Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Реферат - Методология школы Анналов - файл 1.doc


Реферат - Методология школы Анналов
скачать (71.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc72kb.26.11.2011 08:59скачать

1.doc



Уральский государственный университет имени А.М. Горького

Факультет искусствоведения и культурологии
Методология школы «Анналов».

Сущность методов новой истории и их роль в изучении ментального измерения культуры.

Исполнитель:

студентка VI курса

402 группы

Шарикова Елена

Екатеринбург

2009

План работы

Введение 3

Глава I. Возникновение школы «Анналов» 4

Глава II. Сущность методов школы «Анналов» и роль новых методов в изучении ментального измерения культуры 6

Заключение 12

Список использованной литературы 14

Введение

Вопрос о методах исследования является одним из важнейших в научной деятельности, часто он вызывает дискуссии и вынуждает исследователей предъявлять достойные доказательства эффективности и правомерности своего метода. На современном этапе вопрос методологии в области гуманитарного знания также стоит остро, предлагаются новые пути решения этой проблемы. В том числе, продолжает свою деятельность в этом направлении одна из влиятельнейших школ XX века – школа «Анналов» (это напраление получило название также «Новой исторической науки»). Появившаяся во Франции в период между двумя мировыми войнами, она оказало огромнейшее влияние на ученых всего мира. Методы, разработанные основателями школы «Анналов» продолжают изучаться и применяться в современных научных работах. Рассмотрению методологии данной школы, новизны ее подходов и посвящена настоящая работа.

Цель работы: изучив методологию школы «Анналов», выявить сущность методов «новой исторической науки» и определить их роль в изучении ментального измерения культуры.

Реализация данной цели предполагает решение ряда задач:

1) изучить, когда и в связи с чем появилась школа «Анналов», познакомиться с основными представителями школы и их деятельностью;

2) исследовать методологию, созданную в рамках школы «Анналов», выявить основные принципы «новой исторической науки»;

3) выявить значимость новых методов в исследованиях ментального измерения культуры.

В соответствии с задачами исследования, работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.

^ Глава I. Возникновение школы «Анналов»:

необходимость обновления исторической науки.

Школа «Анналов» сформировалась в 20-е – 30-е гг. XX в. и обязана своему возникновению деятельности прежде всего таких историков как Люсьен Февр и Марк Блок. Возникновение данной школы, как пишет А.Я. Гуревич, «ознаменовало подлинную революцию в области исторического знания. Ибо учеными, принадлежащими к этому направлению, сформулированы были новые проблемы, до того историками не ставившиеся; тем самым мощно раздвинуты самые рамки исторической науки, охватывающей ныне практически все аспекты жизни людей прошлого <…> Историками, идущими в русле «Новой исторической науки», разрабатываются методы изучения исторических памятников, которые открывают пути решения новых проблем»1.

В литературе закрепилось название именно «школы», в то время как сами представители этого направления предпочитают говорить о нем как о «Новой исторической науке», а не «школе» (что предполагает некоторую замкнутость и монолитность, в то время как каждого из исследователей, относящих себя к этому направлению, отличает индивидуальное своеобразие подходов).2

Стоявшие у истоков «школы» французские историки Марк Блок и Люсьен Февр в 1929 г. основали исторический журнал («Анналы экономической и социальной истории»), носящий ныне название «Анналы. Экономики, общества, цивилизации», который стал главным способом провозглашать и распространять идеи обновления исторического знания. Обновление было действительно необходимо: история на тот момент в основном была историей политической, историей государств. При этом на нее всё больше распространялась идея эволюции, прогресса, ощутимо было влияние позитивизма. Всё это приводило к тому, что исследователи стали видеть своей задачей поиск и формулировку общих законов истории, таких же точных и везде применимых, как в естественных науках. Некоторые ученые провозгласили полную зависимость историка от фактов и часто впадали в пустой энциклопедизм, демонстрацию эрудиции, занимаясь бездумным накоплением текстов памятников, не подвергая их глубокому разностороннему анализу. Поэтому французские историки школы «Анналов» стали жестко критиковать современную им историческую науку. Основатели «новой исторической науки» мыслили её прежде всего как «науку о человеке», а предметом истории объявили «сознание людей», главной целью своей деятельности они считали необходимость вернуть историческому знанию гуманистическое содержание, насыщение истории проблематикой, которая была бы связана с жизнью современного общества.1 Они разработали новые методы и принципы, позволившие раздвинуть пределы познания, обрести глубину исследований.

После второй мировой войны школа «Анналов» стала доминирующей в исторической науке и оказывала влияние на ученых всего мира. Её право на существование уже никто не подвергал сомнению, во главе школы после смерти Люсьена Февра (1956 г.) встал его ученик Фернан Бродель. Современным главой школы «Анналов» считается талантливейший историк-медиевист Жак Ле Гофф. Среди своих предшественников, повлиявших на становление ученых, Февр и Блок называли Марселя Мосса, Эмиля Дюркгейма и Люсьена Леви-Брюля. В составе школы «Анналов» можно назвать таких исследователей как Эмманюэля Леруа Ладюри, Роже Шартье, Жака Равеля, Франсуа Фюре, Роббера Мандру, Жоржа Дюби, Поля Вейна и многих других.

^ Глава II. §1. Сущность методов школы «Анналов»,

основные принципы «новой исторической науки».

Школа «Анналов» создала собственную методологию, отличную от распространенной в конце XIX – начале XX века преимущественно позитивистской и близкой к естественнонаучной методологии. Однако согласно замечанию А.Я. Гуревича, в рамках самой школы нет единой методологии, так как даже подходы основателей, Люсьена Февра и Марка Блока были различными.1 Принимая это во внимание, отметим и то, что Февр и Блок были единомышленниками и друзьями, оба были настроены против позитивистской историографии и оба стремились к обновлению исторической науки, т.е. у них было и много общего во взглядах. Школа «Анналов» не признает некую конкретную методологию единственно верной, каждый ученый достаточно свободен, может реализовывать свои творческие способности. Однако есть и ряд общих положений, выработанных школой, на характеристике которых необходимо остановится.

Прежде всего, основатели школы делали акцент на необходимости диалога с другими науками, понимании того, что ученый должен быть в курсе современных ему достижений различных областей научного знания.2 Междисциплинарный подход – взаимодействие с такими науками как социология, статистика, психология, география, этнология, религиоведение, филология, а также демография, лингвистика, семиотика, фольклористика, символическая антропология, – должен был способствовать переходу исторического знания на новый уровень. Взаимодействие с другими науками было необходимо и для обновления понятийного аппарата: «ток, бегущий по проводам, перемена фаз, короткое замыкание», - всю эту «сокровищницу образов» предлагал использовать Люсьен Февр, подчеркивая, что эти, заимствованные из современной физики понятия, «с большей гибкостью выражают мысли»3. «Историк нового типа внимательно следит за всеми науками о человеке. Именно это и делает границы истории такими расплывчатыми, а интересы историка такими широкими. Итак, не устанавливайте между историком и ученым-обществоведом тех барьеров и различий, которые была оправданы в прошлом. Все науки о человеке, включая историю, взаимосвязаны. Они говорят, или по крайней мере могут говорить, на одном языке», - писал Ф. Бродель.4 Общение с другими науками о человеке обогащает историка прежде всего новыми вопросами, которые он задает своим источникам, чтобы раскрыть неочевидные их смыслы. Междисциплинарность при этом не самоцель, а то, что позволяет построить всеобъемлющую науку о человеке, изучить различные проявления человека своего времени. Историк, рассматривающий движение самых различных общественных феноменов – экономики, структуры классов или групп, верований, политические кризисы, - наблюдает, по словам Марка Блока, «как они смыкаются в человеческом сознании»1.

Основатели школы обратили внимание на историчность мироощущения. Ключевой стала установка школы на то, что человек другой эпохи мыслит и чувствует иначе. Данное положение было новаторским, – традиционно большинство историков были уверенны в том, что человек во все эпохи развития оставался неизменным, относился к миру, мыслил и чувствовал в Средние века и Новое время одинаково. Этот тезис активно стремились опровергали представители «новой исторической науки», доказывая, что мировоззрение людей формируется их образом жизни: «У каждого общества в определенные эпохи существует особый образ мира и, в частности, собственная картина истории: у каждой эпохи, как писал Февр, свой Рим и свои Афины, свое Средневековье и свой ренессанс.2

Ведущим принципом школы «Анналов» стал принцип «тотальной» или «глобальной» истории. «Тотальная история» – не значит всемирная, это может быть история вполне локальная, одной области или даже церковного прихода, притом охватывать ограниченный отрезок времени, но это история людей, живших в конкретном пространстве и времени, и рассматривается эта история с максимально возможного числа ракурсов, чтобы восстановить все доступные аспекты жизнедеятельности людей, понять их поступки и события жизни в переплетении различных обстоятельств и причин. «Тотальная история» не делит жизнь людей на политическую, религиозную, экономическую, но переключает внимание с одного аспекта на другие, стремиться дать объемную картину исторической жизни на разных ее уровнях.3 Таким образом, происходит попытка выявить тот план социальной реальности, который присутствовал в сознании людей изучаемой эпохи и наносил отпечаток на все их поведение. Так, Марк Блок изучал историю техники, считая ее частью социальной истории. Ученый приходил к выводу, что технические средства начинают использоваться людьми, когда они к этому готовы, когда это отвечает потребностям людей, иначе долгое время могут игнорироваться и полезность их остается незамеченной.

Представители школы «Анналов» изменили и подход к источникам, значительно расширив и дополнив их базу. Источники неисчерпаемы, их информативность зависит от исследователя, - говорили представители «новой исторической науки». Важно то, какие вопросы ученый сможет сформулировать к источнику, чтобы пойти дальше поверхностного пласта, чтобы понять, о чем умолчал источник. Исследование начинается не со сбора материала, а с постановки четкой формулировки проблемы и вдумчивой разработки предварительного списка вопросов. Новые вопросы – новые пласты.4 «История использует тексты – не спорю. Но – все тексты. А не только архивные документы, получившие,… особую привилегию на поставку оторванным от действительности историкам всего их позитивного материала: имён, мест, дат, мест, дат, имён… А и стихи, картины, пьесы: всё это тоже источники, свидетельства живой человеческой истории, пронизанные мыслью и призывом к действию», - писал Л.Февр.1

Еще одна установка школы – изучение ментальностей людей. Слово «mentalite», обозначающее ключевое понятие, сложно для перевода, но под этим понимается «умонастроение», «мыслительные установки», «коллективные представления», «воображение», «склад ума», но наиболее близкий перевод - «видение мира». Понятие это изначально применялось этнологами: Л.Леви-Брюль и другие писали о специфической «ментальности» первобытных людей, таким образом, изначально это понятие обладало оттенком примитивности, недоразвитости, пралогичности. Ученые школы «Анналов» переосмыслили этот термин, сделав его применимым и к европейцам средневековья, вообще к сознанию людей любых обществ. Марк Блок и Люсьен Февр пришли к выводу, что историк должен стремиться к тому, чтобы обнаружить те мыслительные процедуры, способы мировосприятия, привычки сознания, которые были присущи людям данной эпохи и о которых сами эти люди могли и не отдавать себе ясного отчета, применяли их «автоматически», не рассуждая о них. При таком подходе удалось бы пробиться к более глубокому пласту сознания, тесно связанному с социальным поведением людей.2 Именно этот непривычный для исторической науки подход ознаменовал начало нового этапа, открыв широкие перспективы для изучения прошлого. Исследователей занимали те формы сознания, которые не контролируются их носителями действуют в них даже помимо их воли и намерений, но именно поэтому они столь могущественны и формируют социальное поведение людей, групп и индивидов. Исследуя эти социально-психологические механизмы, историк вступает в сферу, по словам А. Я. Гуревича «коллективного неосознанного».3 Изучение ментальностей дает возможность ближе подойти к пониманию социального поведения людей – поведения индивида в группе, группового поведения, ибо это поведение формируется под мощным воздействием ментальных структур. Ментальность, стиль жизни, общий характер мировосприятия предзаданы им, культура образует некую невидимую сферу, за пределы которой не принадлежащие к ней люди не в состоянии выйти. Они не осознают и не ощущают этих ограничений, поскольку они «внутри» данной культурной сферы. Ментальности изменяются очень медленно, они унаследованы от предшественников во времени и неприметно изменяются в процессе творчества, всей исторической практики. Ментальность ни в коем случае не идентична идеологии, пользующейся продуманными системам мысли, она во многом остается непрорефлектированной, не выявленной логически. Ментальность – не философские, эстетические или научные системы, а уровень общественного сознания, на котором мысль не отчленена от эмоций и латентных привычек.1 Матрицу же ментальности, по Февру составляют культура и традиция, язык, образ жизни и религиозность.

Каким методом предлагалось проникнуть в ментальность людей? Для этого необходимо изучить словарь того времени, присущие людям символы и ритуалы, в которых выражались существенные аспекты их поведения. В сферу внимания историка попадало всё, что причастно человеку, зависит от человека, исходит от него, выражает его. Новый смысл приобретает изучение свидетельств литературы и искусства, конфигураций полей и характера пейзажей, данных археологии, и истории техники.2 Исследователи «новой исторической науки» критиковали метод «вживания» Дильтея, интуитивное постижение истории. Они всегда понимали, что историк принадлежит к своему времени (и также подвержен неким общим установкам, которые не может заметить, в силу того что сам находится под их влиянием), поэтому, сколько не медитируй, вряд ли возможно полностью добиться отождествления сознания историка современного с сознанием людей прошлого (чем дальше, тем труднее) и таким образом понять «дух эпохи», проникнуться им. В этом плане историки школы «Анналов» предлагали куда более научный и эффективный подход, учитывая всю его сложность и проблемность. Метод ученого состоит в выявлении отдельных симптомов психической жизни людей прошлого, запечатленных в оставшихся памятниках, историк должен заставить источник «заговорить», метод постановки вопросов. Для выявления ментальностей предлагалось использовать метод анализа лексики и терминологии сохранившихся письменных источников, а также комплексное изучение ритуала, символов, верований, фольклора. Следует заметить, что изучение ментальностей – это не психоанализ.

Марк Блок в изучении ментальностей использовал метод диалога: историк целенаправленно, в соответствии с проблемой ищет следы человеческой мысли и деятельности, пытается наладить контакт с человеком далекой эпохи, с его психикой, умственным кругозором, с его интересами и страстями. Беседа между исследователем и человеком другого времени. Историк, принадлежащий к современной цивилизации, со своими критериями и образом мира, данным ему его культурой, вступает в диалог с представителем иной культуры, с людьми, обладавшими иным человеческим опытом, интересами, ценностями.3 Для этого необходим был и метод реконструкции присущего людям другого времени способа восприятия действительности, необходимо было познакомиться с их «мыслительным и чувственным инструментарием», т.е. с теми возможностями осознания себя в мире. Марк Блок широко пользуется «регрессивным» или «ретроспективным» методом, - методом восхождения от известного к неизвестному, т.е. от более изученного к менее изученному, что дает ему затем возможность построить связную картину.1 В то время как многие исследователи брались за изучения сложных исторических феноменов, пытаясь, прежде всего, отыскать их корни и попадали здесь в полную неопределенность, Блок считал, что лучше сначала изучить явление в период его наивысшего господства, когда в полной мере развернулись его структурные признаки, а затем постепенно двигаться к корням. От зрелой формы – к истокам, от магистральной линии – к вариантам, - такова линия Блока. Методология его дает выявить и особенные черты (См. «Замечания о методе»): в центре не государство, а общество, его структура. Блок использовал сравнительно-типологический подход к изучаемым обществам и институтам.

Ученые «новой исторической науки широко использовали компаративный метод. При помощи компаративного метода выявляются некоторые закономерности, присущие обществам на сходных этапах развития, при помощи него можно обнаружить наиболее типичное, повторяющееся и закономерное. Компаративистика играет в работе историка роль эксперимента. Этот метод позволяет устанавливать такие связи между явлениями, которые невозможно найти иным путем. Сравнительный метод служит и индивидуализации: он приводит к лучшему пониманию предмета как особенного, вскрывая черты, присущие отдельным институтам и обществам. При этом Блок считает необходимым сопоставлять не изолированные факты или отдельные институты, ибо такое сопоставление может привести к ложным выводам, а целостные системы, социальные комплексы, в которые включены эти институты. 2

Проблема ментальностей – не самоцель, а основа исторического синтеза. В человеческом сознании находят свое отражение самые разные проявления жизни, закрепляясь в системе образов, символов, представлений. Поэтому изучение образа мыслей людей, способов и форм организации мышления, конкретных и образных картин мира, запечатленных в сознании, рассматривалось представителями «новой исторической науки» как своего рода «ключ», чтобы понять логику исторического процесса как в целом, так и в отношении к отдельным феноменам.3 Метод изучения общественных и цивилизационных структур, исторического процесса в целом является основой исторического синтеза.

Однако можно говорить и о ряде исследований, направленных собственно на изучение ментальностей конкретного времени. В русле этого направления исследуются представления людей о жизни и смерти, отношение к браку, проблемам возраста, смены поколений. Здесь можно назвать работы Ле Гоффа, исследовавшего цивилизацию средневекового Запада, Ж. Дюби, изучавшего элиту средневекового общества, Л.Ладюри, занимавшегося исследованиями представлений и верований крестьян, а также работы русских исследователей А.Гуревича и М.Бахтина, исследовавших народную культуру.1

В России проблемы социальной истории больше привлекали сначала зарубежных специалистов, но в 80 – 90-е годы XX в. Появились исследования, посвященные отдельным группам и слоям советского общества в 1920 – 1930-е годы: крестьянству, педагогам, юристам, партийным. Среди работ, анализирующих развитие советского предвоенного общества и затрагивающих в какой-то мере вопрос формирования ментальных установок, можно назвать книги В. Данхем, М. Левина, Л. Гордона, Э Клопова, Л. Холмса. Исследований историко-психологической направленности меньше, здесь можно назвать книгу Б.А. Романова «Люди и нравы Древней Руси», исследования Б.Ф.Поршнева, Ю.М. Лотмана и Б.А. Успенского. В последнее время интерес к такого рода исследованиям в России возрастает, из последних работ в этом плане можно отметить сборники «Одиссей» и «THESIS».

Одним из своеобразных методов школы «Анналов» является «устная история» - опросы людей, сбор воспоминаний современников исторических событий2. Это дает возможность сопоставить гипотезы историка с мироощущением людей прошлого, этот материал часто обнаруживает, насколько наше представление о том, как думали люди прошлого не совпадает с тем, как это было на самом деле, мы можем понять, что события оценивались иначе.


Заключение

Основным предметом истории для представителей школы «Анналов» стал человек в обществе, поэтому ментальность – одна из центральных категорий методологии данной школы. Ментальность как уровень общественного сознания, неотрефлектированный его носителями, но являющийся основой их мироощущения и образа мышления. Для того чтобы выявить этот неявный слой, представителями «новой исторической науки» была разработана специальная методология.

Прежде всего, это новый подход к источникам, ибо история ментальностей – история неявного, имплицитного. Чтобы отыскать ее следы, нет специфических источников, ученому приходится исследовать самые разные по характеру тексты, не только и ни сколько официальные документы, но и литературу, театр, дневниковые записи, визуальные источники, этнографические описания и всевозможные другие. Необходимым при таком исследовании является взаимодействие с другими науками, междисциплинарность – то, к чему призывали все представители школы «Анналов»: быть в курсе достижений других наук, заимствовать, при необходимости, понятия, расширять круг методов. Представителей школы «Анналов» интересовала история в самом широком смысле этого слова, не утрачивая, при этом, конкретности содержания, т. е. не история государств или написание портретов «великих личностей», а создание целостной картины прошлого – так называемой «тотальной» истории, посредством рассмотрения объекта исследования с максимально возможного числа точек зрения, включая экономику, технику, социальную структуру, идеологию и религиозные представления. Актуальными оказались вопросы о плотности населения, продолжительности жизни, физическом состоянии человека, гигиенических условиях, человеческой чувствительности. История общества и образующих его групп не могла изучаться в отрыве от истории картин мира, систем ценностей, форм социального поведения, символов и ритуалов.

Для достижения целей продуктивным оказался ретроспективный метод – изучение явления в период его расцвета, максимального проявления своей сущности, а уже затем постепенное продвижение «обратно», к его корням.

Сегодня «новая историческая наука» продолжает развиваться, вырабатывая всё новые методы и расширяя круг проблем и вопросов. Жак Ле Гофф, современный глава французской школы «Анналов» отмечет три направления современных исследований: «1) история интеллектуальной жизни, которая представляет собой изучение социальных навыков мышления; 2) история ментальностей, т. е. история коллективных автоматизмов в ментальной сфере; 3) история ценностных ориентации. Как известно, общество не может существовать ни без целеполагания, ни без грез и мечтаний. История мечтаний и грез — это история мира воображения. История же целей, которыми задается общество, — это история признаваемых им ценностей, образцов деятельности и индивидуумов, и социума в целом».1

Изучение ментальностей стало одним из направлений исторического исследования после того как школой «Анналов» был произведен поворот к человеку, к пониманию истории как науки о человеке. Изучение ментальностей можно использовать для реконструкции обобщенных и многосторонних картин мира в целом.

Список использованной литературы

  1. Блок М. Апология истории, или Ремесло историка. — М. : Наука, 1973. — 230 с.

  2. Бродель Ф. История и общественные науки. Историческая длительность. – М.: РИО БГК им. Бодуэна де Куртенэ, 2000. – С.121

  3. Гуревич А. Я. Исторический синтез и Школа "Анналов". — М. : Индрик, 1993. — 328 с.

  4. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. — М. : Искусство, 1984. — 351 с.

  5. Дюби Ж. Европа в средние века. – Смоленск. : Полиграмма, 1994. – 316 с.

  6. Ле Гофф Ж. Средневековый мир воображаемого. — М. : Прогресс, 2001. — 440 с.

  7. Февр Л. Бои за историю. — М. : Наука, 1991. — 632 с. Там же. – С.31

  8. Зубкова Е.Ю., Куприянов А.Ю. Ментальное измерение истории: поиски метода. // Вопросы истории. 1995, №7. – С. 157

  9. Гофф Ж. С небес на землю.// Одиссей. Человек в истории. М., 1991, с. 25-44. – С.26




1 Цит. по: Гуревич А. Я. Исторический синтез и Школа "Анналов". — М. : Индрик, 1993. — 328 с. – С.6

2 См. Гуревич А. Я. Исторический синтез и Школа "Анналов". — М. : Индрик, 1993. — 328 с. – С.27

1 См. Гуревич А. Я. Исторический синтез и Школа "Анналов". — М. : Индрик, 1993. — 328 с. – С. 40-41

1 См. Гуревич А. Я. Исторический синтез и Школа "Анналов". — М. : Индрик, 1993. — 328 с. – С. 29

2 См. Февр Л. Бои за историю. — М. : Наука, 1991. — 632 с. — С.53

3 Там же. – С.31

4 Цит. по: Бродель Ф. История и общественные науки. Историческая длительность. – М.: РИО БГК им. Бодуэна де Куртенэ, 2000. – С.121

1 Цит. по: Блок М. Апология истории, или Ремесло историка. — М. : Наука, 1973. — 230 с. —. С.76

2 Цит. по: Гуревич А. Я. Исторический синтез и Школа "Анналов". — М. : Индрик, 1993. — 328 с. – С. 62

3 См. Гуревич А. Я. Исторический синтез и Школа "Анналов". — М. : Индрик, 1993. — 328 с. – С.65

4 Там же. – С. 91

1 Цит. по: Февр Л. Бои за историю. — М. : Наука, 1991. — 632 с. — С.20

2 См. Гуревич А. Я. Исторический синтез и Школа "Анналов". — М. : Индрик, 1993. — 328 с. – С.48

3 Цит. по: Гуревич А. Я. Исторический синтез и Школа "Анналов". — М. : Индрик, 1993. — 328 с. – С.48

1 См. Гуревич А. Я. Исторический синтез и Школа "Анналов". — М. : Индрик, 1993. — 328 с.– С. 59

2 Там же. – С.48-49

3 Там же. – С.49

1 См. Гуревич А. Я. Исторический синтез и Школа "Анналов". — М. : Индрик, 1993. — 328 с . – С.84

2 Там же. – С. 87

3 См. Зубкова Е.Ю., Куприянов А.Ю. Ментальное измерение истории: поиски метода. // Вопросы истории. 1995, №7. – С. 154

1 См. Зубкова Е.Ю., Куприянов А.Ю. Ментальное измерение истории: поиски метода. // Вопросы истории. 1995, №7. – С. 155

2 Там же. – С.157

1 Цит. по: Гофф Ж. С небес на землю.// Одиссей. Человек в истории. М., 1991, с. 25-44. – С.26





Скачать файл (71.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации