Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Курсовая работа - Венчурное предпринимательство - файл 1.doc


Курсовая работа - Венчурное предпринимательство
скачать (319 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc319kb.22.11.2011 22:11скачать

содержание

1.doc

РЕФЕРАТ
Курсовая работа содержит 48 страниц, 2 схемы, 4 таблицы, 2 графика, 4 диаграммы, 27 использованных источников, 1 приложение.

ВЕНЧУРНОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО, «ВЫХОД», СТАДИИ ФИНАНСИРОВАНИЯ, ОТБОР, КОММЕРЦИАЛИЗАЦИЯ ИННОВАЦИЙ, «ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ КРИЗИС», ПЕРИЧЕНЬ УСЛОВИЙ, НОРМАТИВНО-ПРАВОВАЯ БАЗА.

Объектом исследования является отрасль венчурного инвестирования в России, США и Западной Европе.

Цель работы – описание механизма венчурного предпринимательства, определение его роли и анализ развития в различных регионах мира.

В процессе работы использовались методы статистического, сравнительного анализов, а также наблюдение.

В результате исследования дана характеристика роли венчурного предпринимательства в экономике, проанализировано его становление и современное состояние в России, США и Европе, определены перспективные направления развития венчурного бизнеса в России.

Степень внедрения – частичная.

Область применения – использование положений работы в учебном процессе, а также при изучении инновационной политики.
СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ 4

^ 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ВЕНЧУРНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА 7

1.1«Рисковое предпринимательство» и его роль в экономике 7

1.2 История возникновения и развития венчурного бизнеса 16

1.3Особенности функционирования венчурного предпринимательства 22

^ 2 ОСОБЕННОСТИ И ПРОБЛЕМЫ ВЕНЧУРНОГО БИЗНЕСА В РАЗЛИЧНЫХ СТРАНАХ 27

2.1 Особенности «рискового» предпринимательства в странах Европы и США 27

2.2 Венчурный бизнес в России 30

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 35

^ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 36

ПРИЛОЖЕНИЕ 37



ВВЕДЕНИЕ



Одна из наиболее актуальных проблем российской экономики – повышение конкурентоспособности промышленности за счет ее технологического переоснащения и подъема наукоемких отраслей производства, создающих высокую добавленную стоимость.[6] Согласно ежегодному докладу Всемирного экономического форума «Мировые информационные технологии»(Global Information Technology), «Россия опустилась с 62 на 72 место в списке стран, наиболее активно использующих информационные технологии в развитии экономики». [12] Поэтому возникает острая необходимость в получении предприятиями доступа к передовым технологиям. Теоретически существует два подхода.

Можно пойти по пути приобретения лицензий и ноу-хау на известные технологии, виды продукции и торговые марки крупных зарубежных компаний. Плюсы такого подхода – отработанные на практике технологии, отвечающий мировым стандартам контроль качества, большие маркетинговые преимущества, возможности для создания совместных предприятий по принципу стратегических технологических альянсов, перспективы получения дополнительных кредитов на технологическое переоснащение. Основной минус – дешевый рубль, что делает проблематичным использование импортных материалов и комплектующих, а также возврат кредитов зарубежным партнерам. Кроме того, речь, как правило, идет в данном случае об уже давно использующихся технологиях, имеющих хорошие перспективы лишь на российском внутреннем рынке.

Другой путь – опора на собственный научно-технический потенциал, в значительной мере не востребованный сегодня отечественной промышленностью. Он является более перспективным с многих точек зрения, однако требует преодоления целого ряда финансовых и организационно-управленческих барьеров. [6]

В этой связи заслуживает внимания и изучения сложившаяся в большинстве развитых стран система разделения усилий по получению и использованию новых знаний между государством, крупными промышленными компаниями и малыми инновационными фирмами частного сектора, высшими учебными заведениями (университетами) и бесприбыльными организациями. Один из ее центральных элементов – постоянно модифицирующийся и совершенствующийся механизм венчурного финансирования. Благодаря венчурному капиталу, из малых инновационных компаний выросли такие гиганты, как HP, Microsoft, Apple, Oracle, Yahoo, Google, Intel.[13] На особую роль венчурного механизма, как инструмента инновационной политики, неоднократно указывали такие исследователи, как Я. Корнаи, П. Фишер, Ю. Вебер, Х. Гельдель, Д. Стиглиц, особую известность прибрела журналист Financial Times Кэтрин Кемпбелл, подробно осветившая венчурную отрасль.

Но в то же время не приходится говорить о достаточно подробном освещении системы венчурного бизнеса в экономической литературе. Это объясняется, в первую очередь, относительной молодостью данной отрасли, а также некоторыми ее особенностями, например стремлением к скрытности и фрагментированность, но об этом пойдет речь далее. Поэтому исследование роли венчурного капитала в современной экономике и проблем его развития, актуально в настоящее время даже в развитых странах. Необходимость исследования данной отрасли возникает и потому, что в современном мире не существует абсолютно идентичного механизма ее функционирования. В рамках данной работы мы предлагаем отдельно рассмотреть три вида венчурного бизнеса: венчурный бизнес в США, Западной Европе и России. Причину выбора отраслей США и Западной Европы мы рассмотрим в ходе нашего исследования. Следовательно, целью данной работы является описание механизма венчурного предпринимательства, определение его роли и анализ развития в различных регионах мира. Исходя из целей работы, мы выстраиваем для нее особую организационную структуру. Задачами работы является описание обобщенного механизма венчурного финансирования, выявление и представление его роли в современной экономике, рассмотрение процесса эволюции этой отрасли и выявление ее специфических черт, связанных с особенностью функционирования, определение различий между отраслями в США, Западной Европе и России, а также исследование проблем, мешающих развитию этой отрасли в различных регионах мира.
^

1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ВЕНЧУРНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА




    1. «Рисковое предпринимательство» и его роль в экономике



Большинство экономистов при определении данного понятия указывают на происхождение слова «венчурный» от английского «venture» - «рискованное предприятие или начинание». При этом выделяют два вида определений. Определения первого вида связывают понятие «рисковость» с отсутствием гарантий венчурных инвестиций от возможной потери залогом или закладом.[16] Венчурное финансирование – выделение денежных средств со стороны венчурного капитала небольшим исследовательским или внедренческим фирмам для разработки, доводки и внедрения нововведений, имеющих рисковый, но перспективный характер.[2,стр.119] Другая группа определений связывает понятие «рисковость» не только с результатами (как определения первого вида), но и с системой функционирования венчурного инвестирования в целом, когда инвестор разделяет риски с предпринимателем. Терминологические споры по определению понятия «венчурного предпринимательства» можно обнаружить и в странах Запада. Но здесь они имеют другое содержание, которое наиболее удачно, на наш взгляд, раскрывается в книге К. Кемпбелл «Венчурный бизнес: новые подходы». В ней она фиксирует, что терминология едва ли в силах дать подсказку. В широком смысле «прямым частным инвестированием»(private equity) называют предоставление капитала непубличным компаниям, причем под этим подразумевают и венчурный капитал, и выкупы с использованием заемных средств, и другие инструменты частного финансирования. В США они представляют собой практически отдельные миры. В отличие от США, в Европе термин «венчурный капитал» исторически использовался для обозначения всех форм прямых частных инвестиций. Агентства по выкупу(buy-out shops), владеющие зрелым бизнесом, таким, как бары, издательские группы и крупные химические предприятия, называются фирмами венчурного капитала, или венчурными фирмами(venture capital firms). Для американцев это звучит очень странно, поскольку они считают это совершенно разными отраслями.[1,стр.18] Поэтому мы считаем необходимым дать то определение венчурному предпринимательству, которое, по-нашему мнению, является наиболее полным и актуальным. Венчурное предпринимательство – деятельность по организации посредничества между венчурным инвестором и фирмами-реципиентами инвестиций, направленная на разделение рисков между всеми субъектами контрактных отношений и получение прибыли посредством «выхода». Далее в данной работе мы будем использовать именно это определение.

Различие в определении понятия «венчурное предпринимательство» возникло, прежде всего, вследствие специфической системы функционирования этого механизма. Основные принципы были заложены еще на начальном этапе становления венчурного капитала отцами-основателями отрасли – Томом Перкинсом, Юджином Клейнером, Франком Кофилдом.[17] Основным источником венчурного института являются товарищества с ограниченной ответственностью(Limited Liability Partnership - LLP), основной принцип которого следующий. Инвесторы, называемые партнерами с ограниченной ответственностью (Limited partners), в число которых входят такие организации, как пенсионные фонды, страховые компании, банки, университетские фонды пожертвований, благотворительные фонды, корпорации, а также богатые частные лица – вносят капитал в фонд с фиксированным сроком существования, управляемый венчурной фирмой, т.е. генеральным партнером (General Partners - GP).[1,стр.35] Широкое распространение товариществ с ограниченной ответственностью обусловлено в первую очередь налоговыми преимуществами (товарищество с ограниченной ответственностью позволяет инвесторам отражать свои вложения в отчетности как «прямые инвестиции в компании», чтобы не платить дважды (один раз, когда фонд получает прирост капитала при продаже активов (capital gains), а второй раз – когда они сами получают доход)[1,стр.35]), а также удобством это формы управления и относительной легкости регистрации.

Если с правовой точки зрения венчурный механизм представляет собой довольно простую систему, то его экономическое содержание требует пояснений. Сам термин «рисковый» подразумевает, что во взаимоотношениях капиталиста-инвестора и предпринимателя, претендующего на получение от него денег, присутствует элемент авантюризма.[18] Рисковое инвестирование, как правило, осуществляется в малые и средние частные или приватизированные предприятия без предоставления ими какого-либо залога или заклада, в отличие, например, от банковского кредитования. Венчурные фонды или компании предпочитают вкладывать капитал в фирмы, чьи акции не обращаются в свободной продаже на фондовом рынке, а полностью распределены между акционерами – физическими или юридическими лицами (unquoted или unlisted companies).[18] Инвестиции направляются либо в акционерный капитал (equity investment) закрытых или открытых акционерных обществ в обмен на долю или пакет акций, либо предоставляются в форме инвестиционного кредита (debt financing), как правило, на среднесрочный по западным меркам срок от 3 до 7 лет (процентные ставки по таким кредитам либо не устанавливаются, либо составляют LIBOR + 2 - 4 %). На практике, однако, наиболее часто встречается комбинированная форма венчурного инвестирования, при которой часть средств вносится в акционерный капитал, а другая – предоставляется в форме инвестиционного кредита. Венчурный инвестор, как правило, не стремится приобрести контрольный пакет акций компании, что позволяет предпринимателям сохранять постоянное стремление к развитию компании.[9] И в этом его коренное отличие от «стратегического партнера» или просто «партнера». Цель венчурного предпринимателя иная. Он планирует получить прибыль лишь тогда, когда по происшествии 5 – 7 лет после инвестирования он сумеет продать принадлежащий ему пакет акций по цене, в несколько раз превышающей первоначальное вложение (сам процесс продажи называется «exit» - «выход»), то есть венчурный капиталист не заинтересован в долгосрочном укреплении фирмы и предпочитает всю полученную промежуточную прибыль реинвестировать в бизнес, а не выплачивать в виде дивидендов. Период пребывания инвестора в компании носит наименование «совместного проживания» - «living with company». На основании вышеизложенного мы предлагаем обратиться к схеме 1 приложения, отражающей процесс существования венчурного предпринимателя.

Формирование новых фондов является начальным (и одновременно конечным) звеном в цикле существования венчурного капиталиста. Если неудача предпринимателя в поисках венчурного капитала может привести к банкротству его фирмы, то для венчурного капиталиста отсутствие нового фонда – это верная гибель. [1,стр.38] Фонд является своеобразным показателем деятельности венчурного предпринимателя. Ведущие предприниматели, как правило, формируют крупные фонды и работают с такими инвесторами, как всемирные фонды пожертвований и благотворительные фонды. Стадия поиска и отбора (search, screening и deal-flow) заслуживает особого внимания. Именно способность отфильтровать перспективные трансакции из хаоса деловых предложений является критически важным аспектом работы венчурных фирм. [1,стр.48] Финансовый риск венчурного инвестора может оправдать только возврат на вложенный капитал выше среднего уровня. Возврат на вложенный капитал (Internal Rate of Return-IRR) – общепринятый показатель измерения вознаграждения. В европейской и британской ассоциациях венчурного капитала он считается стандартом оценки доходности инвестиционного проекта. Пока российский рынок малого и среднего бизнеса абсолютно неликвиден, расчет показателя IRR – дело в достаточной степени не простое, если не бесполезное. Эффективность оценки определяется долгим и непростым процессом взаимного "ухаживания", который носит название "тщательное наблюдение" или "изучение" (due diligence). Важность данного этапа доказывает и особая система классификаций компаний, желающих получить инвестиции.

1.Seed (компания для посева), по сути это – только проект или бизнес-идея, которую необходимо профинансировать

2. Start up (только возникшая компания) – недавно образованная компания, не имеющая длительной рыночной истории.

3.Early stage (начальная стадия) – компании, имеющие готовую продукцию и находящиеся на самой начальной стадии ее коммерческой реализации. 4.Expansion (расширение) – компании, которым требуются дополнительные вложения для финансирования своей деятельности.

Кроме перечисленных выше, инвестиции венчурных фондов и компаний могут быть использованы для:

1.«Bridge financing» (наведение моста) – финансирование, для преобразования компаний из частных в открытые акционерные общества.

2.«Management buy-out» - MBO (выкуп управляющими) – инвестиции, для приобретения менеджерами действующих производств или бизнеса в целом.

3.«Management buy-in» (выкуп управляющими со стороны) – финансовые ресурсы, предоставляемые венчурным инвестором управляющему со стороны для приобретения ими компании.

4.«Turnaround» (переворот) – финансирование компаний, испытывающих те или иные проблемы в своей торговой деятельности.

5.«Replacement сapital» (замещающий капитал) или «Secondary purchase» (вторичная покупка) – приобретение акций действующей компании другим венчурным институтом или другим акционером.[3]

Особое значение стадии отбора приобретает в венчурных фондах, образованных как стратегические альянсы, где частные задачи могут вступать в конфликт с задачами альянса, как целого, приводя к оппуртунистическому поведению. [11]

Стадия венчурного инвестирования и совместного проживания является наиболее продолжительной за все время существования фонда. Исходя из структуры, выделяют следующие виды инвестиций:

1. Стартовые венчурные инвестиции – это наиболее рисковая форма вложений, включающая:

А) Предстартовое финансирование (seed).

Б) Стартовое финансирование (startup).

2. Венчурное финансирование развития компании, как правило, делится на финансирование его начальной и последующей стадий.

А) Финансирование начальной стадии (0th early stage) рассчитано на оказание помощи небольшим предприятиям, обладающим значительным потенциалом роста

Б) Финансирование более поздней стадии (later stage), которое предусматривает выделение средств предприятиям с действующим производством, обладающим большим потенциалом для расширения.

3. Финансирование отдельных операций (expansion) совершается как единовременный акт. Как правило, средства выделяются на очень небольшой срок (например, на 2 года).

Кроме перечисленных форм существуют и другие виды венчурного инвестирования, такие как:

А) Спасательное финансирование (для возрождения предприятия – потенциального банкрота);

Б) Замещающее финансирование (для замены части внешних ресурсов фирмы собственным капиталом);

В) Финансирование операций, связанных с выходом компании на рынок ценных бумаг. [4]

На основании статистических данных, представленных в таблице 1 приложения, можно сделать следующие выводы. Наиболее распространенными является инвестирование более поздние стадии развития.

Это связано с более низкими рисками инвестора (П. Гулькин), вероятностью более точной оценки потенциала компании, возможностью избежать таких сложны операций, как патентование, лицензирование (К. Кемпбелл). Помимо разнообразия в оценках причин преобладания инвестиций в поздние стадии развития, мы можем отследить и различия в определении роли венчурного капиталиста в компании-кредиторе. Ряд экономистов считают, что инвестор, приобретая пакет акций (обычно это 25% + 1 акция), рассчитывает, что менеджмент компании будет использовать его деньги в качестве финансового рычага (financial leverage) для того, чтобы обеспечить более быстрый рост и развитие своего бизнеса. Инвестор не берет на себя никаких рисков, за исключением финансового. Имея у себя контрольный пакет, менеджеры сохраняют все стимулы для активного участия в развитии бизнеса. Другие экономисты отмечают активную роль венчурных капиталистов в управлении фирмой. Венчурные капиталисты могут существенно повлиять на стратегические решения, связанные с разработкой продуктов, помочь в предоставлении продукции возможным клиентам, принять участие в переговорах по поводу крупных продаж или лицензионных соглашений. Они могут также внести значительный вклад в решение повседневных вопросов, таких как выработка опционных схем, организация семинаров для портфельных компаний, по вопросам получения правительственных грантов или налоговых льгот. [1,стр.49] Даже на подъем бедствующей компании инвестор тратит огромные усилия, так как неудачное инвестиционное решение сильно подорвет репутацию инвестора. Мы считаем, что наиболее объективна вторая точка зрения, поскольку венчурные капиталисты, всецело полагающиеся на уже существующую команду менеджеров, ушли из данной отрасли после «технологического пузыря».

Как уже отмечалось выше, «выход» является отличительной чертой венчурного капиталиста от «стратегического партнера». Как правило, стратегия будущего «выхода» продумывается заранее и закладывается в инвестиционный проект (многие фирмы, вынуждены отказывать в выплате дивидендов, реинвестируя их в производство, так как это определено контрактом между венчурным предпринимателем и фирмой-кредитором). Существуют три наиболее распространенных стратегий «выхода»: выпуск новых акций (флотация), или первоначальное публичное предложение (initial public offering - IPO); отраслевая продажа, когда одна портфельная компания приобретается другой, как правило, более крупной фирмой; продажа доли акций другим акционерам или руководству предприятия.

Подводя итог рассмотрению механизма венчурного инвестирования, следует еще раз акцентировать внимание на его отличии от «стратегического партнерства» и банковского кредитования. Для венчурного финансирования характерными являются распределение общих рисков между венчурным инвестором и предпринимателем, длительный период сосуществования, что предусматривает открытое декларирование обеими сторонами своих целее на самом начальном этапе общей работы. Подобные различия сформировались под воздействием тех задач и целей, для выполнения которых и зародился венчурный бизнес.

Для рассмотрения роли «рискового» бизнеса необходимо уточнить многоаспектность данного явления. В первую очередь, необходимо подчеркнуть, что оно является одним из универсальных рычагов инновационного развития, а значит и всего экономического роста в целом. [8] Венчурный бизнес, с одной стороны, выступает в качестве уникального механизма коммерциализации НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок), что объясняется сочетанием в одной фирме хорошо отработанных методов управления, позволяющих предельно минимизировать большие сопутствующие финансовые риски, сильных материальных стимулов для основных субъектов инновационного процесса (все это обеспечивает собственно венчурный предприниматель). И наличием прототипа, или опытных образцов, обладающих высоким коммерческим потенциалом при переводе их в серийный коммерческий продукт (это обеспечивают сами проекты, отобранные инвестором). При этом следует отметить, что с подобной ролью венчурное предпринимательство справляется не всегда. «Технологический бум » рубежа веков, о котором мы скажем ниже, привлек в эту отрасль множество «некомпетентных», до нелепости, инвестиций [1,стр. 16], что привело к последующему спаду. В то же время, венчурный капиталист, если он на своем месте, делится своей мудростью и видением будущего, основанными на его богатом опыте, и становится ключевым элементом в развитии компании.[1,стр. 17]

С другой стороны, «рисковый» бизнес стимулирует НИОКР, что связано с небольшим жизненным циклом продукта (в микроэлектронной промышленности США он составляет в среднем 4-5 лет [2,стр.119]). Быстрая смена номенклатуры продукции вынуждает фирмы переходить от одной инновации к другой.

Итак, как мы уже отмечали, подобная двойственность роли венчурного бизнеса (коммерциализация разработок и их стимулирование), определили специфический механизм его функционирования, который изначально ориентирован на необходимость «выхода» из компании в случае успеха и на получение убытков в случае неудач. Кроме того, мы считаем необходимым повторить, что в данной работе под понятием «венчурное предпринимательство», мы подразумеваем деятельность по организации посредничества между венчурным инвестором и фирмами-реципиентами инвестиций, направленная на разделение рисков между всеми субъектами контрактных отношений и получение прибыли посредством «выхода».
^

1.2 История возникновения и развития венчурного бизнеса



Анализ механизма и роли венчурного бизнеса, представленный в предыдущем пункте, требует перехода к рассмотрению истории развития этой отрасли. В данной части работы мы будем делать акцент на развитии венчурного предпринимательства в США, поскольку именно здесь оно зародилось и приняло те основные формы, которые мы наблюдаем на современном этапе. Обращение к истории важно и по той причине, что наша страна на протяжении многих лет проходит через те стадии развития экономики, которые страны Запада и США уже успешно преодолели (например, актуальным на настоящий момент является отождествление Великой Депрессии в США с современным экономическим кризисом России).[7] Именно изучение всех модификаций венчурного механизма, по нашему мнению, позволит выработать наиболее адаптированную к российским условиям концепцию отрасли.

Современная отрасль венчурного капитала уходит своими корнями в предпринимательские инвестиции, произведенные в конце XIX в. – начале XX в. богатыми американскими семьями (Рокфеллерами, Фиппсами, Вандербильтами).[1,стр.31] Однако первые реальные институты сформировались сразу после Второй мировой войны, что было ознаменовано образованием в США корпорации «American Research and Development» (ARD). Аналогичная организация появилась в 1947 году и в Великобритании, названная «Промышленная торговая и финансовая корпорация» (Industrial and Commercial Finance Corporation - ICFC). Вряд ли можно утверждать, что современные венчурные фирмы в точности похожи на какие-либо из этих организаций. Основателями ARD выступил Массачусетский технологический институт и другие организации, одной из целей которых была коммерческая реализация технологий, разработанных во время Второй мировой войны.[1,стр.34] Основателям так и не удалось привлечь институциональных инвесторов, поэтому денежные средства в основном представлялись частными лицами. Перед ICFC стояла более широкая задача – решение проблем мелких и средних компаний (в частности – устранение «разрыва Макмиллана(Macmillan gap)», ставшего проблемным вопросом британской экономики с 1920-х годов), получающих доступ к долгосрочному капиталу, а ее участниками были крупные британские розничные банки, а также Банк Англии. Уже из этого начального периода видно, что венчурный бизнес начал развиваться двумя путями – американским (в результате частной инициативы «ангелов бизнеса») и европейским (по инициативе национальных финансовых институтов).

Следующий этап развития характеризуется бурным ростом данной отрасли сначала в США, а затем и в Европе. Все началось в Силиконовой долине (современном центре венчурных инвестиций). В 1957 году Артур Рок (в то время работавший в инвестиционной банковской фирме на Уолл-Стрит) и Юджин Клейнер (инженер из компании Shokley Semiconductor Laboratories в Поло Альто), собрав 1.5 миллионов $, основав фирму Fairchild Semiconductors – прародителя всех полупроводниковых компаний. [Не исто] Именно Артур Рок первый ввел термин «венчурный капитал». В 1961 году формируется первый венчурный фонд размером всего 5 миллионов $, из которых инвестировано было всего 3. Как и в случае с ARD практически не удалось привлечь институциональных инвесторов, но результаты, тем не менее, были просто ошеломляющими: Артур Рок, израсходовав 3 миллиона, через непродолжительное время вернул инвестора почти 90 миллионов. Вскоре появились легендарные фирмы Силиконовой долины – Kleiner Perkins Caufield & Byers, Sequoia, Mayfield, Greylock. Становление венчурного механизма совпало по времени с бурным развитием компьютерных технологий, что привело к созданию таких гигантов компьютерного бизнеса, как DEC, Apple Computers, Compaq, Sun Microsystems, Microsoft, Lotus, Intel. Подобная ориентация на компьютерные технологии вылилась в знаменитый «технологический бум», а затем и в резкий спад, вызванный избытком капитала в отрасли. На графике 1 приложения, представлена прямая распределения инвестиций с 1996 года до апреля 2006 года в США. Она наглядно демонстрирует нам стремительный рост инвестиционной активности в допиковый период ( до 2000 года) и не менее стремительный спад (С 2000 года и, с незначительными колебаниями, до настоящего времени ). Односторонняя ориентация на компьютерные технологии привела к переизбытку капитала, и уникальный венчурный механизм дал сбой. Но на современном этапе отрасль понемногу справляется с кризисом, с 2003 года объем инвестиций, количество фондов и проектов начинает медленно, но непрерывно расти. На 31.03 2006 года количество инвестиций уже составило 5625,3 миллиона $ (таблица 2 приложения), что является неплохим показателем. В целом, можно сказать, что венчурная отрасль в США продолжает успешно развиваться.

Процесс развития венчурного бизнеса в Европе носит дублирующий характер, что и предопределило, в конечном счете, уход европейцев от традиционных схем венчурного инвестирования. Процесс становления и развития венчурного бизнеса здесь сразу потребовал создания профессиональных организаций.[19] Они стали возникать как некоммерческие ассоциации. Сначала создавались национальные ассоциации, из которых самой старой является «Британская ассоциация венчурного капитала» (BVCA), основанная в 1973 году. «Европейская ассоциация венчурного капитала» (EVCA), основанная в 1983 году всего 43 членами, в настоящее время насчитывает 320. Различия в целях и задачах, которые ставят перед собой национальные ассоциации, обусловлены разным уровнем экономического развития стран и регионов мира, а также приоритетами национальных экономических политик. Однако, сама потребность формальной структуризации, по мнению ряда исследователей, − свидетельство зрелости и растущего влияния венчурного предпринимательства.[19] В то же время, другие эксперты указывают на переход многих инвесторов, после провала попыток повторить успехи американской венчурной отрасли, в менее рискованную, более предсказуемую сферу финансирования выкупов компании менеджментом (MBO), или выкупов с использованием заемных средств (leveraged buy-outs – LBO), в соответствии с американской терминологией. Второстепенный бизнес, нередко отделяемый от крупных корпораций, может получить буквально вторую жизнь – в результате вливания частного капитала; подстегивающего влияния долгового бремени и щедрого наделения управляющих долями в капитале. [1,стр.17] Схема выкупов компаний менеджментом стала доминировать в настоящее время. Собственно же венчурная деятельность в Европе оживилась лишь во второй половине 1990-х годов, когда появились рынки акций для растущих компаний, повысилась предпринимательская активность, усилилась правительственная поддержка. Затем последовал всплеск, связанный с «технологическим бумом». Инвестиции в европейские компании, работающие в области высоких технологий, достигли в 1999 году 6,8 миллиардов евро, что на 70 процентов превышало показатель 1998 года. В 1999 году количество инвестиционных сделок в секторе высоких технологий составило почти 5 тысяч, а средний размер сделки достиг 1,4 миллионов евро (по сравнению с 1,3 миллионов евро годом ранее). При этом три четверти всех средств, вложенных в hi-tech компании Европы (5,2 миллиардов евро), были инвестированы на начальных этапах становления их бизнеса или в процессе его расширения. Примечательно, что лишь 21 процент инвестиций в этой сфере был направлен на приобретение или выкуп контрольных пакетов акций – этот показатель сильно отличается от усредненной картины по всем отраслям, где подобные инвестиции достигают 53 процента.[20] Тем не менее, до сих пор нельзя говорить о появлении «элиты» европейских фирм. Во всяком случае, аналогов Kleiner Perkins не существует.[1,стр.18] Количество компаний, финансируемых венчурным капиталом, которые достигли глобального значения хотя бы на короткое время, незначительно. При этом большинство самых известных европейских фирм в сфере высоких технологий (мы уже отмечали, что это традиционная для венчурного капитала сфера), среди которых Nokia, Vodafone, Alcatel, производители программного обеспечения Dassault Systems и SAP, а также разработчик микросхем ARM, не имели ни цента венчурного капитала. Таким образом, механизмы венчурного инвестирования находятся в Европе на стадии становления. Именно эта характеристика, по нашему мнению, наиболее верна. Это и определило наш выбор венчурного механизма США в качестве эталона.

Венчурная индустрия в России зародилась не в результате частной инициативы отечественных «ангелов бизнеса» или национальных финансовых институтов [14], что коренным образом отличает ее от США и Европы. Она была принесена извне с целью ускорения процесса перехода страны к рыночной экономике. На встрече глав государств «G7» и Европейского Союза в апреле 1993 года было принято решение об оказании России помощи в проведении структурных реформ. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) в исполнение этого решения организовал 11 региональных венчурных фондов, которые должны были содействовать укреплению приватизированных компаний посредством прямых инвестиций в их акционерный капитал.[14] Капитал региональных венчурных фондов был сформирован ЕБРР, который выделил 310 миллионов долларов на финансирование инвестиций в уставной капитал, и странами-донорами (Франция, Германия, Италия, Япония, США, Финляндия, Норвегия и Швеция). Последние предоставили 207 миллионов долларов в виде безвозмездных ссуд. Таким образом, капитал каждого регионального венчурного фонда составлял около 50 миллионов долларов. Из них примерно 30 миллионов долларов предназначались непосредственно для инвестирования в портфельные компании, а 20 миллионов долларов использовались в качестве технической помощи для покрытия операционных затрат компаний, управляющих фондами. Региональные венчурные фонды должны были совершать инвестиции в размере от 300 тысяч до 3 миллионов долларов в перешедшие в частные руки в рамках программы массовой приватизации компании с числом сотрудников от 200 до 5000 человек. Фонды создавались на 10 лет и имели закрытый характер. Но в основном инвестиции осуществлялись не в проекты, а в фирмы, ориентированные на местные рынки потребительских товаров. Следовательно, подобные фирмы хотя и были венчурными де-юре, де-факто это фонды «прямых частных инвестиций». Вслед за ЕБРР, в российский рынок прямых и венчурных инвестиций вошла Международная финансовая корпорация (МФК) — подразделение Мирового банка, специализирующееся на работе с развивающимися рынками. В апреле 1993 года МФК выступила соинвестором фонда Framlington Russian Investment Fund, а с середины 90-х годов участвовала в капитале еще нескольких фондов. Однако процесс инвестирования был затруднен массой факторов: ранняя стадия развития рыночной экономики, неадаптированность менеджеров иностранных фондов к российским условиям, отсутствие прямых контактов между менеджерами фондов, – все это привело к созданию в 1997 году Российской Ассоциации Венчурного Инвестирования (РАВИ), призванной содействовать становлению и развитию венчурной индустрии в России.[14]

На протяжении своего недолгого, но бурного развития, венчурный бизнес непрерывно эволюционировал по одному из двух путей развития: американскому (упор на частную инициативу) и европейскому (подпитка институциональными инвесторами). В конце 1990-х годов эта отрасль пережила стремительный рост, а затем глубокий спад, вызванный «технологическим пузырем», образовавшимся из-за переоценки возможностей Интернета. Необходимо, правда, отметить, что подобный спад практически не отразился на российском рынке венчурных инвестиций, по причине его неразвитости. Неразвитость присуща и рынку венчурного капитала Европы, что определило принятие нами за эталон венчурного механизма его американский вариант, где она получила такое мощное развитие.
    1. ^

      Особенности функционирования венчурного предпринимательства



«Технологический бум», пришедший, как уже было отмечено, в конце 1990-х годов, за короткое время переместил отрасль венчурного капитала из «темного угла» финансового мира, в котором она до сих пор обитала, на бурлящую сцену так называемой «новой экономики».[1,стр.15] Нерентабельность большинства проектов, являющаяся следствием избытка капитала, вызвала небывалое падение инвестиций, и только сейчас венчурную экономику удается вывести из кризисного состояния. Поэтому исследование особенностей венчурной индустрии вызывает особый интерес в мире.

Одной из первоочередных инвестиционных особенностей венчурного бизнеса является долевое участие инвестора в капитале компании-реципиента в прямой или опосредованной форме, при этом предоставляя новым фирмам многочисленные услуги. Во-первых, венчурный капиталист оказывает постоянные финансовые консультации, что позволяет фирме зачастую не только наиболее успешно определиться со стратегией поведения в финансовой сфере, но и повысить свой кредитный рейтинг даже у традиционных банковских структур. Во-вторых, молодые фирмы постоянно прибегают к консультациям по вопросам корпоративной и маркетинговой стратегии. Многие исследователи неоднократно заявляли, что венчурные капиталисты являются в первую очередь предпринимателями и уже затем – финансистами. Многие крупнейшие венчурные фирмы, такие, как Appax Partners, Kleiner Perkins, обладают выдающимися управленческими и юридическими командами. Начинающая фирма отличается очень низкой платой за услуги менеджмента, но, имея в совете акционеров венчурного предпринимателя, она будет пользоваться услугами его высококвалифицированных маркетологов, юристов, менеджеров. Зачастую, правда, венчурные инвесторы не ждут, пока фирмам понадобится помощь, а изначально самостоятельно подбирают управленческий персонал, ориентируясь на свой опыт и опыт инвесторов. В-третьих, венчурный капиталист, будучи напрямую заинтересован в успешном развитии компании, оказывает помощь в изучении и получении более подробной информации о рынке и завязывании контактов. Даже сам факт получения инвестиции от венчурного предпринимателя, создает имидж для фирмы: для нее сразу становятся доступными другие услуги.

Тем не менее, данная особенность венчурного механизма вытекает в проблему преемственности основателей, вызванную желанием инвестора провести политику «поддерживающего менеджмента», заключающуюся в смене управленческого звена компании. Рациональность подобной политика состоит в том, что менеджмент является динамическим, а не статистическим понятием, и на разных этапах существования компании могут понадобиться навыки различных людей. В такой ситуации предпринимателям остается либо осуществить плавный переход к новым ролям, либо приспособиться и сохранить за собой управление фирмой. Но так или иначе, проблема преемственности особенно обостряется в кризисный период, затрагивая, зачастую, даже преуспевающие фирмы.

Следующей инвестиционной особенностью является предоставление инвестиций на длительный срок (5-10 лет) и вложение только в новейшие НИОКР. Уникальность предлагаемого проекта, его конкурентные преимущества и рыночный потенциал позволяют занять новую рыночную нишу. Длительность же инвестиций определена, прежде всего, необходимостью развития фирмы до такого уровня, чтобы при выходе получить прибыль. Большинство фондов имеет, по разным оценкам, от 5-7 лет [10], до 10 лет [1,стр.36] срок существования. При этом большая часть средств обычно инвестируется в компании, составляющие портфель, в течение первых 3-4 лет (в период бума этот срок гораздо короче), а оставшаяся часть денег приходится на последующие раунды финансирования портфельных компаний. Подобная схема, являясь стимулятором деятельности управленческого персонала, может быть охарактеризован и как один из способов хеджирования венчурных инвестиций.[2,стр.119]

Третьей инвестиционной особенностью венчурного предпринимательства, является различие в источниках инвестиционного капитала. Венчурный капитал предоставляется формальным и неформальным секторами. В формальном секторе преобладают фонды венчурного капитала, являющиеся по организационно-правовой форме партнерствами и объединяющие ресурсы ряда инвесторов: частных и государственных пенсионных фондов (на них в Европе приходится свыше 50% всех инвестиций венчурного капитала), благотворительных фондов, корпораций, частных лиц и самих венчурных капиталистов – владельцев венчурных фондов. Как правило, институциональные инвесторы распределяют 2 -3% своего инвестиционного портфеля в альтернативные активы, такие как венчурный капитал. Венчурные фонды инвестируют привлеченные средства в новые фирмы, которые могут принести высокий доход в течение 5-7 лет. Кроме венчурных фондов, участниками формального сектора являются специальные подразделения или дочерние предприятия коммерческих банков или нефинансовых промышленных корпораций (corporate venturing), а также государственные инвестиционные программы.

Участниками неформального сектора являются частные инвесторы венчурного капитала: так называемые «бизнес-ангелы», а также члены семей вновь создаваемых малых фирм. «Бизнес-ангелы»(business-angels) – обеспеченные лица, которые предоставляют денежные средства компаниям и, как правило, являются выдающимися людьми с точки зрения богатства. Возможно, для их обозначения уместен более широкий термин «частный инвестор», но название «ангелы» уже прижилось.[21] «Бизнес-ангелы» - это, как правило, профессионалы с опытом работы в бизнесе: одни являются удачливыми предпринимателями, другие – высокооплачиваемыми специалистами в области бизнеса (бухгалтеры, консультанты, юристы и т.д.) и занимают высшие должности в крупных компаниях. Неформальные инвесторы обладают значительными финансовыми накоплениями, полученными благодаря их собственному труду. Многие «бизнес-ангелы» инвестируют напрямую в новые и растущие фирмы, входя в состав синдиката, объединяющего друзей и партнеров по бизнесу, и это позволяет реципиентам инвестиций получать более крупные финансовые средства. «Бизнес-ангелы» активно действуют в США и многих европейских странах, в том числе в Восточной Европе. В Европе и США объем инвестиций неформального сектора венчурного капитала в несколько раз превышает объем инвестиций формального сектора.

Формальный и неформальный секторы играют взаимодополняющую роль. Инвестиции неформального сектора особенно важны на самых ранних стадиях развития «стартовых» фирм, когда эти фирмы нуждаются в «посевном капитале» для разработки концепции продукта и опытного образца, в то время как формальный сектор более активен на стадии быстрого роста фирмы, когда требуются средства на расширение производства и объема продаж.

Одной из самых важных особенностей «рискового» бизнеса, является его цикличность. При подробном рассмотрении, мы пришли к выводу, что цикличность венчурного бизнеса двойная. Во-первых, в течение нескольких месяцев он может переходить от периодов иррационального процветания к периодам иррационального пессимизма. Подобные колебания происходят по мере того, как инвесторы расстаются со значительными суммами денег, когда рынок близок к пику, – только для того чтобы отозвать их обратно, для сокращения дефицита своих бюджетов после очередного падения. При этом их решимость предпринимать новые инвестиции испаряется с каждым очередным уменьшением индекса фондового рынка на 10 пунктов.[1,стр.20] В таблице 3 приложения представлены статистические данные по венчурной отрасли США. На основании данной таблицы был построен график 2, наглядно показывающий колебания объема инвестиций.

Подобная картина будет наблюдаться, если мы проанализировали на цикличность не только инвестиции, но и количество компаний или фондов. Результаты будут примерно одинаковыми, что еще раз доказывает неотделимость данной «иррациональной» цикличности, от других особенностей венчурного капитала.

Во-вторых, помимо поколения капитала, единственно важным фактором, определяющим разницу между лучшими венчурными капиталистами и остальными, является бренд. Успех в сфере венчурного капитала представляет собой эффективный цикл.[1,стр.54] Подобную цикличность мы предлагаем называть «структурной», поскольку этапы прохождения цикла характеризуются изменением структуры фонда (цикл венчурного капиталист представлен на схеме 2 приложения).

Самые талантливые предприниматели хотят работать с лучшими венчурными капиталистами. На зрелом рынке, подобном американскому, ведущие венчурные капиталисты отбирают лучшие инвестиционные сделки. Мощь бренда венчурного капиталиста, в свою очередь, способствует успеху компании венчурного капитала. Бренд открывает двери к лучшим поставщикам и клиентам. Кроме того, он обеспечивает доступ к лучшим юристам, специалистам по связям с общественностью и инвестиционным банкирам. Наконец, он помогает достичь успешного «выхода», поскольку венчурные капиталисты с громкими именами, способны обеспечить значительный интерес публичных инвесторов (в случае IPO).

Итак, венчурное предпринимательство – деятельность по организации посредничества между венчурным инвестором и фирмами-реципиентами инвестиций, направленная на разделение рисков между всеми субъектами контрактных отношений и получение прибыли посредством «выхода». Она включает в себя четыре стадии: формирование новых фондов, поиск и отбор претендентов, инвестирование и совместное проживание, «выход». Показатели доказывают нам преобладание инвестиций на более поздних стадиях развития. Основная роль венчурного бизнеса заключается в обеспечении успешной коммерциализации НИОКР и их стимулирование.
^

2 ОСОБЕННОСТИ И ПРОБЛЕМЫ ВЕНЧУРНОГО БИЗНЕСА В РАЗЛИЧНЫХ СТРАНАХ




2.1 Особенности «рискового» предпринимательства в странах Европы и США



Рассмотрение проблем и особенностей венчурных механизмов в Европе и США, неизбежно сталкивает нас с проблемой различия между этими двумя регионами. Но перед тем, как притупить к описанию особенностей, необходимо указать причины бурного развития венчурного финансирования в 1990-х годах. Следует отметить, прежде всего, высокую развитость фондовых рынков, в частности, фондового рынка для малых высокотехнологичных фирм. Кроме того, малые высокотехнологичные фирмы могут быстро развиваться благодаря величине платежеспособного рынка и вследствие того, что захват одного рынка часто означает и победу в международной конкуренции. Немаловажен также тот факт, что американские и европейские университеты получают огромные ассигнования на проведения научных исследований от государственного и частного секторов, высоко мобильны, ориентированы на конкуренцию и имеют высокую мотивацию к коммерциализации своих научных разработок.[10]

Однако, при относительной схожести предпосылок, венчурные механизмы США и Европы не копируют друг друга. В США, где венчурный процесс уже давно отлажен, вся юридическая документация относительно стандартна. Существует всего лишь несколько основных «шаблонов», представляющих «фирменные» стили небольшого числа ведущих венчурных юридических фирм. Незначительные различия существуют также между Восточным и Западным побережьями. На относительно незрелом европейском рынке царит полнейшая какофония правил.[1,стр.269] При этом, расхождения между перечнем условий и юридической документацией могут достигать значительных масштабов. Нередко даже на уровне отдельной фирмы не существует единых стандартов, одно крупное европейское агентство прямого частного инвестирования имеет дело, по меньшей мере, с тремя различными группами юридических фирм, а также с множеством партнеров внутри каждой фирмы, и все они используют свои собственные форматы. Перечни условий (Печень условий (term sheet) - «добрачное соглашение» между предпринимателем и венчурным капиталистом, содержащее условия, которые позже будут включены в инвестиционное соглашение[21]) в американском стиле в избытке заполонили Европу в период бума. Однако различия в юридических нормах неизбежно породили трудности с переводом. В своей основе европейское законодательство призвано защищать кредиторов, в то время как американское – целиком на стороне акционеров. Например, в Европе фирма может выкупить свои акции только в том случае, если она имеет распределяемые резервы. В США фирме достаточно просто обладать деньгами. Таким образом, европейским юристам приходится применять изощренные способы, чтобы воспроизвести нормы, вполне естественные в американских условиях. Кроме того, немногие европейские эксперты понимают структуру перечня условий, и еще меньшее их количество знает разницу между европейскими и американскими методами.[1,стр.269]

Существуют и идейные различия. Американские венчурные капиталисты привыкли весьма прямолинейно понимать свое участие в сделке и старались оказывать влияние на компанию, участвуя через своих представителей в работе ее правления.[1,стр.270] Подобный подход куда боле пропитан духом партнерства, чем европейский. Обе стороны принимают участие в работе, и есть только два возможных исхода – или все зарабатывают много денег, или все много теряют. Между этими двумя путями, с точки зрения перечня условий, практически не существует различий. В Европе, напротив, господствует стиль мышления, связанный с выкупами компаний менеджментом. Кроме всего прочего, это означает, что инвесторы не в такой степени интересуются работой в правлении. Куда больше они озабочены составлением сложных инвестиционных соглашений, определяющих отношения, которые скорее напоминают отношения между банком и заемщиком. Регулирующие статьи носят характер «отрицательного контроля» (стремятся максимизировать количество возможностей, когда венчурный капиталист смог бы наложить запрет). На это существуют вполне очевидные исторические причины. В США венчурный капитал и выкупы за счет использования заемных средств (leveraged buy-outs) представляют собой две совершенно разные отрасли. В Европе, напротив, господствует подход компании ICFC, которая начала структурировать свои инвестиции как ссуды с дешевым собственным капиталом. Для компаний этот подход куда менее привлекателен, однако подобные схемы вполне одобрялись бухгалтерами и юристами, консультирующими предпринимателей. Для американских предпринимателей эти схемы были неприемлемы вследствие высокой конкуренции между многочисленными венчурными капиталистами. [1,стр.272]

После кризиса 2000 года, венчурные фирмы начали вводить все более суровые статьи в «перечень условий». Распространение более жестких условий в США привело к некоторому сокращению между европейскими и американскими принципами венчурного бизнеса. Более того, имело место и встречное движение, поскольку европейцы принялись использовать схемы американских венчурных капиталистов.

Итак, подводя итог исследованию венчурного механизма в развитых странах, следует подчеркнуть важность проработанности законодательной базы по этому вопросу. Договора определяют весь последующий период развития фирмы, и качественная экономика, в которой венчурный механизм будет работать на полную силу, требует не только тщательным образом проработанной законодательной базы, но и ее постоянного совершенствования.
^

2.2 Венчурный бизнес в России



Преодоление кризиса в России требует долгосрочной стратегии социально-экономического развития, направленной на максимальное использование национальных ресурсов в комбинации с привлечением инновационных технологий, управленческим мастерством и финансовыми вливаниями из-за рубежа. Российскому руководству придется побороться за увеличение доли страны в глобальных инвестиционных потоках. Среди крупных региональных рынков в России самый низкий приток прямых иностранных инвестиций на душу населения, и страна рискует потерять свои ключевые отрасли.[22] В то же время, при рассмотрении российской венчурной отрасли, нельзя не отметить преобладание здесь иностранного капитала над отечественным. Если в развитых странах основные инвесторы венчурных фондов — национальные институты (банки, пенсионные фонды и страховые компании) или «бизнес-ангелы», то в нашей стране в силу исторических причин главными венчурными инвесторами выступают иностранные государственные и частные организации. Структуры с российским капиталом стали создаваться только после 2000 г., и сегодня, по некоторым оценкам, доля отечественных средств на венчурном рынке — чуть более 1% .[14] Кроме того, еще одной особенностью российских венчурных фондов, является их фактическая принадлежность к фондам прямых инвестиций. Не смотря на то, что количество инвестиций только за 1994 – 2000 гг. превысили 2 миллиарда $, однако в высокотехнологичный сектор российской экономики было направлено не более 3–5% от этой общей суммы прямых инвестиций. Но в то же время статистика венчурных ярмарок показывают, что именно высокотехнологичные отрасли пользуются спросом у венчурных компаний (диаграммы 1, 2, 3, 4 в приложении). Например, традиционно высоко количество венчурных фирм, работающих в сфере информационных технологий и программного обеспечения, а также медицинское приборостроение и машиностроение. С одной стороны это отражает тенденцию мировых венчурных рынков (таблица 4 в приложении), с другой отражает требования местных, российских потребителей.[14]

В ходе рассмотрения вопроса о прогнозировании развития венчурной отрасли необходимо рассмотреть предпосылки для его развития. Специалисты группы компаний "Ростинвест", занимающейся венчурным бизнесом на отечественном рынке, выделяют следующие предпосылки успеха венчурных фондов:

  • высокий коммерческий потенциал разработок, осуществляемых малыми инновационными компаниями;

  • наличие профессиональных менеджеров, способных оценить перспективу развития данного направления и эффективно сотрудничать с инвесторами;

  • существование значительного депонированного капитала у потенциальных инвесторов;

  • развитый рынок ценных бумаг, позволяющий реализовать финансовые технологии выхода из инвестиций;

  • высокая емкость и платежеспособность потребительских рынков продукции компаний с венчурным капиталом.

Конечно, этот перечень нельзя назвать окончательным. Но при этом, по мнению экспертов "Ростинвеста", необходимыми и достаточными являются три первых условия. Без наличия хотя бы одного из них существование венчурного бизнеса практически невозможно. Все остальные факторы в значительной степени влияют на объем и динамику развития бизнеса, его технологию, но не на сам факт его существования.[23] Таким образом, в России уже давно существовали необходимые и достаточные предпосылки для реализации технологий венчурного финансирования. Безусловно, речь раньше не шла о создании целостной системы венчурного бизнеса, однако ситуация еще в 1990-х годах требовала появления венчурных фондов с российским капиталом, которые смогли бы поддержать отечественные технологии и стать эффективными для инвесторов.

Но этого мы не можем увидеть, и, как мы уже отмечали выше, развитие венчурного бизнеса идет в нашей стране медленными темпами, что объясняется не только историческим фактором, но и набором проблем, которые необходимо решать для обеспечения нормального развития венчурной отрасли. Перечислим наиболее значимые из них.

  • Неразвитость инфраструктуры, обеспечивающей появление новых и развитие уже существующих малых и средних высокотехнологичных предприятий.

  • Отсутствие в российской венчурной индустрии одного из основных факторов привлекательности страны для зарубежных инвесторов — отечественного капитала.

  • Низкая ликвидность венчурных инвестиций.

  • Недостаточное количество квалифицированных управляющих венчурными фондами и низкий уровень инвестиционной культуры предпринимателей.

  • Правовая и налоговая среда, не стимулирующая создание венчурных фондов.

  • Защита интеллектуальной собственности.

Сразу следует отметить, что большинство экономистов и менеджеров отмечают в качестве основного недостатка – отсутствие или не проработанность нормативно-правовой базы, регламентирующей специфическую деятельность венчуров.[23]

Ввиду наличия проблем, препятствующих развитию отрасли, мы считаем, что наилучшей правительственной стратегией по стимулированию развития данной отрасли, будет: во-первых, продолжения курса на создание правовой базы. Он берет начало с постановления от 16 июня 1999 г. N 4125-II Государственной Думы «О проекте федерального закона "Об инновационной деятельности и государственной инновационной политике"», где впервые было дано определение венчурного инновационного фонда.[24] Затем о венчурной отрасли практически не вспоминали и настоящая стратегия стала разрабатываться только после распоряжения правительства России от 10 марта 2006 г. N 328-р, где была одобрена государственная программа "Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий", целями которой являются обеспечение ускоренного развития высокотехнологичных отраслей экономики и превращение их в одну из основных движущих сил экономического роста России. А наиболее эффективным механизмом для этого, по мнению создателей программы, является развитие сети технопарков в сфере высоких технологий.[25] Мы считаем, что подобное укрепление и модернизацию законодательство необходимо продолжать. Кроме того, необходимо улучшать налоговое законодательство, потому что имеющиеся в российском законодательстве различные формы собственности, например, как ООО, ЗАО, ОАО, НП, ПИФ и другие, создают препятствия для функционирования венчурного капитала.[26]

Но также необходимо отметить и положительные тенденции в «рисковом» предпринимательстве. Первая инвестиция была сделана в 1995 году. Однако процесс инвестирования был затруднен в силу следующих факторов:

  • Ранняя стадия развития рыночной экономики. Механизмы прямого инвестирования не были развиты, а понимание этого процесса ограничено. Менеджеры компаний остерегались внешних инвесторов.

  • Менеджеры Фондов не были адаптированы к российским условиям, и создание управляющих команд протекало медленно.

  • Отсутствие прямых контактов между менеджерами Фондов, их разобщенность.

Создавшаяся ситуация привела к тому, что в 1997 году Региональными Венчурными Фондами была создана Российская Ассоциация Венчурного Инвестирования (РАВИ).
Миссия РАВИ – содействие становлению и развитию венчурной индустрии в России.

Задачи РАВИ:

  • Формирование в России политического и предпринимательского климата, благоприятного для инвестиционной деятельности.

  • Информационное обеспечение участников российского венчурного рынка.

  • Создание коммуникативных площадок для компаний и инвесторов.

  • Подготовка квалифицированных специалистов для венчурного предпринимательства.[27]

C тех пор деятельность РАВИ является главным механизмом регулирования и стимулирования венчурной отрасли. Ежегодные ярмарки, проводимые РАВИ позволяют владельцам НИОКР превратить свою идею в массовый продукт, а венчурным капиталистам отобрать наиболее выгодные инвестиционные проекты.

Итак, развитие венчурной отрасли идет в России медленными темпами. Это связано, в первую очередь, с недоработкой нормативно-правовой и налоговой базы, отсутствием в отрасли отечественного капитала и низкой защитой интеллектуальной собственности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ



Изучение современного состояния и анализ перспектив развития венчурного бизнеса в России и мире позволили сделать ряд выводов.

Венчурное предпринимательство – это деятельность по организации посредничества между венчурным инвестором и фирмами-реципиентами инвестиций, направленная на разделение рисков между всеми субъектами контрактных отношений и получение прибыли посредством «выхода». Изначально созданный как вариант инновационной политики, на современном этапе он превратился в уникальный механизм коммерциализации инноваций и стимулирования их разработок. Именно применение этого механизма позволило США сделать уникальный рывок вперед в применении научных достижений. На рубеже XXI века венчурную отрасль потряс «технологический» кризис Интернет-компаний, в результате чего резко сократились инвестиции в США и практически рухнула отрасль в Европе. Венчурный бизнес отличают некоторые особенности: во-первых, долевое участие инвестора в капитале компании-реципиента в прямой или опосредованной форме, во-вторых, молодые компании получают не только деньги, но и другие многочисленные услуги. Эталоном венчурной отрасли считаются Соединенные Штаты Америки, ее развитие в Европе носит догоняющий характер. За время своего развития в России, венчурное предпринимательство так и не смогло привлечь к себе такой же повышенный интерес, как на Западе. Не смотря на наличие всех стартовых предпосылок для развития, эта отрасль в настоящий момент развивается очень медленно в силу ряда проблем, первоочередной из которых является создание нормативно-правовой базы.

Таким образом, в ходе данной работы мы описали механизм венчурного предпринимательства, определили его роль и анализировали развитие в различных регионах мира. Следовательно, цель нашей работы успешно выполнена. Но стремление венчурной отрасли к постоянной модификации делает актуальным постоянное ее исследование.
^

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


За списком сюда – enigma123@list.ru

ПРИЛОЖЕНИЕ



Схема 1 – Процесс существования венчурного предпринимателя.



Схема 2 – Эффективный цикл венчурного капиталиста

Таблица 1 – Распределение венчурных инвестиций в США по стадиям с 01.01.2006 по 03.31.2006

Номер

Стадия

инвестирования

Количество

фондов

Количество

инвестиций

Общий объем

инвестиций

млн. $

1

Предстартовая

(seed)

25

25

30,6

2

Стартовое

(startup)

176

176

834.3

3

начальная стадия

(0th early stage)

18

18

66.0

4

отдельные операции

(expansion)

279

279

2238.9

5

Поздняя стадия

(later stage)

262

263

2455.6

-

Всего

760

761

5625.3


Таблица 2 – Венчурная отрасль в США

Год

Количество фондов

Количество проектов

инвестиции млн. $

1996

1996

2469

10762,3

1997

2487

3079

14589

1998

2898

3550

20718,9

1999

4343

5396

53488

2000

6287

7812

104379,9

2001

3753

4451

40537,8

2002

2595

3054

21696,1

2003

2399

2877

19616,3

2004

2533

2991

21768,9

2005

2589

3039

22380,3

2006

759

761

5625,3



Таблица 3 – Поквартальное распределение венчурной отрасли в США.

Квартал

Количество компаний

Количество фондов

Инвестиции (млн. $)

2004-1

687

687

5121

2004-2

826

828

6157,9

2004-3

668

670

4765,7

2004-4

803

806

5724,2

2005-1

710

710

5011,2

2005-2

790

792

6211,9

2005-3

752

756

5493,2

2005-4

779

781

5664

2006-1

759

761

5625,3


Таблица 4 – Распределение венчурного капитала по отраслям в США




Сегмент

Компании

Фонды

Инвестиции (млрд. $)

1

Программное обеспечение

197

197

1224,9

2

Биотехнологии

85

85

808

3

Телекоммуникации

70

70

601,4

4

Медицинское оборудование

70

70

690,3

5

Средства массовой информации и развлечения

57

57

395,7

6

Полупроводники

52

53

446,8

7

IT сервис

36

36

223,6

8

Промышленность и энергетика

34

34

175,2

9

Оборудование и работа в сети

29

29

230,9

10

Продукты и услуги бизнеса

25

25

139,2

11

Электроника и аппаратура

24

24

201,5

12

Услуги здравохранения

22

22

117,2

13

Финансовые услуги

19

19

128,5

14

Компьютеры и комплектующие

17

18

138,1

15

Потребительское программное обеспечение

12

12

71,4

16

Распределение

9

9

32

17

Другие

1

1

0,6

-

Общее

759

761

5625,3

Диаграмма 1 – Распределение компаний по отраслям на третьей венчурной ярмарке, 17 - 18 октября, 2002, Санкт-Петербург

Диаграмма 2 – Распределение компаний по отраслям на четвертой венчурной ярмарке, 16 - 17 октября, 2003, Пермь




Диаграмма 3 – Распределение компаний по отраслям на пятой венчурной ярмарке, 7-8 октября, 2004, Санкт-Петербург


Диаграмма 4 – Распределение компаний по отраслям на шестой венчурной ярмарке, 6-7 октября, 2005, Санкт-Петербург





График 1 – Распределение венчурных инвестиций в США на 31.03.2006










Скачать файл (319 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации