Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Курс лекций (краткий) - История гостеприимства - файл 1.doc


Курс лекций (краткий) - История гостеприимства
скачать (570 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc570kb.16.11.2011 04:21скачать

1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9
^

Тема 8. Гостиничная индустрия в Российской империи, СССР и современной Российской Федерации


На сегодняшний день гостиничный потенциал Москвы и Московской области самый большой в РФ, на втором месте находится Санкт-Петербург, соответственно с гостиничными объектами области, а на третьем месте – Краснодарский край. В данном пособии мы последовательно рассмотрим историю гостиничного дела в этих трех регионах на протяжении трех исторических периодов – императорской России, СССР и современной Российской Федерации. Также в каждом разделе будет кратко обрисовано положение в гостиничном хозяйстве нашего города – Царицына–Сталинграда–Волгограда.


^ ГОСТИНИНИЧНАЯ ИНДУСТРИЯ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ


ГОСТИНИЦЫ РСССИЙСКИХ СТОЛИЦ

XVIII век подарил России новые дороги, первой из которых была до­рога, связывающая Санкт-Петербург с Москвой. На ней появились цар­ские путевые дворцы, отмечавшие этапы дневного пути, почтовые стан­ции и первые верстовые столбы. При Павле I сообщения из Петербурга в Москву доставлялись за 2 дня – неслыханная для того времени скорость, которую обеспечивали 120 курьеров.

Приступили к упорядочению других дорог. Путешествия по стране становились более частыми, приятными и безопасными. Именно в XVIII веке в России формировалось понимание «достопамятностей», ради которых стоило бы предпринимать путешествие. К этим достопри­мечательностям, как их принято называть сегодня, современники отно­сили красивые здания, памятники истории и культуры. То, что среди сохранившихся описаний нет упоминаний о гостиницах, говорит толь­ко о том, что гостиничный бизнес, хотя и выделился в самостоятельную отрасль, имел строго функциональную направленность, не переходящую в потребность «обретаться» в зданиях, «которыя зрению человеческому сладки». Это восприятие гостиниц сохранялось до конца XIX ве­ка, внесшего существенные коррективы в организацию гостиничного дела.

Санкт-Петербург был первым городом России, строившимся по пла­ну. Он представлял собой как бы экспериментальный цех, где отрабаты­вались передовые идеи устройства городской жизни. Основатель новой столицы Петр I своей волей начал и поддерживал обустройство города на болотах. Однако за годы его правления новая столица, имевшая большое политическое значение, не смогла стать городом, удобным для жизни го­рожан. Заботясь о красоте города, стремясь придать ему вид европей­ской столицы, царь приказывал строить на берегах Невы каменные дома, причем постройки должны были иметь фасады определенного размера, выровненные по единой линии. Для того чтобы это стало возможным, Петр I ввел первую в России «налоговую полицию», ко­торая собирала сведения о доходах частных лиц. Исходя из этих сведений власти определяли, какого размера дом должен построить тот или иной житель. Подобными мерами удалось достигнуть застройки Василь­евского острова рядом довольно красивых каменных домов.

После кончины Петра I обитатели Петербурга, по большей части подневольные и не сочувствовавшие великим преобразованиям, поки­дали город. Последовавшие затем династические коллизии изменили поступательное развитие города, и в течение нескольких десятков лет строительство и обустройство новой столицы затормозилось. В сороко­вых годах XVIII века с воцарения императрицы Елизаветы начинается новый этап развития и благоустройства города. Петербург стал привле­кать большое количество приезжих, поэтому неудивительно, что в горо­де постоянно существовал высокий спрос на жилье и услуги размеще­ния. Эта проблема решалась как строительством домов, в том числе и на продажу или для сдачи квартир внаем, так и устройством трактиров и гостиниц. К этому времени застроился Невский проспект, ставший главной улицей города. Поскольку требование каменного строительства на главных улицах города было возобновлено, то Невский проспект был застроен каменными домами. Первые в России каменные гостиницы были построены также в Петербурге на Невском. До нашего времени дошла гостиница «Европейская», перестроенная в 1873–1875 гг. по про­екту архитектора Фонтана. Первые каменные гостиницы имели два эта­жа, внизу находилась общая зала, на верхнем этаже были «номера» – от­дельные комнаты (иногда с помещениями для прислуги), в которых рас­полагались приезжие гости. На нижнем этаже, в зале, постояльцы обе­дали или проводили время в беседах и игре. Перед гостиницей обычно разбивался палисадник. Представители высших классов обычно снима­ли номер на одного, только в случае отсутствия мест практиковалось бо­лее тесное размещение. Отопление номеров было печным (или камин­ным), вода подавалась слугами, так же как и свечи для вечернего осве­щения. Бытовые насекомые, бороться с которыми не умели, считались непременным атрибутом и неизбежным злом кол­лективного жилья.

Примечательно также то, что до начала XIX века на главных улицах города запрещалось украшать дома коммерческими вывесками. Видимо, качество исполнения последних не радовало глаз градоначальников.

Количество трактиров (гебергеров, как их тогда называли) было довольно внушительным (не менее нескольких десятков), что позволило разделить их на пять разрядов и привлечь владельцев к уплате налогов. В зависимости от оборота владельцы трактиров платили в казну от 50 до 100 рублей ежегодно. Очевидно, гостиничный бизнес того времени при­носил солидный доход, который к тому же не зависел от качества услуг, поскольку налогообложение основывалось на размерах заведения и его обороте, а не на категории комфортности, места расположения, ценах или иных показателях качества.

Трактиры и постоялые дворы предлагали более скромные услуги, чем гостиницы. Располагались они не на главных улицах, поэтому строи­лись из дерева и в один этаж. Самыми известными пригородными трактирами в XVIII–XIX веках были «Желтенький» и «Красный кабачок» в Екатерингофе, а также «На Крестовском» по Шлиссельбургскому тракту. Удаленность от столицы позволяла этим заведениям стать местами загородных гуляний и развлечений петербургского высшего света.

К началу XIX века Петербург располагал средствами размещения ми­рового уровня. Многие гостиницы оставили след в истории города и страны. Некоторые из этих отелей дошли до наших дней, причем благо­даря не только своему расположению, но и архитектуре занимаемых ими зданий, являющихся памятниками истории города, эти гостиницы и сегодня составляют «золотой фонд» Петербурга.

В путеводителе по Петербургу, изданном накануне перестройки, чи­таем: «На Исаакиевской площади расположено здание, облицованное серым гранитом с мансардной кровлей. Это гостиница «Астория», построенная в 1911–1912 гг. по проекту архитектора Лидваля. В настоящее время в комплекс гостиницы входит и соседний дом – бывшая гостиница «Англетер». К моменту своей постройки «Астория» считалась лучшей гостиницей в России». Этот отель тесно связан с историей револю­ционного Петрограда. Во время Первой мировой войны в ней жи­ли высшие командные чины. В 1917 году гостиницу штурмовали отряды матросов, проникшие в здание через окна первого этажа. В первые годы Советской власти гостиница называлась «Первый дом Петроградского Совета», в ней жили руководящие работники первого Советского Правительства. В 1914 и 1934 годах в «Астории» жил писатель-фантаст Г. Уэллс. В бывшей гостинице «Англетер», входящей в комплекс «Астории», 27 декабря 1925 г. в одном из номеров покончил с жизнью С. А. Есенин.

На углу Невского проспекта и ул. Бродского расположена гостиница «Европейская», она возникла в 1873–1875 гг. в результате перестройки более старых домов по проекту архитектора Фонтана (интерьеры переделаны в 1905 г. Мак-кензеном и в 1908–1910 гг. Лидвалем). В гостинице останавлива­лись И. Штраус, К. Дебюсси, И. С. Тургенев, A. M. Горький и В. В. Маяковский. В 90-е годы XX века гостиница была реконструирована и вошла в международную цепь Кемпински под названием «Гранд-отель Европа».

На Невском проспекте расположен другой отель, управляемый международной гостиничной компанией «Шератон», – «Невский Палас». Раньше здесь была гостиница «Гермес», просуществовавшая до блокад­ного времени, затем гостиница рангом пониже – «Балтийская».

В доме № 96 по Невскому проспекту находились меблированные комнаты «Сан-Ремо». Они оставили свой след в революционной исто­рии России. В середине XIX века здесь проживал один из народоволь­цев, участвовавших в покушении на Александра II. Хозяйка комнат, А. Кутузова, помогла понравившемуся ей жильцу устроиться на работу в Третье отделение, где он получил доступ к секретной информации. В 1905 году здесь недолго жили В. И. Ленин и Н. И. Крупская.

Другая достопримечательность Петербурга – гостиница «Октябрьская», называвшаяся в разные годы по-разному, и существовавшая на Знаменской площади уже достаточно давно. В XVIII веке здесь был Слоновый двор. В 1851 году известный богач граф Яков Эссен-Стенбок-Фермор построил дом для увеселительного заведения с казино и маскарадами.

Однако вскоре императорским указом развлечения в этом доме были запрещены, поскольку сочли оскорбительным близость увесели­тельного заведения к железнодорожному вокзалу. Граф продал дом, и в нем устроили гостиницу. Сначала она называлась «Знаменской», затем «Северной» или «Большой Северной». Развлечения, вопреки запрету императора, в гостинице прижились, тем более что в ней имелся непло­хой танцевально-концертный зал. Здесь играл оркестр, устраивались публичные чтения с участием известных писателей.

Привокзальное по­ложение обеспечивало гостинице приток постояльцев, среди которых бывали и знаменитости. В 1859 году здесь останавливался герой Кавказ­ской войны легендарный имам Шамиль, сдавшийся в плен русским войскам и положивший конец кровопролитию на Кавказе. Другим обитателем гостиницы был Д. Каракозов, стрелявший в Александра II у решетки Летнего сада. Именно в этой гостинице террорист жил накануне покушения, служители отеля его опознали и оказали большую помощь следствию. Но значительно больше нашумел в гостинице другой гость. 31 марта 1904 года гостиница вздрогнула: в одном из номеров произо­шел мощный взрыв. Прибывшая на место полиция обнаружила остатки большого склада взрывчатки. Оказалось, что в гостинице жил член «Боевой организации» партии эсеров А. Покатилов. Вместе с Б. Савенковым он готовил покушение на министра внутренних дел Плеве. Поку­шение сорвалось, но Плеве не избежал своей участи: его убил другой эсер, Сазонов, в том же 1904 году.

Гостинице «Северной» повезло: запас взрывчатки у Покатилова был не так уж велик. Куда меньше посчастливилось отелю «Бристоль» у Исаакиевского собора. Столь же случайный взрыв произошел в нем в ночь на 26 февраля 1905 года. Номер, в котором жил эсер Швейцер (он готовил взрывчатку для Сазонова, Савенкова и других), был полностью разрушен, также как и все соседние номера. Взрыв был такой силы, что взрывной волной вещи постояльцев перенесло через площадь в распо­ложенный рядом сквер.

На перекрестке Невского и Владимирского проспектов в старину, когда эта местность еще не была освоена, располагалась Вшивая биржа – место, где собирались носильщики и работал уличный парикмахер. Затем по одну сторону Владимирского проспекта появился ресторан «К.П. Палкин», а по другую – гостиница «Москва». Соседство Вшивой биржи показалось хозяевам заведений малопривлекательным, и она была изг­нана.

Гостиница «Москва» существовала до недавних пор в качестве ресторана. Раньше, до революции, это была гостиница с тем же име­нем, и еще в 1896 году путеводите­ли относили ее к тому разряду оте­лей, которые «при сравнительной дешевизне дают приезжающему известные удобства и даже некото­рый комфорт». Цены в гостинице колебались от 75 копеек до 5 руб­лей. Среди постояльцев был А. Чехов, нечастый гость Петербурга.

В номерах «Москвы» жил юный Суриков; здесь останавливались народовольцы. В первые послереволюци­онные годы «Москва» своей репутации не сохранила. Облава, проведен­ная в ночь с 1 на 2 сентября 1919 года, установила, что «гостиница яв­ляется в полном смысле этого слова притоном, где проделывают свою вакханалию женщины, продающие себя, и уголовные элементы... Арес­товано 25 человек, найден кокаин...». Гостиницу закрыли.

В доме № 16 по Невскому проспекту в конце XVIII столетия нахо­дился самый дорогой, престижный и шикарный отель Петербурга –«Лондон». Правда, в то время он назывался скромнее: хозяин гостиницы немец Георг Гейденрейх называл его «трактир город Лондон». В до­ме №16 этот трактир находился восемь лет, а затем переехал в самое на­чало Невского проспекта, в дом № 1, рядом с Адмиралтейством. Во вто­рой половине XVIII века, за год до переезда трактира, в нем останавливался некто граф Фалькенштейн. Под этим именем по приглашению Екатерины II в Россию прибыл австрийский император Иосиф II. Бывали в «Лондоне» и другие высокопоставленные гости: «королевской датской посланник», константинопольский патриарх, наследный принц Гессен-Дармштадский... Гейденрейх извещал горожан о том, что все его квартиранты остались довольны «Лондоном»: «их милостивое удовольствие, как в квартире, так и в угощении оказали».

Еще одна гостиница, постройка которой относится к XVIII веку, не пережила революционных бурь. На Мойке, примерно на том месте, ко­торое сейчас занимает дом № 40, в 1770 г. был построен трактир, позд­нее называвшийся «гостиница Демута». Здесь останавливались, а неред­ко подолгу жили Пушкин, Грибоедов, Мицкевич, Чаадаев, Тургенев. В октябре 1828 года Пушкин написал в этой гостинице поэму «Полтава».

На канале Грибоедова находилась гостиница «Неаполь», построенная в конце XVIII века. Она знаменита тем, что в ней останавливался декабрист Каховский, здесь он был арестован и увезен на допрос. В 1855 году архитектор Ланге провел реконструкцию здания и оформил фасады в стиле барокко. В 1881 г. здесь собирался исполком «Народной во­ли», готовивший покушение на императора.

В бытовом плане первая половина XIX века мало чем отличалась от предшествующего XVIII столетия. Прогресс в современном смысле это­го слова пришел в гостиничный бизнес только в конце XIX века. Имен­но к этому времени относится использование электрического освеще­ния в номерах и холлах гостиниц, оборудование их системами канали­зации и водоснабжения и т. д. В самом начале XX века в гостиницы Пе­тербурга пришел телефон. В то время телефоны были установлены не только в домах, но и в некоторых конторах и магазинах. Для удобства абонентов к каждому телефонному аппарату прилагался список городских телефонов. Пользование телефоном стоило немалых денег: за каж­дый разговор бралась плата в 25 копеек. Для сравнения: рюмка водки в дорогом ресторане стоила 10 копеек, а в обычных трактирах – вдвое де­шевле.

В Москве же в первое столетие существования Российской империи основными средствами размещения продолжали оставаться постоялые дворы и трактиры. В начале XIX века Павел I повелел строить у всех ворот Белого города «одинаковые фаса дою» гостиницы. Типовой проект таких отелей был разработан петербургским архитектором Стасовым; на сегодняшний день в Москве осталось два таких здания: низенькие желтые дома на Чистопрудном и Страстном бульварах. Еще одно уцелевшее от той эпохи здание расположено на ул. Немировича-Данченко, д. 6. Здесь в начале XIX века была гостиница, в которой останавливался А. С. Пушкин, польский поэт А. Мицкевич. В советские годы в этом до­ме размещался Комитет советских женщин.

Новый период гостиничного строительства в Москве был связан с вхождением страны в эпоху капиталистических отношений, создавших свободный рынок труда и активизировавших межгородские и межрегиональные связи. Возросшая мобильность населения, «кочевавшего» в поисках «лучшей жизни», работы, учебы и т.д., требовала иных подхо­дов к решению вопроса о временном размещении. К концу XIX века на­селение Москвы увеличилось до 700 тыс. человек, а в 1912 г. жителей го­рода было уже 1 млн 398 тыс. 853 человека (с пригородами 1 млн 617 тыс. 157 чел.). Населе­ние города увеличивалось ежегодно примерно на 1% за счет естествен­ного прироста и на 3% за счет пришлого рабочего населения. Уже с кон­ца XIX века в городе обостряется жилищная проблема, которую решали путем возведения новых доходных домов, дешевого муниципального жилья, а также строительства коллективных средств размещения: гости­ниц, трактиров, меблированных комнат, ночлежных домов.

Внешний вид города существенно не менялся, но появились новые специфические сооружения – банки, торговые ряды; лавки и лабазы ус­тупают место магазинам, меблированные комнаты и трактиры превра­щаются в гостиницы.

Конец XIX века начал новую страницу в гостиничной летописи: именно в это время получают распространение величественные каменные здания, возведенные специ­ально для гостиниц, которые дол­жны были соответствовать статусу города, служить его украшению и процветанию.

В 1882 году на прилавках книжных магазинов появилась новая книга «Москва и ея окрестности», предназначенная прежде всего для приезжих и носившая утилитарный характер. Приведем цитату из этого произведения, где описыва­ется интересующий нас предмет: «Поезд пошел тише; еще две-три минуты, и он, сделав несколько последних движений, остановился у дебаркадера. Первою заботой путешественника – выбор гостини­цы, если у него нет родных или знакомых, у которых он заранее предположил остановиться...». К первоклассным гостиницам Москвы принадлежат: «Дюссо» близ Театральной площади, «Славянский базар» на Никольской, «Дрезден» близ Тверской, «Париж» на углу Тверской и Охотного ряда, «Лоскутная» на Тверской. К второклассным принадлежат «Гранд-отель» на Сретенке, «Европа» против Малого театра, Ечкина на Трубе, бывшая Кокорева на набережной Москвы-реки, «Берлин» на Рождественке. О третьеклассных и так называемых меблированных комнатах мы здесь не говорим: на каждой улице Москвы их по нескольку штук, все они по большей части содержатся плохо, а ценами подчас не уступают второклассным гостиницам...

Из семи первоклассных московских гостиниц шесть находились на Тверской улице: «Англия», «Германия», «Север», «Дрезден», «Париж» и гостиница Шевалдышева. Все эти гостиницы (исключая здание, заня­тое «Дрезденом») были снесены в ходе реконструкции Тверской улицы в 1935–1937 годах. Гостиница «Дрезден», занимавшая д. № 6 по Тверской улице, была в ходе той же реконструкции передвинута, надстроена и превращена в жилой дом.

История московских гостиниц неожиданно открывается на старин­ных фотографиях столичных улиц: фотограф запечатлел городской быт конца XIX века с присущими ему чертами, а комментарии к фотосним­кам позволяют словесно дополнить зрительные ощущения.

Одна из лучших гостиниц Москвы – «Лейпциг» – была построена в первой половине XIX века и находилась на углу ул. Петровки и Рож­дественского бульвара. Дом принадлежал купцу А. Столбкову. Позднее здесь открылась гостиница «Россия», замечательная тем, что в ней в одной из первых было проведено электрическое освещение, и ряд книжных магазинов. Еще одна гостиница располагалась на противопо­ложном углу Петровки, в здании постройки архитектора Баженова. Та­кое тесное соседство гостиниц, характерное, впрочем, для многих ев­ропейских городов даже сегодня, может свидетельствовать о начале «гостиничного бума» в Москве в конце XIX века. Очевидно, высокий спрос подстегивал предпринимателей открывать гостиницы и им подобные заведения, не только строя специальные помещения, но и приспосабливая уже имею­щиеся для проживания приезжих. С другой стороны, использование приспособленных помещений ко­свенно говорит о низкой органи­зации системы обслуживания клиентов, поскольку не позволяет систематизировать и унифициро­вать процессы уборки помеще­ний, обслуживания и расселения. Гостиницы, появившиеся на вол­не высокого спроса, легко пере­страивались, в случае необходи­мости, под очередное конъюнк­турное новшество – ресторан, ка­фе, кинотеатр. Все эти превращения претерпел вышеуказанный «дом Баженова» на Петровке: гостиница была заменена рестораном, в начале XX века здесь находился кинотеатр «Мефистофель», затем знаменитое кафе «Трамбле» и фотография «Паола». В сороковых годах дом был снесен.

Респектабельная Ильинка не была «богата» на гостиницы, на ней размещались в основном банки, биржа, магазины, здесь же находились Верхние и Средние торговые ряды. В 1875 году коллекция торговых и банковских зданий была «разбавлена» гостиницей – по проекту архитектора Скоморошенко было возведено Троицкое подворье с трактиром и гостиницей.

Гостиницы, меблированные комнаты настолько тесно примыкали друг к другу в центре Москвы, что на старинных открытках попадали зачастую на один снимок, при этом «за кадром» оставалось значительное количест­во подобных заведений, не представлявших интереса с художественной точки зрения. Так, на Никольской, знаменитой своим «Славянским базаром», находились и другие гостиницы: ближе к Красной площади располагалось Алексеевское торговое подворье с гостиницей и трактиром. Недалеко, в Ипатьевском переулке (рядом с Гостиным двором), находилось здание Варваринского акционерного общества с гостиницей и меблированными комнатами (построено в 1891 году по проекту архитектора Клейна).

Меблированные комнаты, которых, как уже упоминалось в путево­дителе по Москве, было множество, концентрировались в районах по­вышенного спроса: в богатых деловых кварталах их было меньше, чем в разночинских районах, зна­мениты были меблированные комнаты «Россия» на Страстной площади. Множество дешевых меблированных комнат находи­лось на Моховой улице, рядом со зданием Московского универси­тета. Это не удивительно, ведь основной контингент этих комнат студенты и абитуриенты. Однако соседство у студентов было весьма респектабельным: в доме № 21 по Моховой (бывший музей Калинина) находилась одна из лучших гостиниц того времени – «Петергоф». Она примечательна тем, что в 1905 году в ней оста­навливался А. Горький, а его но­мер стал одной из баз народных дружин во время московских со­бытий 1905 г. Другой центр рево­люционной борьбы 1905 года рас­полагался в гостинице «Люкс» на Тверской, там, где сейчас нахо­дится гостиница «Центральная». Гостиницы, построенные в по­следней четверти XIX века, принимали европейский вид как внешне (с архитектурной точки зрения), так и внутренне (обслуживание и оснащение). Номерной фонд делил­ся на номера различной категории: люксы состояли из четырех и бо­лее комнат, обязательной принадлежностью была ванная комната (во­допровод был пущен в Москве в 1892 году, в том же году начаты рабо­ты по проведению канализации, закончившиеся в 1898 г.; тогда были охвачены все центральные районы города). Стоимость люксов доходи­ла до 40 рублей в сутки в гостиницах первого класса (для сравнения, на эти деньги можно было месяц жить и питаться в городе, снимая трехкомнатную квартиру «со столом»). На противоположном конце «ценового ряда» были ночлежные дома, стоимость ночлега в которых составляла 5 копеек за ночь. Номер в средней гостинице обходился примерно в три рубля с человека в сутки. Стандартный номер (двух­местный, одноместный) по оборудованию примерно соответствовал современным с тем различием, что не имел ванной комнаты, а располагал умывальным столиком в уг­лу (воду приносил обслуживаю­щий персонал), камином или гол­ландской печью для отопления (центральное отопление стало распространяться после 1879 года, когда появились первые отапли­ваемые и освещаемые торговые помещения).

Но, конечно главной гостиницей Москвы на рубеже ХIХ и ХХ веков по праву считается гостиница «Метрополь». Своим рождением отель обязан известному меценату С. И. Мамонтову, который для ее возведения собрал талантливых молодых художников и архитекторов: Врубеля, Валькотта, Кекушева, Чехонина. Здание, несмотря на пожары и изменения и по сию пору является одной из достопримечательностей нашей столицы.

Здание построено в модном в то время стиле «модерн», его украшением являются знаменитые майоликовые панно, барельефы, башенки, ажурные решетки и стеклянные купола «Метрополь» был оснащен по последнему слову техники: холодильники, лифты, телефоны, горячая вода, – редкость для того времени. Изысканная публика заполняла роскошные номера и рестораны «Метрополя». В кабинетах «Метрополя» заключали миллионные сделки крупные российские промышленники Морозов и Рябушинский. Часто в «Метрополь» заезжали поужинать люди искусства: В. Брюсов, З. Комиссаржевская, С. Рахманинов, мощный бас Шаляпина сотрясал стеклянный купол ресторана: «Эх, дубинушка, ухнем...».

В 1917 году «Метрополь» с его утонченной архитектурой, с роскошными номерами и ресторанами, превратился в военный объект. Он стал центром ожесточенных боев между юнкерами, верными Временному правительству, и отрядами революционной Красной гвардии. Не выдержав артобстрела, юнкера отступают, и приходят новые хозяева – суровые люди в черных кожанках. Теперь «Метрополь» называется Вторым Домом Советов, где неоднократно выступает В. И. Ленин, живут и работают большевики: Г. Чичерин, Я. Свердлов, Н. Бухарин... В годы НЭПа в Москве опять появляются солидные зарубежные гости, и «Метрополю» возвращают прежний статус – отель высшего разряда. Здесь останавливались Б. Шоу, Б. Брехт и другие известные иностранцы.

Советские граждане попадали в «Метрополь» нечасто, даже большая часть ресторанов и баров была, как тогда называли, «валютной».

Шли годы, Москва росла и строилась, а «Метрополь» старел и ветшал, и в 1986 году его закрыли на ремонт. Решено было восстановить гостиницу по старым эскизам и чертежам и в то же время оборудовать по последнему слову техники: спутниковая связь, кондиционеры, компьютеры, огромный конференц-зал, бизнес-центр, сауна, бассейн, тренажерный зал – все это было вписано в старинные интерьеры гостиницы...


^ ГОСТИНИЦЫ РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ

Что же касается российской провинции, то здесь первые унифицированные гостиницы, соблюдавшие определенный архитектурный и цветовой стандарт, появились по приказу Павла I в конце XVIII века. Любивший во всем порядок, зачастую понимавшийся как однообразие, Павел приказал строить однотипные гостиницы в два этажа, которые располагались на окраинах городов, недалеко от городских застав и были окрашены в желтый цвет. Примером подобного соружения может служить здание в г. Ярославле, появившее­ся уже после постройки железной дороги, соединившей Ярославль с Москвой и Петербургом, относится к концу XIX века. Раньше в нем располагалась гостиница «Бристоль», в настоящее время – это гостиница «Волга».

Схема распространения средств размещения по территории России представляла собой пунктирные линии и более или менее жирные точки: точками были обозначены города и населенные пункты, в которых развивался гостиничный бизнес, а под пунктирными линиями понимались придорожные средства размещения. Необходимость в строительстве средств размещения диктовалась в основном потребностями торговли, связи, паломничеством и частными надобностями путешествующих, в полном соответствии с современной классификацией туристского потока по целям поездок.

Из видов туризма, представленных на сегодняшний день, в России до начала XIX века менее всего был развит, пожалуй, курортный туризм или поездки с целью поправки здоровья на море или к источникам – «на воды». В то время как в Европе курорты пользовались все большей популярностью, а организация пребывания на курортах превращалась в доходный бизнес, в России процесс освоения курортов и создания индустрии отдыха проходил несколько медленнее. Одной из основных причин, определявшей отставание России от Европы, были огромные пространства страны: курорты Кавказа, ставшие доступными в XIX веке, находились от Петербурга и Москвы на расстоянии, примерно равном расстоянию до Баден-Бадена. Несмотря на это, курорты кавказских минеральных вод входят в моду; кроме того, освоение этого края включено в политическую доктрину России, поэтому поездки в этом направлении всячески поощряются. Одно из наиболее ярких свидетельств перемен, происходивших в этом районе, оставил нам А. С. Пушкин, писавший в «Путешествии в Азрум во время похода 1829 года»: «Из Георгиевская заехал на Горячие воды. Здесь нашел я большую перемену: в мое время ванны находились в лачужках, наскоро построенных. Источники, большею частию в первобытном своем виде, били, дымились и стекали с гор по разным направлениям, оставляя по себе белые и красноватые следы. Мы черпали кипучую воду ковшиком из коры или дном разбитой бутылки. Нынче выстроены великолепные ванны и дома. Бульвар, обсаженный липками, проведен по склону Машука. Везде чистенькие дорожки, зеленые лавочки, правильные цветники, мостики, павильоны. Ключи обделаны, выложены камнем; на стенах ванн прибиты предписания от полиции; везде порядок, чистота, красивость...».

Одновременно с Кавказом осваивались и другие экзотические направления: Черное море, Крым. На Черном море центром развития гостиничного бизнеса была Одесса. Постепенно черноморское побережье застраивалось частными виллами, пансионами, гостиницами и т.д.

Описываемые средства размещения (трактиры и гостиницы) можно с полным правом классифицировать как гостиницы и им подобные коллективные средства размещения; в контексте своей эпохи они ближе всего стоят к современным гостиницам, несмотря на ограниченные возможности в предоставлении привычных сегодня услуг. Помимо гостиниц и трактиров, обслуживающих наиболее платежеспособную часть населения, существовали другие возможности организации временного пребывания путешественника в местности, не являющейся местом его постоянного проживания.

Во-первых, можно было разместиться в частном жилом секторе: снять квартиру, комнату, «угол» (спальное место) или целый дом, в зависимости от платежеспособности клиента. Как уже отмечалось, размещение в частном секторе составляло существенную конкуренцию гостиничному бизнесу, а по некоторым участкам рынка гостиничных услуг (например, длительное пребывание, поездки с семьей на длительный срок и т. д.) размещение в жилом секторе превалировало над спросом на гостиничные услуги.

Во-вторых, не очень обеспеченная публика предпочитала услуги ме­блированных комнат. Меблированные комнаты мало чем отличались от гостиниц низшей категории: те же номера, коридорная система с общими удобствами, обслуживающий персонал. Различия касались упрощенной процедуры организации этого вида бизнеса, меньшего налогового бремени, сокращенного ассортимента предоставляемых удобств и более низкой стоимости проживания. Случалось, что меблированные комнаты располагались в одном здании с гостиницей. Клиентами меблированных комнат становились, как правило, представители среднего класса (обедневшее дворянство, разночинцы и т.д.), ограниченные в средствах, но заботящиеся о престиже. Обычно гости останавливались в меблированных комнатах на длительный срок.

О популярности меблированных комнат говорят многочисленные упоминания о них в литературных произведениях, мемуарах и путеводителях.

На самой нижней ступени иерархии средств размещения находились ночлежные дома. Основное их предназначение было в организации ночлега для беднейших городских слоев, вынужденных проводить ночи на улице за неимением собственного жилья и средств, чтобы оплатить наемное. Первые ноч­лежные дома организуются в столице при Екатерине II, но массовым явлением они становятся только со второй половины XIX века, когда активизируется деятельность городских органов управления. Для ночлежных домов город выделял специальные помещения, в которых за низкую плату (три-пять копеек за ночь) нуждающемуся предоставлялась койка в общей комнате на 50 и более человек, при необходимости медицинская помощь, а также услуги бани. За дополнительную плату (не более пяти копеек) постояльцы получали горячие обеды. Ночлежные дома существовали по раздельному принципу: женщины размещались отдельно от мужчин. К началу XX века проблема бездомных уже существовала в крупных городах, хотя, конечно, не в такой острой степени, как в послереволюционные годы. Вместимости существовавших ночлежек не хватало для обеспечения потребностей всех нуждающихся. Деньги, которые выделялись на содержание ночлежных домов, не были достаточными для поддержания порядка в этих заведениях: обслуживающего персонала не хватало, оснащение этих заведений было скромным, а сроки эксплуатации помещений и оборудования постоянно нарушались.

По мере расширения сферы гостиничных услуг и повышения требовательности клиентов к качеству предоставляемых им услуг усложнялась технология обслуживания. В крупных столичных гостиницах производственные процессы были специализированы: появились служащие, работавшие на приеме, в обязанности которых входила регистрация прибывающих, предварительное бронирование номеров (с появлением телеграфа это стало не только возможным, но и широко распространенным явлением), расчеты с клиентами. Специализированный отдел вел бухгалтерию. Существовали свои хозяйственно-инженерные службы. В отдельную службу выделились ресторан и кухня. До начала XX века женщины в гостиницах практически не работали. Номера обслуживались и убирались мужчинами-половыми, начальниками над ними были коридорные и старшие коридорные – прообраз современных администраторов и дежурных по этажу.

Профессиональная подготовка осуществлялась на рабочем месте, с простейших операций к вершинам профессионального мастерства. Организация такой системы обходилась практически без денежных вложений и требовала колоссальных временных затрат: обучение начиналось в детстве (в возрасте 9–10 лет), и только спустя 10 (и более) лет ученик становился мастером и получал право самостоятельной работы. Россия не отличалась в этом плане от других европейских стран.

Широкие обмены специалистами, когда французские повара открывали в России свои рестораны, а немцы – трактиры, способствовали передаче передового опыта. Русскому мальчику, взятому на обучение в ресторан, не обязательно было ехать в Париж, чтобы освоить французскую кухню, другие его сверстники также учились у европейцев обслуживать клиентов в гостиницах.

Однако крупные столичные гостиницы, перенимавшие передовой опыт и соответствующее мировым стандартам обслуживание, являлись частным случаем. На просторах Российской империи царили другие порядки. Вплоть до эпохи индустриализации, изменившей менталитет русского человека и масштабы гостиничной индустрии, обслуживание клиентов в гостиничном бизнесе мало чем отличалось от схемы, принятой двести-триста лет назад. Трактиры, представлявшие собой комбинацию гостиниц среднего класса и ресторана, обслуживались, как уже говорилось, хозяином и слугами: половыми, «белорубашечниками» или «шестерками». Основным поставщиком кадров в гостинично-ресторанный бизнес России была Ярославская губерния. Когда трактиров стало много, появились половые из деревень других губерний, в первую очередь из Московской, Рязанской, Тверской. У В. Гиляровского в книге «Москва и москвичи» встречается описание того, как половые проходили выучку для работы в московских трактирах.

«В старые времена половыми в трактирах были, главным образом, ярославцы – «ярославские водохлебы».

Сначала мальчика ставили на год в судомойки. Потом, если найдут его понятливым, переводят в кухню – ознакомить с подачей кушаний... В полгода мальчик навострится под опытным руководством поваров, и тогда на него надевают белую рубаху...

После этого не менее четырех лет мальчик состоит в подручных, приносит с кухни блюда, убирает со стола посуду, учится принимать от гостей заказы, и наконец, на пятом году мальчик служит в зале. К этому времени он обязан иметь полдюжины белых мадаполамовых, а кто в состоянии, тот и голландского полотна рубах и штанов, всегда снежной белизны и не помятых...

Половые жалования в трактирах не получали, а еще сами платили хозяевам из доходов определенную сумму, начиная от трех рублей в месяц и выше, или 20 процентов с чаевых, вносимых в кассу.

Единственный трактир «Саратов» был исключением: там никогда хозяева не брали с половых, а до самого закрытия трактира платили и половым и мальчикам по три рубля в месяц.

Трактиры работали как рестораны по 14–16 часов в сутки, мальчикам и половым приходилось работать еще больше, поскольку они обслуживали не только зал, но и номера. Особенно тяжело было в простонародных трактирах, постоянно переполненных небогатыми посетителями, требовательными, но не щедрыми на чаевые. Половым приходилось работать не только в помещении трактира, но и выполнять поручения клиентов в городе, например, доставлять забытые вещи или какую-либо информацию.»

Бурное развитие и становление гостиничного дела в России в XIX веке, особенно в мелких провинциальных городах, удаленных от столицы и крупных промышленных центров, можно проанализировать на примере города Екатеринодара и Кубанской области.

Еще в 1801 году Черноморская войсковая канцелярия издала предписание предусматривающее строительство почтовых станций, предназначенных для предоставления ночлега для приезжего люда

По предписанию почтовые станции должны были состоять из двух связанных изб. Одна предназначалась для приезжих, была с печью, трубой, стеклянными окошками, длиной и ши­риной в 3 сажени, с небольшой перегородкой. В ней должны были стоять стол, лавки с примостками, простая кровать шириной в 3 аршина. Другая изба через сени для казаков – шириной в 3 сажени с окошками, печью, нарами на пол-избы. Во дворе должен был находиться амбар для хранения продо­вольственного запаса и конюшня с двумя дверьми для конных казаков, для волов и для подвод, и чтобы все было «под кры­шею». А также конюшня для почтовых лошадей, с выездными воротами, конюшня для приезжих повозок и лошадей, амбар для хранения упряжи. Все должно быть огорожено плетнем.

Развитие города опиралось на приток населения из России, Закавказья. Реформа 1861 года, отменившая крепостное право, вызвала перемещение населения. Более 4 млн крестьян, оставшихся без земли, отправились искать лучшую долю на землях Черномории.

Наряду с почтовыми станциями, заезжими, постоялыми дворами, широкое распространение в Кубанской области получили трактирные заведения двух разрядов. К трактирным заведениям низшего разряда относились харчевни, погреба, пивные погреба и лавки, кабаки (духаны).

В трактирных заведения высшего разряда покои сдавались внаем по вольным ценам. В них законом не запрещались азартные игры (кости, карты), музыка. Трактиры высшего разряда группировались в центре города и принадлежали богатым купцам. Трактир «Биржа» находился на Сенном базаре. Купец Егоров имел трактирное заведение в центре Екатеринодара (1872), богатому симбирскому купцу Сусоколову принадлежало также питейное заведение (1863).

В соответствии со статистическими данными в 1912 году в Екатеринодаре насчитывалось 170 трактирных заведений, 50 меблированных комнат, 27 постоялых и заезжих дворов.

Дешевым приютом для простого народа служили постоялые дворы, содержавшиеся частными лицами. С проезжаю­щих брали пошлину – постоялое. Содержатели постоялых дво­ров, в свою очередь, платили годовой акциз в городской доход.

Для размещения бедноты предназначались приюты, ночлежные дома двух категорий. Первые содержались частными лицами с коммерческой целью, вторые – учреждались общественностью с благотворительной целью.

Ночлежные дома были открыты с 19-ти часов вечера до 6-ти часов утра. За 5 копеек поденщики получали полфун­та хлеба, похлебку, а утром – кружку чая и кусок сахара. В 1913 году газета «Кубанский край» писала: «...с открытием ночлежки наш край превратился из тихого интеллигентного уголка в какое-то свалочное место, где собирается бездомный люд и подонки общества...».

Понимая, что гостиничный бизнес – наиболее рентабельная и богатая сфера деятельности, приносящая быстрые и хорошие доходы, и в связи с назревшими требованиями жизни и многочисленными запросами гостиничной клиентуры богатые предприниматели, купцы стали строить гостиницы достойного класса. Одна из них – «Централь» – имела 50 роскошно обставленных номеров, прекрасный ресторан, в котором ежедневно играл румынский оркестр.

Гостиница «Большая Московская» включала 50 прекрасных номеров с отдельными спальнями и гостиной, в каждом номере имелись водопровод, ванная, водяное отопление, подъемная машина (лифт). С улицы в гостиницу попадали через большие зеркальные двери, над которыми был подвешен козырек на массивных цепях. Сервисное обслуживание было на высоте: к каждому приходящему поезду из гостиницы высылался автомобиль для встречи вновь прибывших. Из других гостиниц 1-го класса в Екатеринодаре в начале ХХ в. можно назвать гостиницы «Метрополь», «Националь», «Нью-Йорк». В них для развлечения потояльцев создавали настоящие шоу-программы, владели приемами гостеприимства, получая при этом большие прибыли.

В Кубанской области открывались и функционировали гостиницы не только в Екатеринодаре, но и в станицах, портовых городах.

Те, кто предпочитал активные виды спорта, использовали гостиницы как место для сборов, чтобы отправиться на рыбалку, охоту на медведей, зайцев. Прекрасным спортивным отдыхом можно было насладиться, приехав в г. Темрюк, где было 2 гостиницы с меблированными комнатами.

В 1909 году в Сочи была построена гостиница «Кавказская Ривьера». Этому отелю создали в России большую рекламу; нужно было завлечь как можно больше гостей. Рекламировали его так: «...отель с рестораном и собственной электростанцией».

Учитывая, что сам город мало кому был тогда известен, тут же в буклете приводилась справка ученого-географа о том, что Сочи лежит на широте Нью-Йорка, но нью-йоркский климат хуже и холоднее.

Здесь находилось 8 консульств: британское, бельгийское, испанское, датское, германское, греческое, итальянское, голландское. Но Новороссийск не пошел по пути прогресса: в горо­де к 1913 году было всего 3 гостиницы, к 1914 насчитывалось 7 гостиниц.

Перед началом 1917 года гостиничное хозяйство на Кубани пришло в запустенье. Торговля, путешествия практически прекратились. Все процессы быстрого и ускоряющегося развития города были прерваны, а показатели благополучия стали ухудшаться.

В нашем же городе Царицыне первым известным нам документально средством размещения следует, по всей видимости, считать постоялый двор и гостиницу немецкой колонии Сарепта. Строительство этих объектов началось в 1768 г., через 3 года после основания колонии, закончено было в 1769 г.

В гостинице были одно- и двухкомнатные номера, трактир в первом этаже, удобства на улице. Рядом располагался постоялый двор, в центре которого размещались сенники и водопровод. Ванны и бани находились на территории колонии.

В числе знаменитых постояльцев были военный инженер Тотлебен, писатель Аксаков, историк и писатель Болтин, граф А. В. Салтыков, а также известные географы-путешественники, академики П. С. Паллас, И. Г. Гмелин, И. И. Лепехин, Фальк, Гильденштедт.

9–10 сентября 1829 г. в гостинице проживал великий немецкий естествоиспытатель Александр Гумбольдт. Здание гостиницы сохранилось на территории нынешнего Красноармейского района города, но, к сожалению, находится в аварийном состоянии и не используется.

Из числа других известных царицынских гостиниц здесь следует назвать гостиницу «Столичные номера», с большим залом ресторана с открытой эстрадой, построенной в 1890 г. находившуюся на месте нынешней гостиницы «Волгорад», отель «Люкс» на ул. Гоголя, названный так по фамилии владелицы Софьи Люкс и имевший единственный в городе лифт для подъема постояльцев на четвертый этаж, а также гостиницу «Националь», гостиницу Белочкина на углу Астраханской и Успенской улиц, Кубасова – на Дубовской улице, Цветкова – на Елизаветинской, Чернова – на Царевской. Имелось также много более дешевых номеров для приезжающих. Следует упомянуть также находившиеся в районе Зацарицынского форштадта (ныне – Ворошиловского района) – базарной площади – краснокирпичные здания Филипповского (по фамилии владельца) постоялого двора и гостиницы. Была в старом Царицыне и «резиденция». Именно так использовался известный дом купчихи Ю. Д. Репниковой на ул. Гоголя. В нем останавливались высокопоставленные особы, например, саратовские губернаторы и архиепископы.

Строились гостиницы и на территории современной Волгоградской области. Например, по данным путеводителя «Спутник по Волге», изданного в Саратовской типо-литографии С. П. Феоктистова в 1905 г., в Камышине имелись гостиницы: Наумова – на Базарной площади, Рыль – на Саратовской улице, Шмыревой – на Саратовской улице, Чевтаева – на Немецкой улице и другие. В Дубовке имелась одна гостиница, располагавшаяся на углу Московской и Набережной улиц.


^ ГОСТИНИНИЧНАЯ ИНДУСТРИЯ В СССР

В 1918 году декретом Советского правительства все гостиницы были национализированы и переданы в ведение местных органов Советской власти. Доставшийся в наследие от дореволюционной России гостиничный фонд в основном состоял из небольших гостиниц. Из-за нехватки жилья городские Советы депутатов трудящихся переселяли людей из трущоб в гостиницы, превращая их временно в жилые дома с коридорной системой, без элементарных удобств. Не избежала подобных преобразований и одна из лучших гостиниц мира – гостиница «Метрополь» в городе Москве.

Трудное экономическое положение СССР, хроническое недофинансирование гостиничного хозяйства и полное безразличие к организации гостиничного дела в стране привели отрасль к крайне плачевному состоянию. Материальная база гостиниц была сильно изношена, сервис низким, а все вместе взятое выливалось в убыточность отрасли и необходимость дотировать ее из государственного бюджета.

К 1937 году Наркомфином СССР было обследовано состояние гостиничного фонда в 110 крупных городах и районных центрах страны, в которых насчитывалось 539 гостиниц. Из них 343 гостиницы на 11 187 номеров были заселены постоянными жильцами, гостиничный фонд в них уменьшился на 50%. К 1938 году в ведении местных Советов депутатов трудящихся на всей территории СССР сохранилось только 1100 гостиниц.

В годы первых пятилеток был построен ряд крупных гостиниц в Москве, Ленинграде, Ростове-на-Дону, Свердловске, Горьком, Волгограде, Иркутске, Челябинске, Иванове, Новосибирске, Шахтах, Саранске и других городах.

Среди построенных за этот период можно назвать ряд больших, хорошо оборудованных по тому времени гостиниц: «Ростов» в Ростове-на-Дону на 1 тыс. мест, «Большой Урал» в Свердловске на 650 мест, «Южный Урал» в Челябинске на 500 мест, «Центральная» в Иркутске на 450 мест, гостиница того же названия в Горьком на 350 мест, «Люкс» в Волгограде на 250 мест и др. Кроме того, много гостиниц было выстроено различными ведомствами и предприятиями.

Наряду со строительством крупных гостиниц значительное внимание уделялось также строительству небольших типовых проектов. Первые типовые проекты гостиниц на 50, 75, 100 и 150 мест были разработаны в 1931 году Временной правительственной комиссией по отбору и изданию типовых проектов гражданских сооружений Цекомбанком.

Гостиницы, построенные в этот период, были недостаточно благоустроенными. Обстановку номера составляли кровати, стол, стулья, шкаф для одежды и белья; иногда имелась прикроватная тумбочка. Мебель была низкого качества, освещались помещения плохо – применялся обычно один све­тильник, расположенный в центре потолка. Такое освещение не создавало правильного светораспределения, рабочий стол и изголовье кровати оставались затемненными. Многие но­мера не были оснащены санитарно-техническим оборудованием. Единых тарифов на услуги гостиниц до этого не было.

И только Постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР «Об упорядочении гостиничного хозяйства и установлении тарифов на номера и койки в гостиницах» № 687 от 27.07.1934 г. установило единую методику исчисления тарифа для всей республики.

При исчислении тарифа на номера и койки в гостиницах следовало исходить:

а) из нормы ежегодных отчислений на ремонт и амортизацию мебели, мягкого и жесткого инвентаря;

б) из фактических расходов по эксплуатации здания гостиниц и оказанию услуг проживающим;

в) из начислений не свыше 25 % прибыли на расходы, указанные в пунктах «а» и «б»;

г) из начислений, установленных законом налогов и сборов.

Устанавливались тарифы на номера и койки для проживающих в гостиницах постановлениями Президиумов горсоветов с последующим их утверждением СНК СССР и край(обл)-исполкомами.

Улучшению оснащенности гостиничного хозяйства мягким и жестким инвентарем, мебелью был посвящен ряд постановлений комиссариатов коммунального хозяйства союзных республик.

Приказом НККХ РСФСР № 362 от 11.06.1939 г. была утверждена типовая номенклатура предметов оборудования гостиниц местных Советов РСФСР. В зависимости от разряда гостиницы четко оговаривался перечень мебели, оборудования, мягкого и жесткого инвентаря для номерного фонда, холлов, вестибюлей, мест общего пользования. Аналогичные приказы издавались и НККХ союзных республик.

В этом же году приказом НККХ РСФСР № 676 от 11.09.1939 г. был утвержден типовой устав гостиничного треста местного Совета. Гостиничный трест являлся самостоятельной хозяйственной единицей и действовал на принципах хозяйственного расчета. На него возлагались хозяйственное управление переданными ему гостиницами и подсобными предприятиями, организация капитального и текущего ремонта гостиниц и подсобных предприятий треста, распределение лимитов, разработка и проведение мероприятий по внедрению хозрасчета в гостиничном хозяйстве и на предприятиях треста, проведение мероприятий по всемерному улучшению состояния гостиниц и обслуживания проживающих в них граждан и т. д. Этим же приказом НККХ утверждался типовой устав гостиницы, непосредственно подчиненной местному Совету. Согласно Уставу, гостиница являлась самостоятельной хозяйственной единицей, действовавшей на принципах хозяйственного расчета. Гостиница пользовалась правами юридического лица, отвечала по своим обязательствам в пределах того имущества, на которое по действующим законам могло быть обращено взыскание.

Отдельные параграфы Устава оговаривали фонды гостиницы, отчетность и ревизию ее деятельности, тарифы на коммунальные услуги и т. д.

Годы второй и третьей пятилеток характеризуются развитием строительства вообще и гостиниц в частности. Повышаются требования как к благоустройству гостиниц, так и к художественному оформлению их интерьера. Существенное влияние на качество интерьера в этот период оказало строительство столичной гостиницы «Москва».

По словам директора гостиницы «Москва» Г. В. Королева, слава и популярность этой гостиницы перешагнули временные рамки. Проходят годы, меняется облик страны и ее мировоззрение, а гостиница «Москва» была и остается одним из архитектурных и исторических символов столицы. А все начиналось так...

Еще в середине двадцатых годов было принято решение о строительстве самой большой гостиницы страны, определено место – улица Охотный ряд, всего в нескольких сотнях метров от Кремля.

Необходимо напомнить, что старый Охотный ряд представлял собой улицу с деревянными и каменными лавками, где бойко шла торговля мясом, птицей, рыбой и зеленью. И вот на этом месте принято решение возвести первую советскую гостиницу.

К постройке был принят проект архитекторов Л. И. Савельева и О. А. Стапрана, а возглавил его академик архитектуры А. В. Щусев. Строительство началось с огромным энтузиазмом и через несколько лет по решению исполкома Моссовета РК и КД (протокол № 53) 20 декабря 1935 года гостиница распахнула двери для первых гостей.

Уникальное архитектурное решение, роскошные холлы, дорогая отделка вестибюлей, авторские полотна всемирно известных художников: Кончаловского, Шишкина, Айвазовского и Поленова были и остаются до настоящего времени предметом гордости гостиницы. Отель сразу же приобрел высокий номенклатурный статус. Первыми его гостями были делегаты Первого Всесоюзного съезда колхозников, Первого Всесоюзного совещания стахановцев, Чрезвычайного съезда Советов, на котором была утверждена первая Конституция страны.

Проживать в «Москве» считалось более чем престижно. На протяжении всего времени гостиница являлась частью истории страны, в ее стенах вершилась судьба нашего Отечества. В «Москве» периодически останавливались и работали известные всему миру люди. Номера гостиницы «помнят» Алексея Стаханова и Валерия Чкалова, Демьяна Бедного и Илью Эренбурга, Г. К. Жукова и К. К. Рокоссовского, Людмилу Целиковскую и Михаила Жарова, Фредерика Жолио-Кюри и Пабло Неруду, Юрия Гагарина и Бориса Ельцина.

«Москва» – одна из центральных московских гостиниц. Расположена она всего лишь в сотне метров от нулевого километра российских автомобильных дорог. Из ее окон видны многие достопримечательности столицы. Золотом сияют купола древних соборов Кремля, на излучине Москвы-реки возвышается вновь отстроенный храм Христа Спасителя, а рядом с гостиницей – знаменитые Большой и Малый театры и современный торговый комплекс на Манежной площади.

Отдельной строкой необходимо сказать о людях, все эти годы трудившихся в гостинице. Им, работникам отеля, доверялось обслуживать первых лиц государства. Именно они принимали участие в проведении правительственных мероприятий и партийных съездов. Именно они представляли отечественный сервис при проведении в нашей стране международных съездов, фестивалей, форумов и конгрессов. И эту миссию работники гостиницы всегда выполняли с честью.

В архивах гостиницы хранятся благодарственные письма от многих людей, имена которых знает весь мир. Именно поэтому и по сей день в гостинице предпочитают останавливаться высокие гости: депутаты Думы, члены аппарата Президента и Правительства Москвы, участники престижных международных конкурсов и фестивалей. По инициативе сотрудников в отеле создается музей истории гостиницы «Москва», где будет отражена история отеля в преломлении с историей страны.

Несмотря на огромные перемены, произошедшие в стране, гостиница «Москва» по-прежнему уверенно занимает одно из первых мест в системе гостиничного хозяйства столицы. Все новое и передовое нашло здесь свое воплощение. «В ногу со временем!» – этот девиз всегда был и остается основньм принципом работы руководства гостиницы. Большинство номеров отвечает всем высоким международным стандартам. Совершенствуется работа традиционных подразделений гостиницы, создаются новые службы.

Гостиница строилась по индивидуальному проекту в два этапа. В 1935 году вступил в эксплуатацию основной корпус, а в 1976–1977 гг. – корпуса А и Б. При проектировании гостиницы «Москва» стояла задача создать современную, красивую и комфортабельную гостиницу, оборудованную современной, высококачественной и удобной мебелью из отечественных материалов. Нужно было построить такую гостиницу «...чтобы она была не Эрмитажем, не музеем, а именно гостиницей, комфортабельной, но лишенной той роскоши, которая не свойственна нашему социалистическому строительству».

Архитектура гостиницы «Москва», к сожалению, не безупречна. Чрезмерно большие площади не оправданы функциями помещений.

Однако нельзя не отметить и положительные стороны строительства, например, проектирование и изготовление специальной гостиничной мебели. Для разных помещений этой гостиницы было выполнено 18 комплектов мебели из различ­ных материалов. Общее освещение потолочными светильни­ками и местное – торшеры, настенные лампы, подвесы – создают комфортные условия в помещениях. Интерьеры гостиницы украшают живописные плафоны. В целом гостиница «Москва» представляет собой гармоничный ансамбль. Это произведение архитектуры является свидетельством принципиального нового подхода к строительству гостиниц советского времени.

Наряду со строительством уникальных гостиниц в этот период проектируются и строятся типовые гостиницы по заранее продуманной программе с расширенным составом помещений, рассчитанным на более полное обслуживание приезжающих.

Всего только по РСФСР (в том числе с учетом гостиничного фонда городов Москвы и Ленинграда) на 1 января 1941 года было 346 гостиниц на 31 329 мест. Всего же в стране перед войной гостиницы имелись только в 669 городах (из 1241), и их общее количество достигало 793. Номерной фонд составлял 64 тысячи мест.

В период Великой Отечественной войны войска фашистской Германии, временно оккупировавшие часть территории СССР, нанесли огромный ущерб гостиничному хозяйству. Из 156 крупных коммунальных гостиниц, находившихся в зоне военных действий, были сильно повреждены 108.

В освобожденных от немецко-фашистских захватчиков городах и сёлах, не дожидаясь окончания войны, восстанавливали гостиничный фонд. Ряд гостиниц («Астория» в Ленинграде, «Приморская» в Сочи и др.) во время войны были пере­оборудованы в госпитали.

Постановлением СНК РСФСР № 336 от 5.04.1943 г. в составе Народного Комиссариата коммунального хозяйства РСФСР организовалось Главное управление гостиничного хозяйства. Коммунальные гостиницы выделялись из системы жилищно­го хозяйства и устанавливалось их непосредственное подчинение коммунальным отделам исполкомов городских Советов депутатов трудящихся. Предусматривались оперативные меры быстрого ремонта разрушенного хозяйства гостиниц, ремонта мебели, оборудования, инвентаря.

Приказом Народного Комиссара коммунального хозяйства РСФСР № 477 от 6.09.1945 г. были введены типовые штаты и штатные нормативы гостиниц и домов приезжих, издан приказ на основе аналогичного постановления СНК СССР.

Подобные нормативные документы, целью которых было улучшить работу гостиничных предприятий, повысить их рен­табельность, издавались и в союзных республиках.

Постановлением СНК СССР № 2263 от 2.09.1945 г. предусматривались показатели для гостиниц повышенного типа обслуживания. Так, гостиницы повышенного типа должны были удовлет­ворять следующим требованиям:

1. Обслуживание приезжих только номерной системой.

2. Обязательное наличие ресторана-столовой, буфета, парикмахерской, электросигнализации, сберкассы, радио, центрального отопления, водопровода, канализации, горячего водоснабжения, ванных и душевых индивидуального и общего пользования, телефона общего пользования и в каждом номере.

3. Обеспечение номеров постельными принадлежностями высокого качества и содержание гостиниц в безукоризненной чистоте.

4. Номера и холлы в гостиницах должны быть комфортабельно меблированы и архитектурно-художественно оформлены.

5. Обеспечение приезжающих ремонтом и чисткой одежды и обуви, стиркой белья, билетами в кино, театры и т. д.

6. Наличие в гостиницах библиотеки-читальни, бильярдных, книжно-газетных киосков.

Для упорядочения взаимоотношений между проживающими в гостинице гражданами и обслуживающим персоналом были введены Правила внутреннего распорядка в гостиницах, находящихся в ведении местных Советов РСФСР, утвержденные Приказом Министра коммунального хозяйства РСФСР № 317 от 10.06.1946 г. Это были самые первые (советские) правила – нормативный документ, положенный в основу гостиничной технологии. С тех пор Правила неоднократно пересматривались, однако и сегодня они не потеряли своей значимости в организации гостиничного бизнеса.

Важными нормативными документами, призванными существенно улучшить обслуживание граждан в гостиницах, стали типовые должностные инструкции для среднего и младшего обслуживающего персонала коммунальных гостиниц РСФСР. Утверждены они были Главным управлением гостиничного хозяйства 24.02.1948 г. и согласованы с ЦК Союза рабочих гостиничного хозяйства.

Типовые должностные инструкции предусматривались для дежурных администраторов, портье, дежурных по этажу, горничных, уборщиц и т. д.

В послевоенный период много гостиниц было построено в разных городах страны: в Ленинграде, Киеве, Риге, Курске, Орле, Воронеже, Вольске и др. В Москве были сооружены благоустроенные гостиницы: «Ленинградская» на Комсомольской площади на 500 мест, «Украина» на Дорогомиловской набережной на 1470 мест, «Советская» на Ленинградском проспекте на 160 мест.

В 1951 году началось строительство гостиниц для экскурсантов и участников ВДНХ. В Москве (районы Марфино, Владыкино, Церковная Горка) было выстроено около 60 корпусов. Это гостиницы «Ярославская», «Останкино», «Золотой колос» и др.

В соответствии с общей направленностью послевоенных лет интерьерам гостиниц придавали дворцовую пышность. Отсюда некоторая абстрагированность архитекторов от рассмотрения вопросов, связанных с лучшей организацией быта проживающих в гостиницах граждан. К мебели, оборудованию, освещению предъявлялись не столько функциональные, сколько эстетические требования. Это предопределило использование во внутренней отделке дорогостоящих материа­лов и изделий, значительно удорожавших строительство гостиниц.

Тенденция создания уникальных сооружений дворцового типа, более всего проявившаяся в гостиницах, толкала художников и архитекторов, работавших над их интерьерами, на путь внешнего украшательства и ложной патетики. Архи­текторы не работали над улучшением внутренней планировки и оборудования зданий, пренебрегали необходимостью создания удобств, требованиями экономики.

Внешняя, показательная сторона архитектуры, изобилующая большими излишествами, отвлекала проектировщиков от главного назначения архитектурного сооружения.

Однако, наряду с недостатками, в архитектуре гостиниц послевоенного периода наметился ряд прогрессивных тенденций. Так, в высотных гостиницах «Украина» и «Ленинградская» в Москве вестибюль является главным элементом планово-объемной композиции первого этажа. Помещения, входящие в состав вестибюльной группы, раскрываются в сторону вестибюля и составляют с ним целостный архитектурный ансамбль, связанный функционально и композиционно. Если войти в гостиницу «Украина», то раскрывается сразу весь комплекс помещений вестибюльной группы, функции которых воспринимаются ясно, благодаря четкости планового решения и отдельных деталей интерьера.

34-этажное здание гостиницы «Украина» введено в эксплуатацию в 1957 году. Она расположена на Кутузовском проспекте в излучине Москва-реки, имеет хорошие подъездные пути и стоянки для автомашин. В гостинице номера высшей и I категории обставлены гарнитурной мебелью из высококачественных пород дерева. Номера уютны и комфортабельны, особый уют создают со вкусом обставленные холлы и вестибюли. На 30-м этаже гостиницы оборудована смотровая площадка, с которой открывается панорама Москвы.

В 1960 году в СССР насчитывалось уже 1476 гостиниц (в 1364 городах из 1665) с номерным фондом, рассчитанным на 137 тыс. человек.

Большим событием явилось завершение строительства в 1967 году одной из самых крупных гостиниц в мире – гостиницы «Россия» (к сожаленю, ныне разобранной из-за несоответствия ее новым экономическим условиям).

Архитектор Д. Чечулин решил здание в виде огромного замкнутого двенадцатиэтажного прямоугольника. Центральная часть решалась в виде двадцатиэтажной башни. Здание высилось на мощном стилобате, созданном благодаря перепаду рельефа местности между улицей Разина и набережной Москвы-реки.

С развитием народного хозяйства, успешным выполнением пятилетних планов росла и подвижность населения, отечественный и зарубежный туризм, расширялись экономические и культурные связи с зарубежными странами. Одновременно возросла потребность в увеличении гостиничного фонда в СССР.

Так, в Украинской ССР гостиничный фонд за десятилетие с 1965 по 1975 год увеличился вдвое. В 1975 году в республике было 799 гостиничных предприятий на 73 300 мест, в том числе 322 в городах и 330 в сельских населенных пунктах. Только за годы девятой пятилетки в Республике введено в эксплуата­цию 97 гостиниц на 11 079 мест в Киеве, Донецке, Львове, Ивано-Франковске, Симферополе и других городах Украины.

Особо хотелось бы отметить гостиницу летнего типа довольно оригинального архитектурного решения «Тарасова Гора» в Каневе, построенную по проекту архитекторов М. Гречины и Н. Чмутиной. Расположена она на зеленых склонах Чернечьей горы – излюбленном месте советских и иностранных туристов, приезжающих на могилу великого украинско­го поэта Т. Г. Шевченко.

В послевоенном Сталинграде, в рамках восстановленя города, было запроектировано сторительство двух крупных гостиниц – «Сталинград», ныне «Волгоград» и «Интурист». Стоявшее на месте нынешнего «Волгограда здание отеля «Столичные номера», в котором в 1918 г. помещался ЧОКПРОД – (Чрезвычайный продовольственный комитет на юге России), а в 30-е гг. – так назаваемый «Дом коммуны», было полностью разрушено в период Сталинградской битвы.

В начале 50-х гг. проект пятиэтажной коммунальной гостиницы разрабатывался архитектором архитектурно-планировочной мастерской – А. В. Куровским. А в 1956 г. закончилось строительство гостиницы «Сталинградская». После 1961 г. гостиница стала называться «Волгоград».

Архитектурная тема фасада основана на двухчастном членении. Нижние два этажа – глубоко рустованная стена с ритмически расположенными окнами прямоугольной формы и пилястрами. П-образное в плане, кирпичное здание имеет главный вход со стороны улицы Мира, в виде колонного подъезда высотой в два этажа , с пятью полуциркульными арками. Углы здания срезаны. Верх здания венчает карниз большого выноса и парапет с балюстрадой. Богатый набор лепных декоративных деталей украшает пилястры главного входа.

Наружные фасады здания облицованы железобетонными офактуренными плитами. Цоколь и вход в здание отделан гранитом. Гостиница имеет 424 номера. 19 из них – высшей категории. В номерах уют и комфорт создает мебель венгерского и финского производства. В гостинице установлена прачечная, химчистка, в здании – ресторан. Более 30 видов услуг оказывается постояльцам отеля. Размеры здания – 18*62*80 м.

Пятиэтажное здание гостиницы «Волгоград» имеет выразительный характер, решено в известном ритме монументальных форм архитектуры и имеет градостроительную, историческую и архитектурно-эстетическую ценность, являясь гармонично вписанным в окружающую среду с единой стилевой застройкой.

Гостиница «Интурист» вступила в строй годом позже. Ее проект был разработан институтом «Сталинградпроект» (автор – архитектор Б. Г. Гольдман). Строительство начато в мае 1953 г. строительным управлением «Сталинградстрой» (СУ-2). Здание гостиницы было принято в эксплуатацию 25 декабря 1957 г. с оценкой «отлично», открытие состоялось 26 декабря 1957 г.

Здание расположено на углу улицы Мира и площади Павших борцов. Угловое расположение определило Г-образную форму плана, скошенный угол здания решен в одну ось. Фасады зрительно разбиты на два яруса, нижний – рустован.

Архитектура здания выдержана в неоклассическом стиле 50-х годов ХХ века. В отделке широко использованы элементы классического декора – пилястры коринфского ордена, парапет с балюстрадой по верху венчающего карниза, бендлеты, лепнина в виде листьев аканта.

В здании предусмотрены два равноценных входа – с улицы Мира и с площади Павших борцов. Оба входа оформлены как объёмные порталы.

В отделке интерьеров широко применены элементы классической ордерной системы и лепные украшения. Здание с подвалом, выполнено из кирпича, оштукатурено, кровля чердачная. Габариты здания в плане 16,3*51,8*553 м.

В последующие годы в Волгограде появились новые комфортабельные (по тем временам) гостиницы – «Волго-Дон», «Турист», «Южная» и другие.


^ РАЗВИТИЕ ГОСТИНИЧНОЙ ИНДУСТРИИ В НОВЕЙШЕЙ

ИСТОРИИ РОССИИ

Крутые политические и экономические перемены, обрушившиеся на страну в начале 90-х гг. ХХ в. вызвали жесточайший кризис в системе туризма и гостиничного бизнеса нашей страны. Гостиницы советской эпохи были рассчитаны на «блатного» командированного – для прочих в советских «отелях» никогда не было мест, либо на невзыскательного внутреннего туриста, которому путевку оплачивал родной профсоюз.

С крахом советского профсоюзного туризма отели советской постройки попали в полосу величайших испытаний. Как и в начале советского периода, их услуги несколько лет оставались почти невостребованными. А потом выяснилось, что стране нужны новые гостиницы – с таким же уровнем сервиса и комфорта как на западе. Прежде всего в Москве, а затем очень робко в других крупных городах стали появляться современные отели крупных европейских и американских цепочек – таких как «Кампински».

Что же касается гостиниц советской постройки, то они нуждаются либо в коренной рекострукции и приспособлении к новым требованиям, либо в сносе, если их невозможно реконструировать. Именно поэтому в центре Москвы была разобрана гостиница «Россия» (с возведением на ее месте, на ценнейших территориях центра столицы полутора десятков наисовременнейших мини-отелей класса «люкс»), а в центре Волгограда недостроенная 22-этажная гостиница «Волга» переоборудована под элитное жилье. Таковы основные тенденции в развитии гостиничного бизнеса в современной России, все увереннее идущей «в ногу» с остальным миром.


Вопросы для самоконтроля

1. Расскажите об основных тенденциях развития индустрии гостеприимства в Российской империи.

2. Приведите примеры становления гостиничного дела в провинциальных городах Юга российской империи? Назовите и охарактеризуйте первую гостиницу в нашем крае.

3. С чем связано развитие гостиничного дела в СССР в 30-е годы 20 века? Приведите примеры крупных гостиничных комплексов, построенных в это время.

4. Расскажите об этапах развития гостиничного дела в СССР в послевоенный период.

5. Расскажите об основных тенденциях развития индустрии гостеприимства в современной России.

6. Почему в Москве снесена гостиница «Россия»?

7. В чем проявляется разница между столицей и провинцией в развитии индустрии гостеприимства на современном этапе

8. Назовите основные центры строительства индустрии гостеприимства на юге России.

Тестовые задания

Развитие гостиничного дела в СССР в 30-е годы ХХ века связано с…

а) государственной политикой, направленной на привлечение иностранных инвесторов;

б) обострением конкурентной борьбы;

в) развитием внутреннего туризма;

г) развитием рыночной экономики.


1   2   3   4   5   6   7   8   9



Скачать файл (570 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации