Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Лекции - Психопатология - файл 1.doc


Лекции - Психопатология
скачать (1183 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc1183kb.22.11.2011 02:06скачать

содержание

1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8
Лекция 1.
Введение в психопатологию детского возраста.
Психиатрия детского и подросткового возраста — сравнительно мо­лодая область медицины. Однако она имеет особое значение для профилактики психических заболеваний и охраны психического здо­ровья населения. Выражением особого внимания нашего государства к охране психического здоровья подрастающего поколения явилось создание в 1918 г. специального Отдела психопатологии при Наркомздраве бывшего СССР.

В последующие годы в нашей стране была организована развитая система помощи детям и подросткам с психическими нарушениями, которая включает сеть дифференцированных лечебно-профилактичес­ких учреждений: стационаров, санаториев, специализированных каби­нетов в психоневрологических диспансерах и детских поликлиниках, а также специализированных домов ребенка, яслей, детских садов, школ, интернатов для лечения и социальной реабилитации детей и подростков с различными формами психических расстройств. В тесном контакте с педиатрической службой осуществляется психогигиеничес­кая и психопрофилактическая работа среди детей и подростков.

Значительно возросло число врачей — детских психиатров. С 1980 г. создана внебольничная психиатрическая служба (специализированные кабинеты) для подростков. Развивается также сеть подростковых нар­кологических кабинетов.

^ Краткий исторический очерк психиатрии детского и подросткового возраста

История развития психиатрии детского и подросткового возраста в своих основных тенденциях повторяет закономерности эволюции общей психиатрии, которая шла от изучения выраженных форм пси­хических заболеваний — состояний слабоумия, «психического поме­шательства» к стертым, пограничным формам психических рас­стройств.
Вместе с тем следует отметить ряд особенностей исторического пути развитая психиатрии детского и подросткового возраста, кото­рые непосредственно связаны с возрастной физиологической, психо­логической и социальной спецификой этого контингента."

Условно в истории развития психиатрии детского и подросткового возраста можно выделить 5 периодов.

Первый период, включавший конец XVIII — начало XIX в., был основан на моралистической теории происхождения психозов, соглас­но которой в детском возрасте возможно лишь слабоумие, а не поме­шательство, поскольку последнее, по мнению авторов того времени, так или иначе связано с нравственным дефектом [Каннабих Ю. В., 1929]. Исходя из этого, психически больные (слабоумные) дети при­знавались нуждающимися лишь в призрении и специальном воспита­нии.

Второй период, охватывающий первые две трети XIX в., характе­ризовался описанием казуистических случаев психических расстройств у детей, причем наиболее часто сообщалось о разнообразных двига­тельных расстройствах кататонического типа [Данилло С. Н., 1891; Maudsley H., 1871; Emminghaus H., 1887]. Вместе с тем описывались галлюцинации воображения, близкие к онейроидным состояниям, не­лепые бредовые идеи [Maudsley H., 1871], ночные страхи, сопровож­дающиеся галлюцинациями [Moreau de Tours, 1879].

Третий период, который приходится на конец XIX — первую треть XX в., можно назвать синдромологически-донозологаческим. Одним из важных этапов этого периода было описание итальянским психи­атром Sancte de Sanctis (1908, 1912) наиболее ранней формы шизофре­нии детского. Примерно в то же время кататоногебефренные психозы шизофренного типа у детей были описаны русским психиатром М. Брезовским (1909) и ассистентом С. С. Корсакова А. Н. Бернштейном (1912), который впервые высказал предположение о возможности случаев врожденной шизофрении.

Крайне ограниченные лечебные возможности при психических заболеваниях детского возраста в прежнее время привлекали основное внимание к лечебно-коррекционным мероприятиям, с чем было свя­зано развитие многочисленных лечебно-воспитательных учреждений, главным образом для умственно отсталых детей. Это способствовало развитию и широкому внедрению в педагогику, детскую психологию и психиатрию тестов для определения уровня интеллектуального раз­вития, начало применению которых было положено французским пси­хологом и невропатологом A. Binet.

Психолого-тестологическое направление, особенно характерное для первой четверти XX в., определяло специфику четвертого периода развития детской психиатрии.

С конца первой четверти XX в. начинается пятый период в истории детской психиатрии — нозологический, большой вклад в развитие ко­торого внесли W. Strohmayer (1910), A. Homburger (1926), создавшие руководства по психопатологии детского возраста.
^ Вопросы истории отечественной детской психиатрии
Детская отечественная психиатрия как отрасль общей психиатрии прошла уже немалый исторический путь и имеет свои традиции.

Первые зачатки организации помощи детям с психическими заболеваниями, прежде всего слабоумным и детям, страдающим эпилеп­сией, возникли в нашей стране во второй половине XIX в. В частности, в 1854 г. в Риге была открыта первая частная лечебница для слабо­умных детей с эпилепсией. В 60-е годы XIX в. стали появляться первые государственные школы для обучения умственно отсталых детей. К началу XX в. лечебницы для психически больных детей и инвалидов (в основном частные) были организованы не только в Петербурге и Москве, но и в ряде других крупных городов. Появились впервые амбулаторные приемы психически больных детей.

Развитию научных исследований в области детской психиатрии способствовало создание В. М. Бехтеревым в 1907 г. Института по изучению развития ребенка в Петербурге и Г. И. Россолимо в 1914 г. Института детской неврологии и психологии в Москве.

Важная роль в организации помощи детям с психическими нару­шениями принадлежит детскому психиатру А. С. Грибоедову, который в 1890 г. организовал в Петербурге школу для приходящих умственно отсталых детей при приюте для этого контингента, а в 1903 г. — амбулаторию для нервнобольных детей. А. С. Грибоедов, изучая при­чины школьного отставания детей, явился одним из основоположников дефектологии в нашей стране. Он возглавил Детский обследователь­ский институт при Психоневрологической академии, основанной В. М. Бехтеревым.

Однако подлинного и всестороннего развития детская психиатрия достигла лишь после в ходе фундаментальных преобразований после 1917 г. Уже в 1918 г. при Народном комиссариате здравоохранения был организован отдел детской психопатологии, в работе которого приняли участие видные психиатры того времени, в частности П. П. Ка­щенко. Особое внимание в первые десятилетия XX в. уделялось раз­витию дифференцированной внебольничной помощи, чему способст­вовало создание в 20-е годы сети психоневрологических диспансеров в стране. Отделения психиатрии детского и подросткового возраста психоневрологических диспансеров стали основными организацион­но-методическими центрами психиатрической помощи детям и под­росткам в административных территориях и городах страны. В функции этих отделений входили выявление и учет больных, оказание различных видов амбулаторной лечебной помощи детям и подростам с психическими расстройствами, направление больных детей и под­ростков в стационары и различные внебольничные учреждения, про­ведение массовых профилактических осмотров детей в детских садах и школах, а также санитарно-просветительная и психогигиеническая работа с населением, педагогами, врачами-педиатрами.

Перечисленные функции детский психиатр выполнял совместно с психиатрической медицинской сестрой и логопедом. Психиатрическая медицинская сестра осуществляла в значительной мере функции соци­ального работника.

Большой вклад в организацию психиатрической помощи детям и подросткам внесла Е. А. Осипова, которая участвовала (совместно с С. Я. Рабинович) в проведении первой сплошной переписи психически больных детей и подростков в Москве. Е. А. Осиповой и С. Я. Ра­бинович была установлена распространенность пограничных психи­ческих расстройств у детей (22/1000, т. е. 1,7% всех выявленных детей и подростков с психическими заболеваниями), а также умственной отсталости легкой и средней степени (3,3/1000 детско-подросткового — до 19 лет — населения). Таким образом, Е. А. Осипова явилась осново­положником применения эпидемиологического метода исследований психических заболеваний у детей и подростков в нашей стране.

Е. А. Осипова сформулировала положение о необходимости соче­тания медицинской и социальной помощи детям и подросткам с пси­хическими заболеваниями, а также о необходимости развития пси­хогигиенической и психопрофилактической работы среди детей и под­ростков. По инициативе Е. А. Осиповой были созданы психоневроло­гические кабинеты при общих поликлиниках для детей, школы для нервных детей, специализированные детские сады и дома ребенка, логопедические полустационары. Е. А. Осипова явилась организато­ром и первым главным врачом научно-методического центра по детско-подростковой психиатрической помощи в Москве.

Учреждения внебольничной помощи детям с психическими нару­шениями в настоящее время находятся в ведении 3 ведомств: здраво­охранения, образования и социальной помощи. К ведомству здраво­охранения относятся специализированные ясли, санатории и дневные стационары. В ведении органов просвещения находятся специализи­рованные детские сады и школы для разных групп детей — умственно отсталых, с патологией речи, неврозами и астеническими состояниями, расстройствами поведения. К системе социальной помощи относятся интернаты для детей-инвалидов по психическому заболеванию и для глубоко умственно отсталых детей.

Стационары для лечения и диагностики детей с психическими заболеваниями в большинстве случаев находятся в общих психиатри­ческих больницах. Вместе с тем в ряде крупных центров имеются самостоятельные детские психиатрические больницы. Самая большая из них, имеющая около 1000 коек, находится в Москве. Кроме того, в ряде мест психиатрические отделения организованы в детских сома­тических больницах.

Методическое руководство психиатрической помощью детям осуществляют главные детские психиатры республик, краев, областей и крупных городов, назначаемые органами здравоохранения из числа наиболее квалифицированных специалистов.

Для того чтобы врач получил право специализироваться по детской психиатрии, он должен после окончания медицинского высшего учеб­ного заведения проработать не менее 3 лет в качестве врача общего профиля. Как правило, специализацию по детской психиатрии полу­чают врачи, окончившие педиатрические факультеты вузов.

Каждый врач, работающий детским психиатром, имеет право про­ходить двухмесячные курсы усовершенствования каждые 5 лет и более кратковременные (месячные) курсы тематического усовершенствова­ния (по отдельным узким темам, например медикаментозное лечение психозов, психотерапия неврозов у детей, неврозы и расстройства поведения в детском возрасте и т. д.) одни раз каждые 3 года. Курсы усовершенствования для детских психиатров организуются Российской медицинской академией последипломного образования Минздравмедпрома РФ усовершенствования врачей и кафедрами факультетов усо­вершенствования врачей при медицинских вузах. Кроме того, кратко­срочное усовершенствование по отдельным вопросам детской психи­атрии проводится научно-исследовательскими институтами психиат­рии.

Усовершенствование врачей в России проводится с освобождением от работы на время усовершенствования, сохранением заработной платы и предоставлением места в общежитии для иногородних.

Для специалистов отдаленных от центров областей и районов кафедр институтов усовершенствования врачей и факультетов усовер­шенствования врачей медицинских вузов ежегодно проводятся тема­тические выездные курсы усовершенствования на местных базах продолжительностью от 10 дней до 1 мес.

Научные исследования в области детской и юношеской психиатрии в нашей стране берут свое начало со второй половины XIX в. Так, в 1872 г. петербургский психиатр И. П. Мержеевский выполнил ориги­нальную работу по патологической анатомии микроцефалии в связи с патологией внутриутробного периода. В 1892 г. другой петербургский психиатр С. Н. Данилло, сотрудник И. П. Мержеевского, опубликовал первую работу «О детской кататонии».

В дальнейшем внимание исследователей было привлечено в основ­ном к разработке двух проблем: психозам детского возраста и умст­венной отсталости. Представляют интерес работы А. Н. Бернштейна, одного из учеников выдающегося московского психиатра С. С. Кор­сакова. А. Н. Бернштейн в 1912 г. выдвинул положение о возможности врожденных случаев шизофрении, чем положил начало в нашей стране онтогенетическому подходу к изучению шизофрении детского возрас­та. С. С. Корсакову принадлежит известное исследование, посвященное психологии микроцефалов. Видный московский невропатолог Г. И. Россолимо в 1910 г. предложил психологический метод обследования ребенка, получивший название «психологического профиля», который использовался для оценки уровня здоровых и умственно отсталых детей.

Особенно интенсивно научные исследования в детской психиатрии стали развиваться с конца 20-х — начала 30-х годов текущего столетия. В этот- период сложились три научные школы детской психиатрии — в Москве, Ленинграде (ныне С.-Петербург) и на Украине. В Москве исследования в области детской психиатрии в 30—50-е годы возглавили В. А. Гиляровский, М. О. Гуревич, Т. П. Симеон и Г. Е. Сухарева. В Ленинграде ведущими детскими психиатрами были Н. И. Озерецкий и С. С. Мнухин. На Украине, прежде всего в Харькове, в области детской психиатрии работали Т. И. Юдин и Г. Е. Сухарева.

Наиболее продуктивно в указанный период разрабатывались про­блемы психозов, особенно шизофрении, и экзогенно-органических пси­хических расстройств у детей.

Т. И. Юдин высказал мнение, что шизофрения в детском возрасте встречается значительно чаще, чем принято думать, причем течение ее необязательно неблагоприятное и нередко не сопровождается раз­витием выраженного дефекта. Особенно большой вклад в изучение шизофрении у детей и подростков внесли исследования Г. Е. Сухаревой и Т. П. Симеон. Первым итогом наблюдений Г. Е. Сухаревой явилась ее монография «Клиника шизофрении у детей и подростков», изданная в Харькове в 1937 г.

Основной заслугой Г. Е. Сухаревой в изучении шизофрении в детском возрасте является выяснение закономерностей динамики за­болевания, влияния на нее остроты начала и темпа развития процесса. Г. Е. Сухаревой впервые были выделены три типа течения шизофрении: непрерывное вялое, в форме приступов и смешанное. Первый тип течения она считает более характерным для шизофрении, начавшейся и детском возрасте, а течение в форме приступов — более типичным для начала шизофрении в пубертатном возрасте. Г. Е. Сухаревой установлено, что тип течения шизофрении в большей степени отражает особенности ее патогенеза, чем синдромальная форма заболе­вания. Дальнейшими исследованиями Г. Е. Сухаревой и ее учеников (M. Ш. Вроно, В. Н. Мамцева и др.) установлена закономерности взаимосвязи между типом течения и ведущим психопатологическим синдромом, изучена возрастная эволюция проявлений заболевания. Установлено единство основных закономерностей шизофрении у детей и взрослых при наличии значительных возрастных особенностей.

Т. П. Симеон и ее сотрудники (В. П. Кудрявцева, О. П. Юрьева и др.) внесли значительный вклад в изучение шизофрении раннего и младшего детского возраста, В 1948 г. опубликована монография Т. П. Симеон «Шизофрения раннего детского возраста». Были описа­ны катастрофически текущие формы шизофрении с кататонической симптоматикой, формы с олигофреноподобным дефектом у детей ран­него возраста. О. П. Юрьевой изучены особенности психофизического дизоитогенеза, связанного с шизофренией и предшествующего мани­фестации заболевания. С. С. Мнухиным изучались особенности цир­кулярного психоза у подростков. Г. Е. Сухарева, а также С. С. Мнухин и их ученики изучали клиническую картину психозов у олигофренов. Детскими психиатрами Москвы и Ленинграда исследовались раз­личные формы резидуалыю-органических психических расстройств при последствиях мозговых инфекций, травм, интоксикаций. Основное внимание было обращено на изучение проявлений и динамики нерезко выраженных психических расстройств: церебрастенических, неврозоподобных, психопатоподобных состояний. М. О. Гуревичем и Г, Е. Су­харевой разработано положение об органической психопатии в дет­ском возрасте.

В период после второй мировой войны наряду с указанными направлениями исследований усилился интерес к изучению расстройств поведения и нарушений формирования характера у детей и подростков, а также к проблемам неврозов детского возраста. Эти исследования наиболее интенсивно проводились в Москве (В. В. Ковалев, Г. Е. Уша­ков и др.). За последние 10—15 лет активно разрабатывается динами­ческое направление в изучении этих форм пограничной патологии, заложенное в нашей стране П. Б. Ганнушкиным и О. В. Кербиковым. Используя возможности динамического изучения психопатии, пато­логических развитии личности и неврозов у детей и подростков, со­трудники клиник, руководимых О. В. Кербиковым, Г. К. Уша­ковым, Н. Д. Лакосиной, М. В. Коркиной, получили значи­тельное число новых данных в этой области. Установлена возможность возникновения стойких психопатических черт характера у детей под влиянием неправильного воспитания и длительных психотравмирующих ситуаций, разработана классификация психогенных патологичес­ких развитии личности у детей и подростков, описаны этапы их динамики; изучается роль факторов микросреды и «почвы» (т. е. внутренних условий организма) в происхождении и динамике этих форм. Исследованы закономерности динамики неврозов и невротичес­ких развитии у детей и подростков, роль факторов микросреды, экзо­генных органических факторов и особенностей конституции в происхождении и динамике неврозов.

Результаты упомянутых исследований позволили научно обосно­вать ряд методов терапии и предупреждения неврозов, психопатий и патологических развитии личности у детей и подростков, усовершен­ствовать формы организации помощи и реабилитации при этих видах расстройств.

Проблема умственной отсталости на протяжении многих лет ак­тивно разрабатывалась С. С. Мнухиным и его учениками (Д. Н. Исаев и др.) в Ленинграде. Ими предложена клинико-физиологическая клас­сификация олигофрении, изучены особенности развития ряда навыков при умственной отсталости в связи с вопросами социальной адаптации. Оригинальные клинико-патогенетические классификации олигофрении (умственной отсталости) предложены Г. Е. Сухаревой и М. С. Певзнер. Значительные достижения имеются в области научного обоснова­ния методов социального обучения и воспитания детей-олигофренов (Д. И. Азбукин, М. С. Певзнер, В. И. Лубовский и др.). Эти работы ведутся в Институте коррекционной педагогики Российской академии образования (РАО).

Интенсивно изучаются генетические формы умственной отсталости (Г. С. Маринчева и др.). Интересные данные получены на основании изучения динамики психофизического развития детей, страдающих фенилкетонурией, в том числе получающих специальное лечение с первых месяцев жизни. Создаются специальные клинические отделения для таких детей.

Детские психиатры в нашей стране проявляют также значительный интерес к проблеме эпилепсии в детском возрасте. Научная разработка этой проблемы в основном проводилась в Ленинграде, Москве, Тби­лиси и Ереване (С. С.Мнухин, Г. Б. Абрамович, Д. Н. Исаев, Р. А. Харито­нов, П. М. Сараджишвили, А. А. Меграбян). Интенсивно изучаются психопатология фокальной эпилепсии у детей, возрастная динамика психических нарушений при эпилепсии у детей и подростков, роль различных факторов среды в динамике заболевания. В последние годы значительное внимание привлечено к исследованиям терапевтических ремиссий при эпилепсии у детей, вопросам лечения и реабилитации детей и подростков, страдающих эпилепсией (Е. С. Ремезова).

Помимо психиатрических клиник институтов усовершенствования врачей и медицинских вузов, научные исследования проблем детской и юношеской психиатрии ведутся в научно-исследовательских инсти­тутах психиатрии. Почти ежегодно издаются сборники трудов по проблемам психиатрии детского возраста. Только за последние годы издано несколько руководств по детской и подростковой психиатрии (Г. Е. Сухарева, А. Е. Личко, В. В. Ковалев).

Детские психиатры объединены в специальную секцию Всероссий­ского и республиканских обществ психиатров. Периодически (примерно 1 раз в 5 лет) проводятся научные конференции по проблемам детской психиатрии.

Секция детской психиатрии Всероссийского общества психиатров, клиники детской психиатрии нашей страны стремятся к расширению научных и методических контактов с коллегами из других стран.

Наряду с традиционными контактами с коллегами из стран Вос­точной Европы в последнее время активно развиваются связи с дет­скими и подростковыми психиатрами Западной Европы, Америки, Ближнего и Дальнего Востока. Переводятся руководства ведущих зарубежных специалистов. Осуществляются совместные научные про­граммы, эпидемиологические исследования. Расширилось участие оте­чественных ученых в международных симпозиумах и конференциях по детско-подростковой психиатрии и смежным вопросам медицины, пси­хологии и педагогики как представителей от государственных учреж­дений, так и от научных обществ, ассоциаций и фондов.
^ Лекция 2-3.

Симптомы психических расстройств.
Патология ощущений.
Ощущение — это элементарный акт познавательного процес­са, функция отражения отдельных качеств и свойств окружающей действительности. Фило- и онтогенетически ощущение является од­ной из наиболее ранних функций центральной нервной системы.

При ощущении человек осознает цвет, звук, запах, конси­стенцию предмета, но не предмет в целом. Например, про ручку он может сказать лишь, что это что-то плотное, черное, удлинен­ное. Практически любое психическое заболевание в той или иной степени сопровождают сепестопатии — разнообразные неприят­ные, тягостные патологические ощущения покалывания, сдавли­вания, жжения, перекручивания, бульканья, не связанные с со­матическими заболеваниями и возникающие в различных частях тела. Они имеют крайне необычный, часто вычурный характер. При тщательном исследовании современными методами не удает­ся выявить соматическое заболевание, которое могло бы вызвать эти разнообразные и необычные ощущения.

К патологии ощущений с известной долей условности отно­сится агнозия (неузнавание), которая проявляется в неспособно­сти человека узнать и объяснить значение тех или иных сенсорных ощущений. Агнозия может быть зрительной, слуховой, обонятель­ной, тактильной. Этот вид патологии встречается главным образом при органическом поражении головного мозга, однако нередко агнозия бывает и функциональной (чаще всего истерической, когда больной после стресса перестает чувствовать запахи, вкус пищи, «не слышит» неприятную для него информацию.

Потерю чувствительности отдельных участков кожи или отдельных анализаторов называют анестезией. Она встречается часто, особенно в неврологической клинике, является важным симп­томом поражения той или иной структуры головного мозга. Анестезия в психиатрии часто носит истерический характер, она не снизана с каким-либо определенным нейроанатомическим суб­стратом, при ней выключаются все формы ощущений, как поверх­ностных, так и глубоких. Во времена инквизиции анестезия считалась одним из основных признаков «одержимости дьяволом», Что означало, что через потерявший чувствительность участок кожи нечистый вошел в тело человека. Гиперестезия — это снижение чувствительности к внешним раздражителям: яркий свет ощущается как слабое, едва светящееся пятно, громкие звуки — как еле слы­шимые. Отмечается при тяжелой астении и при депрессии. Гипе­рестезия — усиление чувствительности к обычным звукам (гиперакузия), запахам (гиперосмия), прикосновениям (гипертактильность), свету (обычная свеча светит как яркое солнце) и т.д. Встре­чается при гиперстеническом варианте неврастении, маниакаль­ном состоянии и при некоторых интоксикационных психозах.

Болевые ощущения в различных частях тела — алгии — встре­чаются в виде гипералгий (ключевой признак синдрома Мюнхгаузена) или гипоалгий, временами трудно отличимых от сенестопатий. Алгии характерны для депрессии, истерических состояний и связаны со многими психическими заболеваниями, особенно в пожилом и старческом возрасте.

Синестезии, или рефлекторные иллюзии — редкая особенность ощущений, когда раздражение одного анализатора вызывает от­вет нескольких анализаторов одновременно. Отсюда ощущение вкусного запаха какой-либо ноты, звучного цвета желтых подсолнухов В. Ван-Гога, музыкальность прикосновения воротника ру­башки к шее. Синестезии нередко встречаются у психически здо­ровых одаренных художников, поэтов и музыкантов. Выявляются и в патологии при приеме некоторых наркотических средств.
^ Патология восприятия.
Восприятие — это целостное отражение нашим «Я» пред­мета или явления.
Иллюзии.
Иллюзиями называют ошибочное, измененное восприятие ре­ально существующих предметов или явлений, «извращение вос­приятия» (Ж.Эскироль), «заблуждение воображения» (Ф. Пинель), «мнимоощущение» (В. П. Сербский). Иллюзии могут быть как у психически больных, так и у совершенно здоровых людей.

Описания иллюзий приведены в «Лесном царе» И. Гёте и в «Бесах» А. С. Пушкина. В первом случае болезненному воображе­нию мальчика вместо дерева представляется образ страшного, бо­родатого лесного царя, во втором — в разыгравшейся метели ви­дятся кружащиеся фигуры бесов, а в шуме ветра слышатся их голоса.

У здоровых могут возникать физические, физиологические ил­люзии, а также иллюзии невнимания.

Физические иллюзии основаны на законах физики. Например, восприятие преломления предмета на границе различных прозрач­ных сред (ложка в стакане воды кажется преломленной, по этому поводу еще Декарт говорил: «Мой глаз ее преломляет, а мой ра­зум выпрямляет»). Подобной иллюзией является мираж.

Физиологические иллюзии связаны с особенностями функцио­нирования анализаторов. Если человек долго смотрит на движу­щийся поезд, у него появляется ощущение, что состав стоит на месте, а он как бы мчится в противоположную сторону. При вне­запной остановке вращающейся качели у сидящих в ней людей несколько секунд сохраняется ощущение кругового вращения ок­ружающего. По той же причине маленькая комната, оклеенная светлыми обоями, кажется большей по объему. Или полный чело­век, одетый в черное платье, кажется более стройным, чем в ре­альности.

Иллюзии невнимания отмечаются в тех случаях, когда при чрез­мерной заинтересованности фабулой литературного произведения психически здоровый человек не замечает очевидных граммати­ческих ошибок и опечаток в тексте.

Иллюзии, связанные с патологией психической сферы, обыч­но разделяют на аффективные (аффектогенные), вербальные и парейдолические.

Аффективные иллюзии возникают в ситуации аффекта или не­обычного эмоционального состояния (сильный страх, чрезмер­ное желание, напряженное ожидание и т.д.), в ситуации недоста­точной освещенности окружающего пространства. Например, ви­сящий на кресле галстук в полумраке может восприниматься как Готовая к прыжку кобра. Аффективные иллюзии иногда отмеча­ются и у здоровых людей, ибо это искаженное восприятие связа­но с необычным эмоциональным состоянием. Практически любой человек может испытать аффективные иллюзии, если он один посетит кладбище в полночь.

Одинокая религиозная пациентка боялась ночью проходить мимо балкона своей квартиры, так как в домашней утвари, хранящейся на балко­не, постоянно видела «искусителя».

Вербальные, или слуховые, иллюзии появляются также на фоне какого-либо аффекта и выражаются в ошибочном восприятии смысла разговоров окружающих людей, когда нейтральная речь воспринимается больным как угроза его жизни, ругательства, ос­корбления, обвинения.

Больной Н., страдавший алкоголизмом, нередко на фоне включен­ного телевизора слышал (и видел), как его приглашают разделить ком­панию «на троих» совершенно незнакомые ему «волосатые люди с хво­стами», свободно проходящие через стену дома.

Парэйдолические (околообразные) иллюзии связаны с деятель­ностью воображения при фиксации взгляда на предметах, имею­щих нечеткую конфигурацию. При этом расстройстве восприятие носит причудливо-фантастический характер. Например, в калей­доскопе вечно движущихся облаков человек может увидеть боже­ственные картины, в рисунке обоев — миллионы мелких живот­ных, в узорах ковра — свой жизненный путь. Парэйдолические иллюзии всегда возникают при сниженном тонусе сознания на фоне различных интоксикаций и являются важным диагности­ческим признаком. В частности, этот вариант иллюзий может быть одним из первых симптомов начинающегося алкогольного делирия.

Иногда иллюзии разделяют по органам чувств: зрительные, слу­ховые, обонятельные, вкусовые и тактильные. Следует подчеркнуть, что наличие лишь аффективных, вербальных и парэйдолических иллюзий в изолированном виде не является симптомом психического заболевания, а лишь свидетельствует об аффективной на­пряженности или переутомлении человека. Только в сочетании с другими расстройствами психической сферы они становятся симп­томами определенных душевных расстройств.
Галлюцинации.
Галлюцинации — это расстройства восприятия, когда пациент видит, слышит и ощущает то, чего на самом деле в данной ситу­ации не существует. Это так называемое восприятие без объекта. По образному выражению Ласега, иллюзии относятся к галлюци­нациям, как злословие к клевете (т. е. в основе злословия всегда есть реальный факт, передернутый или извращенный, в то время как в клевете нет даже намека на правду).

Выделяют галлюцинации по органам чувств: зрительные, слу­ховые, обонятельные, вкусовые, общего чувства (висцеральные и мы­шечные).

Галлюцинации бывают простыми и сложными. Простые гал­люцинации обычно локализуются в пределах одного анализатора (например, только слуховые или только обонятельные и пр.). Сложные (комбинированные, комплексные) галлюцинации — это сочетание двух и более простых галлюцинаций.

Например, пациент видит лежащего у него на груди огромного удава (зрительные обманы восприятия), который «угрожающе шипит» (слуховые), чувствует его холодное тело и огромную тя­жесть (тактильные галлюцинации).

Кроме того, галлюцинации бывают истинными, более ха­рактерными для экзогенных психических заболеваний, при кото­рых пациент видит отсутствующие в данный момент картины или слышит несуществующие звуки, и ложными (псевдогаллюци­нации), чаще отмечаемыми при эндогенных расстройствах, в ча­стности шизофрении. По существу псевдогаллюцинации включа­ют в себя не только расстройства восприятия, но и патологию ассоциативного процесса, т. е. мышления.

Больная М., преподаватель одного из московских вузов, «внутренним взором» постоянно видела в своей голове две группы физиков, амери­канских и советских. Эти группы воровали друг у друга «атомные секре­ты», испытывали в голове больной атомные бомбы, от которых у нее «закатывались глаза». Больная все время мысленно разговаривала с ними то на русском, то на английском языке.

Для отграничения истинных галлюцинаций от ложных, имею­щих огромное значение для нозологической предположительно­сти заболевания, выделяют дифференциально-диагностические критерии:

1. Критерий проекции. При истинных галлюцинациях отмечается проекция галлюцинаторного образа во вне, т.е. больной слышит голос ушами, видит глазами, чувствует запах носом и т.д.

При псевдогаллюцинациях отмечается проекция образа внутри тела
пациента, т.е. он слышит голос не ушами, а головой и голос рас­полагается внутри головы или другой части тела. Точно также он видит зрительные образы внутри своей головы, груди или другой чисти тела. При этом больной говорит, что внутри тела находится кик бы маленький телевизор. Псевдогаллюцинации достаточно широко представлены и в художественной литературе. Так, например, принц Гамлет видел призрак своего отца «в глазе своего ума».

2. Критерий сделанности. Характерен для псевдогаллюцинаций.
Больной уверен, что демонстрация картинок в голове, вмонтирование в голову телевизора имагнитофона, записывающего его тайные мысли, специально подстроено могущественными орга­низациями или отдельными лицами. При истинных галлюцинациях никогда не бывает чувства сделанности, подстроенности.

3. Критерий объективной реальности и чувственной яркости.
Истинные галлюцинации всегда тесно связаны с реальным окружением и трактуются больными как существующие в реальности. Больной видит небольшого Кинг-Конга, сидящего на реальном стуле, в реальной комнате, в окружении реальных студентов, комментирующего реальную телевизионную программу и пьющего
водку из реального стакана. Псевдогаллюцинации лишены объективной реальности и чувственной живости. Так, слуховые псевдо­галлюцинации негромкие, неотчетливые, как бы отдаленные. Это не то голос, не то шепот, и не женский, и не мужской, и не
детский, и не взрослый. Иногда больные сомневаются, голос ли
это или же звучание собственных мыслей. Зрительные псевдогал­люцинации, нередко яркие, никогда не связаны с реальным ок­ружением, чаще они полупрозрачны, иконоподобны, плоски и лишены формы и объема,

4. Критерий актуальности поведения. Истинные галлюцинации
всегда сопровождаются актуальным поведением, ибо больные
убеждены в реальности галлюцинаторных образов и ведут себя
адекватно их содержанию. При устрашающих образах они испы­тывают панический страх, при голосах угрожающего характера, доносящихся из соседней квартиры, ищут помощи в милиции и готовятся к обороне или прячутся у знакомых, а иногда просто
затыкают себе уши. Для псевдогаллюцинаций актуальность пове­дения не характерна. Больные с голосами неприятного содержания внутри головы продолжают безучастно лежать в постели. Крайне редко возможны «адекватные» псевдогаллюцинациям поступки.
Так, например, больной, длительное время слышавший голоса,
исходящие из большого пальца левой ноги, пытался отсечь последний.

  1. Критерий социальной уверенности. Истинные галлюцинации
    всегда сопровождаются чувством социальной уверенности. Так,
    больной, испытывающий комментирующие галлюцинации непри­ятного содержания, убежден, что высказывания о его поведении слышат все жильцы дома. При псевдогаллюцинациях больные уве­рены, что подобные явления носят сугубо личный характер и пе­реживаются исключительно ими.

  2. Критерий направленности на психическое или физическое
    «Я». Истинные галлюцинации направлены на физическое «Я» больного, в то время как псевдогаллюцинации всегда адресованы к психическому «Я». Другими словами, в первом случае страдает тело, а во втором — душа.

  3. Критерий зависимости от времени суток. Интенсивность ис­тинных галлюцинаций усиливается в вечернее и ночное время.
    Такой закономерности при псевдогаллюцинациях, как правило, не отмечается.

В психиатрической практике чаще всего встречаются слуховые (вербальные) галлюцинации.

  1   2   3   4   5   6   7   8



Скачать файл (1183 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации