Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Реферат - Подготовка и написание Маастрихтского договора - файл 1.doc


Реферат - Подготовка и написание Маастрихтского договора
скачать (113 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc113kb.29.11.2011 06:45скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

ХАРЬКОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ РАДИОЭЛЕКТРОНИКИ
Кафедра ИИ


РЕФЕРАТ

Тема: Подготовка и написание Маастрихтского договора

Дисциплина: Болонский процесс и кредитно-модульная система
Выполнил:

Проверил:

2009

РЕФЕРАТ

Реферат содержит 26 страниц, 6 источников.

В реферате освещаются тема подготовки Маастрихтского договора, а также факторы повлиявшие на подготовку и ратификация Маастрихтского договора. Описываются проблемы ратификации и ответные действия Европейского сообщества на эти проблемы.

^ МААСТРИХТСКИЙ ДОГОВОР, ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ, ЕВРОПЕЙСКОЕ СООБЩЕСТВО, РАТИФИКАЦИЯ, ЕВРОПА.
СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………....3

1. ФАКТОРЫ ПОВЛИЯВШИЕ НА МААСТРИХТСКИЙ ПРОЦЕСС......5

1.1 Влияние изменений на востоке Европы…………………….........5

1.2 Германский фактор…………………………………………….…..8

1.3 Американский фактор……………………………………….....…10

2. ПОДГОТОВКА И ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ МААСТРИХТСКОГО ДОГОВОРА……………………………………………………………….....13

3. РАТИФИКАЦИЯ…………………………………………………………19

3.1 Трудности ратификации и разногласия между странами……...19

3.2 Ответные действия Европейского сообщества………………....22

ВЫВОДЫ…………………………………………………………………....24

ПЕРЕЧЕНЬ ИСПОЛЬЗОВАНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ…………………..…...25
ВВЕДЕНИЕ

7 февраля 1992 года в нидерландском городе Маастрихт министры иностранных дел и финансов 12 государств-членов Европейского Сообщества подписали Договор о Европейском союзе, предусматривающий трансформацию Европейского сообщества в экономический, валютный и политический союз.

Договор является одним из крупнейших политических и правовых актов в 40-летней истории европейской интеграции, равный по своему потенциальному значению основополагающим договорам — Парижскому и Римским. Маастрихтский договор открыл новый этап в развитии европейской интеграции и завершил дело предыдущих лет по урегулированию денежной и политической систем европейских стран.

Тема моего реферата – подготовка и написание Маастрихтского договора. Для того чтобы лучше разобраться в этом вопросе, я считаю необходимым, рассмотреть факторы, повлиявшие на Маастрихтский процесс и интеграцию в целом, а так же ратификацию Договора, как результат подготовительной работы, проведенной в процессе разработки этого документа.
^ 1 ФАКТОРЫ ПОВЛИЯВШИЕ НА МААСТРИХТСКИЙ ПРОЦЕСС

1.1 Влияние изменений на востоке Европы
Важная роль в развитии Маастрихтского процесса принадлежит кардинальным геополи­тическим изменениям, которые произошли на рубеже 90-х годов в Европе и СССР и поставили страны ЕС перед необходимостью сохранения политической стабильности на континенте и разработки новых подходов в отношении как государств Восточной Европы, так и бывших советских республик. В результате возникла потребность в согласованной стратегии перед лицом новых вызовов, возникших на востоке континента.

Несмотря на позитивные сдвиги в международной обстановке, продолжают существовать межгосударственные споры, сохраняются и появляются новые источники военной опасности и дестабилизации. Переход бывших социалисти­ческих стран к демократии и рыночной экономике осуществляется болезненно, сопровождается во многих из них снижением жизненного уровня, экономическими и политическими кризисами, ростом социальной напряженности.

Новым источником нестабильности в 90-е годы стало обострение нацио­нальных проблем в странах Восточной Европы и бывшем СССР. Возрождение напряженности, связанной с вековым соперничеством, могло иметь непред­сказуемые последствия для движения к созданию общеевропейского союза. Стремление народов, в прошлом насильственно включенных в состав империй, не имевших своей государственности, к суверенитету в условиях обострения экономического кризиса и политической нестабильности было чревато взрывами агрессивного национализма и гражданскими войнами. Такое положение дел вызывает особую тревогу у многонациональных западноевропейских стран (Великобритания, Бельгия, Испания, Франция), которые не без оснований опасались, что пример бывших советских и югославских республик, а также Чехии и Словакии, может оказаться заразительным и привести к активизации сепаратистских настроений, осложнив внутриполитическую ситуацию в самих западноевропейских странах.

С последним связан и вопрос об угрозе экономической безопасности западноевропейских стран в связи с событиями на Востоке. Отрицание и разрушение старых границ, в которых существовали тоталитарные государства, имело явно выраженную тенденцию к созданию государств- карликов в новых границах, причем еще более закрытых, чем старые.

Усилия Европейского Сообщества в урегулировании югославского кризиса весной 1991 года, показали, что серьезной проблемой является отсутствие действенного механизма формирования и осуществления внешней политики ЕС. Прежний опыт Сообщества оказался неприемлемым в условиях крупнейшего со времени второй мировой конфликта на территории Европы. Политика ЕС по Югославии отражала скорее позицию Германии, проявившей наибольшую активность в этом вопросе, нежели согласованные взгляды всех стран Сообщества.

Усиление миграции из Восточной Европы и бывшего СССР со всей остротой поставило вопрос о координированной иммиграционной политике Сообщества во избежание социальной и политической напряженности, тревожные проявления, которой уже наблюдались в Германии, Италии и других западноевропейских странах. Прежде всего, шла речь, об усилении там правого радикализма, что не могло не вызывать беспокойства у руководства ЕС, видящего в росте нацио­нализма одну из главных опасностей для будущего европейской интеграции.

В период, когда для дальнейших шагов на пути к более высокому уровню интеграция было необходимо отказаться от части национального суверенитета, многие в Европе опасались, что в результате создания Европейского Союза входящие в него страны лишатся национального своеобразия.

Бывшие социалистические страны рассматривались Европейским Сообществом как зона потенциальных угроз военного и невоенного характера. Ситуация осложнялась и тем фактом, что институты безопасности, созданные в биполярную эпоху и отвечавшие реальностям того времени, оказались неэффективными в противостоянии новым угрозам. Само же Европейское Сообщество, несмотря на периодические попытки в 80-е годы играть более самостоятельную роль в формировании курса Запада в области безопасности, традиционно делегировало свои полномочия в этой области НАТО. Таким образом, на рубеже 90-х годов для стран ЕС возникла настоятельная необходимость распространить интеграцию, вступившую в новую фазу с принятием в 1986 году Единого европейского акта, на сферу внешней политики и безопасности.

Западноевропейские страны были заинтересованы во включении Восточной Европы и бывшего Советского Союза в общемировой цивилизационный процесс на базе культурно-исторической общности обеих частей континента. Однако прева­лирование интеграционных процессов в западной части и дезинтеграционных — в восточной со всей остротой ставило задачу обеспечения необратимости демо­кратических преобразований на Востоке, которые должны были, по мнению многих на Западе, превратить демократию в общее политическое будущее Европы конца XX века, открыв путь к созданию «Большой Европы».

Рассматривая восточноевропейские страны как неотъемлемую часть Европы, руководство ЕС не могло не проводить, различий между ними по уровню их политико-экономического развития и, следовательно, подготовлен­ности к участию в западноевропейских интеграционных процессах. Наиболее подготовленными странами для потенциального членства в ЕС, по мнению руководящих кругов Сообщества, на 1991 год являлись государства Центральной и Восточной Европы — Венгрия, Чехословакия и Польша, с которыми были заключены договоры об ассоциированном членстве.

Вместе с тем руководство ЕС отдавало себе отчет в том, что для успешного вовлечения стран Восточной и Центральной, Европы в интеграционные процессы необходим более высокий уровень интеграции в самом европейском ядре.

В отличие от Восточной Европы, которая рассматривалась правящими кру­гами ЕС как неотъемлемая часть единой Европы, Советский Союз, а затем Рос­сия как главная правопреемница СССР для них — лишь важнейший международ­но-политический партнер, от которого в решающей мере зависела безопасность на континенте и в мире. В этом смысле Маастрихтский договор представляет собой попытку отгородить Западную Европу от России и СНГ, но не от Восточной Европы.
1.2 Германский фактор
Особое влияние на развитие Маастрихтского процесса оказывал германский фактор. Вполне очевидно, что внешняя и, в частности, интеграционная политика единой Германии не стала бы простым продолжением линии прежней ФРГ

Известные опасения партнеров по ЕС, и не только их, связанные с немецким объединением, сводились в основном к двум сценариям. В соответствии с пер­вым — сосредоточенная на своих внутренних проблемах и опирающаяся на возросший экономический потенциал, заангажированная на Востоке Гер­мания будет постепенно утрачивать интерес к интеграции, все меньше считаться с желаниями и целями своих партнеров, и в итоге пойдет своим путем. Согласно второму — проводя активную интеграционную политику, ФРГ постарается использовать институты и механизмы ЕС для обеспечения себе гегемонистских позиций в будущей интегрированной Европе (сценарий «германской Европы»). Однако по существу, в основе всего лежало застарелое соперничество, смысл которого: будет ли Германия господствовать в Европе или ее соседям удастся сдерживать ее мощь.

До 1990 года определяющее влияние на европейскую политику оказывали прежде всего интересы безопасности. И в первую очередь это затрагивало ФРГ, которая не могла позволить себе сколько-нибудь существенных разногласий с западными державами, гарантирующими ее безопасность.

Для ФРГ западноевропейская интеграция представляла собой единственно возможную форму восстановления экономической мощи, обретения достойного международного статуса (хотя и при ограниченном суверенитете), а в более отдаленной перспективе — достижение национального единства.

Кроме того, ставшая в короткий срок фактически великой державой, ФРГ оказалась еще менее подготовленной к этой ситуации, чем ее соседи. Она столкнулась с целым рядом таких сложнейших и новых для себя проблем, как вспышки национализма и враждебности к иностранцам, гигантские затраты на развитие новых земель и т.д., для решения которых, требуются время и огромные усилия, что также не может не сказаться на интеграционной политике ФРГ.

Совещания членов Европейского сообщества, посвященные вопросу интеграции, в Дании, и во Франции проходили в основном под флагом «германской проблематики». Бывший тогда премьер-министром Франции Пьера Береговуа, неоднократно заявлял, что в случае прекращения европейского строительства, неизбежно последует «развод Франции с Германией». Он заявлял, что необходимо прочно привязать объединенную Германию к «европейской повозке». В противном случае, Францию и Европу могут ждать самые неприятные последствия. Аналогичные аргументы выдвигал Тьерри де Монбриаль – директор французского института международных отношений. Он считал, что отказ Франции ратифицировать Маастрихтские соглашения, «развяжет руки» Германии, которая посчитает, что теперь она полностью свободна в своих внешнеполитических действиях. Мощная объединенная Германия без труда навяжет финансовую гегемонию Европе, не связывая себя обязательствами в рамках Европейского Союза.

Для немецкого руководства Маастрихт скорее определял общее направление интеграционной политики. В Бонне хорошо понимали, что Маастрихтские соглашения не должны потерпеть крах из-за немецкой политики. Это могло бы привести к исторической национальной катастрофе, в результате которой Германия ока­залась бы изолированной, а процессу европейского единства был бы нанесен непоправимый ущерб. Не следует забывать и о том, что именно объединение Германии послужило серьезным импульсом развитию Маастрихтского процесса.

Однако, географическое положение, вопросы безопасности и уровень экономических связей со странами Центральной и Восточной Европы также обусловливали особое внимание Германии к широко обсуждаемой проблеме возможного распро­странения Маастрихтского процесса на Восток. В Бонне исходили из того, что возведение «стены», отгораживающей ЕС от Восточной Европы, может вызвать серьезные экономические проблемы на Западе, усилить поток беженцев, затруд­нить путь к оздоровлению ситуации на Востоке. Понимая это, представители всех парла­ментских партий ФРГ были едины в том, что действенная интеграционная политика должна быть общеевропейской и что бывшим социалистическим странам необходимо предоставить не только надежду на включение в единую Европу, но и особые условия на неизбежно длительный переходный период.
1.3 Американский фактор
Все послевоенные американские администрации последовательно поддерживали западноевропейскую интеграцию. Руководители США полагали, что наиболее полно американские экономические интересы реали­зуются именно в интегрированной Европе. Объединение Европы рассмат­ривалось в США и как важный фактор обеспечения национальной безопасности, как противовес угрозам с востока континента. Мощная Европа должна была стать падежным союзником США в реализации общих целей в развивающихся странах.

В политической и военно-политической сферах Соединенным Штатам, удалось бы сохранить лидирующие позиции и в то же время постепенно перейти от доминирования в отношениях с союзниками к диалогу и координации курсов.

В экономической сфере при всех разногласиях единая, процветающая Европа намного больше соответствовала интересам США, чем Европа разобщенная. В то же время вряд ли кто-либо сомневался в том, что в случае успешного развития интеграционного процесса США в лице Западной Европы получат мощного экономического конкурента.

Соединенные Штаты исходили из того, что единая Европа отве­чает их долгосрочным интересам, но Европа протекционистская, стремящаяся возвести барьеры от проникновения внешних экономических сил, выступающая с отличными от американских позиций на международной арене, этим интересам противоречила. Такого рода обеспокоенность усилилась в связи с Маастрихтскими договоренностями. Особую тревогу у американских экономистов и политиков вызывала перспектива усиления протекционистских настроений в ЕС под влиянием наметившегося спада в мировой экономике.

В то же время были и достаточно оптимистичные оценки будущего американо-западноевропейских связей «после Маастрихта». Их давали прежде всего те, кто не без оснований полагал, что протекционизм противоречит долгосрочным интересам самой Европы.

Реализация странами ЕС договоренностей действительно создавала новые экономико-правовые границы. Но их неблагоприятное воздействие на отношения с США было бы во многом нейтрализовано тем, что американские транснациональные корпорации, прочно обосновавшиеся в Европе, получили бы весомые выгоды от создания единого рынка.

Но, пожалуй, основным источником оптимизма для американской стороны являлось сохранение теснейшей взаимосвязи двух частей западной цивилизации во всех сферах.

Реализация Маастрихтских соглашений увеличивала риск некоторого дистанцирования Западной Европы от США. В то же время в западноевропей­ских политических кругах, болезненно воспринимающих любые попытки американского доминирования, хорошо осознавали необходимость более актив­ного участия США в обеспечении безопасности континента.

В условиях резких качественных изменений, неопределенности и конфликтов на Востоке, союз с США для западноевропейцев являлся наиболее надежной гарантией мира и стабильности. И в более широком политическом плане именно благодаря координации действий с США считалось возможным обеспечение общих интересов Запада в Европе и за ее пределами. Такие основы не ставились под сомнение ни в столицах стран ЕС, ни в Вашингтоне.

Проблема заключалась скорее в том, что американо-западноевропейские отношения подвергаются существенным переменам, затрагивающим прежде всего их стержневую структуру — Североатлантический союз. Его стратегия, деятельность, военная организация менялись в соответствии с новой ситуацией, не могла оставаться без изменений и роль европейских членов союза.

Приспособление американо-западноевропейских отношений к реалиям все более объединяющейся в политическом плане Западной Европы шли постепенно. В США обращали больше внимания не на декларации стран ЕС, а на их способность с общих позиций решать собственные спорные проблемы. В США не были заинтересованы в том, чтобы иметь дело с единой позицией стран ЕС, имеющей расхождения с американской позицией. Еще меньше поддержки получали проекты формирования странами ЕС независимой от НАТО военно-политической сис­темы. Все это находит отражение в практической политике, направленной на то, чтобы, опираясь на влиятельных сторонников умеренных решений, сти­мулировать развитие политической интеграции в ЕС, не выходящей за опре­деленные пределы. Представители США считали, что выполнение ЕС самостоятельной роли в сфере безопасности вызывает сомнения хотя бы уже потому, что американцы не были намерены предоставлять новой структуре гарантий, аналогичных гарантиям, предоставляемым членам НАТО. Очевидно, что у США были достаточно эффективные рычаги для воздействия на развитие ЕС на данном направлении.

^ 2 ПОДГОТОВКА И ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ МААСТРИХТСКОГО ДОГОВОРА

В начале 1990 г. лидеры Германии и Франции - Гельмут Коль и Франсуа Миттеран выступили с новой и при том весьма значительной инициативой. Если судить по внешней стороне дела, то они были озабочены идеей укрепления легитимности сообществ. Но в действительности речь шла о том, чтобы найти новые пути активизации их деятельности, причем не только в сфере экономики, но и во внешней политике и в области европейской безопасности.

На двух конференциях министров иностранных дел государств-членов сообществ, состоявшихся вслед за франко-германской инициативой, были выдвинуты предложения о созыве двух межправительственных конференций. Одна из них должна была рассмотреть вопрос о политическом союзе, а другая - об экономическом и валютном.

Обе конференции начали работать одновременно с декабря 1990 года. Подготовительная работа велась на уровне министров и экспертов. Широко использовались разработки, сделанные в Комиссии, в первую очередь доклад Жака Делора с предложениями относительно этапов, ведущих к экономическому и валютному союзу и проекта Устава Европейской системы центральных банков и Европейского центрального банка, датированные 1989 годом. При разработке проекта документа о политическом союзе за основу был взят меморандум, составленный Комиссией европейских сообществ в октябре 1990 года. 

Подготовительная работа заняла относительно немного времени, но по своему характеру была напряженной. Различия в позициях участников проявились по многим вопросам, и прежде всего по вопросам, касавшимся объема совместной внешней политики, закрепления за будущим Европейским союзом компетенции в сфере безопасности и обороны. Долго не удавалось договориться о критериях готовности стран-участниц к введению единой валюты. Много споров было по вопросам расширения компетенции Европарламента, принятия решений в Совете министров на основе квалифицированного большинства. Трудно перечислить многочисленные переговоры, согласования, консультации и неформальные встречи на самых различных уровнях, в ходе которых обсуждались и преодолевались противоречия, вырабатывались компромиссы, и достигалось согласие.

Основная идея договора заключалась в том, что сторонами учреждался Европейский союз. Союз создавался на базе Европейского экономического сообщества, которое по условиям договора переименовывалось в Европейское сообщество, дополненного сферами политики и формами сотрудничества в соответствии с вновь заключаемым договором. Основное внимание уделялось нововведениям. При этом существенно изменялся Римский договор 1957 года о Европейском экономическом сообществе, по Договору оно было переименовано в Европейское Сообщество. Это было определенно связано с расширением круга его задач, например, его заметная функция состоит в охране окружающей среды.

Ответственность за денежно-кредитную политику Евросоюза возлагалась на Европейскую систему центральных банков (ЕСЦБ), в составе Европейского центрального банка (ЕЦБ) и национальных центральных банков (НЦБ) государств ЕС.

Последствием договора было введение евро как европейской валюты - евро и установление трёх основ союза — экономики и социальной политики, международных отношений и безопасности, правосудия и внутренних дел. Было установлено, что к 1999 году евро, должна заменить национальные валюты государств-членов.

Была объемно очерчена сфера внешней политики и общей политики безопасности, что говорило о намерении перейти к более высокому уровню согласования действий на международной арене. Предполагалось, что Европейский Союз будет проводить общую внешнюю политику и общую политику безопасности.

Были сформулированы положения о сотрудничестве в сфере правосудия и внутренних дел. Согласовывалась политика предоставления убежища, правила пересечения границ государств-членов и иммиграционная политика, прорабатывались вопросы борьбы с несанкционированной иммиграцией. Рассматривались условия проживания граждан третьих стран на территории государств-членов, борьба со злоупотреблениями в международном масштабе, правовое сотрудничество в области уголовных, гражданских, таможенных дел.

Были выдвинуты основные критерии, которым должны удовлетворять страны, вступающие в Европейский валютный союз: дефицит государственного бюджета не должен превышать 3 процента ВВП, государственный долг должен быть менее 60 процентов ВВП, государство должно в течение двух лет участвовать в механизме валютных курсов и поддерживать курс национальной валюты в заданном диапазоне, уровень инфляции не должен превышать более, чем на 1.5 процента среднего значения трёх стран — участниц Евросоюза с наиболее стабильными ценами, долгосрочные процентные ставки по государственным облигациям не должны превышать более чем на 2 процента среднее значение соответствующих ставок в странах с самой низкой инфляцией.

Рассмотрение подготовленного договора стало главным вопросом на специально созванном заседании Европейского совета. Заседание состоялось 9-10 декабря 1991 года в Маастрихте. Проект был одобрен главами государств и правительств всех двенадцати стран, входящих в Сообщество.

Договор о Европейском Союзе - это объемный документ конституционного характера. По сути, он состоит из нескольких договоров, содержащих обстоятельно разработанные, детализированные статьи. Для того, чтобы уточнить положения документа и создать хорошо работающий механизм реализации, Договор сопровождается дополнительными документами. В их числе 17 протоколов, 33 декларации и одно соглашение.

Можно сказать, что протоколы - это своего рода соглашения, охватывающие лишь некоторых участников договора. Фактически, подобные протоколы являются соглашениями участников по принципиальным вопросам дальнейшего развертывания экономической интеграции в рамках Европейского союза.

Декларации - это документы о намерениях, не имеющие обязательной юридической силы. Они касаются проблем интерпретации и применения основного договора. Декларации, приложенные к Маастрихтскому договору, имеют более общий характер, чем протоколы. Все эти Декларации выступают, с одной стороны, в качестве дополнения к статьям и их «привязки» к другим актам, с другой стороны - они необходимы для решения важных вопросов, возникающих в процессе функционирования Европейского Союза.

С точки зрения юридической техники Маастрихтский договор хорошо отработан, его нормы полно и недвусмысленно определяют правила поведения участников регулируемых отношений. Хотя Маастрихтский договор весьма непривычен и сложен для понимания, Интерпретация многих его положений предполагает обращение к другим правовым актам, в частности к Парижскому и Римским учредительным договорам. Стоит отметить, что Договор о Европейском союзе не отменяет и не заменяет Парижский договор 1951 года и оба Римских договора 1957 года, это же касается и Единого европейского акта 1986 года. Формально Маастрихтский договор создает новую структуру - Европейский Союз и одновременно вносит изменения и дополнения в учредительные договоры (о ЕОУС, ЕЭС, Евроатоме). Все три договора в основном сохраняют силу.

В Договоре о Европейском Союзе сведены воедино несколько блоков, направлений, некоторые из которых по значению своему могли бы быть оформлены отдельными документами. Договор содержит 7 разделов.

В первом разделе «Общие условия» провозглашается учреждение Евросоюза, определяются его главные цели, принципы построения. Наиболее значимым, весомым по содержанию является второй раздел «Положения, изменяющие Договор, учреждающий Европейское экономическое сообщество, с целью учреждения Европейского сообщества». В нем уточняются основные направления деятельности Сообщества, закреплена его обновленная институционная система, установлено гражданство ЕС, обновлены положения об экономической и валютной политике, включая механизмы их реализации. Далее идут разделы, которые вносят изменения в другие два учредительные договора: третий раздел «Положения, дополняющие Договор, учреждающий Европейское объединение угля и стали» и четвертый раздел «Положения, дополняющие Договор, учреждающий Европейское сообщество по атомной энергии».

Вслед изложены два раздела, которые и ознаменовали новые направления интеграции. Пятый раздел «Положения об общей внешней политике и политике безопасности» и шестой раздел «Положения о сотрудничестве в области правосудия и внутренних дел». Договор о ЕС завершается седьмым разделом под названием «заключительные положения».

К числу наиболее важных протоколов можно отнести Протокол об Уставе Европейской системы центральных банков и Европейского центрального банка, Протокол об Уставе Европейского валютного института, Протокол об Экономическом и социальном комитете и Комитете регионов, а также Протокол о переходе к третьему этапу развития Экономического и валютного союза. Фактически подобные протоколы являются соглашениями участников по принципиальным вопросам дальнейшего развертывания экономической интеграции в рамках Европейского союза. 

Специфика Маастрихтского договора состоит в том, что на базе трех европейских сообществ, - а ни одно из них не было упразднено, равно как не произошло и их слияния, - был создан Европейский Союз. Хотя в Договоре и сказано, что Европейский союз учрежден на базе не одних только сообществ, а дополнен сферами политики и формами сотрудничества в соответствии с Договором, практически он представляет собой структуру, объединяющую все три сообщества и реализующую идею их единства.

Характерно, что с учреждением Евросоюза не были созданы новые институты и другие органы. Вторая статья Договора предусматривает, что в Европейском союзе действует единая институционная система. Прежние институты сохранились, их сферы деятельности, основные функции и компетенция не подверглись существенному пересмотру.

Позже многие институты стали называться иначе. Совет европейских сообществ принял решение о том, чтобы впредь называться Советом Европейского Союза. Были переименованы Комиссия европейских сообществ в Европейскую комиссию и Палата аудиторов в Европейскую палату аудиторов. В качестве главного, руководящего органа в системе управления был закреплен Европейский совет. В Маастрихтском договоре сказано: «Европейский совет дает Союзу необходимый побудительный импульс для развития и определяет общие политические ориентиры».

Таким образом, текст Маастрихтского договора отражает «компромиссную платформу», на которой объединяются все социальные силы Европейского сообщества в целях создания сильного Европейского союза.
3 РАТИФИКАЦИЯ

3.1 Трудности ратификации и разногласия между странами
В целом процесс утверждения Договора занял вдвое больше времени, чем предполагалось вначале: полтора года вместо 8—9 месяцев. Как следует из предшествующего изложения, на то были веские причины.

Процесс ратификации договора в странах-участницах шел неодинаково. В Италии, Испании, Португалии, Греции, Голландии, Бельгии, Люксембурге. Договор был сразу одобрен парламентами, причем каждый раз очевидным большинством голосов. В соответствии с конституциями Франции и Ирландии Договор прошел через референдумы, и едва ли не был отвергнут во Франции.

Анализ общественного мнения в Германии показал наличие сильной оппозиции, несмотря на то, что и бундестаг и бундесрат поддержали Договор. Соответственно были внесены изменения в Конституцию Германии. Но в Конституционный суд была предъявлена жалоба на то, что якобы Договор неправомерно переносит полномочия бундестага на Европейский Союз. Конституционным судом Германии было принято решение, в котором указывалось, что положения Договора не нарушают Конституцию (Основной закон), и вместе с тем в ряде случаев Основной закон накладывает некоторые ограничения относительно участия Германии в Договоре.

В Великобритании Соглашение было принят только после снятия серьезной внутрипарламентской коллизии, что на практике могло привести к отставке правительства. Фракция консервативной партии, настроенная против, в парламенте показала, что может добиться большего, чем большинство. Ее позиция была использована лейбористами, которые могли поставить Правительство в трудное положение, не компрометируя официальной поддержки ими самими Договора. В конце концов, Договор был одобрен в палате общин только после того, как премьер-министр заявил, что обеспечит общие перевыборы, если предложение правительства не пройдет при голосовании. Такая угроза оказалась эффективной.

Договор был отвергнут на референдуме в Дани. В ходе последующего референдума, проведенного в этой стране после встречи Сообщества на высшем уровне в Эдинбурге 12 декабря 1992 года, результатом которой было толкование положений Договора, вызывающих основную озабоченность Дании, Договор был одобрен. Другие страны пошли на серьезные уступки датчанам, которые были закреплены в особом «Протоколе о некоторых положениях, относящихся к Дании». Протокол предусмотрел изъятие в отношении данной страны двух важных положений Маастрихтского договора: Дания получила возможность отказаться от участия в третьем этапе экономического и валютного союза; она сохранила статус наблюдателя при проведении совместной оборонительной политики.

Факторы, осложнившие ход ратификации, носят двоякий характер. С одной стороны, это расхождение между политическими «верхами», подготовившими Договор, и значительной частью населения, встретившей его враждебно или по крайней мере настороженно. С другой стороны, вновь всплыли межгосударст­венные разногласия и противоречия, казалось бы, урегулированные или отложен­ные в сторону.

Одно из объяснений состоит в том, что население было плохо осведомлено о содержании Договора. В частности, это подтвердили результаты опросов общественного мнения. Весной 1992 года в целом по ЕС лишь 44 процента респондентов слышали о сессии Европейского совета в Маастрихте, а 49 процентов ничего не знали о ней. Эти данные нельзя не сопоставить с другим показателем отношения населения к Маастрих­тскому договору: 66 процентов опрошенных граждан полагали, что Договор окажет позитивное воздействие на Сообщество; и почти столько же — 63, — что он никак не повлияет непосредственно на их жизнь или что они не могут об этом судить. Иными словами, большинство опрошенных признают большое значение Договора для дальнейшего развития интеграции, но по-прежнему убеждены в том, что воздействие его и Европейского союза в целом на их повседневную жизнь незначительно и далеко уступает по силе "домашним" обстоятельствам. Таким как экономическая конъюнктура в своей стране или политика национального прави­тельства. Отсюда малый интерес, если не равнодушие, к политическим коридорам и бюрократическим будням Европы. Это отношение распространилось также на длительные переговоры в Маастрихте, торги вокруг условий Договора, а затем и на его окончательный текст. Понятный элитам и специалистам, он остался для «человека с улицы» едва ли не китайской грамотой.

Другим фактором, осложнявшим процесс ратификации, являлись межгосударственные разногласия и противоречия как экономического, так и политического характера.

Одна из таких сфер конфликтов – сельское хозяйство. На одних из переговоров с США по вопросам торговли сельскохозяйственными товарами, Европейское сообщество по инициативе Германии пошло на ряд значительных уступок, из-за которых под угрозой оказались интересы французских фермеров. Это вызвало негодование Парижа. Бонн был обвинен в эгоизме и даже предательстве. Позднее конфликт был улажен.

Но наиболее острые противоречия выявились в области валюты. С осени 1992 года Европейская валютная система (ЕВС) находилась в состоянии перманентного кризиса, которая до этого стабильно функционировала в течение шести лет. В октябре и ноябре были девальвированы сначала британский фунт стерлингов и итальянская лира, а потом испанская песета и португальское эскудо, причем первые две валюты сразу на 7 процентов (при установленном пределе в 6), что привело к выходу Великобритании и Италии из ЕВС. В начале февраля 1993 года подвергся девальвации на 10 процентов ирландский фунт.

Экономический спад в Западной Европе оказался более глубоким и длительным, чем предполагалось вначале. В 1992 году, рост совокупного ВВП Сообщества составил 1 процент вместо ожидавшегося увеличе­ния на 2,6 процентов. Численность безработных увеличилась на 3 млн. по сравнению с 1990 г. и достигла 17,5 млн. — 10,1 процентов всей рабочей силы.

Стало очевидно, что намеченные в Маастрихте сроки строительства валютного союза, в том числе перехода в 1998 году к единой денежной единице, находятся под угрозой срыва.

Еще один аспект усилившихся межгосударственных разногласий — различия в понимании характера будущего Европейского союза, его функций и взаимо­отношений с национальными правительствами. Истоки этих разногласий в давний спор между представителями трех течений — европейского федерализма, "Европы отечеств" и политически аморфного «европейского единства» без каких бы то ни было наднациональных структур. С тех пор позиции государств заметно сблизились, в том числе и в ходе подготовки данного Договора. Наиболее «мягкий» вариант Европейского союза отстаивали Великобритания и Дания. Именно под их давлением, из текста Договора было изъято все, что могло бы намекать на федерализацию ЕС, а в специальных протоколах оговаривалось право обоих государств не участвовать в заключи­тельной фазе валютной интеграции, предусматривающей создание единой валюты и переход к наднациональной валютной политике.

Однако достигнутый компромисс оказался непрочным. Негативный исход национального референдума вынудил правительство Дании пересмотреть усло­вия ее участия в Европейском союзе, Ужесточило свои позиции и британское правительство.
3.2 Ответные действия Европейского сообщества
В ответ на трудности, возникшие в ходе ратификации Договора как на национальном, так и на межгосударственном уровнях, руководство Европейского сообщества и правительства стран-членов предприняли во втором полугодии 1992 года ряд активных мер. Они были направлены, во-первых, на успешное завершение процесса ратификации и, во-вторых, на создание благоприятных условий для практического осуществления Договора, после того как он вступит в силу.

Первые шаги были предприняты после датского референдума. Комиссия ЕС и лидеры большинства государств-членов, в первую очередь Франции, Германии, Италии, определили свое отношение к нему практически без промедления. Их позиция сводилась к следующему: во-первых, о пересмотре Договора не может быть и речи, он должен быть ратифицирован и введен в действие в его нынешнем виде; во-вторых, необходимо повсеместно разъяснять населению цели и преимущества Договора, а в долгосрочном плане — сделать процесс принятия решений в ЕС более демократичным; в-третьих, следует найти взаимоприем­лемый компромисс, позволяющий сохранить Данию в качестве участника Договора. После очередной сессии Европейского совета, состоявшейся 26-27 июня 1992 года в Лиссабоне, эта позиция стала уже официальной. Во всех 12 странах была развернута широкомасштабная пропагандистская кампания в пользу Маастрихта.

Эта линия была продолжена на экстренной сессии Европейского совета, созванной в Бирмингеме 16 октября 1992 года. В принятой Декларации на первый план были выдвинуты два принципиальных положения. О том что деятельность институтов Сообщества должна быть более открытой и демокра­тичной и положение основной мотив которого был о том, что единства следует добиваться «без чрезмерной централизации» и уважая историю, культуру и традиции каждой нации. Также были намечены некоторые конкретные меры, направленные на демократизацию процесса принятия решений в ЕС, в том числе систематическая информация о деятельности его органов, расширение консультаций в процессе подготовки решений, увеличение роли Европейского парламента, расширение сотрудничества с национальными законо­дательными органами.

Таким образом, Маастрихтская стратегия предусматривала одновременное развитие интегра­ции «вширь» и «вглубь». Несмотря на трудности, возникшие в процессе ратификации Договора, его авторы не отказывались от данного курса. Но им представлялось несомненным, что это будет один из наиболее трудных аспектов интеграционной политики.

ВЫВОДЫ

Под влиянием международных политических и экономических факторов, которые сложились на рубеже 80-90-х годов XX века, возникла потребность в углублении интеграции в регионах западной, центральной и частично восточной Европы. В связи с этим, Европейским сообществом было принято решение о начале разработки документа, который должен был быть направлен непосредственно на углубление интеграции среди европейских стран.

Задача ставилась непростая, ведь одновременно с углублением интеграции, от договора требовалось удовлетворение интересов сторон. Во время составления Маастрихтского договора, была проделана огромная работа. Проведено несколько совещаний между главами стран-участниц.

В ходе ратификации в некоторых странах возник ряд проблем, некоторые из которых были устранены путем внесения поправок и дополнений. Но несмотря на эти проблемы, авторы не отказывались от взятого курса, что подчеркивает необходимость принятия этого соглашения.

Но усилия были не напрасны и в результате почти трехлетней работы, 9-10 декабря 1991 года Договор был одобрен главами государств и правительств всех двенадцати стран, входящих в Сообщество, а 7 февраля 1992 года – принят.

^ ПЕРЕЧЕНЬ ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Борко Ю. А. От европейской идеи к единой Европе // Ю.А. Бортко - М.: Издательский Дом Деловая литература, 2003. - 464 с. 

  2. Маастрихтский договор: трудности ратификации, поиски решений, перспективы / [Борко Ю.А., Баринов М.В., Бусыгина И.М., Буторина О.В., Тяжелова В.В.]. - М.: Издательский Дом Деловая литература 1993. - 30 с.

  3. Зиядуллаев Н. М. Союз независимых государств // Общество и экономика № 2, 1998. – с.45-57.

  4. Турукис Г. Н. Маастрихтский договор: уроки ратификации // Мировая Экономика и Международные Отношения №1, 1994 С. 79-90.

  5. Википедия. Свободная энциклопедия [электронный ресурс] / заголовок с экрана – 10.12.09. режим доступа: http://ru.wikipedia.org/.

  6. Договор о Европейском Союзе [электронный ресурс] / сайт Евросоюза – заголовок с экрана – 10.12.09. режим доступа: http://www.ruseu.org/article.php?id=20.



Скачать файл (113 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации