Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Лекции по истории психологии - файл 1.doc


Лекции по истории психологии
скачать (5378.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc5379kb.26.11.2011 08:41скачать

1.doc

1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   37
^

ТЕМА 8. РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИИ В РОМАНТИЧЕСКИЙ ПЕРИОД (ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XIX в.)


  • 8.1. Общая характеристика развития научного познания в начале XIX в.

  • 8.2. Развитие философско-психологических воззрений

  • 8.3. Достижения в области физиологии, оказавшие влияние на развитие психологического знания

^

8.1. Общая характеристика развития научного познания в начале XIX в.


Девятнадцатый век открывает новую страницу в истории не только психологического знания, но в области всего научного познания. Как справедливо отмечается, "первая половина XIX века ознаменовалась рядом таких научных открытий и обобщений, которые не только существенно изменили представления в отдельных отраслях знания, но и подготовили почву для создания во второй половине XIX в. новой картины мира (Развитие естествознания…, 1977. С. 137).
          Уходящий XVIII век, продолжая реализацию разработанных ранее механистических принципов в познании физического мира и достигнув на их основе в отдельных вопросах значимых результатов, тем не менее зародил в умах ученых скептицизм относительно возможности чисто рационалистического объяснения физического мира. Иррациональная глубина психики оставалась недоступной для постижения традиционным интроспективным методом и с позиций старых теоретических подходов. Интерес к постижению физического мира стал сменяться интересом человека к самому себе. Как отмечают известные историки медицины Ф.Александер и Ш.Селесник, "в период между 1790 и 1840 гг. произошло движение от разума в сторону чувства и веры… Борьба человека с самим собой стала считаться занятием более интересным и многообещающим, нежели борьба его с внешним миром, причем впервые этот внутренний конфликт стал одновременно и предметом интеллектуального рассмотрения" (Александер Ф. И др., 1995. С. 200-201). Вероятно, это явилось в определенной мере и следствием изменения европейской политики после смерти Наполеона в 1821 г. - эпоха великих завоеваний и потрясений сменилась концентрацией на внутренних делах государств. Повседневность человека с его интересом к самому себе, к своей собственной судьбе, а не глобальным общественным преобразованиям стали интересовать общество: "Любовь, страсть, дружеские связи и интриги заняли главенствующее положение" в умах людей (Там же. С. 201). Все это определяло повышение интереса к внутреннему миру конкретного человека, способствовало росту внимания к психологической проблематике.
          Вместе с тем, с началом XIX в. в науке стали складываться принципиально новые воззрения, противоречащие идеям неизменяемости природы, все более явно стали обнаруживаться переходы от одного ряда явлений к другому и формироваться, соответствующие представления о единстве и развитии природы. Механическая картина мира "сменялась новым представлением о природе, в основу которого легли принципы сохранения и превращения энергии, детерминизма и атомистики, учение об историческом развитии Земли и органического мира" (Развитие естествознания…, 1977. С. 140).
          По мере того как росла потребность в более глубоком проникновении в законы природы, накапливались новые данные, противоречившие старым представлениям, становилась все яснее необходимость новых методов исследования, нового подхода к изучению окружающего мира и, главное, новых воззрений на природу и ее познание. Метафизические представления, сохранявшиеся в науке, приходили во все большее противоречие с накопленными фактами, которые не поддавались объяснению в рамках старых теорий. Это привело к формированию устойчивого интереса естествоиспытателей и философов в первой половине XIX в. к проблемам метода исследования природы и другим общим вопросам научного познания. И в качестве таких методов стали рассматриваться методы естественных наук, в первую очередь физики и химии. Важно, что очень быстро они доказали свою плодотворность именно в области физиологии в объяснении процессов жизнедеятельности организмов. Тем самым все более четко осознавалась идея о том, что они применимы и к человеку как живому существу.
          В начале XIX в. стали формироваться и новые подходы к психике. Уже не механика и философия, а физиология стимулировала рост психологического знания. Имея своим предметом особое природное тело, физиология превратила его в объект экспериментального изучения. На первых порах руководящим принципом физиологии было "анатомическое начало". Функции (в том числе психические) исследовались под углом зрения их зависимости от строения носителя этой функции, его анатомии. Умозрительные воззрения прежней эпохи физиология переводила на язык опыта. Очень точно охарактеризовал эту ситуацию историк философии В. Вильденбранд: "Победоносное вторжение естественно-научного мышления по существу дела легко нашло себе в социальных и психологических явлениях пункты, в которых оно могло укрепить рычаги своего метода исследования…" (Виндельбанд В., 1997. С. 536).

^

8.2. Развитие философско-психологических воззрений


Первая половина XIX в. характеризуется дальнейшим развитием психологических идей в контексте философии. И хотя естественно-научные открытия в области физиологии все больше и больше расшатывали механистические и идеалистические интерпретации психических явлений, тем не менее пройти мимо основных разработок в контексте указанных подходов означало бы прервать естественный ход динамики психологических идей. Противоречивый характер развития психологического познания наиболее очевидно проступает именно в переходные периоды жизни общества, а XIX в. как раз и относится к таким периодам.
          Какие же идеи и направления и творчество каких ученых представляют наибольший интерес с этой точки зрения?
          Наиболее существенные изменения претерпел ассоцианизм. Как известно, учение об ассоциациях в первую очередь разрабатывалось английскими учеными и уходило корнями в плодотворную почву новой механики. Утверждая естественно-научный взгляд, оно, вопреки попыткам Беркли и Юма превратить ассоциацию в имманентное свойство сознания, объясняло порядок и связь психических явлений действием материальных, телесных причин. Убеждение в том, что закономерный переход от одного факта сознания к другому определяется нейродинамикой (понятой либо как движение "животных духов", либо как вибрация нервных волокон), оставалось господствующим. Тем самым ассоцианизм в XVIII в. нес в себе существенный запас материалистических идей. Однако на рубеже XIX в. ситуация существенно меняется. Под влиянием успехов формирующейся опытной физиологии убедительность умозрительных представлений о телесном субстрате ассоциаций постепенно стала рассеиваться. Оказалось, что ключевые идеи о нервном механизме ассоциаций не имели под собой достаточной реальной физиологической опоры. Когда на рубеже XVIII и XIX вв. физиология принялась "разбирать" этот механизм и выяснять характер взаимодействия его частей, стала очевидной шаткость физиологических схем ассоцианизма, построенных на физических представлениях Декарта и Ньютона. В частности, представления Гартли о том, что деятельность нервных волокон подобна вибрациям струн, которые, сливаясь по законам ассоциации, создают "симфонию" психической жизни, не могли быть приняты в эпоху быстрого умножения реальных знаний об этих волокнах.
          Таким образом, по мере накопления фактологических данных о деятельности мозга, нервной системы и органов чувств, материалистическая линия ассоцианистского учения (в первую очередь умозрительная физиология Гартли и его последователей), выполнив на определенном этапе истории психологического познания свою эвристическую функцию, сошла со сцены. И вот тогда на передний план начинает выдвигаться интроспективная линия ассоцианистской теории: появляются учения, трактующие ассоциацию как имманентно-психический, а не телесно-психический принцип организации и закономерного хода умственных и волевых процессов. Именно так трактуют ассоциации английский врач и философ Томас Браун (1778-1820) в своей работе "Лекции о философии человеческого ума" (1820), Джемс Милль (1773-1836) в труде "Анализ феноменов человеческого ума" (1829). И у Дж. Милля, и у Т. Брауна ассоциация не имеет за собой никаких иных оснований, кроме свойств самого сознания, единственным орудием анализа которого признается интроспекция.
          В Германии идеи ассоциативной психологии своеобразно преломились в концепции Иоганна Фридриха Гербарта (1774-1841), который считается основоположником немецкой эмпирической психологии. В 1814 г. выходит в свет его главный труд под названием "Психология, по-новому обоснованная на метафизике, опыте и математике". Под метафизикой ученый понимал философские, неэмпирические предпосылки новой психологической системы. Он утверждает (как и ассоцианисты), что в душе нет ничего изначального. В то же время он сохраняет понятие о душе, полагая, что иначе немыслимо объяснить единство психической жизни и первоначальный источник ее активности (и в этом исследователь расходится со сторониками ассоцианистского учения). Вместе с тем душа, согласно Гербарту, непознаваема. Поэтому она не может быть предметом науки. Этим предметом являются феномены, доступные опытному изучению - представления. Каждое представление не только имеет некоторое содержание (в этом случае оно совпало бы с "идеей" у Локка, или "ощущением" у Кондильяка,), но и является "энергетической" (силовой) величиной.
          Исходя из этого тезиса, Гербарт разрабатывает учение о "статике и динамике представлений". Представления должны быть или полностью, или частично противоположны друг другу. В результате они взаимно сдерживаются. Между ними складываются отношения конфликта, противоборства. Они теснят друг друга, стремятся удержаться в "жизненном пространстве" сознания и не быть вытолкнутыми за его пределы, в область бессознательного. Психодинамика представлений выражена в их противоположности (когда одно вытесняет другое), сходстве (ведущем к слиянию) и компликации (объединении, при котором сохраняется их раздельность).
          Гербарт возвращается к лейбницевской категории "бессознательного" и соответственно к идее градации представлений, их динамике. Но Лейбниц понимал под монадой сущность, в которой отражается Вселенная, у Гербарта же представление есть феномен индивидуальной души, т.е. явление, которое исчерпывается тем, что дано субъекту.
          Объем сознания, по Гербарту, не совпадает с объемом внимания. Последний и есть апперцепция. Запас представлений, силой которых удерживается преимущественно данное содержание, был назван им "апперцептивной массой". Будучи воодушевлен стремлением внести в психологию "нечто похожее на изыскания естественных наук", Гербарт выдвигает гипотезу о том, что представления в качестве силовых величин могут быть подвергнуты количественному анализу. Он исходил из того, что каждое представление обладает интенсивностью (субъективно воспринимаемой как ясность) и ему свойственна тенденция к самосохранению. Взаимодействуя, они оказывают друг на друга тормозящий эффект, который может быть вычислен.
          Несмотря на фантастичность математических изысканий Гербарта, его тезис о принципиальной возможности математического анализа отношений между психическими фактами был воспринят последующими учеными - Г. Э. Фехнером, в работах по психофизике и Г. Эббингаузом - при исследовании мнемических процессов. Ряд других понятий, разработанных Гербартом, в частности понятия об апперцепции и компликации, также были использованы (в преобразованном виде) психологами последующей эпохи, в особенности школой Вундта. Понятие же о бессознательной психике, о сочетаниях представлений (комплексах), хотя и неосознаваемых, но способных воздействовать на процессы, в отношении которых индивид способен дать себе отчет, может рассматриваться как свидетельство влияния Гербарта на Фрейда.
          Таким образом, как отмечает М.Г. Ярошевский, ассоциативное направление, включая и примкнувшее к нему учение Гербарта, "выступило в первой половине прошлого века как афизиологическое. Этим оно существенно отличалось от ассоцианизма XVII-XVIII вв., пафос которого состоял в том, чтобы объяснить связь и смену психических явлений объективной динамикой телесных процессов, понимавшейся сначала по типу механики, затем - акустики (учения о вибрациях). Умозрительность представлений о физиологическом механизме ассоциаций в соединении со стремлением понять своеобразие процессов, характерных для психической жизни в ее отличии от чисто телесной, привела к учению об ассоциации как имманентном принципе сознания" (Ярошевский М.Г., 1985. С. 183). Тем самым утверждалась идея не материальной, а психической причинности - сознание оказывалось причиной самого себя.
          Вместе с тем в концепциях ассоцианизма начала XIX в. (и близкого к нему гербартианства) выступала проблема особых закономерностей душевной деятельности, не идентичных физиологическим. Это крайне важно, поскольку не возникни такая проблема, не появилась бы, вероятно, и идея построения психологии как самостоятельной науки. Ведь любая наука должна иметь свой собственный, не сводимый к другим, предмет исследования, имеющий свои собственные законы существования и развития. Афизиологический ассоцианизм поставил вопрос об этих законах, после чего только и стал возможен их поиск. Но их постижение возможно было только на путях решения психологических проблем на естественно-научной почве, с использованием физиологических методов и с опорой на биологические модели, а не на противопоставлении психического явления актам телесной жизни, как считали представители позднего ассоцианизма.
          Ряд психологических идей различной концептуальной направленности был высказан в анализируемый период представителями немецкой классической философии.
          Немецкие философы И.Г. Фихте (1762-1814), Ф.В. Шеллинг (1775-1854), Г.В.Ф. Гегель (1770-1831), Л. Фейербах (1804-1872), специально не занимаясь разработкой психологического знания, тем не менее обсуждают в своих работах некоторые важные для психологии вопросы.
          Фихте развивает представления о человеке как деятельном субъекте, противопоставляя творческое "Я" человека учению об ассоциациях (где творческое начало практически не играло никакой роли), рассматривает духовное развитие человека от детства до зрелости как совокупность целесообразных действий этого творческого "Я".
          Шеллинг, рассматривая человека как связующее звено двух миров - природы и духа, настаивал на идее о том, что основные внутренние противоречия человека (природы и духа, сознательного и бессознательного, теоретического и практического, разума и нравственности) утрачивают свою противоположность в высшей целевой деятельности "Я" - в искусстве.
          Гегель выделяет психологию в качестве одного из трех разделов учения о субъективном духе, или индивидуальном сознании (наряду с антропологией и феноменологией духа), различает в человеке ряд аспектов: индивидность (органическое природное начало в человеке), индивидуальность (которая формируется социальной средой) и личность (которой человек становится в результате своей жизнедеятельности). Фейербах пытается трактовать человека как субъекта мышления, указывая (в духе материалистической традиции) на обусловленность сознания объективными материальными процессами.
          Наибольшую распространенность в психологии получили идеи И. Канта (1724-1804). Занимаясь вопросами обоснования теоретического знания, он подчеркивает обособленность знания о душе от других наук о природе в силу того, "что математика неприложима к явлениям внутреннего чувства и к их законам", а учение о душе "никогда не сможет стать чем-то большим, чем историческое учение", поскольку в психологии невозможен эксперимент (Кант И., 1966. С.60). Тем самым психология признавалась лишь описательным знанием. Такая точка зрения авторитетного немецкого ученого-философа к концу века станет одним из аргументов в противостоянии интроспекционистов и сторонников экспериментального метода в психологии. Тем более интересно, что уже буквально через пару десятков лет другой немецкий ученый В. Вундт опровергнет эти рассуждения Канта и своим творчеством будет способствовать превращению психологии в подлинную и самостоятельную науку именно путем применения к познанию психических явлений метода эксперимента. К заслугам Канта в области психологии относят выделение им трех способностей человека (познание, чувство и воля), разработку проблем темперамента, характера и нравственности ("нравственный императив Канта").
          Следует отметить, что в основном немецкие философы отстаивали идеалистические воззрения на психику и сознание, даже тогда, когда поднимались до вершин диалектики.

^

8.3. Достижения в области физиологии, оказавшие влияние на развитие психологического знания


По мнению историков психологии, к числу наиболее значимых для психологии физиологических открытий могут быть отнесены: выявление различий между сенсорными и двигательными нервами; доказательство (на примере зрительного восприятия) того, что материальное воздействие на соответствующий орган, приводящий к возникновению ощущения, воспроизводит только свойства самой нервной системы; доказательство неразрывной связи организма с внешней природой, основанием которой выступает рефлекс, понимаемый не как механико-физический процесс (как считали Декарт и Гартли), а как биологический (так считал выдающийся чешский анатом и физиолог Й. Прохазка).
          В 1811 г. английский анатом, физиолог и хирург Чарльз Белл (1774-1842) публикует полученные опытным путем анатомические данные, свидетельствующие о том, что передние корешки спинного мозга содержат только двигательные, а задние корешки - только сенсорные нервные волокна. Почти одновременно с Беллом в 1822 г. к подобному выводу приходит и французский физиолог Ф. Мажанди (1783-1855). Таким образом, опровергалось мнение о том, что нервные волокна неспециализированны относительно сенсорной и моторной функций. Переход нервного импульса по афферентным нервам (чувствительным волокнам) через спинной мозг на эфферентные нервы (двигательные волокна) получил название закона Белла - Мажанди. Тем самым получило научное подтверждение соответствие между структурой и функцией. Это позволяло объяснить механизм связи нервов через так называемую рефлекторную дугу, возбуждение одного плеча которой закономерно и неотвратимо приводит в действие другое плечо, порождая мышечную реакцию. Наряду с научным (для физиологии) и практическим (для медицины), это открытие имело важное методологическое значение. Оно опытным путем доказывало зависимость функций организма, касающихся его поведения во внешней среде, от телесного субстрата, а не от сознания (или души) как особой бестелесной сущности. Данный вывод способствовал постепенному формированию представлений о локализации рефлекторных путей и лег в основу классического учения о рефлексе как принципе работы спиннномозговых центров в отличие от высших отделов головного мозга.
          Второе открытие было сделано при изучении органов чувств, их нервных окончаний. Оказалось, что какими бы стимулами на эти нервы ни воздействовать, результат будет один и тот же - специфический для каждого из них эффект. Например, любое раздражение зрительного нерва вызывает у субъекта ощущение вспышек света. На этом основании немецкий физиолог Иоганнес Мюллер (1801-1858), член Прусской (1834) и иностранный член-корреспондент Петербургской академии наук, сформулировал "закон специфической энергии органов чувств": никакой иной энергией, кроме известной физике, нервная ткань, не обладает. Тем самым утверждался принцип специализированности нервных элементов, раздражение которых дает только один эффект - ощущение.
          Выводы Мюллера укрепляли естественно-научное воззрение на психику, показывая причинную зависимость ощущений от объективных материальных факторов: внешнего раздражителя и свойства самого нервного субстрата. Этот принцип помогал объяснить различия в модальностях ощущений: для каждого из них предполагался свой вид "энергии" нервов. Он лежал в основе многих продуктивных идей, выдвинутых позже. Однако он не давал возможности объяснить возникновение более общих форм чувственного познания, в частности пространственных образов вещей. Мюллер полагал (опираясь на идеи Канта), что пространственная схема является априорной, присущей сознанию изначально. Мюллер как бы "физиологизирует" этот взгляд, превращая пространство из формы чистого созерцания, какой оно являлось у Канта, в свойство телесного органа (сетчатки глаза), способного порождать пространственные ощущения. На поверхности сетчатки располагаются двухмерные образы, а ощущение глубины возникает благодаря тому, что зрительные ощущения объединяются с осязательными. Таким образом, пространственные ощущения оказывались прирожденными, изначально данными человеку. Подобные взгляды были названы нативизмом. Предпосылкой возникновения нативизма явились не только кантовские идеи, но и господство "анатомического начала" в физиологии. Его сторонники видели причины различий между ощущениями в анатомических различиях нервных путей (волокон и стволов). А это с неизбежностью приводило к выводу, что основные сенсорные единицы и отношения между ними являются прирожденными в противоположность эмпиризму, отводящему главную роль в формировании этих ощущений индивидуальному опыту.
          Наконец, еще одно открытие подтвердило зависимость психики от анатомии центральной нервной системы и легло в основу ставшей очень популярной френологии (от греч. phren - душа, рассудок, ум). Его автор -австрийский анатом Франц Галль (17581-1828) предложил "карту головного мозга", согласно которой различные способности "размещены" в определенных участках мозга. Галль впервые попытался разместить в извилинах больших полушарий все "умственные силы" и качества, какими их изображала психология способностей. Кора головного мозга - а не его желудочки - стала рассматриваться как субстрат психической деятельности. Он руководствовался идеей о том, что в коре головного мозга есть специализированные зоны, отвечающие за осуществление тех или иных психических функций. Это, по мнению ученого, влияет на форму черепа - чем более развита соответствующая зона мозга, тем более выпуклым оказывается соответствующее место на черепе и тем в большей мере развита и определенная психическая функция. Таким образом, появляется возможность определять по "шишкам", насколько развиты у данного индивида ум, память и другие функции. Следовательно, по топологии черепа, ощупывая его, можно было, по мнению Галля и его учеников, выявлять степень развития соответствующих способностей человека. И - в конечном итоге - выявлять индивидуально-психологические особенности человека (Хрестомат. 8.1). Френология, при всей ее фантастичности, привлекала внимание исследователей к экспериментальному изучению размещения (локализации) психических функций в головном мозге. Тем более что эта идея хорошо сочеталась с выводами Ч. Белла, Ф. Мажанди и других ученых о том, что есть совпадение между строением органа и реализуемыми им функциями.
          Френологические воззрения критиковались как идеалистически, так и материалистически ориентированными исследователями. Идеалисты критиковали Галля за подрыв постулата о единстве и нематериальности души. Материалисты же, в частности французский физиолог П. Флуранс (1794-1867), не отступая от учения о мозге как органе мысли, показывали, что френология не выдерживает экспериментальной проверки. Используя метод экстирпации (удаления) отдельных участков центральной нервной системы, а в ряде случаев воздействуя на центры наркотиками, Флуранс пришел к выводу, что основные психические процессы - восприятие, интеллект, воля - являются продуктом головного мозга как целостного органа. Мозжечок координирует движения, в продолговатом мозгу находится "жизненный узел", с четверохолмием связано зрение, функция спинного мозга состоит в проведении по нервам возбуждения. Работы Флуранса сыграли важную роль в разрушении созданной френологией мифологической картины работы мозга.
          В России начало XIX в. связано с формированием основ анатомо-физиологической науки. Так, в 1802 г. Петр Андреевич Загорский (1764-1846) издает первый в России оригинальный учебник по анатомии человека "Сокращенная анатомия или руководство к познанию строения человеческого тела в пользу обучающихся врачебной науке" в двух книгах, который переиздавался в 1802-1830 гг. пять раз, Ефрем Осипович Мухин (1766-1850) в 30-е гг. XIX столетия разрабатывает и реализует в учебном процессе курс анатомии на русском языке, Даниил Михайлович Велланский (1774-1847) переводит на русский язык произведения крупных западно-европейских медиков, в том числе руководство по физиологии Й. Прохазки. Все это свидетельствовало о востребованности отечественной наукой передовых знаний о работе нервно-анатомических структур человека.
          Создание основ материалистического направления в отечественной физиологии прежде всего связано с деятельностью Алексея Матвеевича Филомафитского (1807-1849) - основоположника московской физиологической школы. После защиты диссертации он в 1833-1835 гг. работает в лаборатории И. Мюллера, а по возвращении издает учебник "Физиология, изданная для руководства своих слушателей" (1836) - первый отечественный учебник физиологии. А.М. Филомафитский был одним из первых пропагандистов экспериментального метода в российской физиологии и медицине. Мудров Матвей Яковлевич (1772-1831), выдающийся отечественный врач-клиницист, особое внимание уделял данным объективного внешнего осмотра (пальпация, перкуссия, аускультация) и лабораторным исследованиям больного и впервые в России ввел в клиническую практику опрос больного, тем самым заложив основы анамнестического метода, соединяя в формировании картины болезни объективные и субъективные методы.
          Несмотря на то, что все указанные исследователи были медиками и специально не занимались психологической проблематикой, их научная, практическая и педагогическая деятельность способствовала становлению отечественной психофизиологической школы, которая к концу века стала одной из ведущих в разработке психологии на подлинно научных основах (И.М. Сеченов, В.М. Бехтерев и др.).
          Таким образом, своей лабораторной экспериментальной работой физиологи и медики - люди естественно-научного склада ума - вторгались в область, которая издавна считалась заповедной для философов как "специалистов по душе". В итоге психические процессы перемещались в тот же ряд, что и видимая под микроскопом и препарируемая скальпелем нервная ткань, их порождающая. Оставалось, правда, неясным, каким образом совершается чудо порождения психических продуктов, которые человек не может увидеть, собрать в пробирку и т.д. Тем не менее выяснялось, что эти продукты даны в пространстве. Подрывался исходный метафизический постулат, считавшийся со времен Декарта самоочевидным: душевные явления отличаются от всех остальных своей непространственностью.
          И тем не менее, несмотря на то, что естествознание в первой половине XIX в. уже достаточно далеко ушло от механической картины мира, господствовавшей в XVIII в., а на смену лапласовскому механическому детерминизму и чисто динамическому принципу объяснения причинности в ней, по существу, пришли статистические закономерности развития, новая картина мира еще не была создана (Развитие естествознания…, 1977. С. 139).
          Эта задача была окончательно решена во второй половине XIX в. когда наука, в том числе и психология, от описания предметов и явлений и их систематизации, перешла к анализу процессов, выявлению законов и взаимодействий в природе. Перечисленные открытия исследователей-естествоиспытателей в области рефлекторной теории, учений об органах чувств и головном мозге закладывали основы новых естественно-научных открытий второй половины XIX в., которые и сыграли определяющую роль в обособлении психологии от философии и преобразовании ее в самостоятельную область научного знания.

^

Словарь терминов


  1. Анамнез

  2. Апперцепция

  3. Физиология

  4. Френология

Вопросы для самопроверки


  1. В чем заключаются изменения в научном познании в начале XIX в.?

  2. Какие изменения отмечаются в ассоцианизме в начале XIX в.?

  3. В чем суть положений Гербарта о представлениях?

  4. Какие психологические идеи содержатся в трудах немецких философов в исследуемый период?

  5. Какие достижения физиологии первой половины XIX в. повлияли на развитие психологии?

  6. В чем состоит значение идей И. Мюллера для психологии?

  7. Достоинства и недостатки френологии Галля

  8. Укажите основные достижения отечественных физиологов первой половины XIX в.

^

Темы курсовых работ и рефератов


  1. Основные отличия научной картины мира в XVIII и XIX вв.

  2. Характерные черты развития философско-психологической мысли первой половины XIX в.

  3. И. Гербарт и его вклад в развитие психологической мысли

  4. Творческое наследие Гегеля и его значение для развития психологического знания

  5. Л. Фейербах как представитель классической немецкой философии

  6. Психологические идеи в творчестве Шеллинга

  7. Жизнь и научное творчество И. Мюллера

  8. История становления и развития френологии

  9. Психологические идеи в работах отечественных физиологов в исследуемый период

^

Список литературы


  1. Александер Ф., Селесник Ш. Человек и его душа: познание и врачевание от древности и до наших дней. М., 1995.

  2. Виндельбанд В. История философии. М., 1997.

  3. Кант И. Соч.: в 6 т. Т.6. М., 1966.

  4. Развитие естествознания в России (XVIII - начало XХ века) / Под ред. С.Р. Микулинского, А.П. Юшкевича. М., 1977.

  5. Ярошевский М.Г. История психологии. М., 1985.



1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   37



Скачать файл (5378.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации