Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Лекции по социологии массовой коммуникации Томского Политехнического Университета - файл 1.doc


Лекции по социологии массовой коммуникации Томского Политехнического Университета
скачать (721 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc721kb.24.11.2011 09:19скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

  1   2   3   4   5   6
Реклама MarketGid:
Загрузка...
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное учреждение

«Томский политехнический университет»

КОЛОДИЙ Н.А.

СОЦИОЛОГИЯ МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ

(часть 1)

СОДЕРЖАНИЕ
Введение…………………………………………………………………………………..

  1. Социологическое изучение массовой коммуникации…

  2. Концепции массовой коммуникации в западной социологии………………………….

  3. Функции массовой коммуникации (структурно-функциональный подход)

3. Феномен массовости…………………………………………………………………

4. Средства массовой информации…………………….

5 Нормативные теории массовой коммуникации

Современное состояние СМИ

6. Концепция идеологии и методология анализа массовой коммуникации

7. Эффекты массовой коммуникации

8. Основное направление социологических исследований - аудитория массовой

коммуникации

9. Исследования коммуникатора

10. Исследование содержания массовой коммуникации

ВВЕДЕНИЕ

Сегодня социальный опыт и знания формируются благодаря двум основным составляющим. Первая предполагает наличие реального социального общения, взаимодействия. Вторая формируется за счёт восприятия информации. Так называемая структурная информация осваивается индивидом на ранней стадии социализации с помощью традиционных типов общения (межличностное общение в семье, малой группе, школе) и составляет своеобразное ядро структуры личности: убеждения, установки, ценностные ориентации.

В дальнейшем устойчивую ориентацию человека создает фундаментальная информация, приобщающая личность к профессии, науке, искусству - это уже более поздний этап вхождения человека в общество. Такая информация поступает к индивиду преимущественно по каналам специальных коммуникаций. Сравнительно со структурной информацией, она формирует его знания и интересы более актуального характера.
Оперативная информация актуализирует для каждого индивида морально-этические, правовые, идеологические и прочие нормы сегодняшнего общества. Преимущественный канал распространения такой информации - массовые
коммуникации. Если взглянуть на этот процесс в динамике, доля оперативной информации (относительно структурной и фундаментальной) заметно возрастает в сознании человека массового общества. Соотношение этих слоев на информационном срезе общества делает возможным два вывода. Во-первых, само содержание информации в этом случае выступает интегрирующим фактором, преодолевающим групповые перегородки внутри общества. Во-вторых, массовая оперативная информация носит надстроечный характер относительно двух базисных для индивида и общечеловеческой культуры слоев структурной и фундаментальной информации, но ее влияние ограничивается «поверхностным» положением относительно системы ценностей, установок, убеждений, базисных для отдельной личности и определенной культуры. Итак, в процессе массовой коммуникации распространяется оперативная информация. Применительно к условиям современного информационного общества, в котором представления и опыт человека немыслимы без посредничества масс-медиа, этот вывод социологов актуален вдвойне.

Всё это происходит в определённой жизненной среде. Известный социолог Дридзе Т.М. определяет жизненную среду как “... контекст, в котором протекает повседневная жизнедеятельность человека, кристаллизуется его ментальность, вырабатываются его мировидение, образ и стиль жизни”, различая при этом несколько аспектов жизненной среды: “природный - флора, фауна, вода, атмосферный воздух; “рукотворный” - плоды технико-технологической цивилизации; информационный - потоки знаков и символов, транслируемые в связывающие людей друг с другом коммуникационные сети; социопсихоантропологический - другие люди с их менталитетом, образом и стилем жизни и т. п

Массовая коммуникация является мощным источником и средством распространения информации, но контекст этого распространения - противоречив и неоднозначен. С одной стороны, в условиях глобализации СМИ объединяют мир, с другой стороны, новые технологии, изменяя природу СМИ, разъединяют мир на отдельные сегменты соответственно индивидуальным и групповым интересам и предпочтениям. П.Лазарсфельд и Р.Мертон ещё в 1948 году писали: «Понятно, что массовая коммуникация охватывает огромную аудиторию. Приблизительно сорок пять миллионов американцев посещают кинотеатры каждую неделю. Тираж ежедневных газет составляет пятьдесят четыре миллиона экземпляров. Около сорока шести миллионов домовладений оснащены телевизорами, причем средняя длительность просмотра телепередач составляет три часа в день». (Назаров хрестоматия)Сегодня типичная американская семья имеет до десятка телевизоров, несколько компьютеров и ноотбуков, имеет доступ к спутникому и кабельному ТВ, меняет мобильные телефоны чаще, чем одежду. Мужчины от 18 до 34 лет, по данным Nielsen Media Research, опубликованным в ноябре 2004, проводят 14 часов в неделю за видеоиграми и лишь 12 часов перед экраном телевизора. Сегодня уже никого в США не удивишь системой «видео по требованию», когда абонент кабельной сети сам выбирает программу для просмотра из предложенного оператором списка.

Среднестатистическая российская семья, разумеется, обладательница меньшего количества телевизоров, компьютеров, она имеет меньший доступ к информации, предоставляемой современными информационными технологиями, но в российском обществе уже складываются в определённых аспектах жизни те же тенденции.

Но, подчёркивая только то, что типичный россиянин просмотру телепередач уделяет три часа в день, а американец – 4; тираж ежедневных газет в России -… , в Америке 54млн; мы ещё не выявляем силу влияния массовой коммуникации, совокупного влияния на поведение, установки и мировоззрение. Мы только демонстрируем возможности МК. А проблема для науки заключается в том, чтобы определить эту силу.

Тем более, что она даёт возможность сформировать собственный образ реальности.

МК ныне – важнейший источник образцов поведения, даже стиля жизни.
Её возможности в поддержании определённого социального порядка – велики.

Ресурсы смк – важнейшие из ресурсов власти.

^ ТЕМА1. Социологическое изучение массовой коммуникации

Коммуникация представляет собой одну из форм деятельности людей, которая знакома каждому. Мы будем определять её как социальное взаимодействие, осуществляемое с помощью информации. Коммуникация невозможна без отправителя информации (коммуникатора, передающей стороны), канала передачи, собственно сообщения, приемника информации, отношений передающей и принимающей сторонами. Характерной чертой информации, транслируемой через масс-медиа, является её универсально-обезличенный, деперсонализированный характер, обусловленный тем, что сообщение адресовано не конкретному человеку, а достаточно широкой аудитории, поэтому информация должна быть предельно внятной, доступной, стандартизированной. Каждый из видов масс-медиа (пресса, радио, телевидение, интернет) использует при передаче информации специфические символические формы и средства: видео- или звуковой ряд, текст, изображение, которые по-разному воздействуют на реципиента. Традиционными для исследователей коммуникации, являются следующие вопросы, которые наиболее удачно сформулировал Г.Лассуэл (Лассвел):

- Кто и кому передаёт информацию? (Источники и потребители).

- Почему осуществляется коммуникация? (Функции и цели).

- Как происходит коммуникация? (Каналы, язык, коды).

- В чём состоит содержание коммуникации? (Сообщения).

- Каковы последствия коммуникации? (Эффекты планируемые и непланируемые).

Уточняя определения массовой коммуникации, современные авторы фиксируют следующее: «Массовая коммуникация – систематическое распространение сообщений среди численно больших рассредоточенных аудиторий с целью воздействия на оценки, мнения и поведение людей». «Массовая коммуникация включает институты, посредством которых специализированные группы используют технологические устройства (пресса, радио, кино и т.д.) для распространения символического содержания большим, гетерогенным и рассредоточенным аудиториям». «Массовая коммуникация представляет собой институциализированное производство и массовое распространение символических материалов посредством передачи и накопления информации».

Коммуникация, играющая одну из ключевых ролей в процессе социализации на протяжении всей истории существования, стала объектом научного социологического интереса только в XX веке. Исследования, которые подготовили становление социологии массовой коммуникации как науки, существовали в психологии, лингвистике, антропологии. Несмотря на свою молодость, социология массовой коммуникации является одним из актуальных научных направлений, так как «научно обоснованное и эффективное управление социальным развитием через адекватным образом организуемое коммуникативное пространство-время выдвигается сегодня в число наиболее перспективных предметных областей фундаментальной социологии». (Дридзе Т.М. Социальная коммуникация в управлении с обратной связью // Социс, 1998, №10, С.44).

Социология массовой коммуникации как научная теория, имеющая характерную для социологического знания многоуровневую структуру, играет большую роль в общей системе наук об обществе.

Во-первых, она описывает объект исследования – массовую коммуникацию как социальный процесс во всей его полноте. На этом этапе социология массовой коммуникации отвечает на вопрос: «Что есть исследуемый объект, каким он нам представляется?»

Во-вторых, обобщая данные описательного этапа, она раскрывает сущностные характеристики самого объекта исследования, иными словами, отвечая на вопрос: «Почему исследуемый объект является именно таким, а также даёт представление о том, какими закономерностями общественного развития определена его качественная специфика?»

В-третьих, на основе знания сущностных характеристик объекта, особенностей его содержания, форм и проявлений она вырабатывает рекомендации по оптимизации его функционирования.

В-четвёртых, выступая как одна из областей социологического знания, она имеет возможность реализации прогностической роли социологии. Социология массовой коммуникации даёт представление о возможностях и путях дальнейшего развития массовой коммуникации и прогноз развития общества как целостной системы.

Складываясь и развиваясь, социология массовой коммуникации опирается на научную картину мира. НКМ включает в себя теоретические представления о психологических особенностях восприятия информации; об особенностях самой информации; о ценностях, лежащих в основе целей, которые реализуются в процессе массово-коммуникативной деятельности; о языке и тексте как средствах актуализации информации. Разумеется, научная картина мира, лежащая в основании социологии вообще, включающая в себя представления об обществе как целостной системе; о деятельности, о потребностях и интересах, являющихся побудительными силами в деятельности людей, о сущности массово-коммуникативного воздействия на социальные общности людей; о сознании, массовом сознании, также оказывает влияние на развитие социологии массовой коммуникации.

Социология массовой коммуникации рассматривает сам коммуникативный процесс как социальное явление, массовую коммуникацию как социальную подсистему общества в целом, как вид духовно-практической деятельности, то есть деятельности по трансляции, переносу в практическое сознание ценностей специализированного сознания в форме оценок, которые всегда являются оценками тех или иных социальных общностей, групп. Субъектами массовой коммуникации выступают субъекты внедряемых ценностей, то есть социальные общности, группы, стремящиеся представить собственные ценности в качестве общих для всего общества, и, соответственно, свои оценки в качестве общезначимых, свои социальные установки в качестве общих для всех.
Объектом массово-коммуникационной деятельности является массовое сознание. Функцией массовой коммуникации как деятельности является перенос, трансляция в массовое сознание теми или иными социальными группами определенного фрагмента продуктов специализированного сознания в форме оценок определенного вида явлений и фактов, актуальных с общественной и временной точек зрения.
С точки зрения системно-деятельностного подхода, сущность массовой коммуникации постигаема только методами теоретического анализа, в то время как исследование ее со стороны явления, содержания и форм предполагает также применение методов эмпирических исследований, результаты которых способствуют оптимизации функционирования всей системы массовой коммуникации.
Следует различать термины «массовая информация» и «массовая коммуникация». Эти понятия – не совпадающие и даже не пересекающиеся. Информация существует практически везде - как в природе, так и в социуме. Эта информация существует объективно, то есть независимо от нашего знания о ней. Коммуникация, в свою очередь, является сугубо социальным явлением и осуществляется посредством различного рода информации. Другими словами, информация есть средство актуализации коммуникации как процесса, но не наоборот, так как информация актуализируется в сознании индивида самыми различными средствами, например, наблюдениями за окружающим миром. Коммуникация любого вида предполагает, в отличие от информации, наличие сознания. Смешение понятий информации и коммуникации связано с тем, что социальная информация, циркулирующая во всех уровнях социума, также предполагает наличие сознания, как впрочем, и все социальные процессы, связанные с деятельностью человека. Следует заметить, что функция воздействия на аудиторию принадлежит не информации, а коммуникации как социальному процессу, реализующему данную функцию при помощи информации. В этой связи будет корректным при описании массово-коммуникационных процессов использовать термин «средства массовой
коммуникации», или «массовых коммуникации», имея в виду множественность технических каналов массово-коммуникационного воздействия. Термин «средства массовой информации» был основным при описании массово-коммуникационной деятельности в исследованиях советского периода. С точки зрения современного уровня развития социологии массовой коммуникации, применение термина «средства массовой информации» не является грубой ошибкой. Просто он характеризует деятельность массовой коммуникации со стороны явления, но не сущности. Другими словами, массовая коммуникация является нам как массово-информационная деятельность, то есть сущность массовой коммуникации проявляется посредством массовой информации.
Эмпирические исследования, осуществляемые в рамках этой отрасли социологии, дают представленияо

  • коммуникаторе;

  • самих информационных сообщениях;

  • каналах распространения информации;

  • массовой аудитории как объекте массово-коммуникативного воздействия;

  • об обратной связи как необходимого условия для осуществления информационного воздействия на массовую аудиторию;

  • об эффектах как результатах воздействия массовой коммуникации.

На развитие современной социологии массовой коммуникации оказывают влияние как медиа-ориентированные научные подходы к этому явлению, так и социо-ориентированные. В рамках первого подхода акцент делается на том, что массовая коммуникация является источником социальных изменений.

Социо-ориентированный подход формируется благодаря структурно-функциональной парадигме, давно сформировавшейся в социологии; бихевиористской парадигме, оказавшей значительное влияние на всю систему социальных наук; благодаря феноменологически-герменевтической традиции, актуализировавших для гуманитарного знания проблемы смысла, значения и языка сообщений массовой коммуникации.

Исследования, инициированные структурализмом, основное внимание уделяют анализу функций массовой коммуникации как системы; её взаимодействию с другими подсистемами общества.

Бихевиоризм в центр своего изучения ставит проблемы индивидуального поведения, которое рассматривается в связи с выбором, восприятием и реакцией на сообщения массовой коммуникации.

О методах изучения массовой коммуникации в социологии мы будем говорить во второй части данного пособия, об отдельных проблемах массовой коммуникации , понятых через призму социологического знания – в заключительных главах первой части.

^ Специфика массовой коммуникации

Основные параметры, отличающие массовую коммуникацию от групповой – количественные. В то же время, вследствие значительного количественного превосходства (увеличение отдельных коммуникативных актов, каналов, участников и т.п.) создается новая качественная сущность, у коммуникации появляются новые возможности, создается потребность в особых средствах (передача информации на расстояние, скорость, тиражирование и т.п.).

М.М.Назаров выделил и исследовал следующие особенности массовой коммуникации:

  • публичный характер и открытость;

  • ограниченный и контролируемый доступ к средствам передачи информации;

  • опосредованность контактов передающей и принимающей сторон;

  • асимметричность (несбалансированность) отношений передающей и принимающей сторон;

  • множество реципиентов;

  • влияние институциональных предписаний на отношения передающей и принимающей сторон.

Выделим следующие общие условия функционирования массовой коммуникации (по В.П.Конецкой, с изменениями):

  • массовая аудитория (она анонимна, пространственно рассредоточена, но делится на группы по интересам и т.п.);

  • социальная значимость информации;

  • наличие технических средств, обеспечивающих регулярность, скорость, тиражированность информации, передачу ее на расстояние, хранение и многоканальность (в современную эпоху всеми отмечается преобладание визуального канала).

Массовость как определяющая характеристика массовой коммуникации создает, фактически, новые сущности в коммуникационном процессе. Участниками процесса общения считаются не отдельные индивиды, а мифологизированные собирательные субъекты: народ, партия, правительство, армия, олигархи. Даже отдельные личности предстают как имиджевые мифологемы: президент, лидер партии, медиа-магнат и т.п. Современные исследователи приходят к выводу о том, что функция информирования в массовой коммуникации уступает место функции объединения, а вслед за ней – управления, поддержания социального статуса, подчинения и власти.

.

Социальная значимость массовой коммуникации заключается в соответствии определенным социальным запросам и ожиданиям (мотивированность, ожидание оценки, формирование общественного мнения), воздействие (обучение, убеждение, внушение и т.п.). В каком-то смысле, лучше воспринимается то сообщение, которого ждут (пример: предвыборная коммуникация В.В.Путина содержала нередко взаимно противоречивые сообщения для различных целевых групп).

Взаимоотношение источника и получателя в массовой коммуникации также приобретает качественно новый характер. В качестве отправителя сообщения выступает, как уже было сказано, общественный институт либо мифологизированный индивид. Получателем являются целевые группы (target groups), объединяемые по некоторым социально значимым признакам. Задача массовой коммуникации – поддержание связи внутри групп и между ними в обществе. Фактически, такие группы могут создаваться в результате воздействия массовых сообщений (электорат новой партии, потребители нового товара, клиенты новой фирмы).

Не следует считать, что целевые группы и общество в целом являются пассивными «кроликами» в массовом коммуникационном процессе. Их воздействие на процесс проявляется, во-первых, в учете «фактора адресата» составителями сообщения, а во-вторых, в реальном отзвуке сообщения, последствиях в виде определенных общественных действий, а с учетом развития современных средств связи – и в возможности интерактивности (обратная связь).

В приведенной модели массовой коммуникации направление стрелок может быть изменено и на обратное. Обратная связь в массовых процессах осуществляется как явными средствами (выступления рядовых членов организации на митингах и собраниях, письма в редакции, интерактивный теле- или радиоэфир), так и неявно (исследование общественного мнения через опросы – opinion polls, анализ слухов и анекдотов, прослушивание разговоров и просмотр частной электронной переписки).

Технические средства в массовой коммуникации включают средства массовой информации (СМИ: пресса, радио, телевидение, интернет), средства массового воздействия (СМВ: театр, кино, цирк, зрелища, литература) и собственно технические средства (почта, телефон, телефакс, модем). Массовой коммуникации, особенно в современную эпоху, свойственна многоканальность: используются визуальный, аудитивный, аудитивно-визуальный канал, устная или письменная форма коммуникации и т.п. Появилась техническая возможность двунаправленной коммуникации, как открытой (интерактивность), так и скрытой (реакция слушателя или зрителя, поведение), взаимного приспособление отправителя и получателей. Поскольку и выбор каналов, и приспособление осуществляются под влиянием общества и групп получателей, иногда говорят: СМИ – это мы сами.

Особенность массовой коммуникации, как указывает У.Эко, в том, что есть общего в разных способах коммуникации (газета, кино, телевидение или комикс). Как и М.Мак-Люэн (The medium is the message), итальянский исследователь отмечает, что индустриализация средств коммуникации изменяет не только условия приема и отправки, но и сам смысл сообщения, то есть, тот блок значений, который задумал передать автор, независимо от способов распространения. Массовая коммуникация, согласно У.Эко, появляется в то время, когда имеется

  • общество индустриального типа, внешне сбалансированное, но на деле насыщенное различиями и контрастами;

  • каналы коммуникации, обеспечивающее ее получение не определенными группами, но неопределенным кругом адресатов, занимающих разное общественное положение;

  • группы производителей, вырабатывающих и выпускающих сообщения промышленным способом.

Фактически, массовая коммуникация – это условный термин: ‘все’ не общаются, на деле происходит общение между социальными группами, укрепляющее или расшатывающее существующую общественную структуру. Видимо, именно эта функция (объединения, социоцентрическая) и должна признаваться главной в массовой коммуникации. В то же время, по традиции, иерархию функции массовой коммуникации начинают с информационной. Так, Г.Лассвелл выделяет информационную (обозрение окружающего мира), регулирующую (воздействие на общество и познание его через обратную связь) и культурологическую функции (сохранение и передача культурного наследия от поколения к поколению). Ряд исследователей добавляют развлекательную функцию. В.П.Конецкая выделяет три группы теорий, ориентированных на преобладание той или иной ведущей функции массовой коммуникации: функция политического контроля; функция опосредованного духовного контроля; культурологическая функция.

Глобализация массовой коммуникации, предсказанная М.Мак-Люэном, в конце XX века выразилась в развитии всемирной компьютерной сети Интернет. Наличие возможности почти мгновенной связи с одновременным использованием визуального и аудиального канала, текстового и невербального сообщения качественно изменило общение. Появилось понятие виртуальной коммуникации. В каком-то смысле, сама сеть не является средством массовой информации, ее можно использовать и для межличностной, и для групповой коммуникации. В то же время, те возможности, которые она открывает именно для массовой коммуникации, свидетельствуют о начале новой эпохи в развитии коммуникативных систем.
^ ТЕМА2. Концепции массовой коммуникации в западной социологии

Выделяют несколько этапов в истории социологии массовой коммуникации. Хронологически их границы – следующие:

1. этап – 20-30-ые годы ХХ века.

2. этап – 40-60-ые годы ХХ века.

3. этап – 70-ые годы ХХ века.

1 этап

На протяжении уже более чем полувека социологические исследования коммуникации развивались преимущественно в США в русле двух основных направлений. Первое из них связано с построением микроуровневых когнитивных конструкций, которые выступают в качестве основы упорядочения и обобщения эмпирических данных о результатах информационного воздействия, имеющего своей целью изменение политических установок, мнений, поведения на уровне индивидов. Второе направление сопряжено с построением макроуровневых моделей, концептуально отображающих содержание и тенденции развития процессов информационного воздействия и взаимодействия субъектов политики на уровне политической системы и общества в целом. Поскольку, в отличие от европейской традиции с присущим ей взглядом на политологию как на общую интегративную науку, включающую весь комплекс знаний о политике и ее взаимоотношениях с человеком и обществом, и отечественного обществознания со свойственным ему холизмом в понимании общества и соответствующей ориентацией на создание глобальных общемировоззренческих конструктов, англо-американская политическая и социологическая наука принципиально игнорирует нормативно-ценностные подходы как метафизические и признает в качестве научных лишь аналитические конструкты, которые можно подвергнуть эмпирической верификации, а также – добавим – нацеливается не только на изменение или прирост базисного теоретического знания, но и на его практическое применение с целью достижения реальных политических результатов, наиболее динамичное развитие в США получило именно первое направление социолого-политико-коммуникационных исследований.

При этом следует подчеркнуть, что в основе микроуровневых теории политико-коммуникационных процессов также лежит определенное ценностное и метафизическое представление о политической власти, которое предполагает наличие множества субъектов власти и влияния, в процессе конкуренции между собой достигающих консенсуса. В то же время макроуровневые модели обычно ориентируются на представление о власти как о конфликте между теми, кто обладает монополией на власть, и теми, у кого власти нет. Таким образом, микроуровневые теории политической коммуникации не менее ценностно нагружены, чем макроуровневые, однако нормы и ценности существуют в них в снятой форме. Неявно предполагается, что политическая коммуникация в том виде, как она сложилась в США к середине XX века, это и есть “политическая коммуникация вообще” и “политическая коммуникация как таковая”, и именно поэтому микроуровневые теории претендуют на универсальную применимость. Все остальные, “не-американские” формы политической коммуникации рассматриваются как социально и культурно специфичные, в то время как политическая коммуникация в ее североамериканском варианте выступает в качестве “нулевой точки отсчета” и считается культурно стерильной по определению.

Исследования политической коммуникации первоначально основывались на ранних концептуальных представлениях о массово-коммуникационных процессах, известных под образными названиями теорий “волшебной пули” (image of magic bullet) и “подкожной иглы” или “шприца” (image of hypodermic needle). Эти теории исходили из предположения об огромных, практически неограниченных возможностях информационно-пропагандистского воздействия на массовую аудиторию, которая в плане отбора сообщений ведет себя достаточно пассивно и по сути напоминает ожидающего пациента, чье состояние начинает меняться после получения дозы лекарственного препарата в виде инъекции. Одним из основоположников данной теоретической модели принято считать Г. Лассуэлла, который дал классическое определение массовой пропаганды как “молота и наковальни общественной солидарности”, сливающей миллионы атомизированных индивидов в единую “амальгамированную массу ненависти, веры и надежды”. В социологическом контексте подобная постановка вопроса об информационной “волшебной пуле”, которая, с одной стороны, всегда точно и безошибочно находит свою мишень, а с другой – выступает как единая система стимулов, порождающая единую систему реакций, тем самым полностью подчиняя себе весь общественный организм, со всей очевидностью представляла несомненный интерес и с точки зрения возможностей влиять на поведение избирателей через пропагандистское воздействие по каналам СМИ.

Однако существует позиция, согласно которой теория “волшебной пули” в действительности вообще не является научной теорией, а представляет фобию массового сознания, болезненно отреагировавшего на появление первого электронного СМИ – радио. В этом случае развитие исследований массовой политической коммуникации можно представить как постепенное преодоление этой фобии, которая находилась в явном противоречии с ценностной установкой на множественность субъектов власти и влияния. При наличии множества субъектов полное подчинение общественного организма какому-то одному из них выглядит достаточно абсурдно.

А сейчас мы выделим те концепции, которые репрезентируют каждый из этапов, отражают наиболее типичные черты в социологическом изучении массовой коммуникации. Обратимся к концепции У.Липмана, автора широко известной работы «Общественное мнение» (1922г.), представителя первого этапа, главным образом изучавшего воздействие СМИ на электоральное поведение.

Результаты исследований 70–90-х гг. ХХ века дают немало веских аргументов в пользу выводов о том, что СМИ и прежде всего телевидение способны воздействовать на ход и итоги избирательных кампаний множеством различных способов. Основное внимание в этих исследованиях уделяется анализу коммуникационных стратегий, используемых при проведении избирательных кампаний как на общенациональном, так и на региональном, местном уровне, и направленных на конструирование особой печатной и электронной “медиа-реальности”, с которой непосредственно имеет дело индивид. Данное направление политико-коммуникативных исследований восходит к трудам У. Липпмана, который еще в начале 20-х гг. первым указал на существование создаваемого СМИ псевдоокружения (psevdo-environment), замещающего рядовому члену общества его реальное окружение. Под воздействием СМИ в сознании индивидов возникает упрощенный, искаженный и стереотипизированный образ внешнего мира, который, наряду с самой реальностью, становится весьма существенным фактором, предопределяющим и мотивирующим их поведение в повседневной жизни. Из этих посылок исходит, в частности, “теория культивации” (cultivation) Дж. Гербнера и др., согласно которой СМИ, и в первую очередь телевидение, создают символический мир, который зрители склонны принимать за реальный. Применительно к ситуации проведения избирательных кампаний, с точки зрения “теории культивации”, особый интерес представляет анализ содержания и частоты повторяемости сообщений, касающихся формирования образов кандидатов на выборные должности.

Подобные сообщения, несомненно, оказывают непосредственное влияние на исход выборов, поскольку в современном мире для того, чтобы набрать необходимое число голосов избирателей и, следовательно, быть избранным, претенденту в первую очередь необходимо стать узнаваемым и запоминающимся. Однако роль образов, создаваемых СМИ, далеко неоднозначна и существенно варьируется в зависимости от конкретного политического контекста, в котором разворачивается избирательная кампания. В частности, “подогреваемый” интерес аудитории может смениться ситуацией ее “информационного пресыщения”, и кандидат, вначале набиравший популярность, к кульминационному моменту – дню голосования – может попросту “надоесть”. Как убедительно показал своим известным исследованием Л. Бартельс, избирательная кампания, вопреки классической теории рационального выбора, является динамичным процессом, в котором индивидуальные предпочтения часто меняются, делая коллективное решение весьма непредсказуемым.
^ Второй этап

П. Лазарсфельд и Р.Мертон – наиболее яркие сторонники в рамках второго этапа

Широко известные исследования электоральных процессов, проводившиеся в конце 30-х – 50-е гг. под руководством П. Лазарсфельда, Б. Берельсона и Э. Кэмпбэлла, показали, что представление о всемогущих средствах массовой информации, по своему произволу направляющих выбор избирателя, не находит эмпирического подтверждения.

Как известно, на основе анализа результатов социологических данных, полученных путем проведения в канун президентских выборов 1940 г. серии параллельных опросов избирателей в округе Эри, штат Огайо, где результаты голосования обычно были очень близки к средним по США, П. Лазарсфельд, Б. Берельсон и Х. Годэ предложили классическую двухступенчатую модель коммуникации, которая впоследствии стала одной из первых общепризнанных теоретических конструкций в политической коммуникативистике. Согласно этой модели, воздействие массовой коммуникации на индивида большей частью является не прямым, а опосредуется микрогруппами, где посредниками при передаче информационного воздействия выступают так называемые “лидеры общественного мнения” (opinion leaders) – лица, пользующиеся авторитетом в своей микрогруппе, которые интересуются какой-либо проблемой, активно читают газеты и слушают радио, а затем обсуждают прочитанное или услышанное в своем окружении, давая при этом фактам или событиям собственное толкование. Иными словами, межличностная и внутригрупповая коммуникация опосредует массовую коммуникацию по следующей схеме: идеи часто передаются от радио и газет к лидерам общественного мнения, а от них – к менее активным слоям населения. При этом, как показали исследования динамики электоральных предпочтений жителей округа Эри, информационно-пропагандистское воздействие по каналам массовой коммуникации в большинстве случаев способно осуществить либо закрепление уже имеющихся у респондента на сознательном уровне предпочтений, либо актуализацию латентных предпочтений, что приводит к сознательному уточнению неопределенной позиции, изначально имевшейся у респондента, и лишь в крайне редких случаях – на уровне 5% от общего количества опрошенных – приводит к переубеждению и переходу на противоположные позиции.

Данное обстоятельство отчасти способствовало временному выдвижению на первый план так называемых “теорий минимальных эффектов” массовой коммуникации, в соответствии с которыми делались выводы о том, что информационное воздействие через СМИ в период избирательных кампаний по своей эффективности уступает другим факторам, предопределяющим особенности электорального поведения, – таким, например, как принадлежность к политической партии или определенной социальной группе. Главный аргумент, лежавший в основе таких выводов, сводился к утверждению о слабости воздействия безличных сообщений, адресованных массовой аудитории и, по существу, не связанных с нуждами и потребностями каждого конкретного, отдельно взятого индивида-избирателя.

В противоположность “теориям минимальных эффектов”, обусловившим на некоторое время заметное снижение исследовательского интереса к проблемам политической коммуникации, в середине 50-х гг. были выдвинуты и принципиально иные концепции, исходившие, напротив, из представлений об активном поведении аудитории СМИ в плане выбора источников информации и отбора распространяемых сообщений. Так, согласно концепции, предложенной Л. Фестингером, люди испытывают психологический дискомфорт, впадают в состояние “когнитивного диссонанса”, когда им навязываются взгляды, идеи и суждения, заставляющие их сомневаться в собственных идеалах или задевающие их чувства и вкусы. Чтобы избежать дискомфорта, человек отбирает только ту информацию, которая согласуется с его собственными убеждениями и верованиями, и игнорирует противоречащие сообщения. Несмотря на то, что исследования эффектов массовой коммуникации в периоды избирательных кампаний, проводившиеся в 60-е гг. У. Уэйссом, далеко не во всем подтверждали данную теорию и отчасти даже опровергали ее, идея целенаправленного информационного отбора продолжает разрабатываться и в последнее время.

Другая концепция, известная под названием “теории полезности и удовлетворения потребностей” (theory of uses and gratifications), которая первоначально разрабатывалась в трудах Э. Каца, ученика и последователя П. Лазарсфельда (см.: [37; 38] и др.), исходит из того, что индивиды осуществляют активный отбор информации, игнорируя сообщения, не отвечающие их интересам, а также те, которые представлены в непривлекательной форме. Они станут уделять внимание только тем сообщениям, которые в той или иной мере окажутся полезными либо будут отвечать каким-нибудь потребностям, причем только в том случае, если затраты времени и усилий на это представляются оправданными. Польза и удовлетворение, извлекаемые из получаемых сообщений, могут носить как эмоциональный, так и интеллектуальный характер. Например, в период избирательной кампании человек может обратить внимание на сообщение, которое не только окажется полезным при голосовании на предстоящих выборах, но и вызовет ощущение его собственной политической компетентности. Положения “теории полезности и удовлетворения потребностей” неоднократно подтверждались на практике, хотя и подвергались определенной корректировке в соответствии с эмпирическими данными, о чем наглядно свидетельствуют материалы коллективной монографии по этой проблеме, вышедшей в свет в середине 80-х гг. под редакцией К. Розенгрена, Л. Уэннера и Ф. Палмгрина.

^ Третий этап будет представлен концепцией Герберта Маршалла Маклюэна

Герберт Маршал Маклюэн (1911-1980 гг.).

Г.Маклюэн первым обратил внимание на роль средств массовой коммуникации, особенно телевидения, в формировании сознания независимо от содержания сообщения. На основании этого он сделал вывод, что сообщением, передаваемым средством общения, является само это средство. По мнению Г.Маклюэна, телевидение - это не труба, по которой можно передавать все, что угодно. При передаче сообщения техническое средство не нейтрально, а передает сообщению свои свойства. Все, что передается по телевидению, само становится телегенным. Телевидение, собирая на экране все времена и пространства сразу, сталкивает их в сознании телезрителей, придавая значимость даже обыденному. Привлекая внимание к тому, что уже произошло, телевидение сообщает аудитории о конечном результате. Это создает в сознании телезрителей иллюзию того, что демонстрация самого действия ведет к данному результату. Получается, что реакция предшествует акции. Телезритель, таким образом, вынужден принимать и усваивать структурно-резонансную мозаичность телевизионного изображения. Телезрителю приходится соотносить разрозненные сообщения между собой, формируя “шарообразный космос мгновенно возникающих взаимосвязей”. На эффективность восприятия информации влияют жизненный опыт телезрителя, память и скорость восприятия, его социальные установки. В результате телевидение активно влияет на пространственно-временную организацию восприятия информации. Деятельность средств массовой коммуникации перестает быть для человека производной от каких-либо событий. Средства массовой коммуникации начинают в сознании человека действовать как первопричина, наделяющая действительность своими свойствами. Происходит конструирование реальности средствами массовой коммуникации. Средства массовой коммуникации, таким образом, формируют свое, мифологическое пространство. Исходя из этого, Г.Маклюэн на первый план выдвигает миф, как наиболее органичный для человека, живущего в условиях электронного окружения, способ восприятия мира. В мифотворчестве функционирования средств массовой коммуникации телевидение воспринимается как вещь, порождающая реальную телевизионную практику. Для телевизионного поколения само собой разумеющимися становятся убеждения, что средства массовой коммуникации вездесущи, всемогущи, всезнающи. Через средства массовой коммуникации потребитель проникается иллюзией собственной исключительности, проницаемости, просвещенности. Однако, усматривая в телевизионном поколении позитивные установки, Г.Маклюэн довольно пессимистично отзывался о его практических достижениях. Телевизионное поколение, по мнению Г.Маклюэна, с одной стороны, – творец настоящего, а, с другой, – его жертва.

Свою задачу в исследовании роли средств массовой коммуникации Г.Маклюэн видел в том, чтобы понять развитие элементов культуры как совокупности средств общения. Смена исторических эпох рассматривается им как переворот в развитии культуры, как смена типов коммуникации. Новое средство общения, понимаемое Г.Маклюэном как технологическое продолжение органов человеческого тела, оказывает обратное воздействие на человека. Полностью меняется весь сенсорный баланс – соотношение органов чувств в восприятии действительности, жизненный стиль, ценности, формы организации общества. Так, если эпоха племенного человека характеризовалась стесняющим общение господством устной речи, слиянием слова и дела, то распространение книгопечатания привело к торжеству визуального восприятия, формированию национальных языков и государств, промышленной революции. И в результате – к разобщающей людей узкой специализации. Появляется индустриальный человек, подверженный воздействию средств массовой коммуникации. Современная эпоха, по мнению Г.Маклюэна, начинается с появления электричества. С помощью средств массовой коммуникации электричество мгновенно связывает людей до образования глобального пространства, где все оказывается взаимосвязанным. Любой участник общения имеет возможность связываться с неограниченным числом реципиентов.

В широком историко-культурологическом контексте это означает, по Мак-Люэну, что коммуникативная технология определяет исторический тип культуры, задает мировоззрение и мировосприятие эпохи. Доминирущий в ту или иную эпоху канал коммуникации (устный, письменный, электронный) является в концепции этого автора основанием периодизации всей истории культуры.

Таким образом, Г.М. Мак-Люэн выделяет три эпохи, в которые преобладали соответственно устный, письменно-печатный и электронный типы коммуникации. Аудио-культура эпохи «устной речи» строится на «магическом мире слуха»: «устное слово чувственно-синтетично, что создает определенный сенсорный баланс «племенного» человека, существующего в резонирующем мире одновременных связей»28. «Мифологический синкретизм» и патерналистские установки массового сознания», равно как и «растворенность индивида в родовом коллективе» обеспечивается суггестивностью слуха, его гораздо меньшей избирательностью по сравнению со зрением: «каждый видит свое, звуковой же ряд - один на всех»29.

Следующая эпоха - это эпоха «видеокультуры», «культуры зрения». Появление книгопечатания приводит, с одной стороны, к возможности селекции информации и критицизму («в то время как от звучащего голоса не уйти, читать можно то, что угодно»), с другой - к индустриализации культуры, массовому тиражированию образцов и стандартов, и в итоге - к «механистическому фрагментарному псевдо-единству видео-культуры, пришедшему на смену аудио-органичному единству»30. Это эпоха сенсорного «разделения сознания», распространения рациональности и индивидуализма, в социальном плане - период появления национальных государств31.

В современном обществе М. Мак-Люэн видел, как уже отмечалось, преобладание коммуникации на основе электрических (электронных) средств. «Мозаичность телевидения действует как «синэстетическая сила», объединяющая чувства и возрождающая роль тактильности. <...> В электронный век наружу выводится нервная система, поглощающая, распространяясь в планетарном масштабе, пространство и время»32. Масс-медиа, способные мгновенно передавать информацию, создают ситуацию «всеобщей включенности», возвращая индивида на новой технологической основе в общность, на этот раз не племенного, а глобального человеческого масштаба. Обозначая эту общность ставшей знаменитой метафорой «глобальной деревни», Мак-Люэн с оптимизмом оценивал перспективы электронной эпохи в плане создания «раскрепощенного и беззаботного мира», в котором человечество может стать единой семьей.33 Тем не менее, исследователь видел и подчиняющий характер массовых коммуникативных технологий, которые «формируют наши мысли, структурируют наш опыт и определяют наши взгляды на окружающий мир»34.

Угрожающие тенденции М. Мак-Люэн связывал с использованием суггестивных возможностей, заложенных в комбинации аудио- и визуального каналов. Известно, что, «зрительный образ воспринимается реципиентом как «объективный» и «самодостаточный». Реципиенту кажется, что увидев происходящее своими глазами, он полнее и правильнее его понимает и истолковывает»35. При этом упускается из виду, что монтаж, перспектива съемки, выбор кадра и его формат способны «переформатировать» событие в том ракурсе, который соответствует замыслу журналиста. Кроме того, наложение на видео-картинку «голоса за кадром» «создает весьма сильное (сколь и нередко обманчивое) впечатление полной достоверности информации, в то время как голос - как был, так и остается авторитарным, с прежним успехом используя свой суггестивный потенциал»36.

Средства массовой коммуникации начинают выполнять функции идеологического, политического влияния, организации, информирования, просвещения, развлечения, поддержания социальной общности.

Ещё одна концепция, к которой мы обратимся, концепция Д. Мак -Куэйла
  1   2   3   4   5   6



Скачать файл (721 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации