидов), а также лиц с выраженными физическими недос­татками, - не будут ли они сильно мешать формированию единст­ва и однородности группы, отвлекая на себя внимание (пусть даже самое сочувственное) от основного направления работы над объ­единившей всех проблемой.

Терапевтические группы могут весьма существенно различать­ся по количеству участников: от 3-5 до 20 человек. Некоторые терапевты работают даже с группами до 30 человек, однако такое количество участников, так же как и слишком малое (3 человека), должно быть оправдано задачей работы и составом группы, ина­че неизбежны определенные сложности.

В слишком маленьких группах значительно снижается эффект одной из главных идей групповой терапии - межперсональной поддержки. А в слишком больших группах нередко наблюдается тенденция спонтанного внутреннего распада одной большой группы на несколько маленьких, что в значительной мере выклю­чает их участников из целенаправленной работы всей группы.

Большинство сходятся на том, что оптимальное число участников психокоррекционной группы должно колебаться от 8 до 12 человек.

По каким признакам следует подбирать группу?

Обычно группы комплектуются по одному или нескольким из следующих признаков:

1. Проблемные признаки (общие психологические проблемы и неврозы).

2. Личностные признаки (общие особенности интересов, уров­ня интеллекта, типа характера).

3. Демографические признаки (национально-этическая общ­ность, возраст, пол).

Некоторые авторы (Беннис, Шеппард) считают, что полезно комплектовать так называемые гетерогенные (то есть разнород­ные по составу) группы, так как они ближе к реальной модели общества, для успешного функционирования в котором мы и го­товим наших клиентов. В таких группах чаще возникают естест­венные разногласия и даже конфликты, что, с одной стороны, мо­делирует реальные ситуации в обществе, но, с другой стороны, затягивает налаживание процесса взаимопонимания и создания атмосферы личностной защищенности и комфортности.

Здесь и возникает принципиальный спор: то ли создавать в группах психологический климат более благоприятный, «тепличный», чем реальные условия, то ли работать в более ти­пичных для нормального общества условиях, но в ущерб ком­фортности и чувству защищенности членов группы.

Каждый из подходов имеет свои плюсы и свои минусы.

В гетерогенные (различные по составу) группы иногда специ­ально (но, разумеется, при внимательном контроле терапевта) включают конфликтных, раздражительных людей для проверки устойчивости отрабатываемых моделей поведения и способности к контролю как своих эмоций, так и эмоций членов группы, вос­принимающих их. К сожалению, такие группы не всегда способ­ствуют раскрытию людей, принятию других и себя. Нередко они распадаются уже на первых этапах, несмотря на опыт психотера­певта и его периодические разъяснительные беседы в пользу групп именно такого типа.

Гомогенные (однородно подобранные) группы быстрее создают благоприятную атмосферу и начинают совместно решать общие психологические проблемы. Однако, как показывает многолетняя практика, очень часто успешные модели общения, уверенности в себе, публичного выступления и т.п. в таких группах так и оста­ются лабораторными моделями, и клиенты плохо переносят отра­ботанные приемы в реальную жизнь.

Но здесь, на мой взгляд, часто упускается еще один важный фактор гомогенных групп - они становятся терапевтичными са­мой своей атмосферой, в которой люди находят так нехватающее им в жизни общение и понимание. Недаром многие подобные группы существуют (в первую очередь в США, да и в других странах) годами и превратились в необходимые для этих людей (как правило, одиноких или непонимаемых близкими) чуть ли не во вторые семьи.

При этом первая задача - избавится от какой-то привычки или состояния - уже давно отошла на второй план, главным стал сам процесс общения.

Перед началом занятий психотерапевт проводит с участниками только что сформированной группы установочную беседу. В за­висимости от типа групп он излагает основные условия и правила групповой работы.

Основными правилами (требованиями к участникам) практи­чески для всех типов психокоррекционных групп являются:

- искренность и открытость в общении участников;

- преобладание эмоциональной спонтанности (первичного есте­ственного реагирования) над рациональностью (размышлениями);

- принцип «здесь и теперь».

Обычно занятия групповой терапией проводятся 3-4 раза в неделю. Каждый сеанс длится по 1-1,5 часа. Однако это лишь ориентиры, которые могут в определенной мере меняться психо­терапевтом в зависимости от условий и задач работы.
1   2   3   4   5



Скачать файл (551.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации