Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Журнал практической психологии и психоанализа 2000, №4 - файл 1.doc


Журнал практической психологии и психоанализа 2000, №4
скачать (1417.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc1418kb.22.11.2011 23:59скачать

содержание

1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25




Журнал практической психологии и психоанализа 2000, №4
- М.: Институт практической психологии и психоанализа. - 2000, - 173 стр. Главный редактор Ягнюк К.В.
Основан в 2000 г. Ежеквартальный научно-практический журнал электронных публикаций.

Образовательная деятельность в ИППиП ведется с 1991 года. Институт является одним из первых учебных заведений, начавших выпуск специалистов по различным направлениям практической психологии: «Психология», «Клиническая психология» (специализация – психологическая коррекция и психотерапия).
Содержание.
Теоретические размышления.

Заметки о некоторых шизоидных механизмах.
М. Кляйн.

Понимание контрпереноса в кляйнианской традиции.
И.Ю. Романов.
Позитивная коннотация.
М. Сельвини-Палаццоли.
Изучение случая.

Человекоцентрированный подход к психотерапии: сессия с Джен.
К. Роджерс.
Школы терапевтической психологии.

Адлерианская психотерапия.
Г. Мосак.

Проект.

Кодекс этики и практики супервизоров Британской ассоциации консультирования.
История.

Психоанализ во Франции.
Р. Баранд, И. Баранд.
Невозможная профессия.

Эклектизм: кризис идентичности человекоцентрированных терапевтов.
Р. Хаттерер.
Клиническая психология.

О некоторых особенностях переживания биографического времени
А.Р. Кудрявицкий.
Записная книжка клинициста.

Переходные и нарциссические объекты: краткое сообщение.
Н. Стилман.
Страница Журнала практического психолога.

Событийность приобщения к художественной культуре старших подростков в социально-психологическом тренинге.
И.В. Плаксина, К.В. Дрозд.
^

Заметки о некоторых шизоидных механизмах*)

М. Кляйн

Введение


Данная статья посвящена освещению значения ранних параноидных и шизоидных тревог и механизмов. Я много размышляла над этим в течении ряда лет, еще до формулирования моих взглядов относительно депрессивных процессов в младенчестве. Однако в процессе разработки моей концепции инфантильной депрессивной позиции в фокус моего внимания вновь попали проблемы предшествующей фазы. Сейчас я хочу сформулировать те гипотезы относительно ранних тревог и механизмов, к которым я пришла в результате моих размышлений.1)

Гипотезы, которые я собираюсь выдвинуть, связаны с самыми ранними стадиями развития и извлечены из анализа как взрослых, так и детей, причем некоторые из них гипотез, похоже, совпадают с наблюдениями из психиатрической практики. Придание моим утверждениям законной силы требует накопления детального материала случаев, для которого в рамках данной статьи, к сожалению, недостаточно места, но я надеюсь исправить этот пробел в последующих работах.

Для начала было бы полезно коротко суммировать выдвинутые мною ранее заключения относительно ранних фаз развития.2)

В раннем младенчестве возникают тревоги психотического ряда, которые вынуждают эго развивать специфические защитные механизмы. Помимо этого, именно в этом периоде обнаруживаются точки фиксаций всех психотических состояний. Эта гипотеза привела некоторых людей к мнению, что всех младенцев я рассматриваю как психотиков; этому неверному пониманию я уже уделила достаточно внимания в других работах. Психотические тревоги, механизмы и эго-защиты младенчества оказывают глубокое влияние на развитие во всех его аспектах, включая развитие эго, супер-эго и объектных отношений.

Я часто выражала мою точку зрения, что объектные отношения существуют с самого начала жизни, причем первым объектом ребенка является материнская грудь, которая становится для ребенка расщепленной на хорошую (удовлетворяющую) грудь и плохую (фрустрирующую) грудь, что, в свою очередь, приводит к разделению любви и ненависти. Мною выдвигалось предположение, что отношения с первичным объектом предполагает его интроекцию и проекцию; следовательно, объектные отношения с самого начала жизни формируются благодаря взаимодействию между интроекцией и проекцией, между внутренними и внешними объектами и ситуациями. Эти процессы принимают участие в построении эго и супер-эго и подготавливают основу для начала эдипового комплекса во второй половине первого года.

Сначала деструктивные импульсы обращены на объект и выражаются посредством фантазий орально-садистических атак на грудь матери, которые вскоре преобразуются в нападки на все ее тело - всеми возможными садистическими средствами. Страхи преследования (persecutory fears), возникающие из орально-садистических импульсов младенца лишить тело матери хорошего содержания и из анально-садистических импульсов вложить в нее свои экскременты (включая желание войти в ее тело, чтобы контролировать ее изнутри) имеют огромное значение для возникновения паранойи и шизофрении.

Я перечислила типичные защиты раннего эго, такие как расщепления объекта и импульсов, идеализация, отрицание внутренней и внешней реальности и подавление (stifling) эмоций. Я также перечислила различные варианты содержаний тревоги, в том числе страх быть отравленным и сожранным. Большая часть этих явлений - превалирующих в первые месяцы жизни - позднее обнаруживается в симптоматической картине шизофрении.

Этот ранний период (впервые описанный как “фаза преследования”), предшествующий депрессивной позиции, был позже назван “параноидной позицией”3). Если страхи преследования слишком сильны и по этой причине (помимо других) параноидная позиция не может быть проработана младенцем, то и проработка депрессивной позиции, в свою очередь, будет затруднена. Такая неудача может привести к регрессивному усилению страхов преследования и укреплению точек фиксации психозов (шизофрения). Другим следствием серьезных трудностей в период депрессивной позиции может быть маниакально-депрессивные расстройства в последующей жизни. Я также пришла к выводу, что в менее серьезных нарушениях развития те же самые факторы существенно влияют на выбор невроза.

Хотя я предполагала, что исход депрессивной позиции зависит от успешного прохождения предшествующей фазы я, тем не менее, центральную роль в раннем развитии ребенка приписывала именно депрессивной позиции. Ведь интроекция целостного объекта фундаментально изменяет объектное отношение младенца. Синтез любимых и ненавистных аспектов целостного объекта приводит к переживаниям горевания и вины, предполагающим жизненно важные продвижения в эмоциональной и интеллектуальной жизни младенца. Это также важнейшая точка выбора - невроза или психоза. Всех этих выводов я все еще твердо придерживаюсь.
^

Некоторые заметки по поводу недавних статей Фейрберна


В ряде недавних статей4) Фейрберн уделил существенное внимание обсуждаемой в данной работе теме. Поэтому мне кажется полезным коснуться некоторых существенных точек сходства и расхождения в наших взглядах. Можно увидеть, что некоторые из рассуждений Фейрберна сходны с идеями, представленными в этой статье, в то время как другие выводы - фундаментально отличны. Подход Фейрберна рассматривает проблему с точки зрения развития эго в отношениях с объектами, в то время как меня прежде всего интересуют тревоги и их превратности. Он назвал самую раннюю фазу “шизоидной позицией” и считает, что шизоидная позиция участвует в нормальном развитии и, в то же время, является основой шизоидных и шизофренических расстройств во взрослом возрасте. Я согласна с этим утверждением и считаю его описание шизоидных явлений в процессе развития значимым и многое объясняющим в нашем понимании шизоидного поведения и шизофрении. Я также считаю, что мнение Фейрберна о существенно большем распространении группы шизоидных и шизофренических расстройств достаточно корректно и ценно; а его акцентирование связи между истерией и шизофренией заслуживает особого внимания. Его термин “шизоидная позиция” был бы приемлем, если бы покрывал как страх преследования, так и шизоидные механизмы.

Прежде всего я фундаментально не согласна с его пересмотром теории ментальной структуры и инстинктов. Я также не согласно с его взглядом, что в процессе развития объектных отношений и эго интернализации вначале подвергается лишь плохой объект - эта позиция закладывает существенные различия в наших взглядах. Поскольку я придерживаюсь мнения, что интроецированная хорошая грудь формирует важную (vital) часть эго, с самого начала оказывая фундаментальное влияние на процесс развития эго и на структуру эго и объектных отношений. Я также не согласна с позицией Фейрберна, что “важнейшая проблема шизоидного индивида состоит в том, как любить не разрушая своей любовью”, в то время как “важнейшая проблема депрессивного индивида заключается в задаче любить другого не разрушая его своей ненавистью”.5) Такой вывод не только отвергает концепцию первичных инстинктов Фрейда, но и недооценивает роль агрессии и ненависти в самом начале жизни. Вследствие этого он упускает значение ранних тревог и конфликтов и их динамическое воздействие на развитие.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25



Скачать файл (1417.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации