Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Лекции - История экономики России 1917-2000 годы - файл 1.doc


Лекции - История экономики России 1917-2000 годы
скачать (641.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc642kb.22.11.2011 22:41скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

  1   2   3   4   5   6   7
Реклама MarketGid:
Загрузка...




Министерство образования Российской Федерации

Московский государственный технологический университет

«СТАНКИН»

Кафедра истории и культурологии
Е.К. Яблонских

История экономики России XX века

1917-2000 годы


Конспект лекций

Москва 2004

ББК ВКБ/ 075:378

Я 14


Рецензент: к.и.н. Ю.А. Синельников (Московская государственная академия печати)
Я 14 Яблонских Е.К. История экономики России XX века (1917-2000 гг.): Конспект лекций. – М.: МГТУ «Станкин», 2004. – 147 с.

Конспект лекций по учебному курсу «История экономику и экономических учений» предназначен для самостоятельной домашней и аудиторной работы студентов экономического факультета Московского государственного технологического университета «Станкин».

Библ. 33 назв.

© МГТУ «Станкин», 2004
^ РАЗДЕЛ I. ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ – ПОПЫТКА СОЗДАНИЯ ОБЩЕСТВА НА НОВЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ НАЧАЛАХ

Октябрьская революция 1917 г. была не просто очередной политической революцией, которых было уже немало в истории человечества. Она означала попытку переустройства общества на новых началах, в том числе и экономических. Была провозглашена задача - построить общество социальной справедливости.

Это предполагалось сделать в государстве, где всегда были сильны патерналистские традиции, довольно слабо развиты институты демократии, а государство активно вмешивалось в экономическую жизнь.

Общая закономерность перехода от одного способа производства к другому заключается в том, что сначала складывается экономическая база нового способа производства, а затем путем революции или реформ приводится в соответствие с ней политическая надстройка.

Большевики, как впрочем, и другие социалисты в своих концепциях исходили из того, что экономически «социализм не мыслим без крупнокапиталистической техники, построенной по последнему слову новейшей науки, без планомерной государственной организации, подчиняющей десятки миллионов людей строжайшему соблюдению единой нормы в деле производства и распределения продуктов».

С этих позиций Россия была далеко не идеальной страной и не совсем подходила для строительства социализма. Революция создала только новое государство. Теперь необходимо было подвести под него соответствующий экономический базис.

Указывая на многоукладность российской экономики и преобладание в ней мелкотоварного крестьянского производства, В.И. Ленин подчеркивал, что даже завоевание пролетариатом государственной власти и установление Республики Советов означает лишь «решимость Советской власти осуществить переход к социализму, а вовсе не признание новых экономических порядков социалистическими». Из этого вытекало, что новую экономику следует строить сознательно, подчиняя законы экономического развития политической задаче.

Из работ классиков марксизма были известны лишь общие, основные принципы новой экономики, но не пути и методы ее построения. Поэтому история Советского государства с самого начала представляла собой цепь экспериментов, поиски путей создания социалистического народного хозяйства.

В дооктябрьский период большевики представляли себе социалистическую экономику как экономику нерыночного типа, где отсутствует частная собственность на средства производства, проведено их обобществление и хозяйственные связи основываются не на товарно-денежных отношениях, а на принципах административного продуктораспределения или прямого продуктообмена. Отсюда не случайно, что сразу же с образованием Советского государства предпринимаются меры по сокращению частнокапиталистической экономики и расширению государственного сектора, о чем более подробно будет сказано далее.

По мнению В.И. Ленина и его сторонников контроль за производством и распределением в такой экономике должен осуществляться самими трудящимися на местах непосредственно, и в масштабах всего государства опосредованно через различные выборные органы: фабзавкомы, профсоюзы, советы и др.

При таком подходе к управлению экономикой коренным образом должны были измениться и функции государства, которые сводились тогда к чисто технической стороне дела – налаживанию учета и контроля в общегосударственном масштабе. Этим задачам вполне отвечала советская система власти, которая не только соединяла законодательную и исполнительную власть, но и собственно государство с общественным самоуправлением. Неслучайно поэтому первые декреты Советской власти носили во многом декларативный характер, т.е. они провозглашали что-либо, не прописывая механизм реализации. Предполагалось, что механизм этот будет определен революционной инициативой масс.

Исходя из этих концепций большевики приступили к преобразованиям в экономике.
§1. Первые экономические мероприятия Советской власти

Уже 26 октября (8 ноября по новому стилю) 1917 г. был принят декрет «О земле», в основу которого был положен крестьянский наказ. Он вводил уравнительное землепользование, т.е. в сущности закреплял общинные отношения в деревне – общественную собственность на землю и общинное уравнительное землепользование. Аренда и залог земли запрещались. По сути дела декрет отражал не большевистскую, а эсеровскую аграрную программу, т.е. это была мера не социалистической, а буржуазно-демократической революции.

Крестьяне получали безвозмездно 150 млн. га земли. Они были освобождены от ежегодной арендной платы. Был аннулирован и 3 млрд. долг банкам. В результате количество земли, приходящейся на одну крестьянскую семью, увеличилось в среднем на 60%.

Правда, уже в декрете «О земле» было записано, что разделу не подлежат высококультурные хозяйства помещиков: сады, питомники, оранжереи. На их основе должны были создаваться коллективные хозяйства. Это направление на проведение социалистического переустройства деревни, т.e. создание коллективных хозяйств было подкреплено декретом «О социализации земли» (январь 1918 г.), где не только содержалось требование об оказании преимущества коллективным хозяйствам перед единоличными, но и были перечислены их возможные формы: коммуны, товарищества, сельские общества. Помимо этого создавались и государственные сельские хозяйственные предприятия – совхозы.

Сложнее обстояли дела с промышленностью. Во-первых, она переживала острейший кризис, вызванный войной и революционными событиями. Во-вторых, было ясно, что рабочие сразу же не смогут начать управлять современными предприятиями. Поэтому 27 октября (9 ноября) 1917 г. был принят декрет «О рабочем контроле». Он законодательно закреплял функции тех комитетов, которые возникли на заводах еще при Временном правительстве.

Как и декрет о земле, рабочий контроль не вполне соответствовал программе большевиков, которая предполагала централизовать контроль за промышленностью в масштабах всего государства. «Все граждане, - писал В.И. Ленин в работе «Государство и революция», - становятся служащими и рабочими единого всенародного государственного синдиката». Однако предполагалось, что органы рабочего контроля выполнят по крайней мере две задачи: во-первых, помогут не допустить саботажа администрации; во-вторых, через них рабочие научатся управлять производством.

Контроль за предприятиями передавался в руки завкомов. Создавались специальные группы, куда на паритетных началах должны были входить представители завкомов, профсоюзов и администрации. На практике, чаще всего, заводские комитеты просто брали власть в свои руки. В ответ на это следовала естественная реакция администрации или хозяев – саботаж, локаут и т.д.

Рабочие же в силу своей слабой компетенции часто просто не могли наладить должное управление предприятием. Поэтому рабочий контроль просуществовал недолго. В декабре 1917 г. (15.12) был создан первый советский планирующий и управляющий орган ВСНХ – Высший совет народного хозяйства.

В значительной степени решение задачи по созданию аппарата ВСНХ облегчилось тем, что в России всегда существовал большой государственный сектор, а следовательно, и аппарат по управлению им, который за годы войны, когда функции государственного управления хозяйством усилились, приобрел определенный дополнительный опыт работы в этой области и сам укрепился. Вот этот аппарат теперь и был использован. В составе ВСНХ были созданы главные управления (главки) для руководства отдельными отраслями промышленности. В условиях гражданской войны их численность быстро возросла. Всего их было более 50. Первоначально ВСНХ должен был управлять государственным сектором экономики, объединив деятельность центральных и местных органов (совнархозов), а также органов рабочего контроля. ВСНХ также получил право контролировать частные предприятия и проводить принудительное синдицирование. Так постепенно от прямого народного управления промышленностью был осуществлен переход к идее тотального огосударствления. Все это шаг за шагом приводит к национализации и жесткой централизации в управлении.

Национализация осуществлялась в России в простейшей форме – конфискации без возмещения. В ходе национализации можно выделить три этапа.

^ На первом (с октября 1917 до весны 1918 г.) национализация проходила стихийно, как ответ на саботаж. Решение об этом принимали в основном комитеты рабочего контроля. К марту 1918 г. в руках Советского государства находилось 836 предприятий, главным образом топливной, металлургической, машиностроительной и других ведущих отраслей промышленности.

^ Второй этап (с весны 1918 до июня 1918 г.) был уже регламентирован. Он проводился под руководством ВСНХ. Национализировались не отдельные предприятия, а целые отрасли. В первую очередь было объявлено о национализации нефтяной и сахарной промышленности (май 1918 г.)

^ Третий этап (июнь 1918 г. – конец 1920 г.). 28 июня был издан декрет о национализации крупной промышленности. В соответствии с ним национализировались предприятия в горнодобывающей, металлообрабатывающей, электротехнической, хлопчатобумажной и других отраслях народного хозяйства. Крупная промышленность была в основном национализирована к концу первого квартала 1919 г.

В ходе гражданской войны в условиях политики «военного коммунизма», о которой мы будем говорить позже, была проведена национализация всей промышленности. Заключительный этап национализации был связан с выходом декрета от 29 ноября 1920 г., по которому национализации подлежали предприятия с числом рабочих более 5 человек при наличии механического двигателя и с числом рабочих свыше 10 человек без механического двигателя.

Для обладания реальной экономической властью огромное значение имела банковская система. Овладение ею рассматривалось как важный шаг на пути налаживания новой экономической системы. Первым в руки нового государства перешел Государственный банк. Это не была национализация, поскольку он был государственным и раньше. 14 декабря 1917 г. был опубликован декрет о национализации всех банков в стране и введена государственная монополия на банковское дело. Все активы и пассивы коммерческих банков передавались государственному банку, который был переименован в Народный банк. Отдельными декретами были ликвидированы другие кредитные учреждения, такие как общество взаимного кредита, городские кредитные общества и т.д. Декретом 28 января 1918 г. правительство аннулировало внешние и внутренние государственные займы. Физические и юридические лица должны были сдать государству принадлежащие им или находящиеся у них государственные ценные бумаги.

Следующим шагом Советской власти стала национализация транспорта: железных дорог, морского и речного флота. Казалось бы национализация железных дорог должна была пройти относительно легко, так как важнейшие из них находились в государственной собственности. Однако сопротивление администрации и почти всего инженерно-технического состава, поддержанное руководством Всероссийского исполкома союза железнодорожников (Викжела) привело по началу к полной дезорганизации работы железнодорожного транспорта. Противостояние продолжалось почти полгода и только к лету 1918 большинство железных дорог были национализированы.

23 января 1918 г. была проведена национализация торгового флота страны, а вскоре после аннулирования долгов царского и Временного правительства 22 апреля 1918 г. была введена государственная монополия на внешнюю торговлю.

Наряду с решением аграрного вопроса, национализацией промышленности, банков и транспорта перед большевиками сразу же после взятия власти встал и целый ряд проблем, связанных с состоянием финансовой системы и путями ее развития.

Большевики получили от предыдущих правительств дезорганизованную систему финансового обращения. Разложившейся оказалась и вся система денежных доходов государства – налоги, кредит и сама эмиссия. На 1 января 1918 г. в стране обращалось 26 млрд. 313 млн. рублей в различных денежных знаках. Это в 17 раз превышало наличность. Кроме бумажных денег у имущей части населения на руках скопилось большое количество золотой и серебряной монеты. Так, по подсчетам экономистов, в 1916 г. в кубышках было банковского серебра на 114 млн., разменного – на 172 млн.

Необходимо было или со всей решительностью стать на путь восстановления финансовой и денежной системы, или попытаться найти выход в доведении разложения денежной системы до логического конца с тем, чтобы одним махом перейти к обобществленному безденежному хозяйству. Большевики пошли по второму пути. Почему? Во-первых, на это толкало сложившееся внутреннее положение. Усиливающийся кризис хозяйственной системы понуждал правительство продолжать печатание денег для покрытия расходов. Только за период с 1 ноября 1917 г. по 1 мая 1918 г. в сферу обращения было выпущено около 19 млрд. руб. При этом правительству с самого начала приходилось сдерживать местное «денежное творчество», т.е. запрещать выпуск областных, городских и даже заводских денежных знаков.

Во-вторых, исходя из концепции социалистической экономики, основанной не на товарно-денежных отношениях, а на прямом продуктообмене, дезорганизация денежной системы, отмирание денег и появление натуральных отношений рассматривалось многими большевиками (Ю. Ларин, Н. Бухарин, Е. Преображенский и др.) не как несчастье, а как положительное явление, которое знаменовало собой шаг вперед в борьбе против капитализма. Это, по мнению вышеназванных лиц, создавало условия для перехода к безденежно-плановому хозяйству.

Все эти мероприятия: национализация земли, промышленности, транспорта, торговли, банковского дела и т.д. получили название «красногвардейской атаки на капитал». Она (эта атака) в корне подорвала экономические позиции буржуазии и помогла Советскому государству овладеть командными высотами в экономике. Однако экономическая эффективность этих мер оставляла желать много лучшего. Поэтому уже к весне 1918 г. руководство страны высказало озабоченность слишком быстрыми темпами «атаки на капитал». «Если бы мы захотели продолжить прежним темпом экспроприировать капитал дальше, мы, наверное, потерпели бы поражение, - писал в апреле 1918 г. В.И. Ленин, - ибо наша работа по организации пролетарского учета и контроля явно, очевидно для всякого думающего человека, отстала от работы непосредственной «экспроприации экспроприаторов».

Итак, как мы видим, ставится задача приостановить прямой натиск, «красногвардейскую» атаку на капитал, и сместить акценты в экономической политике государства. В работе «Очередные задачи Советской власти» В.И. Ленин выдвигает новую программу по переустройству экономики. Она носила довольно сдержанный характер. Теперь, когда задача подавления сопротивления буржуазии в главных чертах была решена на очередь выдвигаются следующие задачи:

1. Налаживание всенародного учета и контроля за производством и распределением продуктов.

2. Борьба с мелкобуржуазной стихией в блоке с «государственным капитализмом», т.е. временный компромисс с буржуазией.

3. Приоритетное развитие тяжелой промышленности как основы экономики.

4. Использование для этого опыта буржуазных специалистов, достижений научно-технического прогресса и научной организации труда.

5. Укрепление дисциплины труда и развитие социалистического соревнования.

6. Установление новых организационно-управленческих отношений (принцип «Демократического центризма»).

Вот, по мнению В.И. Ленина основные хозяйственные проблемы, разрешение которых привело бы к повышению производительности труда. Все это предполагалось делать на основе бестоварного производства в условиях прямого продуктообмена. Отсюда вытекают и такие задачи как поголовное кооперирование населения и распределение продуктов через систему кооперативов. Ставка делается на сознательность и энтузиазм трудящихся, а также на государственное принуждение.

Выдвинутые в «Очередных задачах Советской власти» положения нашли законодательное закрепление в декрете ВЦИК от 29 апреля 1918 г., Таким образом, советское государство сделало попытку осуществлять новую программу преобразования экономики, которая в большей степени была приспособлена к существующему тогда положению вещей. Создание новой модели хозяйствования требовало мирных условий. Однако в условиях начинающейся гражданской войны эта программа «экономической целесообразности» не была выполнена. В стране все больше и больше верх брали чрезвычайные экстраординарные меры, в том числе и в экономике.
§2. Гражданская война и политика «военного коммунизма»

В ходе начавшейся гражданской войны и иностранной интервенции складывается система чрезвычайных мер, получившая название политики «военного коммунизма». Она привела к тому, что в стране сформировалась действительно централизованная экономика, и государство сосредоточило в своих руках почти все трудовые, финансовые и материальные ресурсы. В основе управления лежали военно-административные методы.

Неверно думать, что большевики без раздумий пошли на крайние меры. Однако логика событий, вызванных разрухой, голодом и войной с одной стороны и нежелание отказаться от идеи прямого прыжка в социализм с другой привела к тому, что постепенно «военный коммунизм» стал реальностью.

С самого начала, т.е. с 20-х гг. велись споры о том, когда же начинает складываться система мер «военного коммунизма»? Некоторые ведут отсчет с начала 1920 г., когда другие – с декрета о продразверстке от 11 января 1919 г. Самая популярная дата – май 1918 г. – провозглашение продовольственной диктатуры. Историк-меньшевик Н.Н. Суханов вообще относит начало «военного коммунизма» к марту 1917 г., когда Временное правительство ввело хлебную монополию. Каждая точка зрения имеет определенный набор аргументов в свою пользу.

На наш взгляд проблема в конечном итоге лежит не в хронологических рамках самой политики. Как и любая экономическая политика «военный коммунизм» не возник в одночасье как Афродита из пены в готовом виде. На его оформление оказывали влияния, по крайней мере, два комплекса причин.

Сама логика развития государственного руководства в годы войны вела к усилению централизованного регулирования хозяйственной жизнью. Уже в 1915 г. были созданы такие органы управления экономикой как Совет съездов представителей промышленности и торговли, который руководил распределением заказов, снабжением производства ресурсами, а населения продовольствием. В том же году при императоре были образованы особые совещания по обороне, продовольствию, топливу, перевозкам и т.д. Они возглавлялись соответствующими министрами и их приказы и предписания имели силу директивы. Кстати, технический аппарат этих организаций был позже использован большевиками для организации рабочих Главков.

Эмиссия денег также имела место задолго до прихода большевиков к власти. Достаточно сказать, что к сентябрю 1917 г. рубль стоил всего 7 довоенных копеек.

Большевики отнюдь не являются изобретателями и такого явления как продразверстка, попытки введения которой относятся к 1916 г. В том же 1916 году во многих городах страны было введено карточное распределение продовольствия. Завершающим мероприятием в этой сфере явилась хлебная монополия Временного правительства, которое кроме того, создало летом 1917 г. Главный экономический комитет, призванный эффективно руководить хозяйственной жизнью. Этим же правительством вскоре была установлена твердая цена на продовольствие, топливо, сырье и материалы, что подорвало товарно-денежный механизм хозяйствования. Логика событий первых послеоктябрьских месяцев и гражданской войны лишь усилила возникшие тенденции.

На это накладывается и второй комплекс причин, о котором мы уже говорили, а именно, сознательное стремление сформировать новый тип экономики, основанной не на рыночных отношениях, а на прямом административном продуктораспределении при всеобщем обобществлении средств производства и государственно-плановом руководстве хозяйством. Стремление как можно быстрее осуществить прямой скачок в социализм и необходимость мобилизовать все силы страны на войну и дали «военный коммунизм».

Нарастание угрозы голода в условиях, когда промышленный кризис не давал возможности наладить обмен продуктов на промышленные товары, заставило Советское правительство 13 мая 1918 г. объявить о введении государственной хлебной монополии. В городах сформировались вооруженные продовольственные отряды рабочих, а в деревнях – комитеты деревенской бедноты, последние должны были наладить учет излишков зерна у крестьян, однако с этой задачей комбеды не справились. Осенью 1918 г. они были упразднены.

Для изыскания и доставки продовольствия формируются спецотряды продармии. К осени 1918 г. ее численность достигает 80 тыс. чел. Поскольку изъятие излишков продовольствия у кулаков на практике часто выливалось в простую насильственную экспроприацию хлеба, в том числе и у среднего крестьянства, это вызывало ответное недовольство сельского населения. Во многих губерниях вспыхивали крестьянские восстания, довольно высокий уровень имело дезертирство из Красной Армии.

Только к осени 1918 г., когда была смягчена политика в отношении середника, проведено перераспределение земли, в ходе которого у кулаков было изъято 50 млн. га и деревня резко осереднячилась, положение несколько стабилизировалось. Определенную «помощь» в этом оказала и политика белых, которые пытались возродить старые порядки на захваченных территориях.

11 января 1919 г. был принят Декрет о плановой централизованной продразверстке на хлеб, а с 1920 г. на картофель, овощи, и другие сельскохозяйственные продукты.

Однако, несмотря на все усилия власти, планы по хлебозаготовкам постоянно срывались. В 1918 г. план был выполнен на 38%, в 1919 г. на 38,5%, а в 1920 г. – на 34%. Кроме того, крестьяне отреагировали на продразверстку сокращением посевных площадей на 35-60%.

Несмотря на запрет торговли, заградительные отряды, стоящие у городов огромная армия мешочников двигалась в города. Они везли продовольствие для личного потребления и на продажу. Если через централизованную систему распределения проходило 35-40% продуктов, то 60% приходилось на долю мешочников. Таким образом, все попытки Советского правительства организовать продуктообмен между городом и деревней путем введения продовольственной разверстки оказались малоэффективны. Конечно, условия гражданской войны отрицательно сказывались на этом процессе. Но главное заключалось в том, что отсутствие личной заинтересованности крестьян не только не стимулировало развитие сельскохозяйственного производства, а, наоборот, вело к его сокращению.

В области промышленности продолжалась политика национализации, о чем мы уже говорили. В условиях свертывания товарно-денежных отношений управление ею становилось все более централизованным и принимало административно-принудительный характер. Хозяйственная самостоятельность предприятий была ограничена до минимума. Отношения между предприятиями четко регламентировались государственными органами. Сырье, материалы и оборудование предприятия бесплатно получали от государства. Ему же они бесплатно сдавали произведенную по плановому заданию продукцию. Естественно, что такие экономические показатели как прибыль, рентабельность, себестоимость в расчет не принимались. Росло число главков. К середине 1920 г. их количество выросло до 52. Соответственно разрастался и бюрократический аппарат.

Рост бюрократизации управления проходил на фоне падения промышленного производства, которое было вызвано следующими причинами:

Во-первых, имеющиеся запасы сырья были полностью использованы, а возможности их возобновления из-за гражданской войны отсутствовали. Многие важнейшие в экономическом плане районы были оторваны от центра.

Во-вторых, тяжелое материальное положение рабочих крупных промышленных районов приводило к тому, что многие из них уходили в деревню. Большое количество рабочих ушло в Красную Армию. Многие были выдвинуты на партийную и государственную службу. К концу гражданской войны численность рабочего класса сократилось на 50 %, а по отдельным промышленным центрам этот показатель достигал 70%.

Ухудшался и качественный состав рабочего класса. На смену кадровым рабочим пришли кустари, работники сферы обслуживания и т.д.

Характерной чертой политики военного коммунизма стала система принудительного труда. Юридической базой для этого стал Кодекс законов о труде, принятый ВЦИК 10 октября 1918 г., в котором предусматривалась всеобщая трудовая повинность. Первоначально ее предполагалось распространить только на представителей буржуазии, однако постепенно эти меры были распространены на все слои населения.

Разработчиком системы принудительного труда был Л.Д. Троцкий. Он доказывал необходимость этой меры на весь переходный период. Рабочие, по его мнению, должны быть прикреплены к заводам и фабрикам, крестьяне должны выполнять различные повинности (гужевая заготовка дров и т.д.) С 10 апреля 1919 г. была введена всеобщая трудовая повинность с 16 до 50 лет. В июне 1919 г. рабочие были переведены на полувоенное положение и были введены трудовые книжки. Труд теперь рассматривался не как товар, а как форма служения государству, как обязательная повинность. Уклоняющихся наказывали по законам военного времени. Еще в 1918 г. для нарушителей были созданы исправительно-трудовые лагеря.

Своего апогея система милитаризации труда достигла к 1920 г., когда во время мирной передышки ряд воинских частей были переведены на положение трудовых армий. Они занимались заготовкой и доставкой топлива в города, восстановлением железнодорожных путей и мостов и т.д. Однако, как показала жизнь, эффективность трудармий была крайне низкой.

В условиях ограничения свободной торговли и установления государственного контроля за распределением товаров логичными мерами были твердые цены на все товары и пайковое распределение. Уже в августе 1918 г. в Москве и Петрограде были введены дифференцированные пайки. Все население было поделено на три категории. К первой относились рабочие и ученые, ко второй – служащие и семьи всех трудящихся, к третьей представители бывших эксплуататорских классов. Процесс совершенствования пайковой системы продолжался весь период военного коммунизма и к концу гражданской войны в некоторых местностях количество различных видов пайков доходило до 20.

Для пополнения бюджета практиковалось чрезвычайное налогообложение буржуазии. Еще в 1918 г. на буржуазию была наложена специальная контрибуция в 10 млрд. руб. В 1919 г. только в Москве из банковских сейфов было конфисковано примерно на 300 тыс. царских рублей и на 150 тыс. рублей серебра. Местные Советы также получили право пополнять бюджет собственными силами.

В течение всей гражданской войны продолжалась эмиссия денег. С 1919 г. Советское правительство начинает печатать банкноты советского образца. К 1920 г. стоимость бумажного рубля упала по сравнению с 1913 г. в 13 тыс. раз. В результате даже на рынке денежный обмен сменился натуральным. Именно в эти годы всерьез рассматривался вопрос об отмене денег вообще.

Продвигаясь в сторону коммунистического безденежного распределения правительство пошло на отмену платы за коммунальные услуги и транспорт.

Гражданская война заканчивалась, на первое место начинали выходить задачи восстановления экономики, и в феврале 1920 г. была создана Государственная комиссия по электрификации России (ГОЭЛРО) во главе с Кржижановским Г.М., которая разрабатывала план восстановления и модернизации страны на базе электрификации. За 10-15 лет намечалось построить 30 крупных электростанций, закольцевать их и на этой энергетической основе не только преодолеть разруху, но и реконструировать промышленность и сельское хозяйство. За это время планировалось восстановить довоенный уровень, а затем и увеличить выпуск промышленной продукции в тяжелой промышленности в 2 раза, а в легкой – в 1,5 раза.

План ГОЭЛРО не был жестким планом-директивой. Он определял лишь принципиальные направления развития. Однако по характеру своей разработки он явился прямым порождением политики военного коммунизма и той идеологии, которая господствовала в руководящих кругах. Комиссия была образована из видных инженеров и ученых-энергетиков, но не имела в своем составе ни одного экономиста.

Методологическую основу ее работы составил принцип ведущего звена, т.е. выделения ключевого фактора в развитии производительных сил и развертывания на этой основе всего дальнейшего анализа. В качестве такого звена была выбрана электрификация. С инженерно-технической стороны план был проработан самым детальным образом. Однако социально-экономические возможности роста, оценка потребных финансовых ресурсов, соотношения затрат и результатов, личная заинтересованность работников в высокопроизводительном труде – эта сторона вопроса осталась вне внимания исследователей. Такой подход вытекал из характерного для тогдашнего мышления приема непосредственно связывать динамику производительных сил с коренным переворотом в общественной жизни. «Планомерное общественное хозяйство, - писал один из идеологов централизованного директивно-планового подхода к экономике Л.М. Крицман, - единое предприятие. И потому, что оно гигантски велико и сложно, особенно необходимо внимание к железной логике его движения. В царстве труда нет места свободе, в нем царствует необходимость». Другими словами можно говорить о том, что военнокоммунистические методы руководства экономикой предполагалось использовать и в период мирного восстановления и реконструкции, т.е. распространить их на весь переходный период вплоть до построения социализма.

Более того, идеологи военного коммунизма считали, что «Постепенно расширяясь нормировочные тенденции внедрятся в … питание, квартиры и, наконец, даже в интимную жизнь вплоть до эстетических умственных и интеллектуальных запросов пролетариата». Жизнь, однако, вносила в эти планы свои коррективы.
§ 3. Экономическое положение страны после окончания гражданской войны. Кризис политики военного коммунизма

К концу 1920 г. военные действия в основном закончились на Европейской части страны. В Сибири и на Дальнем Востоке они продолжались до 1922 г. Каковы же были результаты?

Не оправдались надежды на то, что Советская Россия недолго будет находиться в одиночестве, и что после победы революций на Западе мы будем строить социализм вместе с другими более развитыми странами, взаимно помогая друг другу. С 1920 г. революционная волна в Европе начала достаточно быстро спадать. Революции в Германии, Австрии, Венгрии были подавлены. Надежды на помощь Европы оказались несостоятельными. Рассчитывать на кредиты и другую помощь также не приходилось, так как Советская власть аннулировала в 1917 г. все старые долги, а после окончания гражданской войны оказалась в дипломатической изоляции. Следовательно, теперь можно было надеяться только на собственные силы, что коренным образом меняло ситуацию. Неслучайно, выступая на X съезде РКП (б) В.И. Ленин отмечал: «Социалистическая революция в такой стране может иметь окончательный успех при двух условиях. Во-первых, при поддержке ее социалистической революцией в одной или нескольких передовых странах. Как вы знаете, для этого условия мы очень много сделали по сравнению с прежними, но далеко не достаточно, что бы это стало действительностью.

Другое условие, - это – соглашение между осуществляющим свою диктатуру или державшим в своих руках государственную власть пролетариатом и большинством крестьянского населения».

Что же мы могли наблюдать внутри страны? Стремительно ухудшалось экономическое положение. Поскольку военные действия шли практически по всей стране, то большая часть предприятий естественно пострадала в ходе этих боев. Во многих местностях экономическая инфраструктура была просто разрушена. Так выплавка чугуна и стали в 1920 г. составляла всего 2,4% от довоенного уровня. Ощущалась серьезная нехватка энергоносителей. Добыча угля составила 27%, а нефти - 41% от довоенного уровня.

Без металла и сырья останавливались машиностроительные заводы. Не работало и большинство хлопчатобумажных фабрик, так как отсутствовали запасы хлопка. В целом промышленное производство упало до 22% от уровня 1913 г.

В крайне тяжелом положении находился транспорт. Из 70 тыс. км железнодорожных путей неразрушенными осталось лишь 15 тыс. км, 60 % паровозов было выведено из строя. Поэтому даже то, что производилось, доставить к месту потребления было крайне сложно.

В полном развале находилась финансовая система страны. Общая сумма денег, находящихся в обращении, выросла к сентябрю 1921 г. до 3,5 трлн. руб. Помимо совзнаков, царских банкнот и денег Временного правительства во время войны выпускались деньги всеми белыми правительствами и даже отдельными городами и даже предприятиями. В Нумизматическом каталоге 1927 г. был перечислен 2181 денежный знак, имевший хождение во время гражданской войны. В результате доходы государства к концу этого периода составляли менее чем 1/40 от уровня 1914 г.

Хозяйственный кризис усугублялся голодом, который охватил Поволжье и многие районы Европейской России. В 1921 г. голодало не менее 20% населения.

Из-за голода и разрухи за годы войны резко сократилось городское население. К осени 1920 г. население 40 губернских центров сократилось на 33%, составив 4,3 млн. чел. против 6,4 млн. По другим 50 крупным городам сокращение составило 16%. Наибольшие потери понесли крупнейшие города страны. Петроград за три года потерял 57,5% своего населения, Москва 44,5%.

Почти наполовину сократилась численность рабочего класса. Если в 1918 г. насчитывалось 2,5 млн. рабочих фабрично-заводской и горнодобывающей промышленности, то в 1919 г. уже 1,4 млн., в 1920 г. – 1,5 млн., а к 1921 г. – 1,24 млн. рабочих.

Ощутимо снизился образовательный и интеллектуальный уровень страны. В 1913 г. интеллигенция и служащие в составе населения Российской империи составляли примерно 2,2% или около 3 млн. человек. В ходе и после окончания гражданской войны от 1,5 до 2 млн. человек были вынуждены эмигрировать. Подавляющее большинство среди них составляли офицеры, генералы, финансисты, крупные предприниматели, ученые, художники, писатели и т.д. Естественно, что это отрицательно сказалось на состоянии общества.

Положение осложнялось тем, что крестьянство, которое кое-как мирилось с продразверсткой и другими проявлениями военного коммунизма пока шли боевые действия, все настойчивее выражало свое недовольство существующими экономическими порядками. Сократились площади обрабатываемых земель, посевы технических культур, необходимых в качестве сырья для промышленности, снижалась численность поголовья крупного рогатого скота и т.д.

В разных концах страны вспыхивают крестьянские восстания. Так, в августе 1920 г. начинается восстание в Тамбовской губернии, которое быстро распространяется на соседние районы. В 1920-21 гг. расширяется не только география крестьянского повстанческого движения (Центральная черноземная область, Приднепровье, Западная Сибирь, Белоруссия и т.д.). Оно становится массовым. К концу 1920 г. армия Махно на Украине насчитывала 40-50 тыс. бойцов, Антонова в Тамбовско-Воронежском районе – 50 тыс., в Западной Сибири, в Ишимском уезде – 60 тыс. и т.д. Состоящая на 90% из крестьян Красная Армия в этих условиях не могла быть надежной силой в борьбе с повстанцами. Недовольство своим положением высказывали и рабочие. В феврале 1921 г. в Петрограде были организованы забастовки на целом ряде заводов. Вершиной проявления повсеместного недовольства военным коммунизмом стал мятеж моряков и красноармейцев Кронштадта, который вспыхнул в марте 1921 г. под антибольшевистскими лозунгами.

В этих условиях перед правительством встала задача смены экономического курса. Военный коммунизм как продукт чрезвычайных обстоятельств гражданской войны с одной стороны, и явно утопической попытки прямого прыжка в коммунизм – с другой, не имевший достаточно солидной социальной и экономической базы, чтобы обеспечить свое выживание после того, как чрезвычайные обстоятельства перестали существовать, должен был быть сменен другой экономической политикой. Она должна была удовлетворить большинство населения и создать условия для политической и экономической стабилизации. Этим новым экономическим курсом стала Новая экономическая политика.

^ РАЗДЕЛ II. НЭП – ПОПЫТКА СОЗДАНИЯ МНОГОУКЛАДНОЙ АДМИНИСТРАТИВНО-РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ ИЛИ ВРЕМЕННОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ?
  1   2   3   4   5   6   7



Скачать файл (641.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации