Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Контрольная работа - Риторика - файл 1.doc


Контрольная работа - Риторика
скачать (184.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc185kb.16.11.2011 04:13скачать

1.doc

Содержание:


Задание 1. Когда зародилась риторика? Что из наследия античной риторики может быть, по вашему мнению, использовано ораторами в наши дни?

Обоснуйте свою точку зрения…………………………………………………………….3


Задание 2. Чем знамениты речи Ф. Н. Плевако? Охарактеризуйте их с точки зрения соблюдения правил риторики……………………………………………………6


Задание 3. Какие этапы на пути от мысли к слову отражены в классическом риторическом каноне?..........................................................................................................9


Задание 4. В чем заключается и как проявляется специфика речевого идеала современного юриста?........................................................................................................10


Задание 5. Какие роды красноречия вам известны?....................................................13


Задание 6. Приведите примеры упражнений на тренировку артикуляционного аппарата и совершенствование фонационного дыхания……………...…………….16


^ Задание 7. Творческое задание. Составьте небольшой текст (речь) на тему:

«Сила слова». Сначала укажите: 1) Ваш замысел (цель); 2) Адресата Вашей

речи (Кому? Для кого?); 3) Приемы, средства выразительности, которые Вы использовали (Как?)……………………………………………………………………...18


Список литературы………………………………………………..………………………21


Задание 1. Когда зародилась риторика? Что из наследия античной риторики может быть, по вашему мнению, использовано ораторами в наши дни? Обоснуйте свою точку зрения.


Отдельные элементы риторики возникли еще в Древней Индии и в Древнем Китае, но они не были сведены в единую систему и не играли особо важной роли в обществе.

Как систематическая дисциплина риторика сложилась в Древней Греции в эпоху Афинской демократии. И первыми, кто эту науку стал нести в массы, стали софисты.
Софисты создали культ слова.
Первая школа риторики была открыта в Сиракузах в пятом веке до нашей эры. Появились даже первые учебники по риторике. Софисты применяли диалогический метод изложения. Каждый из собеседников отстаивает свою точку зрения. Один, естественно, был более убедительным. Сейчас понятие софизм стало нарицательным и пробрело одиозный смысл - игра с истиной и умение доказать сомнительное.
Но изначально софизм не имел отрицательного значения. Этимология слова «софист» подтверждает это - «софиа» в переводе с греческого означает «мудрость».

Под воздействием греческого ораторского искусства развилось и оформилось римское красноречие. Особенностью его было обладание огромной практической силой. Все государственные дела в Республиканском Риме решались дебатами в народном собрании, в Сенате и суде. Здесь мог выступить практически каждый свободный гражданин. Поэтому владение словом было необходимо для римского гражданина. Все требования чистоты, правильности, ясности, краткости, уместности и сообразности, предъявлявшиеся к эллинской речи, были удачно перенесены на латинскую речь и впоследствии превратились в выразительный и точный инструмент мысли – латынь.

Наивысшего развития римская риторика достигла в последний век Республики. Показателем данного факта может служить вершина римского красноречия – ораторское искусство Марка Туллия Цицерона. Теория риторики римского деятеля изложена в пяти его сочинениях: «О нахождении», «Топика» – приложение одноименного сочинения Аристотеля к римской ораторской практике, «Оратор», «Брут» и «Об ораторе». В них Цицерон рассуждает о построении и содержании речи, о выборе одного из стилей сообразно содержанию, о периоде и об источниках убеждения. Цицерон исходит из трех основных назначений ораторского искусства: учить, услаждать и побуждать.

Безусловно, завершил превращение риторики в научную дисциплину Аристотель еще в 384—322 гг. до н. э. Он установил неразрывную связь между риторикой, логикой и диалектикой.

Однако дальнейшее развитие данное достижение получило в работах Квинтилиана (ок. 35-ок. 96 н. э.). Одной из его работ является самый полный античный учебник по красноречию «Institutio oratoria» или «Риторические наставления» в 12 книгах. В данных работах Квинтилиан упорядочивает все накопленные до него знания по искусству оратора. Определение риторики, ее цели и задачи также можно найти в работах Квинтилиана..

Античная риторика была не только школой красноречия, высокого ораторского искусства, но и сложной системой, состоящей из основ философии, лингвистики, логики и поэтики. Античные теории красноречия входят в золотой фонд риторической науки.

В наши дни сохранившиеся тексты речей античных ораторов имеют не только исторический интерес, а оказывают мощное влияние на события современности, сохраняют огромную культурную ценность, являясь образцами убедительной логики, вдохновенного чувства и истинно творческого стиля.

В античной риторике – наряду с разработкой принципов эффективности коммуникации – присутствовали идеи, предвосхищавшие и идеи современной лингвистики текста, в частности – представления о  средствах достижения связности текста. В качестве таких способов (средств) могут выступать периодическое построение фразы, а также группа фигур повторения, которые, несомненно, являются языковым механизмом создания связности текста.

Обращение к риторической мудрости древних, к истокам развития риторики позволяет увидеть и оценить непреходящие, немеркнущие ценности и законы обращения со словом. Об их оправданности и значимости говорит то, что они с честью выдержали испытание временем. Античность - это и эпоха зарождения начальных риторических знаний, и время, когда они приходят в стройную научную систему; это период, когда красноречие достигает высочайших вершин, обладает реальной мощью и общественным престижем. Уже в античную эпоху складываются мировоззренческие идеалы словесного воздействия и взаимодействия, нарабатываются весьма искусные и хитроумные тактики убеждения, намечаются притягательные для слушателей, хотя порою контрастные ораторские манеры. Знакомство с риторическим наследием древности способствует духовному обогащению личности, приобщает ее к культурной памяти человечества, вместе с тем вооружая приемами, и поныне сохраняющими свою обоюдоострую действенность в речевой практике.

Для адвокатов, прокуроров, то есть людей, постоянно выступающим в суде с речами будет полезно изучить повнимательнее наследие античных риторов.

В судебной речи наиболее распространенной фигурой являются речевые повторы. Этот прием был хорошо известен еще античным ораторам, о чем свидетельствуют высказывания Деметрия в трактате "О стиле": "Для ясности часто требуется повторить одно и то же"

Античные ораторы хорошо понимали важность краткости и лаконичности выступления, о чем свидетельствует следующее высказывание из трактата Цицерона "Об ораторе": "Повествование, согласно правилам, должно быть кратким... если же краткость состоит в том, чтобы все слова были только самыми необходимыми, то такая краткость требуется лишь изредка, обычно же очень мешает изложению, - не только потому, что делает его темным, но и потому, что уничтожает самое главное достоинство рассказа - его прелесть и убедительность". Эту мысль Цицерон последовательно развивает, подчеркивая, что краткость является достоинством речи лишь в том случае, "если предмет того требует"

Так же в древнее время ораторы уже уделяли внимание личности оратора. Так, Аристотель в "Риторике" рассматривал демонстрацию положительного нравственного характера говорящего, вызывающего доверие слушателей, как один из самых эффективных способов убеждения, особенно в неопределенной обстановке: "[ Доказательство достигается] с помощью нравственного характера говорящего в том случае, когда речь произносится так, что внушает доверие к человеку, ее произносящему, потому, что вообще мы более верим людям хорошим, в тех случаях, где нет ничего ясного и где есть место колебанию, - и подавно..."

Для направления мыслей председательствующего судьи и присяжных в нужную для дела сторону особенно эффективен такой риторический прием, как фигура умолчания - действенный способ убеждающего внушения. Он заключается в том, что оратор в своей речи не договаривает все до конца, не "разжевывает" профессиональным и непрофессиональным судьям очевидные мысли, конечные выводы, а только сообщает им веские фактические данные, которые и на сознательном, и на подсознательном уровне "запускают" механизм мышления таким образом, что слушатели самостоятельно, путем собственных размышлений и сопутствующих им подсознательных интеллектуальных и эмоциональных ассоциаций приходят к прогнозируемым судебным оратором конечным выводам. Следует отметить, что реализация этого приема не только эффективно направляет мысли судей в нужную для дела сторону, но и способствует завоеванию их сердец, то есть установлению и поддержанию с ними психологического контакта, поскольку оратор таким образом выступает в роли своеобразной "повивальной бабки", облегчающей рождение у присяжных заседателей и председательствующего судьи собственных выводов по вопросам о виновности. Эта риторическая фигура, основанная на понимании общих свойств человеческой природы, была хорошо известна древним ораторам. Античный риторик Деметрий в своем трактате "О стиле", комментируя слова древнего оратора Феофаста о том, что не следует дотошно договаривать до конца все, но кое-что оставлять слушателю, чтобы он подумал и сам сделал вывод, писал: "Ведь тот, кто понял недосказанное вами, тот уже не просто слушатель, но ваш свидетель, и притом доброжелательный. Ведь он самому себе кажется понятливым, потому что вы представили ему повод проявить свой ум. А если втолковывать слушателю, как дураку, то будет похоже, что (вы) плохого мнения о нем"

И, как говорили античные знато­ки риторики: «docere, delectare, movere» — учить, радо­вать, побуждать, это должно быть основой любой публичной речи, о чем не должен забывать каждый современный оратор.


^ Задание 2. Чем знамениты речи Ф. Н. Плевако? Охарактеризуйте их с точки зрения соблюдения правил риторики.


Плевако Федор Никифорович (1842--1908 гг.) - крупнейший дореволюционный русский адвокат, имя которого хорошо известно не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами. По выражению А. Ф. Кони, это был "...человек, у которого ораторское искусство переходило в вдохновение"

Ф. Н. Плевако был одним из тех адвокатов, которые начали разработку основ судебной риторики в России. Он произнес в судебном зале множество речей, которые потом становились достоянием общественности и передавались из уст в уста.

Стилевое своеобразие судебных речей Ф.Н. Плевако заключается: в преобладании признаков публицистического стиля, широком использовании языковых средств официально-делового и научного стилей, а также вкраплений художественной и разговорной речи. В речах Ф. Н. Плевако не было четкой системы, наоборот, они строилась на вдохновении. Будучи оратором-импровизатором, полагаясь на силу вдохновения, Ф.Н. Плевако произносил наряду с великолепными речами и относительно слабые. Иногда в одном и том же процессе одна речь его была сильна, другая — слаба. Но следует отметить, что для защитительных речей Ф.Н.Плевако характерна в первую очередь предельная точность, не допускающая инотолкования. Плевако полемизировал тактично, избегал эксцессов, требуя и от противников "равноправия в борьбе и битве на равном оружии". Резким нападкам своих противников на судебных процессах юрист противопоставлял обоснованные возражения, спокойный тон и строгий анализ улик. Как правило, речи Ф.Н. Плевако были кратки и остры, стилизованы под простую, непринужденную беседу. Ф.Н.Плевако уделял главное внимание психологическим факторам. Он считал, что логика ло­гикой, а судят люди, и доказать не значит убедить. В его судебных речах преобладали выразительные риторические приемы, созда­ющие эмоциональную атмосферу сочувствия к подсудимому. Тем самым защитник добивался для него снисхождения. Адвокат великолепно владел речевыми стратегиями, мастерски выстраивая, казалось бы, простую и очень короткую речь, он поражал искренностью, эмоциональностью, выразительностью, идеально владел тройной задачей защиты: "убедить, растрогать, умилостивить". А ведь за этим стоит и прекрасное знание психологии, и владение такой наукой, как логика, и, безусловно, ораторское мастерство Ф.Н.Плевако.

Плевако-оратор был подчеркнуто индивидуален. В своих речах он был искренен, заразителен, смекалист, эмоционально мощен, ораторски изобретателен. Вообще, по авторитетному мнению Кони, «в Плевако сквозь внешнее обличие защитника выступал трибун», который, однако, идеально владел трояким призванием защиты: «убедить, растрогать, умилостивить». «Он был мастером красивых образов, каскадов громких фраз, ловких адвокатских трюков, остроумных выходок, неожиданно приходивших ему в голову и нередко спасавших клиентов от грозившей кары».

Речи Ф.Н. Плевако отличались необыкновенной образностью, выразительностью. Он считал, что обязательно надо выражать эмоционально - волевое отношение к предмету речи и тем самым воздействовать на эмоции присяжных заседателей и слушающих дело граждан. «Где борьба, там и страстность», - сказал Ф.Н. Плевако в речи в защиту Каструбо-Карицкого. Когда какую-либо мысль нельзя доказать логически, надо пытаться воздействовать на чувства слушателей, стараясь этим заменить отсутствие аргументов. Защищая священника, виновность которого была полностью доказана, апеллировал к присяжным заседателям: «Господа присяжные заседатели! Дело ясное. Прокурор во всем совершенно прав. Все эти преступления подсудимый совершил и в них сознался. О чем тут спорить? Но я обращаю ваше внимание вот на что. Перед вами сидит человек, который ТРИДЦАТЬ ЛЕТ отпускал на исповеди ваши грехи. Теперь он ждет от вас: отпустите ли вы ему его грех»

Разумеется, сила Плевако как судебного оратора заключалась не только в находчивости, эмоциональности, психологизме, но и в живописности слова. Яркие картины момента преступления он рисует в своих речах. В речах Ф.Н. Плевако над логическими формами изложения преобладали изобразительно-выразительные, создающие эмоциональную атмосферу сочувствия подсудимым.

«А обстоятельства именно таковы, - читаем в его речи по делу люторических крестьян. - Люторические крестьяне попали в такой омут, где обыкновенные меры были бы ужасны и бесчеловечны. Не тысяча солдат, осаждавших деревню и грозивших ей оружием и силой, ужасали их. Не страшен им был и сам начальник губернии, разбивший бивуак в четырех верстах от деревни. Нечего было, в свою очередь, бояться и ему войти в деревню обездоленных крестьян. Страшно и ужасно было долгое прошлое люторических мужиков, перепутавшее их взгляды и, кажется, сбившее их с толку.

Десятки лет сосал их силы управляющий, десятки лет с сатанинской хитростью опутывал их сетью условий, договоров и неустоек. С торной дороги свободы 19-го февраля они зашли в болото… Лешего не было, но, хитрый и злой, их всасывал в тину кабалы и неволи Фишер. В этом тумане потерялось всё: вера в возможность просвета жизни, чутье правды и неправды, вера в закон и заступничество перед ним».

Сравнение - фигура речи, основанная на сопоставлении двух явлений, предметов, у которых предполагается наличие общего признака. Сравнения помогают судебным ораторам наиболее ярко представить явления. Ф.Н. Плевако употребил развернутое сравнение для выяснения причин преступления: «Но подстрекатели были. Я нашел их и с головой выдаю вашему правосудию: они - подстрекатели, они - зачинщики, они - причина всех причин… Войдите в зверинец, когда настанет час бросать пищу оголодавшим зверям; войдите в детскую, где проснувшиеся дети не видят няни. Там - одновременное рычание, здесь - одновременный плач. Поищите между ними подстрекателя. И он найдется не в отдельном звере, не в старшем или младшем ребенке, а найдете его в голоде или страхе, охватившем всех одновременно».

Стилистическая фигура, строящаяся на противопоставлении сравниваемых понятий, называется антитезой. Ф.Н. Плевако употребил ее для характеристики потерпевшего Максименко: «Он пал и уронил, но он умел встать и поднять свою жертву». Великолепную антитезу вы найдете и в его речи по делу рабочих Коншинской фабрики; с ее помощью раскрыты условия и причины, способствовавшие совершению преступления. В его же речи по делу Грузинского антитеза является аргументирующим средством для установления причин преступления: «То, что случилось с ним, беда, которая над ним стряслась, понятны всем нам: он был богат - его ограбили] он был честен - его обесчестили; он любил и был любим - его разлучили с женой и на склоне лет заставили искать ласки случайной знакомой, какой-то Фени; он был мужем - его ложе осквернили; он был отцом - у него силой отнимали детей и в глазах их порочили его…»

В судебных прениях, с психологическим и эмоциональным напряжением ораторов, наоборот, не только необходимы, но и неизбежны яркие, оригинальные метафоры, создающие зрительный образ, убеждающие судей в правильности мысли, высказанной оратором. Мета́фора (от др.-греч. μεταφορά — «перенос», «переносное значение») — фигура речи (троп), использующая название объекта одного класса для описания объекта другого класса, в том числе, чтобы кратко выразить объемное значение описываемого объекта. О жизни Прасковьи Качки, совершившей убийство, Ф.Т. Плевако рассказал также с помощью метафор:

<... семя жизни Прасковьи Качки было брошено не в плодоносный тук, а в гнилую почву. Каким-то чудом оно дало — и зачем дало? — . росток, но к этому ростку не было приложено забот и любви: его вскормили и взлелеяли ветры буйные, суровые вьюги и беспорядочные смены стихий». Потерпевшего Максименко в речи Ф. Н. Плевако характеризуют такие метафоры: Он пал и уронил, но он умел встать и поднять свою жертву.

Желательно, чтобы судебный оратор умел придавать речи мелодическое разнообразие. Богатыми интонационными рисунками отличались защитительные речи Ф.Н. Плевако, и это в значительной степени повышало воздействие его речей на присяжных заседателей.

В античной риторике аргументы делились на внутренние, т.е. логические, и внешние: факты, документы и др., которые веско и убеждающе действуют сами по себе. Кроме того, выделялись иррациональные доводы. Их наиболее распространенные виды: призыв к жалости и симпатиям; обращение к авторитетам, традициям, к чувству почтения; довод к человеку, апелляция к публике. Это так называемые аргументы к состраданию, к лицу, а не к существу вопроса. Они оказывают сильное психологическое воздействие. Их цель - повлиять на чувства, склонить слушающих на свою сторону. Используются они вместо объективной оценки факта. Большое значение в таких случаях имеет красноречие оратора, его уверенный тон, пафос речи. Такие аргументы находим в речах Ф.Н. Плевако, пример из одного судебного заседания: "Плевако.., вспомнив слова обвинителя, сказал голосом, идущим из души в душу: "Вам говорят, что он высоко стоял и низко упал, и во имя этого требуют строгой кары, потому что с него должно "спроситься". Но, господа, вот он перед вами, он, стоявший так высоко! Посмотрите на него, подумайте о его разбившейся жизни - разве с него уже не достаточно спрошено? Припомните, что ему пришлось перестрадать в неизбежном ожидании этой скамьи и во время пребывания на ней. Высоко стоял... низко упал... ведь это только начало и конец, а что было пережито между ними! Господа, будьте милосердны и справедливы..." Так Ф.Н. Плевако защищал и священника. В речах современных судебных ораторов подобные примеры являются недопустимыми.

В судебной речи недопустимы шутки и ирония. Только адвокаты. имеющие большой авторитет могут себе это позволить. Например Ф. Н. Плевако смог позволить себе следующее высказывание, и оно было благосклонно воспринято: «Много бед, много испытаний пришлось перенести России за ее больше чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары и поляки. Двуна-десять языков обрушилось на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь, теперь… Старушка украла старый чайник, стоимостью в 30 копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно»

Анализ судебных речей Ф.Н. Плевако показал, что его язык ораторской прозы прост, доступен, богат художественными образами

К недостаткам ораторской манеры Плевако критики относили композиционную разбросанность и, особенно, «банальную риторику» отдельных его речей. Кроме того, Плевако часто грешил тем, что изучал дела недостаточно внимательно (а иногда и вовсе довольствовался лишь чтением обвинительного заключения), не вдавался в подробности, нередко во время процесса путал имена свидетелей и сбивался сам. Как результат, в его речах не было детального разбора фактов. Похоже, юридические тонкости его вообще мало волновали. Он черпал вдохновение не в прозе судебных уставов, а в окружающей его жизни, морали, нравственности, религии. Если же почвы для вдохновения не находилось, речи его становились бессодержательными.


^ Задание 3. Какие этапы на пути от мысли к слову отражены в классическом риторическом каноне?


Подготовка и произнесение речи требует напряжения всех интеллектуальных сил оратора. Что надо сделать, чтобы выступление было успешным? Как сделать так, чтобы действия были более рациональными? Какова последовательность этих действий?

Об этом задумывались древние риторы. Они изучили путь превращения мысли в слово, описали его и предписали правила прохождения. Поскольку этот путь был выработан в античный период, который считается классическим для развития риторики, его назвали классическим риторическим канон. Канон – образец, правило, положение какого-нибудь направления, учения.

Этот образец показывает, что для достижения цели оратору надо пройти 5 этапов:

I этап – инве́нция (лат. – invention – изобретение) – изобретение содержание речи. На этом этапе говорящий создаёт общий план будущей речи, обдумывает предмет, о котором собирается говорить, вычленяет самое важное в теме, осуществляет подбор и систематизацию материалов, выбирает способы доказательств.

II этап – диспози́ция (лат. dispositio – расположение) – расположение изобретённого в надлежащем порядке. На этом этапе говорящий думает о порядке расположения мыслей в речи, составляет план, размышляет о том, как начать и закончить речь.

III этап – элоку́ция (лат. elocutio – словесное выражение) – речевое оформление текста. Этап, на котором оратор выражает собственные мысли в конкретных словах и предложениях, заботится не только о правильности, ясности, уместности использования языковых единиц, но и украшает речь, используя фигуры и тропы.

IV этап – мемо́рио (лат. memorio – запоминание) – запоминание речи и подготовка её к произнесению. На этом этапе оратор готовит текст к произнесению, подбирают вспомогательные приёмы, запоминает текст и репетирует.

V этап – а́кцио (лат. actio – произнесение) – произнесение речи. На последнем этапе оратор вступает в контакт со слушателями, применяет все подготовленные приёмы, разыгрывает речь, используя мимику, жесты, телодвижения, устанавливает и поддерживает контакт со слушателями.

Другими словами, классическая схема риторики состоит в следующем:

1) найти, что сказать;

2) найденное расположить по порядку;

3) придать ему словесную форму;

4) утвердить все это в памяти;

5) произнести.

Классический риторический канон – это тот путь, который оратору надлежит пройти, чтобы подготовить и произнести речь. Его прохождение можно сравнить с подъёмом по лестнице.

Классический риторический канон – это инструмент, который оставили нам античные ораторы. Разработка речи с опорой на канон помогает сделать процесс работы над выступлением рациональным и продуктивным.


^ Задание 4. В чем заключается и как проявляется специфика речевого идеала современного юриста?


Язык и речь занимают особое место в профессиональной деятельности юриста. Ведь юрист- это правовед. А право - это совокупность устанавливаемых и охраняемых государством норм, правил поведения, регулирующих общественные отношения между людьми и выражающих волю государства. Формируя и формулируя правовые нормы, охраняя их в различных многочисленных процессуальных актах, юрист должен безупречно владеть нормами языка и охранять их. У юристов интерес к культуре речи больше, чем у представителей других социальных и профессиональных групп. Это неслучайно, ведь именно в сфере юстиции с античных времен речь формировалась и развивалась как искусство. Все юристы едины во мнении, что правильно и свободно выражать свои мысли очень важно. Современному юристу не пристало оправдывать свое неумение профессионально владеть речью фразой «говорю как умею». Должна стать нормой иная коммуникативная максима: «Говорите не так, чтобы вас можно было понять, а так, чтобы вас нельзя было не понять».

Основные качества хорошей речи: правильность, точность, эстетичность.

Для юриста особое значение имеет и такая проблема, как нравственность речи. В риторике существует постулат, в соответствии с которым можно обращаться только к тем людям, к которым относишься доброжелательно. Возникает действительно непростая психологическая коллизия: обращаться по долгу службы необходимо, но как при этом соответствовать постулату нравственности речи? Какие этикетные речевые фигуры позволяют выходить из трудных случаев профессионального общения? И это только часть вопросов психологии юридической речи, формирования навыков профессиональной коммуникации юриста.

Юстиция – тугой узел проблемных аспектов социальной жизни, где непременным фактором речевой коммуникации является соблюдение традиционных, выработанных веками постулатов: «будь вежлив», «избегай хулы», «не навреди». В этом отношении юстиция может быть соотносима с медициной. В прошлом выходили книги под названием «Речь как лекарство» для врачей-терапевтов. В юридической практике мы имеем дело с человеком, который приходит искать правду. Вот почему пробным камнем для речи юриста становится ее нравственность. Какова бы ни была целевая установка речи, ее практическое назначение, нельзя забывать, что за всем этим стоит человек, и потому этический компонент культуры речи должен быть определяющим. Основная идея культуры речевого поведения заключена в том, что источник речи – человеческая личность, то есть говорит не человек – говорит личность. Внимание слушающих выступление в суде ориентировано кроме прочего и на нравственность речи судьи, адвоката, на их культурный уровень. Такова тысячелетняя традиция речевого идеала, которая живет, может быть, на уровне подсознания или на генном уровне, в каждом человеке.

Этика языка и есть основа речи юриста. Ибо в суде убеждают не только или не столько аргументы, ссылки на закон, сколько говорящая личность адвоката, судьи. В речь, как известно, можно вложить гораздо больше смысла, чем в письменный текст. Есть только один способ написать судебное обвинение, но десятки способов произнести обвинительную речь. Стоит помнить ответ Демосфена на вопрос: что главное в речи? «Первое, – сказал он, – произнесение, второе – произнесение и третье – произнесение». Этими словами великого ритора выражено главное отличие устной речи от письменной.

Известно, что свобода слова может быть декларирована, но умение пользоваться этой свободой всецело принадлежит только личности. Свобода слова, если границы ее определены гуманистической моралью, неизменно созидательна. Красноречие, лишенное высокой нравственной цели, становится орудием разрушения. С ростом правовой культуры в обществе владение словом становится для юриста необходимостью. Поскольку источником речи всегда является человеческая личность и говорить – значит открывать себя, то высокая правовая культура должна включать и признание права человека не вступать в речевую коммуникацию. Можно выделить и еще один аспект тесной связи речевой культуры с правом. С повышением культуры речевого общения (в т.ч. и ведения деловых переговоров) есть вероятность снижения числа судебных исков. Этическая функция речевой коммуникации играет весьма существенную роль в общении людей.

Речь юриста во все времена служила примером ясности, логики и культуры. В идеале всякая речь есть явление культуры, но речь юриста – в особенности. Но очевидно и то, что в юридической практике мы имеем дело с особой структурой речи и обусловленностью речевого действия специфическими условиями. Речь юриста в большей мере формализована использованием правовых речевых формул.

Понятно, что юрист не филолог. Он не обязан понимать профессиональную речь как искусство выражения мысли, ориентированное на глубокие знания уровней структуры языка: фонетико-стилистический или интонационно-орфоэпический (произнесение), грамматико-стилистический, лексико-стилистический, синтаксико-стилистический, собственно стилистику речи. Но ориентация на стилистическую норму должна быть непременной частью его речевого поведения, если он заботится о своем личном и профессиональном авторитете. Каждый из нас сам определяет, в какой мере его речевое поведение является «одежкой», по которой его встретят в обществе, и по каким критериям он как языковая личность будет оценен.

Интеллигентному человеку свойственен более разнообразный стилевой диапазон речевого поведения, у него больше возможностей сопоставить свой опыт со стилевым диапазоном слушающего. Для специалиста в сфере юстиции такого рода знания и практические навыки речевого поведения необходимы, поскольку он должен уметь устанавливать и постоянно поддерживать необходимые связи с людьми различных социальных слоев. Но это не означает, что он может использовать всю широту стилевого диапазона в своей профессиональной речевой коммуникации.

Следователь и судья до получения результатов экспертизы скажут о золотой вещи «изделие из желтого метала»; тот, у кого описывают эти изделия, скажет «рыжье»; но в публичной речи – это всегда «золото». Нужно знать все стилевые варианты, но еще важнее знать, где и когда сказать то или иное слово. Норма предполагает оценочное отношение говорящих и слушающих к слову: так можно, так нельзя, так правильно, а так неправильно. Нужна необычайная осторожность, тонкое чутье языка и любовь к языку, чтобы быть творцом его, а не только пользователем.

Чем выше культура человека, тем выше и культура его речи. Человек как языковая личность постоянно оценивается наблюдающими его людьми, и суждения о нем, имеющие оценочный характер, доступны отнюдь не только лингвистам. И потому с осознания того, что любая речевая ошибка – это оскорбление слушающего, только и может начинаться искусство речи. Можно скрывать недостаток профессиональных знаний, но язык всегда выдаст его носителя речевой ошибкой. Всякая ошибка в речи наносит удар по профессиональной репутации и авторитету говорящего. Здесь корни того смятения и неуверенности, которые испытывает человек накануне публичного выступления. Всякая речь, а публичная в особенности, это «визитная карточка» не только самого человека, но и того сообщества или профессиональной корпорации, которые он представляет.

Культурная среда формирует особое отношение к слову. Широкий стилевой диапазон позволяет, например, следователю, судье, адвокату преодолевать непонимание, то есть социальную антиномию говорящего/слушающего. У юристов как участников особого типа речевого общения необходимо формировать устойчивое стремление к сотрудничеству, которое выражается в понимании чужого речевого опыта и в готовности приспособиться к нему, понять его. Найти общий язык – значит преуспеть в совершенствовании такого отбора слов для высказывания, который свидетельствует о способности говорящего актуализировать навыки, равные (или сходные) с навыками и ожиданиями слушающего. В этом случае речевое поведение проявляется как поиск общего языка в коммуникативно-стилистическом варианте. Ведь каждый человек, получая информацию, пропускает ее через «свой язык», тем самым изменяя ее. Эта проблема речевого общения особенно существенна для юридической практики.

Юстиция, по определению Ульпиана, есть постоянная и непрерывная воля воздавать каждому свое право. Высокая правовая культура подразумевает еще и защиту человеческой личности от тирании слова. Эту тесную взаимосвязь речевой культуры и права мы и видим в странах с высокой правовой культурой. С этим устремлением общества должны совпадать профессиональные и культурологические цели юстиции. Формирование правовой культуры в обществе немыслимо без признания каждым юристом ценности речи как феномена культуры.


^ Задание 5. Какие роды красноречия вам известны?


Классификация видов красноречия, типов речи и соответствующих им ответвлений риторики складывалась постепенно, на протяжении многих веков, поэтому в ней есть

разночтения.

«Риторика» Аристотеля начинается от различения трех родов речей: показательной, судебной и совещательной.


Другой знаменитый античный оратор, учитель Аристотеля, так говорил о родах красноречия: «Красноречие бывает шести родов. Когда увещают вступить с кем-нибудь в войну или в союз – это называется убеждением. Когда почитают за лучшее не войну и не союз, а сохранение спокойствия – это называется разубеждением. Третий род красноречия – это когда говорящий утверждает, что его кто-то обидел, и доказывает, что это было причиною многих бед, – такой род называется обвинением. Четвертый род красноречия – это когда говорящий доказывает, что он не причинил никакой обиды и не сделал ничего иного недолжного, – такой род называется защитою. Пятый род красноречия – это когда говорящий хвалит кого-либо, показывая, как он прекрасен и благороден, – такой род называется похвалой. Шестой род – когда обличают кого-либо, показывая, как он ничтожен, – такой род называется порицанием. Итак, красноречие бывает похвалой, порицанием, убеждением, разубеждением, обвинением и защитой».


Роды и виды ораторского искусства формировались постепенно. Так, например, в России XVII-XVIII веков, авторы риторик выделяли пять основных типов (родов) красноречия: придворное красноречие, развивающееся в высших кругах дворянства; духовное (церковно-богословское); военное красноречие – обращение полководцев к солдатам; дипломатическое; народное красноречие, особенно развивавшееся в периоды обострения борьбы, во время которой вожаки крестьянских восстаний обращались с пламенными речами к народу.

Роды и виды красноречия выделяются в зависимости от сферы коммуникации, соответствующей одной из основных функций речи: общению, сообщению и воздействию. Существует несколько сфер коммуникации: научная, деловая, информационно-пропагандистская и социально-бытовая. К первой, например, можно отнести вузовскую лекцию или научный доклад, ко второй – дипломатическую речь или выступление на съезде, к третьей – военно-патриотическую речь или речь митинговую, к четвертой – юбилейную (похвальную) речь или речь застольную (тост). Конечно, такое деление не имеет абсолютного характера. Например, выступление на социально-экономическую тему может обслуживать научную сферу (научный доклад), деловую сферу (выступление пропагандиста в группе слушателей). По форме они также будут иметь общие черты.

В современной практике публичного общения выделяют следующие роды красноречия (см. Таблицу №1): социально-политическое, академическое, судебное, социально-бытовое, духовное (церковно-богословское). Род красноречия – это область ораторского искусства, характеризующаяся наличием определенного объекта речи, специфической системой его разбора и оценки. Результатом дальнейшей дифференциации на основании более конкретных признаков являются виды или жанры. Эта классификация носит ситуационно-тематический характер, так как, во-первых, учитывается ситуация выступления, во-вторых, тема и цель выступления.

К социально-политическому красноречию относятся выступления на социально-политические, политико-экономические, социально-культурные, этико-нравственные темы, выступления по вопросам научно-технического прогресса, отчетные доклады на съездах, собраниях, конференциях, дипломатические, политические, военно-патриотические, митинговые, агитаторские, парламентские речи.

Политическое красноречие в России в целом было развито слабо. Лишь военное ораторское искусство достигло сравнительно высокого уровня. Не раз обращался к воинам Петр I. В начале XIX в. развернулась кипучая деятельность революционных ораторов. Они в основном выступали на митингах.

Стремительно развивается парламентское красноречие и сегодня. В нем отражается столкновение различных точек зрения, проявляется дискуссионная направленность речи.

Академическое красноречие – род речи, помогающий формированию научного мировоззрения, отличающийся научным изложением, глубокой аргументированностью, логической культурой. К этому роду относятся вузовская лекция, научный доклад, научный обзор, научное сообщение, научно-популярная лекция. Конечно, академическое красноречие близко научному стилю речи, но в то же время в нем нередко используются выразительные, изобразительные средства.


Роды и виды речи

РОД РЕЧИ

ВИД РЕЧИ

Академическая

Лекция вузовская, школьная

Научный доклад

Научный обзор

Научное сообщение

Научно-популярная лекция

Судебная

Прокурорская (или обвинительная)

Адвокатская ( или защитительная)

Социально-политическая

Доклад (выступление

на съезде, конференции,

собрании, заседании)

Парламентская

Митинговая

Военно-патриотическая

Дипломатическая

Агитаторская

Политические обозрение

Социально-бытовая

Юбилейная

Приветственная

Застольная (тост)

Надгробная (поминальная)

Речь на приеме

Духовная (церковно-богословская)

Слово (проповедь)

Официальная церковная

Таблица №1


Судебное красноречие – это род речи, призванный оказывать целенаправленное и эффективное воздействие на суд, способствовать формированию убеждений судей и присутствующих в зале суда граждан. Обычно выделяют прокурорскую, или обвинительную, речь и адвокатскую, или защитительную, речь.

Разумеется, в судебных речах подробно анализируются фактический материал, данные судебной экспертизы, все доводы за и против, показания свидетелей и т.д. Выяснить, доказать, убедить – вот три взаимосвязанные цели, определяющие содержание судебного красноречия.

К социально-бытовому красноречию относится юбилейная речь, посвященная знаменательной дате или произнесенная в честь отдельной личности, носящая торжественный характер; приветственная речь, посвященная ушедшему из жизни.

Одним из видов социально-бытового красноречия было придворное. Для него характерно пристрастие к высокому слогу, пышным, искусственным метафорам и сравнениям.

Духовное (церковно-богословское) красноречие – древний род красноречия, имеющий богатый опыт и традиции. Выделяют проповедь (слово), которую произносят с церковного алевона или в другом месте для прихожан и которая соединяется с церковным действием, и речь официальную, адресованную самим служителям церкви или другим лицам, связанным с официальным действием.

Как видим, основу речей любого рода составляют, общеязыковые и межстилевые средства. Однако каждый род красноречия имеет специфические, языковые черты, которые образуют микросистему с одинаковой стилистической окраской.


^ Задание 6. Приведите примеры упражнений на тренировку артикуляционного аппарата и совершенствование фонационного дыхания.


Мы правильно произносим различные звуки, как изолированно, так и в речевом потоке, благодаря силе, хорошей подвижности и дифференцированной работе органов звукопроизносительного аппарата. Произношение звуков речи - это сложный двигательный навык. При произнесении различных звуков каждый участвующий в речевом процессе орган занимает определённое положение. В речи звуки произносятся не изолированно, а плавно один за другим, и органы артикуляционного аппарата должны быстро менять своё положение. Добиться четкого произношения звуков, слов, фраз можно только при условии достаточной подвижности органов артикуляционного аппарата, их способности перестраиваться и работать координированно.

Артикуляционная гимнастика – это совокупность специальных упражнений, направленных на укрепление мышц артикуляционного аппарата, развитие силы, подвижности и дифференцированности движений органов, участвующих в речевом процессе. Её цель – выработка полноценных движений и определённых положений органов артикуляционного аппарата, умение объединить простые движения в сложные, необходимые для правильного произнесения звуков. Артикуляционная гимнастика является основой формирования речевых звуков – фонем – и коррекции нарушений звукопроизношения любой этиологии и патогенеза; она включает упражнения для тренировки подвижности органов артикуляционного аппарата, отработки определённых положений губ, языка, мягкого нёба, необходимых для правильного произнесения как всех звуков, так и каждого звука той или иной группы.

Для тренировки артикуляционного аппарата выполняется гимнастика органов речи.

1. Энергично, но плавно опустить нижнюю челюсть - открыть рот. Поднять нижнюю челюсть и сомкнуть рот. Заметить, что подвижной является нижняя челюсть. Повторить 5-6 раз.
2. Выдвинуть нижнюю челюсть вперед, вернуть ее в первоначальное положение. Повторить 5-6 раз.
3. Отодвинуть язык как можно глубже, а затем распрямить и коснуться им корней нижних зубов; вновь отодвинуть язык вглубь и, распрямляя его, коснуться кончиком языка корней верхних зубов.
4. Двигая язык внутри рта, коснуться кончиком языка сперва левой щеки, потом правой.
5. Сомкнутые губы вытянуть вперед в виде “хоботка”, затем растянуть в сомкнутом состоянии на улыбку. Повторить 5-6 раз.
6. Образовав “хоботок”, двигать его последовательно вправо, влево, вниз, затем в обратном направлении. Плавно двигать “хоботок” по кругу.


Фонационным называется "озвученное дыхание", то есть дыхание, которое мы используем в речи. Фонационное дыхание - дыхание, при котором к функции газообмена присоединяется голосовая деятельность, то есть вовлекаются голосовой и артикуляционный аппараты.

Дыхательные упражнения полезны как любые мышечные упражнения.

Упражнение №1 (”Свеча”)
1. Представить, что перед вами свеча огромного размера с большим пламенем. Его надо погасить. Сделайте вдох, задержите на секунду дыхание, потом дуньте “на свечу”.

2. Медленно, ровно дуть “на пламя”, но не с целью погасить, а всего лишь отклонить пламя и держать его в отклоненном состоянии как можно дольше.

3. Перед вами 3, 4, … 15 воображаемых свечей. Потушите каждую свечу в отдельности. Объем вдоха не увеличивайте.

Упражнение №2
Встаньте прямо, поднимите плечи вверх, отведите их назад, наберите воздуха, плечи опустите, тяжесть тела равномерно распределена на обе ноги, подбородок составляет прямой угол с шеей, нет мускульной напряженности; на счет раз — два сделайте вдох, на счет три — четыре — пять — шесть — выдох. Следите за движениями диафрагмы. Упражнение можно соединить с движениями рук. Руки в стороны — вдох, вперед — выдох. Поднять над головой — вдох, вперед — выдох. Поднять над головой — вдох, опустить по бокам — выдох.

Каждый раз увеличивайте время выдоха.

Упражнение №3
Встаньте прямо, руки вдоль туловища. На звуке [п-фффф] выдохните воздух, после чего рефлекторно происходит вдох (живот при этом выдвигается вперед). Теперь на выдохе произнесите звук [с] прерывисто и медленно, как бы толчками выбрасывая звук [сссс-сссс-сссс...]. Снова сделайте вдох и на выдохе тяните звук [с]. Проделайте это упражнение 5 раз, а через несколько дней доведите до 10 раз.


Задание № 7. Творческое задание. Составьте небольшой текст (речь) на тему: «Сила слова». Сначала укажите: 1) Ваш замысел (цель); 2) Адресата Вашей речи (Кому? Для кого?); 3) Приемы, средства выразительности, которые Вы использовали (Как?)


Целью моего сообщения (речи) является рассказать о значении слова в жизни людей, о важности правильного словоупотребления, о том, что каждое слово несет свою смысловую нагрузку и каждый человек должен думать, что сказать, кому сказать и к каким последствиям приведет его речь.

Моя речь адресована всем людям, живущим в обществе, всем тем, кто общается


Приемы и средства выразительности, использованные в тексте:


^ Тропы (выразительные средства лексики):

  • Метафора - слово или выражение, употребляемое в переносном значении, в основе которого лежит неназванное сравнение предмета с каким-либо другим предметом на основании признака, общего для обоих сопоставляемых членов. Примеры из текста: смертельное оружие, слову удавалось вести к победе, спасать город.

  • Эпитет - художественное определение, ярко и образно рисующее наиболее существенный признак предмета или явления. Примеры из текста: бледные рассуждения, невероятная разрушительная сила

  • Гипербола – художественное преувеличение. Пример из текста: владеет миром


Синтаксические средства выразительности:

  • Языковые афоризмы – пословицы, поговорки. Пример из текста: «Слово – не воробей…»

  • Риторический вопрос - фигура, в которой в форме вопроса содержится утверждение. Он не требует ответа Пример из текста: Чем же в настоящее время является речь?

  • Риторическое восклицание - фигура, в которой в форме восклицания содержится утверждение. Пример из текста: «Гитлеру достаточно произнести одну только речь, как все прибегут к нему снова, все!»

  • Умолчание - оборот речи, состоящий в том, что предложение (или фраза) остается недосказанным, начатая речь внезапно обрывается. На письме умолчание обозначается многоточием Пример из текста: «Слово – не воробей…»

  • Инверсия - нарушение прямого порядка слов. Пример из текста: Для этого пригодны лишь понятные слова и состоящие из них словосочетания, богатые по смыслу, яркие и впечатляющие.

  • Лексический повтор - это общее название ряда приёмов, при которых повторение элемента служит средством усиления выразительности: Пример из текста: «….тем легче ему в нужный момент подобрать самое лучшее, самое точное, самое яркое»

  • Цитаты Пример из текста: «Заговори, чтоб я тебя увидел», - говорил Сократ.



^ Сила слова


"Слово - самое сильное оружие человека". Аристотель


О значении слова и языка в жизни человека написано огромное количество книг. Влияние слова на человека изучают многие науки: лингвистика, психология, фоносемантика, физика, химия и многие другие. Сила слова — мощнейший инструмент воздействия на человека. Удачно выбранному слову удавалось вести к победе армии, спасать города и империи. Слова способны преобразовывать действительность, успокаивать, вдохновлять, создавать новую реальность.

Мы пользуемся родным языком, чтобы доказать кому-то свою компетентность и значимость, убедить других в своих знаниях, своей правоте, угрожаем или говорим о добрых намерениях. Однако наши слова, предназначенные для других людей, влияют в первую очередь на нас самих, и именно слова во многом определяют степень нашей успешности в осуществлении своих идей и благополучие в личной жизни. Как известно слова ненависти действуют на нас разрушающе. Они разрушают наше сознание как бы изнутри. В то время как, слова признания и благодарности, не только делают нам приятно, но и укрепляют наш дух и веру в собственные силы

Порой в словах скрывается невероятная разрушительная сила, иногда достаточно лишь фразы, чтобы разрушить то, что создавалось длительное время… Словом можно ранить порой сильнее, чем физическим действием, ведь оно проникает глубоко в душу и разрушает изнутри. Оно разбивает отношения, меняет судьбы, приводит на грань гибели целые народы. Однако, «убить словом» можно не всех и не всегда, существуют особые условия, ситуации и склады характера, придающие словам силу смертельного оружия.

Через слово мы определяем интеллект человека. «Заговори, чтоб я тебя увидел», - говорил Сократ. По речи и голосу мы создаем впечатление о женственности, мужественности, воле, доброте, и многим другим качествам личности. Независимо от того, вдумываемся ли мы или нет в смысл слов, которые произносим – они проявляют свою силу. Научившись управлять словом, мы можем действовать во благо себе и окружающим. Действуя словом, мы можем управлять жизнью, судьбой. Надо знать цену словам. Как часто мы задумываемся над тем, что говорим? А ведь все прекрасно помним «Слово – не воробей…»!

Слово — основной инструмент юриста. Чем большим запасом слов обладает юрист, тем легче ему в нужный момент подобрать самое лучшее, самое точное, самое яркое. «Слово - великая сила, но надо заметить, что это союзник, всегда готовый стать предателем», — писал один выдающийся русский юрист.

Слова и построенные из них словосочетания, фразы, предложения более действенны, если они точны, строго соответствуют сущности мысли юриста и тому смыслу, идее, пониманию, которые он хочет передать слушающему. Для этого пригодны лишь понятные слова и состоящие из них словосочетания, богатые по смыслу, яркие и впечатляющие. Далеко не единичны случаи, когда вроде бы знающий и говорящий о деле юрист тем не менее выражает свои мысли с помощью бесцветных, тусклых, затасканных, общих, мало что выражающих слов-штампов. Слушать его скучно и трудно. Многие юристы, страдающие многословием, потому и многословны, что не в состоянии подобрать точные слова. Они сомневаются в том, что им удалось донести до слушающего свою мысль, а поэтому «пережевывают» ее, повторяясь несколько раз. Нередко это вызывает раздражение слушающих. Одно простое слово, один удачный эпитет иной раз могут сказать больше, чем длинные бледные рассуждения.

Обязательно соблюдение норм словоупотребления, произношения, ударения и грамматики. Нарушения этих норм вряд ли напрямую отражаются на профессиональных действиях, но определенное впечатление на собеседников производят, подмечаются ими, расцениваются как проявление низкой культуры, а порой — и умственных способностей, могут не способствовать повышению авторитета юриста, стать предметом насмешек. Лексические погрешности и несообразности, неверные словесные обороты, нарушения требований грамматики наносят серьезный урон речи и престижу говорящего.

В истории есть примеры, подтверждающие силу воздействия на окружающих тех людей, которые осознают истинное значение слова. Это не только ученые, писатели и поэты. Это правители и политические деятели. Известный немецкий филолог Виктор Клемперер в своей книге «Язык третьего рейха» описывает, как в нацистской Германии была выстроена система воздействия на людей посредством языка. Люди утрачивали способность рассуждать и слепо подчинялись власти фюрера, даже небольшой процент инакомыслящих немцев поддавался гипнозу. «Гитлеру достаточно произнести одну только речь, как все прибегут к нему снова, все!» Люди, понимающие силу воздействия слов и искусно владеющие словом, обретают безграничную власть и способность управлять людьми, ситуацией, способность творить историю, изменять реальность.

Сталкиваясь с подобными историческими примерами, встречая в жизни коммуникабельных и преуспевающих людей, мы можем подумать, что владение словом, умение найти подход к другому человеку — это врожденный дар. В двух случаях из десяти это действительно так. Но восемь человек из десяти развили в себе эти способности.

Чем же в настоящее время является речь? Большинство считает, что это всего лишь средство коммуникации, форма вербального общения; кто-то полагает, что речь является оттиском, прямым отображением культурного слоя каждого индивидуума… Возможны ещё несколько вариантов ответов. Скорее всего, среди них не будет самого главного, того, что лежит практически на поверхности: речь – это орудие воздействия; оружие, мощнейшее на данный момент. Не даром средства массовой информации называют «четвёртой властью» (имея в виду три ветви власти – законодательную, исполнительную и судебную). Четвёртая власть зиждется исключительно на силе слова, причём действенность слова звучащего во много раз превосходит силу слова печатного. В чём секрет? В первую очередь в том, что непосвящённые не догадываются о психологическом восприятии слухом таких факторов, как звучность, тембр, высота, темп и артикуляция. Человек, владеющий техникой сочетания в нужный момент в нужных пропорциях всех этих факторов – без преувеличения владеет миром.


Список литературы:


  1. Ивакина Н.Н. Основы судебного красноречия (риторика для юристов): Учебное пособие. – М., 2002.

  2. Леммерман Х. Учебник риторики. Тренировка речи с упражнениями. Перевод с немецкого Бугло С. Т. 1986г.

  3. Пороховщиков П.С. Искусство речи на суде. - Тула, издательство "Автограф", 2000г. Воспроизводится по изданию 1910 г.

  4. Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975.

  5. Бахтызин A.M. Ораторское мастерство Ф.Н. Плевако. Русская речь. 1989. № 6.

  6. Судебные речи известных русских юристов. Сборник Издание второе, исправленное и дополненное. М., Государственное издательство юридической литературы, 1957

  7. Мельник В.В. Ораторское искусство как средство построения убедительной судебной речи в состязательном уголовном процессе. Статья в интернет-журнале для юристов «Закон»









Скачать файл (184.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации