Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Дипломная работа - Юридическая ответственность, как вид социальной ответственности - файл 1.doc


Дипломная работа - Юридическая ответственность, как вид социальной ответственности
скачать (377.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc378kb.21.11.2011 08:22скачать

1.doc

  1   2
О Г Л А В Л Е Н И Е
Введение…………………………………………………………………………3

I. Понятие, сущность, основание юридической ответственности……………7

1.1 Понятие социальной ответственности……………………………………..7

1.2 Понятие юридической ответственности. ………………………………….10

1.3 Цели и функции юридической ответственности. …………………………21

1.4 Принципы юридической ответственности. ………………………………. 24

1.5 Основания юридической ответственности. ……………………………….30

1.6 Момент возникновения юридической ответственности. ………………...37

1.7 Порядок возложения юридической ответственности. ……………………48

1.8 Юридическая ответственность в системе юридических категорий……..49

II. Юридическая ответственность в системе социальной ответственности…51

2.1 Общая характеристика основных направлений ответственности………..51

2.2 Сущность феномена социальной ответственности………………………..56

2.3 О взглядах теоретиков на понятие ответственности……………………...61

2.4 Социальное значение ответственности в правовом государстве………...68

Заключение………………………………..……………………………………..70

Список литературы………………………………..……………………………..72

Приложение………………………………..…………………………………….76

Введение

Очевидно, что эффективное решение вопросов, связанных с построением гражданского общества и правового государства, предполагает совершенствование законодательства, в том числе направленного на повышение роли и значения юридической ответственности. А это, в свою очередь, предполагает дальнейшие научные исследования и разработку проблем юридической ответственности.

Вопрос о понятии юридической ответственности и круге охватываемых ею отношений относится в науке к числу дискуссионных. Ряд специалистов по общей теории права: С.Н. Братусь, Н.С. Малеин, И.С. Самошенко, М.Х. Фарушкин, а также специалисты-отраслевики Д.Н. Бахрах, В.И. Иванов, И.Л. Петрухин, А.А, Пионтковский, А.И. Санталов, Я.Н, Шевченко и др. считают, что юридическая ответственность состоит лишь из одного аспекта - ретроспективного. В трудах указанных авторов решено немала вопросов по проблеме ретроспективной юридической ответственности, хотя круг их далеко не исчерпан; к тому же ряд вопросов в предлагаемых ими решениях не всегда бесспорен, например, по вопросам отграничения института мер защиты от института ретроспективной юридической ответственности, по вопросу так называемой без виновной ответственности, о моменте возникновения правоотношения ответственности, о соотношении наказания и ретроспективной ответственности и т.д.

В свою очередь, вопросы позитивной юридической ответственности в той или иной мере исследовались в литературе по обшей теории права В.Н. Кудрявцевым, О.Э. Лепетом, Н.И, Матузовым. Б.Л. Назаровым, П,Е, Недбайло, В В Оксамытным, М.С. Строговичем. Имеются многочисленные исследования по этой проолеме в литературе по отдельным отраслям права (В.А.Василенко, В.С.Прохоров, В.Н.Смирнов, Л.В.Сперанская, В.А.Тархов, Э.С.Тенчов и др.). Этими авторами путем анализа действующего законодательства теоретически доказывается её нормативно-правовое бытие, обосновывается сущность, роль и значение позитивной юридической ответственности, предпринимаются попытки рассматривать её в качестве одной из частей единой категории - юридической ответственности.

Однако, говоря о единой категории юридической ответственности, не приводятся достаточно бесспорных аргументов дающих основание для такого вывода; упускается из поля зрения и тесный контакт позитивной юридической ответственности с иными формами социального регулирования, например, моралью, этикой, трудовыми обыкновениями.

Единство позитивной и ретроспективной юридической ответственности предполагает также специфический подход к рассмотрению правовой природы последней, служит предпосылкой выявления её сущностных характеристик.

Актуальность темы исследования. Проблема юридической ответственности постоянно является одной из ведущих, стержневых в правовой науке и не теряет своей актуальности.

Как проявление связи и взаимной ответственности личности и государства юридическая ответственность представляет собой один из гарантов правопорядка, защиты общественных и личных интересов. Государство берёт на себя обязанность защищать граждан, общественные организации и само себя от противоправных виновных деяний, посягающих на охраняемые правом ценности- Подтверждением тому служит ст. 2 Конституции Российской Федерации: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства".

Свобода и ответственность - неразрывно связанные категории. Ответственность является условием подлинной свободы. Не ограниченная ничем свобода, свобода без ответственности превращается в свою противоположность, в произвол. Чем полнее свобода, тем больше ответственности. Эти общеизвестные положения с принятием в 1993 году Конституции РФ стали не только достоянием общественно-политической и правовой мысли россиян, но и получили конституционное закрепление.

В соответствии с п.1 ст. 15 Конституции Российской Федерации конституционные нормы не нуждаются в каком-либо ином подтверждении, что дает возможность человеку приобретать права и свободы, а государству создавать необходимые условия для их реализации.

Крайне негативное влияние на нравственно-политический климат в обществе оказывает рост преступности; посягающей на безопасность, права и свободы граждан.

Реальными целями на современном этапе являются снижение темпов роста преступности и удержания её под контролем общества на социально терпимом уровне.

Важную роль в решении этих проблем призвано сыграть право. Юридическая ответственность, в частности, направлена на то, чтобы стимулировать соблюдение требований закона, стать средством специального и общего предупреждения правонарушений и укрепления правопорядка. Однако практика работы органов юстиции показывает, что многие граждане имеют весьма смутное представление, как о способах защиты своих прав и интересов, так и о своей юридической ответственности.

В связи с этим актуальным становится общетеоретическое исследование юридической ответственности.

Цели и задачи исследования. Юридическая ответственность может служить объектом исследования в различных аспектах. В данной работе она рассматривается в качестве общетеоретической модели, а также во взаимосвязи с различными отраслями права.

Основные цели данного исследования - дать понятие юридической ответственности, выявить её сущность, цели и функции не только с общетеоретических позиций соотношения нормативности права или в целом с концепцией социальной ответственности , сколько в раскрытии ее механизма в плане изучения ответственности как основной составляющей активизации человеческого фактора.

Для достижения указанных целей поставлены следующие задачи:

- показать, как представлена юридическая ответственность в литературе и современном законодательстве;

- на основе анализа правомерного поведения привести аргументы в пользу существования позитивной юридической ответственности, подробно исследовать концепцию ретроспективной юридической ответственности.

^ Глава 1. Понятие, сущность, основания юридической

ответственности.



    1. Понятие социальной ответственности.


Термин "ответственность" достаточно многообразен. Так, говорят о чувстве ответственности и ответственном поведении. Можно повысить ответственность, взять ответственность на себя, привлечь лицо к ответственности и освободить от нее. Наконец, есть люди поступающие ответственно, и лица, занимающие ответственное положение, а в хозяйственной сфере действуют
предприятия с ограниченной ответственностью. Что же определяет эти различные по содержанию, но определяемые одним термином понятия?

Во всех перечисленных и других случаях речь идет о различных сторонах богатого по содержанию явления - социальной ответственности. Ее существование предопределено общественным, характером человеческого поведения и отражает взаимосвязи общества и отдельного человека. Жить в обществе и быть свободным от него нельзя: в любых жизненных ситуациях человек должен сообразовывать свои поступки с существующими в обществе нормами и ценностями, с интересами других людей. Действуя в соответствии с ними, он поступает ответственно. В свою очередь общество (государство, коллектив, окружающие лица) постоянно контролируют деятельность субъекта, адекватно реагируя на различные варианты поведения (поощряя, одобряя ответственное поведение и наказывая нарушителя). Поэтому ответственность (в широком, социальном плане) можно охарактеризовать как общественное отношение между субъектом и контролирующей его поведение инстанцией (государством, обществом). Благодаря ей в обществе и обеспечиваются организованность и порядок.

Социальная ответственность определяется рядом объективных и субъективных предпосылок.

С объективной стороны социальная ответственность отражает общественную природу человека и урегулированность общественных отношений социальными нормами. Деяние, противоречащее этим нормам, влечет ответственность нарушителя. Ее возникновение возможно при условии предварительного предъявления к поведению людей определенных требований, сформулированных устно или письменно в соответствующих правилах.

Соблюдение данных норм предполагает наличие известной подчиненности участников и общественных отношений выражений в их воле.

Объективный характер ответственности не означает ее фатальной предопределенности, одинакового уровня для всех субъектов и любых общественных отношений. Здесь особое значение играет волевой фактор.

Свобода воли человека - другая, субъективная предпосылка социальной ответственности, которая предстает как отношение индивида к общественным интересам с точки зрения правильного понимания и выполнения им своих обязанностей, вытекающих из социальных норм. Участник общественных отношений всегда должен быть свободен в выборе того или иного варианта
поведения, иначе его нельзя будет осуждать за отклонение от требований этих предписаний. Исключения касаются только лиц, вообще лишенных или в силу возраста, или душевного заболевания способности отдавать отчет своим действиям, руководить ими.

Поскольку поведение человека имеет две полярные разновидности (социально полезное и социально вредное), то и ответственность рассматривается в двух аспектах: позитивном и негативном (проспективном и ретроспективном).

В проспективном. (позитивном) аспекте ответственность характеризует положительное отношение лица к совершаемым им поступкам. Это понимание важности своих действий для общества, стремление и желание выполнить их как можно лучше, эффективнее, быстрее. Это ответственность за надлежащее осуществление своей социальной роли, выполнение социальных норм, за любое порученное дело. В правовой сфере позитивная ответственность связана с социально-правовой активностью, проявлением инициативы при реализации правовых предписаний.

Именно данная сторона ответственности имеется в виду, когда говорят о чувстве (осознании) ответственности или о том, что человек берет ответственность на себя. Ответственность в указанном смысле рассматривается в качестве осознанной и воспринятой лицом социальной необходимости инициативного выполнения долга, всей суммы лежащих на нем обязанностей - политических, моральных, правовых. Это ответственность за будущее поведение. Обществу не безразлична деятельность субъектов, ее последствия.

Поэтому, осуществляя постоянный контроль за их поведением, оно в необходимых случаях корректирует его путем поощрения, стимулирования социально активного, высоко-ответственного поведения или, напротив, наказания нарушителя социальных требований.

Во втором случае налицо ответственность ретроспективная, ответственность за уже совершенное. Она связана не только с осознанием ее личностью, но и с несением воздействием со стороны общества, государства, иных лиц и в зависимости от сферы социальной деятельности может быть политической, моральной, общественной и др.

Моральная ответственность имеет весьма широкую сферу действия. Ее важнейшим свойством является осуждающее отношение к нарушителю социальных норм, которое складывается у общества или коллектива, негативная оценка поступка, противоречащего нормам морали.

Эти нормы непосредственно исходят из общенародных представлений о добре и зле, справедливости и чести, достоинстве и добродетели и т. д. и выступают критерием социальной оценки определенных качеств личности нарушителя. Моральная ответственность взывает к его совести о признании и осознании совершенных им ошибок, строгом выполнении общепринятых правил поведения.

Профессиональная ответственность связана с видами деятельности субъекта; педагогической, врачебной, научной, судебной, следственной.

Ответственность перед общественной организацией и моральная ответственность не совпадают. Первый вид - уже, поскольку она наступает только при условии, если нарушающий нравственные нормы одновременно посягает и на нормы данной общественной организации, членом которой он является. Формами осуждения при такой ответственности могут быть предупреждение, постановка на вид и т. д. В ответственности перед общественной организацией сильнее, чем в нравственной, выражены элементы общественного порицания.



    1. ^ Понятие юридической ответственности



В отечественной науке нет единства в трактовке юридической ответственности. Каждый автор пытается определить ее по своему, подчеркивая те её стороны, которые он считает главными, определяющими.

Большинство авторов понимают юридическую ответственность как меру государственного принуждения либо отождествляют её с наказанием за правонарушение.

Другая группа исследователей рассматривает юридическую ответственность в рамках существующих правовых категорий. Они трактуют её как охранительное правоотношение, как специфическую юридическую обязанность, как реализацию санкций правовых норм и т.д.

В последнее время сформировалось ещё одно направление анализ юридической ответственности, как явления обще-социального. Результатом его стала концепция позитивной юридической ответственности.

Поскольку правовая ответственность является разновидностью социальной ответственности и отличается от всех других видов социальной ответственности лишь тем, что она основана на нормативных требованиях, обеспечиваемых в необходимом случае государственным принуждением, то ей также присуще единство позитивных и ретроспективных аспектов.

Поэтому явно просматриваемую в юридической литературе тенденцию к характеристики юридической ответственности не только в ретроспективном плане, но и в позитивном аспекте, следует признать в целом конструктивной.

Это связано с тем, что исследование природы юридической ответственности осуществляется в таком случае, исходя из её социально-философского понимания. Данный способ позволяет наряду с общим для всех видов социальной ответственности высветить то особенное, индивидуальное и сущностное, что отличает только юридическую ответственность.

В настоящее время многие ученые - специалисты по общей теории права и по отраслевым юридическим наукам, - отстаивают идею о конструировании юридической ответственности в широком плане, т.е. выходящем за рамки рассмотрения её лишь только как последствия правонарушения. "Можно утверждать, - отмечает М.С. Строгович, - что юридическая ответственность есть, прежде всего ответственное отношение человека к своим обязанностям, ответственность за правильное выполнение лицом возложенных на него законом обязанностей. Если же обязанность не выполнена, наступает ответственность в её , так сказать, негативном значении - таким образом, является лишь "крайним", "конечным" выражением, "сгустком" юридической ответственности, но не единственной сферой её проявления настолько же, насколько возможность государственного принуждения лишь в конечном счете стоит за каждой правовой нормой."1

Однако такой взгляд нельзя признать справедливым для всех случаев проявления позитивной юридической ответственности, действительность которой воплощается в различных видах правомерного поведения.

В.Н. Кудрявцев различает два вида правомерного поведения - это допустимое поведение, которому соответствует правовое обеспечение совершаемых действий и общественно полезное поведение, следствием которого является правовое поощрение (стимулирование).Он верно отмечает, что "допустимое поведение должно обладать определенной степенью общественной полезности. Иначе нет смысла путем правового регулирования поддерживать такие общественные отношения, которые могут быть реализованы через поведение, не имеющего общественной пользы".

Деление правомерного поведения на нормальное и образцовое (или, что тоже самое - социально-активное) является наиболее общим. Между тем социально-активное (образцовое) поведение может выступать в форме трудовой заслуги, гражданского или боевого подвига. Что касается нормального поведения, то оно проявляется в виде: положительного (привычного), конформистского и маргинального поведения.2

Деление правомерного поведения, прежде всего на социально-активное и нормальное (удовлетворяющее обычным требованиям) имеет принципиально важное значение как в анализе позитивной правовой ответственности, так и в понимании юридической ответственности как единой категории, включающей также ретроспективный аспект. Дело в том, что позитивная ответственность, актуализируясь через указанных два вида правомерного поведения, соответственно имеет различную степень интенсивности, разную форму своего бытия.

С учетом сказанного представляется целесообразным позитивную ответственность рассматривать с двух сторон: умеренной, когда ответственность проявляется через нормальное правомерное проведение (исполнительство), и активной стороны, где она выражается через социально-активную деятельность (образцовую, примерную)

В.Н. Смирнов, критикуя данную классификацию видов правомерного поведения, выделяет, в свою очередь, в правомерном поведении нормальное и образцовое.

Нужно заметить, что правовое опосредованно двух сторон позитивной ответственности имеет существенное различие. На практике это связано с тем, что динамичной частью позитивной ответственности, её движущим началом является только активная сторона этой ответственности.

Позитивная ответственность олицетворяет собой включенность субъекта в систему определенных социальных связей, которая требует активности совершения общественно полезных действий, заботы о достижении оптимальных результатов предпринятого дела.1

Естественно, что активная деятельность лица, направленная на достижение оптимальных результатов, не может быть иной, кроме как превосходящей обычные требования, т.е. должна быть образцовой, примерной,
хорошей.

Правовые средства объективно не в состоянии обеспечить образцовое поведение под страхом наказания, напротив, такая угроза может лишь тормозить социальную активность личности. В связи с этим, верно замечает О.Э. Лейст, творческая работа вряд ли возможна лишь под угрозой санкций уже по той причине, что страх наказания неизбежно сковывает творческую инициативу. Роль позитивной юридической ответственности в её активной форме как раз и заключается в том, чтобы стимулировать активную жизненную позицию личности через предоставление широкого круга прав.

Сторонники позиции, согласно которой юридической ответственностью является лишь ответственность ретроспективная, ссылаются на то, что позитивная ответственность в активном проявлении есть моральная ответственность, суть категория правосознания. И с ними нельзя не согласиться, если рассматривать позитивную ответственность только как обязанность, ибо последняя не обеспечивается государственным принуждением и, следовательно, в ней нет ничего правового.

Однако положение в корни меняется, если сущность активного подвида позитивной ответственности рассматривать в качестве права реализации её в образцовом поведении, тогда будет и основание возникновения позитивной юридической ответственности и возможности применения санкций в случае невыполнения корреспондентом обязанности, обеспечивающей реализацию
субъектом своего права.. Так, государство, устанавливая в нормах права поощрение лица за достижение высоких результатов в своей деятельности, обязуется не только поощрить его в случае выполнения соответствующих требований, предусмотренных в этих нормах, но и одновременно возлагает на государственные органы и организации обязанности создавать условия (организационные, материально-технические и т.д.), обеспечивающие возможность деятельности: на оптимально необходимом уровне.

В свою очередь, лицо, принимая условия норм поощрения, приступает к выполнению задач, осуществление которых связано с творческим, инициативным, с максимальной отдачей сил и т.п. отношением к делу, т.е. налицо примерное поведение, через которое, собственно, и происходит реализация позитивной юридической ответственности в активном смысле.

Правом, а не обязанностью является творчество рационализаторов и изобретателей, участие в правотворческой деятельности, например, в обсуждении законов и решений, обращение с предложениями по правовым вопросам в государственные органы, в редакции газет и т.д.; участие в правоприменительной и правоохранительной деятельности разного рода общественных организаций (в работе профсоюза, товарищеского суда, народных дружин по охране общественного порядка).

В законодательстве можно найти четкое закрепление двух подвидов (сторон) юридической позитивной ответственности. Так, например, в ст. 309 ГК РФ указывается следующее: обязательства должны исполнятся надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, при отсутствии таких условий и требований - в соответствиями с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. В свою очередь в ч.2 п. 1 ст. 984 ГК РФ говорится о действиях по предотвращению ущерба имуществу другого лица без соответствующих полномочий.

Очевидно, что в ст. 309 ГК РФ нашла отражение умеренная позитивная юридическая ответственность, а в ч. 2 п. 1 ст. 984 ГК РФ - позитивная юридическая ответственность в её активном проявлении.

С момента возникновения правомерного поведения (нормального или образцового) наступает состояние позитивной юридической ответственности. Следовательно, правомерное поведение является её основанием.

Своеобразие позитивной юридической ответственности предполагает специфику её субъектов: она распространяется на лиц, неделиктоспособных по возрасту, которые не только должны соблюдать требования норм права, но и могут активно участвовать в их осуществлении,

При реализации разных подвидов позитивной юридической ответственности содержание возникающих в этой связи правоотношений имеет существенные различия. Так, содержание правового отношения, посредством которого реализуется умеренная позитивная ответственность, составляет обязанность лица поступать в соответствии с требованиями норм права, которой корреспондирует право государства и общества в лице определенных организаций и должностных лиц требовать надлежащего выполнения указанной обязанности, в случае уклонения от её исполнения применять принуждение.

Иначе выглядит содержание правоотношений, когда происходит актуализация активной позитивной юридической ответственности. Здесь праву лица на образцовое поведение соответствует обязанность государства содействовать этому виду общественно полезного поведения.

При этом следует учесть, что "праву субъекта на социально-активное поведение соответствует обязанность других лиц не препятствовать реализации этого права, не нарушать его. Оно охраняется от нарушения принудительной силой государства".1

Особо следует сказать о значимости позитивной юридической ответственности в области международных отношений, которая существенно возрастает. Это связано с тем, что правовое регулирование отношений между государствами базируется на принципе координации, а не субординации.

В силу суверенного равенства государства в международных, отношениях выступают как равноправные стороны, над которыми нет каких-либо властных органов, способных влиять на линию их поведений. "Государства сами являются творцами, дистинаторами и гарантами международного права. Как раз в силу этих факторов намного расширяется сфера возникновения позитивной ответственности государства, понимаемой в изложенном выше смысле. Поэтому верно указывает Л.В. Сперанская, что если во внутригосударственном праве можно говорить о свободе воли физического лица в выборе той или иной линии поведения как о предпосылке позитивной ответственности, то в международном праве такой предпосылкой является суверенитет государства, а также суверенное равенство государств.1

В литературе по международному праву понятие позитивной ответственности, в принципе, рассматривается одинаково. Так, В.А. Василенко пишет: "Позитивная ответственность государства, как следствие правомерной реализации его воли, есть долг данного государства надлежащим образом
исполнять обязанности, предписываемые ему нормами международного права, а также участвовать в создании новых норм, способствующих укреплению международного правопорядка". Аналогична позиция и Л.В. Сперанской.

Из изложенного выше следует, что позитивная ответственность в международно-правовых отношениях понимается названными авторами в нераздельном единстве умеренной и активной форм её проявления.

Правда, В.А. Василенко в известной мере выделяет в позитивной ответственности её активную сторону, отдавая ей приоритет и ведущую роль. Это происходит тогда, когда он указывает на реализуемую государствами в их международник отношениях обязанность вести переговоры с целью выработки соглашений о всеобщем и полном разоружении, о создании эффективных систем коллективной, безопасности, об охране окружающей среды и т.д.

Специфические отношения складываются тогда, когда имеет место присоединение третьего государства к уже заключенному договору.

Согласно ст. 34 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года (вступила в силу в январе 1980 г.), договор не создает обязательств или прав для третьего государства без его на то согласия. Это правило является общепризнанным принципом международного права. Оно непосредственно вытекает из принципа уважения суверенитета всех государств, сущности международного права и международного договора, в основе которых лежит добровольное соглашение суверенных государств.1

Так, через акт согласия на обязательность договора, уже заключенными другими государствами, государство имеет возможность, реализуя это право, поступить в активном смысле ответственно, при условии прогрессивного характера самого договора.

Особой формой проявления активной позитивной ответственности могут быть односторонние юридические акты государств, например, акты, создающие новые обязательства для государства ("обещание", "признание"), акты, посредством которых государство отказывается от определенных субъективных прав в какой-либо области ("отказ").

Таким образом, анализ отношений, складывающихся как внутри государства, так и в международной сфере, свидетельствует о том, что позитивная ответственность, понимаемая как качество (или характер) нормального или социально активного поведения субъекта, представляет собой несомненную социальную ценность и, следовательно, нужно для практики.

До сих пор речь шла о позитивной юридической ответственности, существо которой заключается в нормальном или активном выполнении требований правовых норм. Очевидно, что невыполнение правовой обязанности, т.е. правонарушение, - это акт безответственного поведения. И, естественно, нарушение определенного порядка урегулированных правом общественных отношений должно быть устранено, и правопорядок восстановлен. В данной ситуации, коль скоро имеет место факт правонарушения, возникает необходимость применения к субъекту, нарушившему нормативные предписания, ретроспективной ответственности. Эта ответственность неоднозначно понимается учеными-правоведами.

Так, согласно позиции И. С. Самощенко и М.Х. Фарукшина, юридическая ответственность есть прежде всего государственное принуждение к исполнению требований права, содержащее осуждение деяний правонарушителя государством и обществом.1

К этой концепции примыкает понимание ответственности как реализации санкций правовых норм, сторонниками которой являются Л.С. Явич и О.Э. Лейст.2

Оригинальность концепции С.М. Братуся заключается в том, что им обосновывается и защищается понимание юридической ответственности как состояния государственного (или общественного) в рамках, установленных законом, принуждения к исполнению нарушенной обязанности, как исполнения юридической обязанности под воздействием государственного принуждения.

С.С. Алексеев указывает, что в рамках понятия "юридическая ответственность" угол зрения перемещается с санкций как таковых на их несение, на обязанность претерпевания правонарушителем известных лишений, выражающих наступивший для него урон. Причем наиболее важная отличительная черта юридической ответственности - это претерпевание санкций, имеющих преимущественно штрафной характер.3

Итак, при характеристике данного феномена мы исходим из следующих посылок.

  1. Юридическая ответственность отражает специфику любых правовых явлений – их формальную определенность и процессуальный порядок реализации.

  2. Юридическая ответственность неотделима от правонарушения, выступает его следствием.

  3. Юридическая ответственность связана с реализацией санкций правовых норм.

  4. Юридическая ответственность спряжена с государственно-властной деятельностью, государственно-правовым принуждением.

Таким образом, юридическая ответственность - это применение к правонарушителю предусмотренных санкцией юридической нормы мер государственного принуждения, выражающихся в форме лишении личного, организационного либо имущественного характера. Назовем основные признаки анализируемого явления:

  1. юридическая ответственность предполагает государственное принуждение;

  2. это не принуждение "вообще", а "мера" такого принуждения, четко очерченный его объем (количественные показатели);

  3. юридическая ответственность связана с правонарушением, следует за ним и обращена на правонарушителя;

  4. ответственность влечет за собой негативные, последствия (лишения) для правонарушителя: ущемление его прав (лишение свободы, родительских прав и др.), возложение на него новых дополнительных обязанностей (выплата определенной суммы, совершение каких-либо действий и т.д.);

  5. характер и объем лишений установлены в санкции юридической нормы;

  6. возложение лишений, применение государственно-принудительных мер осуществляется в ходе правоприменительной деятельности компетентными государственными органами в строго определенных законом порядке и формах. Вне процессуальной формы юридическая ответственность невозможна.

Трактовка юридической ответственности как применения вытекает и из содержания действующего законодательства. Так, совершение лицом действий, запрещенных уголовным законом, ещё не влечет за собой юридической ответственности. Более того, до соответствующего решения (приговора) суда лицо вообще считается невиновным, а значит, и не подлежащим уголовной ответственности. В отдельных случаях лицо, совершившее правонарушение, может быть освобождено от ответственности, т.е. правоприменительный процесс не осуществляется. В других случаях нарушитель в ходе правоприменительной деятельности освобождается от наказания, т.е. от соответствующих лишений, но не от ответственности вообще.


    1. ^ Цели и функции юридической ответственности.


Для более глубокого проникновения в сущность юридической ответственности необходимо выяснить её цели и назначение в обществе. На необходимость подобного выяснения указывал ещё Н. Винер: "До тех пор, пока общество не установит, чего же оно действительно хочет: Искупления,
изоляции, воспитания или устрашения потенциальных преступников, - у нас не будет ни искупления, ни воспитания, ни устрашения, а только путаница, где одно преступление порождает другое".1 Цель есть идеальное представление субъектов (личностей, органов, социальных групп) о результатах своих действий. Именно оно определяют и средства, и характер действий, направленных на её достижение.

Цели юридической ответственности - конкретное проявление общих целей права. В качестве таковых выступают закрепление, регулирование и охрана общественных отношений. Эти цели и обуславливают существование регулятивной и охранительной функций права.

Поскольку юридическая ответственность "участвует" в реализации охранительной функции, то и её цель в общей форме можно определить как охрану существующего строя и общественного порядка. Ответственность же, применяемая к конкретному правонарушителю, имеет (наряду с охраной общественных отношений) более узкую цель - наказание виновного. При этом государство, осуществляя меру государственного принуждения, преследует ещё одну цель – предупреждение совершения правонарушений впредь.

Кроме того существуют и чисто правовые цели юридической ответственности, которые служат средством обеспечения нормального функционирования механизма правового регулирования путем обеспечения реализации субъектами правоотношений субъективных прав и юридических обязанностей, являются важнейшей гарантией законности.

Указанные цели юридической ответственности определяют её функции.
Главная среди них - штрафная, карательная функция. Она выступает как реакция общества в лице государства на вред, причиненный правонарушителем.

Прежде всего, это наказание правонарушителя, которое есть не что иное, как средство самозащиты общества от нарушения условий его существования. Наказание - всегда причинение правонарушителю духовных, личных, материальных обременении. Оно реализуется либо, путем изменения юридического статуса нарушителя через ограничение его прав и свобод, либо возложение на него дополнительных обязанностей. Однако наказание правонарушителя не самоцель. Оно является также средством предупреждения (превенции) совершения новых правонарушений.

Следовательно, юридическая ответственность осуществляет и превентивную (предупредительную) функцию.

Реализуя наказание, государство воздействует на сознание правонарушителя. Это воздействие заключается в "устрашении", доказательстве неизбежности наказания и тем самым в предупреждении новых правонарушений. Причем предупредительное воздействие оказывается не только на самого нарушителя, но и на окружающих. Это, конечно, не в коей мере не означает, что наказание может осуществляться без учета тяжести нарушения и вины нарушителя, лишь в назидание другим. Излишняя, ни чем не оправданная жестокость наказания не может быть условием предупреждения нарушения впредь. Опыт показывает, что предупредительное значение наказания определяется не жестокостью его, а неотвратимостью.

При этом наказание направленно и на воспитание нарушителя, т.е. юридическая ответственность, имеет также воспитательную функцию. Эффективная борьба с нарушителями, своевременное и неотвратимое наказание виновных создают у граждан представление о незыблемости существующего правопорядка, укрепляют веру в справедливость и мощь государственной власти, уверенность в том, что их законные права и интересы будут надежно защищены. Это в свою очередь способствует повышению политической и правовой культуры, ответственности и дисциплины граждан, активизации их политической и трудовой деятельности, а в конечном счете - укреплению законности и устойчивости правопорядка.

В значительном числе, случаев меры юридической ответственности направлены не на формальное наказание виновного, а на то, чтобы обеспечить нарушенный интерес общества, управомоченного субъекта, восстановить нарушенные противоправным поведением общественные отношения. В этом случае юридическая ответственность осуществляет право восстановительную (компенсационную) функцию. Наиболее ярко она проявляется в гражданском праве, предполагающем такие, например, санкции, как возмещение убытков (ст, 15 ГК РФ). Конечно, возмещение ущерба возможно далеко не во всех случаях (нельзя воскресить убитого и т, д,). Однако там, где это достижимо, компенсационная функция юридической ответственности - одна из самых важнейших.

Таким образом, юридическая ответственность связана в основном с охранительной деятельностью государства, с охранительной функцией права. Но она выполняет и свойственную праву в целом организационную (регулятивную) функцию. Уже сам факт существования и неотвратимости наказания обеспечивает организующие начала в деятельности общества.

Исторически юридическая ответственность возникла как средство защиты частной собственности. Зародышем, последней явилось владение, а основой права как специфического регулятора общественных отношений классового общества - защита публичной властью владения, постепенно превращающегося в частную собственность. Важной задачей государства была защита частного владения путем установления запретов и применения государственного принуждения к нарушителям. Анализ правовых актов древности показывает, что их ядром служили институт собственности и его защита, а обязательственное право возникло и развивалось в форме юридических последствий нарушения прав собственника. Таким образом, юридическая ответственность есть средство, орудие формирования и укрепления частнособственнических отношений и одновременно - вытеснения устаревших, чуждых обществу отношений.


    1. ^ Принципы юридической ответственности


Для более полного уяснения сущности юридической ответственности важно определить принципы, на которых она базируется. В принципах любого явления отражаются глубинные, устойчивые, закономерные связи, благодаря которым оно и существует. Познание принципов ответственности позволяет правильно применять охранительные нормы, разрешать дела при пробелах в праве, обеспечивать эффективность государственно-правового принуждения.

В правовой науке различают следующие принципы юридической ответственности: законность, справедливость, неотвратимость ответственности, целесообразность, индивидуализация наказания, ответственность за вину, недопустимость удвоения наказания.

Законность. Суть законности состоит в строгой и точной реализации правовых предписаний. Применительно к юридической ответственности это требование заключается в том, что привлекать к ней могут только компетентные органы в строго установленном законом порядке и на предусмотренных законом основаниях.

Фактическим основанием ответственности является правонарушение в единстве всех своих элементов.

Справедливость. Основанное на требованиях законности наказание виновного должно быть проникнуто идеей социальной справедливости. Она является принципом права, основой правосудия.

А. Ф. Кони подчеркивал, что «справедливость должна находить своё отражение в законодательстве, которое тем выше, чем глубже оно всматривается в правду людских потребностей и возможностей, и в правосудии, осуществляемом судом, который тем выше, чем больше в нем живого, а не формального отношения к личности человека».1

Сказанное в полной мере относится к юридической ответственности. Покарать преступника, не нарушая справедливости, - говорил Ж. П. Марат, - это значит обуздать злых, защитить невинных, избавить слабых от притеснения, вырвать меч из рук тирании, поддержать порядок в обществе и общественное спокойствие его членов. Какая другая цель может быть более разумной, более благородной, более великодушной и более важной для благополучия людей?"

Справедливость юридической ответственности не абстрактное нравственное либо психологическое понятие. Она проявляется в следующей системе формальных требований:

  1. нельзя назначать уголовное наказание за проступки;

  2. закон, устанавливающий ответственность или усиливающий её, не имеет обратной силы,

  3. если вред, причиненный нарушителем, имеет обратимый характер, юридическая ответственность должна обеспечить её восполнение;

  4. за одно нарушение возможно лишь одно наказание;

5) ответственность несет тот, кто совершил правонарушение;

Неотвратимость ответственности. Как уже было сказано юридическая ответственность неразрывно связана с правонарушением. Из указанной связи вытекает принцип неотвратимости ответственности, неизбежности её наступления за всякое правонарушение. Если за то или иное деяние должны последовать меры государственного принуждения, то без законных оснований никто не может быть освобожден от ответственности и наказания ни под каким предлогом (общественное положение, партийная принадлежность, родственные связи и т. д.).

На наш взгляд, проведение в жизнь принципа неотвратимости юридической ответственности не исключает, а, напротив, предполагает обнаружение правонарушителя и его наказание (применение государственного принуждения) компетентными органами. Ограничение сферы действия принципа неотвратимости ответственности отношениями с обнаруженным правонарушителем ведет к ослаблению ответственности самих государственных органов по обнаружению правонарушителя. В связи с этим, как справедливо отмечается в нашей литературе, выполнение гражданами своих обязанностей, повышение их социальной активности и ответственности - очень важная проблема, представляющая собой определенную сторону проблемы взаимоотношения личности общества и государства. Причем обязанность (ответственность) государства перед личностью носит не только морально-политический, но и правовой характер.1

Принцип неотвратимости ответственности правонарушителя - не само собой разумеющееся явление. Его проведение в жизнь, как правило, требует большой целенаправленной и ответственной деятельности соответствующих органов государства. Необходимость обнаружения правонарушителя
тем и объясняется, что он, юридически ответствен, обязан претерпевать лишения за содеянное, но пытается избежать неблагоприятных для себя последствий, вытекающих из предусмотренных юридической ответственностью санкций. Скрывающийся правонарушитель несет юридическую ответственность, хотя и не претерпевает лишений. Это положение нельзя было бы признать правильным, если не видеть различия между самим фактом существования юридической ответственности и процессом ее реализации.

Неотвратимость ответственности, естественно, предполагает не только факт наступления ответственности, но и реализацию предусмотренных ею санкций, мер государственного принуждения. Наступление факта юридической ответственности еще не исчерпывает проведения в жизнь принципа неотвратимости ответственности, ибо факт существования и реализации ее далеко не одно и то же. Поэтому, вопреки мнению некоторых авторов, признание юридически ответственным скрывающегося правонарушителя с точки зрения принципа неотвратимости ответственности нисколько не снимает необходимости деятельности компетентных органов по выявлению и наказанию правонарушителя. Вот почему трудно согласиться с. теми авторами, по мнению которых смысл принципа неотвратимости ответственности и признание юридической ответственности скрывающегося правонарушителя исключают друг друга. Такое понимание связи юридической ответственности с принципом ее неотвратимости обедняет содержание последнего, сужает круг вытекающих из него задач компетентных органов, призванных обеспечить указанный принцип на практике. Эти задачи не могут ограничиваться отношениями с установленным правонарушителем. Они могут также состоять в необходимости выявления правонарушения и обнаружения, таким образом, объективно существующей ответственности (правонарушителя).

В противном случае пришлось бы признать, что нераскрытые правонарушения и необнаруженные правонарушители не относятся к показателям, характеризующим недостатки в проведении в жизнь принципа неотвратимости ответственности правонарушителя.

Целесообразность. Неотвратимость ответственности предполагает её целесообразность. Ответственность наступает неотвратимо, потому что она целесообразна. Недопустимо освобождение нарушителя от ответственности без законных оснований под предлогом тяжести, целесообразности, эффективности, политических, идеологических и других не правовых мотивов,

Вместе с тем следует отличать целесообразность ответственности как юридического явления и учет целесообразности в процессе право - применения, в ходе привлечения лица к ответственности, при определении ему меры наказания. В этом случае целесообразность заключается в соответствии избранной в отношении нарушителя меры воздействия целям юридической ответственности. Она предполагает строгую индивидуализацию карательных мер в зависимости не только от тяжести нарушения, но и от особенности личности нарушителя, обстоятельств совершения деяния и т. д. Если цели ответственности могут быть достигнуты без реализации, закон допускает освобождение виновного от ответственности Он может быть передан на поруки, дело направлено на рассмотрение товарищеского суда и др.

Требование целесообразности не должно противоречить требованию законности при реализации ответственности (целесообразность не допускает возможности принятия произвольных, субъективных решений государственным органом). И уж тем более нельзя нарушать требование закона под видом его нецелесообразности. В таком нарушении нет необходимости, ибо закон дает возможность выбора целесообразного решения. Например, санкции уголовно-правовых норм являются относительно определенными, что позволяют государственному органу избрать наиболее целесообразную в конкретных условиях меру наказания.

Индивидуализация наказания. Данный принцип заключается в том, что ответственность за совершенное правонарушение виновный должен нести сам. Недопустимо её перенесение с виновного на другого субъекта (например, за безответственные действия руководителя ответственность нередко
возлагается на предприятие как юридическое лицо, за правонарушения подростков часто к ответственности привлекают родителей, учителей).

Для проведения этого принципа в жизнь важно точно закрепить в законодательстве функции каждого работника и так же четко определить меры ответственности за их невыполнение.

Юридическая ответственность эффективна только тогда, когда её носитель персонально определен.

Это исключает возможность "безличной" коллективной ответственности или круговой поруки, привлечения к ответственности лиц лишь на основе какой-либо связи их с виновным.

Ответственность за вину. Ответственность может наступить только при наличии, вины правонарушителя, которая означает осознания лицом недопустимости (противоправности) своего поведения и вызванных им результатов. Если же лицо невиновно, то несмотря на тяжесть деяния оно не может быть привлечено к ответственности. Вместе с тем в исключительных случаях нормы гражданского права допускают ответственность без вины, т. е. за сам факт совершения противоправного, асоциального явления. В частности, организация или гражданин – владелец источника повышенной опасности обязаны возместить ущерб, причиненный этим источником (например, движущимся автомобилем), и тогда, когда не виновны в причинении ущерба (ст. 1079 ГК РФ).

Как же определяется виновность нарушителя? Кто её должен доказывать? В разных отраслях права этот вопрос решается неодинаково. В уголовном праве при привлечении лица к уголовной ответственности действует презумпция невиновности. Лицо предполагается невиновным до тех пор, пока не будет доказано обратное. Вина обвиняемого доказывается государственным органом, сам же он освобождается от необходимости доказывать свою невиновность. В гражданском праве действует другая презумпция виновности причинителя вреда: лицо при наличии объективной стороны правонарушения предполагается виновным до тех пор, пока не докажет обратное. Обе презумпции служат защитой интересов личности, её личных и имущественных прав, В первом случае речь идет о личности правонарушителя, во втором - об интересах лица понесшего ущерб от правонарушения.

Недопустимость удвоения ответственности - это недопустимость сочетания двух и более видов ответственности за одно правонарушение. Это не означает, что за преступление нельзя назначить и основное, и дополнительное наказание (например, лишение свободы и конфискацию имущества). Однако за одно нарушение виновный может быть наказан только один раз.


^ 1.5. Основания юридической ответственности.
При решении вопроса о юридической ответственности особое значение приобретает наличие в действиях лица состава правонарушения, содержание которого по существу и дается всеми признаками его объективной и субъективной стороны. Однако, когда речь идет о составе правонарушений, то характеристика признаков правонарушения конкретизируется и соответственно дополняется указанием на объект противоправного деяния и субъекта этого деяния.

Объектом противоправного деяния, как отмечалось, являются защищаемые государством общественные отношения и, следовательно, нормы правоотношения, правопорядок общества. Для более полной и всесторонней характеристики правонарушения требуется выяснение не только того, что было объектом посягательства, но и того, кто был субъектом этого посягательства. Субъект правонарушения - лицо, совершившее правонарушение Его характеристика значима для решения вопроса о возможности привлечения его к юридической ответственности. Для этого необходимо, например, выявление его правосубъектности и способности отвечать за свои поступки перед обществом и государством (деликтоспособность) вообще и в момент совершения противоправного деяния в частности,

Таким образом, состав правонарушения как основания юридической ответственности образуется единством всех его сторон:

а) объектом правонарушения,

б) субъектом правонарушения;

в) объективной стороной правонарушения;

г) субъективной стороной правонарушения.

Только единство всех сторон правонарушения порождает юридическую ответственность. Так, само по себе объективно противоправное деяние (объективная сторона) не может быть основанием юридической ответственности. Привлечение к юридической ответственности без вины (субъективная сторона), на основании лишь объективно противоправного акта без наличия отрицательного отношения воли совершившего противоправное деяние к интересам общества или личности несовместимо с принципами права. Само по себе объективное противоправное деяние еще не свидетельствует об отрицательном отношении субъекта к интересам общества. Поэтому правонарушением является такое противоправное деяние, которое представляет собой конфликт индивидуальной воли участника соответствующего правоотношения с выступающей в них государственной (общенародной) волей. Без вины нет правонарушения, а следовательно, и юридической ответственности.

Основания ответственности - это те обстоятельства, наличие которых делает ответственность возможной (необходимой), а в отсутствии их, её исключает. Юридическая ответственность возникает только в силу предписаний норм права на сновании решения правоприменительного органа.

Фактическим основанием её является правонарушение. Оно, как известно, характеризуется совокупностью различных признаков, образующих состав правонарушения. Лицо может быть привлечено к ответственности только при наличии в его действии всех элементов состава.

Вместе с тем само по себе правонарушение не порождает автоматически возникновения ответственности, не влечет за собой применения государственно-принудительных мер, а является лишь основанием для такого применения. Для реального же осуществления юридической ответственности необходим правоприменительный акт - решение компетентного органа, которым возлагается юридическая ответственность, устанавливаются объём и форма принудительных мер к конкретному лицу. Это может быть приговор суда, приказ администрации и т. д.

В отдельных случаях закон предусматривает основания не только ответственности, но и освобождения от неё и от наказания. Так, лицо, совершившее деяние, содержащее признаки преступления, может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет, что ко времени расследования или рассмотрения дела в суде вследствие изменения обстановки совершенное деяние потеряло характер общественно опасного (ст.77УК РФ), Освобождение от уголовной ответственности и от применения наказания предусматривает, в частности, передачу несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа. Возможность освобождения от ответственности зафиксирована и нормами других отраслей права. Например, ст. 22КоАП предусматривает возможность освобождения от административной ответственности при малозначительности правонарушения, А согласно ст. 13 8 КЗоТ РФ "администрация имеет право вместо применения дисциплинарного взыскания передать вопрос о нарушении трудовой дисциплины на рассмотрение трудового коллектива".

Проблема основания юридической ответственности весьма многообразна. Она тесно связанна с рядом других проблем, в частности с концепцией юридической ответственности. От этой проблемы во многом зависит сама направленность научных поисков при решении проблемы оснований юридической ответственности. При исследовании этих оснований нельзя также пройти мимо понятий правонарушения и его состава, ибо юридическая ответственность наступает не иначе как в случае совершения правонарушения, то есть только при наличии в поведении субъекта состава преступления.

Проблема оснований усложняется ещё и тем, что она должна быть разработана на различных уровнях, - на уровне отдельных видов этой ответственности и на уровне обшей теории права.

Следовательно, имеются основания уголовной ответственности, дисциплинарной, процессуальной и гражданско-правовой ответственности, а также юридической ответственности вообще. Деление на эти виды было предложено учеными-правоведами ещё в 1956 году.

Рассмотрение всего комплекса вопросов, связанных с основаниями правовой ответственности выходит далеко за рамки моей работы. В этой главе я постараюсь рассмотреть общие вопросы оснований юридической ответственности вообще.

В обычной речи под основанием понимают исходное начало или условие, предпосылку существования некоторого явления. В интересующем нас плане качестве такого явления рассматривается юридическая ответственность.

Согласно традиционному пониманию оснований юридической ответственности, отстаиваемому. И.Е.Самощенко и М Х.Фарукшиным, наличием её фактического и юридического оснований определяется закономерное повторение двух явлений - совершения правонарушения (фактическое основание) при наличии правовой нормы, устанавливающей за это деяние ответственность (юридическое основание ), и наступления юридической ответственности на самом деле. Следовательно, основаниями юридической ответственности определяется, кто, когда, за что, при каких условиях и какой ответственности подлежит. Совершение правонарушения сводится при этом к простому юридическому факту, порождающему правоотношение ответственности, в рамках которого возникает обязанность субъекта претерпеть правовой урон, а государство наделяется правом привлечь виновное лицо к ответственности.

Разумеется, без фактического и юридического оснований правовой ответственности не обойтись. Установление их безусловно необходимо для обеспечения беспрекословного соблюдения законности в деятельности органов, управомоченных на применение мер ответственности, в частности органов осуществляющих правосудие.

В то же время нельзя не заметить ограниченность и недостаточность фактического и юридического оснований правовой ответственности. Эти основания представляют собой лишь первоначальную ступень познания обоснованности конечного вывода. Они не отражают внутреннюю связь основания и обосновываемого в реальной действительности, при которой выделяются главные, наиболее существенные стороны обоих этих явлений правонарушения и юридической ответственности, показывается взаимосвязь этих сторон и даётся объяснение необходимости их взаимообусловленности, раскрывается обусловленность существа юридической ответственности глубинным содержанием правонарушения. Поэтому вслед за констатацией наличия предпосылок ответственности возникает необходимость внутреннего обоснования ответственности. Ведь за утверждением, что совершение правонарушения (его состав) служит основанием юридической ответственности, закономерен вопрос, почему лицо, в деянии которого содержится состав правонарушения, должно нести юридическую ответственность перед государством? Чем эта ответственность оправдана?

„.. Для того, - писал М.С.Строгович, - чтобы признать то или иное утверждение достаточным основанием другого утверждения, необходимо, чтобы само это утверждение, служащее достаточным основанием, было истинным, а истинным мы его можем признать лишь тогда, когда и оно имеет своё остаточное основание."

Именно при таком подходе к проблеме оснований юридической ответственности, и обнаруживается ограниченность, недостаточность первой концепции ответственности для внутреннего её обоснования. При внутреннем обосновании юридической ответственности следует руководствоваться следующими положениями:

Во-первых, правонарушение является деянием общественно опасным, причинившим вред правоохраняемым ценностям общества, и в частности, вносящим дезорганизацию в систему общественных отношений, совокупность которых составляет правопорядок в стране;

во-вторых, субъект правонарушения не был лишён возможности управлять своим поведением, воздержаться от совершения правонарушения;

в-третьих, именно указанные обстоятельства вызывают отрицательную, осуждающую государственную реакцию, выражающую в применении к правонарушителю особых мер принуждения - мер ответственности;

в-четвёртых, юридической ответственности как отрицательной государственной реакции присуща специфическая целенаправленность, её задачей является осуществление правоохраны.

В качестве объективного основания ответственности необходимую рассматривать общественную опасность правонарушения, а субъективного - способность субъекта самому определить линию своего поведения.

В условиях нетерпимости плюрализму нетрадиционных концепций судьба их подчас оказалась различной. Во многих случаях нетрадиционные решения были беспощадно, порой беспощадно, порой несправедливо раскритикованы. Интерес с этой точки зрения представляет суровая критика, в адрес Б.С.Утевского и др., пытавшихся преодолеть узость традиционной концепции оснований уголовной ответственности при помощи конструкций двух вин. Весьма показательно, что Н. С. Стручков совсем недавно признал право на существование концепции вины, разработанной Б.С.Утевским.

Понимание необходимости внутреннего обоснования юридической, ответственности, отличного от традиционного сугубо юридической концепции, постепенно всё же пробивать себе дорогу. Новая концепция либо переплетается с традиционной, либо рассматривается как альтернативная.

В этой связи интересно отметить, что Б.С.Прохоров, обращая внимание на неудовлетворительность, односторонности чисто нормативного понимания оснований ответственности, подчеркивает, что это менее всего технико-юридическая, а, напротив, мировоззренческая проблема. Н.Д. Дурманов наряду с традиционным пониманием оснований ответственности задаёт вопрос о философской её понимания, а Н.С.Малеин занимается выявлением оснований ответственности - социальных и юридических.

Философское, мировоззрение основание ответственности усматривают в том, что человек совершил правонарушение, имея возможность выбора между правопослушным и противоправным поведением. Как известно Ф.Энгельс указывал, „ что человек только в том случае несёт полную ответственность за свои поступки, если он совершил их, обладая полной свободой воли". Именно эти обстоятельства вызывают осуждение поведения субъекта и необходимость отрицательной государственной реакции в виде возложения ответственности на виновного с целью охраны правопорядка.

Неудивительно, что и А.А.Пионтковскому не удалось обойти вопрос о философском обосновании ответственности. Ссылаясь на многочисленные высказывания классиков марксизма - ленинизма, он указывает"

Свобода воли во всём материалистическом понимании служит основанием уголовной ответственности не только тогда, когда совершается умышленное преступление, но и тогда, когда преступление совершается по неосторожности " и продолжает:,. Без такого (то есть материалистического ) понимания свободы воли ответственность человека за свои поступки не может быть обоснована с позиции диалектического материализма.

Странно, однако, что вопросы философского обоснования юридической ответственности А. А. Пионтовский рассматривает в разделе уголовного права, посвящённого вменяемости субъекта преступления, тогда как учение об основаниях уголовной ответственности в целом включено в раздел о составе преступления.

М. И. Ковалёв присоединяется к мнению тех, кто основанием уголовной ответственности признают состав преступления, причём не как абстракцию, а как юридическое выражение преступления.

Основным же здесь, по его мнению, является вопрос, может и должен ли человек отвечать за свои действия, и если да, то на каком основании. Речь при этом, как он полагает, идёт не о юридическом основании, а об этических и философских постулатах, дающих право отвечать на этот вопрос утвердительно. Имея в виду этот аспект проблемы, он размечает юридическое и эпическое основания. Фундамент обоснования уголовной ответственности заложен, по его мнению, в свободе избежать антиобщественный, опасный для общества способ удовлетворения своих потребностей.

К сожалению, концепция о двойном основании, в частности, и об этическом обосновании ответственности не получала у этого автора подробного развития.



    1. ^ Момент возникновения юридической ответственности



От вопроса об основании ретроспективной юридической ответственности в настоящее время в правовой литературе отличается вопрос о моменте ее возникновения. От правильного его решения в немалой степени зависит четкость определения задач административных органов, органов следствия и прокуратуры в процессе применения права, а также должное, с точки зрения интересов законности, уяснение характера связи судопроизводства с юридической ответственностью, что, в свою очередь, в значительной мере обусловлено пониманием содержания юридической ответственности и природы ее взаимосвязи с такими юридическими категориями как норма права, правоотношение, правонарушение, юридическая обязанность, субъективное право, правовой статус, правопорядок и т. д.

Творит суд юридическую ответственность или обнаруживает и опосредствует ее? Ответ на этот вопрос может либо помогать, либо наносить ущерб практике судопроизводства. Нам представляется вредным всякое толкование роли суда в этой связи как создателя, творца юридической ответственности. Однако в нашей литературе встречаются по существу подобные позиции, и именно в данном вопросе по мере развития теории юридической ответственности возникает все больше споров.

Взгляды по поводу момента возникновения юридической ответственности в основном разделяются следующим образом.

По мнению ряда авторов работ по общей теории права и теории отраслевых правовых наук юридическая ответственность возникает с момента совершения правонарушения и возникновения соответствующего материального охранительного правоотношения.

В представлениях других авторов начало юридической ответственности относится к моменту:

  • установления объективного факта правонарушения (его признания) компетентными органами или лицами,

  • привлечения конкретного лица к ответственности,

  • судебного решения, судебного приговора,

  • реализации государственного принуждения в виде санкции, предусмотренной содержанием соответствующей нормы права.

Общее в этих представлениях состоит в том, что возникновение юридической ответственности ставится в зависимость от деятельности компетентных государственных органов. Правонарушение, по нашему мнению, является не только основанием, но и самим моментом возникновения юридической ответственности. Совершенное правонарушение всегда объективно по отношению ко всей окружающей общественной среде. То же самое можно сказать о возникающей из правонарушения ответственности. Правонарушение как юридический факт объективно (автоматически) порождает определенные правоотношения и соответствующую ответственность совершившего правонарушение. Независимость юридической ответственности (как следствия совершенного правонарушения) от воли и желания правонарушителя придает ей внешний по отношению к нему характер.1 Она, таким, образом, возникает объективно в момент совершения данного правонарушения. Это происходит независимо от того, обнаружено правонарушение или не обнаружено, стало оно предметом разбирательства и рассмотрения компетентными органами или не стало.

Следовательно, юридическая и, в частности, уголовная ответственность объективно существует и тогда, когда лицо, совершившее преступление, скрывается от следствия и суда.2 То, что преступник на данном этапе не обнаружен, не устраняет возникшего на основе преступного акта правоотношения и, естественно, не снимает с него обязанности отвечать за содеянное перед обществом и государством, обязанности претерпевать предусмотренные законом лишения. Существование вины и, следовательно, юридической ответственности не зависит от того, познана ли она следственными и судебными органами. В противном: случае пришлось бы признать, что скрывающийся правонарушитель свободен от юридической ответственности по принципу «Не пойман - не вор», что под безответственностью следует понимать успешный уход от наказания. Тем не менее принципу «не пойман - не вор», что под безответственностью некоторые авторы утверждают именно такой подход на том основании, что признание юридической ответственности скрывающегося правонарушителя будто бы делает бессмысленным принцип неотвратимости ответственности."

Связь компетентного органа государства с юридической ответственностью состоит не в том, что он творит ее, а в том, что он ее ищет, обнаруживает и дает официальную, в соответствии с нормами права, оценку. Не суд, а норма права обусловливает начало юридической ответственности. Поэтому, например, судебное рассмотрение объективно противоправного виновного деяния состоит не в том, чтобы положить начало определенным правоотношениям, а в том, чтобы найти, выявить их действительность (объективную истину) и подтвердить наличие соответствующей юридической ответственности. Совершенно справедливо в нашей литературе подчеркивается, что вообще не может считаться основанием ответственности оценка того или иного деяния судом или иным органом государства, что существование вины, а, следовательно, и юридической ответственности носит характер объективного факта и не зависит от того, познано ли оно следственными, судебными или другими государственными органами.

Юридическая ответственность не создается судом или административным органом. Вынося приговор, принимая решение, соответствующий государственный орган не порождает какую-то новую юридическую ответственность, а на основе достоверного выявления объективной истины (правонарушения) констатирует, фиксирует факт существования таковой, т. е. юридической ответственности, конкретизирует ее в пределах, установленных законом, и тем самым обеспечивает ее осуществление.1 Такой подход на практике соответствует интересам и требованиям законности в процессе судопроизводства и, вместе с тем, отвергает получившую особенно широкое распространение в буржуазной юриспруденции так называемую оценочную теорию, которая отрицает за правонарушением, виной и юридической ответственностью качество объективно существующих (по отношению к суду) явлений. Суть их по оценочной теории определяется соответствующей оценкой суда, который сам своим суждением создает вину в совершении противоправного поведения или, напротив, отвергает ее по своему усмотрению. Нетрудно представить, куда на практике ведет такое по существу идеалистическое понимание правонарушения, вины, юридической ответственности и т. д.

На указанном основании мнение о том, что юридическая ответственность является результатом деятельности компетентного органа (установление факта правонарушения, привлечение лица к ответственности, судебный акт применения нормы права, осуществление государственного принуждения) представляется ошибочным. Вместе с тем из этого никак не следует какое бы то ни было умаление значения деятельности специально на то уполномоченных органов государства в судьбе юридической ответственности, в процессе ее установления и реализации. Достаточно сказать, что до суда никто не может быть признан виновным, юридически ответственным и не может быть подвергнут санкциям. Однако и это не означает, что суд порождает юридическую ответственность, что юридическая ответственность возникает как результат деятельности компетентного органа.

Говоря об уголовной ответственности, М. Д. Шаргородский подчеркивает, что она «наступает тогда, когда совершено преступление и возникли уголовные правоотношения. Возникшая уголовная ответственность для своей реализация требует специального акта применения права (приговора
суда), который, не являясь основанием ответственности, констатирует наличие уголовного правоотношения, устанавливает, какая именно мера наказания должна быть применена.1

Тем не менее в нашей литературе встречается иное понимание указанного норматива. Толкуя его как законодательное закрепление принципа презумпции невиновности, на него ссылаются для усиления возражений по поводу возникновения юридической ответственности в момент правонарушения. Презумпцию невиновности часто связывают с демократизмом судопроизводства. Ее положительный смысл состоит в том, что пока нет достоверных судебных доказательств вины, последняя не может считаться признанной. Но предположение невиновности не равнозначно отрицанию виновности. Отсутствие необходимых доказательств и, в силу этого, невозможность
признания вины не означают, в свою очередь, безоговорочное доказательство того, что объективно вина отсутствует. Иначе говоря, следует различать фактическую и юридическую сторону дела. Фактически лицо может быть виновно (и в этом случае объективно существует и юридическая ответственность), но юридически, официально, в силу отсутствия достаточных доказательств, его нельзя считать таковым. Пока не установлена объективная истина (прежде всего факт наличия или отсутствия вины, а следовательно, и юридической ответственности) лицо не может быть подвержено мерам государственного принуждения, предусмотренным содержанием данной юридической ответственности. Факт того, что право признания лица виновным принадлежит только суду, никак не исключает объективного (по отношению к суду) характера юридической ответственности. Ведь речь идет именно о признании судом виновности лица или, другими словами, об официальной, государственной оценке объективного факта наличия или отсутствия вины и юридической ответственности. Здесь опять-таки возникает вопрос о раскрываемости правонарушений (преступлений), о работе соответствующих компетентных органов, призванных обеспечить проведение в жизнь принципа неотвратимости ответственности правонарушителя.

Таким образом, как бы значима ни была роль компетентного органа в процессе выявления, установления и осуществления юридической ответственности, его акты не представляют собой начала юридической ответственности, но во многих случаях становятся условием ее реализации.

Такие моменты, как «возникновение юридической ответственности», «расследование правонарушения и анализ его состава», «обнаружение правонарушителя и привлечение его к ответственности», «условия реализации юридической ответственности» (например, соответствующий акт органов суда), с которыми различные авторы связывают начало юридической ответственности, скорее следует понимать как различные ступени развития процессуального и
материального правоотношений. Поэтому, на наш взгляд, правильнее было бы в многогранной деятельности правомочной стороны правоотношения - компетентного органа по расследованию правонарушения и наказанию правонарушителя - видеть различные стадии существования юридической ответственности с момента возникновения до ее завершения .

В этом плане можно различать следующие стадии:

  • возникновение юридической ответственности,

  • выявление юридической ответственности,

  • опосредствование юридической ответственности, ее официальная оценка в актах компетентных органов,

  • реализация юридической ответственности.

Данная схема не претендует на всеобщность и безупречность. Но важно то, что ее содержание основано на признании объективности (по отношению, например, к административным или судебным органам) правонарушения как юридического факта, соответствующего правоотношения и юридической ответственности, на признании способности компетентных органов обнаруживать, выявлять объективно существующую (в силу совершенного правонарушения) вину и юридическую ответственность. Применение мер государственного принуждения должно происходит не по усмотрению следователя, прокурора, судьи, а на основе объективно существующего юридического факта - правонарушения, правоотношения и юридической ответственности. Вот почему невозможно согласиться с понятиями юридической ответственности, которые гак или иначе допускают ее отрыв от правонарушения. При таком отрыве получается, что вначале происходит правонарушение, а затем, лишь спустя определенное время, возникает юридическая ответственность. Таким образом допускается ситуация, в которой совершилось правонарушение, существует правонарушитель, но отсутствует юридическая ответственность. В итоге утверждается возможность правонарушения без ответственности, возможность существования правонарушителя, свободного от юридической ответственности. Это происходит каждый раз (хотят того авторы соответствующих понятий или нет), когда непосредственным источником юридической ответственности представляется не правонарушение, а тот или иной акт компетентного органа.

И. С. Самощенко и М. X. Фарукшин справедливо упрекают В, Г. Смирнова, когда он видит юридическую ответственность вне материального охранительного правоотношения. Выступая за последовательность взглядов в этой части, указанные авторы высказываются в пользу неразрывного единства юридической ответственности и материального правоотношения.1 Однако они уже на следующей странице своей работы сами отрывают охранительное правоотношение от юридической ответственности. По их мнению, охранительное правоотношение, порождаемое самим правонарушением, существует без юридической ответственности до «установления объективного факта правонарушения (его признания) компетентными органами или лицами». Далее отмечается, что цель правоохранительного правоотношения на определенной стадии состоит в установлении «объективной истины (наличия или отсутствия факта правонарушения и виновного лица)».2 Из этого
следует, что не только правонарушение, но и виновное лицо выступает перед компетентным органом в качестве объективной истины, т. е. существует независимо от судебного усмотрения, и появляется как таковое из правонарушения в соответствии с нормами права. Данные положения можно считать
свободными от противоречий при условии признания возможным существование виновного лица, вины вне юридической ответственности. Но вина и юридическая ответственность не могут существовать раздельно. Указанные явления находятся в неразрывной связи. Поэтому, если виновность лица (или его невиновность) для компетентного органа - объективная истина, то последовательность требует признания такого качества и за юридической ответственностью. И, напротив, если юридическая ответственность начинается с момента установления факта правонарушения компетентным органом, то и виновность лица перестает быть объективной истиной по отношению к суду. Так или иначе, но всякое освобождение (в теории) виновного от юридической ответственности вряд ли может служить укреплению законности и правопорядка.

Недопустимо, далее, какое бы то ни было отождествление юридической ответственности с государственным принуждением, а тем более с процессом его реализации. Юридическая ответственность так или иначе связана с государственным принуждением. Но сама по себе связь еще не означает тождества. При этом юридическая ответственность в широком смысле лишь
предполагает меры государственного принуждения, как некий потенциальный фактор, возможный только при определенных конкретных обстоятельствах. Поэтому о каком бы то ни было смешении юридической ответственности в данном аспекте с государственным принуждением не может быть и
речи. Что касается ретроспективной юридической ответственности, то ее иногда не отличают от мер государственного принуждения и даже от процесса их осуществления. Юридическая ответственность, как правоотношение, в котором правонарушитель выступает в качестве стороны, обязанной претерпевать определенные лишения, всегда предусматривает меры государственного принуждения. Однако наличие юридической ответственности еще не есть применение таких мер. Юридическая ответственность - не санкция и не реализация санкций. «Вся суть вопроса заключается в том, что ответственность-это не само принуждение, а обязанность его претерпеть»1. Юридическая ответственность указывает на санкции и предполагает необходимое их применение. Применение же к правонарушителю мер государственного принуждения (санкций) есть реализация юридической ответственности. Нельзя забывать, что явление и процесс его реализации не одно и то же. Точно так же, как мы отличаем, например, право от процесса реализации права, необходимо отличать юридическую ответственность от процесса реализации юридической ответственности.

Прежде всего, следует иметь в виду в этом отношении, что сама юридическая ответственность, заключающаяся в обязанности претерпевать определенные лишения, возникает непосредственно из факта правонарушения, в то время как реализация предусмотренных ею санкций, как правило, требует определенной деятельности таких государственных органов, как суд, прокуратура, милиция, следственные органы, исправительно-трудовые учреждения.

Бывают, далее, случаи, когда юридическая ответственность имеет место, а меры государственного принуждения и вовсе не осуществляются. Так бывает, когда, например, истекает срок давности, когда не обнаруживается правонарушитель или когда правонарушитель обнаружен, но суд, основываясь на законе, признав наличие юридической ответственности, освобождает правонарушителя от применения наказания и т. д. .

Происходят и прямо противоположные случаи, когда меры государственного принуждения осуществляются при отсутствии соответствующей юридической ответственности. Так получается, когда, например, осуществляется в принудительном порядке медицинское освидетельствование и осмотр, карантин, реквизиция и т. д. Эти действия никак не связаны с виной, а следовательно, и с юридической ответственностью. Нельзя сбрасывать со счета и факты незаконного осуждения. Естественно, что осуждение невиновного и претерпевание им лишений происходит при отсутствии юридической ответственности в силу того, что нет юридического факта - правонарушения и нет, следовательно, соответствующего материального правоотношения. Именно этим объясняется незаконность акта по применению мер наказания к невиновному лицу. Знак равенства между юридической ответственностью и государственным принуждением здесь означал бы признание действительности юридической ответственности и незаконно осужденного, а иногда и незаконно претерпевающего лишения лица.

Юридическая ответственность всегда прекращается в связи с тем или иным юридическим фактом (амнистия или помилование, завершение наказания или истечение сроков давности привлечения к ответственности, передача дела в товарищеский суд или виновного на поруки и т. д.).

Во всех этих случаях прекращаются соответствующие материальные правоотношения нельзя сказать о соотношении юридической ответственности и осуществления мер государственного принуждения. Вышеизложенное показывает, что это далеко несовпадающие явления.

Следовательно, реализацию юридической ответственности, т. е. претерпевание лишений, нельзя отождествлять с понятием самой ответственности. В противном случае пришлось бы согласиться с тем, что юридическая ответственность лица наступает с момента применения к нему санкций, что юридически ответственным лицо становится лишь тогда когда оно претерпевает определенные предусмотренные нормами права лишения. Тем не менее такое толкование юридической ответственности встречается в новых изданиях юридической литературы. Так, Р. К. Русинов и С. Н. Кожевников определяют юридическую ответственность в общетеоретическом плане как «сопряженное с государственным осуждением применение к правонарушителю мер государственного принуждения личного, имущественного или организационного характера»1 . По существу так же понимают юридическую ответственность И. С. Самощенко и М. X. Фарукшии, по мнению которых в применении к правонарушителю юридических санкций и состоит вся правовая ответственность.2 Но там, где данные авторы подходят к юридической ответственности в плане правоотношений, они, естественно, улавливают ее неразрывную связь с юридической обязанностью. Обязанность претерпеть меры ответственности они считают основной обязанностью, характеризующей положение правонарушителя в качестве стороны, несущей ответственность. Но если это бесспорное с нашей точки зрения положение соединить с приведенным пониманием теми же авторами юридической ответственности, получается, будто вне применения к правонарушителю санкций последний свободен от обязанности претерпевать меры государственного принуждения, обязанности, которой соответствует субъективное право уполномоченной стороны правоотношения применять такие меры.

Всякое отождествление ответственности с наказанием представляется неприемлемым еще и потому, что оно ограничивает и обедняет социальную значимость юридической ответственности как одного из важнейших средств правового регулирования общественных отношений, укрепления законности.


    1. ^ Порядок возложения юридической ответственности


Многообразие фактических обстоятельств, предполагающих юридическую ответственность, требует определенной процедуры их обнаружения и привлечения лица к ответственности. Для юридической ответственности характерна четкая нормативная регламентация её осуществления.

Такая регламентация необходима для максимального обеспечения и защиты прав и законных интересов граждан и иных субъектов.

Порядок возложения юридической ответственности устанавливается нормами процессуального права, порождающими при наличии определенного факта процессуальные правоотношения, через которые, как через свою форму, проявляются отношения юридической ответственности. Четкая регламентация позволяет максимально точно зафиксировать все обстоятельства дела, состав правонарушения, обеспечивая при этом права всех участников процесса. Конечно, излишне громоздкие, усложненные формы рассмотрения в некоторых случаях могут играть и негативную роль, порождая формализм, волокиту и т. д. Однако ещё большее зло вызывает отсутствие в отдельных случаях процессуальной регламентации, механизма возложения
ответственности.

Разумеется, степень регламентации разных видов юридической ответственности различна.

Наиболее жестко урегулированы уголовная и административная ответственность, носящие карательный, штрафной характер. Например, порядок привлечения к уголовной ответственности регламентируется Уголовно-процессуальным кодексом, в котором содержится более 400 статей. Менее жесткий порядок привлечения, например, к дисциплинарной ответственности рабочих и служащих. Однако и здесь не допустимы упрощенчество, нарушение необходимой процедуры.



    1. ^ Юридическая ответственность в системе юридических

категорий

Важное научное и практическое значение имеют отграничение ответственности от сходных правовых феноменов, определение её места в системе юридических категорий. Как правовое явление юридическая ответственность органически и функционально взаимосвязана с иными правовыми явлениями. По-своему выражаясь в них, она не теряет при этом своей специфики. Прежде всего юридическая ответственность связана с юридической обязанностью. Некоторые авторы, например, С. Н. Братусь (см. выше) вообще рассматривают ответственность как принудительное исполнение обязанности. С подобным пониманием нельзя согласиться, ибо здесь ответственность, по сути, отождествляется с мерами защиты.

Юридическая ответственность действительно несёт в своём содержании обязанность. Но это новая, ранее не имевшаяся у правонарушителя обязанность претерпеть меры принуждения за правонарушение. Такой обязанности у законопослушного субъекта нет и быть не должно. И если он сам хотя бы и под угрозой принуждения или непосредственно под принуждением выполнил свою обязанность, никакой дополнительной обязанности у него не возникает. Не претерпевает он и никаких негативных последствий, лишений, что свойственно ответственности.

Неотделима юридическая ответственность и от санкций юридических норм. Санкция, как известно, - структурная часть нормы, содержащая указание на вид и меры государственного принуждения, которые должны наступить при нарушении требований диспозиции. Но до правонарушения формально закрепленные в санкции принудительные меры остаются потенциальными. Таким образом, юридическую ответственность можно трактовать как реализацию санкции правовой нормы в конкретном случае и применительно к конкретному лицу.

Большое количество ученых трактуют юридическую ответственность как специфическое охранительное правоотношение между государством и правонарушителем. Правонарушение как юридический факт порождает, конечно, охранительное правоотношение, в рамках которого и реализуется ответственность. Однако без правоприменительной деятельности компетентного органа ответственность может быть лишь потенциальной.

До сих пор в юридической науке является дискуссионным вопрос существования концепции позитивной юридической ответственности. Сказанное ещё раз говорит о том, сколь важны углубленное научное развитие правовых явлений, всестороннее исследование проблем теории государства и права.

  1   2



Скачать файл (377.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации