Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Курсовая работа - Зарождение отечественного научного менеджмента - файл 1.doc


Загрузка...
Курсовая работа - Зарождение отечественного научного менеджмента
скачать (192.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc193kb.02.12.2011 08:29скачать

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
РЕФЕРАТ
Выбранная тема курсового исследования привлекает к себе внимание, прежде всего, тем, что менеджмент, как и любая наука, интересуется прошлым, настоящим и будущим. Анализ прошлого позволяет лучше понять настоящее, чтобы спрогнозировать будущее развитие.

Цель курсовой работы – провести комплексное исследование вопросов, касающихся зарождения отечественного научного менеджмента.

Задачи курсового исследования. Поставленная цель обусловила решение следующих задач:

  1. исследовать зарождение российского научного менеджмента в дореволюционный период;

  2. изучить развитие отечественного менеджмента в постреволюционный период;

  3. выявить наиболее одаренных и творческих теоретиков управления.

Объект исследования – отечественный научный менеджмент.

Предмет исследования – история менеджмента.

Тема – «Зарождение отечественного научного менеджмента».

Методы исследования:

  • исторический;

  • системного анализа;

  • логический;

  • метод обобщения.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………………..3

Глава 1 ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ НАУКИ УПРАВЛЕНИЯ…...4

    1. Зарождение науки управления в дореволюционный период………………..4

    2. Развитие отечественного менеджмента в постреволюционный период…..11

Глава 2 ТЕОРЕТИКИ УПРАВЛЕНИЯ…………………………………………………17

2.1 Богданов А.А. (1873-1928 гг.)………………………………………………..17

2.2 Ерманский О.А. (1866-1941 гг.)……………………………………………...23

2.3 Гастев А.К. (1882-1941 гг.)…………………………………………………...26

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………………….33

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ……………………………………………………………….35


ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы курсового исследования определяется, прежде всего, тем, что современное управление – это совокупность факторов, которые объективно зародились в прошлом и ранее были как бы невидимыми, неразличимыми, но по мере развития стали играть ключевую роль. Знание истории развивает чувство ответственности, навыков стратегического и широкомасштабного мышления.

Абсолютного повторения событий истории быть не может. Но, несмотря на неповторимость исторических событий, основные закономерности развития остаются объективными и действенными. Их надо знать, понимать и учитывать.

Первые ростки научного отношения к организации труда и управления появились в России на рубеже XIX-XX веков, но особенно стали заметными в первые десятилетия XX века, когда в США и Европе приобрели широкую популярность тейлоризм, фордизм, файолизм и др.

В России разработка научных основ менеджмента велась в рамках научной организации труда НОТ. В период становления менеджмента как науки она имела несколько терминологических обозначений. Родоначальник этой отрасли знания американский инженер Ф. У. Тейлор дал её название научный менеджмент, что при переводе на русский язык значит научное управление (management – управление). В свою очередь, толкователь принципов Ф. Тейлора французский ученый де Шателье перевел это название на французский язык как научная организация труда. В Германии же эта новая область науки быстро распространилась под обозначением рационализация. В России все эти обозначения обычно употреблялись как синонимы, а развитие научного менеджмента долгое время шло под флагом НОТ (научная организация труда). Разделение же научного управления и собственно НОТ произошло гораздо позднее.

Попытки реализовать принципы НОТ предпринимались на ряде заводов накануне и в годы Первой мировой войны, но они носили скорее стихийный, нежели систематический характер. Причины, сдерживающие широкомасштабные инновации в российской промышленности, заключались в экономической отсталости страны.

Теоретическую основу данного исследования составили работы таких авторов, как: Валовой Д.В., Голубев К.И., Кравченко А.И., Полунин Ю., Шмаров А. и др.

Цель курсовой работы – провести комплексное исследование вопросов, касающихся зарождения отечественного научного менеджмента.
^

1 ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ НАУКИ УПРАВЛЕНИЯ

1.1 Зарождение науки управления в дореволюционный период



Общепризнанным основателем современной науки управления производством принято считать американского инженера Ф.У. Тейлора. Между тем, не оспаривая значение Тейлора в формировании управленческой науки, хотелось бы обратить внимание, что еще в 20-е годы российские ученые настаивали на приоритете отечественной науки в постановке ряда проблем в сфере организации и управления производством. В то же время в современной литературе встречается мнение, согласно которому разработка научных принципов организации труда и управления началась в России только после 1917 г. [3, с.105].

Однако первые научно-практические работы по организации труда были опубликованы в России еще в XIX в. Особого внимания заслуживают исследования 1860-1870-х годов в Московском выс­шем техническом училище (МВТУ). Речь идет о так называемой «русской системе», предложенной сотрудниками МВТУ во главе с его директором В. К. Делла-Восса. В соответствии с ней работники должны были обучаться передовым методам труда, для чего преду­сматривалось создание специальных учебных мастерских. О ши­роком признании данной разработки во всем мире свидетельствует один только перечень наград, полученных ее создателями: 1870 г. – золотая медаль на мануфактурной выставке в Санкт-Петербурге; 1872 – четыре большие золотые медали на политехнической вы­ставке в Москве; 1873 – «медаль преуспевания» на всемирной вы­ставке в Вене; 1876 – две бронзовые медали на выставке в Фила­дельфии; 1877 – «высшая награда» на всемирной выставке в Париже [3, с.106].

Данная методика предполагала выделение ряда видов трудовой деятельности, различающихся способом обработки материала и не­обходимыми для этого инструментами; определение наилучшего набора инструментов и способа обработки; наконец, обучение этому методу всего персонала. Для решения последней задачи авторы предложили оригинальную систему обучения, явившуюся значи­тельным шагом в деле становления научного подхода к проблемам организации труда и включавшую такие мероприятия, как отделение учебных мастерских от заводских, исполнение каждого определен­ного вида работ в соответствующей учебной мастерской, снабжение каждой мастерской таким числом мест и орудий, какое может быть занято воспитанниками при одновременном их обучении одним на­ставником, постепенный переход в каждой из мастерских от образ­цов более простых к более сложным.

Но свое практическое применение разработанная российскими учеными методика нашла в США, где она была признана «сбере­гающей время и деньги». Так, после выставки в Филадельфии в 1876 г. при Массачусетсом технологическом институте было по­строено специальное здание для учебных мастерских, где обучение велось по «русской системе», для чего в Москве по просьбе амери­канцев «с высочайшего разрешения» был подготовлен и послан в дар полный нормативный набор учебных пособий, на создание ко­торого было отпущено еще и 2500 рублей.

В дальнейшем «русская система» также нашла применение в Вашингтоне, Чикаго, Толедо, Балтиморе. Об отношении же в России к своему приоритету в этой области, да и ко всем отечественным открытиям в целом, красноречиво свидетельствует ответ на запрос Пенсильванского университета и Ворчестсрского вольного институ­та о стоимости учебных пособий. В нем говорилось об отсутствии у Московского высшего технического училища возможностей для из­готовления требуемых пособий и предлагалось просто скопировать их в Массачусетском технологическом институте [9, с.127].

Таким образом, недостаточный общий уровень развития про­мышленности, слабая организация науки и специалистов в области знания сковывали разработку и широкое внедрение научных мето­дов организации труда и управления в России. Перечисленные нами факторы, усугубленные пренебрежительным отношением к собст­венным достижениям, и привели к тому, что российские ученые не смогли закрепить и расширить свои позиции в науке управления производством.

В начале XX в. одной из самых динамично развивающихся стран мира были США, в которых в наиболее полной мере сложи­лись объективные и субъективные причины возникновения научной организации труда и управления. Действительно, при наличии бога­тых природных ресурсов в США в начале XX в. шла ускоренная концентрация и централизация производства и управления, рост ак­ционерного капитала, отделение управления от владения, развива­лась технология, появились монополии. Кроме того, население Со­единенных Штатов в значительной мере пополнялось за счет притока эмигрантов из Европы, цель которых состояла в улучшении условий жизни. Отсутствие, каких бы то ни было, сословных ограни­чений способствовало появлению широкого слоя энергичных и ком­петентных людей, готовых как для организации своего дела, так и для того, чтобы стать наемными работниками. Таким образом, именно в США возникла значительная группа специалистов в области управления, усилиями которых и появились получившие широкую известность работы по вопросам научного управления производством.

Отрицать существенное влияние западных исследований на отечественную науку, конечно же, не имеет смысла. Важнейшую роль в становлении в России управленческой науки сыграла в первую очередь система Ф. Тейлора, не только получившая до революции широкую известность благодаря переводу его работ на русский язык, но и использовавшаяся на ряде предприятий.

С развитием промышленности в начале XX в. в России предпринимались значительные усилия по применению принципов научного управления (можно отметить мероприятия на заводах Урала, заводах «Айваз» и «Вулкан», заводе Семенова). В ряде своих статей А. К. Гастев подчеркивал наличие в России ряда как практических, так и теоретических работ в этой области. Автор особо выделял деятельность Сеченова по изучению трудовых движений; Белавенеца по внедрению исследований трудовых движений, который «по своему упорству и методической стройности чуть ли не оставляет позади работы Гилбрета»; проф. Савина, как представителя целой школы, нашедшей свое отражение в создании определенных кафедр. Большое значение имело создание специального издательства во главе с Л. А. Левенстерном, которое занималось агитацией за внедрение принципов научного менеджмента и прежде всего тейлоризма [3, с.108]. В это же время вышли в свет несколько посвященных научной организации производства книг отечественных специалистов (включая выше упомянутого Л. А. Левенстерна).

В начале XX века в России аграрное население преобладало над индустриальным. В 1911 г. Россия произвела готовой продукции в 10 раз меньше, чем Америка, хотя население ее почти в 2 раза превышало население США. На Западе интенсивность и производительность труда были гораздо выше, чем в России. А это означало, что уровень организации производства у нас был существенно ниже: в промышленности преобладали крупные фабрики, свидетельствовавшие о завышенной доле ручного неквалифицированного труда.

Отличительными чертами служили наличие огромной доли дешевой рабочей силы, низкая заработная плата, неограниченный рабочий день, пренебрежение элементарными требованиями техники безопасности, отсутствие наследственной рабочей аристократии, рабочих династий и устойчивого кадрового ядра рабочего класса. Рабочие, вчерашние выходцы из деревни, по культуре и организации труда оставались все еще кустарями-отходниками.

Импорт в Россию иностранной техники, капиталов и специалистов сопровождался заимствованием прогрессивных идей в области НОТ и менеджмента. Первые упоминания о тейлоризме, как удалось выяснить И.А.Голосенко, появились в 1908-1909 гг. в узкоспециализированных журналах «Металлист» и «Записки Русского технического общества» [7, с.267]. Пик интереса к творчеству Ф.Тейлора падает на 1912-1914 гг. В ряде петербургских и московских организаций, в частности, «Политехническом обществе», «Русском инженерном обществе», «Обществе технологов», «Клубе общественных деятелей Петербурга», проходят публичные диспуты о западных новинках НОТ. Переводятся основные работы Ф.Тейлора, Ф.Джилбретта, Г.Гантта, Ф.Пиркгорста и др.

В столичной и провинциальной печати наблюдается настоящий бум вокруг идей тейлоризма, публикации о нем появляются в журналах «Русское богатство», «Вестник Европы», «Современник», «Юридический вестник», в газетах «Русские ведомости», «Русское слово», «Правда», «Биржевые ведомости». Только в газете «Утро России» за 1913 г. опубликовано около десятка материалов о Тейлоре и вопросах НОТ.

Венцом легитимизации идей Тейлора в России следует считать 1913 г., когда появился первый в мире тейлористский журнал «Фабрично-заводское дело», где систематизировалась самая разнообразная информация о создателе «научного менеджмента» [7, с.267]. Мало где в мире самому Тейлору и его системе уделялось столь широкое внимание на всех уровнях общества – начиная со студенческих аудиторий и кончая профсоюзами, научными обществами, министерскими кабинетами и залами заседания Государственной Думы. В обсуждении приняли участие известные русские ученые, публицисты, политики: В.И.Ленин, И.Озеров, П.Маслов, А.Богданов, В.Воронцов, Р.Поляков, В.Хвостов, А.Болтунов, И.Поплавский, А.Глушко, Г.Алексинский, Н.Сарровский, В.Железнов и др.

Дискуссия вокруг тейлоризма развернулась еще острее после Октябрьской революции. Она приобрела государственный размах и политическую окраску. Возможно, что широкий общественный интерес к Тейлору возник в России даже раньше и приобрел гораздо более глубокий характер, чем у него на родине (известность идеи Тейлора получили здесь только после слушания дела о нем в Сенатской Комиссии США в 1911 г.). То же самое произошло и с социологическим учением О.Конта, на которое россияне обратили внимание раньше, чем во Франции, а его влияние оказалось в России даже более значительным, чем на его родине.

До революции мнения о системе Тейлора разделились на два противоположных лагеря – ее сторонников и противников. После революции, а именно в 20-е годы общественное мнение по-прежнему выражали два лагеря – тейлористы и антитейлористы.

Критиков тейлоризма (В.Воронцов, П.Маслов, И.Поплавский, Г.Алексинский) можно назвать приверженцами популистской ориентации. Они полагали, что в России при низком уровне организации производства и жизни населения, произволе предпринимателей и отсутствии законодательных гарантий внедрение системы Тейлора принесет больше вреда, чем пользы. Вернее, она принесет выгоды только бизнесменам.

Рестрикционизм, по мнению русских ученых, представлял нормальный способ защиты организма от переобременения трудом, а не хитрость отдельных работников. Поэтому замена артельной работы индивидуально-сдельной лишь расширит возможности для злоупотребления здоровьем рабочих. Российские предприниматели, полагали антитейлористы, позаимствуют у Тейлора то, что выгодно им, а не рабочим – «форсированный труд». Наиболее ярко выражает подобные устремления статья В.И.Ленина «Система Тейлора – порабощение человека машиной», написанная до революции.

Отношение Ленина к Тейлору – беспрецедентный в истории случай. До 1917 г. он оценивал его систему крайне негативно, о чем свидетельствует заголовок упомянутой статьи. Но вот произошла Октябрьская революция, большевики взяли власть. Главная их цель – доказать преимущества социализма над капитализмом во всех областях и прежде всего в производительности труда. Через четыре года после первой своей статьи, т. е. в 1918 г. Ленин на заседании Совнаркома во всеуслышание заявляет, что построить социализм без высокой культуры и производительности труда невозможно, а эти факторы, в свою очередь, невозможны без внедрения тейлоризма. Ленин призывает молодежь изучать, преподавать и распространять тейлоризм по всей России [9, с.227].

Именно Ленин в 1921 г., вопреки ожесточенной критике недругов А. Гастева, прозванного «русским Тейлором», поддержал его начинания и выделил миллионы рублей золотом на создание Центрального Института Труда – те миллионы, которые советники Ленина предлагали употребить на решение других, более насущных проблем. Нигде в мире глава государства не ставил судьбу страны в зависимость от системы управления.

Сторонники технократической ориентации («тейлористы»), в их числе Р.Поляков, Н.Сарровский, В.Железнов и И.Озеров, видели в этой системе символ научно-технического прогресса: тейлоризм победит старую систему управления и бескультурье, как в свое время паровая машина победила ремесленный традиционализм. Система Тейлора – проявление общемировых тенденций производства, и рост безработицы связан именно с ними, а не с тейлоризмом. Сторонники Тейлора указывали, что в его системе нет ничего, что способствовало бы ускоренному изнашиванию организма работника. Напротив, без НОТ такой процесс протекал бы как раз быстрее. Одновременно они предостерегали против механического переноса чужих идей: надо искать новые пути, учитывая исторический опыт нации и трудовую этику народа [7, с.269].

Приверженцы тейлоризма ссылались на то, что в России задолго до Тейлора в области НОТ проводились похожие эксперименты. Проблемами организации труда и профессионализации Л.Крживицкий начал заниматься в начале XX века и независимо от Тейлора. Он разработал учение о профессиональных типах и даже пытался построить карту «размещения в обществе способностей». На рубеже XX века усиливается интерес к социальным прогнозам, изучению различных форм профессиональной ориентации и социальной организации. Такой интерес во многом стимулировали экспериментальные исследования всемирно известного русского физиолога И.М.Сеченова, послужившие основой для созданного им позже теоретического учения о трудовых движениях человека.

Таким образом, теоретические основы учения о трудовом действии появились в России раньше, чем в Америке и Европе. Их практическим осуществлением занялся в начале XX века Велавенцев, который, согласно оценкам Гастева, «по методической стройности оставляет позади работы Джилбретта» [5,с.117].
1.2 Развитие отечественного менеджмента в постреволюционный период
Формирование отечественной науки управления и организации труда разворачивалось в 20-е годы на фоне острой дискуссии вокруг системы Тейлора и вопросов НОТ. «Тогда главные группировки, – писал П.М. Керженцев о I-й Всероссийской конференции по НОТ в 1921 г. – складывались под углом зрения принятия или непринятия тейлоризма». Одни считали его приемлемым почти без оговорок, а другие почти целиком отвергали идеи Тейлора. Бывший народник Е.Максимов-Слобожанин считал, что этой системе при социализме нет места, поскольку исчезла объективная почва ее существования – капиталистические противоречия. Меньшевик О. Ерманский (из партии он вышел в 1921 г.) в своих работах по НОТ «почти совсем отбрасывает или замалчивает все положительные стороны тейлоризма» [5, с.119]. Опасность такого подхода была очевидна, так как «по Ерманскому», по его учебникам велось преподавание НОТ во многих вузах.

Если антитейлористы умалчивали о достижениях западной теории рационализации, то тейлористы, которых было много среди инженеров и технических специалистов, напротив, некритически превозносили американские и европейские методы НОТ.

К «богдановщине», как называли антитейлоровское течение, примыкали тогда известные нотовцы Н.Лавров, П.Есьманский, А.Кан и О.Ерманский. Распространенным течением были «файолизм», в котором технико-экономические, организационные и социальные стороны производства заслонялись личным началом руководителя. П.М.Есьманский, директор Таганрогского института НОТ, вел активную исследовательскую деятельность, опубликовал ряд ценных работ. Его институт успешно проводил теоретические и прикладные изыскания в области совершенствования методов работы администраторов, высшего руководства, психологии управляющего, структуры производственного процесса и выпускал журнал «Хозяйственный расчет».

Хотя уже в начале 20-х годов появились многочисленные центральные и местные журналы по НОТ, публиковались статьи, монографии и брошюры, вплоть до 1924 г. (до реорганизации ЦКК-РКК) движение НОТ еще не было координировано в масштабе всей страны. Недолго (с 1923 по 1925 г.) просуществовало добровольное общество за рациональное использование времени – Лига «Время». До переломного 1923 г. научное знание и практика НОТ находились в зачаточном состоянии. На этой, по выражению Н.А.Витке, «идеологической» фазе НОТ не стал еще профессиональной функцией или деятельностью, но держался «непосредственным упорством и энтузиазмом его носителей». В данный период «академическая мысль только начинает осмысливать НОТ и недоуменно стоит перед вопросом о месте НОТ в сложной системе современного знания» [7, с.271].

Длительная дискуссия вокруг тейлоризма касалась также вопросов производительности труда. Доказывая необоснованность попыток планировать заведомо низкие темпы роста экономики, А.К. Гастев проявил себя принципиальным защитником повышения интенсивности труда. В 1918 г. ЦК Союза металлистов поставил вопрос о борьбе за высокие нормы выработки, в связи с чем, пишет Гастев, началась пропаганда НОТ и прежде всего идей Тейлора. Против выступили профсоюзы ряда отраслей, а также некоторые ученые, в числе которых был и О.А.Ерманский. Однако «Ленин резко встал по вопросу о системе Тейлора на сторону ЦК металлистов» [10, с.7].

Многие в то время считали возможным достижение высокой производительности труда без его интенсификации, полагая, что у классового врага следует перенимать лишь теоретические достижения; учиться же у буржуазии дисциплине труда, его рациональной организации и культуре не только бесполезно, но и якобы вредно. Ленин назвал подобные убеждения предрассудками, облеченными в научную форму. Но тот же Ленин решительно критиковал тектологию Богданова за приверженность субъективному идеализму. Возможно, что в ее лице мы потеряли общесоциологическую теорию управления, причем совершенно оригинальную, самобытную.

Отсутствие однозначного отношения к зарубежным теориям, дискуссии вокруг системы Тейлора, перераставшие во внутрипартийную и групповую борьбу по основным вопросам НОТ, – все это и многое другое свидетельствует о переходности данного периода. В 1924 г. в «Правде» с тезисами «НОТ в СССР» выступила и подвергла острой критике «литературное течение НОТ» группа ученых (П.Керженцев, В.Радусь-Зенкович, И.Бурдянский, Г.Торбек, М.Рудаков и др.), а в 1930 г. в Коммунистической Академии состоялись публичные прения по докладу И.М.Бурдянского «Против механицизма в рационализации (ошибочность и вредность «теории» рационализации О.А.Ерманского)».

Центральным моментом здесь был вопрос о соотношении концепции организации труда О.А.Ерманского и марксистской теории. Ерманского обвинили в искажении методологических формулировок К.Маркса. Так, теорию трудовой стоимости Маркса он переводил в термины расхода физической энергии человека. Обнаружилось, что принципы «положительного подбора», «организационной суммы» и «оптимума» он позаимствовал у Богданова, но умалчивал об этом.

Сам Бурдянский входил в так называемую группу «коммунистов-рационализаторов», занимавших марксистские позиции и ведущих ряд лет теоретический спор с Ерманским. Рационализацию труда Бурдянский считал не энергетическим, а социально-политическим мероприятием. Несмотря на ряд правильных положений, у него встречались и неверные высказывания. В частности, он полагал, что при социализме все будут работать в производстве лишь 2-3 часа, а остальное время заниматься общественной работой – дискутировать, читать, увлекаться спортом.

Перед II Всероссийской конференцией НОТ (1924 г.) четко выявились две теоретические группы – «группа 17-ти» (Керженцев, Бурдянский и др.) и «цитовцы» (Гастев, Гольцман и др.). Основные различия заключались в том, что первые в центр внимания ставили вовлечение масс в работу НОТ, а вторые, по мнению их противников, замыкались в узких лабораторных рамках, сводя всю практику НОТ к деятельности сотрудников научных институтов труда. П.Керженцев был глубоко убежден, что развитие НОТ должно происходить не путем указаний и предписаний из центра, а «лишь при энергичном и массовом почине самого пролетариата» [1, с.9]. Различия между двумя ведущими научными школами были достаточно относительными. Керженцев разделял, видимо, общее заблуждение о том, что Гастев и «цитовцы» до конца проповедуют методологию «узкой базы», подменяя широкую практическую работу лабораторными экспериментами. Не только «группа 17-ти», но и представители так называемой «группы литераторов НОТ» критиковали «узкую базу» ЦИТа. На конференции раздавались голоса о том, что ЦИТ готовит «придатков к машине», другие обвиняли цитовцев в том, что они чрезмерно интенсифицируют труд рабочих.

Иногда полемика выходила за научные рамки, становилась способом сведения политических счетов. Позже, в середине 30-х годов, многим нотовцам припомнили полемический задор, с каким они выступали десять лет назад. Но как бы ни спорили между собой сторонники и противники Тейлора, всех или большинство постигла печальная участь: в их биографии значится роковые годы смерти – 1937-1938.

Конференции по научной организации труда, проведенные в 1921 и 1924 годах стали важными этапами в развитии научного менеджмента в России. На первой из них было дано следующее определение НОТ: Под научной организацией труда надлежит понимать организацию, основанную на тщательном изучении производственного процесса со всеми сопровождающими его условиями и факторами. Основным методом при этом является измерение с натуры затрат времени, материалов и механической работы, анализ всех полученных данных и синтез, дающий стройный, наиболее выгодный план производства.

На второй были определены главные задачи в области НОТ: переработка достижений западных теоретиков и практиков и обмен опытом с ними; увязка научно-исследовательской работы с потребностями производства; установление тесной связи между институтами и лабораториями НОТ и их специализация; опытное изучение труда в производстве и управлении, а также отдельных трудовых процессов; организация школ для подготовки инструкторов, способных к внедрению лучших методов работы; внедрение в труд и изучение на всех ступенях и во всех типах школ принципов НОТ [2, с.307].

В рассматриваемый период прикладные исследования доминировали над теоретико-методологическими. Методологические исследования не были прекращены, просто их удельный вес в общем объеме организационно-управленческой тематики относительно сократился. Как бы закрепляя указанную тенденцию в развитии отечественной мысли происходит смена названий: НОТовское движение все чаще именуется рационализаторским, а термины НОТ, управление, научное управление хотя и продолжают употребляться, но все чаще заменяются словом рационализация, которые употреблялось как синоним.

В русской литературе применительно к науке управления были сформулированы следующие способы и приемы изучения организационно-управленческих процессов:

1) принцип систематического наблюдения происходящих в управлении явлений;
2) принцип выделения из всей совокупности явлений определенных объектов, изоляции их, разложения на составные части и описания (метод анализа);

3) принцип соединения отдельных звеньев изучаемого процесса в центростремительное целое (метод синтеза);

4) принцип измерения наблюдаемых явлений (во времени и пространстве);

5) принцип эксперимента и, в частности, испытания практикой.

При этом наиболее важная роль отводилась именно последнему принципу, утверждалось даже, что его применение является главным двигателем науки управления.

Кроме того, необходимо отметить, что наука управления мыслилась российскими учеными межотраслевой, применимой в одинаковой степени ко всем сферам жизни.

Таким образом, развитие научного менеджмента в России с самых первых его шагов осуществлялось в органическом единстве прикладных и общетеоретических исследований.

Массовое движение за научную организацию труда и управления развивалось в самых разнообразных формах. Основными из них стали следующие:

1) научно-исследовательские институты и лаборатории;

2) ведомственные организации в области НОТ и управления;

3) рационализаторские органы учреждений и предприятий;

4) самодеятельно-общественные организации;

5) центральные органы, руководящие всем движением НОТ и управления, играющие роль административно-координационного центра [3, с.113].

Ведущими научными институтами были ЦИТ (Центральный институт труда, директор – А. К. Гастев), КИНОТ (Казанский институт научной организации труда, директор – И. М. Бурдянский), ВСУИТ (Всеукраинский институт труда, директор – Ф. Р. Дунаевский), ТИНОП (Таганрогский институт научной организации производства, директор – П.М. Неманский), ГИТУ (Государственный институт техники управления при НК РКИ, директор – Е. Ф. Розмирович) и некоторые другие. В этих ведущих научных центрах сложились свои школы научного менеджмента.

20-е годы – это, пожалуй, самый интересный и плодотворный период, когда отечественная наука управления создала теоретические концепции и практические методы, сопоставимые с лучшими зарубежными образцами. Ни до, ни после этого она уже не знала столь высокого подъема. Короткий период в 10-15 лет дал нам подлинные образцы социологии эффективного управления, которые в последующие 50 лет не только не были развиты, но фактически полностью утрачены.

В 20-е годы теоретические основы науки управления, понимаемой широко – от управления всем народным хозяйством до руководства отдельным предприятием, государственным учреждением и деревенским хозяйством – развивали такие крупные ученые, как А.Чаянов, Н.Кондратьев, С.Струмилин, А.Гастев, А.Богданов. Каждый из них представлял собой неповторимую индивидуальность, яркий исследовательский и публицистический талант, оставивший заметный след в истории. Гастев, Чаянов и Богданов кроме того обладали несомненным литературным талантом, писали фантастические романы, повести, рассказы, стихи.

Не менее яркими фигурами представлен и второй эшелон управленцев – Ф.Дунаевский, Н.Витке, П.Керженцев, А.Журавский, О.Ерманский, если к ним вообще применимо понятие «второго эшелона». Они проводили серьезные научные исследования, публиковали книги и статьи, возглавляли институты и комитеты, выступали пропагандистами нового стиля управления. Сюда можно причислить плеяду крупных психологов, занимающихся психотехникой, профессиональным отбором, изучением человеческого фактора. Это В.Бехтерев, А.Кларк, А.Лурия. Практическими проблемами управления вплотную занимались видные политические деятели – В.Куйбышев, Н.Бухарин, Ф.Дзержинский [14, с.87].

Таким образом, можно говорить о том, что зарождение науки управления приобрело в 20-е годы широкий общественно-политический резонанс.


^ 2 ТЕОРЕТИКИ УПРАВЛЕНИЯ
2.1 А.А. Богданов (1873-1928 гг.)
Рассматриваемый период развития научного менеджмента в нашей стране представлен рядом ярких, исключительно одаренных и творчески плодовитых специалистов.

Среди теоретиков управления, несомненно, выделяется фигура A.A.Богданова. Он известен как выдающийся экономист, философ, писатель, ставший одним из основоположников отечественной научной фантастики. Научный кругозор Богданова простирался от истории рабочего движения, политэкономии, социологии, психологии, литературоведения и философии до геронтологии и гематологии. Основные его работы, в которых получили отражение его организационные идеи: «Очерки всеобщей организационной науки» (Самара, 1921); «Организационная наука и хозяйственная планомерность» (1921); «Организационные принципы социальной техники и экономики» (1923 год) и другие.

Главным научным трудом А. Богданова считают его фундаментальную монографию в трех томах «Всеобщая организационная наука (тектология)», в которой он пытался отыскать универсальные принципы организации, присущие и живой, и неживой природе. Изобретение нового термина Богданов объяснял так. В греческом языке от одного корня образовался целый куст новых понятий: таттейн – строить, тектон – строитель, таксис – боевой строй, технэ – ремесло, профессия, искусство. В подобном ряду заложена общая идея организационного процесса. Отсюда и название книги. До Богданова термин тектология применял к законам организации живых существ только Геккель.

Все проявления человеческой жизни, говорит Богданов, буквально пронизаны организационными принципами. Повседневная жизнь и человеческая речь, социальное общение и трудовая деятельность, экономические действия и мышление выстроены по определенной системе, у них есть своя логика и последовательность. Иными словами, они не могли бы существовать, если бы не были организованы. Перефразируя знаменитый афоризм Декарта, Богданов говорил: я организован, значит, я существую. Тектология – учение о строительстве – приобретает поистине универсальный смысл. Богданов тщательно прослеживает организующее начало, принципы тектологии в конкретных формах поведения и образа жизни людей, поведении живых существ, в неорганической природе, в человеческой истории, наконец, в социальной структуре общества и трудовой деятельности [7, с.275].

По мнению ученого, задача организационной науки заключалась в триединой организации вещей, людей и идей. Эта наука, как он считал, должна систематизировать огромный организационный опыт человечества и вооружить руководителей знанием организационных законов. В связи с этим, автор четко дифференцировал науку и искусство организации, полагая, что организационное искусство существовало всегда, но не было организационной науки. Поэтому наибольшая доля достижений в области руководства умирала вместе с личностью организатора – таланта или гения, и только ничтожно малая их часть переходила в традицию.

По мнению А. Богданова, предметом организационной науки должны стать именно общие организационные принципы и законы, по которым протекают процессы организации во всех сферах органического и неорганического мира: в психических и физических комплексах, в живой и мертвой природе, в работе стихийных сил и в сознательной деятельности людей. Они, по мнению Богданова, действуют в технике (организация вещей), в экономике (организация людей), в идеологии (организация идей). Таким образом, пути стихийно-организационного творчества природы и методы сознательно-организационной работы человека могут и должны подлежать научному обобщению, хотя до сих пор они точно не устанавливались, так как не было всеобщей организационной науки, отмечал автор.

Он попытался сформулировать основные понятия и методы организационной науки. Он высказал идею о необходимости системного подхода к её изучению, дал характеристику соотношения системы и её элементов, показав, что организованное целое оказывается больше простой суммы его частей. А. Богданов приводил следующий пример: если один работник расчищает от камней в день 1 десятину поля, два совместно работающих человека выполняют за день не двойную работу, а больше, 2 'А - 2 'А десятины. При трех - четырех работниках отношение может оказаться ещё более благоприятным, хотя до известного предела. Но не исключена возможность и того, что два, три, четыре работника совместно выполняют менее, чем двойную, тройную, четверную работу. Оба случая зависят от способа сочетания данных сил. В первом случае вполне законно утверждение, что целое оказалось практически больше простой суммы своих частей, во втором – что оно практически меньше. Первое и обозначается как организованность, второе – дезорганизованность.

Автор делает вывод: итак, сущность этих понятий сводится к сочетанию активностей, взятому с его практической стороны. Чтобы объяснить парадоксальность утверждения, что соединение активностей увеличивает или уменьшает их практическую сумму, необходимо учитывать сопротивления, которые приходится преодолевать этим активностям. Организованное целое оказывается больше простой суммы его частей, если наличные активности соединяются с меньшей потерей, чем противостоящие им сопротивления. Таким образом, элементы всякой организации сводятся к активностям – сопротивлениям. Поэтому А. Богданов считал необходимым рассмотрение всякого целого, всякой системы элементов, а её отношении к среде и каждой чисти в её отношении к целому. Таким образом, основные понятия тектологии, для Богданова, – понятия об элементах и об их сочетаниях. Элементами являются активности – сопротивления всех возможных родов. Сочетания сводятся к трем типам: комплексы организованные, дезорганизованные, нейтральные. Они различаются по величине практической суммы их элементов. Таковы теоретические постулаты А. Богданова относительно предмета тектологии.

Используя свой подход, А. Богданов предпринял чрезвычайно интересную (но дерзкую в научном плане) попытку создания монистической концепции вселенной. Считая организацию сущностью живой и неживой природы, он, в конечном счете, сводил любую деятельность к организационной. По его мнению, у человечества нет иной деятельности, кроме организационной, нет иных задач, иных точек зрения на жизнь и мир, кроме организационных. Вселенная, утверждал ученый, выступает как беспредельно развертывающаяся ткань форм разных типов и ступеней организованности. (Полная неорганизованность просто не имеет места – это понятие без смысла.) Все эти формы, в их взаимных сплетениях и взаимной борьбе, образуют мировой организационный процесс, неограниченно дробящийся в своих частях, непрерывный и неразрывный в своем целом. Что касается разрушительной работы, то есть дезорганизационной деятельности, то ученый не отрицал её наличия, но считал частным случаем организационной деятельности. Если общество, классы, группы, – писал он, – разрушительно сталкиваются, дезорганизуя друг друга, то именно потому, что каждый такой коллектив стремится организовать мир и человечество для себя, по-своему. Это результат отдельности, обособленности организующих сил, – результат того, что не достигнуто ещё их единство, их общая, стройная организация. Это борьба организационных форм.

Исключительно важное значение имеет для ученого анализ двух основных организационных механизмов – формирующего и регулирующего. Формирующий механизм включает в себя такие компоненты, как конъюгация (соединение комплексов), ингрессия (вхождение элемента одного комплекса в другой) и дезингрессия (распад комплекса).

В термин конъюгация А. Богданов вкладывал широкий смысл: сотрудничество, различное общение, сплавление металлов и обмен товарами между предприятиями и так далее (усвоение организмом пищи, объятия любящих, конгресс работников, боевая схватка врагов...). Соединение комплексов, ведущее к возникновению качественно новой системы (и кризису прежней), осуществляется непосредственно или через посредство связки, ингрессии. Следовательно, системы ингрессивны, если они состоят из комплексов, объединенных связкой. Наряду с соединением комплексов часто происходит и разделение, распад конъюгированной системы, образование новых отделённых систем, новых границ, то есть происходит дезиигрессия. Она также является организационным кризисом системы, но иного типа.

Кроме формирующего механизма Тектология обладает и регулирующим механизмом, в основе которого лежит подбор наилучшего сочетания элементов. Ученый считал, что только подбор может обеспечить действительное сохранение форм в природе. Отбор может быть положительным или отрицательным, действующим и при развитии комплексов и в процессе их относительного упадка. Эти два типа подбора в совокупности охватывают все процессы мирового развития, в своем взаимодополняющем единстве они стихийно образуют мир.

Человек не выдумывает своих организационных методов; они имеют основу в организационных закономерностях природы и являются для человека так или иначе вынужденными... Человек в своей организующей деятельности является только учеником и подражателем великого всеобщего организатора – природы. Поэтому методы человеческие не могут выйти за пределы методов природы и представляют по отношению к ним только частные случаи.

При разработке проблем хозяйственного управления, прежде всего планомерной организации экономики страны Богданов широко использовал принципы всеобщей организационной науки. Он отмечал, что планомерным может быть названо лишь то хозяйство, все части которого стройно согласованы на основе единого, методически выработанного хозяйственного плана, который должен принимать во внимание следующие принципы тектологии:

  • всякое организованное целое – это система активностей, развертывающихся в определенной среде в непрерывном взаимодействии с нею. Отсюда и общество представляет систему человеческих активностей в природной среде в борьбе с её сопротивлениями;

  • каждая часть организованной системы находится в определенном функциональном отношении к целому. В обществе, например, каждая отрасль хозяйства, каждое предприятие, каждый работник выполняют свою определенную функцию [6, с.89].

При разработке такого плана большую роль играет функциональная цепная связь, которой взаимоувязаны отрасли производства. Поэтому здесь важен учет тектологического закона наименьших. Согласно Богданову, это ...закон, в силу которого прочность цепи определяется наиболее слабым из её звеньев: скорость эскадры – наименее быстроходным из её судов, урожайность – тем из условий плодородия, которое имеется в относительно наименьшем количестве. Согласно этому закону, расширение хозяйственного целого зависит от наиболее отстающей его части....

В концепции А. Богданова содержатся немало интересных и важных идей, однако его теория не была по достоинству оценена современниками. Да и сегодня она еще недостаточно осмыслена. Следует также заметить, что Богданов исключительно философичен, а его язык философски перегружен и требует соответствующей подготовки и уровня мышления.
2.2 О.А. Ерманский(1866-1941 гг.)
О.А. Ерманский является автором концепции о физиологическом оптимуме. Он был одним из первых российских ученых, подвергших глубокому критическому анализу западные теории научной организации труда и попытавшихся выделить в них положительные и отрицательные стороны. Он довольно точно выделил предпосылки, определяющие возможность возникновения теории организации труда как самостоятельного направления. Её становление автор связывал с развитыми на определенном уровне технико-экономическими условиями, с бурным развитием крупного машинного производства, усиливающим потребность в организующих и рационализирующих научных методах. Именно Ерманский впервые употребил аббревиатуру НОТ. Он полагал, что возникновение научной организации возможно только при наличии соответствующих достижений и в области научной мысли, так как НОТ – синтетическая научная система, черпающая материал из других научных дисциплин, главным образом, из сферы техники, экономики и психофизиологии труда.

О.Ерманский разделял взгляды Богданова в том, что основополагающими принципами рациональной организации труда являются принцип положительного подбора и закон организационной суммы. Однако значение этих принципов, согласно профессору О. Ерманскому, заключается, прежде всего, в том, что они обеспечивают условия для реализации третьего принципа – самого главного (по мнению ученого) в теории рационализации труда и управления принципа оптимума.

Ядром концепции является понятие физиологический оптимум. Согласно О. Ерманскому, основной вопрос теории рационализации организации труда заключается в определении критерия рациональности организации любой работы. Ученый полагал, что таким критерием не может быть время, то есть скорость выполнения данной работы, определяющая интенсивность затрат энергии. Если бы это было важнейшим, решающим фактором (критерием) рациональности, то можно было бы, очевидно, не ставить никаких пределов скорости (интенсивности). Однако на практике существуют физические пределы повышения скорости работы. Также нельзя выдвигать в качестве важнейшего критерия и пространство, так как нередко в целях большей рациональности длина пути, проходимого работающим органом при данном рабочем движении, увеличивается. Таким образом, время и пространство рассматриваются не как критерии рациональности организации, а лишь как формы, в которых развертываются явления бытия, сутью которых является взаимодействие сил природы. К такого рода взаимодействиям О. Ерманский относил производственную деятельность, в которой силы части (части природы) взаимодействуют с машинами, материалами и прочими вещественными факторами производства в том или ином сочетании [6, с.91].

Главнейшими элементами в любой производственной деятельности он считал расходуемую энергию всех производственных факторов (Е) и достигаемый при данной затрате энергии полезный результат (R). Совершенно очевидно, что нельзя рассматривать как самую рациональную такую организацию работы, при которой получается максимальная величина R, но достигается ценою затраты огромного количества энергии. Вместе с тем, нельзя принимать за первостепенный критерий и минимальный расход энергии, ибо в этом случае достигнутый результат может оказаться ничтожным.

Как полагал О. Ерманский, таким критерием является только отношение между R и Е, выражаемое коэффициентом рациональности m=R/E. Величина m показывает количество полезной работы, приходящейся на каждую единицу затраченной энергии, она и является настоящим критерием рациональности организации данной работы. Получение возможно большего полезного результата на единицу затрат или использование возможно меньшей энергии на единицу достигаемого результата всегда должны находиться в поле зрения организаторов производства, так как в этом и состоит суть принципа оптимума – основного принципа НОТ.

Любое использование сил, нарушающее принцип оптимума, означает ненаучную организацию работы, ибо приводит либо к расточению всех видов энергии, либо к их недоиспользованию. Для того же, чтобы добиться максимального соотношения затрат и результата, требуется углубленное знание закономерностей производственных процессов, черт и особенностей как личных, так и вещественных факторов производства. Это даст возможность сочетать и использовать их самым рациональным образом. Кроме того, для достижения наилучших значений соотношения требуется знание основных принципов организации и, конечно, прежде всего, самого принципа оптимума.

Главное достоинство концепции состоит в том, что она содержит идеи о необходимости поддержания интенсивности труда на оптимальном, научно обоснованном уровне, так как отклонения от рациональной нормы в любую сторону приносят вред народному хозяйству и рациональному использованию всех сил. Следовательно, система организации и управления производством должна обеспечивать нормальную работу всех подразделений и всех работников.

Однако стоит отметить как недостатки концепции тот факт, что научные достижения Ф. Тейлора и Г. Форда (и др.) О. Ерманский считал неприемлемыми для социалистической организации труда и управления (так как они призывают к чрезмерно напряженным методам работы). Он гипертрофированно оценивал роль и значение принципа оптимума, утверждая, что только на этом принципе может быть построена действительно научная организация и категорически отрицая и отметая все имевшиеся в тот момент в литературе научные подходы, весьма некорректно критиковал своих коллег. Хотя, несмотря на эти недостатки, концепция профессора все-таки представляет большой профессиональный интерес.

2.3 А.К. Гастев (1882-1941 гг.)
Несомненным лидером отечественной науки управления и НОТ в 20-е годы и наиболее известным автором в современной России является А.К. Гастев, возглавлявший Центральный институт труда (ЦИТ). Институт был самым крупным и продуктивным научно-исследовательским институтом в области организации труда и управления. А. Гастев написал более 200 монографий, брошюр, статей. Под его руководством институт превратился в ведущий исследовательский, учебный и практико-рационализаторский центр России в области научной организации труда и управления.

Институт сочетал в себе исследовательское, педагогическое и консультационное учреждение, чего ещё не было даже в Европе. Таким образом, А. Гастеву и его соратникам удалось сделать одну из наиболее ценных находок в истории мировой организационно-управленческой мысли, а именно – сформулировать и опробовать на практике идею триединого механизма развития научного менеджмента.

Основная заслуга Гастева заключается в разработке теоретических и экспериментальных идей новой науки – социальной инженерии (социального инженеризма), соединявшей в себе методы естественных наук, социологии, психологии и педагогики. Под его руководством на десятках предприятий внедрялись инновационные методы организации труда и производства. По методикам ЦИТа подготовлено более 500 тыс. квалифицированных рабочих, тысячи консультантов по управлению и НОТ. Значителен его вклад в разработку идей кибернетики и общей теории систем.

Гастев и сотрудники института понимали, что в условиях крайней разрухи и полной отрезанности от всего культурного мира от них ждут практических указаний того, как следует планировать производство, стимулировать труд, как эффективно работать в конкретной обстановке, чтобы добиться восстановления промышленности страны. Однако, по мнению А. Гастева, проблема, стоявшая перед страной, была гораздо радикальнее, ибо требовалась полная органическая реконструкция всей производственной структуры и прежде всего главной производительной силы – трудящегося [15, c.92].

Решение этой грандиозной задачи ЦИТ связывал с развитием науки о труде и управлении производством, которая должна была выявить и сформулировать принципы, а также разработать методы организации, позволяющие коренным образом преобразовать процесс труда из тяжелого ярма для рабочих в положительный творческий процесс. А. Гастев был убежден, что для создания собственной теории необходимо критически переосмыслить теоретические достижения и практический опыт, накопленные в промышленно развитых странах: ученый считал в равной степени недопустимыми не только подобострастное отношение к новейшим западным научным системам, но и абсолютное неприятие этих же знаний.

В связи с этим можно отметить, что идейные постулаты ЦИТ сформировались как оригинальная, самобытная, но вместе с этим вобравшая в себя все самое ценное западной управленческой мысли (прежде всего Ф. Тейлора) концепция. Она охватывала в комплексе сферы техники и технологии, биологии, психофизиологии, экономики, истории, педагогики, а также содержала в себе зачатки таких наук, как кибернетика, инженерная психология, эргономика, праксеология, которые получили широкое развитие и распространение в последующие годы. Не случайно сами авторы называли свою концепцию технобиосоциальной.

Основные положения концепции ЦИТа, совпадающие с идеями Ф. Тейлора и Г. Форда:

  • решительный отказ от эмпирического подхода к организации и управлению производством, главный метод – исследование. Согласно А. Гастеву, НОТ в своей процедурно-методической части основывается на следующих элементах: предварительный анализ объекта, разложение его на составляющие; выбор наилучших элементов, которые раскладываются затем в функционально взаимосвязанные ряды; компоновка отобранных вариантов по принципу их экономного расположения в трудовом процессе; отражение их на общей синтетической схеме (рисунке) изучаемого объекта;

  • борьба за максимальное повышение производительности каждого отдельного элемента производственного комплекса, увеличение отдачи каждого станка, механизма и каждого работника;

  • научное исследование материального и личного факторов производства носит преимущественно лабораторный характер и завершается экспериментальной апробацией найденных решений;

  • предварительный расчет и подготовка всех факторов производства во времени и пространстве, обеспечивающие максимальное ускорение, уплотнение производственных процессов;

  • изменение в квалификационных группировках персонала с резко выраженной тенденцией к ограничению функций основной массы рабочих узкими специальными заданиями (на основе углубленного разделения труда) и одновременному усилению организаторской роли низшего и среднего административно-технического персонала, введение инструктажа и различных оргприспособлений.

Также как и Тейлор, сторонники ЦИТ считали, что рабочий, как правило, не знает своих возможностей, поэтому заведомо работает не в полную силу, мощность. Поэтому необходимо изучение работы, то есть тщательный анализ движений отдельных работников во время выполнения ими трудовых функций. А. Гастев и его сотрудники стремились делать это так, как делал в свое время Ф. Тейлор: разбить каждую операцию на элементарные слагаемые и добиться с помощью использования хронометража и других приемов создания оптимальных методов работы, основанной на устранении всех ошибочных, излишних и бесполезных движений и рационализации лучших элементов трудового процесса. Однако было бы несправедливо говорить, что ЦИТ стал русским тейлоризмом.

Например, тейлоризму и фордизму была совершенно чужда идея, составляющая фундамент гастевской концепции, – идея социализации трудового процесса, идея решающей роли человеческого фактора. Таким образом, ЦИТ переносил основное внимание и акцент всей работы на человеческий фактор производства: необходимо создание психологической и общебиологической приспособленности рабочего к постоянному совершенствованию как операции, так и приема, который получает выражение в искусстве ускорения самой работы.

Прежде всего необходимо было выработать такую методику, которая охватывала бы всех рабочих предприятия и послужила бы общечеловеческим пособием для их введения в производство. Несмотря на то, что каждый работник на своем рабочем месте является, в первую очередь, точным исполнителем жесткой инструкционной карточки, методика ЦИТ вместе с тем предусматривала достаточно широкий диапазон и возможность проявления свободы личной инициативы по изменению такой нормы или стандарта. Методика ЦИТ рассматривалась её авторами как прививка определенной организационно-трудовой бациллы каждому рабочему, каждому участнику производства. Эта знаменитая идея ЦИТ получила название трудовой установки.

А. Гастев отмечал, что хотя Ф. Тейлор и создал инструкционную карточку, но, ни он, ни Г. Гилберт не создали методики, которая заражала бы массы, заставляла бы их проявлять непрерьшную инициативу. Цель методики Гастева заключалась в том, чтобы активизировать рабочие массы, вселяя в них беса изобретателя, беса, который заставляет постоянно пробовать, постоянно приноравливаться, заставляет быть активным и настороженным при всех условиях. При этом концепция должна была охватывать не только производство, но и общую культуру людей.

Сформулированный цитовцами подход позволил им обосновать исключительно оригинальную, не имевшую аналогов в мировой литературе по менеджменту идею социальной инженерии. Трудовая организация общества – сложнейшее и неразрывное сочетание организации людских комплексов с организацией комплексов машин. Эти комплексы мащино-людей, по мнению А. Гастева, дают синтез биологии и инженерии. А целостное рассчитанное включение определенных человеческих масс в систему механизмов и буде не что иное, как социальная инженерия. В этой идее социально-инженерной машины человек выступает уже не просто как индивидуум, как субъект деятельности, а как единица комплекса, как составная часть целого организма, трудовой организации, но часть решающая, главная.

Гастев уделял большое внимание консультационной работе. Результатом этой деятельности стали интересные выводы о качествах, которыми должна обладать эффективная система управления. Например, такими качествами являются следующие:

1. Дисциплина, без которой невозможно какое бы то ни было управление.
2. Точное знание каждым работником своих прав и обязанностей.
3. Точное установление последней инстанции разрешения каждого вопроса.
4. Предоставление права конечной инстанции низшим служащим в максимальном количестве случаев. (В настоящее время это один из основных принципов научного менеджмента).

5. Автоматичность, установление порядка, при котором права и обязанности каждого работника определены настолько четко, что большинство вопросов решается согласованием низших служащих без санкции высшего администратора.
6. Точное определение вопросов, подлежащих решению только высшей администрацией.
7. Исполнение каждым работником по возможности одного точно определенного дела.

8. Установление ответственности каждого работника за точность и своевременность выполнения его обязанностей и распоряжений администрации [3, с.115].

Для определения эффективности управления предприятием необходимо провести анализ существующей на предприятии системы и по возможности точно определить степень ее отклонения от эффективной по всем вышеуказанным параметрам. После этого можно делать вывод о целесообразности проведения реорганизации предприятия (желательно поэтапной, а не немедленной).

Большое внимание Гастев уделял культуре труда. Культура труда имеет также экономическое измерение: так, при правильном расположении инструментов работник выигрывает час в течение дня; у культурного человека всегда все под рукой. Таким образом, НОТ у Гастева – это еще и культура рабочего места. Культура движений органически переходит в культуру поведения, личная культура в коллективную. Взаимоотношения людей на производстве, согласно гастевской концепции, требуют определенной культурной условности, которая смягчает наше общежитие.

Проявлять тактичность в отношениях с другими, приветливость, пусть даже и условную, вместо нарочито подчеркнутой грубости, – обязанность и право каждого человека. Эти качества, наряду с дисциплинированностью, способностью подчиняться общей задаче (иначе – исполнительством), энтузиазмом и умением заражать окружающих тем делом, которым вы сейчас занимаетесь, называется социальными установками, составляющими искусство коллективной работы.

Основное правило совместного труда – скрывать, а не выставлять свою индивидуальность, уметь на первое место ставить не собственное я, а общие интересы. Научиться этому труднее, чем овладеть индивидуальным тренажером.

На вершине пирамиды культуры труда у Гастева находится культура рабочего класса. Приобретенные каждым работником индивидуальные навыки закрепляются четкой организацией совместной деятельности, которая пробуждает жажду творчества и стремление усовершенствовать свое орудие труда. Осознание того, что средства производства теперь являются собственностью класса, формирует в пролетариате принципиально новое, творческое отношение к труду. Рабочий становится творцом и распорядителем, он как бы сливается со всем заводским механизмом. К производству, в котором человек каждый день выковывает частицу своего я, он будет относиться как к своему собственному делу. Так вопросы культуры труда выходили на проблему отношения к труду [4, с.107].

Взлет отечественной науки управления в 1920-е годы сменился падением в 1930-1950-е годы. Прежнее разнообразие методологических подходов к анализу организационно-управленческой проблематики стремительно таяло. С отходом от принципов НЭПа и упрочением административно-командной системы научная организация управления становилась все более ненужной и вскоре была отвергнута административной системой как буржуазная выдумка. Хотя и в этот период времени окончательно искоренить научную организацию не удалось: индустриализация страны, повлекшая за собой радикальную структурную перестройку народного хозяйства и выдвинувшая на передний план тяжелую промышленность, потребовала от нового поколения ученых сконцентрировать свои изыскания в области организации производства именно в этой отрасли.

В 1931 году был создан Центральный научно-исследовательский институт организации производства и управления промышленностью Наркомтяжпрома (ЦИО), который развернул исследования проблем массового и поточного производства, диспетчирования оперативного управления, внутризаводского планирования, в частности, разработки техпромфинплана, ряда других проблем. Научные изыскания в организационно-управленческой сфере приобрели новые особенности: на смену межотраслевому характеру исследований пришел строго отраслевой, резко усилился прикладной acneicr исследований и почти исчез общетеоретический.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, современное управление – это совокупность факторов, которые объективно зародились в прошлом и ранее были как бы невидимыми, неразличимыми, но по мере развития стали играть ключевую роль.

Первые ростки научного отношения к организации труда и управления появились в России на рубеже XIX-XX веков, но особенно стали заметными в первые десятилетия XX века, когда в США и Европе приобрели широкую популярность тейлоризм, фордизм, файолизм и др.

В России разработка научных основ менеджмента велась в рамках научной организации труда НОТ.

Первые научно-практические работы по организации труда были опубликованы в России еще в XIX в. Это так называемая «русская система», предложенной сотрудниками МВТУ. Это была оригинальная система обучения, явившаяся значи­тельным шагом в деле становления научного подхода к проблемам организации труда и включавшая такие мероприятия, как отделение учебных мастерских от заводских, исполнение каждого определен­ного вида работ в соответствующей учебной мастерской, снабжение каждой мастерской таким числом мест и орудий, какое может быть занято воспитанниками при одновременном их обучении одним на­ставником, постепенный переход в каждой из мастерских от образ­цов более простых к более сложным.

Но свое практическое применение разработанная российскими учеными методика нашла за рубежом. Недостаточный общий уровень развития про­мышленности, слабая организация науки и специалистов в области знания сковывали разработку и широкое внедрение научных мето­дов организации труда и управления в России.

С развитием промышленности в начале XX в. в России предпринимались значительные усилия по применению принципов научного управления. Большое значение имело создание специального издательства во главе с Л. А. Левенстерном, которое занималось агитацией за внедрение принципов научного менеджмента и прежде всего тейлоризма.

До революции мнения о системе Тейлора разделились на два противоположных лагеря – ее сторонников и противников. После революции, а именно в 20-е годы общественное мнение по-прежнему выражали два лагеря – тейлористы и антитейлористы.

Формирование отечественной науки управления и организации труда разворачивалось в 20-е годы на фоне острой дискуссии вокруг системы Тейлора и вопросов НОТ.

20-е годы стали периодом развития менеджмента, когда отечественная наука управления создала теоретические концепции и практические методы, сопоставимые с лучшими зарубежными образцами. Массовое движение за научную организацию труда и управления развивалось в самых разнообразных формах.

В 20-е годы теоретические основы науки управления, понимаемой широко – от управления всем народным хозяйством до руководства отдельным предприятием, государственным учреждением и деревенским хозяйством – развивали такие крупные ученые, как А.Чаянов, Н.Кондратьев, С.Струмилин, А.Гастев, А.Богданов. Каждый из них представлял собой неповторимую индивидуальность, яркий исследовательский и публицистический талант, оставивший заметный след в истории.
^ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Валовой, Д. Менеджмент: история, теория и методология / Д. Валовой // Управление персоналом. – 1999. – №9. – С. 18-21.

  2. Всемирная история экономической мысли: в 6 т. Т.3 / ред. В.Н. Черковец. – М.: Мысль, 1990.- 605 с.

  3. Голубев, К.И. История менеджмента: тенденция гуманизации / К.И. Голубев.– СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. – 223 с.

  4. Горбушин, А.Е. История менеджмента: конспекты лекций / А.Е. Горбушин.– Киров: Вят. ГПУ, 2000. – 324 с.

  5. Иванов, Л.Б. Основы менеджмента: эволюция управленческой мысли: учеб. пособие /Л.Б. Иванов.- СПб.: Питер, 1996.- 302 с.

  6. Кравченко, А. И. История менеджмента: учебное пособие для студентов вузов /А.И. Кравченко. – М.: Академический Проект, 2002. – 560 с.

  7. Лафта, Дж.К. Менеджмент: учебник / Дж. К. Лафта.– М.: ПБОЮЛ Григорян А.Ф., 2002. – 264 с.

  8. Прохоров, А.П. «Русская модель управления» / А.П. Прохоров. – М.: Эксперт, 2002. – 384 с.

  9. Семенова, И.И. История менеджмента: учебное пособие / И.И. Семенова.– М.: ЮНИТИ-ДАНА, 1999.– 514 с.

  10. Сперанский, В.И. Искусство управления – от шумеров до наших дней / В.И. Сперанский // Промышленный вестник России. – 1995. – №5.

  11. Старобинский, Э. Менеджмент в России / Э. Старобинский // Управление персоналом. – 1999. – №9. – С. 24-30.

  12. Управление – это наука и искусство: А.Файоль, Г. Эмерсон, Ф.Тэйлор, Г. Форд.- М.: Республика, 1992. – 351 с.

  13. Чудновская, С.Н. История менеджмента: учеб.-методич. комплекс / С.Н. Чудновская.– Тюмень: Изд-во Тюменск. ун-та, 2002. – 88 с.

  14. Чудновская, С.Н. История менеджмента: учеб. пособие для вузов / С.Н. Чудновская.– СПб.: Питер, 2004. – 239 с.

  15. Шмаров, А. Полунин Ю. Русский стиль менеджмента / А. Шмаров, Ю. Полунин // Эксперт-2001. – №36. – С. 69-72.

  16. Экономическая история России: учебник / под ред. Н.Н. Чепурина.– М.: Филинь; Юстицинформ, 1998. – 384 с.



Скачать файл (192.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации