Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Вестник Южно-Уральского государственного университета 2006 №05 (60). Серия Право Выпуск 7 - файл 1.doc


Вестник Южно-Уральского государственного университета 2006 №05 (60). Серия Право Выпуск 7
скачать (9640.9 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc9641kb.23.11.2011 03:55скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
Реклама MarketGid:
Загрузка...



Редакционная коллегия: д.ю.н., проф. Кудрявцева А.В. (отв. редактор), к.ю.н., доц. Дмитриева А.А. (отв. секретарь), д.ю.н., проф. Майоров В.И., к.ю.н., доц. Кванина В.В., д.ю.н., проф. Макарова З.В., к.ю.н., доц. Шафикова Г.Х., к.ю.н., доц. Петров А.В., к.ю.н., доц. Демидова Г.С., д.ю.н., проф. Нижник Н.С.
СОДЕРЖАНИЕ
Проблемы и вопросы теории и истории государства и права

АГАДЖАНОВ А.А. О некоторых проблемах юридической ответственности государ-
ства 5

БАКАРДЖИЕВ Я.В. Юридическая политика: подходы к понятию и содержанию 8

ГАГИН В.В. Итоги и уроки боевых действий советских ВВС в Испании 14

ДАНИЛОВ Е.С. Административная политика Российского государства в первой по-
ловине XIX века 24

ДАНЧЕНКО А.С. Комитет министров в системе государственного управления в Рос-
сии в первой половине XIX века 29

КАМАЛОВА Г.Т. Специфика реализации правоохранительной функции Советским
государством в условиях нэпа 33

КАМАЛОВА Г.Т., КАМАЛОВ Е.Б. Организационно-правовые основы формирования
советской адвокатуры 42

Содержание

КРАВЦОВ Р.В. Правовые и нравственные ценности в воспитании личности 47

КУДАШЁВ СМ. Законодательная политика в Российской империи в XIX - начале
XX вв 56

ПАЛКИН А.Г. Принцип демотии в учении евразийцев 62

ПЕТРОВ А.В. Некоторые вопросы деятельности Народного комиссариата внутрен-
них дел в период строительства советской власти 67

ПОЛЕТУХИН Ю.А. Материалистическое обоснование права в концепции Фрэнсиса
Бэкона 73

САЛМИНА СЮ. Роль советской прокуратуры в индустриализации промышлен-
ности 77

СМИРНОВ А.Е. «Забота о себе» и политико-юридические сферы Древней Греции .... 81

СОЛОВЬЁВА А.А. Роль справедливости в правовом регулировании (теоретический и
историко-правовой аспекты) 87

^ Проблемы и вопросы уголовного права, уголовного процесса и криминалистики

АРЗАМАСЦЕВ М.В. Обоснованность закрепления квалифицирующих и особо ква-
лифицирующих признаков преступлений в сфере экономической деятельности 95

АШИРОВА Л.М. Справедливость уголовно-процессуального закона 103

ВИНИЦКИЙ Л.В., РУСМАН Г.С. Предварительное заключение под стражу 109

ВИНИЦКИЙ Л.В., РУСМАН А.А. Этапы примирительного производства 111

ВЕКЛЕНКО В.В., КРАСУЦКИХ Л.В. Особенности субъекта хищения необходимо
учитывать при конструкции санкции 113

ТРУП ТИН Л.В. Особенности использования специальных познаний при расследова-
нии уголовных дел, связанных с незаконным оборотом боеприпасов, взрывчатых ве-
ществ, взрывных устройств 116

ДАРОВСКИХ СМ. О процессуальных полномочиях прокурора в судебном следствии ... 124

ДМИТРИЕВА Л.З. Законные интересы потерпевшего как объект правовой защиты

в уголовном судопроизводстве 128

ЕЖОВА Е.В. Соединение уголовных дел как основание их возвращения прокурору 132

ЗАДОРОЖНАЯ В.А. Содержание принципа равенства всех перед законом и судом

в уголовном судопроизводстве 136

ЗУЕВ СВ. Противодействие организованной преступности: стратегия и средства 140

ИВАНОВА Л.Ф. Некоторые психологические аспекты процесса опознания 145

ИШМУХАМЕТОВ Я.М. Требования, предъявляемые к переводчику в уголовном
судопроизводстве 150

КОМАДЕЙ Г.В. Некоторые вопросы из истории развития норм, регулирующих от-
ветственность за преступления сексуального характера по Российскому и зарубежно-
му законодательству 153

КОРСАКОВ К.В. Криминологическое моделирование и язык криминологической
науки 156

Вестник ЮУрГУ, № 5, 2006

КОЧЕТОВА А.В. Действие отдельных уголовно-процессуальных принципов при
приостановлении производства по уголовному делу 158

КУДРЯВЦЕВА А.В., ГОРЛОВА СВ. Общеправовое значение публичности уголов-
ного процесса 163

МАТЮШЕНКОВ А.Н. Судебная взрывотехническая экспертиза: проблемы и решения ... 167

МЕЧЕТИН Ю.А. Особенности объективной стороны преступления в незаконной
добыче водных животных и растений 169

РАДОСТЕВА К).В. Особая жестокость как способ насильственного преступления .... 171

РЕШЕТИН А.В. Особенности судебного разбирательства по делам частного обвинения ... 174

СТЕПАНЕНКО Д.А. Современное состояние и тенденции развития системы принци-
пов предъявления для опознания 179

СЫСКОВ В.Л. Оценка доказательств судом первой инстанции как основание для
принятия решения 184

ТАТЬЯНИНА Л.Г., ЗИННАТОВ Р.Ф. Некоторые вопросы, связанные с исключением
доказательств на предварительном слушании 193

ТКАЧЁВА Н.В. Проблемы обеспечения прав личности при применении принуждения

в уголовном судопроизводстве 196

ШАМСУТДИНОВА Р.З. Нравственные основы применения меры пресечения
в виде заключения под стражу 201

ШМАРЁВА Т.А. Назначение адвоката-защитника дознавателем, следователем, про-
курором, судом 203

ШНАРБАЕВ Б. Судопроизводство с участием присяжных заседателей - фактор уси-
ления защиты интересов граждан 206

Проблемы и вопросы конституционного и административного права

АЛЕКСАНДРОВА Н.А. Некоторые аспекты сравнительного анализа разграничения
правотворческих полномочий в федерациях 209

БАГМЕТ A.M., БОГУСЛАВСКИЙ A.M. Проблемы законодательства и правоприме-
нения в вопросах невыплаты заработной платы 215

БАРОЦКАЯ К.Б. Конституционное закрепление прав пожилых людей на социальную
защиту 220

ВИННИКОВ Ю.В., ТИМОШЕНКО А.В. Некоторые проблемы исчисления сроков при исполнении постановлений по делам об административных правонарушениях .... 222

ВОЛОХ О.В. Политико-правовой анализ функционирования публичной службы в
странах Западной Европы 225

ГОЛОВКО В.В. Развитие административного процесса: проблемы и перспективы 232

ГОЛОВКО В.В., МОСКАЛЕНКО С.С. К вопросу о совершенствовании применения
процессуальных сроков по делам об административных правонарушениях в области
дорожного движения 236

ГРЕЧКЙНА О.В. О содержании и структуре административного процесса 242

ГУСАК В.А. Деятельность милиции Челябинской области по борьбе с преступностью
несовершеннолетних в годы Великой Отечественной войны 248

Содержание

ДАВЫДОВА Е.В. О некоторых аспектах обжалования решений, действий (бездейст-
вий) таможенных органов РФ 259

ИВАНОВ В.И., КОБЗОВА Ю.В. Основные изменения в современной российской
концепции местного самоуправления 262

ИГНАТОВА М.С. Правоотношения в сфере государственной регистрации прав на
недвижимое имущество и сделок с ним 269

КАЛАШНИКОВА И.А. Таможенный контроль и система управления рисками как
наиболее действенные административно - предупредительные меры, применяемые в
сфере таможенного дела 272

КНЯЗЕВА И.Н. Особенности стадии пересмотра дел об административных правона-
рушениях 274

КОЛЕСНИК А.А. Российская Федерация как субъект международных отношений 280

ЛОМАКИН В.И. Участие прокурора в рассмотрении дел об административных пра-
вонарушениях судебными органами 285

МАКОСЕЙЧУК Т.М. Орган государственной власти как юридическое лицо 288

НЕХАЙЧИК В.К., НЕХАЙЧИК В.В. О значении и проблемах классификации прин-
ципов государственной службы 290

ПАСТУШЕНКО Е.Н. К вопросу о юридической личности центрального банка РФ 295

ПЕТРОВ А.Ю. Виды регионального административного процесса 304

ПЛЕСОВСКИХ В.Д. Проблемы кодификации федерального законодательства об ад-
министративных правонарушениях 307

САГИНДЫКОВА А.П., БАДМАЕВ А.Н. Функции милиции общественной безопас-
ности: теоретические проблемы, поиски, решения 310

СИСАКЬЯН А. К., МАЙОРОВ В.И. Компенсация морального вреда в чрезвычайных
ситуациях (в результате террористических акций) 322

СУШКОВ СЮ. О месте норм административной ответственности за правонаруше-
ния, связанные с размещением заказа на поставку продукции для государственных и
муниципальных нужд, в структуре КоАП РФ 326

ШАРНИНА Е.И. Проблемы правоприменения налога на добавленную стоимость в
Российской Федерации 329

Проблемы и вопросы гражданского права

ГУРЖЕЙ СЮ. Замена «натуральных» льгот по проезду в общественном транспорте
денежной компенсацией: проблемы теории и практики 331

ОФМАН Е.М. Злоупотребление информацией субъектами трудового права 336

ПУШКАРЕВ И.П. Некоторые проблемы гражданско-правовой ответственности за-
интересованных в совершении хозяйственным обществом сделки лиц 340

ТРУБАЧЁВ Е.О. К вопросу о правах приобретателя недвижимости на земельный
участок под ней 342

ФЕДИН К.А. Необходимость определения вины в трудовом праве 345

ЧУМАНОВА В.В. Подготовка муниципальных служащих в условиях реформы мест-
ного самоуправления по поселенческому принципу 349

Проблемы и вопросы теории и истории государства и права
^ О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

ГОСУДАРСТВА
А.А. Агаджанов, преподаватель кафедры государственно-правовых дисци-

плин Челябинского юридического института МВД России

В настоящее время вопрос о юридиче­ской ответственности, ее понятии и характе­ристиках остается в науке дискуссионным. До сих пор исследователи не пришли к единому его пониманию. Уделяемое этой теме внима­ние свидетельствует о ее важности и актуаль­ности.

Право регулирует общественные отно­шения путем установления правил общего характера, которые определяют права и обя­занности различных субъектов и тем самым позволяют поставить действия отдельных лиц под контроль государства. Необходимость такого контроля определяется потребностью правильного сочетания интересов личности и общества, потребностью направлять поведе­ние членов общества в желательную сторону и выправлять его в случае различных откло­нений. Одним из средств, служащих этой це­ли, является возложение ответственности за совершенное правонарушение1.

Юридическая ответственность рассмат­ривается в различных аспектах, а именно: как мера принуждения, наказание, санкция, со­стояние, способность, правоотношение2.

Сторонники рассмотрения юридической ответственности как меры государственного принуждения указывают на три существен­ных признака юридической ответственности: государственное осуждение, принуждение, неблагоприятные последствия для правона­рушителя3.

В понимании ответственности как нака­зания большое внимание уделяется именно карательному моменту. При этом сторонники данной позиции считают, что всякая юриди­ческая ответственность есть наказание как реакция на нарушение интересов, охраняемых правом4.

Взаимосвязь ответственности и санкции учеными трактуется по-разному. Это привело к спорам вокруг проблемы о соотношении понятий «государственное принуждение», «юридическая ответственность» и «санкция». Данный вопрос включает в себя несколько аспектов исследования. Один из них - струк­турный анализ правовой нормы. В связи с этим обоснованной представляется точка зре­ния С.Н. Братуся, утверждающего, что «если норма не обеспечена санкцией, реализация которой означает возможность привести в действие аппарат государственного принуж­дения в случае неисполнения предусмотрен­ной правовой нормой обязанности, если при­нудительным способом вопреки воле обязан­ного лица нельзя осуществить принадлежа­щее другому лицу субъективное право, то такая норма является неполноценной»5. Та­ким образом, санкция включает в себя боль­шинство мер государственного принуждения и в отличие от юридической ответственно­сти, которая возлагается компетентным го­сударственным органом или должностным лицом, может быть исполнена субъектом добровольно.

Многие исследователи при рассмотрении юридической ответственности основываются на понимании ее как дополнительных лише­ний. В.М. Баранов понимает под юридиче­ской ответственностью лишь те меры госу­дарственного принуждения, которые связаны с обременениями, штрафными и иными до­полнительными лишениями6. Такая позиция, на наш взгляд, является обоснованной, так как если отсутствуют дополнительные обремене­ния в виде лишений личного, организацион­ного или имущественного характера, то мож­но вести речь о мерах защиты, восстанови­тельных мерах и т.п., но не о мерах ответст­венности.

Особую актуальность, на наш взгляд, в настоящее время приобретает проблема от­ветственности государства в связи с деклари­рованием в Конституции РФ, что Россия - это правовое, социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свобод­ное развитие человека (п. 1 ст. 1 и п. 1 ст. 7). Не случайно приоритетной обязанностью со­временного Российского государства, полу­чившей закрепление в ст. 2 Конституции РФ, провозглашено признание, соблюдение и за­щита прав и свобод человека и гражданина. Однако эффективное осуществление этой за­дачи в условиях российской действительности является невозможным без адекватной систе­мы контроля и воздействия на государство, его органы со стороны общества и самого го­сударства. Важным элементом этой системы является институт ответственности государ­ства, закрепляющий санкции в отношении элементов государственного аппарата за со­вершение правонарушений.

В.В. Бойцова и Л.В. Бойцова указывают, что концепции ответственности государства за ущерб, причиненный действиями его должностных лиц, можно разделить на три группы7. Одни ученые основывали ответст­венность государства за неправильные дейст­вия должностных лиц на началах публичного права, другие - на началах частного права, третьи - на началах того и другого. Предста­вители первой группы - сторонники теорий общественного договора, субъективного пуб­личного права и публичной ответственности. Вторая группа представлена авторами, при­держивающимися теории квазиконтракта или внеконтрактной вины и концепции профес­сионального риска. Третья группа состоит из представителей теории нравственной обязан­ности и справедливости. В зависимости от занимаемой позиции ее сторонники по-разному теоретически обосновывают ответст­венность государства, ее основания и др.

При изучении проблем юридической от­ветственности государства необходимо сна­чала определить субъекта данной ответствен­ности. СВ. Песин справедливо указывает, что государство в науке и общественном созна­нии воспринимается двояко. С одной стороны - это духовно-политический союз народа, с другой - совокупность органов, осуществ­ляющих властную деятельность. Понятно, что рассматривать юридическую ответственность всего народа не имеет смысла8. Поэтому о юридической ответственности применительно к государству можно говорить только в отно­шении субъектов, осуществляющих государ­ственную власть или вступающих в правоот­ношения от имени государства.

В научных публикациях в качестве субъ­ектов юридической ответственности со сторо­ны государства рассматриваются президент, органы исполнительной власти (налоговых органов, органов дознания, следствия, органы исполнительной власти субъектов), прокурату­ры, суда, представительных органов.

Л.А. Морозова указала на наличие ряда проблем в сфере ответственности государст­ва9. Во-первых, отсутствует реальное равно­правие личности и государства, в силу чего частные лица оказываются в более уязвимом отношении, что в условиях отсутствия закре­пленной в нормах права адекватной ответст­венности государства зачастую приводит к злоупотреблениям со стороны последнего. Актуальны в этой связи взаимоотношения налогоплательщиков и налоговых органов: налогоплательщик за нарушение налогового законодательства уплачивает предусмотрен­ные законом санкции (несет ответственность), а государство в лице налоговых органов за неправомерное привлечение к налоговой от­ветственности фактически не отвечает.

Во-вторых, в законодательстве не преду­смотрена ответственность государства за про­водимые им преобразования. В данном случае правильнее, на наш взгляд, было бы говорить о политической ответственности, которая имела место, в частности, в СССР. В качестве специфической черты государственно-право­вой ответственности в тот период выделялось, в частности, что она применялась и в тех слу­чаях, когда нельзя было найти четко выра­женных, формализованных критериев для оценки поведения субъекта государственно-правового отношения как нарушающего за­кон. В данном случае в качестве основания для применения меры ответственности рас­сматривалось несоответствие действий субъ­екта более высокому интересу, нецелесооб­разность действия, нежелательное поведение, недостижение необходимого результата10.

В-третьих, фактическая невозможность человека или юридического лица получить возмещение вреда, причиненного ему неза­конными действиями органов государствен­ной власти или их должностными лицами. Ст. 1069 ГК РФ устанавливает ответствен­ность казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования за вред, причи­ненный в результате действий (бездействия)

^ Агаджанов А.А.
государственных органов, органов местного самоуправления или их должностных лиц. В силу ст. 1070 ГК РФ выделена ответствен­ность за такой вред органов дознания, предва­рительного следствия, прокуратуры и суда и перечислены случаи, когда вред подлежит возмещению: незаконное осуждение, неза­конное привлечение к уголовной ответ­ственности, незаконное применение заключе­ния под стражу или подписки о невыезде, не­законное наложение административного взы­скания в виде ареста или исправительных ра­бот11. На практике же реализовать эти меры оказывается практически невозможно.

Анализ нормативного материала и науч­ных работ показывает, что ответственность государства в лице его органов и должност­ных лиц предусматривается различными от­раслями законодательства и реализуется в со­ответствующем процессуальном порядке. Возмещение государством вреда, причинен­ного незаконными действиями (или бездейст­вием) органов государственной власти или их должностных лиц, осуществляется в рамках гражданского права и основывается на нормах Конституции РФ, Гражданского кодекса РФ и принятых в соответствии с ними иных норма­тивно-правовых актах. В отношении органов и должностных лиц государства предусмот­рена также дисциплинарная, административ­ная, уголовная ответственность за совершение правонарушений.

В настоящее время ряд авторов выделя­ют в качестве самостоятельного вида ответ­ственности конституционную ответствен­ность12. Конституционно-правовая ответст­венность связана с соблюдением Конституции гражданами, должностными лицами, органа­ми государственной власти и органами мест­ного самоуправления. В том числе и гарантом Конституции - Президентом РФ. Но необхо­димо более строго разобраться с близкими, но не тождественными понятиями. Если мы го­ворим о защите конституционного строя, по­рядка, например, управления, то проблема переносится в круг уголовно-правовой, гра­жданско-правовой или административно-правовой ответственности. Е.И. Колюшин отмечает, что конституционно-правовая от­ветственность законодательством не призна­на. Председатель Конституционного суда РФ имеет иную точку зрения. Он считает, что конституционно-правовая ответственность существует, и она предусмотрена нормами конституционного права, но она не имеет ни

О некоторых проблемах юридической
ответственности государства

материального, ни репрессивного характера. На гражданина, если он не является должно­стным лицом, эта ответственность не распро­страняется. Между тем данная проблема име­ет не только и не столько теоретический ас­пект. Если конституционная ответственность есть, но она не материальна и не репрессив­на, то вряд ли ее можно назвать ответствен­ностью13.

Проблема ответственности государства, несмотря на уделяемое ей в последнее время значительное внимание исследователей, тем не менее, остается актуальной и нуждается в дальнейшем исследовании. Необходимо четко определить субъектов, на которых возлагается ответственность, проанализировать сущест­вующие составы правонарушений, совершае­мых государством в лице его органов и долж­ностных лиц, а также основания и меры от­ветственности, которые применяются к госу­дарству.

^ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА:

ПОДХОДЫ К ПОНЯТИЮ И СОДЕРЖАНИЮ
Я.В. Бакарджиев, аспирант кафедры теории и истории государства и пра-

ва Уральской академии государственной службы

Достижение качественно нового состоя­ния жизни российского общества и государ­ства во всех сферах, будущее всех проводи­мых в России реформ во многом зависит от того, насколько успешно будет формировать­ся и развивается правовая надстройка госу­дарства, то есть насколько успешно будет проведена правовая реформа. Но реформа -это всего лишь деятельность по преобразова­нию. Общество и государство заинтересовано в том, чтобы эта деятельность протекала в определенных рамках, была свободна от им­пульсивных и субъективистских влияний. Она должна быть последовательной, соотнесенной с остальными областями государственной деятельности, иметь четкие цели и вектор развития, то есть осуществляться в соответст­вии с определенной концепцией в русле об­щей стратегии развития государства.

Марксистско-ленинское учение, в соот­ветствии с которым пытались построить ком­мунистическое общество в России, неизменно подчеркивало доминирующее значение эко­номики для всех надстроечных явлений том числе для политики и права). Государственная власть сосредоточила в своих руках все пол­номочия по регулированию отношений в сфе­ре производства, распределения и потребле­ния. В угоду общественному практически со­всем игнорировался частный интерес. В этот период долгое время игнорировалось не толь­ко соотношение общественного строя с поли­тикой и правом, но и связь между политикой и правом. Функционирование государства направлялось не столько правом, законом, сколько политикой, которая активно подме­няла право, внедряясь в сферу его действия. Политические решения имели приоритет над правовыми. В то же время преувеличивалась и значимость права. С его помощью пытались не только регулировать, но и практически созда­вать новые социалистические отношения. Ес­тественно, о юридической политике, основан­ной на объективных закономерностях процес­сов общественного развития, речи не шло.

В ходе проведения в начале 1990-х годов прошлого века реформ - экономической, по­литической и правовой - сложилось иное со­отношение государства, политики и права. Однако процесс начавшихся в стране преоб­разований носил бессистемный, дезорганизо­ванный, стихийный характер. Правовая дея­тельность отличалась крайней непоследова­тельностью и противоречивостью. Не было стратегического видения процесса развития правовой сферы. По сути, можно говорить об отсутствии какой-либо осмысленной юриди­ческой политики в этот период вообще. Зако­нодательная и организационная деятельность шла по принципу скорейшего закрепления нового строя, и совершенно не прогнозирова­лись последствия принимаемых решений. Конъюнктурные интересы политической эли­ты преобладали над общественными и госу­дарственными. Личное влияние определяло принимаемые на государственном уровне ре­шения. Да и сегодня субъективизм в оценке общественных явлений со стороны политиче­ской элиты продолжает распространяться и на политику, и на право. Политика по-прежнему весьма активно вмешивается в сферу отноше­ний, регулируемых правом. Несмотря на по­литический плюрализм, формальный демо­кратизм, действующее право не отражает не­обходимого баланса интересов. Довольно час­то оно оказывается игрушкой в руках полити­ков, определяющих степень использования правовых механизмов исходя из собственных интересов. Право нередко «догоняет» собы­тия, не успевая предупреждать негативные проявления в общественной жизни.

Поэтому особую значимость на совре­менном этапе развития приобретает в Россий­ской Федерации такая разновидность полити­ческой деятельности государства, как юриди­ческая политика.

Во-первых, пройдя первичный этап по­литико-правового становления, российская государственность не может дальше разви­ваться без четко определенных ориентиров правового развития. От грамотной разработки и дальнейшего эффективного проведения по­литико-правовых преобразований зависит ци­вилизованная и гарантированная реализация практически всех остальных направлений деятельности государства. Никакие преобра­зования не мыслимы без четкой, продуманной и понятной юридической политики.

Во-вторых, поскольку право - основной инструмент регулирования различных отно­шений внутри и вовне государства, специфи­ческой особенностью рассматриваемого вида политики, ставящей ее особняком от всех ос­тальных, является базисный, опосредующий характер по отношению ко всем видам дея­тельности государства. Прежде чем осущест­влять экономическую, социальную или ка­кую-либо другую политику, необходимо соз­дать определенные правила и основы четкого функционирования правовой надстройки го­сударства, создать систему, при которой лю­бая юридическая деятельность будет являться органичной частью единого, цельного, четко работающего механизма правового регулиро­вания, как фактора стабильности поступа­тельного развития страны. Ведь от качества правового регулирования зависит эффектив­ность всех остальных видов политической деятельности государства.

Но при этом перед нами все же само­стоятельное явление, имеющее свою специ­фику, цели, задачи и методы регулирования, законы существования, иные отличительные черты. Тесная связь целенаправленной преоб­разующей управленческой деятельности с правовой формой, с юридической сферой яв­ляется критерием, позволяющим разграни­чить юридическую политику с ее другими разновидностями и направлениями: экономи­ческой, социальной, культурной, националь­ной. Все эти разновидности и отличаются друг от друга самостоятельными объектами, наличием собственной сферы воздействия, методами регулирования и законами сущест­вования. По отношению к данной составляю­щей можно говорить о наличии таковых и у юридической политики. Сферой воздействия юридической политики является юридическая составляющая деятельности государства.

Исходя из понимания юридической сфе­ры, как сферы правового регулирования в со­вокупности с процессами реального исполне­ния и применения права, можно выделить два стратегических направления, две фундамен­тальных составляющих в структуре юридиче­ской политики - политическая деятельность, направленная на формирование качественно­го аспекта правовой системы государства (что мы будем называть правовой политикой) и политическая деятельность, направленная на полноценную реализацию нормативных предписаний в объективной действительно­сти, повышение эффективности функциони­рования нормативных регуляторов и всей правовой системы в целом. В совокупности эти два ключевых аспекта и образуют двуеди­ное содержание такого явления общественно-политической жизни, как юридическая поли­тика.

Правовая политика заключается и прояв­ляется, прежде всего, в совершенствовании правовой надстройки государства - норма­тивной правовой базы, в формировании пол­ноценной и эффективной правовой системы государства и региона.

Правовая политика - это научно обосно­ванная, последовательная и системная дея­тельность компетентных государственных и муниципальных органов власти в правовой сфере с помощью правовых средств, направ­ленная на формирование, преобразование и развитие правовой системы государства в це­лях полного, комплексного и взаимосвязанно­го правового регулирования различных сфер общественной и государственной деятельно­сти в условиях формирования демократиче­ского правового государства.

Объектами правовой политики являются сферы, отрасли, а также ситуации и явления в правовом поле, где возникли или могут воз­никнуть трудности, проблемы, не разрешае­мые автоматически или разрешаемые в отда­ленном будущем, в то время как снятие этих проблем настоятельно нуждается в правовом регулировании и необходимо для нормально­го функционирования государства и поддер­жания социальной стабильности. То есть ос­новная задача правовой политики как основы и структурной составляющей юридической политики заключается, прежде всего, в со­вершенствовании законодательства - разра­ботке и принятии качественных, объективно необходимых, сбалансированных и адекват­ных текущим общественным отношениям норм права, приведении действующих юри­дических норм в соответствие с текущими общественными потребностями и состоянием, восполнении пробелов права и устранении противоречий на всех уровнях в целях созда­ния эффективной системы правового регули­рования в виде целостной, монолитной зако­нодательной базы (системы) или совокупно­сти взаимодействующих систем. Иными сло­вами, правовая политика в отличие от юриди­ческой есть политика, направленная на фор­мирование и развитие нормативных основ правового регулирования вне прямого воздей­ствия на регулируемые этими нормами фак­тические отношения, которые, тем не менее, конечно же, подразумеваются и учитываются.

Правовая политика призвана обозначить цели государства в юридической сфере, сформулировать доктрину ее развития и, как итог, облечь связанные с этим политические решения в правовую форму. Соответственно, правотворчество, как форма государственной деятельности, имеет особый статус и занимает особое место в структуре юридической поли­тики. Именно здесь проходит «водораздел», правотворчество является отправной точкой трансформации правовой политики в юриди­ческую. С принятием необходимого норма­тивно-правового акта, как результата прове­денной правовой политики по тому или иному направлению общественного развития, за­вершается процесс формирования и оформле­ния правовой политики. Одновременно, ис­пользуя созданную или реформированную нормативно-правовую базу, становятся воз­можными непосредственная реализация в объективной действительности политических установок, непосредственное становление и формирование юридических отношений. «Создание нового законодательства является первым этапом удовлетворения потребностей в правовом упорядочении общественных от­ношений. За ним должен органично следовать второй этап, связанный с претворением в по­вседневной практике положений нового зако­нодательства»1. Таким образом, формируется юридический уровень, образуемый правореа-лизационной деятельностью. При этом не следует смешивать правотворчество как эле­мент юридической политики, то есть как про­цесс формирования и оформления политико-правовых требований в каком-либо его источ­нике и правотворчество как регламентиро­ванную, формальную процедуру принятия нормативно-правового акта законодательным органом государства.

Источники права играют двоякую роль в правовой политике. Это связано со специфи­кой как самого явления, так и направленно­стью воздействия правовых средств на поли­тические отношения, в сферу которых входит и сама правовая политика. Правовая политика в отличие от иных видов политики функцио­нально имеет внешнюю и внутреннюю на­правленность содержания, что необходимо иметь в виду и рассматривать в дальнейшем в этом двуединстве.

Правовая политика как стратегия разви­тия системы законодательства государства, оказывает внешнее воздействие на политиче­ские сферы правовыми средствами. По сути, ставится вопрос - что нужно сделать, чего нужно достичь, каких результатов добиться в той или иной сфере предполагаемого право­вого воздействия, какую юридическую форму использовать? Правовая политика, опираясь на достижения юридической науки, призвана найти ответы на эти вопросы.

При воздействии на сферы, не связан­ные непосредственно с правом (экономика, культура, наука, социальная сфера и т.д.), правовая политика использует нормативно-правовые акты не как правовую основу, а как один из инструментов, средств регули­рования отношений в этих сферах. Норма­тивно-правовой акт является итоговым ре­зультатом проведения правовой политики, фактором в ряду прочих внешнего полити­ко-правового воздействия на конкретную сферу отношений.

С созданием необходимой нормативной базы и началом использования соответст­вующих юридических и организационно-практических средств реализации конкретно­го направления политической деятельности государства осуществление правовой полити­ки в данной конкретной сфере отношений за­канчивается, по крайней мере до тех пор, пока не потребуется обновить законодательство. Хотя все возникающие в дальнейшем юриди­ческие аспекты деятельности будут относить­ся к юридической политике, организационно-управленческие - непосредственно к самой сфере общественных отношений. Таким обра­зом, именно на этом отрезке осуществления юридической политики происходит наиболее тесное ее пересечение с иными видами поли­тической деятельности государства.

Но политика - это, прежде всего, техно­логия. Технология постановки и достижения поставленной цели.

Не менее важно ответить на вопрос - как добиться поставленной цели, какими средст­вами, какие механизмы и инструменты при­менить, как преобразовать эти средства и ме­ханизмы с целью эффективного их примене­ния, как наладить процессы управления и ор­ганизации в той или иной сфере деятельно­сти? В нашем случае - в юридической.

Поэтому правовой политике необходимо также заботиться об оптимизации самой пра­вовой надстройки. При этом под правовой надстройкой понимается не только совокуп­ность правовых норм и предусмотренных эти­ми нормами юридических средств и механиз­мов, но и совокупность возникающих между субъектами права правоотношений, а также система органов и институтов государства, не­обходимых для осуществления государством правотворческих, правоприменительных, пра­воохранительных, надзорно-контрольных и организационно-управленческих функций в правовой сфере.

Речь идет о стратегии политической дея­тельности, вектор которой направлен на ре­формирование собственного инструментария в целях достижения адекватного уровня регу­лирования общественных отношений право­выми средствами либо создание к тому бла­гоприятных условий, не поддающихся непо­средственному правовому регулированию.

Следовательно, задачей юридической политики является не только создание и при­нятие необходимых норм права, но и прове­дение с максимальной эффективностью в жизнь права, созданного в ходе осуществле­ния правовой политики. При этом юридиче­ская политика не просто механически реали­зует правовую политику в текущей социаль­но-политической ситуации, но и динамично трансформирует механизмы самого государ­ства в целях повышения эффективности такой реализации. Объектом воздействия юридиче­ской политики является вся юридическая со­ставляющая деятельности государства. Дея­тельность эта в отличие от правовой деятель­ности в конкретной сфере, как известно, но­сит не только стратегический, но и перма­нентный характер и опирается на институты государства и гражданского общества.

В отношении юридической политики можно выделить две группы способов реали­зации - непосредственные (юридические) и опосредованные (административные). Им со­ответствует частноправовой и организацион­но-управленческий характер отношений.

Первая группа предполагает либо нали­чие в самом нормативно-правовом акте про­цедур и способов, необходимых и достаточ­ных для своей реализации и регулирования соответствующих общественных отношений, либо нормативным актом предусматривается создание необходимых дополнительных ме­ханизмов путем принятия специальных под­законных актов, регламентов, методических рекомендаций, инструкций, типовых положе­ний и т.д.

В большинстве случаев, особенно в част­ноправовой сфере, наличие предусмотренных юридических средств является достаточным для реализации субъективного права и воз­никновения правоотношения по инициативе одного только субъекта этого права. Это свя­зано с тем, что, во-первых, невозможно уста­новить тотальный контроль над всеми обще­ственными процессами в государстве. А во-вторых, побуждение субъекта к добровольно­му совершению действий, в которых заинте­ресовано государство, гораздо более эффек­тивный метод управления общественным раз­витием, чем принуждение. Все, что не нужда­ется в постоянной опеке и контроле со сторо­ны государства, относится к частноправовой сфере и имеет стимулирующий характер пра­вового регулирования.

Но не менее важную роль играет адми­нистративный способ реализации (правопри­менительная деятельность). Данный способ не связан с созданием правовых стимулов для того или иного желательного поведения. Он базируется на силе государственной власти и включает в себя меры запрета, разрешения, принуждения. Необходимость широкого ис­пользования административного способа реа­лизации вызвана несколькими весьма сущест­венными моментами, связанными, с одной стороны, с ролью государства в правовом ре­гулировании, проявляющейся в том, что оно своей деятельностью призвано создавать фак­тические, организованные предпосылки для использования гражданами, их организациями предоставленных законом возможностей в целях удовлетворения самых разнообразных интересов и потребностей; с другой стороны -с необходимостью использования метода пра­вовых ограничений, как основного метода управления личностным поведением в усло­виях социального взаимодействия.

Человек суть существо социальное, сле­довательно, значительная часть юридических отношений будет строиться на основе частно-публичных и публичных норм права, то есть принятых в интересах всего общества и имеющих возможность непосредственно пре­творяться в объективную действительность только посредством правоприменительной деятельности государственных органов.

Таким образом, вопрос разграничения способов реализации правовых предписаний упирается в характер используемых юридиче­ских средств и механизмов и в субъектный состав обязательных участников правоотно­шений (с обязательным участием органов го­сударственной или муниципальной власти или без).

На основании вышеизложенного под юридической политикой государства следует понимать единую в масштабах страны долго­временную стратегию политической деятель­ности государства по совершенствованию, комплексному развитию и поддержанию эф­фективного функционирования юридической сферы государства, режимов законности и правопорядка.

При этом можно выделить следующие основные признаки (особенности) юридиче­ской политики, отличающие ее от других ви­дов и форм политической деятельности госу­дарства и позволяющие рассматривать как специфическое, самостоятельное явление:

  1. Охватывает юридическую сферу дея­тельности государства и жизни общества. Не­посредственно правовая политика ограничи­вается и исчерпывается таким явлением об­щественной жизни, как право. В то же время она стремится полностью охватить эту сферу с целью устранения пробелов в правовом ре­гулировании общественных отношений. Но вместе с тем через различные механизмы реа­лизации юридическая политика имеет всеобъ­емлющий, всепроникающий характер воздей­ствия и взаимодействия, выходящий далеко за рамки собственно права.

  2. Осуществляется правовыми методами и в правовой форме. Методами проведения юридической политики, как и любой другой, являются убеждение и принуждение в раз­личных их формах, проявлениях и сочетани­ях. Оба метода охватывают широкий арсенал средств воздействия на сознание и поведение людей (воспитание, наказание, ответствен­ность (позитивная и негативная), санкции (поощрительные и отрицательные), превен­ция, юридическое просвещение, внедрение правовой культуры, повышение правосозна­ния и т.д.).

Формы реализации права (соблюдение, исполнение, использование и применение) представляют собой по своей сути и формы осуществления и проявления определенных направлений юридической политики, уже вы­разившиеся в конкретных нормативно-право­вых актах.

3. Двойственный характер взаимодейст-
вия с политико-правовыми средствами и ме­
ханизмами. Особенность юридической поли­тики состоит в том, что, с одной стороны, она создает, преобразовывает и развивает эти средства и механизмы в ходе осуществления юридической политики и в то же время опи­рается на них для своего внешнего воздейст­вия на иные виды деятельности государства. Это обстоятельство объясняется тем фактом, что право является самостоятельный явлени­ем и одновременно одним из основных инст­рументов реализации государственной поли­тики.

4. Имеет сложную, двойственную взаи­мосвязь с остальной политической деятельно­стью в государстве. Юридическая политика является средоточием различных сфер чело­веческой деятельности, синтезирует их в нор­мах и институтах, оказывая, в свою очередь, на них стабилизирующее и организующее влияние. Юридическая политика, как и право, не существует и не может реально существо­вать в чистом виде, ради самой себя, посколь­ку она служит способом аккумуляции и про­водником самых разнообразных взглядов, по­требностей, интересов государства и общест­ва - экономических, социальных, культурных и т.д. Юридическая политика обязана тесно взаимодействовать со всеми иными видами политики. Отсюда можно сделать вывод, что опосредованность юридической политики другими областями государственной деятель­ности является ее неотъемлемой чертой. В этом ее суть и смысл существования. Одно­временно юридическая политика отличается нормативно-организационными началами, является в этом смысле первичной по отно­шению к любой другой политике, пронизыва­ет всю остальную политическую и неполити­ческую деятельность, легализует и организует ее. Таким образом, специфической особенно­стью юридической политики, ставящий ее особняком от всех остальных, является базис­ный, опосредующий характер по отношению ко всем видам деятельности государства. Без юридической политики не могут быть успеш­но реализованы другие виды и разновидности политики, поскольку любая политика госу­дарства претворяется в жизнь с обязательным использованием юридических средств и ме­ханизмов, на основе нормативно-правового акта. Здесь вполне справедлив тезис о том, что «во всех разновидностях политики при­сутствует правовая часть»2, а следовательно, любая политика, реформа, вообще любая го­сударственная деятельность в этой «части»

относится к сфере воздействия юридической политики. Под данным углом зрения юриди­ческая политика и политика экономическая, социальная, демографическая, научно-техни­ческая, культурная и др. соотносятся, соот­ветственно, как часть и целое. «Правовая [юридическая. - Авт.] политика, прежде все­го, призвана управлять процессами правового развития конкретной страны, повышать сте­пень упорядоченности и организации юриди­ческого бытия»3.

В заключение в качестве обобщения от­метим, что юридическая политика - это осо­бая, специфичная политика, являющаяся стержнем не только правовой, но и политиче­ской системы всякого государства, характери­зующаяся целостностью и системностью воз­действия на всю политико-правовую над­стройку государства. Юридическая политика появилась не сегодня и не вчера. Правотвор­ческая, правоприменительная, правоохрани­тельная деятельность крайне важна во всяком государстве и неотъемлема от его существо­вания с момента его формирования. Даже от­сутствие официально признанной юридиче­ской политики никогда не избавляет государ­ство от необходимости принятия и дальней­шей реализации своих правовых предписаний в условиях объективных детерминирующих факторов.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29



Скачать файл (9640.9 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации