Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Возникновение и развитие современной политологии Запада - файл 1.doc


Возникновение и развитие современной политологии Запада
скачать (148.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc149kb.23.11.2011 02:00скачать

1.doc

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по дисциплине

ПОЛИТОЛОГИЯ

на тему

«ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ

СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТОЛОГИИ ЗАПАДА»



Содержание:
1. Введение ……………………………………………………………..….Стр 3
2. Зарождение политологии как самостоятельной отрасли научного знания

в конце XIX – нач. ХХ вв.……………………………….......………….…Стр 4
3 Основные школы, концепции и течения современной западной политологии. ………………………………………………………..……..Стр 12
4. Заключение……………………………………………………….……. Стр 22
5. Список использованной литературы…………………………….….....Стр 24

Введение
Политология - наука об управлении государством - прошла в своем развитии длительный путь и как самостоятельная научная дисциплина существует более ста лет. Предметом политологии выступает политика. Это одна из важнейших сфер жизнедеятельности людей. Она, как отмечал еще Аристотель, кроется в природе человека как социального существа, живущего в обществе и постоянно взаимодействующего с другими людьми и государством. Отсюда и потребность четкого и ясного знания человеком политики, потребность в научном объяснении происходящих в жизни политических процессов и грядущих в них перемен. Знать политику должны все люди, тем более те, кто поставил себе целью получить высшее образование и собирается занять пост руководителей, управленцев, деятелей культуры и искусства, теле- и радиокомментаторов, педагогов и воспитателей. Роль и значение политики особо возрастают в переломные исторические периоды, когда происходит переоценка ценностей и радикальной трансформации подвергаются мировоззренческие установки и сами основы жизнеустройства людей. Очевидно, что без соответствующей политической культуры населения, умения и способности граждан к принятию политически взвешенных решений, систематического приобретения ими политических знаний и политического опыта невозможно говорить и об утверждении в обществе демократии, о способности граждан защитить коренные свои права и свободы, об их активном участии в политической жизни страны. Всему этому призвана учить такая увлекательная наука, как политология.

Политология как наука возникла во второй половине XIX ст. С тех пор она развивалась и совершенствовалась, вовлекая в свой арсенал достояние европейского и американского направлений, опыт национальных политологических школ. Проблемы, которые на современном этапе она исследует, тесно связаны с политической жизнью разных обществ и человеческой цивилизации в целом. К ним в первую очередь принадлежат политическая теория, политические институты, политические партии, общественное мнение, международные отношения.

Исследование реалий, тенденций политической жизни от самых давних времен до середины XIX ст., а также относительная самостоятельность предмета политико-исследовательских теорий и учений выделили политологию как самостоятельную науку. Некоторые ученые, преимущественно европейские, началом политологии как науки считают создание в первой половине XIX ст. правовой школы в Германии. Американские ученые и некоторые из европейских датируют ее возникновение в 1857 г., когда Френсис Лейбэр положил начало в Колумбийском университете курсу лекций по политической теории, прислужившись открытию в 1880 г. при этом университете высшей школы политической науки. Еще одна группа ученых считает временами зарождение политологии излом XIX—XX ст., когда срок «политическая наука» получил распространение и получил признание в Европе. В начале XX ст. процесс формирования политологии как науки в основном завершился. В 1903 г. была создана Американская ассоциация политических наук, а в 1949 г. под эгидой ЮНЕСКО — Международную ассоциацию политической науки.

Процесс формирования современной западной политологии в разных странах был неодинаковым. Разными были и социально историческая ситуация, научные основы развития, а отсюда — неодинаковая роль национальных школ политической науки в становлении современной политологии. Если в конце XIX — в начале XX ст. политология успешно утверждалась и в Европе, и в Америке, то впоследствии через мировые войны, революционные процессы и формирование тоталитарных режимов ее развитие в Европе на длительное время обветшало. Еще одной причиной этого стала эмиграция европейских ученых к США, где политологию стали рассматривать как одну из приоритетных общественных дисциплин, благодаря чему она очутилась на лидирующих позициях, развиваясь на основе не только традиционной политической науки, но и социологии, психология, которая первыми прибегли к неформальному изучению общественных структур.

^ Зарождение политологии как самостоятельной отрасли научного знания в конце XIX – нач. ХХ вв.


Исследования политики в европейской науке XIX века сводилось в основном к изучению государства в трудах философов и правоведов (И. Кант, Г. В. Ф. Гегель, К. Маркс и др.). В конце XIX—XX вв. проблематика политической науки значительно расширилась. Европейские исследователи стали обращать внимание на изучение таких проблем, как сущность, место и роль политики и власти в обществе, происхождение, функции, типы и динамика политических элит, особенности, условия и причины утверждения различных политических режимов, сущность и специфика функционирования различных политических институтов (партии, парламенты, оппозиция и др.)

Крупнейшей фигурой в политической науке этого периода является немецкий исследователь Макс Вебер (1864—1920). Его наиболее важные работы в области политологии: «Политика как призвание и профессия» «Протестантская этика и дух капитализма», «Объективность социально-научного и социально-политического познания».

Вебер обосновал одно из распространенных в современной науке определений политики, раскрывая ее как «стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, между группами людей, которые оно в себе заключает». При этом под государством Вебер понимает такой политический институт, который претендует (с успехом) на монополию легитимного физического насилия. Государство есть такое отношение господства людей над людьми, которое опирается на легитимное насилие (т. е. считающееся легитимным) как средство. Автор поясняет, что право на физическое насилие приписывается всем другим союзам или отдельным лицам лишь настолько, насколько государство со своей стороны допускает это насилие: единственным источником «права» на насилие считается государство.

Легитимное насилие (или господство) есть такой социальный порядок, в котором отношения господства-подчинения основаны на доверии к властям. Вебер выделяет три основания и три типа легитимного порядка: традиция (традиционное господство), харизма (харизматическое господство), рациональность (рационально-правовое господство).

Большое внимание Вебер уделял исследованию политической бюрократии и ее роли в обществе. Отмечая объективный процесс расширения слоя бюрократии в современных политических системах, автор вместе с тем указывает на тенденцию бюрократизации общественной жизни (закон малых чисел), что приводит к угрозе демократии со стороны бюрократии. Теоретическим ответом на эту угрозу явилась разработка Вебером теории плебисцитарной демократии. Суть этой теории сводится к тому, что народ выбирает лидера страны, который, не являясь связанным обязательствами с бюрократией, будет в состоянии эффективно ее контролировать. Однако социально-экономические, информационные и политические процессы XX — начала XXI века показали слабость веберовской модели контроля чиновников.
Роберт Михельс (1876-1936) — немецкий политолог и социолог. Исследовал политические процессы, находясь под влиянием работ М. Вебера и итальянских теоретиков элит Г. Моска и В. Па-рето. В области общественно-политических процессов Михельса интересовали проблемы социализма, фашизма, национализма. Однако его значительный вклад в политическую науку связан с исследованием политических партий. Его работа «Социология политической партии в условиях демократии» появилась в Германии в 1911 г. На русском языке отдельные главы с комментариями были опубликованы лишь в 1990-1991 гг.

По его мнению, политические партии — необходимое средство защиты социальными движениями своих главных интересов. Однако политические партии, как и любые крупные организации, вынуждены вверять своим лидерам монопольную власть. Возвышение партийной олигархии над политическими партиями и социальными движениями есть следствие целого ряда факторов: некомпетентности масс, недостаточности знаний и навыков политической работы, потребности в эффективном руководстве в условиях межпартийной борьбы. Партийная олигархия, искусно пользуясь разнообразными ресурсами, начинает существовать не для социальных движений, а за счет этих партий и движений. В результате происходит вырождение внутрипартийной демократии. Этот процесс Михельс сформулировал как «железный закон оли-гархизации»: «Во всех партиях, независимо от их типа, демократия ведет к олигархии». Суть этого закона заключается в том, что властные ресурсы в партиях используются не столько для защиты интересов партийных масс, сколько для реализации интересов партийных лидеров. Вместе с тем Михельс отмечал, что без партий в современную эпоху невозможно добиться успехов в политической борьбе, борьбе различных социальных слоев за распределение и перераспределение общественных ресурсов. Несмотря на то, что борьба за демократию приобретает олигархические формы, все же межпартийная конкуренция, по мнению Михельса, способствует отбору и продвижению к власти в государстве наиболее достойных.
Карл Шмитт (1888-1987) — немецкий исследователь, автор работ: «Политическая теология», «Римский католицизм и политическая форма», «Духовно-историческое состояние современного парламентаризма», «Понятие политического» и др.

В анализе особенностей политики Шмитт отстаивает преобладание политики над всеми другими сферами человеческой деятельности, что особенно проявляется в чрезвычайных ситуациях. Политику, политические действия и мотивы Шмитт характеризует посредством специфически политического различения. Это различение «друг-враг», «свой-чужой». «Всякая противоположность — религиозная, моральная, экономическая или этническая —превращается в противоположность политическую, если она достаточно сильна для того, чтобы эффективно разделять людей на группы друзей и врагов». Те же, кто осуществляет политическое правление, обладают неограниченным правом определять как внутреннего, так и внешнего врага, бросать на борьбу с ними все имеющиеся в распоряжении государственной власти ресурсы. Это тотальное государство следует считать «наивысшей сущностью — не потому, что оно осуществляет всемогущий диктат или подчиняет себе все прочие институты, но потому, что оно принимает решения и, следовательно, может подавить все иные антагонистические группировки... Там, где оно существует, социальные конфликты могут разрешаться с сохранением нормальной ситуации — порядка».

Представленная трактовка политики и государства как тотального института исключает либеральную идею парламентского суверенитета. И действительно, К. Шмитт резко критикует либерализм и его политические институты (парламентскую демократию, которая «функционирует лишь как пустой аппарат»). Предполагается, указывает К. Шмитт, что посредством парламентаризма осуществляется обсуждение и согласование многообразия интересов в обществе, через столкновение идей открывается путь к очевидному. Однако это не так. Ввиду существенного роста полномочий государства борьба за демократию приводит к вырождению парламентаризма. Партии в борьбе за преобладание в парламентах осуществляют электоральную пропаганду, обрабатывают массы и господствуют над общественным мнением. Сами парламенты становятся ареной борьбы за «свежий» электорат. Исчезли те первоначальные принципы и условия парламентов, когда в них занимались независимым рассмотрением вопросов и рациональным взвешиванием различных мнений. Таким образом, как подчеркивал Шмитт, парламенты XX века оказались во власти парализующей их деятельность партийной политики.

Шмитт разрабатывает концепцию «квалифицированной демократии», в которой определяющую роль играют специалисты: профессиональные политики, политические чиновники, военные.
Ханна Арендт (1906—1975) — немецко-американский политолог и политический философ. Во времена фашизма эмигрировала во Францию, а затем в США. Стала широко известна как исследователь тоталитарных режимов. Ее крупнейшие работы: «Истоки тоталитаризма» (1951), «О революции»(1963).

В своих исследованиях она показала, что тоталитарные движения — это массовые организации атомизированных, изолированных индивидов. Тоталитаризм стал возможен как результат деклассирования общества, его социальной атомизации и крайней индивидуализации. Исследуя процесс деклассирования в Германии и СССР, Арендт выявила, что для того «чтобы превратить ленинскую революционную диктатуру в систему тоталитарного правления, Сталину сначала пришлось искусственно создать то самое атомизированное общество, которое в Германии подготовили для нацистов исторические обстоятельства». Деклассирование общества ведет к распространению массового деперсонализированного человека. Деперсонализированная, атомизированная толпа и явилась, согласно исследователю, массовой базой тоталитарных режимов.
Карл Ясперс (1883-1969) — немецкий философ и политический мыслитель. Работы: «Смысл и назначение истории», «Куда движется ФРГ?» и др. Внес большой вклад в анализ проблемы развития политической свободы в тесной связи с гражданским обществом и плюралистической демократией.

Ясперс показывал, что политика существует лишь при свободе, а там, где уничтожается свобода, остается одна частная жизнь. Политическая свобода, согласно концепции Ясперса, обладает следующими признаками:

1) свобода единичного человека возможна лишь наряду со свободой всех остальных;

2) защиту от насилия человеку предоставляет правовое государство. Свобода может быть завоевана только в том случае, если власть преодолевается правом;

3) Значимость взглядов и воли предоставляет человеку демократия',

4) к нерушимости прав человека как личности присоединяется его право участвовать в жизни общества. Поэтому свобода возможна только при демократии, т. е. при возможном для всех участии в изъявлении воли;

5) воля формируется в решениях, принятых в ходе собеседования. Поэтому свобода требует открытой, ничем не ограниченной дискуссии. Отсюда необходимость свободы прессы, собраний, свободы слова. Ограничения возможны только во время войны, но и тогда ограничивается лишь сообщение сведений, а не мнений. Ограничения существуют также в уголовном праве (защита от клеветы, оскорблений и т. п.);

6) политическая свобода есть демократия, но она в исторически данных формах и градациях исключает господство массы (охлократия), которое всегда выступает в союзе с тиранией. Поэтому Ясперс отдает предпочтение аристократическому слою, который постоянно пополняется из всех слоев населения в зависимости отличной деятельности, заслуг и успехов и в котором народ видит своих представителей. Непременное требование демократии состоит в том, чтобы эта элита не фиксировалась и не превращалась тем самым в диктаторское меньшинство. Свободные выборы должны служить проверкой ее заслуг и подвергать ее постоянному контролю;

7) проведение выборов и формирование политической элиты осуществляют партии. В свободном обществе обязательно существуют несколько партий, по крайней мере две. Побежденные в данный момент партии переходят в оппозицию, но несут при этом свою долю ответственности за целое. Наличие влиятельной оппозиции является обязательным признаком свободного общества;

8) с техникой демократии связан демократический образ жизни. Состояние политической свободы может быть сохранено только в том случае, если в массе населения постоянно живо сознание свободы... и люди заботятся о том, чтобы сохранить ее. Демократия немыслима без либеральности;

9) политическая свобода должна создавать возможность для всех остальных свобод человека;

10) важным признаком политической свободы является отделение политики от мировоззрения;

11) сохранение свободы предполагает наличие этоса совместной жизни. Это — естественная гуманность в общении, внимание и готовность помочь, уважение к правам других, постоянная готовность пойти на компромисс в житейских вопросах, отказ от насилия над группами меньшинства;

12) свобода гарантируется писаной или неписаной конституцией. Однако Ясперс подчеркивает, что нет абсолютно надежного механизма, который мог бы гарантировать наличие свободы. Институты демократии и политический этос народа должны совместно следить за тем, чтобы демократия не была уничтожена демократическими средствами, чтобы свобода не была изгнана свободой. Если в большинстве случаев демократические методы эффективны, то иногда возникает необходимость поставить их в определенные границы, но это допустимо только тогда, когда опасность грозит правам человека и самой свободе. Терпимости нет места перед лицом нетерпимости. Не должно быть свободы для уничтожения свободы.

Ясперс обращает внимание на то, что нет такой окончательной стадии демократии и политической свободы, которая удовлетворила бы всех. Только при охарактеризованных выше предпосылках — этос совместной жизни, самовоспитание в общении людей для решения конкретных задач, безусловная готовность защищать основные права человека, серьезность веры — свобода надежно гарантирована. Свобода, особенно если она предоставляется народу, не подготовленному к этому самовоспитанием, внезапно, может не только привести к охлократии и в конечном итоге к тирании, но уже до этого способствовать тому, что власть окажется в руках случайно поднявшейся клики. То, как подлинную демократию защищают от охлократии и тирании, от случайной клики и духовно зависимых людей, — жизненно важный вопрос свободы.

Ясперс утверждает, что все зависит от выборов. Известно, каким насмешкам подвергается демократия, какое презрение вызывают результаты выборов. Однако нет другого пути к свободе, кроме того, на который указывает воля всего народа. Но к народу обращаются и демократ, и тиран. Кто из них преуспеет — может решить только народ; тем самым он предрешает и свою собственную судьбу. Однако если это окончательное решение и надлежит вынести народу, то необходимо сделать все возможное, чтобы помочь ему сделать правильный выбор. Единственное действенное средство для этого — приобщать всех людей к знанию, пробуждать их волю, чтобы они научились, размышляя, постепенно осознавать ее. Второй путь — практическое самовоспитание народа посредством участия большинства в решении конкретных задач.

Одной из особенностей современного мира Ясперс считает то, что массы становятся решающим фактором в происходящих событиях. Однако там, где невозможны ответственность за судьбу целого и свободное участие в управлении, там — все рабы. Для формирования политической зрелости в делах больших масштабов, для развития демократического этоса, отмечает Ясперс, необходимо свободное и ответственное за свои действия коммунальное управление. Сохранить свободу можно лишь там, где она осознана и где ощущается ответственность за нее. Необходимо, чтобы о сохранении свободы заботились все.

В связи с этим Ясперс считает, что основным политическим вопросом нашего времени является вопрос о том, можно ли демократизировать массы, способен ли вообще средний по своей природе человек фактически включить в свою жизнь ответственное соучастие в качестве государственного подданного посредством соучастия в знании и принятии решений об основных направлениях политики.
Гаэтано Моска (1858-1941) — итальянский политический мыслитель, классик теории политических элит. Работы: «Элементы политической науки», «Правящий класс» и др.

Политологию Моска рассматривает прежде всего как науку об элитах, вырабатывающую основы научной политики. При анализе истории Моска исходит из того факта, что во всех обществах существуют «два класса людей — класс правящих и класс управляемых. Первый всегда менее многочисленный, выполняет все политические функции, монополизирует власть и наслаждается теми преимуществами, которые дает власть, в то время как второй, более многочисленный класс, управляется и контролируется первым...». Элиту Моска рассматривал с точки зрения ее структуры, законов функционирования, прихода к власти, вырождения и упадка, смены контрэлитой. Одна из существенных тенденций и опасностей в развитии элит — превращение ее в наследственную, закрытую группу, что ведет ее к вырождению и смене контрэлитой. «Правящие классы неизбежно приходят в упадок, если перестают совершенствовать те способности, с помощью которых пришли к власти, когда не могут более выполнять привычные для них социальные функции, а их таланты и служба утрачивают в обществе свою значимость». Моска выступал за открытость и преемственность в функционировании элит как гарантию стабильности общества и политической системы. Вильфредо Парето (1848-1923) — итальянский социолог и классик элитологии. Наиболее известная работа — «Трактат по общей социологии».

Парето выделяет две страты населения: низшую страту, неэлиту и высшую страту, элиту, делящуюся на две части — правящую элиту и не управляющую элиту. Автор дает ставшее классическим определение политической элиты, суть которого в том, что это «класс тех, кто имеет наиболее высокие индексы в своей сфере деятельности... кто прямо или косвенно играет заметную роль в управлении обществом и составляет правящую элиту, остальные образуют не управляющую элиту». Циркуляцию, то есть круговорот элит, Парето рассматривает как основную движущую силу политических процессов и общественных изменений.
Йозеф Шумпетер (1883-1950) — австрийский экономист и социолог. В политической науке стал широко известен после выхода в 1942 г. его работы «Капитализм, социализм и демократия». Шумпетер написал эту работу после кризиса 1929-1933 гг. и последовавшей затяжной депрессии капитализма. Однако он показывает, что капитализму угрожают не экономические процессы, а культурные и социально-психологические факторы. Самим развитием капитализма, его все большей рационализацией разрушаются семья, дисциплина труда, героика свободного предпринимательства, ценность частной собственности.

Политический процесс он рассматривает как рыночный процесс, а демократию определяет как правление политиков. «Не народ в действительности поднимает и решает вопросы, эти вопросы, определяющие его участь, поднимаются и решаются за него». Демократия — это такое устройство, где право принятия политических решений приобретается через конкурентную борьбу за голоса избирателей. Демократия значит лишь то, что в условиях свободной конкуренции за голоса избирателей между претендентами на роль лидеров у «народа есть возможность принять или не принять тех людей, которые должны им управлять».

Шумпетер внес значительный вклад в разработку концепции элитарной демократии.
Раймон Арон (1905—1983) — французский социолог и политолог. Работы: «Демократия и тоталитаризм», «Мнимый марксизм», «Этапы развития социологической мысли» и др. Известен своими разработками концепций деидеологизации и индустриального общества, а также острой критикой теории марксизма и практики коммунистического строительства. Что касается Маркса, пишет Арон, то в экономических преобразованиях он пытался найти объяснения преобразованиям социальным и политическим. Но любая теория, как подчеркивал французский исследователь, односторонне определяющая общество каким-то одним аспектом общественной жизни, ложна.

Разрабатывая теорию индустриального общества, Раймон Арон пытается обосновать идею технологического детерминизма как такого взаимодействия техники и общества, при котором принципиально невозможно выделить более значимые факторы.

Анализируя политическую жизнь, он показывает, что «сущность политики заключается в способе осуществления власти и в выборе правителей. Политика — главная характерная черта сообщества, ибо она определяет условия любого взаимодействия между людьми».

При исследовании политических систем, согласно Арону, важным критерием, главной переменной величиной является партийный режим. Однопартийный режим исключает уважение к закону и дух компромисса из политической и общественной жизни. Многопартийные режимы также характеризуются такими несовершенствами, как несоблюдение законности (напр., фальсификация результатов выборов) и т. п. Другими переменными величинами, которые, как считает Арон, необходимо рассматривать при изучении политической системы являются: конституция; способ функционирования режима (избирательный закон и выборы, функционирование парламента, отношение между парламентом и правительством); группы давления; политический класс. Показывая несовершенство всех режимов (конституционно-плюралистического и однопартийного), Арон приходит к выводу о том, что «несовершенство конституционно-плюралистических режимов проявляется в каких-то частностях, что же касается режима с единовластной партией, то речь идет о сути».
Морис Дюверже (1917) — французский политолог, специалист по проблемам конституций и избирательных систем, политических партий и партийных систем. Работы: «Политические партии», «Демократия без народа», «Республика граждан» и др.

Возникновение и функционирование партий Дюверже во многом связывает с развитием такого выборного органа государственной власти, как парламентаризм. Партии, возникшие из потребностей борьбы за власть в условиях парламентаризма, определяются автором как особый тип электоральных партий. Кроме того, Дюверже выделяет кадровые партии как партии, активность которых проявляется в период предвыборных кампаний (это своего рода сезонные партии). Далее Дюверже выделяет массовые партии, которые отличаются значительной численностью, постоянством и более высокой организацией работы.

Дюверже обнаружил определенную связь между партийными и избирательными системами. К примеру, пропорциональная система выборов ведет к многопартийной системе с партиями, мало зависимыми одна от другой. Мажоритарная система с голосованием в два тура порождает партийную систему из нескольких партий, склонных к компромиссу. Мажоритарная система с голосованием в один тур способствует формированию двухпартийной системы.


^ Основные школы, концепции и течения современной западной политологии.
После второй мировой войны получила международное признание политическая наука (политология), предметом которой являются политические отношения, субъекты политики, политическое сознание, их историческое развитие и др. Эта наука сложилась на стыке социологии, государствоведения, юриспруденции, психологии, антропологии и других наук еще во второй половине XIX в. Западная традиция политических исследований уходит корнями в эпоху античности. Современные политологи основателем политической науки (в широком смысле этого слова) чаще всего называют Аристотеля, а не Платона, так как произведения Аристотеля более соответствуют сегодняшним представлениям о научном изложении проблем политики (отсутствуют миф в качестве способа аргументации и диалог в качестве формы произведения).

Создание политической науки во второй половине XIX в. было вызвано рядом факторов. Французский политолог П. Фавр относит к ним как общие условия появления социальных наук (экономики, психологии, антропологии др.), так и особые условия возникновения политической науки – одной из социальных наук. В число первых он включает расцвет промышленной революции и индивидуализма, придание большого значения науке в обществе, а также формирование особого класса “производителей и потребителей гуманитарных наук” в связи с ростом среднего уровня образования населения и становлением структуры современного университета. К особым условиям, способствовавшим специализации политической науки, Фавр относит: а) более четкое разграничение экономических, моральных, социальных и политических категорий, что оправдывало изучение особого мира – политического. Известно, что уже в 20-е гг. XIX в. Гегель отличал гражданское общество (социальная категория) от государства (политическая категория);б) появление в государстве современного управленческого персонала, что определило развитие административного права и политической науки; в) демократизация политики путем расширения политического участия избирателей, что способствовало развитию политических дискуссий в обществе.

Все эти условия и способствовали появлению политической науки почти одновременно в ряде западных стран в последней трети XIX в. Национальные особенности развития политической науки имели преобладающее значение вплоть до окончания второй мировой войны.

В США политическая наука формируется первоначально как специальная университетская (в отличие от других стран) учебная дисциплина. В 1880 г. профессор истории и политической экономии Джон Берджесс создал Школу политической науки Колумбийского университета; с 1886 г. эта Школа стала издавать политологический журнал “Ежеквартальник политической науки”. Аналогичные школы были созданы в других крупных университетах США (в частности, Корнельском, Иельском). Вскоре была организована Американская Ассоциация политической науки (1903 г.), которая стала выпускать Американский журнал политической науки (с 1906 г.). Классическими политологическими работами, изданными до 1900 г., стали труды Д. Вулси “Политическая наука, или государство, рассматриваемое с теоретической и практической точек зрения” (1878 г.), В. Вильсона “Государство” (1889 г.), В. Уиллогби “Исследование природы государства” (1896 г.), “Изучение политической философии” (1896 г.).

В начале своего развития американская политическая наука находилась под значительным влиянием подходов, выработанных юридической и исторической науками. Однако постепенно американская политология сосредоточилась на конкретно-эмпирических исследованиях деятельности правительственных институтов и политического поведения людей. Речь шла уже о том, чтобы описывать “не легальные формы политической активности, но саму реальность” (М. Гравитц). Две области политических исследований в связи с этим стали вплоть до 50-х гг. XX в. наиболее притягательными для американских политологов – правление и публичная администрация. В рамках данной тематики американские политологи стремились сделать свою науку в значительной степени прикладной. Большая заслуга в этом принадлежит Ч. Мерриаму, одному из основателей политической науки США, автору известного высказывания о том, что “политика джунглей и научное исследование политики несовместимы, они не могут жить в одном и том же обществе”.

В политологии США появилось немало работ, в которых активно используются социологические понятия и количественные методы анализа; политология обогащалась также за счет достижений психологии. Возникают новые области исследований, которые впоследствии стали признанными сферами политологии. В частности, группам влияния посвящена работа А. Бентли “Процесс управления, изучения социального влияния” (1908 г.).

Изучение общественного мнения получило в США особое развитие, что было связано, по мнению французского исследователя П. Фавра, со слабым использованием американскими политологами понятий социального класса или массы; общественное мнение очень рано стало рассматриваться как “основание политической жизни”. Эта тема раскрыта в книге У. Липпмана “Общественное мнение” (1922 г.).

Политическую науку США, да и многих других стран, трудно представить без такой области исследований, как политическая философия и история политических идей. Один из основателей этого направления – У. Даннинг, автор трехтомного издания: “История политических теорий, древность и средние века” (1902 г.), “История политических теорий: от Лютера до Монтескье” (1905 г.), “История политических теорий: от Руссо до Спенсера” (1920 г.),

Начало становления политической науки во Франции связывают с 1871 г., когда в Париже была создана частная Свободная Школа политических наук. В 1886 г. появился ее печатный орган – журнал “Анналы Свободной Школы политических наук”. Научному взаимообогащению исследований способствовали проводимые Школой (с 1900 г.) конгрессы по политическим наукам. В ней преподавали многие известные ученые, в том числе А. Зигфрид, заложивший основы изучения поведения избирателей (“Политическая таблица западной части Франции”, 1913 г.).

Значительную роль в развитии политической науки во Франции сыграли факультеты права в университетах. Многие французские правоведы считали, что политическая наука есть не более чем конституционное право. Поэтому во Франции широкое распространение получил юридический подход к анализу политических явлений. Основатели этого подхода – Л. Дюги и М. Ориу, автор таких произведений, как “Принципы публичного права” (1910 г.) и “Элементарный учебник по конституционному праву” (1925 г.).

Политическая наука в Англии получила свое признание в конце XIX – первой половине XX в. В 1895 г. при Лондонском университете была образована Школа экономики и политической науки. Развитию английской политологии способствовало и наличие целого ряда специализированных журналов: “Публичная Администрация” (с 1923 г.), “Политический ежеквартальник” (с 1930 г.), “Политика” (с 1934 г.).
Большой вклад в развитие политологии в Англии внес Г. Ласки, который в своих работах отводил большое место политической философии (вопросам природы политической власти и подчинения, суверенитета и т.д.). Он автор таких работ, как “Основания суверенитета” (1921 г.), “Власть в современном государстве” (1927 г.), “Государство в теории и на практике” (1936 г.), и др.

Английская политическая наука занимается и другими областями исследований, в частности историей политических идей, одной из важных частей политологии, которая берет начало с работ Р. Карлайл и А. Карлайл “История средневековой политической теории на Западе” (1903 г.) и Э. Баркера “Политическая мысль Платона и Аристотеля” (1906 г.).

Специалисты английского конституционного права в силу специфики своего предмета тоже непосредственно столкнулись с политической проблематикой. В связи с этим назовем работу известного английского юриста А. Дайси “Конституционное право” (1885 г.).

В течение XIX в. в Германии происходил интенсивный рост научных исследований по социальной проблематике. Поэтому зарождение и развитие политической науки было здесь закономерным. Однако этот интеллектуальный процесс был искусственно прерван в связи с массовой эмиграцией немецких ученых после прихода к власти Гитлера в 1933 г.

Политическая наука в Германии оказалась генетически связанной с политической философией, у истоков которой стоит Гегель. Под влиянием Гегеля немецкие ученые особое внимание уделяли изучению государства. Большую роль в создании автономной науки о государстве сыграл немецкий правовед Лоренц фон Штейн, автор фундаментального восьмитомного труда “Учение о правлении” (1865–1884 гг.). После объединения Германии в 1871 г. многие правоведы, прежде всего специалисты по конституционному праву, создали труды в области науки о государстве: “Правовое государство немецких государств” (1876–1882 гг.) П. Лабанда, “Общее учение о государстве” Г. Еллинека (1905 г.) и др.

Фундамент политической науки в Германии закладывали своими работами и немецкие социологи. Назовем произведения М. Вебера “Политика как призвание и профессия” (1918-1919 гг.), К. Шмитта “Диктатура” (1921 г.), “Понятие политического” (1927 г., журнальный вариант), “Легальность и легитимность” (1932 г.).

Новая политическая действительность Германии конца XIX – начала XX в. обусловила интерес немецких ученых и к таким областям анализа, как политическая география (Ф. Ратцель – “Политическая география”, 1897 г.) и политические партии (Р. Михельс – “Социология политических партий в условиях современной демократии”, 1911 г.).

На последнюю четверть XIX в. приходится формирование политической науки в Испании. Характерной чертой естественного развития этой науки до момента установления диктатуры Франко было преобладание исследований в двух областях: политической философии и теории государства в юридическом преломлении.

У истоков испанской политической науки стоят Ф. Лос Риос (“Юридические и политические учения”, 1875 г.) и его ученики. Однако международную известность получил А. Посада со своим “Трактатом по политическому праву” в двух томах (1893–1894 гг.).

Для испанской политической науки было характерно почти полное отсутствие интереса к анализу таких политических явлений, как политические партии и выборы. Напротив, философское исследование роли политики в жизни общества нашло свое оригинальное воплощение в ряде работ философа Ж. Ортеги-и-Гассета. Он полагал, что “понятие поколения – самое важное в истории”. Эта концепция поколений использовалась автором в целом ряде произведений.

Политическая наука в Италии в конце XIX – начале XX в. еще не имела значительного распространения. Основные дискуссии по проблемам политико-правовой теории носили философский характер и были связаны с распространением гегельянства и марксизма.

Однако некоторые шаги в направлении развития итальянской политической науки были сделаны Г. Моска, разработавшим концепцию “политического класса”, и В. Парето, создавшим концепцию “правящей элиты”. Они продолжили традицию политических исследований, заложенную еще Н. Макиавелли. Назовем работы Г. Моска “Теория форм правления и парламентское правление” (1884 г.), “Элементы политической науки” (1896 г.) и В. Парето “Трактат по всеобщей социологии” (1916 г.).

Определенную роль в развитии политической науки сыграла Школа социальных наук “Cesare Alfieri”, созданная во Флоренции в 1874 г. С 1883 г. эта Школа стала выпускать журнал “Обозрение социальных и политических наук”.

В 20-е гг. XX в. в Италии установился фашизм, официальным теоретиком которого стал Д. Джентили (“Корни и доктрина фашизма”, 1929 г., “Политическая форма фашизма”, 1937 г. и др.). Вне рамок официальной идеологии политические исследования стали невозможны. Такой научный вакуум обусловил тот факт, что итальянская политическая наука после второй мировой войны, подчеркивал Фавр, восприняла “американскую научную модель как теоретически, так и методологически”.

После 1945 г. западная политическая наука получила международное признание. Это было вызвано прежде всего созданием в 1949 г. при ЮНЕСКО Международной Ассоциации политической науки, коллективными членами которой выступают национальные ассоциации (хотя существует и индивидуальное членство).

Национальные ассоциации политической науки после второй мировой войны появились во многих странах (так, в 1949 г. была образована Французская Ассоциация политических наук). Увеличивается число специализированных политологических журналов (с 1941 г. издается “Журнал политических исследований” в Испании, а с 1951 г. выходит “Французский журнал политической науки”).

За политической наукой основательно закрепляется статус учебной дисциплины, преподаваемой в западных университетах. Быстро растут политологические исследования. Идет процесс интеграции и систематизации этих исследований. Так, в 1970 г. был создан Европейский консорциум политических исследований, объединяющий в настоящее время более 100 университетов, исследовательских центров и т.п.

Трактаты, посвященные политической науке, за редким исключением, становятся теперь результатом работы больших коллективов авторов и имеют внушительный объем: в 1975 г. под редакцией Ф. Гринстейна и Н. Полби опубликовано восьмитомное “Руководство по политической науке”, а в 1985 г. вышел в свет четырехтомный “Трактат по политической науке” под редакцией Мадлен Гравитц и Жана Лека. В 1980 г. началось третье издание многотомного “Трактата по политической науке” французского правоведа и политолога Ж. Бюрдо.

В послевоенный период сообщество политологов предпринимает попытку уточнить предмет политической науки. В 1948 г. в Париже по инициативе ЮНЕСКО был проведен международный коллоквиум по вопросам политической науки. Через два года эксперты ЮНЕСКО подвели итоги работы коллоквиума, выделив следующие направления исследований:

1. Политическая теория:

а) политическая теория;

б) история политических идей.

2. Политические институты:

а) конституция;

б) центральное управление;

в) региональное и местное управление;

г) публичная администрация;

д) экономические и социальные функции управления;

е) сравнительное изучение политических институтов.

3. Партии, группы и общественное мнение:

а) политические партии;

б) группы и ассоциации;

в) участие граждан в управлении и администрации;

г) общественное мнение.

4. Международные отношения:

а) международная политика;

б) политика и международные организации;

в) международное право.

Эксперты ЮНЕСКО определили предмет политической науки эмпирически, на основе обобщения существовавшей тогда практики политологических разработок. Теоретически решить этот вопрос оказалось сложнее. В настоящее время в политической науке отсутствует однозначное определение ее предмета. Это объясняется тем, что политика, “политический универсум” – совокупный предмет политической науки – не является изначально заданной и четко ограниченной областью. По мнению французского правоведа и политолога Ж. Бюрдо, политическая наука не имеет пределов, так как “политический коэффициент влияет на все виды человеческой деятельности”.

Однако на теоретическом уровне существуют несколько распространенных подходов к пониманию политики.

Для одних политологов ее сферу составляет все то, что относится к власти. Так, для Ж. Бюрдо предмет политической науки – “универсум, поляризованный феноменом власти”.

Другие политологи признают постоянной величиной в политической реальности феномен господства. Например, немецкий политолог М. Хеттих определяет политику как “основанное на господстве всеобъемлющее регулирование и формирование общественной жизни”.

Наиболее древней и формальной является концепция, согласно которой “политический универсум” определяется государством. Такой взгляд на проблему опирается прежде всего на этимологию слова “политический” (от древнегреческого polls, что может быть переведено и как государство). Этой точки зрения придерживался французский правовед и политолог М. Прело, для которого политическая наука – это “знание всего государства”.

В 80-е гг. XX в. наметилась тенденция исключить из сферы теоретического рассмотрения политологов классический вопрос о предмете политической науки. Так, некоторые французские авторы (М. Гравитц, Ж. Лека) считают, что показателем науки больше не является наличие строго очерченного предмета исследований, жизненность политической науки” определяется практической их значимостью.

Множественность и качественная разнородность областей политического анализа обусловили методологическое разнообразие современной западной политической науки.

Политологи предпринимали попытки найти наиболее эффективный способ изучения политических явлений. На эту роль претендовал бихевиоризм (от английского behaviour – поведение). В 1950–1959 гг. бихевиоризм стал главным методологическим направлением в американской политологии, оттеснив исторические, философские, юридические и описательные институциональные исследования.

Политологи бихевиористской ориентации интенсивно изучали поведение людей, преследующих свои политические цели, причем приоритет отдавался сбору и обработке эмпирических данных в ущерб интерпретации и теоретическому обобщению полученных результатов. Это объяснялось попыткой создать объективную науку путем отделения фактологических исследований от рассуждений о должном. Широко использовались количественные методы анализа (опросы, анкетирование, интервьюирование и т.п.). Такие методы получили наибольшее применение в тех областях исследования, которые поддаются измерению: голосование, участие избирателей в выборах, общественное мнение, политические партии, группы влияния и т.д. Бихевиоризм критиковался американскими и европейскими учеными как метод (не всякая политическая реальность может быть измерена), как идея (не может быть нейтральной политической науки), как результат (“гиперфактуализм”, по выражению Д. Истона). Кроме того, Бюрдо замечал, что не может быть автоматизма при переходе от суммы полученных в результате наблюдения данных к созданию теории.

Другой важной вехой в западной политологии в 50 – 60-е гг. XX в. стало распространение системного подхода к изучению политики. Он возник как ответная реакция на “гиперэмпиризм” американской политологии. Прогресс политической науки стал ассоциироваться с выработкой теорий и моделей, а не с расширенным “коллекционированием грубых фактов”. Многие политологи осознали, что необходимы теоретические рамки, которые направляли бы исследования и позволяли бы объяснять их результаты.

Это новое направление политических исследований было начато работой канадского политолога, профессора Чикагского университета Д Истона “Политическая система” (1953 г.).

Представители системного направления в политической науке стремились выявить логику организации и функционирования политической жизни в обществе. Они рассматривали мир политического как живую систему, которая органически и генетически связана с окружающей средой и которая стремится к самосохранению.

Для того чтобы наглядно представить функционирование политической системы, создавались формальные модели (использовалось графическое изображение политической системы). Эти модели позволяли описывать политическую реальность в форме понятий и отношений между ними.

Системный подход тоже не был признан научным сообществом политологов безупречным. Отмечалось, что моделирование политической жизни имеет свои пределы, так как не все ее составляющие поддаются формализации. Политологов-системников упрекали и за то, что они исключительно большое внимание уделяли анализу стабильности политической системы; это фактически приводило их к апологии существующего.

Некоторые западные политологи вообще снимают с повестки дня проблему поиска лучшего метода: “Нет непогрешимого метода, предпочтительнее уметь его своевременно менять” (Ж. Бюрдо).

В современной западной политической науке по-разному ориентированы национальные политологические школы. Политология в США ориентируется преимущественно на прикладные эмпирические исследования. В европейской политической науке актуальны разработки специалистов по публичному праву, историков, философов. Так, французский ученый Ж. Бюрдо, используя достижения этих и ряда других наук, поставил перед собой цель “получить доступ к тотальному постижению политических феноменов, которые разворачиваются одновременно на уровне наблюдаемой реальности и в глубине психики”.

Различные области политической науки в разных странах разработаны неравномерно. Такая страна, как США, выделяется трудами в области политической экономии, которая “представляет собой одну из главных областей американской политологии и характеризуется большой продуктивностью и заметными достижениями” (М. Доган). По мнению французского исследователя Ж. Лека, Франция достойно представлена в таких областях, как история политических идей, теория партийных систем, теория капиталистического государства, и др.

Политическая наука развивается в результате накопительных процессов: политологические теории последовательно совершенствуются поколениями ученых. Одним из примеров тому может служить “открытие воздействия техники выборов на системы политических партий” (по суждению М. Догана).

Продолжается процесс специализации политических исследований, результатом чего, как полагает Фавр, может быть “распад этой науки на все более автономные субдисциплины”. Например, американская политическая наука в настоящее время включает в себя 27 областей специализации.

Современную политическую науку характеризуют как “науку – перекресток”, акцентируя внимание на подверженности политологии влиянию со стороны других наук – общественных и естественных. Так, некоторые ученые подчеркивают тенденцию политической науки усваивать “проблематику или теории, созданные для экономических, психологических или биологических, например, исследований” (М. Гравитц, Ж. Лека).

В рамках взаимодействия политологии с другими науками сформировались такие научные дисциплины, как политическая антропология, политическая география, политическая психология, политическая экология, политическая экономия, политическая философия.

Политическая антропология занимается изучением политических явлений в “архаических” обществах, что связано с исследованием институтов управления и социального контроля в этих обществах. Активные разработки политических антропологов начались в 40-х гг. XX в. Аргументация политических антропологов строится на обобщении результатов, полученных в ходе исследований “архаических” обществ, сохранившихся до настоящего времени. Политическая антропология позволяет западным ученым преодолеть европоцентристские представления о политическом развитии общества. Политическая антропология имеет ряд фундаментальных достижений, к которым относится теория вождества (англ. chiefdom). Вождество признается одной из форм социальной интеграции наряду с такими формами, как локальная группа, община, раннее государство, национальное государство.

Политическая география объединяет географию народонаселения и одну из областей политологии – международные отношения. В политической географии исследуется влияние географических факторов на внешнюю политику государств. Одно из ключевых понятий политической географии – геополитика. Этот термин был предложен в начале XX в. шведским ученым Ю.Р. Челленом для характеристики государства как особого организма, который стремится к расширению зоны своего “обитания”.

Политическая психология берет начало в работе американского ученого Г. Лассвэлла “Психопатология и политика” (1930 г.) и других его работах. Она тесно связана с изучением политического поведения. Поэтому бихевиористское течение в американской политологии в 50–60-е гг. способствовало интенсивному развитию политической психологии. Положения политической психологии используются в исследовании таких вопросов, как электоральное поведение, политическое лидерство, политическая социализация, политические установки, политические конфликты, политическое сотрудничество, и пр. В политической психологии используются как традиционные социологические методы анализа (в частности, интервьюирование, контент-анализ, эксперимент), так и методология психоанализа, которая позволяет исследовать “глубинную” психологию политических деятелей.

Политическая экология рассматривает проблемы, связанные с взаимодействием политической системы с окружающей средой. Подчеркивается значение окружающей среды для устойчивого функционирования политической системы. Анализируются последствия взаимного воздействия политической системы и окружающей среды. Экспертные оценки политических экологов приобретают все большее значение, особенно для развивающихся стран, в которых радикальные изменения, например в агротехнике, могут вызвать кризис существующей политической системы.

Политическая экономия получила в настоящее время широкое развитие в США, Англии, странах Скандинавии. Она пользуется признанием среди политологов, которые стремятся использовать экономические модели для изучения политической реальности. Показательна в этом отношении книга И. Шумпетера “Капитализм, социализм и демократия” (1942 г.), в которой автор впервые предложил экономическое толкование демократии, используя теорию конкурентного лидерства. Современная западная политическая экономия представлена теорией политических циклов Э. Даунса, теорией “общественного выбора” К. Эрроу, экономическим анализом политического поведения Г. Беккера – Нобелевского лауреата 1992 г. – и рядом других исследований.

Политическая философия – это философский анализ “политического универсума”. Она исследует: 1) сущностные основы политической реальности, стремясь абстрагироваться от национальных и исторических форм ее проявления; 2) политические ценности, изучая их на предмет соответствия той или иной системе моральных и этических ценностей (нормативная философия);3) смысл политических понятий, способы познания сферы политики и т.д. (аналитическая философия). К политической философии наиболее тесно примыкает история политических учений.

Заключение
Политические и правовые учения прошли многовековой путь развития. Поначалу они были органической частью религии, философии, общего взгляда на мир, как нечто, противостоящее человеку. Но уже в Древнем мире возникало стремление осмыслить государство и право как создание человеческого искусства, подчиненное общественным потребностям. Могучий импульс разработке учений о государстве и праве дала эпоха Возрождения. Освобождение разума от пут средневекового догматизма, первостепенный интерес к подлинно человеческим проблемам выразились во множестве политических и правовых учений, впервые в истории поставивших и в духе времени решавших вопрос о правовом равенстве всех людей, их свободе и естественных правах. После буржуазных революций бурное развитие гражданского общества, освобожденного от феодальных оков, показало, что недостаточно только юридического равенства людей, необходимы материальные гарантии прав и свобод, социальная обеспеченность личности. Одновременно выявились ограниченность теоретического решения политикоправовых проблем с позиций рационализма и индивидуализма, потребность исследования государства и права в связи с социально-экономической структурой и уровнем развития культуры общества.

В процессе развития и смены политико-правовых доктрин различны были исторические судьбы присущих им трех структурных элементов – философско-методологической основы, теоретического содержания и программных требований.

На всех этапах истории политических и правовых учений каждая из политико-правовых доктрин несла на себе четкий отпечаток конкретно-исторических условий страны и эпохи, политических симпатий и антипатий автора доктрины и его единомышленников. Поэтому содержавшиеся в доктринах конкретные политические программы были преходящими и в новых исторических условиях сменялись другими политико-правовыми требованиями, ориентированными на новые идеалы.

С развитием общечеловеческой культуры и систем мировоззрения менялась и методологическая основа политических и правовых учений. Абстрактность философско-методологических предпосылок политико-правовой идеологии создавала возможность использовать их для обоснования порой противоположных программных требований. Религиозное отношение к государству многие века было основой консервативных и реакционных политико-правовых программ; но ссылками на божий промысел обосновывались и программы демократии: “Всякая власть – от бога, я это признаю, ~ писал Руссо, – но и всякая болезнь от него же; значит ли это, что запрещено звать врача?” Исследование природы индивидов и их отношений давало логическую аргументацию как авторитарной доктрине Гоббса, так и демократической теории Спинозы. Ссылками на закономерности развития промышленного общества обосновывались и выводы Сен-Симона о грядущем поглощении политики экономикой, и проект казарменной социократии Конта, и индивидуалистические идеалы Спенсера. Притом и сама методология имела исторически преходящий характер, будучи частью мировоззрения эпохи.

Теоретическое исследование государства и права, как отмечено, в научном отношении не выходило за пределы эмпирической, описательной, классификационной науки. И все же именно теоретическая проблематика оставалась наиболее стабильным элементом политических и правовых учений. Важнейшей частью этой проблематики всегда были вопросы о соотношении народа и государства, государства и общества, права и государства, политики и морали, государства, права и истории человечества. При любом подходе к решению этих проблем главным было и остается определение места человека в системе политических и правовых учреждений.

История политических и правовых учений показывает также, что теоретиками государства и права различных эпох разработан ряд выводов и положений, не выходящих за пределы эмпирической, описательной науки, но имеющих непреходящее значение для государственно-организованного общества, в том числе для современного. Так, бесспорна и очевидна актуальность рассуждений Аристотеля о преобладании “среднего класса” как об условии прочности государственного строя. Столь же злободневны выводы Полибия, что сочетание правильных форм государства, создающее систему государственных органов, в рамках которой достигается политическое решение общественных споров и противоречий, является залогом того, что монархия не выродится в тиранию, аристократия – в олигархию, демократия – в охлократию. В учебнике отмечена актуальность и многих других политических и правовых идей мыслителей прошлого.

^ Список использованной литературы:


1) История политических и правовых учений: Учебник / Под ред. О. Э. Лейста. – М.: Юридическая литература, 1997.
2) Политология: Учебник / Под ред. В. И. Буренко, В. В. Журавлева - Издательство Московского гуманитарного университета, 2004
3) Общая и прикладная политология: Учебное пособие. / Под общей редакцией В.И. Жукова, Б.И. Краснова. - М.: МГСУ; Изд-во “Союз”, 1997.
4) Политология: Уч. пособие. / Под ред. Б.И. Краснова.М., 1995.
5) Политология: Введение к предмету./ Рогачев С.В. - М., 1992.
6) Введение в политологию. / Пугачев В.П., Соловьев А.И. - М., 2002.
7) Основы политической науки. / Гаджиев К. С. - М., 2001.


Скачать файл (148.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации