Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Алексеев Л.В. Домен Ростислава Смоленского (статья) - файл 1.doc


Алексеев Л.В. Домен Ростислава Смоленского (статья)
скачать (200.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc201kb.24.11.2011 21:27скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
ДОМЕН РОСТИСЛАВА СМОЛЕНСКОГО Л. В. Алексеев

Характер древнейшего княжеского землевладения представляет большой интерес и давно привлекает внимание исследователей1. Одна­ко много частных вопросов еще далеко не разрешено, и новые историче­ские данные крайне важны. Настоящая заметка посвящена домену смо­ленского князя Ростислава, княжившего в Смоленске в 1125—1160 гг. и оставившего замечательный, но далеко еще не изученный документ — устав смоленской епископии, данный князем при ее учреждении в 1136 г.2

Устав Ростислава — памятник сложный. Его детальный анализ поз­воляет сделать важные выводы о его первоначальной структуре. Дошед­шая до нас копия XVI в. списывалась в свою очередь также с копии, листы которой по ветхости были перепутаны. По моей гипотезе3, пер­воначальный текст памятника шел в следующем порядке: за введением (§ 1 в издании А. А. Зимина) шел текст о передаче епископу прощени-ков, населявших вместе с изгоями и другим населением села Дросен-ское и Ясенское (§§ 2, 4); далее сообщалось о том, что выделяется епи­скопу из княжеского двора (§ 5); затем шла речь о десятине от даней, которые князь получал как «государственный» доход (§ 3); наконец, сообщалось о компетенции епископского суда (§ 6), и все заключалось заклятиями и т. д. (§ 7—9). По этой реконструкции видно, что Рос­тислав выставил на первое место княжеских пожертвований новооткры-ваемой епископии не десятину с даней, как было до него (начиная с устава киевской Десятинной церкви), а со своих собственных владе­ний— сел с людьми и угодий. Этот текст заключается даже специаль­ной концовкой: «по повелению святаго отца моего, чтож мога, тож даю». Таким образом, не только мысль об учреждении епископии в Смо­ленске, но и решение о передаче ей помимо доли с «общегосударствен­ных» доходов-даней еще и княжеской собственности принадлежали отцу Ростислава — Мстиславу Владимировичу, также княжившему в Смоленске4. Что же это была за собственность?

В. В. Седов считал, что это была часть княжеских домениальных владений, достаточно уже оформившихся к XII в.5, и с этим нельзя не согласиться. Где же они находились? Прежде всего, несомненно, вблизи самого Смоленска. Действительно, как видно по карте (стр. 55), с. Дро-сенское располагалось от него к югу. Здесь установлено существование поселения XI—XV вв., в нижнем слое которого среди остатков срубных построек найдены днища сосудов с княжескими знаками XI—XII вв.6 Ясенское было на правом берегу Днепра ниже Смоленска. Позднее там находился дворец «Ясена» и какие-то пруды, которые в 1505 г. смолня-не должны были закапывать7. Погоновичи были к юго-западу от Смо­ленска при пересечении дороги на Мстиславль с рекой Погоновкой8. Как видно из названия (с патронимическим окончанием «ичи»), это было не одно селение, а несколько, и епископу выделялась из них лишь

53

земля (с людьми?) с. Моншинского. Следовавшие далее угодья также были разбросаны в разных местах. Озеро Немыкарское с сеножатями и «уезд княж» (охотничьи угодья) находились к юго-востоку от Смолен­ска, с. Свирковы Луки (ныне Свирколучье) также с лугами и «уездом княжим» были от Смоленска к востоку, озеро Колодарское, по П.В.Го-лубовскому, было между Смоленском и Дорогобужем. Конечно, у князя было земель значительно более, чем он передавал церкви, но о них све­дений нет. Можно только сделать наблюдение, что села, поступавшие епископу, находились к югу и западу от Смоленска, угодья же — к восто­ку (к чему мы вернемся).

Чем объяснить, что епископ получал не компактный большой учас­ток, а небольшие территории в разных местах? По-видимому, тем, что сам княжеский домен вблизи Смоленска не был и не мог быть единым. Княжеская власть возникла здесь в XI в., в городе, который до этого управлялся старейшинами и посадниками, и сильно заселенные его ок­рестности не могли к XI в. не быть в значительной мере офеодализиро-ванными. Для нас важны наблюдения П. Н. Третьякова, который уста­новил, что на берегах Днепра ниже Смоленска и к югу от него на верх­нем Соже расположено большое количество сильно укрепленных горо­дищ средневекового времени. Эти памятники исследователь справедли­во считает остатками усадебных замков феодалов, где «сидела на земле княжеская дружина и ближайшая ко двору знать»9. Здесь и раньше были известны и частично раскапывались древнерусские владельческие усадьбы (городища — Ковшары, Воищина, Колычевское, Бобыри и др.10), но П. Н. Третьяков установил их обилие. «Ниже поСожу,— отме­чал он,— замчища встречаются очень редко». Следует сказать также, что именно здесь, к западу от Смоленска, найдены вещи, которые впол­не увязываются с замками феодалов и их усадьбами,— золотой змеевик из Краснинского уезда (д. Ковшивичи, 1888 г.), великолепный серебря­ный браслет-наруч с изображениями птиц, заключенными между ро­манскими арочками (Романово Горкинского у., 1897 г.), клад серебря­ных вещей из русла р. Луппы того же Краснинского у. (1853 г.), крест-энколпион из этого же уезда (1892 г.) ". Как писал П. Н. Третьяков, владельческие села боярской знати гнездились к западу и югу от Смо­ленска потому, что к востоку в районах, исследованных В. В. Седовым, земли были сильно заболочены и неплодородны, а следовательно, и не­выгодны для бояр, и заселялись в основном простыми земледельцами. Феодальные усадьбы там, действительно, крайне редки.

Как и в Новгороде, княжеская власть была «вторичным» явлением в Смоленске 12. Домен смоленского князя вблизи столицы был, следова­тельно, «втиснут» среди местных владельческих сел. Видимо, частично захватывались земли еще сохранявшихся здесь свободных общин, а часть земель, вероятно, покупалась. Княжеские земли чересполосно располагались среди владений местных феодалов, что и отразилось в уставе Ростислава.

Не следует думать, что домен князя вблизи Смоленска все домонголь­ское время оставался неизменным. В нашем распоряжении имеются данные, свидетельствующие о том, что он продолжал расти и расши­ряться в XII в. В уставе 1136 г. среди смоленских данщиков упомина­ются Мирятичи — волость, судя по наименованию, лежавшая на реке Мерее, и не упомянут Краен. Река Мерея сливается с р. Свиной в пре­делах современного города Красного Смоленской обл. Вместе с тем под 1165 г. летопись сообщает о передаче Ростиславом Мстиславичем (тог-



^ Археологическая карта Смоленской земли.

1 сюпления поселений, выплачивавших дань в Смоленск в 1136 г. (по курганам); 2 — скопления поселений, не выплачивавших дани в Смоленск (по курганам); 3 — территория княжеского домена вблизи Смоленска и владельческих сел смоленских феодалов; 4 — граница Смоленской земли; 5 граница древнерусских племен; 6 — волоки Смоленской земли по топонимам («волок» и пр ); 7 ' — часть княжеского домена вблизи Смоленска, присоединенная между 1136 и 1165 гг.; 8 — земли княжеского домена в удалении от Смоленска.

да уже киевским князем) Василева и Красна «Романови Вячеславлю внуку» 13. Так как в тексте перед этими пунктами упоминается Витебск, то совершенно очевидно, что здесь идет речь о Смоленской земле (а не о Киевской, где также есть Василев и Краен). Как доказано В. В. Се­довым, остатки древнего смоленского Красна следует видеть в городи­ще Зверовичи, в 12 км от современного Красного, а Василева — в 3 км от д. Васильеве, неподалеку от Красного, на р. Вехре14. Оба пункта не были городами, так как в конце XII—XIII в. не платили смоленскому епископу «погородья» 15, несомненно — это феодальные центры в той во­лости, которая в 1136 г. именовалась Мирятичи. Они, догадываемся мы,

теперь принадлежали разросшемуся княжескому домену, который пог­лотил волость Мирятичей, и князь Ростислав мог передать их во владе­ние по своему усмотрению. Так расширился домен смоленского князя в XII в. за счет сравнительно плодородных земель к западу от Смо­ленска.

Все же мало вероятно, чтобы домен, «втиснутый», как мы сказали, среди земель коренной смоленской знати, обладал бы размерами, удов­летворяющими смоленских князей, семья которых разрасталась. Из ле­тописей видно, что в других княжествах домениальные земли князя часто были удалены от основного центра и в этом отдалении имели сравнительно компактный характер. В ростовском Ополье, например, Мономах вынес свои владения на Клязьму, где основал город своего имени и противопоставлял его «боярско-вечевому Ростову»16. Его сын Юрий Долгорукий, обменивая у брата Ярополка киевского Переяславль Русский на земли своего княжества, «вда[ему] Суждаль и Ростов и прот-чюю волость свою, но не всю» 17. Город Владимир здесь не назван, он, следовательно, оставался за Долгоруким как его центр домениальных владений. Когда Изяслав Мстиславич полоцкий был переведен в Пе­реяславль и полочане его изгнали, выясняется, что у него оставалось только «передний волости его»—окраинный Минск, к которому Ярополк и добавил Туров и Пинск (1132 г.)18. Видимо, в период насильст­венного княжения Изяслава Мстиславича в Полоцке (полоцкие князья тогда были изгнаны в Византию) , Минск и окружающие его сильно заселенные земли рассматривались как княжеские домениальные вла­дения. То же и на юге. При походе на Чернигов 1148 г., разграбив села Ольговичей под городом, «нача Изяслав (Мстиславич) молвити: се ес-мы их пожгли вся [•••] а пойдем к Любечу, идеже их есть вся жизнь»20. Речь и здесь, следовательно, идет об отдаленной от Чернигова части княжеского домена.

Где же могли быть подобные земли в Смоленской земле? Весь север страны от правого берега Днепра исключается, так как именно там располагались волости, выплачивавшие смоленскому князю дань21. Этой же данью были охвачены земли по верхней Десне — область Деш-нян, волость Пацинь и Заруб, а позднее и западные земли вятичей22-Помимо земель вокруг Смоленска (характер их мы выяснили) в устав Ростислава не включена полоса скоплений поселений, тянувшихся, судя по курганам, с перерывом лесными массивами от Дорогобужа к юго-за­паду: вдоль бассейнов Остра и Сожа (на Соже лишь два пункта пла­тили мизерную дань — Прупой и Кречут, которую собирали явно не с окрестного многочисленного населения, а с проезжающих по этой реке) вплоть до Днепра в юго-западной части земли. Что было в XII в. вокруг Дорогобужа, окрестности которого были заселены не очень плотно, не знаем, но остальная территория по Сожу и Остру, по-видимому, и отно­сится к тем землям, где следует искать княжеский «удаленный от Смо­ленска» домен. О наличии таких земель здесь прежде всего сигнализи­руют топонимы, соименные смоленским князьям,— города Мстиславль и Ростиславль, не упомянутые в уставе 1136 г., но фигурирующие в гра­моте о Погородье и Почестье (конец XII — начало XIII в.). По внешним признакам и даже по абсолютной величине детинцы того и другого крайне близки23. Раскопки показали, что они выстроены во второй чет­верти— середине XII в. (Ростиславль, по-видимому, раньше Мстислав-ля), и оба представляли солидные крепости с внушительной фортифи­кационной системой. В Ростиславле, погибшем в самом начале своего

существования в результате пожара, найдено костяное навершие с кня­
жеским знаком, близким тамгам Всеволода Ярославича (1078

1093 гг.) и его правнука Ростислава смоленского, а обломок деревян­ной «дружинной» чаши с рисунком воинов, «распревшихся» с князем, как бы указывает на дружинные, княжеские пиры24.

Сказанное не вышло бы за пределы чистых предположений, если бы не один крайне важный текст летописи, на который обычно не обраща­ют внимания, под 1154 г.: «Пошел Дюрди в Русь, слышав смерть Изяс-лавлю и бысть ему противу Смоленску весть: „брат ти умерл Вячеслав, а Ростислав побежен, а Изяслав Давидович седить Киеве"». Узнав это, «Гюрги поиде к волости Ростиславли. Ростислав же слышав то, и тако скупя воя своя многое множьство, исполця полкы своя и поиде противу ему к Зарою...»25 Положение, следовательно, таково: в то время, когда", узнав о смерти киевского Изяслава Мстиславича, Долгорукий двинулся из Ростово-Суздальской земли в Русь, в Киеве произошли следующие события. В городе возникло двоевластие престарелого Вячеслава Вла­димировича и его племянника Ростислава Мстиславича, переехавшего из Смоленска в Киев. Предстояло разбить под Черниговом Ольговичей и Давыдовичей, чем был бы обезопасен Киев от посторонних претенден­тов на стол (по крайней мере, до прихода Юрия). Но в это время умер Вячеслав, и Ростиславу пришлось бросить войско и вернуться на похо­роны. Наскоро раздав имущество умершего дяди, Ростислав выехал к своему войску, но черниговцам уже помогали полчища половцев. Он был разбит, едва не погиб, перебрался ниже Любеча через Днепр и ушел в свои смоленские владения. Любопытно, что Долгорукий своим путем в Русь избрал не обычный путь через вятичей (что было ближе, но труднее из-за отсутствия попутного течения рек), а через враждеб­ный Смоленск — видимо, зная, что Ростислава там нет.

В Смоленске уже знали о событиях в Киеве, и суздальский князь пошел теперь другим, кратчайшим путем-—тем, по которому через 16 лет везли в Киев умирающего Ростислава. Что это за «волость Рос­тислава», к которой повернул Долгорукий? Он ведь находился у Смо­ленска, и «волость» не могла здесь означать все Смоленское княжество. Что это за «Зарой», у которого произошла встреча, а затем и примире­ние двух князей? Зарой — это, несомненно, описка вместо Заруба (За-роя в топонимии Смоленской земли нет, а топоним «Разрытый», при­нятый с легкой руки П. В. Голубовского даже А. Н. Насоновым26, не­убедителен — из-за антитезы смысла). Текст летописи, что Ростислав, услыхав о движении Долгорукого к его «волости», «скупя воя своя [...] и поиде противу ему» к Зарубу (а не в догонку ему, если бы Ростислав был в Смоленске), показывает, что, когда Юрий подошел к Смоленску, Ростислава там не было. Он, видимо, находился в своих вотчинах в южной Смоленщине, куда прибыл только что после бегства из-под Чер­нигова и собирал свои расстроенные полки. «Волостью Ростислава», таким образом, летописец именует не все Смоленское княжество (где Юрий уже находился), а его домениальные владения вне Смоленска, в области скоплений поселений, где Ростислав отстроил город, наимено­вав его своим именем — Ростиславль (Рославль), а позднее и второй город — Мстиславль (в честь своего отца) 27.

Так подтверждается наше предположение о существовании домени-альных владений смоленского князя Ростислава Мстиславича в удале­нии от Смоленска. Дополним, что здесь же возле владений Ростислава находились и владельческие села его семьи. В соседней волости —

57

Заруб, как показал П. А. Раппопорт, было село его сестры Рогнедино 28 Не исключено, что и соседний топоним Княгинино имеет древнее проис­хождение, связанное с той же Рогнедой. В волости Пацынь есть велико лепное городище Осовик с крошечным детинцем мысового типа (где мог поместиться только один укрепленный двор) и большим укрепленным окольным городом. Невозможно согласиться с П. А Раппопортом и К. В. Павловой, что это городище представляет остатки города Заруб29, так как между Осовиком и волостью Заруб (определяемой по топони­му Рогнедино, сохранившемуся и поныне) лежит волость Пацынь. Но типологическое сходство городища Осовик с городищем Зверовичи (ле­тописный Краен) показывает, что и эта мощно укрепленная усадьба принадлежала, по-видимому, какому-то весьма крупному феодалу, все­го вероятнее, также члену смоленской княжеской семьи.

Подведем итоги Приведенные данные позволяют заключить, что в XII в в Смоленской земле существовал неуклонно развивающийся кня­жеский домен Как и в некоторых других княжествах, в это время он состоял из двух частей. Одна находилась вблизи Смоленска, ее земли чересполосно переплетались с землями смоленской городской знати. Между 1136 и 1165 гг. она расширилась за счет Мирятичей. Другая охватывала земли юга (и юго-запада?) Смоленской земли Здесь Рос­тиславом были основаны крупные княжеские центры Ростиславль и Мстиславль, а на соседних землях были отдельные центры его семьи (Рогнедино в Зарубе, вероятно, Осовик и др.). Эта удаленная от Смо­ленска часть княжеского домена возникла на новых (ранее радимиче-ских) землях, присоединенных к Смоленскому княжеству (как мы выяснили в работе об Уставе 1136 г.) лишь в начале XII в Не случайно помимо Смоленска только в Ростиславле и Мстиславле раскопками (П. А. Раппопорта и автора) открыты домонгольские остатки храма и многочисленные плинфы. Все они датируются эпохой Ростислава и сви­детельствуют о его заботах о личных домениальных центрах Смоленском земли.

Таковы первичные выводы, к которым приводит сравнение письмен­ных источников с данными археологии.

* * *

^ 1 Б Д Греков Киевская Русь М, 1949, 4 «ПСРЛ», т VII, стр 232

С В Юшков Очерки по истории фео- 5 В В Седов Сельские поселения цент-

дализма в Киевской Руси М — Л , ральных районов Смоленской земли —

1938, ^ А П Новосельцев, В Т Пашуто, «МИА», вып 92, М, 1960, стр 31

Л В Черепнин Пути развития фео- 6 В В Седов Указ соч, стр 31, 49,

дализма М, 1972 127—128

2 «Памятники русского права», т II М, 7 ^ М К Любавский Областное деление и
1953 (редакция А А Зимина), «Смо- местное управление Литовско-Русскоп

ленские грамоты XIII—XIV вв» М, государства — «ЧОИДР», 1892 кн

1963, ^ Я Н Щапов Смоленский устав IV, стр 269

Ростислава Мстиславича — «Археоло- 8 В В Седов Указ соч , стр 49

гический ежегодник 1962 г» М, 1963, 9 П Н Третьяков Средневековые замчи-

^ А В Поппэ Учредительная грамота ща Смоленщины — «Историке археоло-

смоленской епископии — «Археологи- гический сборник» М , 1962

ческий ежегодник 1965» М, 1966, 10 ^ A H Лявданский Некоторые данные о

Я Н Щапов Княжеские уставы и городищах Смоленской губернии —

церковь в древней Руси М, 1972 «Научные известия Смоленского roc

^ 3 Л В Алексеев Устав Ростислава смо- университета», т III, ч 3 Смоленск,
ленского 1136 г и процесс феодализа- 1926, В В Седов Указ соч

ции Смоленской земли — «Slowiame w 11 ^ И И Толстой О русских амулетах,
dziejach Europy» Poznan, 1974 именуемых змеевиками — «ЗРАО», Но

вая серия, т III, вып 3—4 СПб, 1888, И И Толстой, Н П Кондаков Рус­ские древности в памятниках искусст­ва, т V СПб, 1897, стр 158 и рис 219, «Смоленский вестник», 1853, № 21, «Смоленский вестник», 1892, № III

12 В, Л Янин, М X Алешковский Про­
исхождение Новгорода (к постановке
проблемы)—«История СССР», 1971,
№ 2

13 «ПСРЛ», т II М, 1962, стр 525

14 ^ В В Седов Некоторые вопросы гео­
графии Смоленской земли XII в —
«КСИА», вып 90 М, 1962, стр. 17—
18, он же К исторической географии
Смоленской земли — «Материалы по
изучению Смоленской обл», вып. 4
Смоленск, 1961, стр 334—336

15 Л В Алексеев Древние города Смо­
ленской земли — «СА» (в печати)

16 В Л Янин, М X Алешковский Указ
соч , стр 46

17 «ПСРЛ», т I, вып 2 Л , 1927, стр
302

18 Там же

19 ^ Л В Алексеев Полоцкая земля М,
1966, стр 261—264

20 «ПСРЛ», т II, стлб 361

21 Л В Алексеев Устав Ростислава смо­
ленского, стр 96

22 Там же стр 105

23 ^ Л Аляксееу Старажытны Мстислау
«Помники истории и культуры Белару-
ci» Минск, 1971, № 1, Л В Алексеев
Древние города

24 Л В Алексеев Древний Рости-
славль — «КСИА», вып 139, 1974

25 «ПСРЛ», т II, стлб, 476—477

26 ^ А Н Насонов «Русская земля» и об­
разование территории древнерусского
государства М, 1951, стр 172

27 О строительстве Мстиславля Рости­
славом есть особые свидетельства
(Я Н Щапов Освящение смоленской
церкви Богородицы в 1150 г — «Новое
в археологии» М, 1972, стр 282
«Приложение»)

28 Я Л Раппопорт О местоположении
смоленского города Заруба — «КСИА»,
вып 129. М , 1972

29 Там же, стр 23, ^ П А Раппопорт,
К В Павлова Городище Осовик —
«СА», 1973, № 1, стр 216

5 Н. Н. Воронин, М. Г. Рабинович. Ар­
хеологические работы в Московском
Кремле.—«СА», 1963, № 1, стр. 254
и сл.

6 Этот ров исследователями XIX в. оши­
бочно был отнесен к укреплениям Ива­
на Калиты. См. А. Вельтман. Описа­
ние Нового императорского дворца в
Кремле. М., 1851, стр. 5, 6; И. Е. За­
белин. История Москвы, ч. I. Изд. 2.
М., 1905, стр. 82—83.

7 М. Г. Рабинович. О древней Москве,
стр. 19.

8 На этом участке арку открыли при ра­
ботах в конце XIX в. См.: Я. С. Щер­
батов. К раскопкам в Кремле.— «Ар­
хеологические раскопки и заметки».
М., 1894, № 12, стр. 396.

9 ^ В. И. Федоров, Т. Д. Авдусина, Л. А.
Иванникова, Т. Д. Панова, Н. С. Ше-
ляпина, А. В. Юрасовский. Архитек­
турно-археологические наблюдения в
Московском Кремле.— «Археологиче­
ские открытия 1973 г.». М., 1974, стр.
86—87.

10 См. Отчет об архитектурно-археологи­
ческих наблюдениях на территории-
Кремля за 1972—1973 гг.— Государст­
венные музеи Московского Кремля,
шурф № 23 и др.

11 Н. С. Шеляпина. Отчет об археологи­
ческих наблюдениях на территории
Кремля за 1972—1973 гг.—Архив Ин­
ститута археологии АН СССР, р. 1,
№ 4977, шурфы №№ 18 и 37.

12 Там же, шурфы №№ 2 и 3.

13 ^ В. И. Федоров, Н. С. Шеляпина. Древ­
нейшая история Благовещенского со­
бора Московского Кремля.— «СА»,
№ 4, 1972, стр. 223—234; В. И. Федо­
ров. Благовещенский собор Московско­
го Кремля в свете исследований
1960—1972 гг.—«СА», № 4, 1974, стр.
112—131.

14 П. А. Раппопорт. О методике архео­
логических раскопок памятников древ­
нерусского зодчества.— «КСИА», № 135.
М., 1973, стр. 18.

15 Н. Н. Воронин. Архитектурный памят­
ник как исторический источник.—
«СА», XIX, 1954, стр. 76.


Скачать файл (200.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации