Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Реферат - Роль детского фольклора в духовном развитии ребенка - файл 1.doc


Реферат - Роль детского фольклора в духовном развитии ребенка
скачать (105 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc105kb.01.12.2011 16:37скачать

1.doc

Реферат

по курсу «Народная художественная культура»
Тема: «Роль детского фольклора в духовном развитии ребенка»
Смоленск

2009

План
Введение

Основная часть

Заключение

Литература
Введение

Слово «фольклор», которым часто обозначают понятие «устное народное творчество», произошло от соединения двух английских слов: folk - народ - и lore - мудрость. История фольклора уходит в глубокую древность. Начало ее связано с потребностью людей осознать окружающий их мир природы и свое место в нем. Осознание это выражалось в неразрывно слитых слове, танце и музыке, а также в произведениях изобразительного, прежде всего прикладного, искусства (орнаменты на посуде, орудиях труда и пр.), в украшениях, предметах религиозного культа... Из глубины веков пришли к нам и мифы, объясняющие законы природы, тайны жизни и смерти в образно-сюжетной форме. Богатейшая почва древних мифов до сих пор питает и народное творчество, и литературу [1, с. 17].

Как и литература, фольклорные произведения делятся на эпические, лирические и драматические. К эпическим жанрам относятся былины, легенды, сказки, исторические песни. К лирическим жанрам можно отнести любовные, свадебные, колыбельные песни, похоронные причитания. К драматическим - народные драмы (с Петрушкой, например). Первоначальными же драматическими представлениями на Руси были обрядовые игры: проводы Зимы и встреча Весны, детально разработанные свадебные обряды и пр. Следует помнить и о малых жанрах фольклора - частушках, поговорках и пр.

Многие жанры народного творчества вполне доступны пониманию маленьких детей. Благодаря фольклору ребенок легче входит в окружающий мир, полнее ощущает прелесть родной природы, усваивает представления народа о красоте, морали, знакомится с обычаями, обрядами, - словом, вместе с эстетическим наслаждением впитывает то, что называется духовным наследием народа, без чего формирование полноценной личности просто невозможно.

Издавна существует множество фольклорных произведений, специально предназначенных детям. Такой вид народной педагогики на протяжении многих веков и вплоть до наших дней играет огромную роль в воспитании подрастающего поколения. Коллективная нравственная мудрость и эстетическая интуиция вырабатывали национальный идеал человека. Идеал этот гармонично вписывается в общемировой круг гуманистических воззрений.

Понятие «Детский фольклор» в полной мере относится к тем произведениям, которые созданы взрослыми для детей. Кроме того, сюда входят произведения, сочиненные самими детьми, а также перешедшие к детям из устного творчества взрослых. То есть структура детского фольклора ничем не отличается от структуры детской литературы [6, с. 12].

Изучая детский фольклор, можно многое понять в психологии детей того или иного возраста, а также выявить их художественные пристрастия и уровень творческих возможностей. Многие жанры связаны с игрой, в которой воспроизводятся жизнь и труд старших, поэтому здесь находят отражение моральные установки народа, его национальные черты, особенности хозяйственной деятельности. Детский фольклор играет огромную роль в духовном развитии детей.

К детскому фольклору не раз обращался великий знаток русского языка В.И. Даль при составлении знаменитого четырехтомного «Толкового словаря живого великорусского языка» (1863-1866). А первым сборником детского фольклора, изданным в России, были «Детские песни» (1868), собранные П.А. Бессоновым. В этой книге предпочтение отдано тем песням, в которых яснее всего проступает педагогическое наполнение текстов, отличающихся и совершенством художественной формы. Интерес к народной культуре, возникший в начале XIX века и не угасавший на всем его протяжении, способствовал многочисленным публикациям фольклорных произведений, в том числе и детских. К народному творчеству обращаются поэты и прозаики, интерпретируя и обрабатывая его или заимствуя его формы.

В 60-е годы XIX века в России интенсивно развивается педагогическая мысль. Идеи К.Д. Ушинского распространяются и на сферу изучения детского народного творчества, на определение его места в общей системе воспитания подрастающего поколения. Наибольшую известность в то время получили статьи и книги А.Н. Афанасьева - выдающегося исследователя и систематизатора фольклора. В 1870 году вышли собранные им «Русские детские сказки» - книга, ставшая хрестоматией народной педагогики [1, с. 19].

После публикации работ А.Н.Афанасьева фольклористика стала уже серьезной наукой. Следующая волна интереса к народному творчеству, в частности к детскому, поднимается с начала 20-х годов XX века. Среди многочисленных сборников и исследований того времени и более позднего выделяются труды Г.С. Виноградова, О.Е. Капицы, К.И. Чуковского. Виноградов выпустил такие работы, как «Детский народный календарь», «Народная педагогика», «Детский фольклор и быт» и многие другие. Капице принадлежит множество исследований и сборников фольклорных текстов, например «Детский быт и фольклор», «Живая вода», «Детский фольклор». Собранные данные и многочисленные наблюдения привели Капицу к выводам о возможностях использования фольклора в воспитании ребенка. Эти выводы легли в основу созданной ею методики обработки фольклорного материала для приспособления его к детскому мировосприятию. Чуковский включил записи детского словотворчества, а также свои размышления и научные выводы в неоднократно издававшуюся книгу «От двух до пяти»; особое внимание он обращал именно на связь детского творчества с фольклором.

Заметной вехой стала работа В.П. Аникина «Русские народные пословицы, поговорки, загадки и детский фольклор», вышедшая в конце 50-х годов. Она во многом определила направления дальнейшего исследования детского фольклора - историко-генетическое, филологическое, функционально-педагогическое [1, с. 20].

Одна из последних по времени крупных работ - книга М.Н.Мельникова «Русский детский фольклор» (1987). По определению Мельникова, «детский фольклор представляет специфическую область народного творчества, объединяющую мир детей и мир взрослых, включающую целую систему поэтических и музыкально-поэтических жанров фольклора».

В системе жанров детского фольклора особое место занимает «поэзия пестования», или «материнская поэзия». Сюда относятся колыбельные песни, пестушки, потешки, прибаутки, сказки и песни, созданные для самых маленьких.
^ Основная часть

Колыбельные. В центре всей «материнской поэзии» - дитя. Им любуются, его холят и лелеют, украшают и забавляют. По существу, это эстетический объект поэзии. В самые первые впечатления ребенка народная педагогика закладывает ощущение ценности собственной личности. Малыша окружает светлый, почти идеальный мир, в котором царят и побеждают любовь, добро, всеобщее согласие [1, с. 21].

Нежные, монотонные песни необходимы для перехода ребенка из бодрствования в сон. Из такого опыта и родилась колыбельная песня. Здесь сказались врожденное материнское чувство и органически присущая народной педагогике чуткость к особенностям возраста. В колыбельных отражается в смягченной, игровой форме все, чем живет обычно мать, - ее радости и заботы, ее думы о младенце, мечты о его будущем. В свои песни для младенца мать включает то, что понятно и приятно ему. Это «серенький коток», «красная рубашечка», «кусок пирога да стакан молока», «журавлик»... Слов-понятий в колыбельной обычно немного - лишь те, без которых первичное познание окружающего мира невозможно. Слова эти дают и первые навыки родной речи.

Ритм и мелодия песни были, очевидно, рождены ритмикой качания колыбели. Вот мать поет над колыбелью:

^ Баюшки-баю! От всякого плачу,

Сохрани тебя От всех скорбей,

И помилуй тебя От всех напастей,

Ангел твой - От лому-ломища,

Сохранитель твой. От злочеловека-

От всякого глазу, Супостателя.

Сколько в этой песне любви и горячего стремления охранить свое дитя! Простые и поэтичные слова, ритм, интонация - все направлено на почти магическое заклинание. Слышатся в этой колыбельной отзвуки и древних мифов, и христианской веры в Ангела-хранителя. Но самым главным в колыбельной песне на все времена остается поэтически выраженная забота и любовь матери, ее желание оберечь ребенка и подготовить к жизни и труду.

Пестушки, потешки, прибаутки. Как и колыбельные песни, эти произведения содержат в себе элементы первоначальной народной педагогики, простейшие уроки поведения и отношений с окружающим миром. Пестушки (от слова «пестовать» - воспитывать) связаны с наиболее ранним периодом развития ребенка. Мать, распеленав его или освободив от одежды, поглаживает тельце, разгибает ручки и ножки, приговаривая, например:

^ Потягушки-потягунушки, А в ручки - хватунушки,

Поперёк-толстунушки, А в роток - говорок,

А в ножки – ходунушки, А в голову - разумок.

Таким образом, пестушки сопровождают физические процедуры, необходимые ребенку. Их содержание и связано с определенными физическими действиями. Пестушки лаконичны. «Сова летит, сова летит», - говорят, например, когда машут кистями рук ребенка. «Птички полетели, на головку сели», -ручки ребенка взлетают на головку. И так далее. Не всегда в пестушках есть рифма, а если есть, то чаще всего парная. Организация текста пестушек как поэтического произведения достигается и многократным повторением одного и того же слова: «Гуси летели, лебеди летели. Гуси летели, лебеди летели...» [1, с. 22].

Потешки - более разработанная игровая форма, чем пестушки (хотя и в них элементов игры достаточно). Потешки развлекают малыша, создают у него веселое настроение. Как и пестушкам, им свойственна ритмичность:

^ Тра-та-та, тра-та-та, Попросил он молока!

Вышла кошка за кота! Дла-ла-ла, дла-ла-ла,

Кра-ка-ка, кра-ка-ка, Кошка-то и не дала!

Иногда потешки только развлекают (как приведенная выше), а порой и наставляют, дают простейшие знания о мире. К тому времени, когда ребенок сможет воспринимать смысл, а не только ритмику и музыкальный лад, они принесут ему первые сведения о множественности предметов, о счете. Маленький слушатель постепенно сам извлекает такие знания из игровой песенки. Иными словами, она предполагает известное умственное напряжение. Так в его сознании начинаются мыслительные процессы.

^ Сорока, сорока, Первому - кашки,

Бело-белобока, Второму - бражки,

Кашку варила, Третьему - пивца,

Гостей наманила. Четвертому - винца,

Кашку-то на стол, А пятому не досталось ничего.

А гостей – на двор. Шу, шу! Улетела, на головку села.

Воспринимая через такую потешку первоначальный счет, ребенок озадачивается еще и тем, почему же пятому не досталось ничего. Может, потому, что молоко не пьет? Вот ведь и коза бодает за это - в другой потешке:

^ Кто соску не сосет,

Молочко кто не пьет,

Того - бу-у! - забоду!

На рога посажу!

Назидательный смысл потешки подчеркивается обычно интонацией, жестикуляцией. В них вовлекается и ребенок. Дети того возраста, которым предназначаются потешки, сами еще не могут выразить в речи все то, что они чувствуют и воспринимают, поэтому они стремятся к звукоподражанию, к повторам слов взрослого, к жесту. Благодаря этому воспитательный и познавательный потенциал потешек оказывается весьма значительным. К тому же в сознании ребенка происходит движение не только к овладению прямым смыслом слова, но и к восприятию художественного оформления [1, с. 24].

Прибаутка - небольшое смешное произведение, высказывание или просто отдельное выражение, чаще всего рифмованное. Развлекательные стишки и песенки-прибаутки существуют и вне игры (в отличие от потешек). Прибаутка всегда динамична, наполнена энергичными поступками персонажей. Можно сказать, что в прибаутке основу образной системы составляет именно движение: «Стучит, бренчит по улице, Фома едет на курице, Тимошка на кошке - туды ж по дорожке». Вековая мудрость народной педагогики проявляется в ее чуткости к этапам взросления человека. Проходит пора созерцания, почти пассивного слушания. На смену ей идет время активного поведения, стремления вмешиваться в жизнь - тут-то и начинается психологическая подготовка детей к учебе и труду. И первым веселым помощником оказывается прибаутка. Она побуждает ребенка к действию, а некоторая ее недоговоренность, недосказанность вызывает у ребенка сильное желание домыслить, дофантазировать, т.е. пробуждает мысль и воображение. Часто прибаутки строятся в форме вопросов и ответов - в виде диалога. Так малышу легче воспринимать переключение действия с одной сценки на другую, следить за быстрыми изменениями в отношениях персонажей. На возможность быстрого и осмысленного восприятия направлены и другие художественные приемы в прибаутках - композиция, образность, повторы, богатые аллитерации и звукоподражания. Прибаутка предлагает детям увидеть смешное в жизни и научиться смешное передавать в слове [1, с. 24].

Небылицы-перевертыши,нелепицы. Это разновидности прибауточного жанра. Благодаря «перевертышам» у детей развивается чувство комического именно как эстетической категории. Этот вид прибаутки называют еще «поэзией парадокса». Педагогическая ценность ее состоит в том, что, смеясь над абсурдностью небылицы, ребенок укрепляется в уже полученном им правильном представлении о мире. Чуковский посвятил этому виду фольклора специальную работу, назвав ее «Лепые нелепицы». Он считал этот жанр чрезвычайно важным для стимулирования познавательного отношения ребенка к миру и очень хорошо обосновал, почему нелепица так нравится детям. Ребенку постоянно приходится систематизировать явления действительности. В этой систематизации хаоса, а также и беспорядочно приобретенных клочков, обломков знаний ребенок доходит до виртуозности, наслаждаясь радостью познания. Отсюда его повышенный интерес к играм и опытам, где процесс систематизации, классификации выдвинут на первое место. «Перевертыш» в игровой форме помогает ребенку утвердиться в уже обретенных познаниях, когда знакомые образы совмещаются, знакомые картины представляются в смешной неразберихе [1, с. 25]. Самоутверждение необходимо ребенку в его ежедневной сложной работе познания мира. Естесственное возникновение этого чувства в игре-перевертыше является одним из ценных педагогических достоинств этого жанра [5, с. 69].

^ Середи моря овин горит. Они заколы бьют - рыбу ловят.

По чисту полю корабль бежит. По поднебесью медведь летит,

Мужики на улице заколы бьют, Длинным хвостиком помахивает!

Нелепицы-перевертыши привлекают комизмом сценок, смешным изображением жизненных несообразностей. Народной педагогике этот развлекательный жанр оказался нужным, и она его широко использовала.

Считалки - веселые и ритмичные стишки, под которые выбирают ведущего, начинают игру или какой-то ее этап. Считалки родились в игре и неразрывно с нею связаны.

Современная педагогика отводит игре чрезвычайно большую роль в формировании человека, считает ее своеобразной школой жизни. Игры не только развивают ловкость и сообразительность, но и приучают подчиняться общепринятым правилам: ведь любая игра происходит по заранее оговоренным условиям. В игре устанавливаются еще и отношения сотворчества и добровольного подчинения по игровым ролям. Авторитетным здесь становится тот, кто умеет соблюдать принятые всеми правила, не вносит хаоса и неразберихи в детскую жизнь. Все это отработка правил поведения в будущей взрослой жизни [1, с. 27].

Кто не помнит считалок своего детства: «Заяц белый, куда бегал?», «Эники, беники, ели вареники...» - и т. п. Сама возможность играть словами привлекательна для детей. Это жанр, в котором они наиболее активны как творцы: нередко привносят в готовые считалки новые элементы.

В произведениях этого жанра зачастую использованы потешки, пестушки, а иногда и элементы взрослого фольклора. Может быть, именно во внутренней подвижности считалок кроется причина их столь широкого распространения и живучести. И сегодня можно услышать от играющих детей очень старые, лишь чуть осовремененные тексты.

Считалка — это исстари придуманный для детей способ осуществления объективной справедливости. Как бы сама судьба (или заводилы-ребенка) распоряжается распределением ролей. Выигрыш в игре со счастьем и удачей зависит от самого играющего. Ребенок в игре должен быть находчивым, сообразительным, памятливым, догадливым, ловким, добрым и даже благородным. Все эти качества в детском сознании, душе, характере развивает считалка [5, с. 89]. Считалка часто представляет собой цепь рифмованных двустиший. Способы рифмовки тут самые разнообразные: парные, перекрестные, охватывающие. Но главным организующим началом считалок выступает ритмика. Стишок-считалка нередко напоминает бессвязную речь взволнованного, обиженного или пораженного чем-то ребенка, так что кажущаяся бессвязность или бессмысленность считалок психологически объяснима. Таким образом считалка и по форме, и по содержанию отражает психологические особенности возраста.

Скороговорки. Они относятся к жанру потешному, развлекательному. Корни этих произведений устного творчества также лежат в глубокой древности. Это словесная игра, входившая составной частью в веселые праздничные развлечения народа. Многие из скороговорок, отвечающие эстетическим потребностям ребенка и его стремлению преодолевать трудности, закрепились в детском фольклоре, хотя явно пришли из взрослого.

^ Сшит колпак,

Да не по-колпаковски.

Кто бы тот колпак

Перевыколпаковал?

Скороговорки всегда включают в себя нарочитое скопление труднопроизносимых слов, обилие аллитераций («Был баран белорыл, всех баранов перебелорылил»). Этот жанр незаменим как средство развития артикуляции и широко применяется воспитателями и медиками. Это также и полезные грамматические упражнения, тренирующие ребенка в правильном, осмысленном употреблении частей речи и частей слова, и одновременно — баловство, любимая игра в словотворчество [1, с. 27].

Загадки. Народные загадки — важный жанр детской литературы, овладение которым способствует умственному развитию ребенка. Все, что раньше было для него предметом знакомства и стороннего наблюдения, что составляло фон, обстановку, пространство его жизни, теперь выступает предметом загадывания. Играя в загадки, ребенок как бы сдает экзамен на знание и сообразительность. Хорошо ли он познакомился с окружающим миром? Образность, неожиданность сопоставления, нестандартность мышления — этому учат ребенка загадки. Они сближают далекое с близким, неизвестное со знакомым, неведомое с привычным. Загадка—необходимый атрибут волшебных сказок. Образами народных загадок пронизана русская поэзия. Знание загадок не тольк развивает память, но воспитывает поэтическое чувство, подготавливает ребенка к восприятию классической литературы [5,с. 158].

Поддёвки, дразнилки, приговорки, припевки, заклички. Все это произведения малых жанров, органичные для детского фольклора. Они служат развитию речи, сообразительности, внимания. Благодаря стихотворной форме высокого эстетического уровня они легко запоминаются детьми.

-   Скажи двести.

-   Двести.

-   Голова в тесте!

(Поддёвка.)

Радуга-дуга, Не дай нам дождя, Дай красна солнышка Кол околицы!

(Закличка.)

Мишка-кубышка, Около уха - шишка.

(Дразнилка.)

Дразнилки отражают негативные моменты в восприятии детьми окружающей действительности. Жизнь детей пробуждает в их душе и сознании не только радостные, бурно веселые, счастливые переживания. По разным причинам и поводам ребенку свойственны столь же сильные чувства огорчения, обиды, неприязни, отвращения, даже ненависти и злости. Издавна народная мудрость давала выход отрицательным эмоциям ребенка в слове, в звуковых и ритмических сочетаниях слов, в сопровождающих их движениях, прыжках, гримасах — в дразнилках. Наличие дразнилок, их разнообразие и цензурный характер — показатель здоровых отношений в детском коллективе, умеющем постоять за себя без помощи взрослых и без кулачной расправы. Народная дразнилка всем своим строем предназначена для того, чтобы поставить на место обидчика, высказать свое отношение к неприятным отклонениям в поведении, привычках, во внешнем виде. Без дразнилки игра и жизнь ребенка утрачивают вкус, справедливость [5, с. 124].

Дети, использующие готовую дразнилку или сочиняющие свою, предупреждают товарища о совершенном им промахе в игре, о дурном поступке. Поскольку осмеянию с помощью дразнилки может подвергнуться каждый, она позволяет видеть ту черту, за которой оканчивается предупрежение и насмешка и начинается издевательство. Дразнилка учит детей умению подмечать плохое, несправедливое, некрасивое, она учит слышать слова и подбирать их по созвучию и смыслу, она развивает чувствительность к нелепым ситуациям в жизни и в словесном изображении. Знание детьми народных дразнилок, умение ими пользоваться — это профилактика душевного здоровья, способность выразить собственные отрицательные эмоции [5, с. 125].

Заклички по своему происхождению связаны с народным календарем и языческими праздниками. Это относится и к близким к ним по смыслу и употреблению приговоркам. Если первые содержат обращение к силам природы - солнцу, ветру, радуге, то вторые - к птицам и животным. Эти магические заклинания перешли в детский фольклор благодаря тому, что дети рано приобщались к труду и заботам взрослых. Более поздние заклички и приговорки приобретают уже характер развлекательных песенок.

Закличка рождает в ребенке веру в весомость и значимость слова. Эта вера укрепляется самим действием заклинания и в то же время чувством защищенности в случае неблагоприятного исхода просьбы, ибо обращается к силам природы ребенок всегда вместе с другими детьми (возможно, и взрослыми) [5, с. 20].

Но множество игровых песенок носят просто веселый, развлекательный характер, обычно с четким плясовым ритмом:

^ Баба сеяла горох - Баба стала на носок,

Прыг-скок, прыг-скок! А потом на пятку,

Обвалился потолок - Стала русского плясать,

Прыг-скок, прыг-скок! А потом вприсядку!

Приговорки — интимное общение с природой один на один. Приговорки обращены к домашнему быту, к повседневным занятиям. Приговорка, построенная по принципу просьбы-пожелания, самим словесным строем и оформлением настраивает ребенка уважительно к каждому растению в лесу, поле, огороде. Для каждого растения — свое определение, свое ласковое слово, свое изображение ожидаемого урожая: матушка-репка, уродись крепка; капуста-виласта, будь пудаста и т.д. Ребенок воочию видит, каково назначение растения, его здоровая, живая красота. В этом — целительная профилактика неразумных, истребительских действий детей в природе [5, с. 21].

Более крупные произведения детского фольклора- песни, былины, сказки.

Русские народные песни играют большую роль в формировании у детей музыкального слуха, вкуса к поэзии, любви к природе, к родной земле. В детской среде песня бытует с незапамятных времен. В детский фольклор вошли и песни из взрослого народного творчества - обычно дети приноравливали их к своим играм. Есть песни обрядовые («А мы просо сеяли, сеяли...»), исторические (например, о Степане Разине и Пугачеве), лирические. В наше время ребята чаще распевают песни не столько фольклорные, сколько авторские. Есть в современном репертуаре и песни, давно свое авторство потерявшие и естественно втянутые в стихию устного народного творчества. Если же возникает необходимость обратиться к песням, созданным много веков, а то и тысячелетий назад, то их можно найти в фольклорных сборниках, а также в учебных книгах К.Д. Ушинского [1, с. 29].

Былины. Это героический эпос народа. Он имеет огромное значение в воспитании любви к родной истории. В былинах всегда повествуется о борьбе двух начал - добра и зла - и о закономерной победе добра. Самые известные былинные герои - Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович - являются собирательными образами, в которых запечатлены черты реальных людей, чья жизнь и подвиги стали основой героических повествований - былин (от слова «быль») или старин. Былины — грандиозное создание народного искусства. Присущая им художественная условность нередко выражается в фантастическом вымысле. Реалии древности переплетаются в них с мифологическими образами и мотивами. Важно, что героям былин судьба родины дороже жизни, они защищают попавших в беду, отстаивают справедливость, полны чувства собственного достоинства. Учитывая героический и патриотический заряд этого старинного народного эпоса, К.Д.Ушинский и Л.Н.Толстой включали в детские книги отрывки даже из тех былин, которые в целом нельзя отнести к детскому чтению [7, c. 317].

Сказки. Они возникли в незапамятные времена. Сказывание сказок было распространенным увлечением на Руси, их любили и дети, и взрослые. Обычно сказитель, повествуя о событиях и героях, живо реагировал на отношение своей аудитории и тут же вносил какие-то поправки в свое повествование. Вот почему сказки стали одним из самых отшлифованных фольклорных жанров. Наилучшим образом отвечают они и запросам детей, органично соответствуя детской психологии. Тяга к добру и справедливости, вера в чудеса, склонность к фантазиям, к волшебному преображению окружающего мира - все это ребенок радостно встречает и в сказке.

В сказке непременно торжествуют истина и добро. Сказка всегда на стороне обиженных и притесняемых, о чем бы она ни повествовала. Она наглядно показывает, где проходят правильные жизненные пути человека, в чем его счастье и несчастье, какова его расплата за ошибки и чем человек отличается от зверя и птицы. Каждый шаг героя ведет его к цели, к финальному успеху. За ошибки приходится расплачиваться, а расплатившись, герой снова получает право на удачу. В таком движении сказочного вымысла выражена существенная черта мировосприятия народа -твердая вера в справедливость, в то, что доброе человеческое начало неизбежно победит все, ему противостоящее [1, с. 30].

В сказке для детей кроется особое очарование, открываются какие-то тайники древнего миропонимания. Они находят в сказочном повествовании самостоятельно, без объяснений, нечто очень ценное для себя, необходимое для роста их сознания. Воображаемый, фантастический мир в основе своей оказывается отображением реального мира в главных его основах. Сказочная, непривычная картина жизни дает малышу и возможность сравнивать ее с реальностью, с окружением, в котором существуют он сам, его семья, близкие ему люди. Это необходимо для развивающегося мышления, так как оно стимулируется тем, что человек сравнивает и сомневается, проверяет и убеждается. Сказка не оставляет ребенка равнодушным наблюдателем, а делает его активным участником происходящего, переживающим вместе с героями каждую неудачу и каждую победу. Сказка приучает его к мысли, что зло в любом случае должно быть наказано.

Сегодня потребность в сказке представляется особенно большой. Ребенка буквально захлестывает непрерывно увеличивающийся поток информации. И хотя восприимчивость психики у малышей велика, она все же имеет свои границы. Ребенок переутомляется, делается нервным, и именно сказка освобождает его сознание от всего неважного, необязательного, концентрируя внимание на простых действиях героев и мыслях о том, почему все происходит так, а не иначе [2, с. 110].

По тематике и стилистике сказки можно разделить на несколько групп, но обычно исследователи выделяют три большие группы: сказки-потешки, сказки о животных, волшебные сказки и бытовые (сатирические).

^ Сказки-шутки, сказки-потешки — удивительные создания детской поэзии. Вырастая из игры, вбирая в себя все детские словесные игры и как будто бы выполняя благодатную игровую роль, сказки-потешки игрой не являются. Это уже не игра. Это очень серьезно. Специалисты по детскому фольклору считают сказку-потешку сугубо педагогическим жанром, выполняющим для ребенка роль учителя и толкователя основных нравственных заповедей. Сказка-потешка стоит на границе между веселой, смешной, жизнерадостной вседозволенностью детства и суровыми законами бытия, человеческого общежития, которые ребенок, чтобы вырасти достойным человеком, должен усвоить с младенчества. Маленькие игровые сказочки встречают ребенка в колыбели. Ему рассказывают «Курочку рябу», «Репку», «Теремок», «Колобок». Игра и прелесть сказки — в незамысловатом прибавлении к хорошо известному все новых и новых деталей и подробностей. Трудность игры — не только в том, чтобы запомнить все подробности, но и в том, чтобы уловить их порядок, не перепутать, что за чем следует [5, с. 234].

Детская сказка-потешка не просто нагромождает одно событие за другим, а соединяет их в строгом соответствии с реальными жизненными связями между предметами, явлениями природы, животными, людьми. При всей простоте и забавности сюжеты народных сказок для детей основаны на изначальных для человека ценностях, составляющих сущность жизни на земле. И нравственная заповедь, вытекающая из содержания сказки, рождается из игры весело, просто, без прямого поучения, как бы сама собою. Детская сказка-игра призвана маленький, замкнутый мир ребенка, обращенный к родному дому и родителям, превратить в разомкнутый, бесконечно разнообразный окружающий мир, поднять ребенка до понимания связей и отношений между человеком и природой, человеком и человеком, подготовить его к драматическим и трагическим сторонам бытия [5, с. 235].

^ Сказки о животных. Маленьких детей привлекает мир животных, поэтому им нравятся сказки, в которых действуют звери и птицы. В сказке животные приобретают человеческие черты - думают, действуют, говорят. По существу, такие образы несут ребенку знания о мире людей, а не животных.

В этом виде сказок обычно нет отчетливого разделения персонажей на положительных и отрицательных. Каждый из них наделен какой-либо одной чертой, присущей ему особенностью характера, которая и обыгрывается в сюжете. Так, традиционно главная черта лисицы - хитрость, поэтому речь идет обычно о том, как она дурачит других зверей. Если в такой сказке появляется человек, то он неизменно оказывается умнее и лисы, и волка, и медведя. Разум помогает ему одерживать победу над любым противником. Животные в сказке соблюдают принцип иерархии: наиболее сильного все признают и главным. Это лев или медведь. Они всегда оказываются на верху социальной лестницы. Это сближает сказки о животных с баснями, что особенно хорошо видно по присутствию в тех и других сходных моральных выводов - социальных и общечеловеческих. Дети легко усваивают: то, что волк силен, вовсе не делает его справедливым (например, в сказке о семерых козлятах). Сочувствие слушателей всегда на стороне справедливых, а не сильных [1. с. 32].

^ Волшебные сказки. Это самый популярный и самый любимый детьми жанр. Всё происходящее в волшебных сказках фантастично и значительно по задаче: ее герой, попадая то в одну, то в другую опасную ситуацию, спасает друзей, уничтожает врагов - борется не на жизнь, а на смерть. Опасность представляется особенно сильной, страшной потому, что главные противники его - не обычные люди, а представители сверхъестественных темных сил: Змей Горыныч, Баба Яга, Кащей Бессмертный и пр. Одерживая победы над этой нечистью, герой как бы подтверждает свое высокое человеческое начало, близость к светлым силам природы. В борьбе он становится еще сильнее и мудрее, приобретает новых друзей и получает полное право на счастье - к вящему удовлетворению маленьких слушателей. В сюжете волшебной сказки главный эпизод - это начало путешествия героя ради того или иного важного задания. На своем пути он встречается с коварными противниками и волшебными помощниками. В его распоряжении оказываются весьма действенные средства: ковер-самолет, чудесный клубочек или зеркальце, а то и говорящий зверь или птица, стремительный конь или волк. Все они, с какими-то условиями или вовсе без них, в мгновение ока выполняют просьбы и приказы героя. У них не возникает ни малейшего сомнения в его нравственном праве приказывать, поскольку очень уж важна поставленная перед ним задача и поскольку сам герой безупречен [1. с. 33].
^ Бытовая (сатирическая) сказка. Наиболее близка к повседневной жизни и даже не обязательно включает в себя чудеса. Одобрение пли осуждение всегда подается в ней открыто, четко выражается оценка: что безнравственно, что достойно осмеяния и т. п. Даже когда кажется, что герои просто валяют дурака, потешают слушателей, каждое их слово, каждое действие наполнены значительным смыслом, связаны с важными сторонами жизни человека. Постоянными героями сатирических сказок выступают «простые» бедные люди. Однако они неизменно одерживают верх над «непростым» - богатым или знатным человеком. В отличие от героев волшебной сказки, здесь бедняки достигают торжества справедливости без помощи чудесных помощников - лишь благодаря уму, ловкости, находчивости да еще удачным обстоятельствам.

Бытовая сатирическая сказка веками впитывала в себя характерные черты жизни народа и его отношения к власть предержащим, в частности к судьям, чиновникам. Все это, конечно, передавалось и маленьким слушателям, которые проникались здоровым народным юмором сказителя. Сказки такого рода содержат «витамин смеха», помогающий простому человеку сохранить ев достоинство в мире, где правят мздоимцы-чиновники, неправедные судьи, скупые богачи, высокомерные вельможи.

В бытовых сказках появляются порой и персонажи-животные а возможно и появление таких абстрактных действующих лиц, как Правда и Кривда, Горе-Злосчастье. Главное здесь не подбо персонажей, а сатирическое осуждение людских пороков и недостатков [1, с. 34].

Итак, сказка - один из самых развитых и любимых детьми жанров фольклора. Она полнее и ярче, чем любой другой вид народного творчества, воспроизводит мир во всей его целостности, сложности и красоте. Сказка дает богатейшую пищу детской фантазии, развивает воображение - эту важнейшую черту творца в любой сфере жизни. А точный, выразительный язык сказки столь близок уму и сердцу ребенка, что запоминается на всю жизнь.
Заключение

Таким образом, различные жанры детского фольклора играют большую роль в духовном развитии ребенка.

Так, например, дразнилка учит детей умению подмечать плохое, несправедливое, некрасивое, она учит слышать слова и подбирать их по созвучию и смыслу, она развивает чувствительность к нелепым ситуациям в жизни и в словесном изображении. Знание детьми народных дразнилок, умение ими пользоваться — это профилактика душевного здоровья, способность выразить собственные отрицательные эмоции. Образность, неожиданность сопоставления, нестандартность мышления — этому учат ребенка загадки. Ребенок в игре должен быть находчивым, сообразительным, памятливым, догадливым, ловким, добрым и даже благородным. Все эти качества в детском сознании, душе, характере развивает считалка.

Прибаутка побуждает ребенка к действию, а некоторая ее недоговоренность, недосказанность вызывает у ребенка сильное желание домыслить, дофантазировать, т.е. пробуждает мысль и воображение.

Самоутверждение необходимо ребенку в его ежедневной сложной работе познания мира. Естесственное возникновение этого чувства в игре-перевертыше является одним из ценных педагогических достоинств этого жанра. Благодаря «перевертышам» у детей развивается чувство комического именно как эстетической категории. Педагогическая ценность этого жанра состоит в том, что, смеясь над абсурдностью небылицы, ребенок укрепляется в уже полученном им правильном представлении о мире.

Приговорка, построенная по принципу просьбы-пожелания, самим словесным строем и оформлением настраивает ребенка уважительно к каждому растению в лесу, поле, огороде. Ребенок воочию видит, каково назначение растения, его здоровая, живая красота. В этом — целительная профилактика неразумных, истребительских действий детей в природе.

^ Русские народные песни играют большую роль в формировании у детей музыкального слуха, вкуса к поэзии, любви к природе, к родной земле. Былины - это героический эпос народа. Он имеет огромное значение в воспитании любви к родной истории.

^ Основные педагогические возможности сказки состоят в следующем: сказка дает первоначальные сведения о многих нравственных понятиях и ценностях; благодаря сказке, легко усваиваются правила поведения, устанавливаются дружеские отношения внутри коллектива, воспитываются чувства ответственности за свои поступки, готовности прийти на помощь ближнему [2, с. 64]. Сказка - одно из самых эффективных средств развития литературно-художественного творчества детей, культуры их познавательного развития, образного мышления, умений анализировать поступки действующих лиц, собственные поступки, делать выводы, исправлять ошибки. Она помогает изменять характер и тип восприятия: от ограниченного количества элементов народной культуры, выраженных в сказках, к восприятию их многообразия и т.д. Сказки являются неисчерпаемым источником развития чувств и фантазии, воображения, художественного вкуса, смысла, приобщая ребенка к духовному богатству волшебного мира, накопленного человечеством [3, с. 6].

Сказки вводят детей в особый, исключительный мир чувств, глубоких переживаний и эмоциональных открытий. Благодаря сказке ребенок познает мир не только умом, но и сердцем, душой. И не только познает, но и откликается на его события и явления, выражает свое отношение к добру и злу. В сказке он черпает первые представления о справедливости и несправедливости. Первоначальный этап идейного воспитания происходит благодаря сказке. Дети понимают идею лишь тогда, когда она воплощена в ярких образах, утверждал В. А. Сухомлинский.

Сказка пробуждает активность ребенка: она настраивает на сопереживание, сочувствие, ведь ребенок мысленно проходит весь путь с героями произведения. Композиция сказки, яркое противопоставление добра и зла, фантастические и абсолютно определенные по своей нравственной сути образы, выразительный язык, динамика сббытий, особенные причинно-следственные связи явлений, доступные пониманию маленького человека, анализ результатов разных поступков, повторы - все это делает сказку особенно интересной и волнующей. Дети сами хотят оказаться в сказке. И сегодня, в век новых технологий, душа и детей и взрослых остается открытой для возвращения в сказку [3, с. 7].

Литература

  1. Арзамасцева, И. Н. Детская литература: учеб. для студ. высш. и ср. пед. учеб. зав. / И. Н. Арзамасцева, С. А. Николаева. – 2-е изд., стереотип. – М.: Академия, 2002. – 472 с.

  2. Короткова Л. Д. Сказкотерапия в школе. Методические рекомендации / Л. Д. Короткова. — М.: ЦГЛ, 2006. — 144 с.

  3. Лакоценина Т. П. Волшебный мир знаний. Выпуск II. Сказочный алфавит. Часть 1: от А до И : практич. пособ. для классных руководителей, зам. директоров, воспитателей, учителей, методистов, студ. пед. учеб. зав., слушателей ИПК / Т. П. Лакоценина. – Ростов н/Д: Учитель, 2005. – 160 с.

  4. Липовецкий, М. Н. Поэтика литературной сказки / М. Н. Липовецкий. - Свердловск: Притча, 1992. - 174 с.

  5. Литература и фантазия: кн. для воспитателей дет. сада и родителей / сост. Л. Е. Стредьцова. - М.: Просвещение, 1992. - 256 с.

  6. Мельников, М. Н. Русский детский фольклор / М. Н. Мельников. - М.: Просвещение, 1987. - 354 с.

  7. Русская литература для детей / под ред. Т. Д. Полозовой. - М.: Слово, 1997. - 412 с.





Скачать файл (105 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации